Book: В море, на суше и выше 2…



В море, на суше и выше 2…

Александр Покровский

А. Покровский и братья. В море, на суше и выше 2… -

В море, на суше и выше 2…

Александр Покровский

А. Покровский и братья. В море, на суше и выше 2… -

Рассказы

Аннотация

Издается второй сборник рассказов, баек и зарисовок содружества «ПОКРОВСКИЙ И БРАТЬЯ».

Известный писатель Александр Покровский вместе с авторами, пишущими об армии, авиации и флоте с весельем и грустью, обещает незабываемые впечатления от чтения этой книги. Помимо самого А. Покровского, автора знаменитой книги «Расстрелять», в книге представлены Сергей Акиндинов, Юрий Завражный, Борис Бобак, Елена Панова, Николай Курьянчик, Константин Лакин, Алексей Мягков, Дмитрий Сухоруков, Александр Сафаров, Павел Мартынов, Сергей Литовкин, Олег Рыков, Александр Канцыреев, Николай Рубан, Вадим Федотов, Сергей Скрипаль, Иван Храбров, Максим Токарев.

Часть авторского коллектива сформирована по результатам конкурса, проведенного в Интернете.

СОДЕРЖАНИЕ

АЛЕКСАНДР ПОКРОВСКИЙ

Вместо предисловия…

От меня…

Начнем…

Письмо…

Полярный волк…

Изумление…

Праздник…

Трп…

Хорошо…

Чай с подмигиванием…

О!…

Ойконен…

В трымрани…

Пение…

На завершающем этапе…

Чудо…

Честь…

Задача…

Элегия…

Каждый день…

Недобиток…

Вот!…

Начальник штаба…

Альбатрос…

Доктор Бородулькин…

Проверяющий…

Еще письма…

О лодке…

СЕРГЕЙ АКИНДИНОВ

Реанимация

ЮРИЙ ЗАВРАЖНЫЙ

Монолог летящей дуры…

Герой…

У всех грыжа!…

Homo sapiens…

Кто сказал «мяу»?!…

Бдительный ты мой!…

Техасская история…

Не расефай!…

Чудо в чудильнике…

Брат по разуму…

БОРИС БОБАК

Личное…

Переделали…

Кораллы…

Журнал боевого заместительства…

На королевском флоте…

Макаренко…

ЕЛЕНА ПАНОВА

Погоня за прокурором…

Новые погоны старлея Хорошевского…

Юрка и пожар…

НИКОЛАЙ КУРЬЯНЧИК

Цусима…

Борьба за живучесть, как она есть…

У-у, коммунистка! или монголо-советский инцидент…

Коварство англичан и русская смекалка…

Атака «Энтерпрайза», или мертвая петля…

КОНСТАНТИН ЛАКИН

Инспекторская проверка…

Трехзвездный шпак – мысли вслух…

АЛЕКСЕЙ МЯГКОВ

Детская болезнь левизны…

Дороги, которые нас выбирают…

ДМИТРИЙ СУХОРУКОВ

Доброе утро…

Черная пречерная магия…

Дизентерия…

АЛЕКСАНДР САФАРОВ

Вася Смертин…

После флота…

Никитенко…

Кама-сутра…

Кузанов…

Атака…

Индонезия…

Федя…

Рустик…

Туман…

ПАВЕЛ МАРТЫНОВ

Дорога до Хорога…

Я – живой…

Мне снится сон…

Нас там не было…

«Вертолет…»…

Бе-е-ешка…

СЕРГЕЙ ЛИТОВКИН

Диссертация…

Диверсант…

Холод собачий…

Арбатский военный округ…

Добро на сход…

Мечта…

ОЛЕГ РЫКОВ

Чарли Чарли браво!…

Кинутый родиной…

АЛЕКСАНДР КАНЦЫРЕЕВ

ПДСС…

Сердце корабля…

Пикирующий Климов…

На рейде…

В засаде…

НИКОЛАЙ РУБАН

Подрыв БМП…

Кахетинский мститель…

ВАДИМ ФЕДОТОВ

Стрельба пузырем…

Бодибилдинг…

Дело Монро…

Майкл…

Полотно Рафаэля…

Примитивная ассоциация…

СЕРГЕЙ СКРИПАЛЬ

Штык-нож…

Особенности национального оформительства…

Особенности национального курения…

ИВАН ХРАБРОВ

Живопись, рассказанная с похмелья…

МАКСИМ ТОКАРЕВ

Штурман, море и творческое наследие одного мужика из городка Ки-Уэст…

Ум, честь, совесть и пиво…

«Расстрелять» по версии ОБСЕ…

СПЕЦПРОМ…

День накануне Рождества…

Старый друг – лучше…

Здравствуйте, господа офицеры…

Служебный рост без тормозов и прорыв границы…

Туман…

Александр Покровский

Рассказы

Родился в городе-герое Баку в 1952 году только для того, чтоб написать потом восемь книг о подводниках.

Сейчас пишет девятую.

ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ

Кое-что о правах

«…Шумная тройка мчит и мчит по вытянутому, как стрела, зимнему тракту и только снег тяжелыми комьями летит из под копыт. Гикает хрипло, подскакивает, подпрыгивает на своем облучке ямщик, всякий раз взмахивая руками и не от мороза вовсе, а скорее от лихости, младости, алчности, жадности и задора.

Скоро, скоро влетит эта безумная тройка на заиндевелый постоялый двор, и запорошенные, продрогшие путники, галдя и покрякивая, ввалятся во внутреннее помещение и обступят печь и протянут руки к долгожданному огню…»

Так в недалеком прошлом дорогие россияне, вслед за дорогими филистимлянами, реализовывали свое исконное право на путешествия.

И вообще у них – россиян – еще масса всяческих прав. (Я считаю – масса.)

О праве на путешествия мы уже сказали. Оно как раз сохранилось лучше всех и до сих пор звучит приблизительно так: кто б ты ни был – пшел отседа на все четыре. И они идут, за милую душу, приворовывая, приторговывая, получая высшее образование – чего б его не получить – и продавая не только его, но и все что имеется, в виде знаний о чем угодно, где ни попадя – чего б все это не продать?

Из других, полностью реализованных на этот момент на этой территории прав, хочется отметить право чихать, чесать, вздыхать, вздрагивать, кашлять, хохотать, пришепетывать, а так же пожевывать, позевывать, поплевывать и кидать ботву на дорогу. Хочется сказать еще об одном неотъемлемом праве, из которого немедленно вытекают еще целых два, но об этом мы скажем самом конце, после значительного лирического отступления о России.

Ах, Россия, Россия! Ты ж нам, можно сказать, мать, вроде бы даже матушка, земля родимая, в общем – землица, водица и чего-нибудь там еще! Как же ты все-таки похожа на большую белую совершенно бесхозную собаку, местами плешивую – там у нас на карте невиданные поля, на них мы вручную будем поднимать зяби, там у нас еще и степи, и травы-ковыль; а где-то и пролежни – это у нас топи-болота-овраги-реки-ущелья-балки-кочки; и мослы – это горы наши, тянь-шани; и шерсть – а это уже тайга у нас, господа мои хорошие.

И все-то тебе равно – разлюбезное наше отечество – что там с твоими драгоценными чадами, а по соотнесению размеров – совершенными блохами, колотить их некому, происходит.

И лишь изредка ты вздрагиваешь, устраивая им наводнение или землетрясение, или напускаешь на них, совершенно без всяческой злобы, какую-нибудь другую трудно выводимую заразу.

Ах, блохи, блошки, жучки, паучки, цапики, клопики. А они еще и важничают, говорят, например: «Не отдадим ни пяди нашей родной собаки!» – а они еще и философствуют – пишут трактаты о влиянии блошиного сознания на окружающую Вселенную и мечтают о переселении в параллельные миры, устанавливают законы и правила, заводят себе экономику, устраивают ей подъемы и обвалы, берут за рубежом кредиты и переводят их на личные счета, выбирают себе президента, устанавливают идеалы, а потом отдают за них жизнь, преимущественно не свою.

Им ставят памятники.

Я видел один. На нем было написано: «Тебе, насекомое, от благодарных букашек!»

Ох уж эти памятники-обелиски-матери-родины! Они, в лучшем случае, величиной с сарай, в худшем – с холм, курган, косогор. И стоишь у его подножья бывало, запрокинув свою непутевую голову, и такая ты перед ним невозможная даже козявка, – титит твою медь – что и сказать нельзя. И раздавить бы тебя, урода противного, да все как-то недосуг, я полагаю.

А памятники-то, повторимся от скудоумия, просто следуют один за другим так, что переходя от одного к другому, даже и мысли не возникает о том, что ты – личность-человек-планета. Наоборот, возникает чувство, что сам ты никто и звать тебя никак, никому это не интересно.

Но! (Правда, есть одно «но»)

Но вот если ты, никому не ведомый, вдруг умрешь за идею, коллективом сочиненную, то тебе, пусть даже безымянному, тоже поставят памятник и первые вши в государстве возложат к нему цветы.

Тут-то мы плавно и подошли к нашему основному и неотъемлемому праву – праву пасть неизвестным не-поймешь-почему-где-ни-поподя. А из него уже, как мы и обещали, вытекает право лежать и там и сям непогребенным, которое через какое-то время само по себе переходит в право истлевать совершенно неприкаянным.

Вот и все, пожалуй, о правах, господа мои хорошие.

ОТ МЕНЯ

Я вообще люблю подойти в книжном магазине к прилавку и спросить:

– Покровский есть?

Обычно мне отвечают: «С Покровским сложно», – и я отхожу. В лицо меня все равно никто не знает, и это приятно.

И к лоточникам я подхожу с тем же. Однажды спросил: «А с подписью автора будет дороже?» – «Дороже». – «Можно это устроить?» – «Запросто. Покровский к нам часто заходит».

Я подумал, что мне показалось, стал расспрашивать, но нет, речь шла о конкретном человеке, и лоточник с удовольствием описал мне же меня же: какого я роста и что у меня в лице.

Мне показалось, что я стою рядом с памятником себе же и что этому памятнику лично я уже давно не нужен.

Что по этому поводу сказать? Я сказал: «Блин!»

НАЧНЕМ

Ах, драгоценный мой сосед по планете, читатель, не будем о грустном, будем о веселом, смешном.

Расскажем чего-нибудь о себе потомкам.

Ну, например, такое…

ПИСЬМО

Меня Сашей зовут. Пишу вам, потому что хочу один случай рассказать.

Было это в те времена, когда Гагарин сперва в космос полетел, а потом из него прилетел, и все ему были рады и везде его возили-ласкали, в зубах таскали, и все ему показывали, а его показывали всем.

Как-то решили показать ему подводные лодки.

За сутки до его приезда городок вылизали дополнительно привлеченными языками и деревья насажали, после чего они зацвели.

А лишних всех в море выгнали, а из моря одну лодочку, поприличней, наоборот пригнали и у пирса поставили, чтоб он ее посетил.

С утра поставили – ждут.

А он не едет.

А зона вокруг лодки как вымерла, командир с восьми утра на мостике, остальные внутри.

Проходит час, другой – никого, всё говорят: «сейчас, сейчас».

Командир злой, нервничает: с учения сорвали, задачи не выполнили, смотрины, а потом опять в море и все сначала – черт!!!

И вдруг он видит, как на корне пирса нарисовалась группа – за чертыханьем он ее проворонил – и пошла эта группа к лодке, и в этой группе угадывается Гагарин, а рядом с ним семенит – командир пригляделся -… баба – вот, блин!

И баба не в РБ, то есть, не в нашем, защищающем от радиации, репсовом костюме, а в обычном платье.

И баба какая-то маленькая, просто клоп, а не баба.

Надо вам сказать, что это была не совсем баба, это был один наш очень известный композитор, член творческого союза, автор песен, который до того полюбил Гагарина, а может – полюбила, в хорошем смысле этого слова, что везде и всюду за ним ездил, а может, и ездила.

Командир обо всем этом не знал, да и некогда ему было, налицо непорядок.

Он с мостка подает команду в центральный пост:

– Центральный! Приготовить маленькое РБ для гагариновской бляди!

В центральном сидел старпом. Старпом подумал, что он ослышался.

– Мостик! Товарищ командир! Прошу повторить приказание!

А командир уже с ума сходит, они же почти что к лодке подошли, и он в «каштан» вдруг как заорет:

– КТО У «КАШТАНА»?!! Я ВАМ ЧТО?!! Я СКАЗАЛ ПРИГОТОВИТЬ РБ ДЛЯ ГАГАРИНОВСКОЙ БЛЯДИ!!! РЕПЕТУЙТЕ!!!

А слышимость идеальная. По всей базе разносится.

– Есть! – отвечает центральный, – Приготовить РБ для гагаринской бляди!

До центрального теперь только дошло, что в составе делегации есть женщина и она очень маленького роста.

Старпом из центрального вызывает пятый отсек:

– Пятый!

– Есть, пятый!

– Ближе к каштану!

– Есть, ближе к каштану!

– Найти интенданта и чтоб он приготовил маленькое РБ для гагаринской бляди!

Пятый не понял.

– Прошу повторить!

И тут старпом сошел с ума.

– Я ВАМ ЧТО?!! ДУПЕЛЬ ПУСТО?!! ЧТО НЕ ЯСНО?!! ВАС ТАМ, КАЖЕТСЯ, НА ХУЙ НАДЕТЬ НЕКОМУ!!! РЕПЕТУЙТЕ, Я СКАЗАЛ!!!

А гости уже спускаются в люк центрального, а старпом все еще с РБ не разобрался.

– Есть найти интенданта! – репетует испуганный пятый. – Ищется интендант! Найден интендант! Интенданту передается приказание срочно найти маленькое РБ… для гагариновской бляди!…

Старпом успел сказать интенданту слово «КОЗЕЛ, СУКА!!!!», и еще он успел повернуться, принять правильную рожу и застыть по стойке «смирно», потому что гости уже неторопливо сползли по трапу задами, сгрудились у него и развернулись лицом к происходящему, и только вахтенный офицер, закрытый телом старпома, наклонившись вплотную к каштану, продолжал шепотом выяснять насчет РБ.

А интендант в тот момент бежал в центральный. Маленькое РБ он так и не нашел, по причине того, что его на борту просто не было. На интенданта страшно было смотреть: всклокоченный, взгляд всюду рыщет, никого не узнает.

И вдруг ему навстречу вылезает трюмный из Казахстана – полтора локтя. Интендант от счастья вскрикивает, хватает беднягу и налету его раздевает – тот от страха хоть бы пикнул – после чего, уже не нужного, его бросают в угол.

А в центральном – реверансы, раскланивание, знакомство, светские разговоры, на которые наши отвечают только «виноват» и «так точно!»

И тут в центральный влезает задыхающийся интендант со счастливым взором – все оборачиваются и смотрят на него. Старпом, как только он его увидел, так сразу и начал мечтать, чтоб интендант немедленно онемел, лишился дара речи.

– От! – интендант никак не мог совладать со счастьем и с одышкой. – Това…рищ… фуй… капитан… ма… (старпом губами повторял за ним каждое слово) ма… ленькое… ах!… эр… бе… (была слабая надежда, что на этом интендант и остановится)… маленькое… да… (интендант улыбался)… для… (все замерли)… для… гагариновской бляди…



Все.

Говорят, после этого и появилась песня «Когда усталая подлодка…»

ПОЛЯРНЫЙ ВОЛК

Чуть не застрелил гада. В Питер я перевелся недавно и это как каждый день санаторий, но что-то я не поделил с начальником строевого отдела и кадров – так он у нас называется.

Правда, до этого я что-то не поделил с начальником финансовой части.

Уж очень он на клопа похож (чтоб ко мне кальмар присосался), когда за столом сидит. Он мне вякнул как-то не очень аккуратно про мой внешний вид, а я ему на то заметил о его сходстве с этим древним животным, а потом я вышел и так дверью хлопнул, что у него теперь ремонт наверняка надо делать.

Собственно, я собирался его задушить, для чего перегнулся через стол, схватил его за выступающую часть мундира и потянул через бумажки на себя, но потом решил, что пачкаться не следует, только жить начинаем.

А начальник строевого отдела похож на стручок фасоли – зеленый и с ребрышками. Этот заявился ко мне на дежурство проверять несение мною службы, о чем я его честно предупредил – не надо, но он не внял и мигом в проеме дежурки нарисовался.

Кажется, в них много общего – в нем и в финансисте. Я помощника-то дежурного из помещения отослал проветриться, потом достал пистолет, передернул, и на его запоздалое: «А доложите-ка мне порядок следования…» – вложил ствол ему в рот и с интересом пронаблюдал за попытками его оттуда выплюнуть.

Потом я ему заметил, что я дежурный по городку и подчиняюсь только дежурному по части, а если он прибыл к нам с проверкой, то на это нужно иметь при себе соответствующее распоряжение командира за подписью и печатью, а еще нужен звонок от вышестоящего дежурного, подтверждающий подобную процедуру, а иначе я все это расцениваю не иначе как нападение на пост.

Я ему и статьи устава на этот счет одной рукой показал, пока он к калибру пистолета приноравливался.

Я так и не дослушал про «порядок следования». До сих пор не знаю, что он имел в виду.

Понимаете, там, на севере, зимой, в снег и мороз, когда мы вставали на неделю в док под субботу и воскресенье и когда списки на выход так и не успевали для офицеров и мичманов сделать, я всегда прикидывал: «Вот, опять с женой не повидаюсь!» – а потом выходил с корабля в ватнике – шинель свернута, положена в непромокаемую сумку, всем по дороге сказано «для начальников я тут хожу», – шел к забору – обледенелому, по верху колючая проволока – причем по дороге я на ходу переодевался в шинель, а ватник прятал в сумку, после чего зарывал ее в снег и втыкал рядом палку для памяти, а затем уже отыскивал в заборе дырку и под негасимым лучом прожектора пролезал сквозь него и уходил на два часа пешком к жене, тридцать пять километров в одну сторону.

Возвращаясь, я пролезал через забор, откапывал ватник, рывком надевал его и трусцой, чтоб согреться, деревянный же он от мороза, пускался вскачь на корабль.

А здесь же, в Питере, все игрушечное, и страсти, и прочее.

Отняли у меня потом пистолет, в строгом соответствии с уставом – я все проверил – и сняли меня с вахты, а потом и в запас уволили под сокращение.

Мда! Он мне в спину кричал: «Этот полярный волк!» – а на выходе из части у меня отобрали пропуск и попытались зачем-то вернуть меня назад в отдел кадров: «Пройдите назад в отдел кадров!» – и вертушку, на всякий случай, застопорили, чтоб я ее грудью не открыл.

Наивный народ. Да я просто перепрыгнул через ту вертушку и ушел. Видели бы они те обледенелые заборы, сквозь которые я уходил по морозу и в ночь…

ИЗУМЛЕНИЕ

Капитан Бегунков Игорь Вячеславович, патологический красавец, долго и упорно жил насыщенной холостяцкой жизнью.

У всех уже дети – по два, по пять, а он подруг меняет каждый вечер.

Наконец, усовестился, созрел. Женился наконец (из конца в конец).

Через две недели после свадьбы он задержался на службе, как водится, и пошел с другими офицерами в ресторан, по своему обыкновению.

А там он свой человек – все родные просто так.

В завершении вечера он познакомился с дамой, после чего, усугубляя столь удачное знакомство, он пригласил ее домой.

Взяли бутылочку шампанского, конфет к ней приурочили, со столов кое-что в салфетки насобрали, и вперед.

Подходят они к квартире, он, воркуя, надувая горло, слюной наполняя рот по самые миндалины, достает ключ, открывает дверь, входят, раздеваются.

Здесь же шуры-муры, хи-хи-хи.

Капитан ведет даму в комнату, зажигает свет и тут – ужас и изумление! – он вспоминает о жене, которая просыпается и видит мужа, который при этом чуть не подавился, в обнимку с бабой.

Капитан три дня ходил хмурый (имя наше теперь было «Полный мудак»), затем он собрал друзей и попросил в течение года напоминать ему, что он женат.

ПРАЗДНИК

В городе Ярость-Ярославце, с населением в полкопейки, никто не спал.

Потому что День ВМФ тут начали праздновать загодя.

Двадцать бывших моряков во главе с Петровичем, седые, кто в чем, ходили по улицам за сутки до того, держа над головами доблестный военно-морской флаг, и орали: «Северный флот! Северный флот!»

Потом они выпили.

Потом опять орали, а Петрович в синих кроссовках говорил речь: «Други! Нет сил! В мою бытность! Невозможно превозмочь! Немыслимо даже подумать! В кои века! Уж поелику мы все собрались! Здесь! На земле, откуда все и пошло! Флот! Флот!…» – ну, и так далее.

Потом они поехали на берег речки в полпрыжка шириной, где у воды и состоялось уже настоящее веселье.

Петрович мордой напоминает лошадь, а остальными частями тела – волжского босяка с картины дедушки Репина. Того, высокого, с трубкой и кадыком.

На каждого было по три бутылки водки и закуски с пол-ладони.

Пошел дождь, но и он не мог унять криков и песен.

Пели все.

Ходили в кусты по разной нужде, и опять пели.

И тут вдруг хватились Петровича.

Нашли его под ракитой в самом зассаном месте.

Он лежал на спине, без кроссовок, задрав свой кадык, и ноги у него были синюшные.

– Умер?!! Посмотрите, посмотрите? Ноги уже синие!!! Пульс! Пощупайте пульс! Он там! Да не там же! Что? Умер?!! А?!!

Наступило молчание. Все стояли потупясь, потом стянули с голов бескозырки.

Петровича покрыли тем самым доблестным военно-морским флагом, с которым так долго ходили, и еще постояли.

Все вокруг, казалось, застыло, притихло, и даже дождь прекратился, а с листвы капали в землю торжественные капли, и звучала глубокая, внутренняя музыка.

Потом все отправились звонить в скорую помощь, и помощь пришла, приехала.

Из нее вылез молодой врач.

– Ну? – сказал он. – Где? – сказал он.

Его проводили, потупясь.

Врач присел, чего-то пощупал и что-то нажал, после этого Петрович открыл глаза, ожил, сказал: «Где я?» – потом: «Кто я?» – и встал, проклиная.

А ноги у него, оказывается, от кроссовок посинели.

Те от дождя раскисли, полиняли и покрасили ему ноги.

ТРП

Я еле ТРП добыл. Через неделю в море, а мы это дерьмо под названием подводная лодка только что приняли. Так что в мыле все, в пене и в крошках мелкого говна.

Бегаем.

Носим все в дом, а теперь у нас перешвартовка к одиннадцатому пирсу ради погрузки торпед. А я вот за ТРП поехал на склад. Один, естественно.

ТРП – это твердый регенерируемый поглотитель. Он углекислый газ под водой поглощает. Без него там даже пернуть страшно.

Машину в тылу с трудом оторвал. Теперь еду и думаю: только бы перед КПП не сдохла, как я тогда до пирса доберусь , каждая бочка вместе с оплеткой этой нашей драгоценности весит сорок кило. У меня двадцать бочек.

Перед КПП меня останавливают.

– Товарищ капитан третьего ранга! В зону нельзя. Погрузка ракет.

Только этого не хватало! Достаю жетон «За дальний поход», и ворота, как по-волшебному, открываются. За этот жетон бербаза маму продаст.

А теперь нам на пирс с ветерком надо. Гей, славяне!

Подъезжаем к пирсу – никого. Лодки нет, и я опять один.

Эх, лямка моя бурлачная. Я же капитан третьего ранга, и таскать двадцать бочек волоком с корня пирса почти на самую середину, потому что машина боится заехать и не выехать, по сорок кило каждая нам не привыкать – Кать! Кать! Кать!

Вся жопа в мыле.

Пока корячился, лодка появилась. Только не наша, а соседней дивизии. Подошла она, ошвартовалась, сходню сбросила, и спрыгнул с нее хуй.

– Эй! – заорал хуй. – А ну, выбрасывай с пирса все в пицс-ссз-зз-ду!

После чего он опрометчиво ткнул ногой мои бочки.

Видите ли, пинать мои бочки в моем же присутствии на одиноком пирсе, после того, как я над ними столько корячился, даже если ты вновь назначенный начальник штаба соседней дивизии в звании капитана первого ранга (что потом выяснится), не стоит.

Потому что я тут же подскакиваю и ору:

– Я вас самого сейчас выкину! – после чего человек берется мною за грудь и незамедлительно тащится к краю плавпирса.

А потом наступает момент истины. Потом он говорит мне буднично:

– Ну, ладно, пусть полежат! – и мы расходимся.

А тут и наша лодочка появляется.

ХОРОШО

Хорошо все-таки! Ох, как хорошо!

Здесь асфальт, фонари, светофоры, люди ходят.

А у нас там пурга – перед лицом пелена, ни черта не видно.

Идешь по дороге на ощупь, прикрывая ладонью лицо. И так километрами. В сторону ступил – провалился по колено. Приходишь в поселок в четыре утра, а до ПКЗ еще сорок минут идти, а подъем в семь.

Или росомаха. Она из семейства куньих. Бежит по дороге, как собака на трех ногах – с подскоком. Подбегает ближе, и ты видишь, что это не собака. У нее медвежьи лапы.

Она идет за тобой, соблюдая дистанцию.

А ты не выдерживаешь, поворачиваешь, и пошел на нее все быстрей и быстрей. Она отбегает в сторону, останавливается, и какое-то время вы стоите друг напротив друга – человек и зверь. Ты смотришь на нее в упор, она отводит взгляд в сторону. Ты пошел, она, словно нехотя – следом. Так повторяется несколько раз.

Потом, как-то незаметно, она пропадает.

А у вас хорошо.

Я тут каждый день улыбаюсь.

ЧАЙ С ПОДМИГИВАНИЕМ

Шторм разметал всех. Авианосец улетел куда-то в сторону, его корабли охранения разбросало с легкостью щепок, а наш эсминец зашвырнуло за горизонт.

Когда шторм стих, принялись искать друг друга.

В чем состоит боевая задача для нашего эсминца?

В том, чтобы, не выходя из сочетания с американским авианосцем, в случае чего, с получением сигнала от вышестоящих органов, утопить его к едрене фене вместе с кораблями охранения. Вот и все.

– Будем искать американца, – сказал командир.

Всем, кому положено, стало скучно и все, кому положено, уставились в волны.

Океан успокаивался. Все еще неторопливо шевелились свинцовые громады, но ветер уже не сворачивал скулы одним рывком, а гладил их почти что интимно.

– Справа тридцать – оранжевое пятно, – передали командиру.

– Чего?

– Справа тридцать – оранжевое пятно.

– Мда? – Командир посмотрел «справа тридцать» и увидел оранжевое пятно, после чего он вооружил свои глаза окулярами и опять посмотрел – точно, пятно, и в пятне что-то болтается.

– Право на борт, курс шестьдесят! Посмотрим чего там.

Эсминец развернул свое узкое рыло, как хорошая борзая, и через полчаса был у пятна. Там болталось не «что-то», а кто-то. Американский летчик в оранжевом спасательном жилете, пьяный вдрободан, был бережно схвачен за шкирятник, втащен на борт и отправлен к врачу.

То, что это был американец, было слышно – он пел; то, что летчик, было видно – он расставлял руки, собираясь взлететь; то, что «вдрободан» – заметно.

Оказавшись в амбулатории у врача, летчик на мгновение пришел в себя и знаком показал, какое ему необходимо лекарство.

Доктор налил ему стакан спирта, слегка его разбавил и остался у немедленно рухнувшего на койку тела.

Позже стало известно, что летчик выпал с авианосца. Он побывал в баре и вышел наверх освежиться. Специальный вахтенный надел на него спасательный жилет, потом он шагнул на палубу и через мгновение оказался в воде.

– Рашен уводка, ее?

– Ее, ее, давай!

Ему налили еще, и он опять рухнул. На авианосцах такой порядок: хочешь на верхнюю палубу – на тебя надевают жилет, смыло тебя – включаются: подогрев, передатчик с криком «SOS», растворяется в воде парочка секций из твоего жилета и образуется густое оранжевое пятно, а в воду поступает состав, отпугивающий акул.

При падении за борт в аналогичных условиях мы вооружены только любовью к родине, а обогрев, оранжевое пятно и отпугивание акул с передачей криков «SOS» организуешь себе самолично.

И потом наш жилет не отпугивает акул, а привлекает.

– Товарищ командир, – доложил доктор через парочку часиков, – он по кораблю шляется, в рубки лезет.

– Не было печали, – подумал командир.

Ну, корабль образца 19… года и, можно сказать, эсминец у нас действительно секретный, чего там говорить, а тут враг, можно сказать, лезет к самому сердцу.

– Сыграй с ним в шахматы

– Не хочет.

– А чего он хочет?

– В карты.

– В карты? Да, налей ты ему этого… чая, пусть спит, – сказал командир и подмигнул.

«Чай с подмигиванием» – это полстакана чистейшего спирта, остальное – заварка. С непривычки – жуткая штука. Перед американцем появился стакан.

– Рашен чай!

– Тии?

– Ти-ти, давай, пей!

– О-о… ноу, ноу, ти!

– Пей, пей, ноу…

И тут американец учуял.

– О-о, ее! – сказал он, прежде чем рухнуть. Сказал и рухнул.

Пока он спал, сообщили во Владивосток. Пока Владивосток решал «можно-нельзя», прошло двое суток. Американец постоянно спал. Только он просыпался, как обнаруживал перед собой стакан с «русским чаем». Он вливал его в себя и падал.

Потом подошел американский эсминец, и летчика передали. По дороге он всех целовал, орал, цеплялся и не хотел уходить.

Через сутки отыскался американский авианосец, и они снова зашлепали рядом – авианосец с его окружением и наш «рашен» эсминец, слон и моська.

С авианосца взлетел вертолет и направился к эсминцу, облетел его и на чистейшем русском языке поблагодарил команду эсминца за спасение от имени авианосца, кораблей охранения, от имени семьи летчика, президента Соединенных Штатов, от ВМС, ВВС и Си-Би-Эс.

Потом вертолет сбросил на палубу тюк и улетел.

Вокруг тюка ходили целый час. Запросили Владивосток, доложили:

– На нас сбросили тюк, что делать?

– Тюк? Ни в коем случае не вскрывать! Ё! Представить в штаб флота!

Какое там – уже вскрыли. Там оказались посылки: по списку, на каждого члена экипажа по блоку сигарет, включая и заштатных. А командиру еще и бутылка коньяка.

– И все это я должен штабу подарить? – возмутился командир, – Да за какие шиши? Вот им, вот!

И командир показал всем желающим свою волосатую руку до локтя.

– Разбирай, мужики.

И мужики разобрали.

О!

Мой старпом говорит: «Где я, там успех!» – а вокруг что-то лопнуло, взорвалось, по воздуху полетело-пронеслось, во что-то незамедлительно врезалось, потом пыль улеглась, после чего он это и говорит.

Не могу с ним не согласиться.

Целый день бегаешь, как курица со спицей в самой, что ни на есть, жопене, а в конце оно же еще и как яхнет!

Это как если бы ты вскочил на полном ходу в трамвай, а потом начал носиться по нему в поисках вагоновожатого, чтоб спросить: не идем ли мы в селенье под названием «Бестолочь»?

И у всех соответствующие лица.

Просто не знаю.

ОЙКОНЕН

«Суки! – это я о ПРЗ, – плавремзавод называется, суки!»

Я стою в предбаннике на КДП – нашем контрольнодозиметрическом – и думаю про себя.

Можно думать и вслух, конечно, но это не тот случай (ударение на последнем слоге).

Идет доклад о готовности к автономке. Нас проверяет флотилия.

Проверка заключается в том, что все мы – командиры боевых частей и служб – здесь стоим и, в присутствии флагманских дивизии и флотилии, докладываем замкомандующему, контр-адмиралу Ойконену, о своей ежесекундной готовности.

Доклад: «Командир такой-то боевой части по фамилии сякой-то. Личным составом укомплектован полностью. Матчасть в строю. Готов к выполнению задач боевой службы!» – на конце обязательно восклицательный знак.

Все говорят – он сидит и слушает.

Скоро очередь до меня дойдет, а у меня еще резина на двухходовых клапанах не поменяна. Нет у них на ПРЗ резины, суки. А флагманский мне сказал, что я обойдусь и так. Ну, ладно, сейчас я вам доложу о готовности встать на защиту интересов родины.

Ойконен – тяжелый, высокий финн.

«Я хоть и финн, – любит он повторять, – но ебу порусски!»

Взгляд у него, как у удава.

Ща мы ему доложим. У меня от злости мышцы даже из карманов лезут. Ща! Вот, уже начинаем докладывать:

– Начальник химической службы… старший лейтенант… Матчасть не в строю. НЕ ГОТОВ! Выполнять задачи боевой службы! – и тишина. Все охуели. Особенно флагманские. Я им покажу «обойдешься».

– Под-ни-мите пилотку! – слова у Ойконена роняются, как камни на мостовую, обращается он ко мне, и потому я поднимаю пилотку, она у меня съехала на нос.

– Вас что, постричь некому?

Адмирал Ойконен, Гарри Гульфович, меня регулярно стрижет.

– От того, что я подстригусь, товарищ адмирал, матчасть не заработает!

– Командир?

– Есть!

– Вы можете его подстричь?

– Так точно!

– Хорошо! Теперь по существу! Доложите! – это он мне.

– ПРЗ не заменило резину на двухходовых клапанах!

– ПРЗ? Где вы? Ближе! Я хочу знать в чем дело? Ваш лепет я услышу позже! Соберитесь с мыслями! Все свободны. После роспуска остаются флагманские химики, ПРЗ, начхим и командование корабля.



Тихий шелест сзади – лишние исчезли.

– Начхим! Еще что-то?

– Товарищ контр-адмирал! Мне добавить нечего!

– ПРЗ! Чтоб завтра! Я понятно излагаю? Завтра! Все у него стояло! Он мне доложит лично! Верю! У него получится! Флагманские! Ко мне в кабинет! Оба! Командир! Задержитесь.

Командир на меня потом смотрел так, будто ожидал от меня рождения ребенка, а я принес в подоле чудовище.

А флагманские вообще стали заикаться, что случалось с ними уже не раз.

Назавтра у меня была резина, о чем я тут же Ойконену и доложил.

В ТРЫМРАНИ

Мичман Сенчук в условиях тропиков все время спал. Оно и понятно: в тени сорок градусов, особенно после обеда, а корабль стоит, скажем так, в Трымрани, где поневоле начнешь разлагаться.

Мичман Сенчук (и еще несколько мичманов) почти что голый, лежал в каюте в адмиральский час.

В этот час не летают даже мухи.

Чтоб хоть как-то отметиться у всевышнего, мичман Сенчук привязал к мизинцу на правой ноге леску и отправил ее в открытый иллюминатор, а на другом конце там был крючок с насаженным на него кусочком ветоши.

Все это обзывалось удочкой – в Трымрани рыба не избалована червями.

Подергивая ногой вышеназванную конструкцию и от монотонности впадая в детство, наш мичман совсем уже собирался отправиться в думах в район собственной печени, когда… когда это случилось: его так дернули из иллюминатора за леску, прикрученную к мизинцу, что он легко вылетел из койки и с воплями полез ногой в иллюминатор.

Окружающие не сразу пришли в себя и не сразу бросились на помощь.

Крики: «Тащи! Тащи!» и «Держи, блядь, держи!» – раздавались со всех сторон.

Через минуту в каюту были втащены: мичман Сенчук, его мизинец, вся леска и гигантский лангуст, выудивший мичмана прямо из койки.

Больше мичман Сенчук после обеда не спит.

ПЕНИЕ

Лейтенант Бубенцов Алексей Геннадьевич искал свою парадную тужурку везде. В шкафу нет, под кроватью – нет, в шкафу – опять нет.

Город Полярный готовился к встрече любимого праздника – 23 февраля. Предполагалось, что местное население будет потрясено выступлением самодеятельного сводного хора, для чего заранее разослали по всем экипажам подводных лодок телефонограммы, что мол, офицеры и мичмана, свободные от сбора мусора, привлекаются к пению.

Вот Алексей Геннадьича и назначили – где ж эта проклять, тужурка?

А людей собралось на первую спевку – ужас до чего.

Только песни никто не помнил, вернее, помнил, но не с нужного конца.

Какие это песни? «Широка страна моя родная, много в ней…», «Северный флот», «Варяг» и что-то там о комсомоле.

Так что тут же изобрели специальный комбайн для подсказки слов: на рулоне бумаги написали текст, а потом намотали его на барабан, после чего, уже вращая ручку этого барабана, перематывали все это дело с валика на валик, но не быстро, а чтоб люди успевали разглядеть.

Назначили ответственного перемотчика – мичмана.

Лейтенант Бубенцов так и не нашел свою парадную тужурку и взял ее взаймы у соседа.

А сосед оказался маленького роста, что выяснилось только тогда, когда надо было уже в ДОФ идти и петь.

Не то чтобы лейтенант Бубенцов своего соседа никогда не видел, просто он его ни разу не примерял на себя, а теперь вот, примерил, и – о, ужас нуля – сосед налез только до локтей, да и застегнулся только на одну пуговицу.

Алексей Геннадьич решил встать на сцене так, чтоб заслониться кем-нибудь.

Он встал и заслонился мичманом, и вот занавес пошел и… вместе с ним пошел мичман, который оказался как раз тем самым перемотчиком песни на валу.

Свет на хор, и зал увидел лейтенанта Бубенцова.

Со стороны он походил на клоуна.

Еще петь не начали, а зал уже взорвался диким хохотом, а потом кое-как начали петь, но перемотчик текстов так засмотрелся на Бубенцова, что в песни «Широка страна моя родная» никак не мог сразу перемотать строчку «Много в ней…», что получилось только с третьего раза, поэтому именно эту строчку хор пропел трижды, пока ему не показали следующую страницу.

А строчку «Где так вольно дышит» спели дважды.

В зале все рыдали.

Хор старался изо всех сил. Он старался петь тщательнее, что не получалось, потому что перемотчик нервничал.

А вы попробуйте петь сами, если вы даже слова все знаете, когда вас уже приучили к тому, что надо смотреть на барабан, а барабан вращается то туда, то назад, от чего строчки повторяются.

В общем, спели и даже кричали «Бис», и потом еще и спели на «Бис», вот только песни пришлось назад перематывать, а они получились вверх ногами.

НА ЗАВЕРШАЮЩЕМ ЭТАПЕ

Лодка, море, подводное положение, ночь.

Точнее – три часа ночи.

Заместитель командира тихо и незаметно проверяет несение вахты в корме.

Семидесятые сутки плаванья. Несение вахты на завершающем этапе необычайно важно, поэтому заместитель и проверяет, дабы не спали и вообще.

А чтобы эти негодяи, вахтенные, друг друга не предупреждали, он, как только войдет в отсек и проверит, так и берет их с собой и молча ведет всю ораву в соседний отсек – на несколько секунд отсеки остаются без присмотра, конечно, но зато налицо объективная картина. Причем, первым входит зам, за ним все остальные.

На пороге восьмого их встречает протяжное:

– Пара-аа-д… Равня-а-а-йсь! Смирна! К торжественному маршу!… На одного линейного дистанции!… Первая рота прямо!… Остальные напря-а-аво!…

Изумлению зама нет конца. Он осторожно выглядывает из-за щита и видит: мичман Миша Кац, бывший рядовой московской роты почетного караула, держа аварийный лом на совершенно вытянутой руке, показывает вахте кормы, чтоб они все не уснули, строевые приемы на месте и в движении – сам командует, сам исполняет.

При виде зама, от неожиданности, Миша роняет лом – интереснейшее положение.

Тот в полете бьет зама по неразумной башке.

Зама, окровавленного, несли в амбулаторию всеми наличными силами – благо, что их было полно, потому как сам за собой народ привел.

ЧУДО

Витя Чудов имеет прозвище «Чудо», потому что периодически с ним что-то случается, а потом он все это рассказывает в кают-компании, чем ее и веселит.

– Е-мое! – говорит Витя утром.

– Что такое? – говорит ему на это кают-компания.

– Вчера плакал, как ребенок.

– Ну? – все приготовились.

– Решил дома помыться. А воды горячей нет, поэтому я наливаю полную выварку литров на двадцать, сую туда кипятильник на один киловатт и жду. Вода, вроде, нагрелась, я разделся, залез в ванну и ковшиком воду на себя лью. Даже намылил голову. Но потом второй ковшик оказывается холодней первого, а третий – холодней второго. Не нагрелась, черт! Решаю нагреть еще раз, для чего, как был голый, с намыленной головой и мокрый, беру кипятильник и вставляю его в розетку и… страшный удар по мозгам, отлетел, и вот я уже лежу на полу, все еще голый и мокрый и не могу пошевелиться. Лежу и плачу.

– А чего плакать-то?

– Потому что лежу и думаю: вот помру, как последний засранец, с голой жопой. Придут, найдут. Стыдно. Слезы от обиды по щекам так и текут. Еле очухался.

На следующий день.

– Е-мое! – опять Витя.

Кают-компания: «Ну?»

– Вчера сидел у себя в гальюне.

– Ну?

– Читал газетку, а после окончания процедуры, не поворачивая головы, потому что статья интересная попалась, правую руку за спину и вверх к висящей ручке бачка. А бачок старый, чугунный.

– Ну?

– Я в задумчивости резко ручку дергаю вниз, и вместе с шумом устремившейся сверху воды на меня летит крышка бачка – и по затылку.

Очнулся через час. Лежу на полу, половина туловища в коридоре, другая половина в гальюне, трусы на щиколотках, рядом чугунная крышка бачка.

Боль и счастливое ощущение от того, что все важные органы целы…

ЧЕСТЬ

Не знаю, что у нас творится с воинской честью.

То есть, то, что ее надо отдавать – для чего все и призваны – у меня, как раз, возражения не вызывает. Просто, когда дело доходит до того, что ее уже надо отдавать, то тут я начинаю думать: зачем это все, и почему это так у нас?

Вот глядите: едет волга с командующим и нагоняет она лейтенанта, бредущего по дороге.

То есть, оба движутся на службу, где они преданы одному и тому же делу, служению они преданы, или я что-то не понимаю.

И вот, командующий, наезжая на лейтенанта со стороны его спины, а потом и обгоняя его, вдруг замечает, что тот его не приветствует, не отдает ему, сидящему в волге, честь.

А как ему отдать честь? Спиной что ли?

То есть, лейтенант должен каждый раз вздрагивать и коситься назад, идя вперед, и следить он должен, чтоб адмирала не проворонить, остановиться, развернуться и, приняв среди клубов пыли, поднятой проезжающей волгой, строевую стойку – апч-хи, ет-твою-мать! – отдать честь?

Конечно, лейтенант не отдает честь, прежде всего потому, что он, идя, думает про себя о всякой ерунде.

А командующий вдруг разворачивается на этой своей волге и едет навстречу лейтенанту и его воинскому долгу, и тот в один миг соображает, что это на него охота начинается, и он дергает вверх и в сторону, бегом между домами прятаться, а командующий, через дворы, давя кошек, ему наперерез.

В общем, не поймал он лейтенанта.

А как вам это? Едет генерал на службу на машине, а офицеров везут на автобусе. Так вот: тот автобус останавливается, офицеры из него выходят по любой погоде, строятся и… отдают честь проезжающему в машине генералу, и только он проехал, как они опять лезут в автобус и едут дальше на службу.

Не хуй ли знает это что?

Вот и я так думаю.

Поэтому когда меня, капитана третьего ранга, из кустов вылезая, ловит скрытый офицерский патруль, состоящий из двух капдва, который говорит при этом: «Почему вы не отдаете честь?» – то я немедленно знаками, всем свои видом и жестами показываю им, что я немой.

Ну, не могу я говорить от природы!

Я им и рот открываю, показываю, что, мол, рад бы ответить им на вопрос почему я не отдаю им честь, но природа распорядилась так, что я, вот, немой.

– Ты гляди! – говорят они друг другу.

У меня есть приятель, сосед дебил, и от него я научился некоторым выражениям лица. Я их немедленно применяю.

– Вот ведь штука какая?!! – все не унимаются они, все не верят, но я им и на пальцах, и лицом все рассказываю и рассказываю про свою жизнь.

– Ладно, идите! – говорят они мне, и я отхожу от них. Видели бы вы, как я это делаю.

У меня есть еще один приятель, с детства больной церебральным параличом. Некоторые движения у меня от него – не отличить.

– Ой, блядь! – слышу я себе в спину, а сам думаю: «Ну, еще бы!»

ЗАДАЧА

– Внимание!

Старшина класса изобразил внимание. Задачу ставил сам зам начальника училища, истоптанный, как жизнь, или как старые домашние тапочки. Кажется, от него даже запах исходит, как от этих самых тапочек.

Старшина втянул в себя воздух – точно, запах.

– Внимание!

Да! Выражение лица у старшины теперь стало точь-в-точь, как у китайца, который неделю слушал пение влюбленных жаб.

– Силами вверенного вам подразделения разровнять все кучи.

Старшина огляделся. На площади сто на сорок пять метров самосвалы насыпали невероятное количество куч земли, а у него двадцать человек курсантов пятого курса и четырнадцать лопат, не считая шести грабель – это на полгода работы. До выпуска полтора месяца, время – май, погода – супер.

Как только зам начальника училища исчез, старшина стал думать.

Думал он ровно две секунды. Пятый курс – это же в прошлом высшая математика, теория вероятности, теория игр. Две секунды ему хватило.

За забор был отправлен курсант.

Через двадцать минут он вернулся. Еще через десять минут курсанты по команде старшины сняли два пролета забора и на территорию училища, тщательно охраняемую от посторонних глаз, въехал новенький японский бульдозер – высота ковша один и семь десятых метра.

Через сорок минут планета была выровнена.

Старшина и бульдозерист пожали друг другу руку через бутылку водки.

После чего осталось только окунуть лопаты в грунт, чтоб следы земли на них остались, и испачкать таким же образом грабли.

Потом все сели курить в тенечке, погода – супер.

А зам начальника училища получил столбняк.

– Как?

И старшина показал ему лопаты. Зам начальника их даже обнюхал.

ЭЛЕГИЯ

Севастополь, южная ночь, духота, сверчки надрываются.

Севастопольское героическое военно-морское училище. Дежурный по факультету капитан третьего ранга Хурькин внимательнейшим образом следит за дежурным выпускного курса. А почему он следит? А потому что курсанты этого курса приходят с увольнения с докладом достаточно редко, а стопочка сданных увольнительных неуклонно растет.

Капитан третьего ранга Хурькин – тертый, в общем-то, калач, незаметненько уходит с КПП, где и происходит встреча возвращающихся из увольнения и, обойдя казарму, в которой на втором этаже живут выпускники, натыкается на самодельную люльку, висящую в метре над землей.

Стропы этой самой люльки прикреплены к пожарному стволу, свешивающемуся как раз со стороны второго этажа.

Не задумываясь (плохо думается, будучи Хурькиным, капитаном третьего ранга и дежурным одновременно), он садится в люльку и дергает стропы.

Люлька начинает медленно подниматься, сверху слышен негромкий смех и разговоры о том, о сем.

Когда люлька доехала почти до окна гальюна и полуголые курсанты увидели в ней не очередного своего товарища, полупьяного, а дежурного по факультету, они просто отпустили все и бросились наутек.

Дежурный капитан третьего ранга Хурькин с замечательным ускорением устремился вниз.

При ударе о землю у него изменился прикус.

КАЖДЫЙ ДЕНЬ

На флоте все чего-то представляют.

Артисты потому что.

Это чтоб нас дома не застали. Приходят тебя всем селом трахать, а ты не в себе.

И реагируешь неадекватно.

Не поймешь тебя, то ли ты здесь, то ли уже отлетел.

Потому и веселы мы.

Вот иду я в штаб, а вокруг как вымерло, ни одной живой души, даже вороны не летают. Иду и вижу: навстречу мне знакомый командир БЧ-5 перемещается. Видно, он только в штабе побывал, потому что идет и руками что-то в воздухе делает, будто сам себя убеждает.

Он с соседнего борта и мы с ним час назад на пирсе виделись, но тут же никого, и вот я ему кричу, за километр, изображая счастье:

– Ой! Кто это? Кто это там такой хорошенький?!! Кто это такой чистенький?!! Такой бодренький?!! Наверное, он умненький!!! Видно, не сидится умненьким!!! Не сидится хорошеньким!!! Веселеньким не сидится!!!

А он останавливается и мне орет:

– Не может быть?!! Саня!!! Ты еще живой!!! Потрогай при мне у себя что-нибудь!!! Сильней!!! Это точно ты?!! Боже ж ты мой!!! Вот повезло-то!!!

И так каждый день.

НЕДОБИТОК

Командующий славился особым человеконенавистничеством. Он мог устроить разнос по самому невинному поводу. Особенно его раздражало, если у кого-то настроение было отличное или же чудесное.

У самого командующего настроение всегда было либо поганое, либо поганнейшее.

И тут он встретил старшего лейтенанта, призванного из запаса на несколько месяцев. Тот всем говорил: «Здравствуйте!»

Войдет куда попало и говорит: «Здравствуйте!» – и при этом лицом просто сияет.

Это не могло продолжаться до бесконечности. Их встреча должна была состояться, и она состоялась.

– Здравствуйте! – сказал он в штабном коридоре командующему, лучшим словом у которого всегда было слово «хуй».

Командующему показалось, что он ослышался.

А старлею показалось, что его не услышали и поэтому, расплывшись от удовольствия, он еще раз поздоровался.

Командующий покраснел, налился, а потом как заорет на старшего лейтенанта:

– СУКА!!! БЛЯДЬ ПАСКУДНАЯ!!!

А тот ему все еще по инерции смущенно улыбается и невольно оглядывается, вдруг за его спиной стоит та самая «блядь» и «сука», о которой идет речь.

Но за спиной давно уже никого нет, все просто испарились, растаяли в воздухе.

– КУРВА!!! – это опять командующий, – ИЗДЕВАТЬСЯ?!! ИЗГОЛЯТЬСЯ НАДО МНОЙ?!! ИЗУРОДУЮ!!! КАК БОГ ЧЕРЕПАХУ!!! СГНОЮ ПОД ПАЕЛАМИ!!!

А старлей плечами пожал, улыбнулся, как ребенок, повернулся и дальше пошел.

А командующий собрался за ним побежать, схватить, развернуть, но… но… только – блядь, хуйня-то какая – только вдруг у него рука отказала, повисла, потом и нога тоже отказала, потом отказал глаз, щека…

В госпитале старлей его навестил.

– Здравствуйте! – сказал он с порога.

ВОТ!

Лейтенант Сафаров, со странным именем Александр Сергеич, сразу после училища был назначен командиром старенького сторожевого корабля самого зачуханного нашего проекта.

Предполагалось, что пока этот корабль выйдет, наконец, в море, лейтенант на нем пообвыкнется.

В первичной беседе, в ходе назначения лейтенанта на столь ответственную должность, заместитель командира дивизиона задал ему только два вопроса.

Первый:

– Пьете?

– Нет, не пью.

Второй:

– Женаты?

– Нет, не женат.

После чего лейтенант был направлен на корабль.

Через неделю его навестил заместитель.

– Как обстановка?

– Нормально.

– Врастаете?

– Врастаю.

Потом беседующие переместились в каюту командира. В каюте имелась койка и маленький стол.

На столе стояла карточка актрисы Марики Рок, довольно хорошо сохранившаяся.

Эта карточка служила лейтенанту чем-то вроде талисмана. В детстве он просто влюбился в эту актрису и с тех пор всюду таскал ее с собой.

– Ваша жена?

Лейтенант Сафаров, Александр Сергеич, осторожненько глянули на заместителя. Насчет жены разговор, помнится, у них уже состоялся.

– Да-а… – сказал он, аккуратно, – моя жена…

– А зовут ее как? – у зама на лице было такое-то же выражение, как у марабу, нашедшего дохлую мышь.

Лейтенант окончательно успокоился.

– Ее зовут Марика.

– А по отчеству?

«А вот это нехорошо», – подумал лейтенант, но все же сказал:

– Роковна.

– Странное отчество, хотя… да и имя…

– Она из Прибалтики.

– А-а… тогда конечно.

Через две недели, в пятницу, когда на подведении итогов лейтенант Сафаров получил приглашение, в котором «Сафарова Марика Роковна приглашалась принять участие в отчетно-выборном собрании женсовета части», – он только усмехнулся и сунул бумажку в карман.

Утром на докладе заместитель обратился командиру дивизиона с речью:

– Досадно! Не все командиры понимают роль женсовета. Вот и жена лейтенанта Сафарова пренебрегает общественной работой. Но собрание, по моей рекомендации, единогласно избрало ее председателем женсовета на текущий год. Так что, лейтенант Сафаров, передайте ей, чтобы она позвонила мне в ближайшие дни.

Заместитель торжествовал.

Командир дивизиона уставился на Сафарова:

– Ну?

Тот пожал плечами, усмехнулся, а потом брякнул:

– Только что, на текущий год, председателем женсовета единогласно избрали не мою жену, поскольку я не женат, а немецкую актрису Марику Рок.

НАЧАЛЬНИК ШТАБА

Огромный, высокий сухопарый лыжник был у нас начальником штаба.

Мастер спорта, он бегал на службу каждый день. Как вихрь он врывался на КПП перед зоной режима радиационной безопасности и пугал стаю мелких узбеков, выставленных там в качестве первичного заслона от вероятного врага.

Узбеки все пытались у него хоть раз проверить пропуск, но им все время это не удавалось.

Они пропускали момент. Только они, подготовленные с вечера, в шесть утра вставали на его пути, и открывали рот, как он врывался и на их испуганное: «Тащ-щщ, ка!…» – говорил: «ЧТО?!! А?!! НУ!!!» – после чего он исчезал, и за ним вились снежные вихри.

А на совещании флагманских специалистов он любил повторять: «КРАТКО!!! БЫСТРО!!! ВРРРРРАЗУМИТЕЛЬНО!!!»

Его называли «Изумительный наш» и мечтали, чтоб его куда-нибудь на повышение забрали.

И его забрали.

В Академию Генерального штаба (мои поздравления этому учебному заведению).

Там он получал только отличные оценки.

Если он получал по какому-либо предмету тройку или даже двойку, не приведи Господь, то он являлся на кафедру ее пересдавать. При этом он заявлял кафедральному профессору.

– МНЕ НУЖНА ТОЛЬКО ПЯТЕРКА!!!

– Хорошо-хорошо, – говорил профессор, несколько пугливо, – отвечайте на вопрос о…

– ВЫ МЕНЯ НЕ ПОНЯЛИ! ПОВТОРЮСЬ: МНЕ НУЖНА ПЯТЕРКА!!!

– Конечно, – пытался профессор, – но… как же… ведь… надо же… задать…

– ВНОШУ ЯСНОСТЬ! МНЕ! НУЖНА! ПЯТЕРКА!…

И он ее получал.

Немедленно.

Все лучше так, чем инфаркт для профессора.

АЛЬБАТРОС

Лодка в надводном положении. Наверху все тепло, то есть плотно одеты, потому как ветерок и легкая качка.

На вахту заступает рулевой-сигнальщик матрос Бодулаев Ильяс. Его и в автобусе укачивает. Он заранее зеленого цвета. Сигнальный прожектор у него под мышкой. Боцман смотрит на него критически.

– Имущество не урони! Уронишь – убью!

– Ага!

Боцман смотрит еще раз, с сомнением.

– Значит так! Ты лучше пристегнись к какой-нибудь херовине.

«Херовиной» оказалось выдвижное устройство «Альбатрос». Бодулаев Ильяс пристегнулся к нему с помощью монтажного пояса, после чего все немедленно об этом забыли.

– Метристы!

– Есть!

– Метристам открыть вахту!

– Есть, открыть вахту! Пош-шшел «Альбатрос»!

Вместе с «Альбатросом», молча, «пошел» вверх матрос Бодулаев Ильяс.

Когда он достиг самой критической точки и повис над морем, о нем забеспокоились вахтенный офицер и боцман. Под мышкой у Ильяса был зажат прожектор, сам Ильяс молчал, потому что боялся, заговорив, выронить имущество, за которое боцман обещал его убить.

– Центральный! – томно позвал в переговорное устройство вахтенный офицер.

– Есть, центральный!

– Прошу закрыть вахту метристов и опустить «Альбатрос»!

Центральный не понял.

– Почему?

– Потому что на «Альбатросе» у нас висит матрос Бодулаев Ильяс!!!

– А почему он там висит?!!

– Потому что к нему пристегнут!

– А почему он к нему пристегнут?!!

– А потому что…

В общем, матрос висел минут двадцать – ветерок, тепло одет.

Потом боцмана наказали.

ДОКТОР БОРОДУЛЬКИН

Доктор Бородулькин на лодке все время улыбался, вздыхал и очень радовался жизни.

Доктор Бородулькин для всех находил ласковые слова.

А почему он для них находил ласковые слова? Может, он нездоров был?

Нет! Он был абсолютно здоров, просто он трезвым никогда не был.

Командир решил излечить доктора от этой напасти, тем более что на него давил изо всех сил зам, который ходил и шептал ему в спину: «Доктор опять пьяный! Ко всем пристает со своей любовью!»

Командир вызвал доктора к себе и сказал ему:

– Вам предстоит немедленно излечиться!

На что доктор, улыбаясь, сказал: «Хорошо». Поехали в психиатрическую лечебницу (случай-то очень тяжелый) просто немедленно. Сопровождающим назначили заместителя.

Доктор, как только приехали, так и сказал заму:

– Вы здесь посидите, а я схожу, процедуру ускорю, у меня здесь все знакомые.

Зам остался сидеть, полный ответственности момента, а док пропал.

Правда, он не совсем пропал. Он пошел и договорился о том, что в приемном покое у него сидит зам – псих и пьяница.

Зама аккуратненько пригласили на оформление. Он там минут двадцать отвечал на всякие дополнительные вопросы, а потом сообразил, да как заорет: «Это не меня привезли лечиться, это я привез лечиться!» – после чего его уже связали.

Зама хватились в понедельник.

Командир заметил, что док в строю, а зама нет.

– Что случилось? Где заместитель? – спросил командир.

– Ничего не случилось. Он в психушке сидит, – сказал ему доктор Бородулькин, после чего он сразу же и заулыбался.

Командир зама только через неделю еле-еле выцарапал. Заму успели, все-таки, лекарства от сумасшествия в жопу понавтыкать.

ПРОВЕРЯЮЩИЙ

Капитан первого ранга Ярынцев, мурлыча от несомненного предстоящего удовольствия, прибыл в командировку в город Балтийск. Время года – лето. Погода – прелесть – солнце, дюны, пляж и бабы.

Капитан первого ранга Ярынцев, проверяющий, между нами говоря, сейчас отправился в дюны к солнцу.

Взял он с собой, как все люди, бутылку и закуску.

До обеда он яростно купался, загорал и принимал по стаканчику.

После обеда его сморило в одной очень неудобной позе.

Проснулся он часа через три, однобокий и кривой. Солнце свое дело сделало: голова вдребезги, пот, спина, обгорел, вот!

С разбегу, занося скоком воображаемый хвост, он бросился в волны и, как мог, плавал, плавал, плавал.

Потом он выбрался на сушу, но вещей он не нашел. Кто-то унес все его вещи в надежде на его возможную гибель.

Шел он назад в гостиницу через дюны в одних трусах. Набрел на огород и снял со стоящего там чучела рваные брюки.

В углу огорода возилась женщина.

«Дай, – думает капитан первого ранга, – попрошу у нее позвонить по телефону в отель!» – и попросил, подходя.

Женщина разогнулась и обернулась.

На нее надвигалось ее собственное чучело, которое с ней еще и разговаривало.

Тетка заголосила и упала на грядки без чувств. На крик прибежал ее муж, который тоже увидел ожившее, кривое чучело, после чего он его начал по огороду гонять.

Капитан первого ранга Ярынцев вернулся в номер отеля только в девять вечера.

Там он незамедлительно выпил и сказал сам себе, засыпая: «Вот, блядь!»

ЕЩЕ ПИСЬМА

Тут мне поздравление с Днем Подводника прислали.

«Александр Михайлович! Здравствуйте!

Поздравляю Вас и Ваших друзей-подводников с праздником! Желаю Вам и им крепкого здоровья, творческих успехов и как тут недавно сказали ценители шотландской культуры – 7 футов под килтом!

Ваш читатель, Владимир Поляков».

Я в ответ:

«Спасибо. Забегался и забыл про него.

Да. «Семь футов под килем» нам маловато. Лучше 6 метров 300».

«Александр Михайлович!

Хотел пошутить, а не пойму, кто пошутил…

На всякий случай: килт – это юбка, которую носят шотландские мужики причем – на голое тело.

Ваш почитатель, Владимир Поляков»

«Привет, Владимир.

Пошутили, наверное, Вы, потому что слово «килт» я впопыхах воспринял как опечатку.

Но, в общем-то, получилось ничего, весело».

«Это Петров.

Кстати! Проанализировав статистику боев с японцами в 1941-1945 годах, американцы обнаружили, что, несмотря на равенство сил, оные американцы побеждали чаще.

Причина: в английском языке средняя длина слова составляет цифру пять букв, в японском – тринадцать. То есть, пока японец объяснит что к чему, американцы успевают его шлепнуть.

После этого как раз и появилась у американцев привычка давать короткие названия-клички как своим так и чужим самолетам, кораблям и прочему.

Когда эта информация дошла до русских, то они вычислили среднюю длину слова в русском языке – семь букв. Но! В процессе управления боем КОМАНДИР АВТОМАТИЧЕСКИ ПЕРЕХОДИТ НА МАТ, И ИНФОРМАТИВНОСТЬ РЕЧИ ВОЗРАСТАЕТ В 2-3 РАЗА.

Вывод: Так что материтесь, господа офицеры!»

«Солнечное лето на исходе. Год, этак, 94-й. Мы с КЭНГом – Вовкой Мудриком – прикомандированы в экипаж Коржавина на выход в море (массовый побег штурманов в академию и на классы у Коржика состоялся, вот нас и прислали). Болтаемся в надводном, отработка Л-2 где-то возле Выевнаволока. Проще говоря, лодка в дрейфе, рули отвалила, и с рулей народ во главе с замкомдивом рыбу ловит. Ну и я впервые в жизни с лодки порыбачить решил. Отстоял первую смену, выбрался наверх, рыбалю. И слышу доклад своего подчиненного: „Товарищ командир, товарищ вахтенный офицер! Через 15 минут расчетное время захода военно-морского солнца!“ Очевидцы рассказывали: Коржавин в центральном совершил тигриный прыжок к „Каштану“. Все поняли: штурманца порвет на части, как Тузик грелку. А он громогласно объявил: „Штурман! Не военно-морского солнца, а солнца Российской Федерации!“

Удач всяческих, Олег».

«Саня, это Елисейкин. Расскажу тебе про себя.

Ну, ты знаешь сколько трепета вызывает у воина подготовка к увольнению со срочной. Наверняка и у матросиков нечто подобное происходит. Это прежде всего дембельский чемодан со всякой херней, дембельский фотоальбом и ПАРАДКА. В парадке уходят либо с ботинками, либо с сапогами, в зависимости от рода войск и времени года.

Все это начинает готовиться едва ли не со дня принятия воином присяги.

Каждая вещь отбирается, полируется, шьется, подгоняется, исходя из строгих канонов солдатских традиций. Ну, и возможностей самого воина. Умственных, в том числе. Вот узбеки, например, в подготовке к дембелю изощрялись так, что в последний день службы напоминали воинов каннибальской страны Зимбабве времен абсолютной монархии. Распушенные аксельбанты. Погоны из бархатного занавеса, злодейски спертого в клубе части. Тульи фуражек – как у гитлеровцев. Разнообразные значки, какие-то немыслимые медали (одного видели даже с «Матерью-героиней»). Ну и все такое остальное. Командиры в такие дни ходили по территории части с ножницами наготове. Поэтому весь бал-маскарад начинался, как правило, за воротами части. А хранилось все это добро до времени либо в каптерках, либо у гражданских лиц, либо пряталось в укромных местах.

В принципе, я тоже готовился. Правда, не так напряженно, как узбеки, но и уходить, как чмо, русскому парню тоже было не к лицу.

Я дослуживал в кочегарке. Моих напарников разогнали по бригадам. А меня оставили наблюдать за оборудованием и поддерживать. Вообще, по армейским меркам, котельная – довольно престижное, блатное место.

Минимум контроля со стороны командования, свой душ и даже кое-какие продукты водятся. Масса укромных мест. Хотя и грязновато – уголь, дым, шлак, пыль. Но уже стояла весна, кочегарка была вылизана, днем работы почти не было, отопление давалось только ночью. Поэтому я использовал свободное время с толком. Служить оставалось где-то месяц. В общем, все было готово к увольнению в запас, и хранил я свое богатство в нерабочем котле.

В один из дней я решил устроить генеральную примерку. Накидал газет на пол, чтоб своими чудными хромовыми ботиночками не вступить в пыль. Оделся во все парадно-увольнительное. Стою, любуюсь. Ну не в лес же было идти. Хотя последующие события показали, что лучше бы я туда рванул без оглядки. Так как неожиданно для меня возникла высоченная фигура нашего зампохоза Титова, сурового усатого капитана. Ну, голубь, говорит, пойдем. И этак скептически меня оглядывает. Я говорю – может, переоденусь? Ведь чую, что не чай пить зовут. А он в ответ: «Ты чего, иди как есть, там комбат ждет, там надо свиней загнать, да и делов-то на двадцать минут всего, вернешься и закончишь свой туалет», – и змеино так ухмыляется.

«Делов на двадцать минут» заключалось в том, что с бортового «ЗиЛ-130» надо было выгнать полтора десятка свиней, прибывших из соседнего артполка, а на их место загнать то же количество наших хряков. Такой свинообмен делался для предотвращения взаимного свинячьего вырождения.

Выгрузка сама по себе заняла немного времени, а вот погрузка… Ну, никак наши хряки не хотели уезжать. Гонялись мы там – буквально друг за другом. Что, конечно, не замедлило отразиться на чистоте моей парадки. А хромовые ботинки вообще превратились в бесформенное подобие валенок. Проще говоря, к концу погрузки я и сам был похож на свинью.

Оставался последний хряк. Здоровенный такой, кило на триста пятьдесят. Хряк забился в угол свинарника и, клянусь, скулил, рычал, и пытался цапнуть любого.

С легкостью протаранив мои ноги, он, боднув своей квадратной башкой, подкинул меня на себя. И в таком вот положении, как всадник в забойном вестерне, в фантастической полутьме свинарника я на нем и прокатился. Молча. Задом наперед. Потом он просто сбросил меня на кучу навоза.

За всем этим, согнувшись пополам от смеха, наблюдали зампохоз и комбат.

Я уже не обращал внимания на парадку, живым бы остаться.

Началом последнего акта комедии послужило решение комбата прямо тут же, немедленно, кастрировать часть вновь прибывших кабанов. Чтобы мясо не пахло. Бедолаг ловили опять-таки мы и опрокидывали их в какую-то садовую лохань. А прибывший из артполка прапор-ветеринар резал им яйца. Для него все было просто и обыденно. Но мы и кабаны были потрясены. Обычным скальпелем внизу кабанячьего брюха делалось два надреза, из которых яйца как бы выпрыгивали сами. Отхватив их, прапор зашивал дырки обычной иглой и нитками, предварительно сыпанув в раны по ложке стрептоцида. После того, полуживому от ужаса и боли кабану давался мощный пинок и наступала очередь следующего.

Вся операция занимала минут пять, не больше. А яйца, как особый деликатес, складывались в отдельный котелок. Их потом поджарил и сожрал сантехник Сафрон из подмосковного Пущино, один из самых толстых и глупых солдат в нашей части.

А один из бедняг не выдержал всех этих надругательств и кончил мне прямо на ботинок, когда я поставил ему на пузо ногу.

А парадку я так и не отстирал.

Твой Елисейкин».

«Здравствуйте Александр!

Здорово отвлекать не буду. Я служил в Гаджиево с 85 по 91 на РТ. Сейчас волей судеб работаю в Африке. Мали. Бамако.

Дал почитать Вашу «Расстрелять» своему переводчику Гамби. Он 10 лет назад учился в Симферополе. Язык знает очень прилично. Так он так хохотал, читая… разве что не уписался… Он даже на французский для жены отрывки переводил. И самое удивительное, что и она поняла и смеялась… Пишу по его просьбе. Спасибо большое… Он теперь достает меня цитатами из Ваших произведений. Спасибо и от меня…

С уважением Сильченко Алексей. Бывший минер.»

«Минные офицеры – это флотское отродье с идиотскими шутками. Они могут вставить коту в зад детонатор, поджечь его и ждать, пока он не взорвется (детонатор, естественно). Есть подозрение, что минные офицеры – это то, к чему приводит безотцовщина. Минер – это сучье вымя, короче…»

«… Вам еще раз большой привет от Гамби. Он становится настоящим моим старпомом. На днях этот тип очень ловко ввернул пару великолепных фраз из Вашего рассказа „Хайло“ при довольно громком разговоре со строительными рабочими. Причем по-русски. Надо отметить: это определенный эффект произвело, и рабочие зауважали его как минимум на порядок сильнее…»

«… Гамби дошел в изучении Вашего творческого наследия до рассказа „Не для дам“.

К моему большому удивлению, он только как-то странно хмыкнул, и на мой вопрос, не задел ли сей рассказ его нежную мусульманскую душу, он вдруг заявил, что рассказ смешной, но это вранье.

В ходе стихийно возникшего окололитературного диспута мне удалось выяснить, в чем же усомнился мой «русский» друг.

Оказывается, в период его пребывания в Крыму ему запомнились только гигантские батоны колбасы типа «Докторская» и «Любительская»…

И тут уже я повеселился от души.

Пришлось прочитать ему лекцию по технологии приготовления разных видов колбасы, имеющих различней диаметр и длину.

В общем, Ваше доброе имя правдивого писателя было реабилитировано…»

«Саня, Игорь Елисейкин опять.

Мне тут рассказали одну историю. Ты должен ее послушать.

В старинные советские годы один большой грузовой пароход завершал рейс. Команда, полгода находившаяся в замкнутом пространстве, не видевшая жен и детей, готовилась к этому радостному событию: то есть мужики начали ежедневно бриться, глаза стали блестеть задорно, а кто-то уже и планы строил, как проведет с семьей первые дни. Все были так заняты приготовлениями, что на регулярный просмотр кинофильмов в корабельном кинозале перестали приходить, тем более, что весь немудрящий запас фильмов за полгода плавания был множество раз пересмотрен.

И тут капитан получает телеграмму с приказом развернуть судно, зайти в один иностранный порт за грузом, затем доставить этот груз в другой иностранный порт и только потом идти домой. Для команды это означало еще месяца три плавания все в том же замкнутом положении с шикарным видом на те же самые рожи.

В общем, после получения этой телеграммы обстановка стала на корабле, если говорить цензурно, угрюмая, то и дело на ровном месте вспыхивали конфликты, приказы начальства исполнялись медленно и с тихим шептанием матерных слов себе под нос и зубовным скрежетом. Словом, до бунта оставалось совсем чуть-чуть.

Но положение спас замполит. Он нашел где-то в пыльном шкафу красного уголка коробку с фильмом «Ленин в 1918 году», которая неизвестно откуда взялась, может, со времен прежнего замполита осталась.

То есть, пылилась она незнамо сколько времени.

И была в этой коробке одна хитрость: фильм был на украинском языке.

И вот замполит вечером срочно собрал народ в кинозале. Злые мужики расселись по местам. Погас свет и на экран выскочил вертлявый Ленин, заложил пальцы в проймы жилета и сказал, картавя: «Здоровеньки булы, Феликс Эдмундович!»

Зал грохнул раскатистым дружным хохотом, который вспыхивал вновь и вновь на каждую реплику вождя и прочих участников кино.

На следующий день настроение команды было отменное, люди снова начали улыбаться друг другу, прекратились ссоры и стычки.

От себя могу добавить: советский суперфильм «Человек-амфибия» на узбекском языке – еще то зрелище… Сам видел сто раз в Ташкенте.

Там Ихтиандр говорит Гуттиэре: «Мен балык…Мен су кеттык (мол, я – рыба, мне в воду пора)» – и бултых в океан…

Ржали все. Особенно узбеки».

«Это я, Ольга.

Забежала я тут в контору к нашим местным художникам (они, чтобы на хлеб с икрой хватало, рекламой и дизайном подрабатывают), пивка им чешского приволокла. Ну и где людская благодарность? Меня тут же отправили отнести заказ. Окрестная воинская часть заказала себе что-то типа агитлистка.

Вот оригинальный текст, который принесли художникам в рукописном виде:

ДИВЕРСАНТ НЕ ПРОШЕЛ

Стояла тихая зимняя ночь. Лишь скрип снега под ногами часового Юлдаша Нурметова нарушал морозное безмолвие. Но такая тишина бывает и обманчива. Вот донесся шорох, и Нурметов насторожился, напряг зрение. За проволочным ограждением он увидел неясные очертания человека. Тут же последовал окрик часового: «Стой! Кто идет?»

Поняв, что обнаружен, неизвестный выхватил пистолет.

Но властная команда «Бросай оружие! Стрелять буду!» – и лязг затвора автомата подействовали на нарушителя отрезвляюще.

Попытка убежать тоже не удалась.

Юлдаш Нурметов действовал четко, как велит устав.

Позже солдат узнал, что задержал матерого диверсанта.

За смелые действия на посту рядовой Нурметов был поощрен (а теперь внимание) МАНДУЮЩИМ ВОЙСКА ОКРУГА».

Когда я вручала это сочинение, то не удержалась и спросила: «Ну, и как там „мандуются“ войска?»

«Саня, это я. Тут Министр Обороны Иванов выступал насчет „К-159“. Как же так? Они же утонули с открытым рубочным люком…»

«Я тебе свою статью лучше перешлю. С эпиграфом из Иванова.

С. ИВАНОВ: «Элементы легкомыслия, надежды на русский авось, что пронесет, они, несомненно, были…»

Министру нашей Обороны не нравится русский авось. Может быть, он с ним даже будет бороться.

Мда. Жаль министра. Неплохой мужик.

Русский Авось (на всякий случай с большой буквы) – это один из главных управленцев в России, и с ним хочет бороться Министр Обороны – второстепенный управленец.

Интересно, на чьей стороне будет победа?

Кроме того, «авось» – это еще и принцип.

Его младший брат: «Чего делать хорошо, все равно все отнимут» – знаком на этой земле еще с Батыя.

России не повезло. Она раскинулась в одиннадцати часовых поясах. Как тут управлять, если в «Петропавловске-Камчатском полночь»? Спят там в разгар управленческого зуда. Ты ими хочешь управлять, а они спят.

Так что все автономны. Опять-таки, а вдруг пронесет?

Ах, Россия, Россия, все границы, да границы…

А граница нашей горячо любимой родины хорошо видна из-за скопившихся вдоль нее на всем протяжении груд мусора.

Подъезжаешь все равно откуда – можно с Финляндии – и вот она, родимая.

И смотришь ты на весь этот гниющий кошмар, и через какое-то время говоришь сам себе, что все-то у нас мусор – дорогой или же дешевый.

А дорогой – это когда утопят, а потом достанут.

А дешевый – это когда и доставать-то не надо. Сам всплывет, да еще в ледяной воде вон сколько часов держаться будет до подхода долгожданной помощи.

Все это, конечно, необычайно лирично, но лучше я вам расскажу, как у нас водят лодку с помощью понтонов.

И сделаю я это без лирики, с некоторой долей может быть даже цинизма.

Цинизм, как известно, это всего лишь одна из форм экономии времени.

Итак, лодка, двадцать лет у пирса, дырявая, как решето. Решено ее отвезти, не латая, из Гремихи (следите за моей мыслью) аж в Кольский залив, аккурат мимо острова Буяна, в нашем случае Кильдина.

Вам никогда не приходилось с помощью очень прочной платяной нитки осторожненько везти за ноздрю на бойню быка? Так вот, очень похоже.

Лодка пять тыщ тонн, вокруг понтоны-понтоны, трос и, чтоб вы подумали, еще один корабль, на этот раз спасатель. С него подаются шланги. На лодку.

Для чего? Для того, чтобы люди, которые на нее посажены, дышали – вот это, я понимаю, благородство. Так что вся эта колыхающаяся на волнах в противофазе конструкция, напоминает телегу доверху нагруженную горшками: малейший поворот – разродится до небес.

Надо Вам сказать, что Гремиха – это вам не просто так. В народе это «Край Летающих Собак». Там триста дней в году ветреных, остальные – как придется.

Почему «Летающих Собак»? Потому что они – ветры – такой силы дуют, что поднимают на воздух псов и несут их, и несут…

То есть, волнение моря в три балла – это к маме не ходи.

А они все идут и идут.

До Гремихи от Мурманска по хорошей воде, летом, на теплоходе двое суток. А теперь прикиньте: по плохой, да на понтонах, да на тросе, да со спасателем, который все равно никого не спасет, только вот воздух людям немного подаст с помощью шлангов перед смертью, которые протянуты через люк верхнего рубочного люка внутрь и через весь корабль – это суток пять кошмара, если я чего-то не напутал.

И все в руках Божьих.

А когда Богу надоедает держать вот это дерьмо верткое до невозможности в руках, он его, как пенис в общественном туалете, встряхивает и… тогда обрывается трос, разойдутся понтоны…

Лодка при этом почему-то тонет (со слов телевидения) что-то около сорока минут, а люди из нее так и не успевают выбраться.

А те, что выбрались, падают голышом за борт и долго купаются при плюс десяти градусов жары.

А зачем на ней в полутьме сидят люди? Хороший вопрос! Они там сидят потому, что по-другому никак не определить: поступает или не поступает вода внутрь герметичного прочного корпуса, о чем нам заслуженный адмирал по телевизору сказал.

Определили: поступает. Но не так и не там. Понтоны разошлись, и она немедленно булькнула.

У меня только один вопрос: шланги удалось вовремя обрубить, чтоб и спасателя под воду не утащило? А?

Удалось! Слава тебе, Господи, велики дела твои!

И потом, они бы все равно не спаслись, потому что им никто команды не дал: «Спасайся, кто может!» – не дают у нас такой команды. А те, кто без команды выскочили, так это по молодости.

По старости они бы не выскочили.

Говорят, у них даже связь имелась. По УКВ. Укавекнулась связь.

А что, иначе никак не довезти эту развалину до завода, чтоб без гибели людей и без шаринья потом по дну морскому на глубине раз в три года?

Довезти-то можно, но вдруг повезет, и проскочим?

Не повезло.

Теперь накажут.

Операция по проведению этого говна на понтонах, честно говоря, настолько уникальна, что управляться она должна была только из штаба Северного флота. То есть, стрелочники там скоро будут строиться просто в колонну по два.

Операция по ведению за ноздрю этой дряни длилась не полчаса, не один день, а несколько суток, так что без Главного штаба Военно-Морского Флота России тут не обойдется.

Не построиться ли стрелочникам в колонну по три? Я думаю, и по четыре мало будет.

И все-таки, еще раз для усвоения: люди, вдесятером, садятся на совершенно дырявое корыто и едут несколько суток при плюс десяти в отсеках? Надо полагать, именно так: лодка-то не обогревается, и света на ней мало. Хотя с корабля «спасения» могли протянуть не только воздушные шланги, но нештатную электропроводку.

Мда (еще раз).

Как же они там вахту несли? Не спали что ли?

Командир-то точно не спал. Несколько суток. Он же командир. Он на том свете выспится. Может быть, кто-то из его офицеров спал? Не думаю. Набрали-то почти всех офицеров, ну и немножко мичманов.

Чтоб, значит, поответственней люди к своему делу подошли.

А как она гавкнулась, так первый вопрос был: «Как там лодка?» – о людях ни звука.

И про стуки интересовались как-то вяло.

Как-то сразу было ясно, что спасать уже некого.

Как вам кажется, а нельзя было эти гнилые ЦГБ в базе как бы заварить?

Может, у нас есть еще сварщики не в МЧС, и они умеют варить под водой?

Может, они нашлепок наделают и просто сверху заплатками их приварят, чтоб хоть ЦГБ воздух держали и бочка была похожа на бочку, а не на ведро помойное?

Как вы думаете, в будущем, при подобном транспортном безобразии, людей тоже посадят в темноте внутрь такой же гнили, или же их, все же, будут держать в виде профессиональной команды экстремалыциков на том же спасателе, и они, примерно раз в час, как прыгнут в гидрокостюмах с электроподогревом в резиновую тарантайку с навесным мотором и подойдут к абсолютно безлюдной лодке, что на понтонах волокут? А потом они вскарабкаются ей на борт, как белки, по штормтрапу и все у нее внутри осмотрят насчет этой долбанной герметичности за девять минут и десять секунд.

А? Как? Или ум для нас фантастика?…»

«Саша, это Виталий Люлин.

… Ощущение после всплытия из подводного положения – потрясающее! Всегда. Сколько бы ты не всплывал. Это рождение! Заново.

В нос шибает умопомрачительный запах холодного спелого арбуза. Запах жизни на земле, а не в череве. Легкие трещат в упоении! А потом, непременно, головная боль. Идет ломка организма, запустившего много месяцев назад фабрички по выработке противоядий от неизвестных компонентов в газовом составе воздуха отсеков подводной лодки. Этот газовый состав, его компоненты, за исключением их малой политики, неизвестен и не подвластен даже многомудрому химику. «Фабрички» вразнобой останавливаются. От того и головная боль. Она быстро проходит. Без вмешательства медика. Другое дело всплытие душевное – не утихающая головная боль на долгие годы, а может и на всю жизнь…»

О ЛОДКЕ

Вы никогда не были на лодке? Так я вам чуть-чуть про нее расскажу.

Она как дом. Величиной.

Только это вытянутый дом с несколькими этажами, палубами.

Когда она стоит в доке, то кажется большим китом, выползшим на сушу.

Когда она стоит у пирса, над водой торчит только рубка и незначительная часть ее корпуса.

В море лодка ходит, в основном, под водой. Над водой – это плохой надводный корабль. Качает, как бочку, потому что, в принципе – это и есть бочка.

Она поделена на отсеки. Эти отсеки закрываются, у нас говорят «задраиваются» с помощью специальной такой штуки – кремальеры, особенно во время аварии, пожара или утопления лодки, – намертво. Никто не прорвется. Это важно. Потому что люди во время аварии сходят с ума, бегут, безумные, и ломают эту самую кремальеру, как палку.

Поэтому с другой стороны переборочной двери – она круглая – тоже есть кремальера, и еще можно опустить в нужное место обычный толстый болт. Закрыл дверь, обжал кремальеру и опустил болт – теперь не прорвутся, точно.

С той стороны отсека может быть пожар или вода, и, если не задраишься, не отсечешь соседний отсек вместе со всеми его жителями и механизмами, то пожар или вода войдут и в твой отсек, а потом они пойдут дальше, убивая людей.

А задраил – и, может быть, остановил этот безумный бег.

Пожары у нас часто. И даже не пожары. Мелкие возгорания. На девяносто суток плавания несколько таких возгораний – норма. Сколько это «несколько»? Ну, четыре-пять, иногда шесть. Как повезет.

Что у нас горит? Да что угодно. Например, масло на камбузе на раскаленную плиту коки выльют – сразу пламя до подволока.

А потом дым в отсеке стоит столбом – не продохнуть.

В этом случае объявляется аварийная тревога – дзинь-дзинь-дзинь – и лодка всплывает.

Лодке важно всплыть, потому что в надводном положении легче справиться с бедой.

А дым – это всегда беда. В нем содержится угарный газ. Он реагирует с кровью в триста раз быстрее кислорода. Одного вдоха иногда вполне достаточно для того, чтоб вся кровь в легких прореагировала.

Лодка всплывает, устраняет причину пожара, вентилируется.

Для нас очень важно хорошо провентилироваться.

А еще лодки тонут.

По разным причинам – заклинка рулей на погружение или еще чего.

Тогда лодка вдруг зарывается носом и начинает погружаться, и люди в ней вывалились с коек, упали с кресел, полетели, вперемежку с ящиками, побежали на подгибающихся ногах, на карачках, головой в переборки.

Чем глубже она погружается, тем сильнее вода обжимает ее корпус и тем меньше становиться ее объем, а значит и выталкивающая сила, тогда она погружается еще быстрее, а потому объем еще больше уменьшается. Лодка падает на глубину с ускорением. Как камень. Летит, летит…

И там уже, на глубине ее давит, сминает, как обычную консервную банку.

Важно это не допустить.

Важно сразу же всплыть.

На лодке столько всякого для резкого, экстренного, быстрого всплытия – вы себе просто не представляете.

Воздухом высокого давления продуваются цистерны главного балласта, – главное, успеть их продуть – и тогда лодка взлетает, выпрыгивает на поверхность, а потом покачивается, и все в отсеках вместе с ней покачиваются и приходят в себя.

С глубины утонувшую лодку поднять трудно.

Лучше, если она утонет на трехстах метрах, а еще лучше – на ста.

Сто метров – это просто отлично, это здорово, это вам повезло.

Со ста метров можно выйти методом свободного всплытия. Через торпедный аппарат, совершенно без снаряжения, по три человека за раз.

Открывается крышка, вы вползаете втроем в этот длинный, цилиндрический фоб и замираете, а те, что в отсеке, закрывают за вами крышку и дают в него воздух. Постепенно, но все-таки торопясь. За одну минуту. Десять атмосфер. Потому что кровь не должна успеть насытиться азотом, а то при приближении к поверхности кровь вскипит его пузырьками – он начнет выделяться и закупоривать сосуды – это и есть знаменитая «кессонка», кессонная болезнь.

А когда давление повышается быстро, в течение минуты, не больше, то он не успевает раствориться.

Открывается передняя крышка торпедного аппарата и – вот она вода. Она стоит перед крышкой и не входит внутрь.

Как в кино. Ее можно потрогать. Сунуть в нее руку – мокрая, высунуть ее назад – здорово.

Но на все это времени нет, все это вспоминаешь потом, а сейчас быстро наружу, выбрался в воду, оттолкнулся от края и… всплываешь, не забывая все время выдыхать, потому что давление в легких падает и при задержке можно получить разрыв легкого, баротравму.

Да, через торпедный аппарат – это здорово, это повезло.

А если тебя закрыли в другом отсеке и никуда не добраться, то тоже ничего. Не стоит пока печалится. Главное осмотреться, потому что почти наверняка пропадет свет, и сидеть будешь в темноте.

Так что стоит поискать аварийный фонарь – его хватит на двое суток непрерывного свечения, а потом привыкнешь жить в темноте.

В каждом отсеке есть парочка таких фонарей – надо их найти.

Нашел – вот и счастье.

Теперь стучать.

Лодку ищут, обязательно ищут. Если она не вышла на связь в течение четырех часов, объявляется тревога по флоту и в море на поиск выгоняется туча кораблей, и тут важно верить, что найдут, и стучать. Сутками.

Надо стучать по отливному кингстону помпы – он сразу идет за борт.

Или по любому другому кингстону, только чтоб он сразу же шел за борт.

Стучат ключами или все равно чем металлическим. Металлом по металлу.

Важно разбиться на вахты и стучать днем и ночью.

Азбукой Морзе. Она есть на всех переборках. Специальные стуки, ни на что не похожие, понятные любому профану, то есть, я хотел сказать, водолазу.

Главное верить, что тебя ищут, что найдут.

Надо стащить в отсек побольше теплого водолазного белья – лодка скоро остынет, и будет холодно.

Надо поискать воду и аварийный запас пищи, регенерации – она выделяет кислород, если подсуетиться.

А перед этим важно выбрать старшего. Старший всегда должен быть. Это как Бог. Бог должен быть.

И ему все подчиняются. Он сказал – закон. Никто не возражает. Это важно. Иначе безверие, тоска, смерть.

А со старшим – хорошо. Всегда же хочется думать, что кто-то сейчас все придумает, и все у вас получится. Это здорово, когда есть старший, поверьте.

Он распределит еду и воду, свитера, регенерацию, дыхательные аппараты, установит очередность смен, потому что надо следить за просачиванием воды в отсек, за температурой и чтоб все время стучали.

А что за вами пришли, вы сразу почувствуете, там так обостряется слух, что все постороннее сразу же слышно.

Сразу начнется возня у эпроновских выгородок – это, как пить дать.

Это такие специальные места. С них можно подсоединить шланги и провентилировать отсеки – в первую очередь, нужен же воздух, а потом через них можно подать электричество и осветить отсеки через лампы аварийного освещения, и еще можно позвонить по телефону с поверхности.

Представляете, вам звонят с поверхности, там же стоит спасательное судно, а вы им: «Але, как дела? Как там снаружи? Не моросит? Сколько нас тут? Нас тут немного. Сейчас скажем все по фамилиям. А мы вас ждали! Ну, да! Ха-ха-ха!» – и в отсеке сразу же все смеются, вы не представляете себе, как у нас могут смеяться. Над любой ерундой.

Сергей Акиндинов

Реанимация

Акиндинов Сергей. Родился таким же образом как и все. Случилось это в 1951 году в подмосковном Павловском Посаде. Писать начал в первом классе палочками и крючочками, дальше лучше… Консерватор. Это позволяло в школе иметь твёрдую тройку, а в дальнейшем мягкий стул. В 1975 году с треском закончил Севастопольское ВВМИУ, после чего был послан… и служилна атомных подводных лодках и плавмастерских Северного Флота. На берег выбрался только на Балтике, в звании капитан-лейтенанта. Когда осмотрелся, то понял, что это место – Рига. Наследил в поэтической антологии поэзии 20 века «Зори над Вохной» и в сборнике рассказов «В море, на суше и выше…». Вот так и живет…

РЕАНИМАЦИЯ

Это случилось в море, на рабочей глубине. Лодка возвращалась в базу. И вдруг крик из четвёртого по «каштану»:

– Центральный! Срочно доктора в четвёртый! Матрос Кивко труп…

В центральном посту связались с каютой доктора, и через секунду он был в четвёртом – в трусах, одноразовой майке и с алюминиевым ящиком.

Кивко лежал на металлических паёлах, над ним на корточках сидел командир второго дивизиона капитан 3 ранга Цомая и, упираясь на наложенные друг на друга ладони, «качал сердце».

При каждом качке Цомая цедил сквозь зубы:

– Жить… Я сказал – жить!!!

Голова Кивко лежала на свёрнутом в трубку резиновом коврике и безжизненно моталась.

Доктор босой ногой ткнул трёх матросов, стоявших рядом с открытыми ртами и взиравших на происходящее:

– По постам! И чтобы я вас не видел.

Моряки посмотрели на него широко раскрытыми глазами, в которых застыли страх и ужас, но продолжали стоять как вкопанные.

– Пшли вон! – прикрикнул доктор, с ходу падая на колени в изголовье потерпевшего.

Выходя из шока, моряки блуждали глазами в поиске отхода от места события. Ещё через секунду клацнула кремальера, и в дверном люке показалась голова командира АПЛ. Растерянность мгновенно исчезла, и моряки разошлись по боевым постам, которые находились поблизости.

– Володя… что? – спросил доктор, приземляясь на колени.

– Удар электротоком… Правая рука, выше локтя…

Корабельный врач двумя пальцами приподнял веки Кивко.

– Качай, качай… Пореже и посильнее…

Цомая навалился на грудную клетку лежащего, тот захрипел и дёрнулся.

– Володя, давай, давай… Я сейчас…

Доктор подтянул к себе ящик, быстро открыл его, извлёк пузырёк и шприц.

– Дышит… Дышит! – волнуясь, хрипло вскрикнул командир. – Цомая, с чем соприкоснулся Кивко?

– Все разговоры – потом… Товарищ командир, дайте ИДАшку.

– Свою?

– Ваша далеко. Первую – близь… Володя, стоп… делаю укол.

Закатав рукав РБ матроса, доктор потёр ваткой место локтевого сгиба. На белом пергаменте кожи еле просматривалась тонкая синяя жилка. Он незаметно и ловко вонзил иглу шприца, медленно ввёл содержимое и резко вынул иглу. На месте укола образовалась кровавая бусинка, которая быстро округлилась, вытянулась земляничкой и стекла, капнув на паёлы. Доктор, не обращая на это внимания, как-то по-собачьи преданно кинулся на грудь Кивко, приложил ухо в область сердца и затих.

Все отсечные звуки, до этого столь привычные, вдруг стали раздражать.

Командир никак не мог смириться с хрустом контакторов реле штурманской навигации. Он напрягся, прислушался, но их монотонный лязг не позволял услышать биения сердца матроса. Цомая же считал вопиющим уродством свист подшипников генератора ЦНПК на верхней палубе. «Ну-у, троглодиты! Сегодня же проверю, как пробита смазка в пресс-маслёнках… Сегодня же!» Он так внимательно и пристально всматривался в ухо доктора, пытаясь через чужой орган слуха услышать толчки сердца поражённого. Но всё было тщетно. «Это не голова… Это какая-то циклопическая репа. А ещё доктор, мармышу ему в хобот! Через такую репу и удары о наковальню не услышишь!» – злился комдив два.

Но «репа» доктора спокойно переместилась ниже к животу, а рука автоматически легла в область шеи, нащупав двумя пальцами только ему знакомую точку.

– Ну-у… – первым не выдержал Цомая.

Доктор выпрямился, стоя на коленях, и стал похож на индийского болванчика из музея востоковедения.

– Что?! – за спиной доктора раздался голос цепенеющего от напряжения командира. Он прижимал к груди сумку с ИДА, как будто выносил первенца из роддома.

– Дышит… – таинственно выдохнул доктор. – Дайте аппарат ИДА.

Все облегчённо вздохнули. Цомая попытался встать, но почувствовав, что ноги затекли и не слушаются, рухнул на пятую точку.

Доктор, не меняя позы, взял в руки ИДА, расстегнул сумку, достал и вывернул маску. Повернул вентиль кислородного баллончика и направил загубник маски в лицо лежащего Кивко.

Опять клацнула дверная задрайка, люк двери резко распахнулся, и через комингс бесцеремонно влетела здоровенная волосатая нога. Ступня в стоптанном тапке шлёпнула по металлу палубы и напряглась, почувствовав точку опоры. За ногой прополз огромный живот и всё, что ниже.

Потом все увидели нескончаемо длинную спину с «меховой оторочкой» из натурального человеческого волоса у толстой шеи и, наконец, средних размеров бритую наголо голову. Вся эта живая конструкция выпрямилась и превратилась в санитара, мичмана Тонких Антона Павловича.

– Носилки! – крикнул Антон Павлович в смежный отсек.

И вмиг звуковые ассоциации обрели свои обыденно отсечные звучания. Голос Антона Павловича заставлял каждого подводника помнить о бренности жизни. Вообще-то, в его тональности не было ничего особенного, но все знали и постоянно помнили о твёрдой неутомимости и неумолимости мичмана в делах медицины. Экипаж знал тех, кто когда-то попадал под эту «хирургическую машину». Помнили, помнили… и предпочитали зализывать раны самостоятельно. Поэтому многие в экипаже терялись – болеть или само пройдёт… А некоторых даже невинная команда из уст Тонких – «Команде обедать!» – заставляла задуматься о пользе диеты.

Из круга дверного лаза моментально вылетели медицинские носилки и, «остолбенев», застыли в руках санитара с матросом Бобровым на другом их конце.

– Товарищ старший лейтенант, будем класть? – обратился Тонких к доктору, который продолжал стоять на коленях.

– Давай. Только осторожно… Диафрагма должна быть свободна.

Носилки, описав быстрый полукруг, зависли параллельно лежащему Кивко. Мгновение повисев и дождавшись, когда матрос Бобров на другом их конце найдёт точку равновесия, опустились.

– Осторожнее, осторожнее, Тонких… – попросил командир.

В подтверждение своей просьбы он услышал затяжной вдох-сап санитара, а затем мягкий шлепок тела Кивко о брезент носилок. Кивко всхлипнул и открыл глаза ненадолго. Увидев перед глазами «гиппократово» лицо Тонких, матрос впал в бессознательность.

– Палыч, иди, готовь раствор и капельницу, – успел опередить намерения своего санитара доктор, – я сам здесь…

Антон Павлович нехотя, но подчинился. Когда эта громадина покинула отсек, находящиеся в нём вдруг ощутили, что лампы дневного освещения – не такая уж подслеповатая штука. Вполне ярки и достаточны.

Доктор, покопавшись в ящике, извлёк ватный тампон и раздавил ампулу с нашатырём. Несколько раз поднёс всё это к носу Кивко. Тот, как боксёр после жесткого нокаута, мелко задрожал и, открыв рот, хватанул живительный воздух. Ещё через мгновения на его бледном лице появился чуть уловимый румянец.

– Бобров, понесли… аккуратненько… Ты будешь нести впереди, я сзади… И осторожно… Лежащий не должен ни с чем соприкасаться. Понял?

Получив утвердительный кивок тихого Боброва, доктор встал и растёр колени, ликвидируя вафельный рисунок – от рельефа на паёлах. Вслед за доктором поднялся и Цомая.

– ЁПРСТ!!? – Цомая сунул руку в задний корман брюк РБ. – Плинтус в дышло!!!. Это же был настоящий «паркер»!

Он вынул перепачканную фиолетовыми чернилами руку, раскрыл ладонь, и присутствующие увидели переломанную авторучку желтого металла. Но эта потеря особого впечатления не произвела, разве что матрос Бобров немного осклабился.

Пропуская вперёд нёсших носилки, командир тихо сказал корабельному врачу:

– О состоянии Кивко докладывать лично…

– Есть. – ответил доктор, сгибаясь у дверного люка и наблюдая, как подводники из третьего отсека их принимают.

– Владимир Борисович, объяснительную мне на стол. И всё подробненько, – командир сурово взглянул на оттирающего чернила капитана 3 ранга. – Какого рожна штурманский электрик Кивко лазит по электрощитам вашего дивизиона? И где твои архаровцы в это время были?! Яйца вырезают за такое несение вахты! Вы поняли?!

– Понял, товарищ командир.

– Так вот, детально и разберитесь.

Командир резко нырнул в третий отсек и оттуда сильно обжал кремальеру.

«…Клизму всем… с этими… с иголками… – уныло подумал Цомая. – Не матросы – ёжики пушистые».

Вечерний чай в офицерской кают-компании пили под фантазии о потустороннем мире.

– У нас в деревне случай был, – рассказывал главный торпедист. – На трактор провод высоковольтный упал. Думали, тракториста насмерть убило… Но мужики его достали из трактора, закопали землёй, и он ожил…

– Я, если бы было где, сам лично закопал бы Кивко, – тут же встрял в разговор только что вошедший в каюткомпанию Цомая, – но откапывать бы точно не стал.

Присутствующие за столами не без интереса посмотрели на комдива два. Он был мефистофельски саркастичен в «часы своего гнева». Об этом знали, и на минуту все умолкли.

– Товарищ командир, вот рукопись-расследование… Изложено всё в хронометраже… и с приложениями вахтенных четвёртого отсека.

– Рукописи не горят, Владимир Борисович, – попытался смирить гнев офицера молчавший до этого командир.

– А презервативы не тонут, – продолжил Цомая с раздражением.

– А это-то вы к чему? – брезгливо посмотрев на свой стакан с недопитым чаем, спросил замполит.

– А к тому… Лучше бы тонули. Не было бы выкидышей. Вот, полюбуйтесь, сколько нынче стоит жизнь балбеса, которого, наверное, мама дома ждёт.

Цомая достал из кармана полиэтиленовый пакет.

В пакете лежали две матросские бляхи. Одна была заполирована под плоскую медяшку, а другая, с наполовину выпиленным по контуру якорем. Там же поблёскивали мельхиоровые подкладки под значки и металлические буквы «С» и «Ф».

– Дембельская иллюминация, – устало прокомментировал командир первого дивизиона капитан 3 ранга Рядчик. – Преемники дела Фаберже. Хорошо хоть, пакет не рваный…

На мгновение в офицерской кают-компании все притихли. Все понимали, сколько бед натворили бы эти железки в электрощите, упади они на контакты. Потусторонний мир, о котором только что безбоязненно фантазировали, мог бы стать явью.

– За чаями не рассиживаться. Через сорок минут всплываем на сеанс связи, – оборвал тишину командир, вставая из-за стола и собирая листы, поданные Цомая. – Всем приятного аппетита!

Он как-то сгорбленно покинул кают-компанию, словно на его плечи навалились и реальные и потусторонние миры – разом.

Через час лодка покачивалась в надводном положении, принимая порывы ветра, снежные заряды и шипящую, крутую волну Баренца своим чёрным зализанным бортом. По отсекам гулял пьянящий свежий воздух, взбадривая осоловелые мозги вахтенных и провоцируя подвахтенных на перекур. Но команды, разрешающей выход наверх, центральный не давал, как и не отменял боевой тревоги.

Корабельный врач сидел у койки Кивко и постоянно что-то списывал в блокнот со шкал четырех приборов электрокардиографа. Прибор стоял в нише каюты-амбулатории и резко выделялся новизной и дизайном на фоне общей зашарпанности. Последняя разработка пытливых умов Военно-морской Медицинской Академии услужливо выдала метровую ленту кардиограммы, добавив к уже знакомому графическому изображению ещё две полосы причудливо ломаных линий.

Доктор внимательно их рассмотрел и пометил вершинки-сломы цифрами. «Отбой боевой тревоги, подвахтенным от мест отойти. Разрешён выход наверх по десять человек», – глухо разнеслось за металлической дверью, всё оживилось и забегало. Доктор машинально ощупал карман висевшей канадки на наличие там «Беломора».

– Валерий Яковлевич, я вас подменю, команде перекур…

Голова санитара Тонких смотрела сверху, почти из-под подволока и имела выражение детской непосредственности.

– Спасибо! – сказал доктор, надевая канадку. – Но только я Вас попрошу, Антон Павлович, ничего здесь не трогать. Состояние Кивко можно считать удовлетворительным. Удары сердца и пульс – чистые, дыхание не затруднено. Подключены датчики. Так что никаких самовольных действий. Я перекурю и сразу приду.

– Не извольте беспокоиться, – уверила голова, распахивая дверь и выпуская доктора.

С перекура доктор возвращался взбодрённый ночной стужей открытого моря. Три беломорины, выкуренные кряду, слегка кружили голову, тревожа вестибулярный аппарат. «…Как хорошо быть надводником, – размышлял на ходу Валерий Яковлевич. – Всегда озон, всегда свежесть йодидов… и перекурить можно запросто…» В таком вот благостном состоянии он открыл дверь своего заведования. «… и здесь, вроде, всё тип-топ…»

– Больной попросился по малой нужде, – доложил дежуривший санитар. – К системе мочеиспускания подсоединена «труба Рига».

– Ну, что ж, неплохо, неплохо, Антон Павлович. Будете уходить, вынесите утку.

– Есть! – ни сколько не смущаясь, ответил мичман Тонких.

Ах! Как ему нравилось его вторая специальность… Как нравилась!

Он так самозабвенно относился к своим обязанностям санитара и первого ассистента врача… О специальности первой – химика-дозиметриста – вспоминал всё реже и реже. Как это всё-таки благородно – спасать людей от болезней и боли! Очень благородно… Вот и его «ноу-хау» – «труба Рига» – уже растиражирована среди десятков экипажей. Мелочь, невзрачная «рацуха»… А сколько удобств! К медицинскому судну, на его выступающую для малых нужд часть, крепится резиновый шланг от стиральной машины «Рига». Судно стоит под кроватью, а раструб шланга одевается на фаллос… Вот и вся недолга! Корабельные врачи с почтением здоровались с Антон Палычем. А славу Антон Павлович любил. Любил! И ещё он любил деньги. Кто же этого не любит? – возразите вы. И правильно. Но именно эти два предмета – слава и деньги – натолкнули его на мысль стать зубным техником. И лелеял, лелеял мечту Антон Павлович. Втайне носил её у самого сердца.

Больной заёрзал и еле слышно прошептал:

– Жжёт… Жжёт…

Доктор секунду потратил на показания приборов. Стрелки не двигались, отмечая стабильность работы сердца.

– Где, где жжёт? – спросил доктор.

– Там…

Доктор понял, что жжёт орган, к которому было подсоединено судно. Он резко отдёрнул простынь и снял раструб. Мужское хозяйство Кивко было пунцово-красным. Опытный глаз старшего лейтенанта безошибочно поставил диагноз: химический ожог.

– Палыч, ты чем дезинфицировал свою трубу?

– Хлоркой, – нисколько не колеблясь, ответил Тонких.

– Хло-орр-кой??!…Ну, ты-ы, Палыч… электрофорез тебе в анус! Хлоркой?!… Бери банку, налей тёплой воды, будешь делать подмывание… ну-у, Палыч… хлоркой?!…

Мичман Тонких извинительно и тихо юркнул в дверь и растворился в отсеке.

«Годзила химическая!… – слал ему в след упрёки доктор. – Хлоркой… видите ли… будешь теперь мудомоем. Хм, хлоркой… – он ещё раз внимательно осмотрел „хозяйство“. – Ну, распухнет… Пощиплет, не без этого… Хлоркой?!… Э! Э-э, парень! Ты чего?!»

Доктор краем глаза обратил внимание на стрелки прибора, они начали сползать к нулю. Он ткнул кнопку электрокардиографа и быстро стал готовить шприц. Из умного ящика поползла лента, как из кассового аппарата в магазине. Сколько чего стоит? Жизнь Кивко падала в цене. Разброс амплитуд кардиограммы пытался вытянуться в прямую.

«Парень, парень!… не шали. Сейчас я, сейчас, – доктор набирал раствор из пузырька, – сейчас я, быстро…»

За дверью бесцеремонно и громко по трансляции разнёсся голос Ротару: «Чорвону руту нэ шукай вэчорамы…» Но доктору было не до Софии. Он щёлкал по кончику шприца, выпуская воздух до тонкого фонтанчика.

И – о! чудо! Стрелки поползли вправо! Амплитуда кардиограммы росла! Но доктор всё равно укол сделал. Не больно и быстро.

Кивко лежал в забытьи. Вдев в уши стетоскоп, старший лейтенант начал прослушивание. Сердце больного с каждой секундой прибавляло обороты. Доктор прощупал пульс. «Как у спортсмена-стайера… Интересно! Что с организмом?»

– Кивко, ты как?

Тот открыл глаза, улыбнулся и прошептал:

– Щиплет…

– Потерпи… это мы поправим.

Ротару закончила петь. Корабельная трансляция «передавала» последние известия, но их отключили из рубки РТС.

Дверь в амбулаторию распахнулась, и доктор увидел трёхлитровую банку с водой на вытянутой волосатой руке.

– Валерий Яковлевич, меня начхим вызывает. У нас «катюша сдохла»…

– Мы же в надводном, что ей сдыхать?! – возмутился доктор.

– Не знаю… Пойду разбираться.

Дверь вежливо прикрылась. «…Левиафан иорданский… одни заботы от тебя, – подумал доктор, проверяя пальцем воду. – Хлоркой… оно – дезинфицирует…»

Он достал большой ватный тампон и окунул его в воду.

– Давайте, я сам… – сипло заговорил матрос.

– Ты лежи… и не дёргайся, – доктор приступил к обмыванию. – «Сам он»… Датчики на тебе, понял?!

– Понял, – ответил Кивко. – А руки, зачем привязали так?

– Сказал же – датчики… Ну, как? Так лучше?

– Уже не щиплет.

– Вот и ладушки. Пусть так полежит, как подгузничек. Он оставил влажный тампон на «хозяйстве» и прикрыл пострадавшего простыней.

– Товарищ старший лейтенант, что теперь со мной будет?

– С тобой? А ничего не будет. Дыши, главное, ровно. До приказа сколько осталось? Меньше месяца. Домой поедешь… Привет передашь своей нэзалэжний Украини!

– Да я же с Урала…

– Ну, тогда сибирякам привет!

Доктор внимательно рассматривал кардиограмму. «Мистика какая-то… На фибрилляцию не похоже. Прошло больше суток, да и стимуляторы я прокалываю. Вот эта и эта – вершинки… а дальше – плавный скачок!… Интересно!… может, это он так на песню реагировал? На его же мови. Да-а! Но абсанс ещё возможен… клиническая смерть – это не хлорка в шланге… – рассуждал сам с собою доктор. – Аута можно ждать в любое время… Эх, анализы б сейчас…»

Завтракали в экипаже на свежем воздухе. Лодка шла в надводном положении, и система вентиляции работала из атмосферы – по разомкнутому циклу.

Не успел доктор приступить к «квадратной яичнице» – омлету из яичного порошка – как недовольный старпомовский голос спросил:

– Глушенков, как состояние Кивко? Получено радио – работаем ещё двое суток.

Доктор отложил вилку и начал обстоятельно докладывать о состоянии матроса. Но через две минуты взбешённый старпом уже разделывал его под орех:

– Эскулап Асклепий, ещё и старший лейтенант! Я его о состоянии матроса спрашиваю, а он мне тут про отсосы-абсансы рассказывает! В зад свой эти фибриляции заткни! Понял? Фибрилляции-бляции! Ты мне гарантии дай, что я труп в базу не притащу через двое суток… Гипоксемия твердолобая!!

Доктор выдержал паузу и вполне спокойно ответил:

– Гарантии может дать только господь Бог. А в штаб доложите, что больной находится под постоянным наблюдением врача. Состояние больного – удовлетворительное, но стабильное…

– Ты мне тут Бога не впутывай! На небесах он, к авиации ближе… Гарантируешь, значит?

Доктор не ответил – ни да, ни нет, а спокойно стал нарезать «квадрат» ножом.

– В море выходим – чаще Новый год бывает… А офицеры у нас заведования свои подготовить не могут, должно… – басил рассерженно старпом. – Начальник химической службы, как святой Евлампий, вокруг своей К-3 порхает! Дел – невзакавыку! Доктор идиоматику втюхивает… Ну-у, придём в базу… Я вам устрою праздник папуасов! – он зло отхлебнул чай и опять обратился к доктору. – Глушенков, а когда же Вы, наконец, свой склеп в порядок приведёте? Благодаря Вам за задачу трояк влепили…

– Нет же белой краски у боцмана, товарищ капитан второго ранга! – спокойно, но с толикой иронии ответил доктор.

– У боцмана её, может, и никогда не будет, так как её и в тылу нет… Но вы же офицер? Или кто? Вот и купите. Деньги-то вам пока платят? Я не знаю, как там Кивко, но ведь в Вашей амбулатории – глист повесится!

Сидевший рядом со старпомом замполит как-то с ужасом посмотрел на свой недоеденный омлет. Ну, не везёт замполиту с приёмом пищи. Брезглив, однако!

– В общем, так, старший лейтенант медицинской службы. По приходу в базу сход я Вам запрещаю! Пока не приведёте свой «склеп» амбулаторию… в надлежащий вид. Вы поняли?!

– Есть, – коротко ответил доктор, выразительно и красиво помешивая чай в стакане нержавеющей ложечкой.

На этом раздача слонов и вопли в эфире были закончены. Завтрак проходил в дружественной и доброжелательной обстановке. На «свежем воздухе».

Через два часа лодка дала дифферент на нос и ушла на глубину.

Состояние матроса Кивко было нормальным. Он даже самостоятельно, но под наблюдением врача, дошёл до гальюна, так как справлять свои нужды в амбулатории напрочь отказался.

Глушенков доложил командиру, что кризис миновал, но радоваться было ещё рано. По приходу в базу моряка необходимо было положить в стационар для взятия и исследования анализов. Командир пообещал вызвать «карету» скорой госпитальной помощи на подходе.

Замполита больше интересовал вопрос «национального воскрешения на ниве языка и песен», вскользь оброненный доктором. «Это же целая тема доклада в на ладан дышащий политотдел, – строил планы замполит. – Жива, жива коммунистическая идея! И рано нас списывать на воспитательную работу… Рано, демократы, рано! – замполит сидел в своей каюте и прокручивал на магнитофоне все имеющиеся кассеты. – Ни одной песни на украинском… Ни одной! Хоть тресни! И у экипажных меломанов их тоже нет. Металлисты свободной демократии, – зло думал зам. – Распустились! Запад вам в уши-то насвистит! Ох, насвистит! – и тут его осенило. – Рядчик! Рядчик Станислав Сергеевич! Командир первого дивизиона, „золотой голос“ экипажа. Ему по жизни надо бы в Ла-Скала петь, а жить в Венеции, а он – катушка магнитофонная – в подводники подался. Попа в масле, член в тавоте – но зато в подводном флоте! – мысленно прихлопывал и притопывал замполит. – Он и споёт! И не хуже „чёрных дыр“ эстрады споёт! Хоть на украинском, хоть на итальянском…»

Обуреваемый идеей «вокалолечения с этническим флёром», замполит пошёл к доктору.

Старший лейтенант все выслушал молча и не возражал. «Устраивай, устраивай концерт, – с усмешкой думал врач. – Вам, дуремарам, больше и заняться нечем… По специальности вы – скоморохи, а по должности – руки-ноги-разводители. Эх, на ваше бы место – психологов, если по уму… Но где ум-то – в нашей расейской чехарде. Не-ту-ти!»

К вечеру всё было готово. Культурная программа состояла из двух частей: в первой части – художественная самодеятельность экипажа, во второй – просмотр художественного фильма.

Номера художественной самодеятельности были даны на откуп командирам боевых частей. Те, в свою очередь, были предупреждены об их украинской направленности.

Перед началом концерта Кивко опять облепили датчиками, заботливо привязав руки к трубам кровати.

И… началось!

Выступления «отсечнорощенных» артистов передавали по трансляции на все отсеки.

Но ожидаемого эффекта замполит так и не получил. Знающих украинские песни в экипаже не нашлось, а пять человек, владеющие языком, оказались «непрофпригодными» даже для самодеятельного почина.

«Золотой пилюлей» для замполита, конечно же, стало выступление комдива раз Рядчика. Но и тут пресловутая национальная идея дала трещину.

Карие очи, чорные брови,

Вы тэмны, як ничка,

Ясны, як дэнь…

…и слушатели затихли… Околдованные голосом, песенностью стиха и ещё Бог весть чем… когда слушаешь истинное дарование.

Усталые, не выспавшиеся, пребывающие постоянно на краю транса ответственности, подводники чувствовали, как разворачивало и вытряхивало их души. Как там, в их закоулках, воссиял и разливался упоительный свет, свет мастера-искусника…

Ой, очи, очи! Очи – дэвочи!

Гдэ вы навчилысь зводыть людэй?!…

струилась песня.

Когда певец умолк, ещё минуту стояла тишина, а потом всё взорвалось от оваций.

Моряки в отсеках неистово и искренне аплодировали, стоящие на вахте в других отсеках кричали «Бис!» и «Браво!» и просили петь ещё.

«Каштан» разрывало от восторгов.

– Стас Сергеевич, давайте «Тоску»… – отдалялось эхом с пульта ГЭУ. – Каварадосси! Каварадосси! – скандировали по «каштану».

Командир первого дивизиона улыбнулся и бросил взгляд на слушателей в отсеке.

– Стас, пой – Каварадосси! Но, смотри, не «спорть» песню… – подначил начальник химслужбы капитан третьего ранга Чупахин.

Замполит попросил спеть ещё что-нибудь на украинском. Рядчик был в замешательстве, но подумав, сделал шаг вперёд, объявил сам себя.

– Итальянский композитор Пуччини, ария из оперы «Тоска», партия Каварадосси… Пою на итальянском… Предупредите пульт ГЭУ, а то они A3 свалят…

В отсеке понимающе засмеялись.

После сложной оперной партии командир первого дивизиона спел ещё трижды – по заявкам.

Заключительная часть «первой части» была премирующей. «Золотой голос» получил большой пирог, на который замполит выделил две банки домашнего варенья. Отрезав от пирога небольшой кусок, капитан третьего ранга обратился к восторженным сослуживцам:

– Всё остальное – вам, от благодарных артистов!

Овации не умолкали. У наиболее уставших и задёрганных пропали печальные морщинки.

– Сергеич, нас приглашают за кулисы… – таинственно поведал Цомая.

И офицеры удалились в первый отсек.

Дверь каюты доктора была гостеприимно открыта. Сам он сидел на краю койки и что-то писал на линованном листе.

– Как там наш поражённый? – задал вопрос Рядчик, заходя в каюту. – Валера, передашь ему кусок пирога – от «Тоски».

– Оклёмывается, Станислав Сергеевич, вот пишу сопроводиловку в госпиталь. Парню срочно нужно делать анализы, качественные, а у меня для этого – как у церковной крысы, ни черта! Нищаем, нищаем…

– А это – от меня, – нарисовался за спиной Рядчика долговязый Цомая. – Передашь бойцу «гранату», – он положил пунцовый крупный гранат рядом с куском пирога. – У них на Украине – такие не растут…

– А он и не с Украины, а с Урала…

– Ну, док, извини, пельменей у меня нет! – развел руками Цомая.

– Ладненько… Володя, закрывай дверь. У меня тут эликсиры есть – для больных и избранных…

– Так это ж мы – избранно-больные! И как ты, док, всё знаешь?! – удивился Цомая.

– Перечисляю – на мяте, на родиоле розовой, на меду и с перчиком… Есть ещё чистый, но не медицинский – галоша галошей…

– Ну-у, «галоша» у нас самих водится, – хохотнул Рядчик. – Борисыч, с чего начнём?

– Я бы мятного выпил, мне через двадцать минут на вахту, а в центральном нюхачей – сами знаете…

Доктор достал три мерных стаканчика.

– Лично я пью на родиоле. Возбуждает! А мне ещё сутки не спать, – сказал доктор. – Ваш выбор, Станислав Сергеич?

– А-а! Давай – с перчиком… Я сейчас пойду в люлю – кимарну, если удастся.

Старший лейтенант разлил «по заявкам». Выпили. Закусили драже поливитамина.

– Док, зад мне разодрали из-за Кивко – и командир, и старпом… без наркоза. Групповщина, понимаешь ли… – пожаловался комдив два.

– Не бери в голову, – ответил Глушенков. – старпом и на меня собаку спустил. У него «каллус на головном мозге», после того, как его в академию не пустили.

– А вот с академией они зря Парамоныча задвинули. Ведь грамотный мужик и спец отменный, – вступился за старпома Рядчик. – Таким зелёный зажигать надо, а они тупо бортанули…

– Кому они сейчас нужны – грамотные?! Завтра в базу придём, а нам скажут – следующий выход только через год, так как в стране нет денег…

– И умы в стране заканчиваются, – добавил доктор. Офицеры взяли ещё по горошине драже. Пожевали.

– Хватит жрать! Док, наливай по второй. За тех, кто от денег без ума! – перевел грустный разговор в нужное русло комдив первый.

– Ну! Если за женщин – офицеры пьют стоя! – сказал доктор и встал.

Его примеру последовали и комдивы.

– Эх, хороша… Но насыщение амброзией предлагаю закончить. Мне на вахту. Док, но третья – за тобой, когда в базу придём… А то я с перчиком так и не попробовал.

Сожалея, Цомая вышел из каюты. По трансляции уже прошла команда: «Второй смене построиться на развод. Третий отсек, средняя палуба».

– Ну, как эксперимент? – поинтересовался «золотой голос».

– А никак… Туфта всё это! По логике, у хорошего слушателя сердечная тональность падать должна, как и давление в организме. Да это всё зам с идеями. Ему заняться нечем… А с другой стороны – экипажу тоже роздых нужен, третью неделю в стременах… Станислав Сергеевич, а Вам явно на подмостки надо… С таким-то голосом!

– Не на подмостки, а в люлю… Ну, спасибо, док!

На следующие сутки, к ночи, когда швартовая команда, похожая на красногрудых снегирей, суетилась и заводила швартовые концы на пирс, доктор сказал Кивко:

– Вот и приплыли, Слава… Вставай и потихоньку одевайся. Госпитальная машина у КДП. Полежишь недельку, анализы у тебя проверят… Ты не дрейфь, самое страшное позади! В рай небесный тебя не взяли. Сказали, что зелен ещё. Так что, можешь, смело, отмечать своё второе рождение! А теперь ответь мне, как ты относишься к песне «Червона рута»?

– Плохо, товарищ старший лейтенант… Я её теперь всю жизнь ненавидеть буду…

– Что так?

– А если вас восемь месяцев – день в день, под эту музыку на физзарядку гонять – вы как?! И форма одежды – с голым торсом – и в мороз, и в снег, и в ветер…

– И это где же так?!

– А в учебке… в Новосибирске.

– Ну-у, тады – ой, Слава Кивко… Оделся? Пошли…

Выйдя наверх и ощутив землю под ногами, подводники залюбовались ночным пейзажем. Заснеженные сопки, олитые золотисто-жёлтым лунным светом, как мудрые полярные совы, хранили молчание. Величественные и полные собственного достоинства, их коренастые силуэты могуче простирались по побережью. Черная застылая вода залива парила белыми лохматыми туманами, разбрасывая их клочьями и отражая в прогалинах звёздное небо.

– Ну что, жива Расея?

Доктор вытянул руки, потянулся, подставляя лицо крутому морозу.

– Не извольте беспокоиться, Валерий Яковлевич. Жива! – раздался знакомый голос за спиной. – Так я завтра буду только к обеду… Командир дал «добро».

– Ты, главное – не забудь краску купить. И на-ка вот, на растворитель и кисточки…

Доктор протянул деньги мичману Тонких.

– Да как же тут забыть? Конечно, помню… – Заторопилась «чёрная гора», увидав у КДП авто с красным крестом.

– Товарищ старший лейтенант, а концерт с украинскими песнями – в мою честь?!

– И в твою тоже, – согласился доктор, поднимая ворот шинели матроса. – Не форси, замёрзнешь.

– Да у меня в роду и украинцев никогда не было!

– А ты знаешь? – иронично заметил доктор.

– Знаю. Батя рассказывал. А фамилия наша должна быть – Кивковы… Но когда паспорта выписывали, прадед так с писарем укушались, что тот не смог дописать букву «в». У нас и вся родня – Кивковы, среди них только мы – Кивко…

– Русский, значит? – доктор поддержал матроса под локоть, так как тот заскользил тапками по обледенелой аппарели пирса. – Ты вот что, русский, в госпитале веди себя прилично, без дембельских закидонов. Понял?

– Ага, – обнадёжил Кивко.

– Не «ага», а «есть». Пока ещё служишь… Агакает он!

– Есть! – весело ответил матрос, открывая дверь «скорой помощи».

– Через два дня проверю… в госпитале. Удачи!

Доктор захлопнул дверь, и машина тронулась, обдавая его бензиновым выхлопом.

Подводная лодка, прибывшая с моря и надёжно отшвартованная у пирса, напоминала разряжаемую новогоднюю ёлку. Уставшие и малоразговорчивые подводники угрюмо «гасили свечи и снимали гирлянды», а сама красавица их мало интересовала. По отсекам ещё гулял тёплый дух неутомимого веселья, но этот дух уже не пах оранжевыми мандаринами и дымными хлопушками… Бал окончен. И было немного печально… И только верхний вахтенный, облачившись в овчинный тулуп и валенки, мялся старым сторожем на трескучем морозе, прижимая автомат и сдувая конфетти-снежинки с высокого воротника. И вход в рубку боевой субмарины напоминал бестолковую железную калитку на складе ёлочных украшений в середине января.

Доктор спустился вниз, прошёл в первый отсек и открыл дверь своей каюты. Койка, застеленная темно-синим одеялом, криво улыбнулась двумя параллельными полосами.

Старший лейтенант взбил тяжелую ватную подушку, расстелил поверх носовой платок и лёг, не снимая РБ. С сетки верхнего яруса в ногах свешивался белый длинный шнурок. «Глист повесился!» – подумал доктор и тут же заснул. Уснул тихо и спокойно. Так можно заснуть, только отработав четверо суток и ни на минуту не сомкнув глаз.

Вадим Федотов

Рассказы

Родился в 1952 году в военно-морской семье. Рос в этом же окружении.

Учился в образовательных учреждениях различных военно-морских баз, после окончания которых лейтенантом вернулся в родные края. Подводным прошлым (в настоящем) гордится, но не хвалится. Пожизненный североморец, хотя заканчивал службу в Севастополе. В литературном творчестве твердых ориентиров не имеет.

СТРЕЛЬБА ПУЗЫРЕМ

Sic tranzit gloria mundi.

Дорога, хорошо знакомая с детства, не утомляла, но и не возбуждала – она была по-летнему сухой, и ее пологие асфальтовые повороты хорошо просматривались далеко вперед, а по обеим сторонам тянулись покрытые брусникой сопки, плавно переходящие друг в друга. Водитель шоколадной «троечки» – флагманский химик дивизии атомных лодок – «общением» не досаждал. Как ни странно, пистолет в кобуре, надетой прямо поверх лейтенантского пальто, тоже вносил свою долю в создание атмосферы умиротворенности.

«47-я», прервав боевую службу из-за пожара, вернулась с тремя трупами. Официальный отчет об этом печальном событии ждали в вышестоящем штабе, поэтому-то новенькая машина неслась в сторону флотской столицы – славного Североморска, а опечатанный портфель с секретами валялся на заднем сиденье.

После оформления пропуска флагхим, оставив своего вооруженного сопровождающего в комнатке для посетителей под парадной лестницей штаба флота и посоветовав ему не высовываться, пропал со своим портфелем где-то в «коридорах власти». Вернулся он неожиданно быстро и, воровато подмигнув, достал из портфеля какие-то документы, сноровисто расписался сам и заставил расписаться своего спутника за какого-то обладателя длинной вычурной фамилии, затем, смачно плюнув, опечатал портфельчик и вновь исчез.

Время тянулось медленно. Устав сначала сидеть, затем топтаться на площадке под парадной лестницей, голодный лейтенант поднялся по ступенькам и, не выходя окончательно в просторный холл, увешенный картинами военноморского содержания, стал осматриваться. Буфетом не пахло. За исключением двух лениво слонявшихся по паркету вооруженных старшин срочной службы, в холле никого не было. Это было и неожиданно, и странно – видеть вооруженных пистолетами моряков лейтенанту до сих пор не доводилось. По парадной лестнице кто-то спускался, и ранг его не определялся из-за слепящего света, падающего из окна верхней площадки. Уловив по силуэту, что на спускающемся – дефицитный офицерский плащ и фуражка-аэродром, лейтенант молодцевато отдал честь, на что «фигура», замешкавшись, ответила с явной неуверенностью, которая стала понятной спустя мгновение: «фигурой» оказался отягощенный канцелярской папкой штабной мичманюга, величаво пересекший холл и исчезнувший за дубовыми дверями Штаба. Настроение испортилось. Так как заняться было решительно нечем, лейтенант, вернувшись в каморку, бездумно принялся за разборку своего оружия. «Запечный сверчок, – мелькнула смутная мысль, – запечный сверчок, разбирающий табельное оружие». Буратино лейтенант почему-то не вспомнил. «Папа Карло где-то болтается, хочется есть, но в убогой каморке нет даже нарисованного на холсте котла с кипящей похлебкой». Повторив операцию сборки-разборки несколько раз, бедолага потерял интерес к этому занятию, и, всаживая в рукоять обойму с патронами, вышел на площадку. Щелчок ставшего на место магазина был заглушён стуком массивной штабной двери, вслед за которым послышались неторопливые «солидные» шаги. Один из находившихся в поле зрения старшин подтянулся и вскинул руку к бескозырке. Лейтенант, держа в руке увесистого «Макарова», приподнявшись на одну ступеньку, с интересом вытянул шею, памятуя о позорном конфузе с приветствием младшего по званию. Появившаяся из-за угла солидная персона оказалась, слава Богу, не мичманом, а самим Командующим Краснознаменным Северным Флотом адмиралом Егоровым, который, ответив на приветствие дежурной службы, плавно проследовал мимо притаившейся на уровне паркета пустой лейтенантской головы, увенчанной белым «грибом». Голове показалось, что державный взгляд упал в ее сторону, и поэтому, переложив ствол в левую руку, лейтенант с упоением отдал честь своему Командующему, которого видел первый и последний раз в своей офицерской жизни. Командующий или был ослеплен бившим в глаза солнцем, или принял пустую лейтенантскую голову за забытый на ступенях кочан капусты, на который какой-то шутник насадил «гриб», но на приветствие не ответил, а шагнул вперед и исчез в лучах солнечного света, заполнявшего лестницу, ведущую к славе.

По возвращении в базу лейтенанта арестовали – по недоразумению – так как его лодка ушла в полигон стрелять торпедой, а он числился в «нетях». По совету ушлых старших товарищей, молодой права качать сразу не стал, а, сноровисто оформив документы и оделив спиртом гауптвахтенного мичмана, достойно отдохнул дома, посещая магазин строго в партикулярном платье.

А лодка через несколько дней вернулась. По какой-то уже не важной причине торпедой стрельнуть не получилось – стреляли пузырем.

Лейтенант-сиделец объявился и вовсю изображал оскорбленную невинность.

БОДИБИЛДИНГ

Все было хорошо, хотя, если задуматься, ничего хорошего не было. Но задумываться, как всегда, не хотелось.

А потому все было хорошо!

Впрочем, у нее действительно «все было хорошо», и сама она была хорошей. И скромной…

Предыдущие в массе своей тоже были хорошими и скромными.

Скромности отдавалось особое предпочтение, так как, считая себя с недавнего времени пуританином (а еще и адвентистом седьмого дня), он заставлял себя заниматься ЭТИМ сдержанно и с большим внутренним достоинством.

Однако ночь миновала, и сейчас (это почему-то постоянно повторялось по утрам), в пыльном пространстве тренерской, качества эти никакой ценности уже не представляли. «Было, да сплыло», – окончательно просыпаясь, пробормотал он.

Повернув голову и с усилием разлепив глаза, он посмотрел на большие корабельные часы, висящие на стене – уже более часа шел его новый рабочий день. За тонкой декоративной дверью грохотали железом – это «качались» чуваки, неаппетитно тянуло потом…

Конечно, с такой жизнью надо было кончать.

Надо было уехать в Канаду или Австралию (или, на худой конец, куда-нибудь в Европу), заняться спортивным бизнесом, продолжать качать чуваков – ведь он владеет методиками… Надо было по-новой жениться или заняться выращиванием шампиньонов… Надо было…

Впрочем, сейчас ему надо было вставать – в дверь уже неоднократно бестактно стучались.

Разгладив смятые во время сна брюки и волоча за собой банное полотенце утраченной расцветки, он шаркающей походкой бывшего спортсмена покинул тренерскую через запасной выход и, стараясь не смотреть на глянцевый постер с недавно умершим красавцем, рекламирующим «CAMEL», опустив плечи, в глубоком унынии про следовал к одинокому умывальнику, торчащему в дальнем конце фитнесс-клуба.

Все было плохо.

ДЕЛО МОНРО

Только тщательно перемешивая водку с пивом, можно достичь требуемого результата.

Ваганов В. А., подводник.

Все смешалось в доме Облонских.

Толстой Л. Н., не подводник.

Действительно, все безумно перемешалось в нашей жизни.

Гатчина. Императорский парк: переменчивая погода, на глади озера – лодки с матерящимися отдыхающими, чудом сохранившиеся утки, над гладью – невозмутимые перистые облака. Отшумело 300-летие СПб, не задев своими крылами этих благословенных краев. Благолепие.

И вдруг вечером по центральной программе ТВ – репортаж, бичующий взяточничество и мздоимство. Повязан в момент получения взятки врач областной ВВК губернского города N. Растерянного немолодого бедолагу в съехавших на нос очках с дужкой другого цвета, истошно кричащего, как и положено при силовом задержании, старательно вяжут перед объективом оперативной съемки ражие молодцы из «Быстроупака». Картинка некачественная: камера дрыгается в чьих-то руках, стараясь донести до зрителей всю напряженность происходящего. Задерживаемый не оказывает абсолютно никакого сопротивления – он жалок, напуган и, кажется, готов расплакаться прямо в кадре – создается впечатление, что это не самый крутой мздоимец в упомянутой ВВК. А может, это просто искусная актерская работа? Маска?

Но губернский закадровый голос называет фамилию злодея, только что прекратившего благодаря «органам» свою преступную деятельность. Осеняет: это же соратник по совместной деятельности шестилетней давности Василий Сергеевич Баламутов-Монро – тихий, безобидный, не шибко грамотный ЛОР-врач. В отдаленном прошлом – подполковник медицинской службы, в настоящем – схваченный за руку на пяти тысячах рублей зловещий взяточник.

Да, вы не ослышались: «Схваченный на глазах всей страны за ПЯТЬ тысяч рублей».

Спору нет, со взяточничеством необходимо всем нам – порядочным и честным – вести «незримый бой», но выносить такой вот ничтожный случай на экраны центрального канала на фоне сколоченных на глазах у всей страны миллионно-миллиардных состояний и целых городов многоэтажных частных жилищ, владельцы которых представляют при необходимости смехотворные декларации о доходах, – нелепо и просто бесстыдно.

P.S. Через несколько дней стало ясно, что «дело Баламутова – Монро» – лишь пролог всероссийской кампании по борьбе с населяющими страну бесчисленными «оборотнями».

МАЙКЛ

Мише и Ксюше.

Маленький худенький мальчик с продолговатым задумчивым лицом, украшенным большими серыми глазами с густыми ресницами, оплошал: он так заигрался с подаренным ему недавно парусником, что не заметил, как случайно обкакался. Конфуз. Но не более того. Беспокоило другое.

С мальчиком определенно происходило что-то еще, и мудрые бабушки, наблюдавшие за ним издали, знали, чем вызвано это «что-то».

А вызвано это было недавним приездом их (бабушек) двоюродного племянника – офицера с загадочных заполярных субмарин, сильно сдружившегося с племянником, и это «что-то» проявилось в том, что в поведении любимого внучка произошли разительные и тревожные перемены: изменилась походка – она стала какой-то карикатурно развалистой и ленивой, изменился ранее чистый и доверчивый детский взгляд – на девочек (за исключением кузины) он стал смотреть прищурившись и с чувством абсолютного превосходства, пару раз мальчик рассказал сомнительные анекдоты, дружно не замеченные окружающими, и несколько раз произнес слово «пернул» – совершенно неведомое в этой благополучной среде.

Заполярный племянник уехал, и о нем старались не вспоминать. «Он испорчен флотом», – вздохнули мудрые тетки, но с внуком-то надо было что-то делать.

Сейчас он виновато стоял в своих розовых колготках, оттопыренных сзади, перед двухметровым бородатым отцом и, сжимая за спиной ужасную дембельскую бескозырку с рожденной в бюро ритуальных услуг надписью «Подводные Силы Флота», переживал свой позор.

– Как же так, Майкл!? – в воспитательном экстазе завывал папа. – Майкл, как же так!?

– Так случилось, папа, – почти шепотом отвечал мальчик, еще более наклоняя свою стриженую головенку.

– Что – «так случилось»? Что «так случилось», Майкл!? – продолжал папа…

Майкл глубоко вздохнул, пожал плечами и, картинно разведя руки в стороны, неожиданно чужим хриплым голосом отчеканил:

– ОБОСРАЛСЯ…

Все замерли и, разинув рты, оцепенели…

Выручила природа: солнце заволокло тучами, ударил гром, и разразился резкий ливень, наполнивший огороженный участок бегущими под уклон бурными потоками мутной воды, в одном из которых рывками сползал к воротам игрушечный бриг, на главном парусе которого прочитывалось недавно написанное нетвердой рукой кузины:

«Рома – ЖОПА!».

ПОЛОТНО РАФАЭЛЯ

«Трах-тах-тах», – глухо и непрерывно хлопали транспаранты над людским потоком, заполнившим улицы.

Это БОЛЬШАЯ СВОБОДА выплеснулась в город в виде весны, солнца, теплого ветра и огромного количества людей, волокущих куда-то плакаты, лозунги, знамена и кричащих что есть силы: «Ура-а!», «Ельцын!», «А-аа!» и т. п. в микрофоны крупнейших телекомпаний планеты, ведущих прямой репортаж с улиц российской столицы.

Над всем этим безобразием, стоя на ступенях известной гостиницы, где разместились его мудрые родители, вовремя и навсегда покинувшие Баку, торопливо курил невысокий хорошо одетый брюнет – широко известный в узких флотских кругах химик Раф Варданян, прибывший в первопрестольную для прохождения службы после окончания Военно-Морской Академии.

Он тоже наслаждался свободой.

Позади были бесшабашные годы бакинского курсантства, служба на Черноморском флоте с дальними походами, экзотическими странами, ремонтами и снова походами – короче, вся эта, так манящая непосвященных, бравурная, полная «блеска и нищеты куртизанок» жизнь 33-летнего флотского холостяка.

На короткое время нескончаемый людской поток замедлил свое движение. Повинуясь настойчивому позыву слиться с толпой, Раф сбежал по ступеням и приблизился к краю тротуара.

– Слышь, брат! – обратился к нему молодой мужик, держащий древко супер-транспаранта, трепетавшего через всю улицу. – Подержи палку, пока я прикуриваю…

Не колеблясь ни секунды, Раф, отбросив окурок, схватил гладко обструганную деревяшку и, почти сгибаясь под сильными порывами ветра, попер вперед вместе с тронувшейся колонной, то радостно улыбаясь во все встречные объективы, то закидываясь назад в тщетной попытке прочитать надпись на своем полотнище.

Наконец, незнакомец прикурил и со словами «Спасибо, брат!» принял назад тяжелую ношу, а Рафаэль выскочил вперед, чтобы узнать, о чем все-таки вещает чудовищный транспарант, только что протащенный им перед именитыми телекамерами.

И игривый ветер свободы, чуть-чуть поиграв складками полотнища, вдруг резко развернул его и на какой-то миг выдал Рафу краткое и категоричное:

«НЕРУССКИЕ – ВОН ИЗ МОСКВЫ!!!»

ПРИМИТИВНАЯ АССОЦИАЦИЯ.

«Был он – не молодой, но бравый».

Конст. Симонов.

Главный герой нашего повествования в то время был и молодым, и бравым – впрочем, как и все слушатели той элитной (так им неустанно внушалось заслуженными педагогами) группы командно-медицинского отделения Академии. Звали его – Витюня. Отличался от других он немногим: был старше большинства из однокашников, так как «происходил» из фельдшеров, зачесывал волосы назад, был более других грузен и абсолютно ничего «художественного» не читал. А в то благословенное время положено было читать, положено было быть начитанным. А он – ни в какую, и еще бравировал своей «самобытностью». И вот это его свойство-качество являлось предметом постоянных насмешек и подначек, на которые он, скажем так, безразлично не реагировал. Разорялся. Нервничал. Да, забыл: кроме того, он был западным украинцем – это еще более распаляло безжалостных насмешников.

На занятия каждый слушатель являлся со своим набором макула… виноват, литературы, которая выдавалась в чемодане в секретной части кафедры.

Все, кроме нашего Витюни, уже приволокли свое «хозяйство» в класс и неспешно вели светские разговоры, готовясь к очередному уроку. Слегка похожий на калмыка, худой и верткий Major Zaozersky (напомним, что эта кликуха произносится по-английски) менторским тоном, ни к кому не обращаясь, пояснял суть понятия «примитивная ассоциация», объяснения его были доступны и интересны окружающим, это даже вызвало небольшую дискуссию. Когда задели еще какую-то неглубокую тему, хлопнула дверь, и в комнату наконец ввалился со своей тарой Витюня. Напевая «Червону Руту», он, помогая пузом (простите), взгромоздил чемодан на самый дальний от доски рабочий стол, влез в него с головой и принялся там возиться, не участвуя в светском общении, но, напротив, даже украшая его, то есть общение, своим неназойливым подвыванием.

И тут Владя Шорников противным елейным голосом произнес буквально следующее: «Намедни довелось посмотреть фильм „Раба любви“, – после чего последовала пауза, достойная опытного эстрадного ведущего, и все невольно насторожились, – очень хороша в главной роли Елена Соловей!» Комфортное течение «Червоны Руты» вдруг резко оборвалось, и из нутра витюниного чемодана бравурно грянуло: «СОЛОВЕЙ!!!! СОЛОВЕЙ!!!!! Пташечка…» Продолжение бессмертной строевой песни скрылось, пропало, исчезло, растворилось в восторженном реве свидетелей блестящего подтверждения некоторых ранее изложенных кое-кем околонаучных постулатов.

На днях, будучи в Питере, я узнал, что в канун 300-летия города на Неве Витюне присвоили генерала. Вот так-то.

Все остальные насмешники так в штаб-офицерах и остались (а половина – вообще на пенсии). И поделом им, марионеткам (нравилось, помню, Витюне это слово, хотя смысла его он не знал).

А чтоб, не дай Бог, Витюня не обиделся, не стану упоминать, на каком флоте он «управляет».

Иван Геннадьевич Храбров

Живопись, рассказанная с похмелья

Храбров Иван Геннадиевич, лицо, слава богу, понятной национальности. Родился в 1962 в Грозном, учился в Петергофе, служил на Камчатке, работает на развалинах ЧАЭС (но ЧАЭС – это не его работа!). Годы службы вспоминает без особого удовольствия (не для того она существует), но с приятным чувством сопричастности к славным, без иронии, делам Военно-Морского Флота, поскольку завещанное прадедами уважение к себе считает одной из лучших черт русского человека.

ЖИВОПИСЬ, РАССКАЗАННАЯ С ПОХМЕЛЬЯ

Заголовок должен быть. Тут я немного подумал и после слова «быть» аккуратно поставил точку, поскольку дальнейшие рассуждения излишни.

Хороший заголовок – все равно что хорошая фамилия: ибо если ты, к примеру, Зловунов, то и кончишь свои дни в стенах заводского парткома в светлых рядах строителей фановых систем. Зато если ты, к другому примеру, Зловоньев, то быть тебе капитаном 1 ранга, известным писателем инструкций и любителем пляжных красавиц.

Вот только не пытайтесь заставить меня давать объяснения, почему так. А потому. Жанр позволяет. Можете меня поздравить – только что изобрел новый жанр, а клавиатура – как жена подводника, все стерпит.

Итак, живопись бывает двух типов: живопись и выжопись.

По поводу второй можно рассказывать бесконечно, но это уже другой жанр.

Зато первая, надлежащим образом преподнесенная после утреннего построения за литровой кружечкой чая где-нибудь на укромном боевом посту, не имеет аналогов в мировой литературе, поскольку являет собой шедевр устного творчества коллектива героев-подводников, зарисованный с реально существующего придурковатого цирка, каковым является вся наша жизнь в обоих положениях – подводном и надводном.

Но вот про достоверность описания секретных систем и вооружения (и вообще про достоверность, особенно касательно живописи) на флоте спрашивать не принято.

А что вы хотите видеть в краях, где девять месяцев зима, остальные – жопа? А ведь замечено, что именно там и обитают подводники, и только изредка, в целях размножения, они появляются в теплых краях, где поражают представителей других видов стойким отвращением к труду, зверским аппетитом и способностью надолго впадать в спячку (т.е. явными симптомами морской болезни). Прости меня, Дроздов!

К слову, если ваш ребенок вдруг захотел стать подводником, следует немедленно его застрелить, иначе будет хуже при любом раскладе.

Итак, приступим.

Эпизод первый. Войны с двумя звездами вдоль погона

Пришел к нам новый боцман. Обычное, казалось бы, дело; старого Михалыча мы с почетом отправили на материк, причем попутно выяснилось, что то количество флагов, тапочек и разовых простыней, которое он напер с корабля за десять лет беспорочной службы, в пятитонный контейнер просто не вмещается. А мебель оказалось проще вообще оставить: без нее роскошная однокомнатная хрущевка, где обитал Михалыч с женой и двумя детьми, выглядела просто спортзалом, огромным и неуместным.

Через неделю уже и голова перестала болеть по утрам после проводов, и кресло у рулей пустое перестало в глаза бросаться. Командир с утра из штаба злой пришел – внеплановые стрельбы какой-то идиот выписал, две недели в море болтаться, когда ухо само просится на подушку заняться боевой и политической подготовкой.

Нормальный подводник днем спит и – упаси боже – не в каюте, а прямо на боевом посту, для чего по укромным местам зашхерены телогреечки, на которых надлежит разместить соответственно тело. Собственно работа обычно начинается после захода солнца, как сказал классик, когда в Стране Дураков начинается рабочий день.

А за командиром пришел новый боцман. Как потом выяснилось, служил он прапорщиком и начальником склада лет пятнадцать в глухой тайге, пока туда проверяющий не приехал и не выяснил, что склада как такового нет, поскольку постоянство – признак мастерства и прапорщик тренировался ежедневно исключительно переносом материальных ценностей домой. А куда можно сослать из тайги? Правильно, на Камчатку. Сесть не хочешь? – иди служи на лодки! А в штабе народ тоже простой – экипажу в море, а у них боцмана нет. Боцманом будешь? А прапору один хрен – боцманом, Шацманом, кульманом, да хоть муллой в партячейку. Ладно.

Продукты загружены, расходный материал (то бишь, шило попросту) получен, колбасу старпом лично на борт занес – во избежание. И так вся рубка полна зашхеренными банками с персиками – бойцы, как хомяки, заначку на поход делают, хотя непонятно, зачем – приходи на камбуз да ешь, кто мешает? Традиция, однако.

А подводник никогда не хочет работать, кроме одного случая – на складе колбасу протирать шилом.

По местам стоять и так далее скомандовали, Рыбачий, как положено, растаял в далеком. Командир пошел спать, приказав дать крейсеру крейсерский ход в двенадцать узлов на глубине сто пятьдесят метров. Новый боцман рули толкнул, из последних сил стараясь не храпеть.

Через некоторое время искомые сто пятьдесят были достигнуты и перестигнуты – заклинило – под заливистый лай старпома, поскольку «эр-пе-ка-эс-эн», как оказалось, имеет значительную инерцию, усугубленную заклинкой рулей в крайнем положении. И началось!

Конечно, приятно быть в центре событий, когда не ты в чем-то виноват. И кресло вычислителя в самом центре Центрального поста – самое подходящее место для наблюдений, только иногда надо уворачиваться, если старпом (душа-человек на берегу) чем-нибудь кинет сгоряча. Трудно азербайджанцу старпомом быть, тесно душе джигита в Центральном, особенно если последний резво проваливается в тартарары под язвительные вопросы из отсеков – не пора ли перестать выливать кислоту из аккумуляторов и до каких неприличных пределов можно греть упорный подшипник главного вала?

Особенно плохо, если проблемы с давлением. Ладно еще внутричерепным, а то ведь в системах среднего и высокого, когда срочно надо дать пузырь в нос. И очень старпому хочется дать в нос боцману чем-нить тяжелым, невзирая на то, что боцман ровно вдвое выше ростом. Но кресла, как положено, привинчены к палубе, а зам в режиме Заратустры уже высунул то ли лицо, то ли другую часть тела (у него они очень похожи) из второго отсека на запах жареного. Нельзя партийному старпому руки прикладывать! Вот и нарезает он вертикальные круги по Центральному, щедро поливая всех боцмановских родственников до невозможного колена.

В какой-то момент рули таки отклинились, но зато переклинило боцмана. А боцман в состоянии обезьяны за рулем ракетного подводного крейсера, и не какого-нибудь, а стратегического назначения – это, надо сказать, картина Репина, написанная Дали.

Акустик потом притащил курсограмму и, когда показывал путешествие в трех измерениях а натюрель, очень все это напоминало рассказ немого летчика про яростный бой с тремя мессерами. Боцмана, конечно, воспитали и обучили (а куда его деть, если приказом назначен?), но с тех пор прозвали Леша Люфтваффе.

Эпизод второй. Звездные войны те же, но поперек

Ушел наш дражайший доктор на пенсию в чине страшного лейтенанта запаса. А умники в Военно-Медицинской Академии в том году решили, что надо теперь не шесть лет доктора учить, а семь. И тогда здоровье военнослужащих достигнет небывалых высот, суля невиданную продолжительность жизни мичманов и расцвет всех искусств сразу, а записи в медицинских книжках личного состава будут поражать совершенством слога и изысканной красотой штиля.

Правда, по моим наблюдениям, седые флотские доктора «академиев» не кончали, а были побочным продуктом производства школы марксизма-пароксизма.

Итак, наш опухший от многолетнего сна док радостно помахал нам ручкой, как будто мама в Иерусалиме его ждет, а не рязанские огурчики в рассоле.

Немедленно у старпома заболела голова – не от привычного похмелья, а просто некому принять амбулансию и хирургенцию. Но долго у старпомов голова болеть не может, не дано, потому что палец привычно тычет в мирно рысившего неподалеку лейтенанта, и голос привычно отдает гордые военные команды: «Лытинант! Исса! Ставь крестик!»

Сим действом под ответственность юного командира клистирных трубок переданы разные замечательные предметы. Набор хирургический №1 для подводных лодок, то же №2, дальше больше номер, и еще печать для рецептов, а отдельным ящиком секретные (sic!) таблетки №1 препарата №2 от радиации 500 штук. И в придачу – много разных интересных и поучительных обязанностей.

Например, у военнослужащих бытует заблуждение, что доктор обязан их лечить. Ничего подобного! Таковые случаи, конечно, не редки, но в основном это бывает в шесть утра, когда у дверей мается страдалец со словами: «Доктор, у меня тут вот…» Это значит: из сейфа достается канистра из нержавейки скромной емкости 10 литров, и страдальцу выдается полстакана лекарства и огурчик. Анамнез потом старпом выпишет художественным слогом (если симптомы усечет), потому что русская рулетка выродилась в контрольный выстрел в желудок.

Во всех других случаях из рукава черной гестаповской шинели достается либо один указательный лечебный палец в направлении медсанчасти, либо, сообразно случаю, другой – в направлении госпиталя.

Приходится, конечно, иногда и поработать. Например, всему экипажу медкомиссию провести. Для этого с утра экипаж строится по ранжиру званий и доктор всем торжественно вручает медицинские книжки, а это, надо сказать, документ серьезный и глубокомысленный, иной раз такие глубины мысли в нем обнаруживаешь, такие откровения – Толстому отдохнуть не помешает!

После этого доктор скрывается за дверью и занимает свое место за столом, а рядом уже сидят еще три седовласых лейтенанта, и у каждого под рукой по три-четыре печати.

Набор не радует разнообразием: на каждой присутствует большая надпись «здоров» и ссылка на специалиста – стоматолога там, или еще кого. Проктолог в списке не значится. А зря. После краткой гражданской панихиды в исполнении замполита очередник протягивает свою книжку, куда доктор с размаху лепит свои три многостаночные печати и передает объект другому доктору для лечения печатями. Через час весь экипаж здоров и весел, и дружно чистит плац от снега.

Бывают, конечно, и очень настырные подводники, которые не верят собственным глазам и Большой Королевской Печати. Некто М., кап. 2 ранга, видимо, что-то заподозрил в своем организме и громко возмутился в том смысле, что даже анализов не брали. Но докторов голыми руками не пропьешь! Анализы? Направо по коридору, последняя дверь.

Опыт показал, что за дверью скрывается лаборатория и такой же седой доктор, но уже в чине майора м/с. Картина следующая:

– Че пришел?

– Анализы сдать.

– А-а-а… Ну, давай палец, (из пыльной банки достается ржавая железка, палец колется и выдается ватка с запахом спирта). Все! (железка бросается в ту же банку).

Логика такая же ржавая и железная: палец уколот? Уколот. Значит, анализ сделан. Только матрос-первогодок будет спорить. Старый кап-два спорить не будет.

Зато сейчас я могу начинать живопись со слов: когда я был доктором…

Эпизод третий. Морды лица те же, родные

Когда я был доктором, приходилось, в числе прочего, обеспечивать тренировки в УТП.

УТП – это учебно-тренировочный пункт, а попросту – списанная дизелюха, в которой установлены барокамера, бассейн и прочий пыточный арсенал. Очень удобно быть доктором иногда. Когда весь экипаж (кроме зама, натюрлихь) поочередно одевает рыжий резиновый костюм «дядя Ваня», призванный, видимо, не пропускать воду внутрь и воздух наружу (но на практике наоборот), и страшно веселую штуку ИДА-59, после чего, пыхтя и матюкаясь, надо залезть в торпедный аппарат по двое и вылезти с той стороны в бассейне. Доктор сидит наверху и покуривает.

Называется эта веселуха тренировкой по эвакуации личного состава через торпедные аппараты. А торпедный аппарат задуман вообще-то для других целей. А для этой вообще-то существует ВСУ, всплывающее спасательное устройство. Но я никогда не слышал, чтобы кто-то его успешно использовал для спасения. И ИДА-59 – неплохая штука (индивидуальный дыхательный аппарат), особенно – баллон с кислородом, мечта взломщика сейфов, но изобретения и изготовления 1959 г. И во всем этом барахле, стуча коленками по острым углам и потея, надо всухую залезть в торпедный аппарат. Потом, судорожно вспоминая таблицу условных стуков и таблицу режимов всплытия (старпом наверху сразу же проверит знание таблиц!) залиться по уши грязной и холодной забортной водой, упираясь в полной темноте в железную трубу со всех сторон. О, какие перлы русской словесности слышали родные торпедные аппараты!

Наконец, если все удачно, и напарник впереди не вышиб из тебя мозги свинцовой калошей, выплывай наверх, придерживаясь шкертика с узелками.

Вот этот самый шкертик как-то раз и прозвучал! Собственно, нужен он для того, чтобы сообразно с глубиной погружения отсчитывать по таблице, сколько на каком узелке надо повисеть ради соблюдения режима декомпрессии.

И когда начинается выход экипажа, то первым выходит один человек, толкая перед собой вьюшку с этим шкертиком. Вышел на улицу, вьюшку бросил, а кончик карабином надо зацепить за специальный рым. Это все довольно-таки трудно под водой сделать, да еще в темноте.

Ать-два, у солдата выходной, пуговицы в ряд! На флоте выходных почти не бывает, поэтому: экипажу построиться на плацу для следования в УТП.

Интендант, стоять! Куда побежал? Интендант срочно врет, не получается, поставлен в строй, пойдет первым за пререкания со старпомом.

А интендантом был Васька Г., в строю два десятка лет, и внешне – столько не живут, сколько он отслужил. Но никогда – ни разу! – ни в каких предосудительных тренировках не участвовал. И тут – на тебе, да еще первым.

А водичка забортная вообще-то достаточно непрозрачная штука, а тем более в темном и узком бассейне: разглядеть можно только копошение на дне, а судить о здоровье купальщика только по размеру пускаемых пузырей.

Начать тренировку!

Через минуток надцать всплыла вьюшка НЕРАЗМОТАННАЯ. Ну, у старпома привычная истерика из матных слов и невнятных угроз – сгною… прачка… в трубе… устрою… родишь…

Через еще пару минут интендант вылетел из бассейна как рыжая ракета, награжденная свинцовыми бахилами, пульс 200, зрачки во все очки, на губах пена, дергается внутри костюма и орет.

Оказалось, этот придурок начал на ощупь искать рым, присел на дне на корточки, но пристегнул не карабин с вьюшки, которая почему-то взяла и всплыла, а карабин с собственного пояса, чем и зафиксировал себя на глубине 10 метров в сидячей позе роденовского мыслителя, что для мичмана вообще-то принципиально непривычно. Но каков инстинкт к сохранению своей драгоценной жизни! – от шока усилием полусогнутых ног стальной карабин толщиной в палец был порван пополам!

А если б под руку фашист попался? Да в клочки бы ушел, в мусор, в пепел рисовой бумаги с иероглифом писца!

Кто сомневается в героизме подводника?

Нельзя в нем сомневаться, иначе количество внешне неглупых, хорошо образованных большей частью и даже симпатичных иногда мужчин, согласных залезть в железную трубу, припаркованную в краях, где птицы на лету от скуки дохнут, резко уменьшится. Вот женщины всегда умнее всех, их туда конвоем не доставишь, только под угрозой порвать паспорт со штампом. И получается, что в городах героев-подводников женщины одна на десять страдальцев. Никаких денег не хватает на ресторанный флирт, ибо в финале сплошь электрохимический процесс – динамо на вечер, больная голова на утро.

Эпизод четвертый. Эротический с политическим флером

Вот о блестящем решении этой проблемы и разговор.

Послали как-то гидрографа на Кубу с визитом дружбы. А гидрограф, или иначе – белый пароход, на самом деле – корабль разведки штаба флота, и занимается по извилистой дороге по капиталистическим водам чуть ли не всеми видами разведки, изо всех сил прикидываясь улыбчивым рассеянным очкариком с сачком, эдакий Паганель с коммунистическим приветом.

Ну, как положено, на борту десяток адмиральцев на предмет отдыха – не тратить же отпуск, да и за железный занавес им иначе дороги почти нет. А по радиокосмической разведке прихватили старлея Маркони (фамилию уж не помню), камчатского холостяка-подводника. В принципе, радистов всех кличут Маркони, добавляя «с экипажа такого-то».

Поход получился замечательным во всех смыслах, судя по отчетам заинтересованных служб, погода не подвела, снабженцы явили чудеса боевой подготовки и политического самосознания. По прибытии в конечный пункт объявили сход по принятым тогда правилам – пять человек в белой парадно-выходной форме на одного старшего офицера. В братские социалистические бары не заходить, сестринские социалистические же бордели как бы не замечать вообще. Доктору и особисту держать наготове десятилитровые клизмы на случай тропических и капиталистических болезней.

Кстати, упомянутая белая парадка наряду с капразовской «шапкой с ручкой» – одно из самых примечательных изобретений Института военной одежды СССР. Шапка-то ладно, жандармы вон и посмешнее носят, но в 45 градусов жары тужурка и брюки из шерсти, пусть даже тонкой, пусть отличного советского качества… лучше промолчу, а то дамы не простят никогда! Причем даже в сухом состоянии через ткань брюк отлично просвечивают синие военно-морские УСТАВНЫЕ (вы что, это же Заграница, уставным должно быть ВСЕ) трусы, потертые на коленках.

Причем белую парадку надевают полным комплектом только раз в году и в единственном городе СССР – в Севастополе на День Флота. Если не считать обезьянские края филиалом совка.

Итак, очередная пятерка «пошла», как с парашютом вниз головой, на всякий случай хорошо поев, но превозмогая холодок в желудке. Через час пятерка, молотя копытами, с пеной принеслась обратно, понеся боевые потери и с тоской в дальнейшей судьбе. К полуночи Маркони на борт не явился, а явился он, приятно улыбаясь оторопевшему особисту, только в шесть утра, причем спать в экипаже, кроме адмиралов, по-моему, никто не ложился. Как? Невозвращенец! С военного корабля! И командования на борту – размером с полный штаб флота! И где? – на Кубе! Рыдайте, оставленные жены, приспустите флаг – покойник на борту, и неизвестно, сколько их числом грядет завтра после сеанса связи с Москвой!

В общем, никто ничего не понял, на расспросы Маркони щурил хитрый ленинский глаз, а протоколы допроса нам, конечно, не давали. Ну да, по идее, должны были его вмуровать в карцер и кормить корабельными крысами, но тогда кто разведку вести будет? Так тихо-тихо добрались обратно в Севастополь, оттуда даже без конвоя самолетом на Камчатку, а из тамошних Палестин заокеанские проблемы 1-го отдела как-то и по-другому смотрятся… Влепили НСС (кто не знает – неполное служебное соответствие, две штуки – и вылетаешь с флота без пенсии и орденов) – служи, дорогой, дальше.

Как выяснилось, в Гаване Маркони втихаря откололся от группы, на неслабую по тем временам для совка валютную зарплату за три месяца похода заказал в борделе трех мулаток и видеокамеру напрокат. Через пару месяцев копию этого фильма имел каждый счастливый владелец видика (а таковым был каждый второй офицер и поголовно все мичмана). И как потом ни зайдешь к Маркони в гости, вечно у него в подъезде какие-то бабы толкутся. А как же! ТАКИХ мужчинов в СССР больше нет! А уж на Камчатке – так и подавно!

Эпизод пятый. Экзотический

Чего только нет на Камчатке! Да всего нет. Тривиальный поход за пивасиком в те времена оборачивался командированием энергичного и с фантазией лейтенанта в Петропавловск-Камчатский с четырьмя баулами и бойцом покрепче, и занимал целый день, без гарантии удачи. Поскольку пиво появлялось в городе раза два в день, в одном из магазинов, и в строгом соответствии с законом странного аттрактора, то есть по недоступному пониманию графику. А город сей расположен с двух сторон от 20-км кривой главной улицы и имел транспорт в состоянии зародыша, сдохшего в секунду преступного зачатия. Соответственно, возле перспективных, по теории вероятности, имеющей мало общего с математикой, точек всегда находилось энное количество расслабленных с виду типов, описание которых не поддается перу классиков литературы. А если поддается, то это литература отнюдь не классическая. И по незаметному неискушенному глазу сигналу боевой тревоги из сети связи, известной, как сарафанное радио (любопытно, как его называть в этом случае?), вся свора, мгновенно возбудившись, рыча и толкаясь, устремляется к запеленгованному грузовику. Иногда при разгрузке там обнаруживается пиво.

И вот тут больше всего поражает, что после швартовки в очереди и торжественного написания номера химическим карандашом на ладони каждый (!) бич превращается в Самого Вежливого Джентльмена Планеты, в воздухе плавают котелки (то есть то, что их заменяет) и густо висят фразы типа: соблаговолите… благоугодно… любезны…

От сюрреализма подобной куртуазности очень недолго рассудком двинуться свежему европейскому уму! И только пожив на Камчатке некоторое время, начинаешь в небритых мордасах, для которых стоматологи мира – не более чем персонажи мифологии, угадывать бывших докторов различных наук. И лишь предвкушение золотого напитка местных, явно языческих, богов возносит их в забытое состояние принадлежности к касте.

Но зато закон перекомпенсации в случае доброй охоты превращает потребление того же тривиального пивасика… Как там у классика: боже мой, как я сидел при нэпе! Как я сидел при нэпе!

При наличии минимального организаторского таланта, каковой есть у каждого подводника по определению, выглядит это дело так. В огромный бассейн под открытым небом заливается почти кипяток прямо из торчащей из земли трубы, в трехметровые сугробы по бортам бассейна втыкаются бутылки, неподалеку греется сауна, а из протекающей в сотне метров речушки извлекается рыбка из лососевых кило на пять-семь для последующей зажарки силами корабельного узбекока. А какие звезды наблюдаются из бассейна, когда небо не запачкано огнями цивилизации! А какие чистые мысли бродят в голове, толкаясь с непривычки и недоумевая!…

Да-с, всякая дерсу узала не на голом месте возникает. Да и как не возникнуть, когда от Рыбачьего километров 15 по сопкам, по еле угадываемым тропам, верхом на стальном коне с двумя педалями, а потом еще обогнуть особую такую сопку, уходящую обоими краями в озера, по краешку, на полколеса в воде – и выруливаешь к океану. К Тихому. Обычно. И Пляж, да, с большой такой увесистой буквы «П». Километров на 20 длиной, пару сотен метров шириной, где ни одного человека, а в песке торчит японский полуистлевший джип. А? Та еще загадка, откуда ж может на советской территории, году так в 1988, на берегу валяться японский джип? Причем на таком берегу, куда КАМАЗ заедет через озеро по воде, полностью скрывающей колеса. Ну и что с того, что невдалеке – эдак километров десять на вершине одной из сопок белеет зданьице с непонятным белым шариком на верхушке, явно космического назначения, а от берега много миль экономическая и охраняемая зона СССР?

А песочек пляжный, белый, как мичманская горячка, градусов под 60 равномерно уходит в синюю воду, и выпуклый военно-морской глаз аутоматычно так поёживается, отслеживая глубину в пяток метров на удалении хилого плевка. Это вам не сочинские страшилки для бабушек постпенсионного возраста. Кто-то еще хочет в Калифорнию? Так у нас кое-где покруче есть.

Эпизод шестой. Героический, как симфония у собаки Бетховена (не-собаки).

И люди наши как-то под стать пейзажам. В Голландию, к примеру, – а раньше она была крепким ВУЗом, штампующим неплохих офицеров: управленцев, механизёров и т.п. – после развала Союза заезжали немцы (и это не байка), а хотели они к себе на работу выпускников, которым за невозможностью трудоустройства в ВМФ даже кортика не дали, а дали просто пинка в сдохшую промышленность. Ну так Голландия в 80-х считалась таки довольно паршивой Системой, куда и троечник мог поступить. Но с нашим образованием любой двоечник-подводник на суше, если в бизнесе и не преуспеет (менталитет не тот), то уж до угла заката крена не даст. Пример? Извольте.

Как-то раз случился у бывшего подводника день рождения (он, день то есть, вообще-то случается регулярно и всегда несколько неожиданно), поехал он к друзьям в Киев его (день рождения) отметить, ведь главное в этом деле хорошая компания, не так ли? А жена друга преподает в Универе романские языки и связанные с ними неудобоваримые диалекты с поджелудочным произношением.

Друг же, как обычно, с утра быстренько от хлопот свалил на работу, но ведь кому-то ж надо на салаты встать? Кому-то же надо же ж! И кому же, если у нее две пары с утра? Ну, какие проблемы, надевается на организм серый костюм с серым же галстуком и умным лицом, берется кейс и пропуск, и весь комплект перемещается на филфак путем попеременного переставления ног.

Так. Обе пары у первокурсников, чего такого незнакомого? Правда, предмет сомнительный, сомнительный предмет – латынь, я извиняюсь, как в лучших домах известных городов. Ну, сначала было просто, группа юристов, никаких улыбочек, три минуты на разглядывание нового препода, потом контрольная. Списывать? Да, можно. Через час листки на стол, можно поговорить за жизнь, за рвущую сердце судьбу юриста… Контрольная была для самопроверки! – У-У-У! (студенты мысленно: сволочь какая! Столько работы за бесплатно!)

На второй паре, обнаглев, гражданин представился: меня зовут Остап Ибрагимович. Тут же вопрос: что, тот самый? Нет, даже не однофамилец. Черт, группа журналистов, хоть и первоклашки, а зубастые попались. Конечно, пара пошла кувырком, один, правда, туповатый был, на украинском языке начал спрашивать о наклонении в латыни. Спрашивают – отвечаем: можно задавать вопросы об орошении Нижнего Египта, о культурологическом вкладе WINDOWS-95, о латыни спрашивать не можно.

Но в целом все получилось удачно, поговорили о компьютерах, о безобразиях в Персидском заливе, даже сфотографировались в конце пары с подъехавшей настоящей преподавательницей, весьма очаровательной, кстати, дамой…

Но в таблице жизненного опыта упомянутого подводника с полным основанием была проставлена жирная пейса: «случалось мне преподавать в Киевском государственном университете им. Тараса Григорьевича Шевченко». И подобных галочек немало подкидывает чесоточная судьба подводника…

Эпизод седьмой. Ностальгический, блин

Видимо, все с детства знают анекдот, где один приятель всю жизнь вкалывает, учится, и годам к пятидесяти может гордиться своей кандидатской (чего одно название стоит в его-то возрасте!), халявной хрущевкой с тещей и телевизором и лелеемой грыжей, а второй все это время пил, но при встрече оказался эдаким вальяжным доктором зибзических наук с полным набором признаков благосостояния. Оказывается, в один прекрасный день бутылки сдал.

Аналогичная встреча произошла между двумя бывшими подводниками уже после построения недоразвитого капитализма в одной отдельно взятой на поруки Украине.

Ну, само собой, засели в кафешку (времена уж не те – по ресторанам с утра ходить), коньячку-с, само собой… Обычная картина Айвазовского «Бойцы вспоминают, где пили они». Один из них, со стертыми об инструкции зубами, хвастает напропалую трудовыми мозолями на инженерном мозгу и завидным постом и.о. начотдела хитрых рогов и могучих копыт, второй со вздохом признается в спекуляциях на рынке драгметаллов пару раз в месяц и гнусном тунеядстве в остальное время под сенью джакузей, гейш и прочей флоры. Ну, конечно, перебрали знакомых, помянули уехавших, погадали, кто есть еще дурак послужить, выпили за родимый плац с вековыми зародышами могучих кленов…

Отдельно пили за гордость украинского подводного Гранд Флита, привязанную покрепче к пирсу в Балаклаве, чтоб не утопла ненароком единственная дизелюха без аккумуляторов и даже без почти всех систем. Хихикнули по поводу назначений офицерского состава на корабли первой линии и причудливое поведение последних во время первой сдачи К-1 (то есть самого простого экзамена корабля на действия в составе самого себя под управлением обученного в барах, в основном, экипажа) – в общем, беседа была оживленная и приятная обоим, как бы охотники на привале в исполнении театра двух офицеров б/у.

Но вот в чем изюминка беседы – оказывается, второй сослуживец в страшные военные годы просто из традиции таскал домой списанные платы дико секретного компьютерного комплекса (есть такое понятие – радиодеталелюбитель) и поленился выкинуть немеряное их количество при переезде с Камчатки. Зато после развала и разгула вдруг оказалось, что на них еще и золото есть, а после переработки хватило и на жизнь, и на свой бизнес! Один разнесчастный разъем в советском исполнении имел почти грамм (!) чистейшего технического золота!

Эх, какую империю мы имели!

Нельзя не выпить двум старым легионерам за тяжесть римского меча! Ибо боялись супостаты и уважали.

А как официанты нас любили! А каких красавиц мы в загсы вели! Плачь, ностальгия, заткнитесь, Масяни, прощай, славянка!

А мы себя тут вот немножко поуважаем, вот только вторую коняшку возьмем.

Прозит!

Эпизод восьмой. Межрасовые звездные войны

Если кто бывал в те времена на острове Русский… Н-да, мало кто там бывал. В принципе, вот он, в четверти владивостокских квартир из окна виден, на катере полчаса. Вот только при посадке автоматчик пропуск проверяет.

А была там в те еще времена минная школа, ну и морпехи еще обитали. Мальчиков можно в кино показывать. Черная форма, пополам перетянуты ремнем, с двухметрового роста из-под берета радостный взгляд убийцы, а когда построятся, воочию видишь гордость державы, американы только Шварца и могут похожего выставить. Но Шварецнегр и десяти секунд не продержится против наших хорошо обученных пацанов, это не в кино горящим взглядом цепи рвать на сувениры.

В общем, суровому взору героя-подводника вполне приятно было лицезреть столь отшлифованный инструмент ведения боевых действий. Как, скажем, маньякам бритву «Жилетт» – по их опыту, «Жилетт» – лучше для мужчины нет. А кроме того, герои-подводники, как правило, росту небольшого и произвольных форм.

Вот и у нас был один мичманец с аппетитным животиком, короткими ножками и нервно помятой тонзурой на макушке. Зато какой души человек! То, что он оказался на флоте, было фатальной ошибкой природы, ибо любимым его занятием было дежурить на КПП военной автоинспекции с полосатой палкой. А поскольку мзды там не предполагалось, то в душе он был абсолютно бескорыстным ментом! Чудесной, кристально гаишной души был человек! И так он всегда рвался дежурить на въезде в город, так достал старпома, что тот плюнул и поставил его туда навечно сутки через двое, и шоб глаза усталые старпомские эту Базилию не видели!

Тут еще надо упомянуть, что к скромному росточку мичман имел круглую усатую морду и всегда носил круглые темные очки, чем необычайно смахивал на Ролана Быкова в роли кота Базилио.

В общем-то, подобное служебное рвение понять можно, ибо служил Базилио в БЧ-5 в самом маслопупском из дивизионов; кстати, когда во время ремонта случился пожар, то, во-первых, это был самый вонючий из пожаров всех времен и отсеков, во-вторых, потушить не могли сутки – не могли вычислить, из какой точки отсека такая задымленность, а в-третьих, где-то в трюме затлела после огневых работ принадлежавшая Базилио телогрейка. За что на гауптической вахте и отлились коту горючие старпомские слезы, дым был отменно едкий. Я так полагаю, из-за богатого внутреннего содержания телогрейки.

Но все кончается, как шило поутру. Грянули все ТОФ-ные учения 1987 года, печально прославившиеся героическим потоплением самонаводящейся болванкой малого ракетного корабля проекта 1234 с адмиральцем на борту. Сопровождаются такие события грандиозным шухером. А при таких раскладах уголовному миру легче – забейся, как таракан, в щель, поближе к камбузу, и все дела. А подводники потому во всех учебниках скрытность превозносят, что на самом деле всегда на виду, как дубы на фуражке, что в подводном, что в надводном положении. Любой проверяющий по поводу пожарного багра 18 замечаний напишет, чего там говорить про РПКСН. Оттого и спокойствие философическое у каждого подводника, что терять особо нечего, кроме якорь-цепей.

Сидит Базилио на своем КПП, радуется, что всю бригаду имеют особо извращенными способами, а он волшебной палочкой своей дирижирует. Варенье небось жрет, сыто пожмуриваясь, пока мы всем экипажем демонстрируем боевое умение во владении комплексом № 1 и № 2 физических упражнений на плацу. А потом, холодея, предъявляем конспекты работ вовремя не убитого Капланшей гения.

Стрелять, дура, учиться надо! У нас вон любой узбек с береговой базы пять пуль из десяти в мишень кладет, и то потому, что остальные пять патронов на человека интендант прикарманивает для похода с начштабом Петей в тайгу за кабанчиком.

Сидит Базилио, чаек дует, обжигаясь и мечтая, чтоб звезды вдруг вздулись и покраснели. Потому что тогда не Галактика взорвется, а станет он вице-адмиралом, и на лодки тогда ни ногой, ни даже мыслью шальной, черной молнии подобной, что стрелой взмывает к тучам – и тучи слышат радость в смелом крике мичмана…

Подъезжает к КПП КамАЗ брезентованный, долго гудит на шлагбаум, отрывая Базилио от созерцания адмиральского пупа. Базилио выходит из дежурки, почесывая пузо под тужуркой, машет виртуозно палкой, чисто Золушкина крестная, мол, пошел, дурак, учения у нас, приезжай через пару дней. С КамАЗа спрыгивает черный подполковник о двух метрах росту, вежливо объясняет, что учения у них как раз тоже, а посему ему надо в штаб бригады обеспечивать охрану, на что имеется предписание оперативного дежурного по флоту. Но мичман сам себе Карацупа верхом на Ингусе, вы что, палочного языка не понимаете? Если палочка вот так в воздухе чай помешивает, разворачивайся и уе…зжай поздорову! Нам, героям-подводникам, морпехтура не указ!

Тут из-под брезента спрыгивают черные такие двое из ларца, одинаковые напрочь с лица и роста, ласты мичману сворачивают и кидают в кузов.

После такой встречи КамАЗ КПП части просто проезжает насквозь, не обращая внимания на предсмертные прыжки пом. дежурного по соединению, тормозит у штаба.

Из кузова сваливают на асфальт мешок, в который на прощание засовываются черные очки – изъяли, чтоб не побились.

Учения продолжились под дружный хохот замотанных праведников…

Подводный бог не фраер, он все видит… когда очки в наличии…

Александр Канцыреев

Рассказы

Канцыреев Александр, 1952 г. рождения. Родом из г. Пушкина (Царское Село) В этом Селе закончил ВВМИУ, а в 1974 году вступил на палубу черноморского эсминца «Солидный». Затем были палубы и трюма (в основном – трюма) ПБС «Котельников», КРУ «Жданов», КРЛ «Кутузов». С палубы последнего и сошел в гражданскую жизнь в звании 2 ранга с должности командира БЧ-5.

Сейчас в г.Севастополе и снова на палубе вспомогательного судна ВМФ РФ. Опять борется и преодолевает…

ПДСС

Крейсер стоял на якорях и бочках посреди Ахтиарской бухты. Сообщение с берегом осуществлял корабельный баркас. Был час ночи понедельника, и баркас безвольно покачивался под левым выстрелом корабля.

Старший лейтенант Завалишин, командир трюмной группы крейсера, расхаживал по пирсу, останавливался, всматривался в контуры своего корабля с надеждой придумать способ добраться до каютной койки. Но свежих идей не было. Голова была еще тяжела от выпитого в ресторане, а на языке вертелся привязчивый флотский афоризм: Кто не успел – тот опоздал!

Завалишин подошел к краю пирса. В мазутной пене прибоя мотало вперед и назад мусор и водоросли. Идея добраться до корабля вплавь сразу увяла.

– Если бы я был командиром боевой части или комдивом, – рассуждал он, – за мной и в два часа ночи прислали бы баркас, только свистни.

Машинально подняв к глазам наручные часы, Завалишин вдруг осознал: – Сегодня понедельник… Сегодня же флотские ученья по ПДСС.

Старший лейтенант уже не раздумывал. Спрыгнув с пирса на береговую гальку, он пошел вдоль полосы прибоя. Собрав выброшенные на берег куски досок и связав их брючным ремнем, Завалишин разделся донага, сложил одежду на связанные доски, сверху пристроил фуражку. Сложил в нее наручные часы, удостоверение и деньги. Аккуратно опустив эту конструкцию на воду и толкая ее перед собой, поплыл в сторону корабля. В сплошной темноте августовской ночи, когда до корабля оставалось метров 60, Завалишин увидел со стороны городских причалов ходовые огни судна и услышал приглушенный шум работающего двигателя. Дежурный городской катер шел прямо на него.

Завалишин, боясь попасть под винт, заметался, оттолкнул от себя ставшую ненужной одежду и короткими саженями рванулся в сторону крейсера. Катер прошел в трех метрах от старшего лейтенанта. Волна, идущая от форштевня, накрыла его с головой. Вынырнув и отдышавшись, Завалишин огрызнулся вслед катеру: – У, сука!… Как щепку чуть не расколол!

Поиски одежды ни к чему не привели. Удалось выловить только фуражку, набравшую пузырь воздуха под белый матерчатый чехол.

– Вот нефорта, – натягивая фуражку на голову, причитал Завалишин, – Документы, деньги, часы – все на дно!

Доплыв до левого трапа корабля и с трудом забравшись на нижнюю его площадку, старший лейтенант отдышался и прислушался. Крадучись, стараясь не шуметь Завалишин поднялся по трапу и заглянул через борт на палубу юта. На правом борту у лееров спиной к нему стоял вахтенный офицер капитан-лейтенант Борисов.

– Этот сразу всем доложит, поднимет на смех на весь свет, да еще приукрасит, что форму одежды нарушал – был в фуражке с повязкой «РЦЫ» на голой руке, – оценил возможности вахтенного офицера Завалишин.

Стараясь не шлепать босыми ногами, командир трюмной группы выскочил на деревянную палубу юта и на цыпочках рванулся к трапу, ведущему на шкафут и по шкафуту в люк медблока.

Борисов, уловив какое-то движение, быстро подошел к левому трапу. Обнаружив следы босых ног, выскочил на шкафут. В люке медблока, как ему показалось, кто-то скрылся.

Борисов понял что попал. Какая-то зараза вылезла из воды – быстро соображал он, – если это матрос из самохода – это одно! А если это начались ученья ПДСС… – Надо докладывать!!

Дойдя до люка в медблок, Борисов подумал, что все равно в одиночку ему не поймать водяного. Подниму дежурного – пусть принимает решение!

Через пять минут дежурный по кораблю уже рассматривал подсыхающие следы босых ног

– А что сигнальная вахта! Как обычно – спит? – спросил он. Борисов замялся…

– Сейчас выясним, – промямлил он. Вахтенные сигнальщики на запрос в один голос заверили, что ничего подозрительного не заметили, кроме городского катера, прошедшего по расписанию. Через 10 минут, поднятый дежурным по кораблю, старпом с карманным фонарем высвечивал маршрут движения босых ног по шкафуту медблоку коридору офицеров… дальше следы пропадали.

– На вечерней поверке были все? – спросил старпом дежурного.

– Так точно. Проверил и больных в медблоке!

– Объявляйте боевую тревогу! Вахту ПДСС выставить немедленно! – принял решение старпом, а про себя подумал: – Хорошо, что командир на берегу. Разберемся без нервотрепки и реверансов.

Еще через 10 минут, получив доклады о занятии мест по боевой тревоге, старпом приказал осмотреть все корабельные помещения…

Старшему лейтенанту Завалишину так и не удалось добраться до каютной койки. Сидя на своем командном пункте, он терзался, что утопил удостоверение, что из-за него экипаж сидит на боевых постах по тревоге, но доложить о своих терзаниях так и не решился.

В 5 часов утра выставленные на баке крейсера вахтенные ПДСС обнаружили в воде у якорь-цепи двух аквалангистов. Они были задержены. Флот начал учение на 3 часа позже, чем крейсер. Фактор внезапности был потерян…

Старпому в приказе комбрига была объявлена благодарность за высокую организацию службы. Завалишин через три дня после злополучного заплыва написал рапорт о потере удостоверения личности по неосторожности.

СЕРДЦЕ КОРАБЛЯ

По всем линиям громкоговорящей связи крейсера раздается команда: «Командиру БЧ-5 прибыть на ГКП!»

Командир укоризненным взглядом встречает широкоплечую фигуру механика, капитана 2 ранга Бокова, загородившего собой весь просвет двери главного командного пункта.

– Виктор Иванович! – обращается командир к Бокову, – Никак не могу вызвать на связь «Пост энергетики и живучести!» – в голосе командира раздражение и досада.

Для наглядности командир берет микрофон и, щелкнув тумблером на переговорном устройстве, громко выговаривает: – «ПЭЖ-ГКП» -…следует десятисекундная пауза. Командир многозначительно взглянув на механика, снова повторяет вызов. Динамик громкоговорящей связи молчит…

– Вот видите, Виктор Иванович! Никого! ПУСТОТА! Это же не рубка дежурного, не каюта! Это сердце корабля! И сердце не бьется?! – и снова в голосе командира раздражение и досада.

Механик молча подходит к коробке «каштана», берет из рук командира микрофон и тихо, но внятно командует: «ПЭЖ, эп твоя мат-ГКП»…

Еще не успела выдохнуться кинема глухого звука «П» с губ механика, как динамик ожил и сквозь электронный шелест ПЭЖ откликнулся четко и делово: «Эсть ПЭЖ твоя мат-ГКП, старшина 2 статьи Насыров…»

Командир без слов лишь движением губ, бровей и подбородка выстраивает на лице гримасу удивленного недоумения.

– Сегодня, товарищ командир, в ПЭЖе «флагманская» вахта из Самарканда: Насыров и Касымов, – комментирует Боков бесцветным монотонным голосом отзвучавший диалог.

– Нынче сердце корабля бьется только через «эп твоя мат», – механик умело копирует интонацию матроса Насырова. – Иначе не пробить! АЗИЯ!…Разрешите идти?!

Командир, справившись с лицевыми мышцами, молча утвердительно кивает.

Когда за механиком закрылась дверь, из динамика напористо вырывается снова: «Эст ПЭЖ твоя мат-ГКП, старшина 2 статьи Насыров!»

Командир подносит к губам микрофон и спокойно спрашивает:

– Насыров, командир, проверка связи! Как слышно?

– Слышно, товарыш командыр!

ПИКИРУЮЩИЙ КЛИМОВ

Капитан 3 ранга Климов расписался под замечаниями дежурного по кораблю на его подразделение. Захлопнул журнал и бросил его в руки рассыльного.

– И передай этому «рогатому» майору, товарищ матрос, я сегодня заступаю дежурным по БЧ-5, замечаний на его отличный артдивизион будет не меньше… Понял?!

Климов зло уставился в лоб рассыльного.

– Так точно! Разрешите идти?! – и, получив разрешение, рассыльный четко развернулся и вышел из каюты командира электротехнического дивизиона.

После заступления на дежурство Климов, предвкушая увидеть на утреннем построении грустное лицо командира 1-го артдивизиона, энергично обдумывал план действий.

– Хорошо бы выявить групповую пьянку, мордобой с годковщинкой, на худой конец – сон на дежурстве, – злорадно фантазировал Климов.

Весь вечерний распорядок дежурного по БЧ-5 и был построен на решении этой непростой задачи.

В 2 часа ночи, прокравшись на цыпочках по коридору до трапа, ведущего в кубрик 1-го артдивизиона, Климов, обхватив поручни трапа руками и ногами, головой вниз съехал по ним в кубрик. Этот вид передвижения был придуман Климовым для максимального использования фактора внезапности: минимум шумности и эффект опрокинутой головы обескураживали даже специально выставленного на «шухер» матроса.

Но дневальный по кубрику не спал, а под дежурной лампой читал газету.

Климов, вися вниз головой, сразу начал делать замечания:

– А, читаешь! Где доклад!? Почему трап грязный?! Почему мусор в обрезе!? Доложите инструкцию!…

Но дневальный не растерялся и все, что приказал ему офицер, выполнил без лишних слов.

Предпринятая Климовым покоечная проверка матросов тоже дала сбой. Все были на месте. Раздосадованный Климов поплелся к себе в каюту.

– Ладно, еще не вечер! – рассуждал он, – После трехчасового развода вахты снова «нырну».

Однако «пикирующего Климова» в 1-ом артдивизионе уже ждали и подготовили «взлетно-посадочную полосу».

Нижняя треть поручней трапа была натерта хозяйственным мылом. А на коврике у трапа был поставлен большой обрез с мыльной водой. Дежурная лампа была выключена, горел лишь ночник мягким синим цветом.

Когда Климов заскользил на мыле, голова его в фуражке как раз попала в середину обреза.

Дневальный по кубрику стоял над командиром ЭТД и со смеющимися наглыми глазами притворно причитал:

– Ах! Товарищ капитан 3 ранга, я делал приборку, устранял ваши замечания, мыл трап! А тут вы так внезапно! Виноват, что так получилось…

Климов, отплевываясь и отряхивая грязь с фуражки, молча вышел из кубрика.

На утреннем построении Климова подозвал к себе командир БЧ-5.

– Климов! Чем вы занимались на дежурстве? Почему не доложили! Или вы не в курсе!? У вас в 3-ей электростанции дежурный по низам выявил групповую пьянку!! Вы что – больны? Или где???

НА РЕЙДЕ

В каюте командира дивизиона живучести легкого крейсера в кресле за столом сидит старшина трюмной команды мичман Еремин. Солнечные лучи падают через иллюминатор на его голову и плечи. Морской бриз порывисто врывается в каюту, шелестит бумагами на столе, ворошит русую челку аккуратного полубокса старшины. Пальцами правой руки Еремин все время перебирает и поглаживает свои жидкие рыжеватые усы, отпущенные для солидности.

Напротив, закинув ногу на ногу, развалился на потертом кожаном диване командир машинной группы капитан-лейтенант Виноградов. Лицо у Виноградова бледное, сонное и помятое, как помяты и погоны на синей форменной куртке. Он лениво покачивает ногой и разглядывает жидкие усы старшины.

– Ерема! Сбрей усы! – скрипучим голосом тянет Виноградов, – Они глупят твое мичманское обличие! Ты на себя в зеркало смотрел?

– Товарищ капитан-лейтенант, – горячится Еремин, – Не надо трогать мои усы! Уставом не запрещено ношение усов!

– А я и не говорю что запрещено. Я говорю, что глупят, особенно за этим столом! Почему ты здесь? Твое место на одну палубу ниже!…

– Товарищ капитан-лейтенант, командир ДЖ, уходя в отпуск, оставил за себя – меня! И у командира БЧ-5 лежат мой и его рапорты о передаче обязанностей!

– Ерема! Ты должен понять! Из тебя никак не может выйти командир ДЖ! Потому что ты – мичман! Мич-ма-ню-га! – по слогам тянет Виноградов флотский неологизм, вкладывая в него все свое пренебрежение и сарказм.

– Давайте пригласим сюда командира БЧ-5, пусть он подтвердит мои слова! – слегка теряясь, говорит старшина.

– Ерема! Не суетись! Командиру БЧ-5 не до тебя! Я знаю, что этого не может быть, потому что не может быть никогда!! Командиром ДЖ буду я! И в этой каюте буду спать я, а не ты! Понял? – Виноградов поднял глаза на Еремина, пытаясь по выражению лица мичмана определить результат своих слов. Не спеша достал из нагрудного кармана пачку «Беломора», вытряхнул из нее папиросу, размял между пальцами и постучал мундштуком по краю стола.

– Товарищ капитан-лейтенант, я еще раз вам объясняю, что командир ДЖ я! Я принял его обязанности и отдан приказом по кораблю!

– Ерема! Я все прекрасно понимаю! – прикуривая от бензиновой зажигалки папиросу и делая глубокие раскуривающие затяжки, тихим голосом тянет Виноградов. – В приказе не сказано, что мичманюга должен занимать каюту на верхней палубе с иллюминатором, да еще с видом на город.

– Товарищ капитан-лейтенант! В этой каюте документация и телефон! – повышает голос Еремин, подкрепляя весомость выдвинутых аргументов движением руки в сторону стопки документов и телефона. – Они мне нужны для работы.

– Ерема! Все это ерунда и чушь собачья! – выпускает серую струю дыма в лицо старшины Виноградов. – Я командир ДЖ!

– Нет, я командир ДЖ! – привстав из кресла и упираясь в столешницу сжатыми кулаками, зависает над оппонентом Еремин…

– А я тебе говорю, я командир ДЖ! – парирует Виноградов, с удовольствием отмечая про себя, что наконец-то «достал» сослуживца.

– Нет, я командир ДЖ! – повышает до крика голос Еремин и еще больше зависает над развалившемся на диване офицером.

– А я тебе говорю, я командир ДЖ! – дразнит Виноградов, суживая глаза и наблюдая за реакцией взбешенного мичмана.

Громкий стук в дверь заставляет обоих спорщиков повернуть головы. В просвете двери появляется фигура дежурного по низам мичмана Хлопова.

– Кто командир ДЖ? Топит помещение кормового «пожарника»! – взволнованной скороговоркой выпаливает Хлопов, переводя взгляд с Виноградова на Еремина…

– ОН!! – резко сбросив ноги на палубу и уткнув указательный палец в грудь Еремина, злорадно подводит итог спора Виноградов. Его лицо с зажатой в углу губ папиросой светится полной удовлетворенностью, смятая кожа лица разглаживается и розовеет…

В ЗАСАДЕ

– Не «барабашка» же завелся? Это кто-то из своих!… Не знаю, на кого и подумать! – рассуждал мичман Эсик, вертя в руках пустую плоскую охотничью флягу.

– А кто-нибудь знал, что ты в шкафу эту фляжку держишь? – мнимо-сочувственно интересуется сослуживец Эсика мичман Балабанов.

– Да есть тут один!… Помнишь, мне нужно было вещи перевести, так я с Бубликом договорился, у его тестя «Волгарь» с прицепом. За одну ходку управились! Вот и пришлось три дня к ряду выставляться.

– Так ты думаешь – он!? – чешет затылок Балабанов и хитро улыбается.

– Да нет! Но у него язык-помело. Хоть я ему и говорил – ни гугу – никому! Да, наверное, растрепал! – рассуждает Эсик, – Все же завидуют! Знают, что я на «шиле» сижу и имею возможность по фляжке отливать. Вот видно кого-то и заело?… Но как? – обводит взглядом каюту Эсик, – Ключ от каюты у приборщика я отобрал! Каюту, когда иду на доклад к помощнику, закрываю на ключ! Прихожу – фляжка пуста! И это уже во второй раз.

– А когда из отпуска выходит твой каютный сосед?! – интересуется Балабанов и снова хитро улыбается.

– Через две недели! Да, он сейчас к родителям подался на Херсонщину!… И при чем тут он?

– Да, я так, к слову… Я бы на твоем месте организовал засаду! – заговорщески, перейдя на шепот, резюмирует Балабанов.

– Это как? – вопросительно смотрит Эсик на Балабанова…

– Угости сигареткой – расскажу! – хитро подмигивает Эсику Балабанов.

– Только – без дураков! – настораживается Эсик, протягивая пачку «БТ» Балабанову.

– Можно я две возьму, одну на после обеда, хорошо? – заискивающе просит Балабанов.

– Ладно, не тяни. Что за засада? – нетерпеливо заерзав на стуле, вопрошает Эсик.

– Значится так! – Балабанов встает со стула, делает глубокую сигаретную затяжку и театрально отводит руку с сигаретой в сторону, – Коль скоро дважды слили спирт, будет и третий. Так сказать – вор входит во вкус! Покажи, в каком отделении ты держал флягу?…

Эсик подходит к каютному шкафу, и открывает дверку в свое отделение.

– А что – вполне! – продолжая театрально изображать из себя крейсерского Пуаро, интригует Балабанов.

– Что вполне? – заглядывает в свой шкаф Эсик и непонимающе-вопросительно глядит на Балабанова.

– Вполне вместишься!… Шкаф глубокий. Правда – узковат. Но и ты у нас не Геракл. Для шкипера – сойдет! – критически осматривая щуплую фигуру Эсика и оценивая объем платяного шкафа, констатирует Балабанов, – Все лишнее из шкафа – вон! Возьмешь дубину потяжелее и замрешь!

– Ну, ни фига себе! Сидеть в шкафу!… А если он не появится! Придумай что-нибудь поумнее! – разочарованно машет рукой Эсик.

– А умней ничего не придумать! – выпуская дым из ноздрей и закручивая кончик левого уса перед открывшемся зеркалом на внутренней стороне двери шкафа, объясняет Балабанов, – Грабителя надо взять с поличным – Так?!… Так! А как? Даже если он и войдет в каюту, но не полезет в шкаф, это не есть повод, чтобы его обвинить в воровстве! А когда он откроет шкаф… – Балабанов со смаком делает глубокую затяжку «БТ-чиной» и снова подкручивает ус, взглянув на себя в зеркало, – вот тут и бей его дубиной между глаз, как взятого с поличным… По праву!.

В 16.30, вооружившись камбузной скалкой, мичман Эсик сидел в шкафу своей каюты…

Именно в этот промежуток времени, когда он производил доклад своему непосредственному начальнику, помощнику командира по снабжению капитану 3 ранга Крынкину, и происходило таинственное исчезновение спирта…

Балабанов в это время находился в каюте Крынкина.

– …Я даже и не знаю, что и думать, товарищ капитан 3 ранга, – преданно смотря в глаза офицеру, доверительно убеждает Балабанов, – он мне так и сказал, что на доклад к вам ходить больше не будет. Сказал, что сам будет принимать доклады в своем шкафу… Вы меня сигареткой не угостите, товарищ капитан 3 ранга?… Я хотел сразу к начмеду, но потом подумал – лучше сначала вас проинформировать.

Помощник по снабжению посмотрел на наручные часы, вытащил пачку «Стюардессы» и протянул ее Балабанову.

– А можно две, товарищ капитан 3 ранга, одну на после ужина… – заискивающе мурлычет Балабанов.

– Да, что-то не идет Эсик, – барабаня пальцами по столу, – задумчиво произносит Крынкин, – телефон в каюте тоже не отвечает…

– Так я и говорю, что он в шкаф телефон еще не провел, а вы мне не верите! Эх, товарищ капитан 3 ранга, – тянет масляным голосом Балабанов, вытягивая из пачки «Стюардессы» три сигаретины, – Напрасно вы мне не верите! Я и раньше замечал за ним всякие странности – он стал подозрителен и агрессивен! Не верите? Вот давайте пройдем к нему в каюту и убедимся, – пряча в нагрудный карман сигареты и преданно смотря в глаза помощника, предлагает Балабанов.

– Ну, смотри, «Барабан», если это опять твои подколки? – испытывающе смотрит на Балабанова Крынкин.

– Пойдемте, сами убедитесь! – правдиво смотрит в глаза помощнику «Барабан»

Помощник снова смотрит на наручные часы, встает из-за стола и кратко бросает, -Веди!

Проходя мимо каюты начмеда, помощник приоткрыл дверь и попросил, – Прервись! Есть небольшое дело!

В каюту шкипера Балабанов не зашел, а пропустил вперед начмеда и помощника.

Сам, борясь с пароксизмами смеха, привалился спиной к каютной переборке.

Помощник командира занимался в свое время боксом и имел хорошую реакцию.

Когда скалка со всей шкиперской силой неслась «по праву» в лоб помощника, он успел головой нырнуть влево. Скалка попала по погону над правой ключицей, тем самым ослабив ответный прямой в лицо, который послал на «автомате», как учили, Крынкин…

Николай Курьянчик

Рассказы

Родился в 1954 году в Белоруссии. После окончания в 1976 году ВВМИОЛУ имени выдающегося мореплавателя Ф.Э. Дзержинского проходил службу в ВМФ исключительно на Тихоокеанском флоте на атомных подводных лодках. При этом, постоянно общаясь с ядерными энергетическими установками, достиг должности командира электромеханической боевой части (БЧ-5). Участвовал в дальних океанских походах, отдавал интернациональный долг, был членом КПСС, мастером военного дела и кандидатом в мастера по гиревому спорту. Освоил горные лыжи, виндсерфинг, сноуборд и, не отрываясь надолго от службы, активно участвовал в марафонах, турпоходах и восхождениях. Закончил военную службу на рубеже смены тысячелетий путем сокращения штатов в звании капитана 1 ранга, выполняя обязанности старшего преподавателя Учебного центра на Камчатке. В период краткой гражданской жизни поработал тренером парусной секции, корреспондентом газеты «Тихоокеанская вахта» и инспектором по утилизации атомного подводного флота. Писать начал для восполнения пробелов в литературном творчестве со стороны «механических» офицеров. Считает, что если никто не берется этого делать, то почему бы не взяться ему?

ЦУСИМА

…не скажет ни камень, ни крест, где легли во славу мы Русского Флага…

Вьетнамская база Камрань осталась далеко позади. Там произошла смена экипажей атомохода – первый экипаж, отморячив свои полгода вместо предполагаемых девяти месяцев, возвращался во Владивосток на среднем десантном корабле.

«Стоял ноябрь уж у двора». Здесь, в Китайском море, был бархатный сезон или второе лето. Голубое, безоблачное небо; теплое ласковое солнце; изумрудное море. Тропическая форма одежды и непривычное полное ничегонеделание. Вся служба заключалась в дежурстве по команде – мичман пасет матросов – и трех построений в трюме на танковой палубе на подъем Флага, после обеда и перед сном. Загорали и читали днем; вечером, закрепив на носовой башне экран, крутили кино. Курорт! Слегка угнетал сравнительно скудный надводный рацион, и пронырливые офицеры-подводники пошли брататься с офицерами-надводниками. Дело в том, что подводники – прямые потомки пиратов, причем самых беспощадных. Все, что обнаружено – цель, а всякая цель подлежит уничтожению. Легкий холодок взаимного презрения, заложенный еще в училищах, преодолевался либо землячеством, либо теплым тропическим шилом, настоянным на всевозможных цитрусовых корочках. Братского напитка оказалось много только у КИПовца ГЭУ, и поделившись тайной со своим однокурсником, комдивом-два, друзья пошли прочесывать на лояльность «люксов»-надводников. Боевой частью пять на этом корабле командовал единственный офицер-механик, старший лейтенант, который дневал и ночевал у своих редко исправных дизелей польской сборки. Вышли на офицера-связиста. Он спал в рубке связи и в каюту приходил очень редко – попить чайку и проверить качество приборки. Наши связист и начальник РТС общались с ихним старпомом – тоже однокурсники. Связист-надводник оказался неразговорчивым и не очень общительным, но после первых посиделок просто отдал подводникам запасной ключ – владейте. Заходили перед сном пропустить «по пять капель под сухарик» и послушать приемник. Москва вещала на низкие широты только на местных языках, а вот песни были на русском. И на том спасибо. Если хозяин-связист «был дома», вестовой приносил чай, хлеб с маслом, консервы всякие… Врубали хозяйский «Панасоник» и крутили Высоцкого, Окуджаву.

Замполит придумал всем писать конспекты и рефераты на общественные темы объемом в 12-листовую ученическую тетрадь, чтобы чем-то занять народ. Если каждая кухарка должна уметь управлять государством, то чем хуже офицеры-подводники? Хотя бы теоретически, в письменном виде. Побурчали для порядка и написали. Почему бы и нет?

Так изо дня в день. Предаваясь праздности и лени, незаметно подошли к Цусимскому проливу. Говорят, над полями больших, жестоких битв витает особый дух – дух сражений. Случайно ли, специально так вышло – пролив проходили ночью, но весь народ шарахался по кораблю и не спал. Видно, витал в районе самого крупного и жестокого морского сражения Русский Дух Цусимы и будоражил русскую душу. Уточнили время и место у штурманов: к месту начала сражения подойдем в два часа ночи, к месту окончания битвы – к полудню следующих суток. Если СДК сможет идти под обоими дизелями. И старик, несмотря на польскую постройку, сделал это! Видно, и здесь не обошлось без духа Цусимы. Еще штурмана сказали, что это район интенсивного рыболовства, и будет много японских шхун.

В каюте связиста накрыли стол – помянуть те далекие и смутные, но несомненно героические времена, когда дрались насмерть в пределах прямой видимости.

– А вот выиграй мы Цусиму, – бросил пробный шар КИПовец, – может, и коммунизма бы не строили? Могли ведь выиграть, и всю русско-японскую войну тоже.

– Ты что, обалдел? – урезонил его комдив-два. – С чего это? Японская эскадра имела явное превосходство.

– Иметь-то имела, но в ней был сосредоточен весь их флот. А у нас три таких флота было, и каждый в отдельности японский превосходил, по крайней мере, в броненосцах. Первая Тихоокеанская эскадра, Балтийский флот, – КИПовец загибал пальцы, – и Черноморский флот с его «Очаковым» и «Потемкиным».

– И что?

– А «Широка страна моя родная». Попробуй, собери все это в одном месте да в одно время.

– А что ты читал про Цусиму?

– Что и все – «Цусиму» Новикова-Прибоя. Но – не очень. Мнение сверхсрочника о тактике, да еще с классовых позиций.

– А «На „Орле“ к Цусиме», кажется, Костенко?

– Нет, листал только. Но это – вещь. Писал корабельный инженер, знал, что писал. Может, начнем потихоньку, чтобы не было внезапности?

КИПовец достал фляжку и составил вместе три стакана.

– По чуть-чуть?

– Пойду, пну вестового, – подал голос хозяин-связист, – пусть чайку и чего-нибудь закусить принесет…

Подводники вытащили по белому сухарю – с ужина.

– Может, попозже?

– Нет, ночью его не дозовешься, а чаек мы и сами сообразим, кипятильник вон есть.

Пропустили по двадцать пять грамм под сухарик. Потянуло на разговор.

– Связь у нас тогда была ни к черту, – многозначительно произнес хозяин-связист.

– Можно подумать, что сейчас она стала лучше, – хмыкнул комдив-два, главный электрик атомохода, – из-за нее одна лодка осталась в Камрани, так и не окунулась в Индийский океан. Перегрелась на сеансе связи, квитанцию ждали. А мы сколько пропотели? А вот «афонинцы» не смогли или не захотели.

Связист крепко замолчал.

– Между первой и второй… – нарушил КИПовец неловкое молчание.

– Давай.

Повторили.

– Пойду, вестового отловлю, – поднялся связист.

– А из каюты, по связи?

– Без толку, надо идти, – и вышел, вздохнув.

– Ну вот, обидел парня.

– А чего обижаться. Американские фрегаты видел? Антенн вообще не видно. А у нас все наружу топорщится. Сметет все первым же осколком, и – отвоевались…

– Ладно, сегодня не День Связи. А про Цусиму лучше всего в Советской Военной энциклопедии читать. Коротко, сжато и между строк много…

– И что ж ты вычитал между строк?

– А много. Например, что Рожественский отпетым дураком не был, и самодуром тоже. И то, что это было ну… как репетиция Первой Мировой. Генеральная репетиция, так сказать. После русско-японской все пошло в тираж – и сплошной фронт, и проволочные заграждения, и атаки цепью, пулеметы, крейсера-рейдеры… И революция в спину. Причем большинство новшеств вводило, как сказал Ленин, «реакционное, отсталое и безграмотное русское офицерство».

– Ну, Ленин – это Ленин… А японский флот просто был технически совершенней, и потому всех побеждал…

– Ты уверен? Почему-то до гибели Макарова на «Петропавловске» Того избегал драться, да и какой он, к черту, японский? Миноносцы сплошь английские, крейсера – французские. Броненосцы – да. Но за полста лет до этого в Японии вообще флота не было, ни одного суденышка паршивого, а тут – броненосцы, да еще супер! Ни хрена себе! Откуда? Без помощи сбоку тут вряд ли обошлось.

– Ну и что ты хочешь сказать?

– А хочу сказать, что эту войну нам «союзнички» подсунули, еще по Крымской войне. Причем даже подготовиться не дали. А когда япошки нам бока помяли, и мы решили дать бой – так подписали в Штатах этот Портсмутский мир. А годовалые большевики – первый съезд в Лондоне и революция! Война и революция, и все из Лондона. Как тебе?

Помолчали.

– Что-то связиста долго нет. Как думаешь, при нем можно говорить про революцию?

– А черт его знает? Парень недалекий, или прикидывается, но на стукача не похож. Думаю, можно. Хотя – каптри на корабле второго ранга…

– Связисты – не карьеристы.

– Не скажи. Для связиста – надводника кап-три – это прилично. А может, «залетный»…

– Может, спросить?

– Да не надо. Захочет – сам скажет. Кстати, лейтенант Колчак – по-нашему кап-три – в ту войну миноносцем командовал. И неплохо командовал. Знаешь про то?

– Не очень. Хотя Пикуль в «Три возраста Окини-сан» пишет про него нормально.

Пить третью без хозяина не позволял этикет. Покурили в иллюминатор.

– Может, выйдем, посмотрим?

– Да ну… Ночь – как ночь, а до Цусимы еще далеко. Хозяин вернется, а нас нет. Сидим.

– Ладно. Слушай, а чего ты еще читал?

– Ну… в госпитале, на практике в Северодвинске, «Порт-Артур». Про несостоявшийся прорыв во Владивосток. От Макарова Того шарахался, как черт от креста. И надо же – первый минер России подорвался на мине… Невезуха какая-то.

– А Степанов, он как, «по Ленину» пишет или нет?

– Да нет. У него этакого революционного злорадства не видно. А отрицательный герой вообще один – это Стессель со своей генеральшей. Все остальные – герои. Непонятно только, как Порт-Артур сдали.

– А ты как думаешь?

– А черт его знает. Ты понимаешь, по сути это уже была мировая война. Нас с японцами поставили друг против друга. А исподтишка против нас – и Франция, и Англия, и Штаты… Ну, Турции сам Бог велел. А за нас одна Германия. Девять лет прошло – и мы уже в общей своре с этими «союзниками» с немцами воевали. Как тебе расклад? Надо пропустить для проясненья.

– Давай еще маленько подождем.

– Пять минут – засекаю.

– Про шимозу слышал?

– А что – шимоза? Конвенция ее запретила, страшная это штука, но японцы все равно применяли. Я так думаю, им ее всесильные тогда англичане подсунули, вместе с бездымным порохом.

– А наши снаряды даже не взрывались, когда броню пробивали…

– Это у легких крейсеров. Главной-то целью броненосцы были. Дрались на равных и разгрома не было, пусть не свистят.

В каюту вошел связист в роли вестового.

– Ну ты даешь! А мы уже заждались на третью.

– Не нашел нигде. Завтра ему устрою… Цусиму…

КИПовец разлил на троих – чуть побольше.

– Ну… за тех. Кто утоп, как говорится.

Выпили, не чокаясь. Пытались перевести разговор на службу, на светские темы – не вышло. Все равно возвращались к Цусиме.

– …Что там не говори, а сам по себе переход с Балтики вокруг полмира – уже геройство. Считай, кругосветка – и все в тропиках, на угле, никаких тебе «кондишенов», и до Цусимы дошли все. Все, понятно? А у нас с Камчатки вышло два новейших атомохода, а к Дохлаку мы одни доползли. И то – на грани фола, все ломается. Я бы за тех механиков врезал, вот мужики были!

Пол-литра шила на мандариновых корках как не бывало – и ни в одном глазу.

– Может, еще залезть в закрома Родины?

– А есть?!

– Да есть… надо только обеспечить перелив, сохраняя скрытность. Там же наверняка хоть кто-то да не спит.

– Может, не стоит светиться? – засомневался комдив-два.

– Стоит. Цусима – не хухры-мухры. – не сдавался КИПовец – Такое раз в жизни выпадает! А светиться я не буду. Принесу все в чемоданчике от документации. Я же умный.

– Конспиратор… – Все улыбнулись.

– Когда подходим?

– Да… часа через два. Нам тревогу объявят – проход узкости, – сказал надводник.

– Ты – как?

– Что – «как»? Нормально, как и все. Вроде крепко развели, а не берет. Можно и еще…

– Ну, все. Норматив – пятнадцать минут.

– Прикрыть? – спросил комдив-два.

– Нет. Двоих быстрей расшифруют. – И КИПовец ушел, сосредоточенный.

Когда вернулся через пятнадцать минут, связист и комдив-два опять толковали про Цусиму.

– …ведь явно же не успевали! Шли «на убой».

– А что, сдаваться надо было?! Даже сам факт выхода второй эскадры – это уже шаг и моральная поддержка для Порт-Артура! – связист рубил, как по писаному.

«Ведь вот что с человеком делает шило животворящее!» – порадовался КИПовец.

– …но факт произвел обратный эффект – японцы выложились из последних сил, чтобы взять Порт-Артур, и взяли. Эскадра на пять месяцев опоздала.

– А то, что отступали, так это кутузовская тактика. К концу войны мы уже превосходили японцев и во Владик уже первые лодки начали поступать!

– Вот если бы не революция, завалили бы наши первые подводники японцев, – вмешался КИПовец. – В норматив уложился, но заслушался вашими заумными разговорами. Лично я в училище писал реферат – «Роль флота в русско-японской войне»…

– А у меня там два прадеда воевали, – предвосхитил вопрос связист, – один в Маньчжурии где-то, в полку Деникина, другой на «Рюрике».

– Понятно. А в каких чинах?

– В каких… В рядовых, конечно.

– Ну… тогда за предков наших, которые проливали, как говорится…

Говорили о русских артиллеристах, о непонятных интригах в Главном Артиллерийском Управлении, о том, почему снаряды пробивали броню, да не взрывались. Говорили о «загадочном гении Ленина», который всегда стоял за поражение России и рвал ее в клочья в угоду мировой революции. Маньчжурия и пол-Сахалина после первой революции. После второй – больше: Финляндия, Польша, Прибалтика, Бессарабия да половина Белоруссии и Украины…

Вдруг корабль чуть накренило на правый борт. СДК начал левый поворот.

– Ну, кажись, мне пора – подошли к Цусиме, – заторопился связист. И, будто в подтверждение его слов, экипажу СДК дали по боевой «Готовность номер один». Подводники тоже решили выйти наверх – подышать и посмотреть на ночной пролив.

КИПовец чуть поотстал в коридоре. Корабль снова резко изменил курс, теперь уже вправо.

– Ео-о мое, иди сюда быстрее! Глянь, что творится! – заторопил комдив-два.

Корабль входил в море огней. Впереди, слева и справа аж за горизонт уходили яркие пятна прожекторов. Множество миниатюрных японских шхун, не теряя напрасно время, чего-то сосредоточенно ловили, осветив воду. Зрелище было потрясающее. По правилам МПСС наш «мастодонт» должен был обходить рыбаков, и он, как пьянчужка на церковной площади среди молчаливых богомолок в Великий Пост, стыдливо рыская и покачиваясь, побрел к выходу из пролива.

– Жируют на нашей кровушке, – сказал комдив-два недобро.

– Знаешь… сдается мне, что вся эта наша враждебность какая-то… искусственная, что ли. Будто нас держат и натравливают, чтобы еще одного Перл-Харбора не было. Японцы все ж поумнели после Цусимы – в сорок первом бросились на американцев, а не на нас… А вот мы не удержались и кинулись добивать их, и себе прихватили японского…

– Ну, это ты зря! Что ж теперь, обратно отдавать? А кто наши транспорта втихаря топил в нарушение нейтралитета? Скажешь, не топили? Родственнички-подводнички… А «Л-16»?

– Ну, топили… – махнул рукой. – Слушай историю. Забирал контейнер на морвокзале, было у меня ноль-пять на всякий случай. Подхожу к какому-то приличному деду-работяге, прошу помочь контейнер найти. Пузырь показываю. Нашли махом, а потом – к нему в каптерку, где и приговорили. Потом пивком шлифанулись. Так вот он мне и рассказал, о чем Пикуль умолчал, хотя не мог не знать.

– Про что?

– А про американские пароходы под разгрузкой, про «студебеккеры» с тушенкой… С сорок третьего года половину ленд-лиза через Камчатку везли, американскими конвоями. Потом грузили на наши – и во Владивосток. А вот уже оттуда поездами на фронт. Говорит, будто америкосы и отстроили Петропавловск…

– Да мало ли чего может наплести подвыпивший работяга!

– Не скажи. Говорит, сопливым пацаном ходил подбирать консервы, которые из кузовов выпадали. Героизм не ахти, но риск был… И потом, Петропавловск до революции захолустьем был, ударных строек не наблюдалось, а тут бац! – триста пятьдесят тысяч город. Нет, в добрые американские намерения я не верю. Нажились на этих войнах и опять наживаются, а нам еще долго икать. Столько народу положили!

– Там еще осталось?

– Там абсолютно все осталось.

– Пошли уберем, еще вестовой припрется… – и, охватив взглядом еще раз море, залитое прожекторами от края и до края, подводники ушли в каюту.

Утро было пасмурным, ветряным и холодным. В «тропичке» стало совсем неуютно. Дальше – больше. В десять ноль-ноль дали построение на баке на траурный митинг, форма одежды номер три, черная фуражка… Ни хрена себе! Народ полгода не одевал брюки и галстук, забыл про пуговицы и рукава, а потому растерянно заметался. Все же врожденные инстинкты северян сработали, и в полдесятого стройные, загорелые и не похожие на себя(стереотип подводника: бледный, бородатый и толстый) уже прогуливались по верхней палубе. Особых шуток и острот по поводу смены формы одежды не было. Витал еще, видно, над головами трагический дух Цусимы. Не до веселья. Хотя без казусов не обошлось?

Все проспал замполит – и Цусиму, и митинг. Как раз перед входом в пролив выколотил с последнего нерадивого офицера злополучный реферат и «притопил», уснул счастливым сном, верный слуга партии.

А инициатива митинга принадлежала командиру СДК. Наш старпом (командир остался в Камрани расти на ЗКД – зам. командира дивизии) на утреннем построении порекомендовал секретарю парторганизации подготовить трех выступающих. Ну, понятно, от офицеров всегда есть человек, который не откажется – это он сам. Коммуниста-матроса тоже можно «построить» и написать ему текст. А вот мичман может и послать.

Секретарь настойчиво забарабанил в дверь каюты зама.

– Какой еще митинг, какая на хрен Цусима?! Я ничего не планировал! Кто это там воду мутит? – слуга партии начал понемногу приходить в себя.

– Командир СДК. Нас перед фактом поставил, велел трех выступающих выделить. Может, вы выступите? – безнадежно спросил секретарь.

– Еще чего! Кого ты назначил выступающими?

– Ну… я выступлю. Остальные отказываются – не готовы.

– Что значит – «не готовы»? Сколько до начала?

– Чуть больше полчаса…

– Предостаточно! Так… кто там у нас скулил о переводе в военную приемку в Комсомольск из БЧ-5?

– Мичман такой-то.

– Вот и направь-ка его ко мне. Ну, а у матросов кто в отпуск первый кандидат?

– Командир отделения электриков, аккумуляторщик,, комсомольский секретарь…

– Во-во, и его тоже, если будет выпендриваться. Моряку поможешь, дашь пару тезисов из своего выступления. Повторение – мать учения. А мичман пусть сам выбирается. Смог же дорогу в «приемку» найти!

Митинг начался вовремя. На правом борту выстроился экипаж подводников, на левом – свободная от вахты команда СДК. Примерно поровну, но сразу бросалось в глаза, что у подводников преобладали офицеры, а у надводников – матросы. Командование и выступающие сосредоточились перед ходовой рубкой, а внизу перед башней сбилась кучка гражданского персонала и даже две женщины (та, что помоложе – уже безнадежно беременна) – возвращенцы из Камрани.

Первым выступал командир СДК, капитан второго ранга. Говорил, в основном, о воинском долге, который с лихвой выполнила вторая эскадра, и выражал уверенность, что мы – нынешнее поколение моряков – выполним свой. Говорил толково, с чувством, но аплодисментов не последовало – не к месту они здесь.

Затем слово взял их старпом, который переводил абстрактный долг в более конкретные задачи. Даже упрекнул расчет носовой башни за плохо покрашенный бак «перед входом в историческое место». Но и это было не смешно.

Ветер с налета пытался сорвать непривычные и неудобные фуражки, солеными брызгами то и дело обдавала волна, и в смысл произносимого на баке никто особенно не вникал. В мозгу все настойчивее и требовательнее звучало:

…Не скажет ни камень, ни крест, где легли

Во славу мы Русского Флага…

В носоглотке что-то непривычно першило. Наверно, это пыталась пробить себе дорогу скупая мужская слеза…

Из всех выступлений запомнился только крупный прокол мичмана: «…и вот, бездарное царское командование погнало советских моряков на убой к Цусиме, которыми командовали безграмотные реакционные офицеры…»

«Гаденыш, – мелькнуло в голове, – хрен с ними, с „советскими“, но ведь не упустил, змееныш, укусить, пусть не советских, но офицеров…»

Прокол заметили все, но никто даже глазом не моргнул. Не то место.

Застопорили ход. К левому борту поднесли венки. По трансляции наконец-то грянул «Варяг». «Варяг», под который военные моряки неизменно шли парадом по Красной Площади, наш старый, добрый, до предела запетый и затоптанный «Варяг»… Но здесь уместен был только он. По корабельной трансляции он звучал убедительнее самой сильной симфонии «живьем» в самом звучащем концертном зале. Его звучание вызвало море чувств и эмоций. Еще больше запершило в горле, еще больше защемило глаза. Кто пальцами, кто кончиком платочка полезли в уголки глаз. Финалом высшего напряжения чувств и мыслей стало коленопреклонение при опускании венков. Здесь руки стали ближе к глазам, да и голову можно опустить.

После минуты молчания встали, надели фуражки и разошлись. Но минуты было мало, и она продлилась автоматически минут до пяти. Столько пронеслось в душе за эти мгновения мыслей и чувств, что говорить было неуместно – не находилось и не хватало слов. Хотелось молчать и думать ВСЕМ. Наверно, всеобщее общение шло на подсознательном, телепатическом уровне. Это воистину было коллективное мышление!

Но жизнь (суета сует) – продолжалась. Надо было идти дальше во Владивосток. Дали команду, дали ход, и пошли. А всеобщая минута молчания, повиснув над Цусимским проливом, осталась позади, как общая мыслеформа уже свершившегося и непоправимого.

БОРЬБА ЗА ЖИВУЧЕСТЬ КАК ОНА ЕСТЬ

(пролог – вступление)

В жизни всегда есть место подвигу

Тема школьного сочинения.

БЗЖ ПЛ – она самая борьба за живучесть, естественно, ПЛ, подводной лодки – дело тонкое. С одной стороны – это комплекс мероприятий, направленных на теоретическое изучение и практическую отработку (до автоматизма) приемов и элементов БЗЖ для спасения корабля и экипажа в экстремальных условиях…

С другой стороны – это шахматная блиц-партия вслепую с завязанными глазами, где о ходах противника можно только догадываться. Цена этой партии – жизнь! Может статься, и твоя персональная – единственная и неповторимая, а может статься – и всего корабля с экипажем. БЗЖ – это высшая степень профессионализма, мерило воинского мастерства. Но она неуловима, непонятна и не поддается учету и контролю. Можно выучить назубок все статьи «Руководств…», «Наставлений…», «Правил…» и «Инструкций…», на «хорошо» и «отлично» отработать все первичные мероприятия и учения, а случится чего – и погибнешь ни за грош…

Умение вести БЗЖ – это талант, бесценный Божий Дар, тесно связанный с Судьбой и знанием специальности. Одним словом – это мастерство. Его не пропьешь – оно либо есть, либо его нет. Оно сродни ясновидению. Нужно сквозь толщу отсечных переборок видеть, что происходит в аварийных отсеках, и не просто видеть, а предвидеть, что произойдет в следующий момент. И не только в аварийном отсеке, а на всем корабле. Только предвидение и упреждение аварийных событий сможет принести победу в этой сверхтрудной борьбе. Этот Дар особенно важен и необходим для ГКП – командира, старпома, механика. Если никто из них этим качеством не обладает, если они «безнадежные слепцы», то – кранты: надо сворачивать телогрейку и уходить в другой экипаж или на берег.

Наши лодки обладают как огромным потенциалом взрывопожароопасности, так и огромным потенциалом живучести, и сами тонут очень редко (К-8 11.04.70 г., 627 проект). Куда чаще их топят люди своей безграмотностью, неорганизованностью и неумением вести БЗЖ (это К-219 06.10.86 г. проекта 667а и К-278 07.04.89 г. «Комсомолец»). Иногда бывает и так, что – несмотря на «неожиданную» аварию – и лодка, и экипаж могли бы сохранить свою жизнь, если бы вовремя смогли остановиться и прекратить действия по БЗЖ (К-278 «Комсомолец»)!

Все аварии начинаются «вдруг», «неожиданно», чаще ночью, в конце автономки и в неблагоприятные дни, причем грешат на начало апреля. Но все это – чушь собачья. Ничего «вдруг» не бывает. Предаварийная ситуация накапливается постепенно, исподволь, ее можно обнаружить и предотвратить!

Ну и в конце концов, БЗЖ – дело героическое: сам погибай, а корабль спасай. Но – опять же – этот героизм неуловим и необъективен. Дело в том, что грамотный экипаж с настоящими Мастерами на ГКП (в центральном) просто никогда аварии не допустит, никогда не уступит истерике начальства, и в результате так и прослужит в середнячках, а то и в «разгильдяях». Так, К56, попав под таранный удар рефрижератора «Академик Берг» и получив пробоину в двух смежных отсеках (II и III), заблокировала аварийную защиту реакторов и на полном ходу выбросилась на ближайшую Находкинскую отмель летом 1973 года. Это был единственный (и нестандартный!) шанс спасения, и командир им воспользовался… но в герои не попал. А вот настоящие разгильдяи (люди несомненно грамотные, но разгильдяи) аварию допустят, но справятся, вывернутся и будут еще и в героях ходить. Хотя их мастерство на порядок ниже.

Ну и – третья категория – «бездарная серость». Эти и допустят, и не справятся… и будет по ним рыдать семья и вся страна, правительство с Министерством Обороны и обороноспособность Родины.

Продолжение следует…

У-У, КОММУНИСТКА!

ИЛИ МОНГОЛО-СОВЕТСКИЙ ИНЦИДЕНТ

Пролетарии всех стран, соединяйтесь!

Большевистский лозунг.

– Ну, твою мать, только этого мне не хватало на мою седую голову!

Командир кривил душой. За долгие годы подводной службы волосы начисто покинули командирскую голову, так и не успев поседеть. Правда, лысина слегка прикрывалась «вороньим гнездом» – этакой прической, где волосы для маскировки брались с висков и затылка. Командир экипажа атомной ПЛ возвращался в свой спальный вагон с пол-бутылкой водки, изъятой у матросов. Экипаж следовал на межпоходовую подготовку железнодорожным транспортом из Владивостока в Обнинск. Такое «счастье» свалилось на седую голову впервые. Обычно летали с Камчатки самолетом. А тут экипаж с головной лодки застрял в Приморье в Большом Камне. Наступил долгожданный отпуск, а за ним пришла директива, в которой вид транспорта смутно угадывался в лаконичной формулировке: «экипаж отправить в полном составе установленным путем… срок прибытия…» – поездом, короче.

Транссибирский экспресс «Россия» проносился по безлюдным Забайкальским просторам. Суматоха и неразбериха сборов, посадки и отправления позади. Подводники от души отметили отъезд, опохмелились и приутихли – пить больше нечего. Можно бы расслабиться и командиру – так нет, где-то в Улан-Удэ села в поезд (до Урала) женская делегация соцстран, возвращавшаяся из Монголии, и именно в тот СВ, где ехал командир. Расслабляйтесь, товарищ!

Отношение к женскому началу Инь у командира было достаточно своеобразным – что-то среднее между любовью и ненавистью. Причем, если первое чувство было несколько вынужденным, то второе – почти искренним. Слишком быстро взрослеющая дочь, Родина, Партия, жена, теща… все они постоянно требовали этой самой любви, заботы, внимания, долга и самоотдачи. С возрастом неумолимо наступал дефицит искренности, и чувства самопроизвольно превращались в прямо противоположные (закон единства и борьбы, помните?)

Командир был одет по форме – китель на тельняшку. Вызывал начальник поезда. Какая наглость! Наверняка там до этого успел побывать замполит и настучал о «слабостях» экипажа. А сам, как верный слуга партии – в кусты. Вот и пришлось выслушивать от этого паровозного извозчика о долге, чести, достоинстве и хороших манерах. Оказывается, эти бабы-коммунистки будут ходить в вагон-ресторан через вагоны с экипажем лодки. Потому надо принять меры… Тьфу.

Командир прошелся по вагонам и проинструктировал экипаж – всем сидеть в своих купе, носу не казать, не выглядывать даже. Нашел у матросов и изъял пол-бутылки водки, пригрозил арестом. Со смурным настроением и невеселыми мыслями вернулся в свое купе спального вагона. Ехал один.

В составе женской делегации были представительницы соцлагеря и стран социалистической ориентации – всего около пятнадцати единиц. Руководителем этой женской комсексбанды, естественно, была наша коммунистка – бойбаба лет сорока (коня на скаку остановит, в горящую избу войдет). Вынужденное соседство ее тоже озадачило. Знаем мы этих подводников! Как ни крути – мужики-то одни… А у нее контингент противоположного пола от тридцати до сорока, и тоже не железные пролетарки, из Монголии возвращаются. А ну как… соединятся?! Во избежание неожиданностей тоже сходила к начальнику поезда, познакомилась с подводницким замом и тоже проинструктировала своих комтеток. От такого сообщения азиатки – корейка, вьетнамка и камбоджийка-кампучийка – только робко глаза опустили; у монголки в зрачках застыли ужас и недоумение. А вот европейские «демократки» не испугались вовсе, и даже наоборот, оживленно галдя, начали краситься и ажурные колготки напяливать – мол, ничто человеческое нам не чуждо… Вот ведь стервы!

Время – почти к обеду.

Командир решил переодеться в спортивный костюм и… и черт знает, что делать дальше. В портфеле третий день томилась и прела «Пшеничная» с салом, огурчиками и прочими яствами. Опять, что ли, чай с пирожками-булочками? От безысходности засосало под ложечкой. А может, предать «Пшеничную» и просто поесть сала с хлебом, похрустеть огурчиком, острой корейской капусткой… и чаем запить? Но это кощунство, святотатство!!! Командир был глубоко русским человеком.

В такой вот рассеянной задумчивости он начал переодеваться, не застопорив дверь в купе. Поставил на пол изъятые пол-бутылки, расстегнул китель, почти спустил брюки, вспомнил про ботинки и, прислонившись задом к двери, наклонился и начал их расшнуровывать.

Руководительница делегации постучала в двери купе своей комсексбанды и, когда все вышли, возглавила строй. Тетки отправились в вагон-ресторан: старшая, за ней накрашенные европейские «демократки», затем Азия. Испуганная монголка в своей национальной одежде затесалась в Европу, чуть опередив польку и чешку.

Когда предводительница поравнялась с дверью командирского купе, поезд слегка ускорился и, чтобы сохранить равновесие, она инстинктивно ухватилась за дверную ручку, дернув таким образом на себя. Дверь отодвинулась, и из нее «почти бесшумно» выпал командир атомной подводной лодки в расстегнутом кителе, с полуспущенными брюками.

– Ой! – вскрикнула от неожиданности коммунистка-руководительница и отступила полшага назад.

Вместе с командиром выкатилась злосчастная пол-бутылка матросской водки, и пряная лужица оросила коридор.

– Ой… – еще раз молвила коммунистка, не отступив больше ни шагу назад.

– …твою в Бога душу мать!!! – закончил за нее командир.

Накрашенные «демократки» в ажурных колготках слегка попятились, руководительница же почти овладела собой. Командир, закончив спич, не вставая пытался натянуть и застегнуть брюки.

Окончательно овладев собой и ситуацией, руководительница обернулась к своей оробевшей комсексбанде.

– Сибирь – холодно – водка – все нормально. Вперед! – и сделала решительный шаг через командира.

ЧЕРЕЗ КОМАНДИРА!!!

Командир атомной подводной лодки проекта первого РТМ перейден. И кем?! От такой борзости единоначальник потерял дар речи и попытался вскочить, но поезд снова качнуло, и он опять опрокинулся на спину, закатив глаза в бессильной ярости. Рука наткнулась и сжала бутылку опрокинутой водки, длинные пряди волос с разоренного «вороньего гнезда» упали на пол. Между делегацией и руководительницей ширилась и росла пропасть. Рубикон перейден, мосты сожжены и обратной дороги нет. Так думал (и действовал) Юлий Цезарь, так же думала и действовала коммунистка-руководительница.

– Вперед, смелей! – потребовала она. И «демократки» пошли на зов старшей сестры.

– Ой, – и немка перепорхнула через командира.

– Ой! Ой! – и почти все «демократки» с плохо скрытым удовольствием перешагнули через повергнутого оккупанта, демонстрируя тому свои ажурные колготки вместе с содержимым. Остались полька и чешка, которым мешала переступить через лежащего командира насмерть перепуганная монголка. От такой эротики командир окончательно потерял рассудок.

– Вперед, смелей! – внушали одичавшей монголке спереди.

– Шибче, холера, – подталкивала полячка сзади.

Задрожав от ужаса и зазвенев национальными украшениями на национальной одежде, монголка сделала нерешительный шаг вперед.

– У-у, коммунистка! Попалась! – зарычал командир и ухватил своей лапищей еще не переступившую ногу монголки.

– У-у-у-у!!! – жалобным воем заблудившегося в степи шакала возопила та и бессильно села на грудь командира, укрыв ему лицо полами своей монгольской национальной одежды (сокращенно – MHO).

– …расселась, стерва!!! – заорал командир и начал рвать и метать в буквальном смысле этого слова, яростно отбиваясь от такого монгольского нашествия. Легкая эротика превращалась в стриптиз и насилие.

Азиатские делегатки, которым мы всегда безвозмездно оказывали братскую помощь, смотрели на происходящее спокойно и с пониманием – наверное за долги, за иго монгольское. В европейском стане началась легкая паника.

– Ой, цо бэндзе, цо бэндзе… – пятилась назад полячка. Наша предводительница, спасая положение, ринулась останавливать коня на полном скаку.

На мгновение командиру удалось высвободить лицо из-под подола MHO.

– …Устроили кордебалет, б…(не балерины, конечно).

– Отпусти, алкаш! – решительно рявкнула руководительница, ухватилась за верхнюю часть уже бездыханной монголки и потянула на себя. Но кони, когда их останавливают на скаку, иногда становятся на дыбы (о чем умолчал поэт Некрасов). Командира понесло – вернулись мужество и воинственность. Также сказывался дефицит чувств к началу Инь.

– Я вас научу Родину любить!!! Здесь вам Сибирь, а не Польша!!! – орал он, терзая женщину в MHO. В Польше как раз происходили конфликты и события, связанные с «Солидарностью».

– О, матка боска, и тут нема спокою, – сквозь слезы запричитала польская коммунистка и перекрестилась на католический манер. Командир на генетическом уровне был глубоко православным человеком.

– А по вашим ксендзам!!! С «Солидарностью»!!! Давно Сибирь!!! Плачет!!! – командир был взбешен всерьез.

Остальные демократки, вслед за полячкой, тоже быстро поняли где находятся и готовы уже были выпрыгнуть из поезда на ходу. Конфликт разрастался и постепенно приобретал международный и затяжной характер.

На поднявшийся шум выходили из своих купе пассажиры спального вагона, проводник вызвал начальника поезда.

Инцидент разрешился довольно естественно. Невинная жертва, очередной раз придя в себя, от обильных переживаний слегка облегчилась через MHO прямо на командира. Командир был мужик сообразительный и сразу понял, чем дело пахнет.

– Зассали, демократки! – это были последние слова командира в конфликте. Он брезгливо отшвырнул монголку, зашел в свое купе, закрылся и запил по-черному, на три дня.

Заминать конфликт досталось все же замполиту. Говорят, пришлось лечь бедняге «на амбразуру» до самого Урала… Зам был разведенный смазливый мужчина лет 35. Что ж, кто на что учился. Осиротевшие демократки оделись поскромнее и не выходили из купе до самого конца следования. Экипаж был предоставлен сам себе и старпому, как положено. А поезд мчался все дальше и дальше, поспевая за расписанием…

КОВАРСТВО АНГЛИЧАН

И РУССКАЯ СМЕКАЛКА

На всякую хитрую гайку найдется болт с обратною резьбою.

Механическая мудрость.

Всплытие было внезапным и неизбежным, как ежегодная битва за урожай. Всплыли перед входом в Малакский пролив при переходе в Индийский океан, потому что по международным правилам проходить его нужно непременно под Государственным флагом. Возможно, мы бы эти правила и послали куда подальше, но мелководье и слишком интенсивное судоходство не позволяли…

Это было в воскресенье в полдень после долгого подводного перехода. Всплыли – и никакой реакции окружающей среды. Плывет черная современнейшая атомная подводная лодка под Советским Военно-морским флагом среди «торгашей» всех цветов и оттенков, как верблюд по Калининскому проспекту, и – абсолютный ноль внимания. Будто наши атомоходы здесь ежедневно всплывают. Впереди – в виде маленькой точки – еле угадывается обеспечивающий тральщик, защита и охрана беспомощной ПЛ.

А ведь как готовились! Выход наверх в ограждение рубки – только по жетонам, только десять человек, только с ПДУ, только в тропической форме одежды… Тропическая форма одежды имеет синий цвет и состоит из пилотки с огромным кривым козырьком, куртки с пристегивающимися погонами и короткими рукавами, а также необъятных шорт. Обувь – дырявые тапочки подводника на босу ногу. Люди, которые придумали такую форму, вряд ли были умственно отсталыми, но в тропиках точно ни разу не были, тем более на подводном атомоходе в надводном положении. Ткань – плотная и тяжелая, но весь шарм не в ней, а в советском стандарте. Все это сшито на каких-то или уже вымерших, или еще не появившихся советских людей, потому что у нас на лодке не было никого, кому эта форма пришлась бы впору. Когда в первый раз заступающая смена построилась на развод в «тропичке», заулыбался даже прибывший инструктировать и проверять старпом (хотя вообще-то делать это старпому уж совсем ни к чему). Но к форме этой довольно скоро привыкли, подогнали кое-как и перестали ржать друг над другом.

После всплытия температура в энергетических отсеках сразу же превысила +36,6°С. Началось интенсивное потовыделение всего, что накопилось за неделю. Все охлаждение перевели на более современную электронику «люксов», а к приборам управления реактором просто невозможно было прикоснуться. Но они работали! Работали и механики в поте лица и других частей тела.

Как бы то ни было, но десять жетоно-человек, а следом за ними и замполит с укороченным «Калашниковым», поднялись наверх. Автомат – это чтобы самым радикальным образом предотвратить попытку побега с лодки кого бы то ни было, буде такая ситуация возникнет, была даже специальная инструкция на этот счет – если кто не знает…

Внизу стойко потели и ждали новостей. Часа через два-три должны были прилететь два «Ориона» и подойти противолодочные корабли супостатов; жетоно-человеки сменились уже много раз, замполит с автоматом на шее устал проявлять бдительность и рвение, но беспартийных не было, а коммунисты и комсомольцы не собирались наперегонки с акулами плыть за проходящими мимо иностранными судами. Затем устал разведчик со штатным ФЭДом и трофейной «лейкой». Командир спустился в центральный и начал отрабатывать КБР по атаке надводных целей. Электронные мозги лодки зашкаливало от обилия «целей», торпеды с нормальным зарядом быстро заканчивались (теоретически, конечно), атака повторялась за атакой, но «целей» меньше не становилось. Начали съезжать мозги и у личного состава КБР, а настоящего супостата все не было. Вот это оторвались! Ни шпионы, ни космическая разведка не смогли предсказать и отследить наш переход. А может, мы провалились в «черную дыру» и всплыли в другом разумном мире, где нет войн и супостатов? Где нет лилипутских вопросов, с какой стороны разбивать яйцо?…

Зажаренный на солнце зам, окончательно устав проявлять бдительность и рвение, попытался передать свою функцию вместе с «Калашниковым» особисту, но тот наотрез отказался от чести выполнять замполитовскую версию ситуации «человек за бортом». Категорически отказались и вахтенные офицеры. Зам пошел и поставил автомат в пирамиду.

Так прошло почти все воскресенье. Страсти улеглись. У чрезмерно любопытных появились первые солнечные ожоги – экватор и в Африке экватор, и на нем даже негры чернеют от загара. За разочарованием наступило даже какое-то беспокойствие за американцев. Что они, сквозь землю провалились? Или мы опять друзья-союзники? Но тогда – против кого?

Трезвее всех рассуждали внизу пультовики-управленцы – ум, честь и совесть экипажа: «По воскресеньям они не летают, а отдыхают. По понедельникам до обеда служат, но под руководством капелланов и, следовательно, тоже не летают. Ну, а после обеда прилетят…»

Так оно и вышло, но заложил нас английский сухогруз (ясно, не задаром). Сначала мы нормально разошлись с ним на встречных курсах, как ни в чем не бывало. Но потом до флегматичных англичан дошло, с кем они разошлись, и сухогруз лег на обратный курс, догнал нашу субмарину и открыл сеанс связи. Тут появилась работа и у офицера радиоразведки. Он сказал, что передают информацию про нас, причем открытым текстом. Проделав свою иудину работу, англичанин повернул обратно.

Часа через три над выдвижными пролетели два долгожданных «Ориона» австралийских ВВС. На обратном пути сбросили по гидроакустическому бую – по носу справа и по корме слева. Работали филигранно, на трех моторах! Может, и наши так могут? С этого момента по «Орионам» можно было сверять часы – ровно в пятнадцать ноль-ноль нас теперь обкидывали буями.

Наше появление здесь для американцев явно было неожиданным. В качестве корабля сопровождения с их стороны двое суток шел целый вертолетоносец «Тарава» – это против нашего-то тральщика! Потом – вплоть до самого погружения – его сменил танко-десантный корабль «Ньюпорт».

Нащелкали, напечатали снимков – море. Смотрели в бинокль и в перископ, как американские сержанты гоняют по палубе негров-морпехов. Тоже часы можно сверять. Появились «знакомые» сержанты. Жизнь снова приобретала обыденность. А русская душа всегда любит быструю езду (по Гоголю) и жаждет потехи. Может, и не только русская, но только мы можем находить потеху и устраивать ее в таких условиях и ситуациях, где другим – скажем, евреям – и не снилось.

Перед очередным налетом «Орионов» подняли носовой шпиль. Потом открылась боковая дверь ограждения рубки, и из нее вышел боцман Фикус (это не кличка, а упрощенный русский вариант татарского имени), неся в руках блестящую квадратную банку из-под сушек. Море было спокойным – штиль полнейший, солнышко в легкой дымке… Боцман водрузил банку на шпиль, затем ушел и появился еще раз, но уже со шваброй – толстая такая дюралевая ручка у нее была. Швабру эту воткнул в банку и с чувством исполненного долга и личного достоинства не спеша вернулся в рубку, задраив за собой дверь. Вахтенный офицер скомандовал вниз: «Пошел шпиль… на малой вправо!» Шпиль завращался: вместе с банкой и шваброй он преобразился и стал каким-то грозным фантастическим оружием. Потом влево.

«Орионы» чуть с ума не сошли. Они делали заход за заходом. Пролетали вдоль и поперек на минимальной высоте и минимальной скорости. Перешли на два мотора и кружились, кружились, кружились… С вахтенного офицера ветром от винтов сдуло за борт тропическую пилотку.

Командир не выдержал: «Боцман, убери ты эту хреновину к такой-то матери, у них же горючее уже на исходе, жалко же дурачков…»

Боцман быстро, но со скифским величием и спокойствием подошел к шпилю, выдернул швабру, взял ее на плечо, а банку небрежно пнул за борт.

«Орионы» круто взмыли в небо и на всех четырех моторах унеслись к солнечной Австралии. Следующие два дня они делали облет на заоблачной высоте и буев не кидали. То ли стыдились чего-то, то ли боялись… Кто ее поймет, эту полу-белую, полу-черную американскую душу?

АТАКА «ЭНТЕРПРАЙЗА»,

ИЛИ МЕРТВАЯ ПЕТЛЯ

…Полковник наш рожден был хватом…

Лермонтов, «Бородино»

Противоборство двух систем было в самом разгаре, вовсю полыхала «холодная война», и отблески ее зарева были видны на всех материках, морях и континентах. Империализм – угроза миру! Империализм – источник войн! Империализм – тормоз прогресса! США – ударная сила мирового империализма. И наоборот: социализм – оплот мира и прогресса всего человечества, а Советский Союз – его авангард, надежда и опора. Отсюда совершенно понятна и очевидна роль Вооруженных Сил, а следовательно, и Военно-Морского флота. Все, что создано народом, должно быть надежно защищено. Так это или немножечко иначе – думать было некогда. Во-первых: работал «железный занавес». Во-вторых: надо было противостоять злобным проискам этого самого империализма, а их было не счесть. Сил и средств у империалистов хватало с избытком, хотя социализм вел развернутое наступление… Но до открытой схватки не доходило, наверное, потому, что у обеих сторон не было уверенности в том, останутся ли на планете победители, не говоря уж о побежденных. Китай с его миллиардным населением – не в счет.

В общем, вот на таком историческом фоне и служил Советскому Союзу командир многоцелевой атомной подводной лодки, один из многих, ничем особенным от других не отличавшийся. Хотя – слыл на флоте чудаком из-за своих двух сумасбродных идей.

Первая – сделать на подводной лодке «мертвую петлю». Вторая – торпедировать авианосец «Энтерпрайз». Ни больше, ни меньше. Причем, обе мечты были вынесены еще из стен училища, и до сих пор командир не образумился. Нет-нет да и ляпнет где-нибудь, чаще, конечно, по пьяни.

Идея с «мертвой петлей» родилась на вступительной лекции по ТУЖК, когда преподаватель из бывших механиков авторитетно заявил, что аэродинамика и гидродинамика – близнецы и братья, вернее сестры, и что законы управления подводной лодкой сродни законам управления самолетом. Правда, со временем мечта несколько поблекла, выветрилась и стала какой-то нереальной. Механики-сослуживцы снисходительно привели массу доводов о ее несостоятельности. Это и провал на запредельную глубину погружения, и что разность в плотности воды и воздуха – более тысячи раз! – приводит к разности в скоростях, а посему в верхней мертвой точке все будет падать вниз, так как вес незакрепленных предметов превысит величину центробежной силы, а в трюмах вода…

– Трюма по уставу должны быть сухими, и все раскреплено по-штормовому! – впадал в ярость будущий командир. – А вас, умников, надо тоже привязать ремнями, как в самолете, и всю вахту, и с замком, а ключ у вахтенного офицера…

– Эк тебя развезло, – добродушно посмеивались управленцы, – все равно не получится – сорвет конденсатные насосы, сработает защита и потеряем ход. Будет не петля, а полупетля, но, возможно, мертвая. Иди в свою штурманскую конуру и думай лучше, как утопить авианосец. К тому же, у лодки в подводном положении, в отличие от самолета, сохраняется значительный восстанавливающий момент, который…

– А ну вас всех в зад!!! Петлю я все равно сделаю, на новой, глубоководной, скоростной лодке третьего поколения, с реактором на ЖМТ! Так что счастливо оставаться. Натирайте мозоли на заднице покрепче, чтобы сэр Чарльз Дарвин в гробу перевернулся…

Тут дело в том, что старых управленцев сравнивали с обезьянами. Мол, за столько лет щелкать ключами и нажимать кнопки можно научить и обезьяну – думать-то не надо.

– Слушай, – обращался правый управленец к левому, – откуда у «люкса» могут быть столь глубокие энциклопедические знания – сэр Чарльз, да к тому же еще и Дарвин. Если он еще скажет «эволюция» или еще что-то в этом роде, я выпаду в осадок…

На этом пикировка обычно заканчивалась.

Мысль о потоплении «Энтерпрайза» родилась одновременно со вступлением того в строй, на занятиях по тактике когда подробно разбиралось потопление американской лодкой «Арчер-фиш» в конце ноября 1944 года крупнейшего японского авианосца «Синано».

– Это был самый мощный авианосец в мире до нынешнего времени! Семь двести тысяч тонн водоизмещения! И был потоплен лодкой, в тридцать раз меньше, чем он сам. Только недавно вступивший в строй американский атомный ударный авианосец «Энтерпрайз» смог превзойти «Синано» по своей мощи…

– Вот бы его утопить! – вырвалось у вихрастого четверокурсника, в котором без труда можно узнать нашего мечтателя.

– Ну-ну. Мысль сама по себе неплоха, но американцы учли печальный опыт «Синано». Его охраняли всего два эсминца. А у «Энтерпрайза» сопровождение – будь здоров. Лодки, авиация, в том числе и противолодочная, и спутники… Это дальнее, а в ближнем фрегатов пять рыщет. И у самого, помимо авиации, вооружение – ого-го! Так что, мой юный друг, о торпедной атаке «Энтерпрайза» можно только мечтать. К тому же ход у него под тридцать узлов, даже противолодочным зигзагом – угнаться практически невозможно. Даже если ваша железка сможет дать такой ход, вы все равно ничего слышать не будете за ревом собственных шумов. Это все равно, что на мотоцикле с завязанными глазами преследовать гоночный автомобиль по взлетной полосе. А у водителя автомобиля глаза не завязаны… За ним надо охотиться, выслеживать, прокрадываться в ордер – одним словом, как следует надо тактику изучать. И не только в училище, а всю службу. Вот тогда что-то может получиться. Причем только в военное время – надо объяснять, почему? А еще попробуй, окажись с ним в одном районе…

И наш юный друг начал мечтать и изучать тактику использования авианосцев. Сперва в одиночку, а по мере служебного продвижения стал привлекать и подчиненных.

За что и прослыл на флоте чудаком. Все старались помочь, точнее, подколоть. Например, сослуживцы-механики, пока командиром не стал, советовали прикормить рыбью стаю и в ней маскироваться. Или приручить пару кашалотов, записать на пленку звуки брачующихся дельфинов, а лучше обучить этому акустиков – и тому подобное. Командиры и начальство шутили иначе: мол, сегодня по нашим данным «Энтерпрайз» направляется туда-то и туда-то, ты как, готов? Так же издевались с «мертвой петлей»: «Слышал, что в отдел кадров пришла разнарядка на командира новейшей скоростной глубоководной лодки. Ты как, а?»

И тем не менее, командир упрямо нес свои несбыточные мечты через года. И вот наступило время принятия решения – расти дальше по службе или подыскивать место на берегу? Расти дальше не особо хотелось, а на просьбу или даже намек о переводе командир дивизии с начпо заявляли: «Ну, еще одна автономка – и будет тебе перевод». Но прошла одна, вторая, и назревала третья. Командир был грамотным подводником, имел сколоченный экипаж и, как говорится, пользовался авторитетом. Но всему есть предел, и когда командир твердо заявил протест и затребовал справедливости у командования, ему «по секрету» сообщили, что эта боевая служба будет проходить в районе предполагаемого действия АУГ с «Энтерпрайзом» и что более опытного и грамотного командира в этом плане просто нет и быть не может… Короче, такого иезуитского коварства в штабной дипломатии командир не ожидал. Мечта юности… непойманная жар-птица…

В общем, боевая служба состоялась и районы совпали!

Трубадуры чуждой нам буржуазной идеологии говорили, что мысль может быть материальна, и ссылаются при этом на Библию – вначале было Слово. Но последующее поколение еврейских философов во главе с Марксом и Энгельсом зачем-то начали утверждать, что материя первична.

Что там первично, что вторично – думать командиру было недосуг, надо было действовать и дальше материализовывать мечту, а точнее – теперь уже боевую задачу. И началась игра в жмурки, гонка с завязанными глазами. На космическую разведку надежды было мало – никакого просвета, облачность сплошная. Но командир был отнюдь не беспомощным мечтателем, а имел крепкую крестьянскую хватку: про авианосцы и их тактику он знал все, что можно было знать. Его офицеры, включая даже механиков, знали причуду своего командира и тоже старались не пропустить ни крупицы информации про «Энтерпрайз» и его охранение.

Заканчивался первый месяц автономки, и вот уже вторую неделю длилась слепая гонка за самым большим и мощным авианосцем. Режим «тишина» резко сменялся самым полным ходом, затем опять дрейф на стабилизаторе глубины без хода, изменение глубины и снова гонка. И все это – на готовности номер один: ни как следует поесть, ни умыться, ни поспать. Люди вконец измотаны, гальюны переполнены, пресная вода на исходе – все это последствия режима «тишина».

И вот, наконец-то, вознаграждение за упорство, вот она, материализация мечты командира и всего экипажа. Лодка на стабилизаторе глубины без хода, все молчат, напрягшись, акустики ловят своими чуткими электронными и человеческими ушами групповую цель, а посередке что-то такое, что без труда классифицируется как авианосец! Прикинули, посчитали – основная цель пройдет мимо в десяти-двенадцати кабельтовых. Вот она, мечта юности и всей последующей жизни! Ну почему, почему на планете в эту минуту мир?!

– Боевая тревога, торпедная атака! Колоколо-ревунную сигнализацию и «каштан» не использовать! Все команды и доклады – только по телефону!

– Ну, писец, началось, – вырвалось у экипажа. – Бей супостата.

Но война-то холодная, время мирное, атаковать нельзя, даже имитировать атаку… Конечно, дождетесь! Главное, чтобы зам с особистом не очухались, а то налетят: не положено! есть директива! а помимо директивы есть у них и стукачи свои, то бишь эти… информаторы. Кто они? По идее, должны быть и среди офицеров. О боевой тревоге оповещены только телефонизированные боевые посты и командные пункты, хождение между отсеками запрещено… а цель шпарит себе на сближение двадцатиузловым ходом, курс не меняя. Вот-вот мимо пронесется… Надо что-то делать, как-то обозначить торпедную атаку, пусть знают, что русский Иван не лыком шит, и не думают о безнаказанности…

– Боцман, всплывать на перископную глубину на стабилизаторе.

Команд – минимум, все с полуслова, все работают, выкладываясь на сто процентов.

– Поднять перископ.

В центральный прибыли взлохмаченные зам с особистом. Ишь, как торопились, даже лоск не успели навести. Начинают потихоньку въезжать в обстановку. Командир – к перископу, чтобы ненужных вопросов избежать. Минут через пять авианосец будет на траверзе. Вон он, весь в огнях, самолеты принимает, значит, курс менять не будет. БИП вырабатывает данные для стрельбы – все на автомате. Командир от перископа – к телефону:

– Минер! Сколько нужно времени, чтобы освободить четвертый и пятый аппараты от торпед?… Сколько?! Ну ты даешь… Пять минут! И приготовить эти аппараты к прострелке воздухом! Понятно?!

Пытавшиеся вот-вот вмешаться в обстановку зам с особистом оцепенели, как адмиралтейские якоря на набережной Невы. Есть директива Главного Штаба с рекомендацией избегать имитации боевых атак, требующая обеспечения собственной безопасности, предотвращения столкновения и навалов и еще что-то там про международную обстановку…

Минера тоже заклинило, и четкого ответа «есть» не последовало. Вот те нате. Готовились, готовились, а все ушло в болтовню на партсобраниях. Да, в военное время проще: ввел данные стрельбы – а они идеальные! – и «Пли!» А тут все аппараты заряжены боевыми торпедами. Есть, правда, возможность освободить два аппарата от торпед на случай аварийного выхода из затонувшей лодки. Надо освобождать, время уходит…

Авианосец вот-вот поравняется с лодкой, а минерское «есть» все никак не прозвучит, да и зам с особистом скоро очухаются.

И тут механик – нашел выход! – самый большой оппозиционер и тайный насмешник над командирскими утопиями. Он уже давно запрашивал «добро» продуть гальюны (не заполненным «под завязку» остался только докторский в изоляторе), но командир неизменно запрещал – продувание демаскирует лодку. Механик матерился и утверждал, что нас скоро по запаху учуют даже в Пентагоне.

– …минер!…

– Комадир, – встрял механик, – готов произвести прострел из гальюнов! Эффект такой же, а пользы больше: не надо снимать давления с отсеков, тем более, что оно и так избыточное, и расход воздуха на это дело меньше. И нарушения директивы не будет. А?

Мысль сама по себе неплохая, но… как-то это… а выхода другого нет…

– Ну, это совсем другое дело, – обратился почти вышедший из оцепенения зам к начинающему тоже очухиваться особисту.

– Ладно, механик, убедил, – сказал командир. – Продуть гальюны по команде.

И сам – к перископу.

В редких разрывах облаков проглядывала четверть рождающейся луны. Лунная дорожка убегала в сторону авианосца, надвигающегося неумолимо, как крах капитализма.

– Механик, турбину к даче хода приготовить. Что там с гальюнами?

– Турбина готова, гальюнные аппараты второго и третьего отсеков к стрельбе готовы, – отрапортовал механик, – есть предложение опустить перископ: кингстон продувки гальюнов на одном шпангоуте с перископом, недолго и оптику загадить…

– Понял, понял, механик… БИП! Доложить данные стрельбы двумя «изделиями»! – Выслушал данные, сверился по перископу и дал команду опустить его.

– Механик, то-овсь!

– Есть товсь!

– Пли!

– Есть пли! – отрепетовал механик. – Второй и третий, продуть гальюны, воздуха не жалеть!

Через некоторое, очень маленькое, время в центральный пошел характерный запах, и все завращали носами.

– Товарищ командир, продуты баллоны гальюнов во втором и третьем отсеках. Замечаний нет.

– Есть, механик. Поднять перископ!

Подняли. Вот это да! Командир ошалело отшатнулся от окуляров, а затем опять прильнул.

На авианосце пылал пожар! И еще какой! Громадина продолжала следовать своим курсом.

– Товарищ командир! В нашу сторону направляется цель номер три, дистанция тридцать, – доложил командир расчета БИП.

– Есть, – машинально ответил командир, не отрываясь от перископа, – наблюдаю пожар на авианосце, записать в вахтенный журнал…

В центральном все так и обалдели.

– Доигрались! – первым пришел в себя и трагически завопил зам.

– Разрешите? – и, не дожидаясь ответа, особист прильнул к перископу. Это наглость. Это борзость. Перископ – штука только для командира. Старлей сопливый, агент 00, да к тому же из механиков… В другое время командир не стерпел бы и проучил юнца, но сейчас было не до того.

– Пожар… на полетной палубе… ни хрена себе… – подтвердил особист.

Что за чертовщина?! Ну, продули гальюны. Торпедные аппараты воздухом не простреливали, вернее, команда была, но минер… Минер «есть» не сказал, а должен был, и отрепетовать команду должен был, а он молчал… Тогда что?

Так думал командир, а все внимательно слушали, потому как думал он вслух.

– А почему он молчал? – вступил в дело особист. – Может, он действовал?

И особист перевел взгляд на пульт вахтенного офицера с «каштаном». Тумблер торпедной палубы был включен! Все уставились на тумблер, а глаза зама начали наливаться справедливым гневом, как у Ивана Грозного, который убивает своего собственного сына.

– Разрешите! – и снова без разрешения особист рванулся к «каштану». – Первый, торпедная! Ответить центральному! – надрывался особист в выключенный «каштан», надеясь первым выявить злой умысел.

– Товарищ старший лейтенант! – не сдержался командир. – «Каштан» обесточен по моему приказанию с самого начала слежения за авианосцем. Отойдите отсюда и без разрешения…

– Но ведь горит, и горит фактически! – не унимался старлей, пытаясь сдержать марку.

– А чего это вас так огорчает, – съязвил командир, – авианосец-то американский.

И за телефон.

– Связисты, запитать командирский «каштан», – и далее, уже по «каштану». – Минер! Ты что там, умер или…?! Доложить количество боезапаса!

– Товарищ командир, – прозвучало в замершем центральном, – боезапас без изменения. – Минер докладывал невозмутимо, еще бы, откуда он знал. – В аппаратах столько-то, на стеллажах столько-то, выгрузку из аппаратов четыре-пять начать не можем, неисправно перезарядное устройство. Время на введение в строй выясняем…

– Ну, минер! Мо-ло-дец! – гневно-радостно выдавил командир. – Выгрузку отставить, а там разберемся…

Зам отлип от перископа, в который влез, пока шел диалог с торпедистами. Ему хотелось ущипнуть себя и проснуться. Кошмар какой-то! Торпеды на месте, ну продули гальюны, а авианосец горит! Кто будет отдуваться за все? Говорил же начпо: «Присматривай за командиром! Если что, одерни!» Уследишь тут за этим великовозрастным идиотом, как же… Но скорее – говно – в буквальном смысле слова – подстроил механик. Этот опаснее – технократ…

Крыша съезжала не только у зама. Но боевые посты и командные пункты бесстрастно делали свое дело.

– Товарищ командир, цель номер три опасно приближается, дистанция пятнадцать кабельтов… – прервал размышления и догадки доклад акустика.

– Срочное погружение! Турбине вперед девяносто три! Боцман, ныряй на сто метров!

…Автономка закончилась досрочно. «Энтерпрайз» ни с того ни с сего ушел прочь от советского побережья восвояси, а лодке приказали скрытно вернуться в родную базу. В точке всплытия поджидал БПК с комиссией. Сразу же изъяли вахтенный журнал и штурманские карты. Поочередно опросили всех свидетелей и участников «атаки» и заставили письменно изложить события такого-то числа в ночь с и по. И вырисовалось вот что…

О присутствии в данном районе советской субмарины командир авианосца наверняка знал, а значит, знало и все его охранение. Знал он также, что контакт с ней потерян. Это можно расценить, как отрыв АУГ от лодки, но дальнее охранение – тоже подводные лодки – все равно должны были продолжать поиск. Наверняка знала о потере контакта и вся ходовая вахта авианосца. Знали, и потому смотрели в оба. И тут в лунной дорожке какой-нибудь сигнальщик видит перископ. Докладывает, разумеется – у них за это дело крупная денежная премия, между прочим. Командование авианосца волнуется, луна прячется в облаках, и перископ скрывается(чтобы оптику в дерьме не запачкать). Все напряженно пялятся на воду, оповещают корабли охранения, а авианосец идет, не меняя курса, потому что самолеты заходят на посадку. Тут снова выглядывает луна, четко виден вышедший пузырь – в лунной опять же дорожке – и акустики кричат, что слышат торпедный залп… Рулевой и не выдержал, повернул, уклоняясь от «торпед» – так или иначе, история умалчивает, но самолет не туда сел, врезался и загорелся.

Факт состоит в том, что по сведениям агентурной разведки и по дипломатическим каналам, в том месте и в то время, где наша лодка продувала гальюны, на авианосце произошел пожар вследствие аварийной посадки самолета, врезавшегося в рядом стоящие, а в довершение всего авианосец еще и слегка влепил носом в борт своего же крейсера «Белкнап». Опять же, через военного атташе производился запрос о наличии в том районе советских подводных лодок. Разумеется, вежливо ответили, что никаких лодок нет, а ту быстренько вернули…

На пирсе экипаж встречал лично Командующий Флотом. После оглушительного «Здравия желаем!…» ком поблагодарил экипаж за службу.

– Служим Советскому Союзу!!! – опять же оглушительно заорали подводники… И все. Ни речей. Ни митингов. Ни разносов. Ни наград, ни благодарностей, ни грамот, на худой конец. Зачем приехал?

– Старпом.

– Я!!!

– Действуйте по плану, а мы тут с командиром маленько побеседуем, – и в курилку на корень пирса.

– Ни хрена себе! – выразил общее недоумение механик, – неужто снимут?! Вот бы и меня!… – он давно мечтал о переводе на берег под любым соусом, ровесник командирский.

– Всем вниз! – старпом пресек механические разглагольствования, и народ полез в прочный корпус.

Монолог комфлота в курилке (достоверность – плюс-минус):

– Ну что ж, родной, одну свою мечту ты осуществил. «Энтерпрайз» минимум на полгода выведен из строя. За это не грех и Героя дать. Но не судьба. Подписывается международное соглашение о предотвращении конфликтов в море и воздухе путем запрещения имитации боевых атак. Табанили его только америкосы. Теперь, может, и они поймут его пользу, потому как ремонт «Энтерпрайза» им в копеечку вылетит. Но тебя там не было. Ты понял? И экипажу объясни. Ну, органы возьмут подписку о неразглашении, само собой… Объяснять янкам, что ты не имитировал торпедную атаку, а просто гальюны продувал, никто не станет. Во-первых, это их только разозлит, а во-вторых, смешно просто. Еще возьмут и не подпишут соглашение, реванша искать будут. ТАСС уже сообщил об аварии на «Энтерпрайзе» и заявил, что наших кораблей в этом районе не находилось. Так что, извини, вот тебе Орден Красного Знамени – это все, что в моих силах. Да и вообще, не пора ли ему на покой? – командующий повернулся к комдиву. – А то ведь, насколько я знаю, еще одна мечта осталась, неосуществленная. Есть места?

– Найдем, товарищ командующий. Это – последняя автономка. Готово представление на перевод в учебный центр, начальником тактического цикла.

– Давайте мне, я сразу подпишу. Ты как, согласен?

– Так точно, согласен, товарищ адмирал, только вот… есть еще просьба…

Комдив обречено развел руками – мол, что с ним поделать.

– Ну, говори, – насторожился ком.

– Мечта осталась неосуществленная…

«Ну точно, чокнутый, – одновременно подумали оба адмирала. – Может, его сперва в госпиталь, к психиатрам?»

– …но мой механик утверждает, что она неосуществима. А объяснить толком не объясняет, времени не хватает никогда. Да и стрельбу эту с гальюнами он придумал…

– Ну и куда ж ты клонишь? – первым начал соображать комфлота и даже улыбнулся.

– Мой годок он, товарищ командующий, только с Дзержинки, ходатайствую о переводе механика в учебный центр на «механический» цикл.

– Все?

– Так точно, все.

– Ну что ж, иди, Инрайт [1]. Комдив, готовь представление и на механика. Пусть там вместе разбираются со своими мертвыми петлями. Только в штопор не войдите, – ком весело погрозил пальцем и протянул на прощание руку.

[1] Инрайт – американский командир подводной лодки «Арчер – Фиш», потопивший японский суперавианосец «Синапо» в 1944 году.

Константин Лакин

Рассказы

Родился в 1962 году в Москве. Воспоминания о детском садесветлые, неконтрастные, лиловые. О школе – в шашечку, контрастные, черно-белые. О ВУЗе – пастельные, неконтрастные, цветные. В дальнейшемпо-разному. Всю свою жизнь сочетал занятия математикой с литературой, музыкой и паяльником. Способен смотреть на море часами, сутками, неделями, месяцами. Ситуацию гаишник/водитель считает спортом, поэтому исправно платит штрафы, будучи пойманным на нарушении (что поделатьпроиграл), но никогда не дает денег, если претензии не обоснованы (грязный спорт нам не нужен). Верит в говорящих скворцов. Не верит в Нострадамуса. Любит женщин (не всех). Не любит автомобильные пробки (все). Считает осину потемневшей березой.

ИНСПЕКТОРСКАЯ ПРОВЕРКА

Ручной гранатомет РПГ-7 – это такая труба с ручкой. В переднее отверстие вставляется реактивная граната. Из тыльной дырки вылетают отработанные газы. Труба кладется на плечо, направляется гранатой в сторону супостата и жахает. К РПГ-7 можно пристегнуть оптический прицел – это важно.

1.

На военной кафедре нашего института в восьмидесятых годах прошлого века не служило ни одного лейтенанта – ни старшего, ни младшего, ни просто. Был капитан, да и то маленькие звездочки прямо на глазах стягивались к центру его погона в пять лучей большего формата. Наблюдалось несколько майоров. Приходя в институт в начале очередного учебного года, мы с удовлетворением отмечали: ценность нашего офицерского состава, измеряемая валовым количеством двухпросветных звезд, неизменно возрастала. Так что, в основном, преподаватели военной кафедры носили звание подполковника. Встречались и каракулевые папахи.

Будучи студентом, я мало интересовался моральными и политическими качествами советских офицеров, позволявшими им сменить захватывающую полевую службу на тяжелые преподавательские будни в престижном московском ВУЗе. Подозреваю, что тут не обходилось без мохнатых рук, родственных отношений, высоких связей и прочих катализаторов территориально-карьерного роста. Но то ли так складывались звезды, то ли начальник кафедры умел подбирать коллектив, то ли сам коллектив неким секретным образом умудрялся правильно воспитывать вновь прибывших офицеров… Короче, результат был впечатляющим: отцы-командиры отличались ровным спокойным нравом, употребляли матерные слова только в куртуазных семантических конструкциях, а, отмечая общенародные и внутрикафедральные праздники, лишь наливались здоровой пунцовостью, что никак не отражалось на боевой и политической подготовке личного состава.

Каждый студент здесь именовался курсантом. Каждая студенческая группа – взводом. К каждому взводу был приставлен отдельный офицер-куратор, в задачи которого входило: следить за правильной стрижкой курсантских голов; уравновешивать прогулы изготовлением предметов наглядной военно-патриотической агитации; объяснять тютям-студентам алгоритмы подношения экзаменационного коньяка; а в свободное от вышеперечисленных занятий время – учить их мудреной военной науке. Вот таким-то куратором в одной из групп и был ветеран танковых войск подполковник Данилов.

Есть люди, работой которых любуешься. Иной шофер так сливается со своим автомобилем, так любит дорогу, что понимаешь: человек нашел свою стезю. А уважающий животных работник зоопарка! А в кайф корпящий над пробирками химик! Именно таким специалистом, стопроцентно подходящим для воспитания офицеров из совершенно не интересующихся ратным делом студентов, и был добродушный, низкорослый, облысевший, никогда не поднимавший голоса, с вечно укоризненно-хитрой усмешкой на губах подполковник Данилов.

Как артистично и наглядно, снимая фуражку и поглаживая почти лысую голову, он демонстрировал стрижку, к которой должен стремиться каждый воин! С каким недюжинным тактом и мягким армейским юмором он объяснял теорию корреляции количества коньячных звезд со средним экзаменационным баллом взвода! И ни одной подлянки, ни одной кляузы начальнику кафедры – даже когда студенты приходили на занятия с пацифистскими значками или в качестве строевой песни горланили гребневскую «Где ты теперь, поручик Иванов…» Остановит Данилов марширующий взвод. Глянет с интересом. И скажет: «Песня, конечно, хорошая… вот только… огонька маловато…»

В группе, где куратором был подполковник Данилов, учился Паша Плинов. Студентом он был безалаберным, ходил на занятия не часто, но учил науку всерьез – особенно интересовавшие его предметы. В общем, деканатские проблемы прогулов Паша решал за счет крепких знаний по профилирующим предметам. Что же касается военной кафедры, то там Плинов был вообще редким гостем. А по причине этого имел особые взаимоотношения с подполковником Даниловым и раз в семестр ваял тексты для агитационных материалов, стендов и боевых листков. В итоге и оценки были нормальны, и военно-политическая агитация велась с присущим Паше огоньком.

* * *

На занятиях по стратегии и тактике взвод Данилова обычно брал Бонн. Чем-то этот далекий немецкий город особенно насолил подполковнику, и поэтому, развернув карты, студенты двигали на запад живую силу, бронетехнику и части обеспечения. Бонн не сопротивлялся, и к окончанию очередного академического часа бывал повержен. Тропа на Бонн оказалась настолько хорошо протоптана, что даже по прошествии двадцати лет кое-кто из бывших студентов мог легко принудить к капитуляции этот маленький городишко, без труда пройдя половину Европы и будучи встречен боннцами как старый знакомый. Но доставалось не только многострадальной столице ФРГ. Несколько раз по неизведанным причинам взвод забредал левее и брал Мадрид. А однажды то ли у подполковника разбился дефицитный китайский термос, то ли случилась ещё какая неприятность, но целью марша стал Пекин. Азиаты оборонялись так же нехотя, как и европейцы. Но до Пекина добраться не удалось – слишком далеко для стремительного 45-минутного похода.

Естественно, кроме теоретических, случались и практические занятия. Причем не только осенью-весной, а и в разгар стужи. Но в зимнее поле Данилов студентов не водил, посылая стремительно майоровевшего капитана.

Капитан только что слинял из Таманской дивизии и не сразу приобрел полноценный кафедральный лоск. Поначалу он говорил странные слова и делал нелогичные вещи. Так, загнав взвод в девственные сугробы, он утверждал, что каждый курсант представляет собой боевую машину пехоты, командует ею и мечтает стремительным рывком преодолеть огромное заснеженное поле на задах института. За деревьями капитану чудились огневые точки противника. А маячившая вдалеке непонятно как сохранившаяся на территории Москвы деревня почему-то всегда была занята противником. Курсанты рычали, изображая моторы, и уходили в снег с головой.

Видимо, пришедшие с полевых занятий мокрые студенты настолько дисгармонировали с паркетными полами ВУЗа, что капитану было указано, и полумеханизированное рыхление снега прекратилось. Со временем капитан все реже останавливал строй для проникновенного рассказа о том, как на марше таманские бойцы изрыгают из себя харч в каски, дабы не пачкать рыгающих рядом товарищей. В общем, столичный лоск постепенно покрывал бравого таманца. Но все равно, до подполковника Данилова капитану было как PDP до Vax.

Так текла размеренная воинская жизнь – неделя за неделей, семестр за семестром. Особо послушные студенты не пропускали занятий, дежурили «на тумбочке», стригли волосы и постигали тайны устройства различных видов оружия. Остальные тоже учились, но избегали «тумбочки». То есть наблюдалась редкостная гармония, изредка прерываемая обменом экзаменационных оценок на коньяк. А также инспекторскими проверками, учиняемыми вышестоящими то ли штабами, то ли иными военными субстанциями. Об одной из таких проверок и пойдет речь.

2.

Приближение инспекторской проверки определяется по тотальной суматохе, которая охватывает военную кафедру примерно за неделю до приезда проверяющих. Офицеры вызывают представителей взводов и разъясняют: маневры закончились, приближается настоящее дело. А, значит, флирт с прическами уступает место поголовно стриженным затылкам, прогульщики в трезвом состоянии начинают ходить на все занятия, и никакой коньяк не способен искупить отсутствие чистой глаженной формы.

За несколько дней до проверки утренние общекафедральные построения принимает сам начальник кафедры. Команда «Кругом!», внимательный осмотр затылков. Присутствие волос – два часа на стрижку в ближайшей парикмахерской. «На тумбочке» – особо приближенные к преподавательскому составу курсанты не допускают на кафедру посторонних. Оружие чистится. Сапоги драятся. Стенды и наглядная агитация… впрочем, они всегда в полном порядке. Занятия в аудиториях всецело меняют тематику: исчезает изучение структуры мотострелкового полка бундесвера, а ему на смену приходят задушевные разговоры о том, что если кто-нибудь из курсантов ляпнет при инспекторе что не то, он станет пионером вылета из института по несдаче военного экзамена. Лица офицеров дубеют. Во взорах появляется сталь. В командах – резкость. Шутки кончаются. Близится бой.

– Курсант не может знать всего – говорил подполковник Данилов, готовя взвод к очередной инспекторской проверке. – Никто не может знать всего, даже такие умные люди, как студенты нашего ВУЗа. Да и надо ли всё знать? Вот недавно меня подколол один умник. Эллипс, говорит, это – окружность, вписанная в квадрат со сторонами 3x4. Думает, подколол… Конечно, эллипс – штука более сложная. Но бывают в жизни моменты, когда пусть не совсем верный, но четкий ответ – лучше самой распрекрасной теории. А поэтому запомните, главное – напор, уверенность и командный голос. У мямли нет будущего. Только уверенный и напористый курсант, четко и ясно излагающий свои знания независимо от наличия последних, сможет стать офицером.

И вот, день сражения. После утреннего построения и осмотра личного состава руководитель кафедры произносит короткую речь. Из неё становится ясно, что наш офицерский и курсантский составы – лучшие во всей Москве, во всей стране, и, похоже, во всем мире. Что нашим студентам очень повезло с нашими офицерами. И, что характерно, наоборот – тоже. А задача сегодняшнего дня – убедить в этом высокую комиссию. Строй студентов-курсантов вдруг приобретает военную выправку. Всем хочется не опозорить, не попустить, отразить супостата. Взводы расходятся по классам. Тишина – мертвая. И это при том, что в классах – ни одного куратора. То есть объявлена самостоятельная подготовка, а из коридора доносятся быстрые офицерские шаги да звон стеклотары. Десять часов. Одиннадцать. Никого. Двенадцать. Час. Приехали!

* * *

Инспекторская проверка бывает разной. Эта оказалась очень похожа на экзамен. Студентов вызывали в класс, давали билет, и выслушивали ответы у доски. Плинова вызвали последним. Зайдя в класс, Паша увидел экзаменационную кафедру, за которой сидели подполковник Данилов, капитан-таманец и инспектор-майор в серой форме, разительно отличавшейся от зеленых кителей кафедральных офицеров. Подполковник Данилов полировал платком вспотевшую лысину и с сомнением рассматривал курсанта. Капитан сидел набычившись, и его взгляд ясно говорил: «Ну, только ляпни что про пацифистов…» Майоринспектор думал о своем, не обращая внимания ни на офицеров, ни на Плинова.

Паша парадным шагом, прогибая паркет, подошел к столу и гаркнул:

– Курсант Плинов на инспекторскую проверку прибыл! Разрешите взять билет!

Количество децибел на единицу излагаемых букв оказалось настолько велико, что класс замер. Данилов поморщился, но взором потеплел. Капитан набычился ещё сильнее. А майор, вздрогнув, вернулся к действительности:

– Берите-берите.

Паша взял билет, печатая шаг прошел к свободной парте, сел, и среди других вопросов с ужасом прочел: «Оптический прицел ручного противотанкового гранатомета РПГ-7». Можно было ожидать всего. Самых трудных вопросов о тактике или стратегии, о структуре мотострелкового полка бундесвера, о взаимодействии различных родов войск, об обеспечении связи с приданными авиационными соединениями, но вот того, что на ручных гранатометах бывают оптические прицелы, Паша не ожидал…

* * *

Висевшие над доской часы нудно крутили стрелки. Один за другим отвечали отличники. Радовали середнячки. Не расстраивали двоечники. Дошла очередь до Паши. И, выйдя к доске, он во всю юную глотку приступил к докладу о структуре мотострелкового полка бундесвера.

– Потише, потише, курсант… – приказал майор-инспектор.

– Есть потише! – заорал Паша и нарастил напряжение голосовых связок.

– Не так громко, курсант… – перешел от приказов к просьбам майор.

– Есть не так громко!!! – бодро возопил Паша, рисуя на доске кружочки, квадратики, стрелочки и засыпая крошащимся мелом доску, пол и кафедру экзаменаторов.

– Мы слышим-слышим… – бормотал майор. А Паша перешел к проблемам живучести танка в современном бою и особенностям снабжения танковых частей на марше.

Майор хватал ртом воздух. Капитан одеревенел и покраснел в верхней половине ушей. Из-за классной двери доносилось приглушенное ржание взвода. Взгляд подполковника Данилова горел еле сдерживаемым восхищением. Дело шло к оптическому прицелу.

– И последний вопрос – оптический прицел к РПГ-7, – бодро отрапортовал Паша, беря в руки злосчастный гранатомет. – Оптический прицел нужен для прицельной стрельбы по бронетехнике противника. Курсант Плинов доклад закончил.

Данилов удовлетворенно кивнул, как бы говоря: «Молодец, сынок, не посрамил курсантского мундира». Майор перевел дух, собираясь поблагодарить и выпроводить из класса крикуна. Но тут очнулся капитан:

– Возьмите со стола оптический прицел, установите его на гранатомет и расскажите принципы работы с ним.

Майор удивленно обернулся к выскочке. Подполковник покачал головой. А Паша оглядел столы, на которых в безукоризненном порядке лежали знакомые и незнакомые предметы. Среди знакомых – карты местности, бинокли, Макары, Калаши, гранаты. Среди незнакомых – заковыристые железки, стекляшки, планшетки, медицинские наборы, бумажки. И самые разные сумочки, чехольчики, торбочки, баульчики, содержавшие неизведанные ратные устройства, среди которых подло скрывался требуемый оптический прицел.

Повисла пауза. Майор отдышался. Данилов вынул платок и продолжил надраивание лысины. А капитан, вдруг осознав глубину своей ошибки, начал дергать головой, пытаясь при неподвижном теле показать, какой из чехольчиков нужно взять в руки. Паша двинулся в сторону капитаньих кивков. Взял в руки сумочку. Зыркнул на экзаменаторов. Данилов с майором синхронно помотали головой в плоскости подоконника. Кивки капитана явно забирали правее. Паша погладил баульчик правее, как бы пробуя на ощупь плотный брезент покрытия. Данилов с майором замотали головами ещё быстрее. А капитан выгнул шею так, как не сумеет ни один гуттаперчевый артист цирка. При этом капитанские погоны продолжали оставаться неподвижными, а уши покраснели на две трети. «Во дает» – подумал Паша и, наконец-то, нашел нужный чехол. Синхронное движение трех голов по оси флагштока подтвердило правильность выбора.

Паша достал прицел и в принялся цеплять его к гранатомету. Прицел не цеплялся. Паша приложил усилия. Прицел сопротивлялся. Паша поднажал. Прицел удивился, продвинулся на пару миллиметров, и заклинил окончательно. Майор с интересом следил за манипуляциями студента. Капитан впал в кому, покраснев всей ушной поверхностью. А подполковник Данилов добрым и неожиданно спокойным голосом поинтересовался:

– Скажите, курсант, а где у гранатомета дуло?

«Всё, – подумал Паша. – Отчислят, забреют». Но виду не показал:

– Волнуюсь, товарищ подполковник, спутал, здесь дырки с обеих сторон! – лихо выдернул прицел, перевернул и воткнул в пазы.

– Наверное, достаточно? – ласково поинтересовался подполковник у инспектора-майора.

– Да уж, – согласился майор, стараясь держаться подальше от излучавших жар ушей капитана.

– Спасибо, курсант. Можете идти.

* * *

Результаты инспекторской проверки оглашались подполковником Даниловым примерно через час. Судя по цвету офицерского лица, подведение результатов сопровождалось обильной дегустацией. Оценки – не ниже «хорошо». А зачитывая слова «Плинов – отлично», подполковник прокомментировал: «За целеустремленность и находчивость. Из вас выйдет хороший офицер, Плинов. Главное – слушайтесь командиров. А ошибки у всех бывают. Ошибся, осознал, компенсировал. Понимаете?»

На следующий день Паша заглянул на кафедру, сжимая обернутую свежей газетой бутылку коньяка. Данилов отечески покивал, но заставил отнести коньяк капитану. Капитан возмутился. Данилов попросил подождать, пригласил капитана в соседний кабинет, и до Паши донеслись обрывки бархатного подполковничьего монолога: «Вам следует осознать… Традиции и преемственность… Наследники и продолжатели… Взаимоуважение старших и младших товарищей по оружию… Не что иное, как дань любви бойца к командиру…» Из соседнего кабинета капитан вышел один, взял коньяк, крякнул, дернул щекой и неожиданно сиплым голосом проговорил:

– Благодарю за службу, курсант, вы свободны.

3.

Военная кафедра со временем испортилась. Её перевели в большее помещение, по коридорам замелькали суетливые лейтенанты, прогульщики перевелись, а наглядная агитация утратила былой аристократизм, превратившись в типографски штампованные стенды. Но это случилось уже после того, как подполковник Данилов получил новое назначение, а Павел Плинов закончил институт с присвоением звания «лейтенант запаса».

ТРЕХЗВЕЗДНЫЙ ШПАК – МЫСЛИ ВСЛУХ

Я, старший лейтенант запаса, никогда не служил в армии. Я не очень хорошо представляю, какое из отверстий гранатомета является дулом. Я ни разу не был на сборах. Я не приносил присяги, но имею военный билет, полученный по окончании военной кафедры ВУЗа. Как не приносивший присяги, я только по состоянию души считаю себя офицером советской, а ныне – российской армии. Де-юро же я – старший лейтенант армии любой страны, которая первой догадается принять у меня присягу.

* * *

Одной из причин моего поступления в ВУЗ было именно нежелание служить. Не скажу, чтобы я боялся армейских порядков или имел какие-то особые взгляды, запрещавшие брать в руки оружие. Не сильно заботили меня, семнадцатилетнего, и страшилки типа «ты потеряешь два года жизни…» Скорее, присутствовало интуитивное нежелание попасть в безраздельное подчинение к непонятным людям.

* * *

В моем военном билете стоит какая-то загадочная цыфирь. Когда меня правдами и неправдами затащили в военкомат, дабы присвоить старлея, на вопрос:

– Что она обозначает? – раздобревший майор ответил:

– Она обозначает то, что ты со счетчиком Гейгера должен бежать впереди наших победоносных войск через эпицентр тактического ядерного взрыва и докладывать об уровне радиации.

– Как докладывать? Меня никто не учил!

– Не важно. Ты можешь нести любую чушь. Пока тебя слышно – войска идут по твоему следу. Если замолчал, значит, надо увеличить скорость, чтобы быстрее преодолеть особо зараженный участок.

Я до сих пор не знаю, правда это или шутка. Но если правда, то мое неучастие в сборах объясняется очень легко: на одноразовом офицере тренироваться – грех.

* * *

Когда мне пытались присвоить капитана, я был взросл и мудр. Меня закидывали повестками и звонили домой. Я не скрывался, подходил к телефону и уговаривал звонившую девушку присвоить мне капитана заочно. Постепенно накал страстей спал, и обо мне забыли.

* * *

Из Калаша я стрелял два раза в жизни. Из Макара – чаще. Из Калаша мне не удалось поразить ни одной мишени. Из Макара я всегда выбивал яблочко. Вывод: я прирожденный офицер, но как моей стране может помочь умение командира взвода стрелять из пукалки – не понимаю. На дуэли – да. В подворотне – безусловно. В условиях современного боя – не осознаю.

* * *

Несколько раз я залезал в танк. В результате у меня сложилось стойкое ощущение, что при закрытых люках танк – вещь в себе, не способная к выполнению команд извне. Очень надеюсь, что ошибаюсь.

* * *

Прилетев в дальний гарнизон проведать служившего срочную приятеля, я был поражен его вечным уличным напряжением и боязнью не отдать честь встречному офицеру. К тому времени приятель уже неоднократно побывал на губе, и отвращение к последней пересилило удивление от необходимости махать рукой у шапки.

* * *

Среди моих знакомых, отслуживших срочную, есть воздушные десантники, ни разу не прыгавшие с парашютом, строители, не построившие ни одного здания, и моряки, не видевшие моря. С другой стороны, есть парни, бывавшие в деле. И к первым, и к последним после увольнения в запас моя Родина отнеслась одинаково.

* * *

Мой одноклассник, большой любитель морских рассказов, талантливый в литературе и рисовании Серёга, после школы поступил в артиллеристское училище. Заводила, выдумщик, умница, он приехал домой в отпуск после окончания первого курса и поразил нас стойким желанием, выражавшимся словосочетанием «по бабам». Нет, мы тоже не были пуританами. Но женский вопрос занимал нас лишь как одна из граней полноценной жизни. Судя же по Серёгиному поведению, его волновала только эта проблема. И говорил он о своем волнении ясно, четко, безапелляционно. Мы встречались каждое лето. От года к году синдром «по бабам» тускнел. В глазах возгорался потухший интеллект. А после службы в ГСВГ и окончания второго военного института он снова стал полноценным человеком, направив все силы своего недюженного интеллекта на увольнение из рядов непобедимой. Сил было много, и с помощью бардака под названием «перестройка» Серёга успешно покинул ряды вооруженных сил, о чем не жалеет.

* * *

У меня много друзей-офицеров. Но никого из них я ни разу не видел в военной форме. Такое впечатление, что они скидывают рабочую одежду прямо на КПП, вырываясь из части на волю.

* * *

Мой друг-полковник, неоднократно бывавший в Чечне, как-то признался, что так и не смог понять, кто там – свой, а кто – враг.

* * *

По пути из Москвы в Калининград я наблюдал уникальную картину человеческого перевоплощения. Еду на автобусе в аэропорт. Рядом сидит, прижав к животу портфельчик, контр-адмирал. Выправки – никакой. Взор тусклый. В руках – газетка.

Шереметьево. Самолет. Взлет. Посадка. Калиниград. У здания аэропорта – кортеж УАЗов. Впереди – черные «Волги». Кто это вышел из здания аэровокзала? Кто парит над ступенями? Кто сей орел? Мой адмирал! Выправка – как у памятника. Звезды на погонах засияли. Плечи расправились. Вокруг – суета свиты. Хотел подойти поздравить с удачным приземлением, но передумал.

* * *

Я, старший лейтенант запаса, никогда не служил в армии. Я не умею подчиняться. Не умею отдавать приказы. Не умею организовать стремительное наступление или упорную оборону силами взвода, роты, батальона. Не умею бороться за живучесть вверенного мне подразделения. Но я умею думать. И, в свете вышеизложенного, умение думать меня беспокоит.

Сергей Литовкин

Рассказы

Родился в 1951 году в Калининграде (бывшая Восточная Пруссия) в семье советского офицера. Говорить по-русски научился в Каунасе, а читать и писать – в Риге. Школу закончил в Ленинграде и начал казенную службу, поступив в военно-морское училище в Петродворце. Близко познакомился с кораблями ВМФ в Средиземном море и Атлантике, а также с испытательными подразделениями на всей территории СССР и за его пределами. Завершил военную карьеру в Генштабе ВС России капразом (полковником). Есть масса печатных научных трудов и десяток изобретений в специальных изданиях для ограниченного круга узких специалистов. Первая литературная публикация – стихи «Автобиография избирателя» в газете «Известия» в 2000 году. В редакции предложили попробовать написать что-либо в прозе, что и делает до сих пор. Рассказы и стихи появлялись в газетах, ежемесячниках, а также сборниках: «Антология русско-немецкого стиха 2001», «Новая Стихия», «Другой мир» и «В море, на суше и выше…». Есть персональный, изредка обновляемый сайт и электронные публикации в библиотеках и клубах Интернета. Прописан в Москве, но живет в подмосковном поселке и старается делать это с удовольствием.

ДИССЕРТАЦИЯ

– Читайте мои труды, – услышал я уже в пятый, наверно, раз от своего прямого и совершенно непосредственного начальника, подполковника Мишина. Если четыре предыдущих команды относились ко всему военно-научному коллективу подразделения, то в данном случае фраза могла предназначаться только мне, ибо разговор шел с глазу на глаз. Впрочем, разговором это назвать можно было только условно. Начальник возбужденно ерзал задом по сиденью стула, пребывая за своим командным столом, а я, вытянувшись по стойке «смирно», отслеживал взглядом интенсивную жестикуляцию, производимую его верхними конечностями. Недовольство руководителя было вызвано тем, что, выходя из комнаты на перекур, я оставил на столе какой-то секретный отчет по НИР, а не запер его в один из многочисленных железных ящиков. Попытка оправдаться малым сроком моего пребывания в этом достойном военном НИИ и незнанием местных обрядов, правил и обычаев вызвала еще большее возмущение. Когда же я сослался на то, что в комнате оставался сторожем целый майор ПВО, это было воспринято как вызов.

– Вы на своем корабле, наверно, не позволили бы себе такое безобразие. Вот! Где, где Вы хранили там режимные документы? – с лукавым, но грозным подвохом спросил подполковник.

– Под матрасом в каюте, – честно ответил я и осекся, глядя, как багровеет его лицо, – но не такие уж и секретные были документы, – попытался я исправиться, – так, барахло разное…

– Вы, Вы, Вы…!!! Та-а-а-рищ старший лейтенант! Прекратите!! Не смейте! Идите!

– Есть! – ответил я и, щелкнув каблуками, двинулся к выходу из кабинета.

Тогда и услышал я брошенную мне вслед фразу о чтении его трудов.

– Есть! – повторил я и, произведя очередные круговые развороты, направился выполнять последнее приказание. Во всяком случае, я это воспринял именно как приказание.

* * *

Я еще только осваивался с ролью младшего научного сотрудника, но уже знал местонахождение библиотечного фонда НИИ, где за железными запорами под грозными грифами хранились зафиксированные на бумаге научные мысли, озарения, отчеты и справки. Отыскав по каталогу диссертацию Мишина Григория Семеновича, я написал на бумажке ее инвентарный номер и сунул эту записку в зарешеченное окошечко, где ее приняла строгая хранительница всех тайн и архивов. В ответ я получил три разноцветных линованных листочка и разъяснение, что труды моего начальника носят очень высокий статус секретности. Для допуска к ним надо собрать штук шесть автографов должностных лиц на полученных бланках. В том числе, нужна и подпись самого автора, – Мишина.

Когда я, в очередной раз постукав каблуками, попросил начальника подписать мне допуск к его недавно защищенной, кандидатской диссертации, он несколько замялся. Мне почудилось даже, что – смутился. Бумажки он подписал, но при этом все время прятал глаза и что-то бубнил, словно оправдываясь. Как выяснилось из его дальнейших путаных заявлений, диссертация еще не представляет завершенного результата и будет основой для новых исследований. Впереди еще много уточнений и детальных разработок при написании докторской монографии. А некоторые существенные вопросы нельзя было раскрывать подробно по причине возможной утечки секретов во вражеский стан. Пока он обкручивал свой ученый труд различными цепочками слов, я начал кое-что понимать и, в конце концов, – до меня дошла простая истина. Оказывается, фраза – «Читайте мои труды!» – несла в себе скрытый оскорбительный смысл, показывая ничтожество подчиненного, его лень и бездарность. Достаточно близким аналогом можно было считать любимый вопль нашего старпома с эсминца «Г-вый»:

– Кретины! Сволочи! Всем – неделя без берега! Марш по боевым постам дерьмо вылизывать!

Для меня все сразу стало на свои места и на душе полегчало. Вот она, – специфика военной науки. Было чуток стыдно за свою непонятливость, но я решил идти до победного конца и, быстро собрав остальные подписи, приступил к изучению «изысканий начальника»

* * *

Впервые в жизни я держал в руках индивидуальный труд известного мне человека, заслужившего право именоваться кандидатом наук. Некоторые злопыхатели, правда, успели посеять сомнения в душе, обзывая кандидатские диссертации развернутыми челобитными о повышении должностного оклада, но мое преклонение перед учеными было еще непоколебимо.

То, что я прочитал, в вольном изложении представляло собой следующее.

«Когда Земля была еще теплой и по ней ползали ящеры и бегали мамонты, никто понятия не имел о всяких радиоустройствах и их излучениях. Но даже если бы кому-то захотелось разобраться в этом, то ничего бы не получилось. Причина очевидна: не было еще марксизма-ленинизма, без которого ничего путного и истинно научного никто сделать не мог. Естественно, что ящеры и мамонты вымерли, оставив в науке следы малозначительные. В современную эпоху кое-кто, вооружившись самым передовым философским учением, кое-что наворотил в теории, практике и технике. Неплохо, но, правда, Мишина и современную армию такой вариант не очень удовлетворяет, ибо допускает ошибки во всяких расчетах, что снижает точность попадания наших снарядов в противника. Это не удивительно, так как вся теория разрабатывалась задолго до последнего партийного съезда, мартовского пленума ЦК и указаний министра Обороны на прошлогоднем совещании руксостава. Опираясь на правильное мировоззрение и его интенсивное развитие в последних партдокументах, Григорий Семенович позволил себе заподозрить, что некая лямбда (какая-то величина) при неопределенных условиях может свихнуться и подчиняться не обычной, а вычурной зависимости от неких произвольных параметров (восемь листов формул). Затем мой начальник запихивает эту лямбду во все ему известные радиоустройства военного назначения, схемы и формулы (тридцать девять листов математических значков), утверждая, что подозрения могут оправдываться без нарушения общей картины мироздания. В последнем разделе вопрос неадекватного поведения лямбды уже считается доказанным ранее. Теперь автор приводит фотографии и графики, полученные не без его участия из окружающей среды. Иллюстрации показывают, как совершенствуется мировая гармония путем введения дополнительной подпорки под нее в виде шальной лямбды. Благодаря всему этому Мишин надеется повысить эффективность всего излучающего, отражающего и стреляющего по врагу на величину от нуля до трех процентов. Это в среднем соответствует годовой экономии для народного хозяйства двух эшелонов зерна или небольшого склада боеприпасов. Для реального достижения результатов надо, конечно, провести еще пару НИР и ОКР, но это – дело третье. Все вышеизложенное проиграно на ЭВМ и имеет положительные заключения уважаемых, в определенных кругах, специалистов»

Пока я изучал диссертацию, подполковник несколько раз невзначай заходил в помещение и искоса посматривал на заметки в моей тетради, которые я делал в процессе чтения. Наконец он не выдержал и повелел прибыть к нему со всеми имеющимися секретными документами для проверки их наличия.

После того, как с основной массой бумаг было покончено, а потери не обнаружились, он раскрыл мою рабочую тетрадь.

– Что это за выписки Вы там делали из диссертации?

– Да вот, – начал я искать по тексту, листая труд начальника, – интеграл тут…

– Не занимайтесь ерундой и не умничайте, – перебил меня подполковник, – у Вас по плану что? Лабораторные испытания. Вот и испытывайте, да не забудьте отчитаться своевременно. А диссертацию – сдайте в библиотеку. Нечего лишние документы в сейфе плодить. Напишите свою собственную и читайте, сколько заблагорассудится.

* * *

Вернувшись на рабочее место, я обнаружил, что сидящий за соседним столом майор обложился кучей толстых журналов и передирает что-то из них в свою тетрадь.

– Слышь, Руслан, – обратился я к нему, – Мишик приказал сдать свой дисер в кладовую и не лапать больше его ученых трудов всуе.

– Поздравляю, – ответил тот, – нет еще и двух недель, как ты к нам прибыл, а уже успел задеть начальника за живое. Теперь, небось, вместо своего дисера начнет всем в морду тыкать приказами по секретному делопроизводству. Может, еще и Дисциплинарный устав вспомнит. Что ему еще остается?

Я взглянул на обложку одного из журналов, прочитал его название и рассмеялся.

– Тебе не кажется, что в словосочетании «Военная мысль» есть что-то противоестественное?

– Есть. И еще какое. Но военным об этом думать не положено. Хватит с нас злопыхательства разных шпаков и прочих штафирок, – ответил мудрый майор, вышедший уже в старшие научные сотрудники, – наше дело – военная наука. И мы ее – сделаем!

* * *

Собственную диссертацию я так и не написал. Несколько раз брался с упорством за это дело, но неизбежно отступал, чувствуя в произведенных текстах знакомые мотивы. А вдруг кто-нибудь возьмет и пролистает? – думалось мне. «Читайте мои труды…»

ДИВЕРСАНТ

Тарас приехал на свадьбу друга детства почти без опоздания. Прямо в самый главный ресторан областного центра сухопутнейшего из отечественных регионов. На обряд советского бракосочетания он не успел, но там и без него хватало народа, бестолково кучкующегося по углам с шуршащими букетами и страдальческими лицами, отражающими мучения от неразношенной тесной обуви.

Тарас Фомичев вошел в ресторанный зал после первого тоста, но еще до сигнала «Горько!», и сразу привлек к себе всеобщее внимание. Старший лейтенант Военно-Морского Флота в белой с золотом форме, при кортике и с обилием блестящих нашивок представлял здесь весьма колоритное зрелище. Если и появлялись раньше моряки в городе, то какие-то неказистые, подвыпившие или непроспавшиеся. Матросы или старшины. Да и те в большинстве своем – проездом. А тут – на тебе! Молодой симпатичный офицер при параде, трезвый и без женского конвоя.

Усадили дорогого гостя рядом с невестой, потеснив и уплотнив вкушающие ряды.

Свадьба катилась по испытанной многократно программе под управлением средних лет тамады с восторженным пионерским голосом и манерами рыночной торговки.

Тарас пил, закусывал, обнимал жениха и невесту, вспоминал детство босоногое, хвастался какими-то значками и даже произнес витиеватый тост, начав речь с необходимости постоянной обороны морских рубежей и закончив ее пожеланием новобрачным отковать не менее трех потенциальных защитников Родины. Все время за его спиной появлялись и исчезали девицы, прислушивающиеся к разговорам. Он все рассказывал да рассказывал. Фотокарточки показывал. Вот корабль, вот друзья, вот жена, вот сын в коляске, вот памятник затонувшим кораблям…

«Женат», – поняло оцепление и заметно поредело.

Эх, – сказал Фомичев, выпив очередную коньячную порцию, – пойти потанцевать, что ли?

И пошел. Танцы, однако, не задались. Кого Тарас ни приглашал потоптаться в обнимку, все задавали один вопрос, – Так Вы женаты?

– Тьфу, – убедительно отвечал он, – вовсе нет. С чего Вы взяли?

– А фотографии? – интересовалась партнерша.

– Вот они, – доставал он карточки, – смотрите: вот корабль, вот друзья, вот жена друга, вот сын его, вот памятник затонувшим кораблям…

– Да-а-а? – недоверчиво говорила девушка и уклонялась от горячих объятий.

Тарас вернулся на свое место за столом и начал пытать жениха об особенностях взаимоотношения полов в этой, морем забытой сухопутной местности. Он уже было утратил прежний задор и настроение, но что-то вспомнил и радостно начал выманивать молодоженов с гостями на крыльцо ресторана.

– Пошли скорей на улицу, – звал всех Фомичев, – у меня там подарочек еще один к свадьбе приготовлен.

Так ему удалось вытащить на ресторанное крылечко молодых супругов и еще человек десять нетрезвой свиты.

– Видите, дождь уже кончился. Какая чудная ночь! – произнес Тарас, подняв взгляд к черному беззвездному небу.

После этих слов он, словно фокусник, вытащил из-под тужурки пару сигнальных ракет и сделал резкий рывок за связанные между собой пусковые шнурки.

– Салют!! – выкрикнул он при этом, но здорово ошибся.

Во всяком случае, позже это называли совсем по-другому.

Две красных и три зеленых звезды, вылетевшие с резким хлопком из картонных трубок с намерением уйти в небо, неожиданно натолкнулись на бетонный козырек площадью в несколько десятков квадратных метров, призванный спасать от осадков посетителей ресторана, вышедших перекурить на крылечко. Угол звездного падения, как, впрочем, и угол отражения, можно было признать почти прямым. Вследствие этого пять ярких звездочек начали с сумасшедшей скоростью метаться вверх-вниз, отражаясь от крыльца – снизу и от козырька – сверху, ослепляя ярким светом, обжигая жаром и оглушая шипением всех ошарашенных и окаменевших зрителей.

– А-а-а! – раздался чей-то истошный крик, сработавший как сигнал к действию, и крыльцо мгновенно опустело, выбросив по сторонам то ли тела, то ли тени, слетевшие в кусты мокрой сирени.

Звезды же продолжали свой хаотический красно-зеленый танец, ужасающий своей непредсказуемостью. Вверх – вниз, вниз – вверх. Вжик – бах, чик – трах. Одна из зеленых звезд вырвалась все-таки на оперативный простор, но не суждено ей было испытать свободу полета. Звездочка влетела в сооруженную на балконе соседнего дома бельевую сушилку типа «гарлем», частично заполненную свежевыстиранными носками и платками. Прихватив кусок веревки с этими вещичками, отяжелевшее светило кометой с диким присвистом понеслось вдоль улицы, вращая бельевым хвостом. Выбежавшая на шум собака взвизгнула от ужаса и сиганула в те же кусты сирени, где искала спасения свадебная компания. Послышались ругань, возня, вой и стон.

Еще секунда, и погасшие звезды исчезли в окружающем крыльцо дожде и мраке.

– Надо загадать желание, – громко сказал Тарас заранее заготовленную фразу четким механическим голосом инопланетного робота и… икнул. Он был единственным, остававшимся на крыльце, из всей компании.

Когда мокрые и грязные молодожены в сопровождении таких же замызганных гостей выползли из сирени на крыльцо и проследовали в ресторан, то путь их лежал мимо старшего лейтенанта Военно-Морского Флота Фомичева, задумчиво вглядывавшегося в глубины вселенной сквозь бетонный монолит козырька. Его парадная белая с золотом форма была в полном порядке. С иголочки.

ХОЛОД СОБАЧИЙ

Старший лейтенант Саня Хорин служил в ближнем Подмосковье. Он это делал не один, а вместе с изрядным количеством офицеров, мичманов и матросов, объединенных зоной военного городка и территорией воинской части. Такое количество моряков в сухопутнейшем из приближенных к Москве районов выглядело странновато, но оправдывалось наличием каких-то громадных антенн на территории объекта, косвенно указывающих на принадлежность мореходов к системе связи и боевого управления. Маленький гарнизончик обладал всеми необходимыми атрибутами, включающими караул, КПП, патрули и даже патрульный автомобиль УАЗ- 469. Последний, правда, передвигался с большим трудом по причине утраты компрессии во всех цилиндрах двигателя и трагического износа большинства трущихся поверхностей. Приблизительно в таком же состоянии находился и Сашкин мотоцикл «Урал» с коляской. Это очень Хорина волновало и обижало. В мечтах он представлял себя лихим байкером, стремительно рассекающим пространство и воспаряющим над дорожной и бездорожной поверхностью на мощно поющем аппарате. Вместо этого приходилось подолгу реанимировать чихающего колесного друга даже для краткого путешествия в пределах внутренней ограды городка. Требовались большие финансовые вложения для восстановления его двигательной активности. Средств, однако, после перенесенных перестроек и инфляции не оставалось даже на скромное существование. Денежное довольствие выглядело все более и более формальным, теряя свой исходный терминологический смысл.

– Надо быть активным и изобретательным, – говорил себе Хорин и предпринимал новые меры для поиска денег, не приводившие, как правило, к обогащению, но отнимавшие немало времени, сил и средств. В результате его последних изысканий по сетевому маркетингу вся квартира оказалась завалена коробками с чудодейственным травяным сбором для продления жизни, а некоторые домашние вещи, включая телевизор, пришлось продать для частичного погашения долгов. Жена поехала смотреть телепередачу к своей матери и уже второй месяц не возвращалась назад. Никому и никак невозможно было впарить этот волшебный товар, а сослуживцы сразу заявили, что и задаром не станут продлевать себе такую-растакую жизнь.

– Есть идея, Шурик, – сообщил сосед по лестничной площадке во время совместного употребления спиртосодержащей жидкости, отвратительной по цвету, запаху, вкусу и вероятным отдаленным последствиям, – помнишь мичмана Пряхина? Он в гаражах наладил скорняжное производство. Шапки шьет из шкур бродячих собак. Так он, знаешь, сколько за пойманную собачку платит? Твой месячный оклад! Во!!

– Тьфу, какая гнусь, – отвечал Хорин, – Бедные песики. Сука этот Пряхин. Падла бессовестная.

– Ты бы лучше не выпендривался. Забыл, сколько мне должен? Отдавать собираешься? Где твои заработки?

– Возьми «Долголайфом». Хочешь, аж десять коробок бери.

Товарищи чуть было не поссорились после встречных рекомендаций соседа о наилучших, по его мнению, способах применения и утилизации волшебного снадобья.

– Сам туда полезай, – обижено заявил Саня и недобро помянул родню соседа.

В результате недолгих, но бурных препирательств Хорин дал себя уговорить на пробный отлов бомжующего зверя. При этом были учтены уверения соседа о совершенно безболезненном предстоящем усыплении животного специалистом Пряхиным путем специальной инъекции. Серьезным аргументом послужили также сведения о планируемом отлове и отстреле собак в районе. Об этом, якобы, уже были оповещены некоторые служители местной администрации и их приближенные владельцы животных.

– Им, бродягам, все равно не жить, – уверенно сказал сосед, – а так хоть деньжонок срубим зачуток. Мы только к Пряхину собаку притащим, а там уж – его дело. Грех на нем.

Отлов зверя спланировали произвести в тот же пятничный вечер.

Когда на улице стало совсем темно, Саня с соседом вышли из подъезда, держа в руках мешок из-под картошки и пару мотков веревки. Стараясь быть незаметными и не узнанными, звероловы сразу свернули на безлюдную дорожку.

– Надо было потеплей одеться, – поежился сосед, – холод-то прям собачий.

Стоял ноябрь, и со дня на день ожидалось выпадение первого снега. Ледяной ветер бил в лицо и шуровал за пазухой. Напарники поежились, закурили и направились к дальнему мусоросборнику, куда частенько, на радость котам, крысам и собакам, сбрасывал невостребованные пищевые отходы местный пищеблок. На охотничьем участке, однако, собак не наблюдалось.

– Видать, не сезон, – запахнул поплотнее куртку Хорин, – пошли отсюда, а?

– Подождем. Давай-ка за кустиками схоронимся. Вчера, говорят, здесь один сундук здорового барбоса отловил, – отвечал сосед, пристраиваясь на пеньке.

Прошел час. Холод добрался до костей. Саня несколько раз обошел площадку с контейнерами для мусора и стукнул себя по лбу, – Болваны мы с тобой. Завтра какая-то комиссия ожидается по проверке порядка в городке. Вот и ПХЗ устроили. А мусор, вишь ты, вывезли и площадку вычистили. Тут и таракану не поужинать, не говоря уже о прочих. Пошли домой.

– Погоди. Я сбегаю за приманкой. Жене по дешевке колбаски подкинули. Есть ее никто не может. Вонючая. Даже кот лапой трясет и отворачивается, зараза. А собачки, не иначе, на запах прибегут, – сосед сорвался с места и исчез.

– Принеси чего-нибудь согреться, – крикнул Саня в холодную темноту, растирая онемевшие руки.

Кроме колбасы, в оперативную зону для согрева была доставлена четвертинка какой-то настойки медицинского назначения. Нашлась она в кладовке с вылинявшей напрочь наклейкой. Для растирания суставов – предположили охотники после употребления внутрь.

– Нельзя это пить, – поежился Хорин, закусывая выпивку ароматной колбасой.

– Ну, выпили же.

– И есть это нельзя.

– Капризен ты не по доходам, – ответил жестко сосед, отнимая изрядно уменьшившийся кусок колбасы, – прекрати жрать. Это не закуска, а для зверя званый ужин. Собачья радость. Последняя.

На газетке, разложенной на пеньке, партнеры аккуратно нарезали колбасу тонкими кусочками и разложили их по тропинке, идущей от мусоросборника к ближайшим кустам. Пристроившись здесь же, они закурили и, преодолевая холод, приготовились к длительному ожиданию. В окружающем морозном воздухе повис запах протухшего столярного клея, издаваемый приманкой. Через несколько минут в районе мусорных баков что-то зашевелилось и с хрюканьем и чавканьем понеслось по тропинке. В темноте местоположение объекта можно было определить только на слух. Пользуясь своей индивидуальной звуколокацией, Саня с упреждением прыгнул навстречу зверю, распахнув мешок. Однако в мешке тут же оказалась нога соседа. Собака, правда, тоже попала между тел, но быстро вывернулась и начала метаться вокруг мусорной площадки, оглашая лаем окрестности. Убегать подальше она не стала, опасаясь, как думается, что эти два эквилибриста могут съесть ее колбасу. Когда удалось выпутаться из мешков и веревок, партнеры разделились и начали преследовать зверя, загоняя его в тупик за домами.

Перескочив через заборчик и быстро сокращая расстояние до псины, Саня нос к носу столкнулся с начальником штаба капитаном второго ранга Песковым, но сделал вид, что не узнал его в темноте и шустро помчался дальше.

– Хорин! Перестаньте носиться как угорелый, – крикнул тот ему вслед, – Вы завтра за парко-хозяйственный день отвечаете. Набегаетесь еще.

– Узнал, гад, – расстроился Саня, – еще и про ПХЗ напомнил. Теперь не отвертеться.

Объект охоты изредка проявлялся в темноте размытой тенью или давал о себе знать лаем и ворчанием. Прошла пара часов в бестолковой беготне. Движение, как ни странно, не согревало, а только утомляло замерзших охотников.

– Гони на меня! – кричал сосед, размахивая изъятым у партнера мешком.

– Гоню, – отвечал Саня, описывая круги вокруг помойки.

Охота, тем не менее, приблизилась к логическому концу. Загнав пса в угол, оба набросились на него, прикрывая телами пути отступления, и, после долгой возни, засунули таки его в мешок, который перевязали бечевкой во всех направлениях. Итог составил три укуса, два ушиба, порванные брюки и разбитые часы. Чувство победы и накал борьбы несколько притупили ощущение холода.

– Что теперь? – спросил Саня.

– Теперь потащим собаку к Пряхину в гараж. Он как раз там по ночам над шапками и трудится. Днем-то – на службе отсыпается, а ночью – самая работа. Нас с добычей ждет.

Тащить скулящий мешок было тяжело, а путь предстоял неблизкий. До новых гаражей было не менее полутора километров. Для облегчения задачи Саня выкатил из сарайчика, что притулился в соседнем дворе, свой мотоцикл, в коляску которого и погрузили добычу. Не прошло и часа, как удалось раскочегарить заиндевевший движок, после чего механическое транспортное средство неторопливо двинулось в путь. Скорость старались не набирать из-за того, что уже при двадцати километрах в час мотор начинал чихать, стучать и выкидывать дымные клочья, производя шум, более схожий с ревом пикирующего штурмовика, нежели со звуками мирного трехколесника. Похоже, однако, что не менее трети жителей городка было разбужено в этот ранний час. Седоки радостно отметили, что цветочный горшок, посланный им со второго этажа, цели не достиг.

Когда соратники постучались в гаражные ворота мичмана Пряхина, было уже часов семь утра и поблизости начали появляться первые прохожие.

– Давай скорее, пока нас не опознали, – засуетился Саня, пролезая с визгливым мешком в узкую щель приоткрывшихся ворот.

– Здрасьте вам, – пробурчал хозяин помещения, – ишь ты, какие стеснительные. Ну, показывайте свой улов.

После распутывания веревок и резкого отступления на расстояние тройного прыжка взорам мореплавателей предстал обиженный светлый бульдожек, пару раз тявкнувший в их сторону и забившийся в угол за верстаком.

– Тащите назад, – махнул рукой скорняк, – какой мех с бульдога? С него и варежек не получится. А я зазря собаку мочить не стану. Тем более, породистую.

– С чего ты взял, что породистая? – поинтересовался Саня.

– Вон, видишь, уши купированы, хвост обрублен. Надо еще клеймо поискать. Наверняка найдется.

– Может, пригодится? – жалобно промямлил сосед, – жалко же. Всю ночь за ним, паразитом, бегали.

– Нет уж. Я, думаете, изверг какой-нибудь? Мне самому собачек жалко. Я бы никогда в такое дело не полез. Все она, Зойка. Уйду, говорит, ежели не будешь зарабатывать по-человечески, – Пряхин поморщился и начал шарить на полке за дверью. Вскоре он вытащил оттуда солдатскую фляжку и пару раз полноценно хлебнул из нее, – Хочешь, – обратился он к Сане, протягивая флягу.

Тот радостно закивал и тут же присосался к горловине. В рот полилась терпкая сладкая жидкость приличной крепости.

– Что это? Вкуснятина какая!

– Ликер из старых запасов. Ширтрест, что ли, называется. Прихватил когда-то в период антиалкогольной компании. Кум со склада Военторга по блату устроил. Никак не кончается. Пейте. У меня еще несколько ящиков зашхерено. Хотел продать было, да жалко стало. Привык уже этой штукой похмеляться.

Фляжку пустили по кругу, и она быстро опустела.

– Закусить не найдется? – спросил Пряхин.

Саня вытащил из кармана остатки колбасы.

– Это есть нельзя, – мичман с отвращением бросил кусок в угол, где его с причмокиванием слопал бульдог, уже немного успокоившийся.

– Вот что, – сказал Пряхин после некоторых размышлений, – тащите-ка вы кобелька на Птичку. Ну, на Птичий рынок. А там – сдайте Леше Кривому. Его все торговцы знают. Пристроит он собачку. Много навару не обещаю, но что-то заработаете. Собачка-то точно породистая.

Разомлевших в тепле товарищей улица встретила пронзительным холодным ветром и снежной крупой.

– Погодите-ка, – сказал подобревший Пряхин, – вы так замерзнете на своем «Урале» и песика заморозите. Холод-то нешуточный.

Пряхин помог Сане упаковаться в старую железнодорожную шинель, неизвестно как попавшую в гараж. На голову его были последовательно надеты две вязаные шапочки и потрепанный меховой треух (собачью шапку Саня надевать отказался категорически). Сверху голову увенчала бронзовая с зеленью пожарная каска. Размер каски был невелик, и она потешно возвышалась над «бутербродом» из головных уборов. Бульдог был обряжен в мичманский китель со знаками различия и воротником-стоечкой и зафиксирован в коляске несколькими ремнями, ошейником и, постоянно сползающим, намордником. В процессе привязывания пес все время пытался лизнуть Хорина в нос, чем сильно его смущал и вгонял в краску. Сосед, который сначала испытывал желание тоже ехать на Птичку, неожиданно исчез и был обнаружен сладко спящим в теплом пряхинском гараже. Решили, что будить его не стоит, и «Урал» стартовал в сторону автомагистрали, ведущей к столице. Мотоцикл, постепенно прогревая движок, набрал известную крейсерскую скорость и уже приближался к КПП со шлагбаумом, когда там появилась группа крупнозвездных офицеров в аэродромно-попугайских фуражках. Среди них выделялся ростом и статью начштаба Песков, рисующий руками в воздухе какие-то фигуры и линии.

– Проверяющие из штаба, – понял Хорин и прильнул к рулю, сливаясь с железным другом.

Вся группа была сильно увлечена наблюдением за пассами Пескова, и никто не обращал внимания на дорогу, включая дежурного, поедающего глазами начальство. Имелась реальная возможность проскочить. Шлагбаум был открыт и мотоцикл уже почти выполз с режимной территории, когда высунувшийся из коляски бульдог обратил внимание на жестикуляцию начштаба. Похоже, что рубящие воздух движения рук вызвали раздражение пса и он звонко обгавкал начальство. Вся компания совершила поворот кругом и замерла в оцепенении. Мимо них медленно, как во сне, с легким тарахтением проплывал ржавый мотоцикл, управляемый пожарным в темной шинели с железнодорожными эмблемами, а из мотоциклетной коляски высовывался мичман с бульдожьей мордой, периодически издававший звуки, весьма напоминающие рычание, чавканье и лай. В этот момент Саня автоматически сделал то, что потом ему постоянно ставилось в вину, хотя ничего противоестественного не случилось. Он просто отдал честь руководству. Поднес правую руку к пожарной каске, подняв локоть на уровень плеча. Все как положено. Этот жест совершенно вывел из себя бульдога, и он залился абсолютно непристойной серией звонкого лая. Руководящая группа офицеров отреагировала совершенно адекватно.

– Стой! Назад! Ко мне! Стоять! Смирно!… – раздались громкие команды оптом и в розницу, выполнять которые вовсе не хотелось.

К мотоциклу кто-то побежал, размахивая руками, что еще добавило задору бульдожке, зашедшемуся в самоотверженном гаве. Саня замер и дал газ. Двигатель обалдел от переполнившей его топливной смеси, заверещал, его заколотило мелкой и крупной дрожью, а потом он выбросил в сторону начальства серию вонючих дымных сгустков. Аппарат подпрыгнул и, сделав несколько последовательных скачков, уходя от преследователей, снова перешел на вялый неторопливый ход.

– Догнать! Вернуть! Дежурную машину на выезд! Караул, в ружье!!! – неслось сзади и наталкивало на грустные мысли. Бульдожек отвернулся от преследователей и попытался лизнуть Саню в нос, но, не достав, обиделся и опять облаял врагов.

Гонка с преследованием по автомагистрали напоминала замедленную съемку. Неторопливый трехколесный «Урал», ползущий и изредка подпрыгивающий в крайней правой полосе никак не догонялся патрульным УАЗом, у которого двигатель глох каждый раз при сближении с мотоциклом на расстояние в десять-пятнадцать метров. При этом шофер-матрос открывал капот, что-то тряс и продувал, после чего машина срывалась с места и, почти догнав мотоцикл – теряла ход. Все это сопровождалось бодрым лаем из коляски пса, переодетого мичманом. Один из водителей микроавтобуса, засмотревшийся на эту картину, съехал в кювет и вынужден был мобилизовать пассажиров на выталкивание машины.

Шансы уйти от преследования были довольно велики, но судьба поставила на пути мотоцикла пост ГАИ. Тормознуть таких ездюков, как Саня в пожарном шлеме и мичман в бульдожьем обличье, было делом чести гаишников. После того, как повелители полосатых жезлов выяснили, что имеют дело с нищим старлеем ВМФ с легкими следами алкогольных воспоминаний и дело пошло уже к тому, чтобы пожелать Хорину счастливого пути, к посту прибыл все-таки военный патруль из городка, плавно затормозив около мотоцикла.

– Игра проиграна, – сказал Саня бульдогу и снял шлем. Пес скорчил рожу и беззвучно пошевелил губами, словно повторяя Санину фразу.

* * *

Узнав о Сашиных злоключениях, с телепросмотра вернулась к нему жена. Тесть передал им во временное пользование свою старенькую «Волгу», на которой Саня периодически «бомбит» по московским проспектам, добывая средства на хлеб насущный и возвращая старые долги. Бульдожек, получив кличку «Бизнес», живет у них на кухне и часто сопровождает хозяина в небезопасных поездках на заработки.

Жена Пряхина Зоя покинула его, предпочтя ему деятеля, специализирующегося в области нетрадиционной медицины. Поговаривали о каком-то исцелении или, что вероятнее, изгнании из нее недоброго духа. По слухам, она уехала на север, что формально соответствовало действительности, поскольку военный городок находится южнее столицы километров на десять с гаком. Короче, перебралась она к своему экстрасенсу в Москву.

Мичман Пряхин вступил в брак вторично, женившись на приезжей учительнице младших классов. Во время совместных прогулок по городку новая жена часто удивляется поведению собак, панически исчезающих при их с Пряхиным приближении. Что-то они чуют. Хотя мичман с прежним ремеслом давно порвал. Он теперь без отрыва от службы торгует женской косметикой и галантереей, тщательно скрывая свое скорняжное прошлое. Называет себя коммерсантом. Недавно Хорин расспрашивал его как эксперта-кинолога об особенностях бульдожьего отношения к маленьким детям. Видать, в семье ожидается прибавление.

Строгий выговор с Сани сняли уже через полгода…

АРБАТСКИЙ ВОЕННЫЙ ОКРУГ

(Штрихи перестроечного куража)

Вторая половина восьмидесятых. В нашем руководящем военном главке – политучеба. Этажи пусты. Только я, дежурный по управлению, оставлен без идеологического пайка. Да, еще начальник – генерал-лейтенант уклонился от приема оного, что, естественно, не нашего ума дело. Сидит в кабинете, смотрит телевизор.

Синхронно с началом движения командирской двери в мой служебный «предбанник» вскакиваю со стула и столбенею, сопровождая взглядом выходящего генерала. Стойка «смирно» и еще чуть-чуть смирнее. Так надо для соблюдения принятого этикета. Игнорирование этого правила, наряду с другими нарушениями, периодически выталкивает офицеров в места, не только отдаленные, но и – скуднооплачиваемые.

– Пройдусь по управлению, – говорит начальник мягким, приветливым голосом, дирижерским движением руки предоставляя мне право сделать выдох или, что маловероятно, но внешне похоже, отпуская мои грехи. Выхожу вслед за ним в коридор и наблюдаю, не теряя из вида многочисленные телефоны в дежурке, за неторопливым его перемещением по нашему длинному коридору, ненамного уступающему по протяженности крейсерской палубе.

Из бокового коридорного ответвления встречным курсом неожиданно появляется один из наших авиационных полковников с папкой под мышкой. Скорость и направление его движения не оставляют иллюзий. Он, несомненно, прибыл извне и спешит в туалет. И туда ему надо уже давно и срочно. Думается, что он был бы готов и пробежаться, но свято соблюдает завет: – «Бегущий полковник в мирное время вызывает недоумение, а в военное – панику». Зная нашего «летуна», могу предположить, что только высокие государственные интересы воспрепятствовали ему спокойно поглощать политжвачку, ежечасно прерываясь на перекур с оправлением естественных и прочих надобностей. При виде генерала он вытормаживает и выполняет соответствующую стойку, пропуская начальство мимо себя, несколько, однако, переминаясь с ноги на ногу, что можно оправдать только изнурительным долготерпением. Наверное, все знают, как это тяжко бывает переносить. Он уже собирается сделать последний рывок, благо до цели остается не более десятка метров, но не тут-то было. Генерал, не ограничившись кивком, приближается к нему и удостаивает рукопожатия. Этого ему мало. Взяв полковника под локоть, он начинает прогуливаться с ним туда-обратно по коридору, ведя неторопливую беседу. Когда эта парочка приближается в очередной раз к дежурке, я слышу, что ответы на командирские вопросы становятся все глуше и замедленнее. Прислушиваясь к шагам через приоткрытую дверь, я все более проникаюсь сочувствием к сослуживцу.

– Хоть бы кто-нибудь позвонил, – думаю я, надеясь, что приглашением генерала к телефону смогу освободить товарища от принудительной прогулки. Однако никто не проявляется – все хором перестраиваются.

Снова выглядываю из двери и встречаюсь взглядом с полковником. Тот напоминает волка, попавшего в капкан и отгрызающего себе лапу. Страдание и воля – вот излучение его глаз. В течение последующих десяти минут этой прогулки в его голосе начинают прорезаться трагические нотки на фоне все возрастающей неравномерности семенящей походки.

– Попроси добро удалиться!! – посылаю я телепатический сигнал, но – нет, моцион продолжается и кажется бесконечным. Я бы так, наверно, не смог. Кто там в желтой прессе злопыхал о паркетных офицерах? Его бы на такой выгул по ковролину. Раздается звонок. Я с надеждой хватаю трубку городского телефона. Жена одного из наших интересуется: когда будет выплата денежного довольствия. Я отвечаю, что не знаю. Это – чистая правда. Прогулка продолжается.

На первый взгляд смотрится прелестно. Генерал, не чураясь, более получаса дружески беседует с подчиненным, вникая в его заботы. Перестройка в действии. А на деле – все не так, как кажется.

Наконец, командир, после заключительного рукопожатия, оставив свою жертву в наиболее удаленной от туалета точке маршрута, возвращается восвояси. Проходя мимо меня, выполняющего стойку, он бодро хмыкает и снова отпускает мне грехи. Только секунд через двадцать в коридоре слышится топот. Я гляжу вслед бегущему. Проходы пусты, никого. Все перестраиваются. Недоумевать некому, ну и для паники – пока еще не время.

***

Через пару дней, а потом и еще неоднократно, я видел генерала, прогуливавшегося по нашему управленческому коридору с кем-либо из офицеров. Своих собеседников он обычно крепко держал за локоть. Кажется, я знаю, где он их вылавливал.

ДОБРО НА СХОД

Этот военный госпиталь – один из лучших. Двухместные палаты со всеми удобствами. Отличный спортзал с тренажерами. Всякие чудесные аппараты для физиотерапии. Мечта. Нет только телефонов в номерах, они водятся в генеральских люксах. Строго говоря, госпиталь – не совсем госпиталь, а реабилитационный центр. Поэтому условия – получше, а психологов и психиатров – побольше. Занесло меня сюда в девяносто шестом, когда я написал рапорт с просьбой об увольнении со службы по болезни. Прослужив к тому времени почти тридцать лет, я давно готовил себя к этому шагу, но оттягивал окончательное решение. Уже изрядно подзабылась бурная флотская молодость, а моей последней деятельностью было руководство небольшой группой офицеров центрального аппарата, осуществлявших координацию научных работ в одной неширокой, но плодотворной полосе оборонных исследований. Конечно, здорово донимал радикулит и периодически вылезали всякие болячки, но если бы не полное отсутствие всяческих перспектив, я бы еще потерпел и не спешил. Последнее самое решительное решение мне удалось принять после окончания работы над формулировкой особенностей текущего момента. Вот она:

– Любая дальнейшая деятельность на моем посту если не бессмысленна, то – преступна.

Помог мне это понять мой товарищ – руководитель одной научной организации, профессор, доктор и все такое. Заглянул он тогда ко мне в кабинет с вопросом о вариантах дальнейшего финансирования исследований, которые вела его контора по заказам нашей.

– Скажи честно, – спросил он, – сколько лимонов нам выкатится в этом квартале?

– Ну, точно не знаю, – пожал я плечами, – грозятся увеличить перечисления процентов на пятнадцать.

– При исходном мизере и невменяемой инфляции – просто царский подарок. Давай готовить постановление о прекращении работ. Сам я давно живу на импортные гранты, но орлы мои от нищеты уже разлетелись, – профессор вздохнул и криво улыбнулся, – помнишь доклад Петру о строительстве Флота?

– Дал Сенат нам сто рублев на постройку кораблев, это, что ли? – ответил я.

– Ага. Девяносто три рубли – прогуляли, пропили. И осталось семь рублев на постройку кораблев, – продолжил он.

– Но и на эти семь рублев – мы настроим кораблев! – закончил, было, я бодро, но осекся. Мой собеседник показал мне кукиш.

– Не та, нынче элементная база да и Петра на горизонте не видно, чтобы взять казнокрадов за цугундер. Прощай, товарищ. Помнишь, как меня в это грязное дело заманил? Золотые горы обещал. Теперь на внешний рынок не вылезешь – замаран связью с оборонкой. А так, торговали бы мы своими разработками и поделками на площади Тяньаньмынь. Я бы на твоем месте застрелился, – продолжил он, но вдруг замолк и внимательно проследил за движением моей руки.

Копаясь в ящике стола в поисках сигарет, я подмигнул ему и успокоил.

– Не строй диких иллюзий – не застрелюсь. Как в девяносто третьем пистолеты изъяли, подозревая всех в нелояльности, так еще и не вернули. Мне, во всяком случае. Телефоны, правда, включили, – я гордо погладил глянцевые бока аппаратов.

– Мой лучший ученик вчера в Германию умотал. – Профессор закурил предложенную сигарету, – С одним осциллоскопом и пассатижами их годовой план натурных экспериментов выполняет. Такие кадры только Россия дает. А я, пожалуй, поеду в Штаты, лекции почитаю. Все лучше, чем шоколадками торговать. Надеюсь, кончится когда-нибудь этот бардак. А свои семь рублев пропей лучше сам, а то – другие прокутят. Пропадут неправедно. На дело – мало, а на глупости – как раз.

В тот день и созрело у меня ключевое решение о завершении службы.

Уйти оказалось не так просто. Дебаты о том, что делать с Вооруженными Силами, шли на каждом углу, но разумных решений не было. Видимо, надеялись, что голодные войска сами разбегутся. Но те издавна отличались стойкостью. Получалось, что досрочно уволиться можно только с позором, разорвав контракт, или достойно, но по болезни. Я выбрал последнее. Состояние здоровья действительно оказалось довольно хреновым, что подтвердили объективные обследования в госпитале, где я вылеживался вторую неделю. С появлением каждого нового диагноза я начинал чувствовать себя все хуже и хуже. Дело в том, что в тумбочке лежала пара медицинских справочников, исправно перечитываемых на сон грядущий. Информация по выявленным заболеваниям в их совокупности давала неутешительный прогноз – здоровяком-долгожителем мне уже никогда не быть. К сожалению, финансовое изобилие тоже не грозило – к доктору не ходи. Классическая формулировка о преимуществах здоровья и богатства перед болезненной бедностью не оставляла иллюзий. Мой вариант был не из лучших. Досадно и обидно. Одна радость – с таким комплектом дефектов, очевидно, никто не станет удерживать меня на казенной службе.

Моим соседом по палате оказался полковник моего возраста с очень знакомой физиономией. Он признался, что от меня у него такое же впечатление. Мы начали искать точки пересечения наших судеб и вскоре установили, что этих точек – тьма тьмущая. Короче, если он становился в очередь за сигаретами (портвейном, апельсинами), то я оказывался за ним или он – за мной. Сосед Алексей тоже начинал службу на Флоте, но лет десять назад сменил форму на общевойсковую по настоятельной рекомендации руководства. Он возглавлял какой-то учебный центр и, работая с молодежью, верил в светлое завтра. В госпиталь его привела необходимость подлечить язву и отдохнуть от тещи. Недомогание носило комплексный характер.

Как правило, в вечернее время, прогуливаясь по дорожкам около корпусов, мы вспоминали отдаленные и близкие по времени события, делились впечатлениями, уточняли детали. Однажды часа три проспорили из-за фамилии одного из комбригов. Чуть не разругались. Хотя, казалось бы, какая разница – Козлов он был или Баранов. Ведь расхождений относительно его деловых и морально-нравственных качеств у нас не иметься в наличии. Прислушался я к беседам других наших согоспитальников и обнаружил поразительное сходство с нашими диалогами. До полного маразма – подать рукой. Требовалось сменить тематику бесед и обсуждений.

– Мы будем искать тебе работу, – сказал Алексей, – не сидеть же тебе на диване в ожидании очередного сериала по ящику. Судя по твоим отметкам в медицинском табеле, скоро, брат, ждет тебя долгожданная пенсия.

– Куда спешить? – отвечал я, – дай хоть немного отдохнуть. Я вон кучу книг насобирал в надежде все это прочитать, когда удастся выбраться в запас.

– Ты сумму своего пенсиона считал? Надеешься на гордую, но быструю голодную смерть?

– Может, и поднимут.

– Только после полного вымирания поколения рабочее-крестьянского офицерства. Кто кого защищает – тот с того и имеет.

После недолгого препирательства я согласился выйти на поиски объекта приложения своих будущих трудовых усилий за умеренное вознаграждение.

Следует отметить, что отношение к пенсии и ее денежному наполнению у офицеров носит традиционно мистический характер. Еще будучи курсантом военного училища, юноша, проникаясь высокими стремлениями и порывами по обеспечению обороноспособности Отечества, рассчитывает на ответную заботу о себе по завершении службы. Частенько в узких и расширенных кругах шли разговоры об оставшихся годах, месяцах и процентах, сулящих в перспективе скромные земные радости, невозможные в период службы. Было принято, что жесткие ограничения на всякую свободу мыслей и деяний, убогий быт, риск здоровью офицеров несколько компенсировались довольно ранней пенсией приличного размера. Для гражданского же мужского населения проблема пенсионного обеспечения казалась, со всей очевидностью, – неактуальной. Ибо средняя продолжительность жизни ну никак не дотягивалась до возраста великой халявы. Бывают, конечно, и крепкие мужички-долгожители, но их, к сожалению, – немного.

Поэтому представляется весьма обидным и позорным, когда полковничья пенсия рухнула ниже донышка мизерно-минимальной потребительской корзины. А о майорских и капитанских достатках лучше и не вспоминать. Они сами только матерятся по этому поводу.

Но, вернемся к нашим баранам. Или – к папахам.

Когда я перечислил все свои требования к будущему месту работы, мой соратник однозначно заявил, что таких мест не бывает и быть не может. Более того, если такое возникнет, то подлежит уничтожению как зона паразитизма и моральной деградации. Возможно, я немного переборщил со своими запросами.

– Будем искать с широким охватом рынка рабсилы, – сказал он и назначил одного из своих офицеров, посетивших его в лечебнице, моим полномочным представителем, – вот, Сергей, помотайся-ка ты по работодателям за нашего капраза. Глядишь, и самому пригодиться. Доклад ежедневно в одиннадцать ноль-ноль.

Итак, я почувствовал, что добро на сход уже почти получено и пора готовиться к гражданской жизни по правилам постперестроечного дурдома.

Делу поисков работы очень помогла установка в нашей палате городского телефона. Оказалось, что поступивший недавно в учебный центр Алексея боец является близким родственником одного из видных хозработников госпиталя. Пришлось приложить немало усилий, чтобы прервать поток благодеяний, посыпавшихся на нашу палату как из прохудившегося мешка с крупой.

Поиски начались с приобретения толстой пачки печатной продукции, предназначенной для облегчения свиданий трудящихся с работодателями. Таких изданий, содержащих многие сотни и тысячи вариантов, оказалось около десятка. Есть выбор. Определив разумный диапазон искомой зарплаты, мы, сменяя друг друга, начали обзванивать фирмы и частных лиц. Моя попытка повысить верхнюю планку доходов была грубовато отвергнута заявлением сокамерника:

– Приличному мужику – больше не заплатят.

Сергею было поручено съездить по нескольким адресам и осмотреться на месте. Практически во всех случаях предлагалось явиться лично на собеседование. После некоторого количества заведомо провальных переговоров мы отработали занудно-тактичный вариант ведения беседы, обеспечивающий получение по телефону максимального объема сведений. Где-то в моих бумагах до сих пор валяется листок-вопросник. К концу третьего дня стало ясно, что в пределах Садового имеется от пяти до семи мест сбора жаждущих приличных заработков. Эти места располагались в залах дворцов культуры или им подобных заведений и через каждые десять-пятнадцать дней (как проговорилась одна дама) передислоцировались. Квалификация, навыки, возраст и прочие параметры соискателя, судя по разговорам, никого особенно не интересовали. Самое главное, что нам хотели вдолбить с той стороны телефонного канала, – это фамилия того, кто посылает безработного на сборный пункт.

– Смотрите, не перепутайте, – четыре раза повторила мне в течение разговора одна из собеседниц, – Сарафанова, запишите, не забудьте и сообщите регистратору, что вы от Сарафановой.

С огромной неохотой, с разными паузами и туманными словоблудиями работообещатели проговаривались, что для занятия ответственной и перспективной должности потребуется внести некоторую незначительную сумму, баксов пятьдесят-семьдесят. Необходимость затрат оправдывалась оплатой обучения или залогом, подтверждающим серьезность намерений соискателя рабочего места. В некоторых случаях на эту сумму обещали по оптовой цене отвалить товар с невиданными, чудесными свойствами для распространения в широких слоях населения с огромной выгодой для распространителей. На вопрос о программе обучения, которую необходимо оплатить для повышения квалификации, одна из собеседниц не без затруднений произнесла:

– Ну, как же. Этот. Минимент же с макретином.

Этот ответ был одним из самых исчерпывающих. Другие, видимо более подготовленные, господа, ссылаясь на конкуренцию и коммерческую тайну, отказывались сообщать подробности по телефону.

Сергей, побывавший на одной из подобных тусовок по «сетевому маркетингу», коротко охарактеризовал результаты наших изысканий:

– Лохотрон!

С этого мероприятия его выставила охрана за то, что задавал неправильные вопросы, интересовался критериями отбора и пытался немного поэкзаменовать руководителя «международного синдиката» по азам экономики.

Через одну свою шуструю знакомую Сергей записал меня на собеседование в очень закрытую организацию, членом которой можно стать только по специальной рекомендации. Знакомая, по его словам, не бедствовала, а даже – сорила деньгами.

В назначенное время, в субботу, сбежав из госпиталя в самоволку, я прибыл в некий НИИ, где в фойе меня встретили, проверили документы и проводили в небольшой зал, где уже находилось человек тридцать-сорок. Пока я осматривался, на трибуне появился мужчина среднего возраста благообразной наружности и начал неторопливо рассказывать о достижениях ассоциации. Все, по его словам, было здорово. Организация вложила средства в перспективные научно-практические изыскания и получает хорошие доходы. Все участники программы живут единой большой и дружной семьей. Их объединяют общие интересы, они вместе отдыхают и развлекаются.

– Хреновина какая-то, – подумал я и окинул взглядом зал. К моему удивлению, все с огромным вниманием вслушивались в каждое слово выступающего. Ни единого шевеления и постороннего шороха. Ни шепота, ни ропота, ни ухмылки. Лица слушателей, с полуоткрытыми ртами, производили впечатление абсолютно дебильных. Я попытался повнимательнее вникнуть в смысл речи и вскоре понял, что ошибался. Выступающий и все присутствующие были необыкновенно привлекательными и добрыми людьми. Их одухотворенные лица просились на холст или доску художника – иконописца. Речь еще продолжалась, но меня пригласили проследовать за обаятельным юношей. Мы зашли в небольшую комнатку, в которой находилось еще несколько человек, приятных и доброжелательных. Поговорили о возможности моего участия в ассоциации. Требовалось оплатить вступительный взнос в размере полутора тысяч долларов или навсегда покинуть моих новых друзей. Я с ужасом подумал о том, что придется снова стать одиноким в этом жестоком мире и решил внести свою лепту в общую кассу. Единственная загвоздка состояла в отсутствии требуемой суммы в наличии. Средства можно было получить, продав квартиру или дачу, на что я охотно готов был пойти за счастье стать членом ассоциации (названия, увы, не помню). Присутствующие любезно согласились одолжить мне деньги на несколько дней под расписку, которую мог заверить оказавшийся здесь же нотариус.

Пока оформляли бумагу, мне потребовалось срочно посетить места общего пользования, ибо внутри разбушевался литр пива, выпитого не без удовольствия за час до этого. Тот же юноша, посочувствовав, вызвался меня проводить. Вскоре, с облегчением вздохнув, я стоял перед зеркалом у умывальника, ополаскивая руки.

Из зеркала на меня смотрела совершенно дебильная улыбающаяся рожа, а за моей спиной, почесывая пузо попыхивал цигаркой мой провожатый – рыжий уголовник. Несколько болезненных щипков за нос и за щеку картину не изменили.

– Вот ты какой, оказывается, товарищ Зомби! – с удивлением прошептал я, стараясь не менять выражения лица, ранее мне принадлежавшего, – пора перевоплощаться назад.

Похоже, что помещение умывальника выпало из зоны действия психотронных дурилок или сработали какие-то другие факторы, пиво, например.

Оставаясь в образе, удалось уговорить конвоира сходить в зал за якобы оставленной там сумкой с документами. С целью минимизации риска встречи с новыми знакомыми я рванул через двор и заборный пролом. Повезло. Ушел без потерь. Даже психика почти не пострадала, как сказал знакомый спец по глюкам.

– Нет, мужики, шли бы вы куда подальше с вашей работой, – погрозил я кулаком Сергею и Алексею, когда мы собрались на очередной «разбор полетов», – слишком рискованное это дело. Обойдусь, пожалуй, без шальных денег.

– Я никогда не сижу без денег, без денег – я бегаю, – заявил Сергей с металлом в голосе.

– Ладно, – сказал Алексей, – поищем через отставников. Работают же они где-то. А ты, Сережа, повтори еще раз свою фразу. Запишу для истории.

Оказалось, что довольно много наших-бывших служит в различных охранных лавочках, сберегая от праведного народного гнева приватизированную соцсобственность и новоявленные активы и пассивы. Подобные варианты я отверг с возмущением, как несовместимые с моим, как говорится, менталитетом. Никто, правда, и не настаивал.

В большинстве фирм зарплата не впечатляла, но наши люди, работавшие там, намекали на наличие неафишируемых способов повышения личного благосостояния. Какое-то коллективное мошенничество или новый вариант традиционной русской забавы – воровства.

Единственное место, насыщенное отставниками, где мне пообещали приличный заработок, оказалось буферной конторой, существующей между военными заказчиками и промышленностью. Типичная кормушка.

– Тьфу, – что еще мог я сказать.

Поиски продолжались девять дней и прекратились, наконец, с моей выпиской.

Заключение медкомиссии гласило: – «Ограниченно годен». Прекрасная формулировка. Добро на сход! Почти так же я радовался более четверти века назад, будучи принятым в высшее военно-морское училище.

Через несколько месяцев случайно подвернулась самостоятельная работа в неожиданной для меня области. Это, правда, уже совсем другая история.

Единственное, что необходимо обязательно отметить, – следующее.

Когда в очередной раз, поиздержавшись, я обращаюсь мысленно к небесным силам с мольбой о предоставлении средств к существованию, то подозреваю, что вскоре на меня вывалится значительный объем работы. Обычно, слава Богу, – прилично оплачиваемой. Я, конечно, предпочел бы получить все сразу деньгами, без этой трудовой экспансии. Однако сведущие люди пояснили, что еще со времен известных манипуляций с тридцатью серебряниками все платежные средства – прерогатива противной Господу стороны. Так оно, наверно, и есть.

МЕЧТА

Детей часто спрашивают: «кем ты мечтаешь стать, когда вырастешь?» Наверное, взрослые этим вопросом, отрицающим самодостаточность нынешнего существования ребенка, прикрывают свою беспомощность в понимании реальных детских проблем.

Обычно, малыши отделываются заявлениями типа: «хочу стать космонавтом (летчиком, моряком, и т.п.)». Такие ответы удовлетворяют, как правило, всех. Этого только и ждут.

В своем раннем возрасте, на какое-то время, я был оторван от общества сверстников, где формировались необходимые стереотипы. Взрослые были заняты своими проблемами, им было не до меня. Однако, внимательно прислушиваясь к их диалогам, я что-то варил в голове. И определял для себя приоритеты, которые имели место быть в мире солидных граждан и гражданок СССР середины пятидесятых годов прошлого века. В коммуналке тех лет можно было услышать многое.

В один из майских вечеров собрались у нас гости отметить праздник и поговорить о жизни. Подвыпивший отцовский сослуживец, устав препираться с законной супругой, случайно встретился со мной взглядом и автоматически выпалил стандартный вопрос, не очень-то отдавая себе отчет в собственных действиях. Я, как помнится, был доволен проявленным ко мне вниманием и гордо преподнес плоды своих размышлений: «Хочу быть Главным Начальником!» Судя по реакции собеседника, ответ застал его врасплох. Он осоловело уставился на меня, продублировал два раза громким шепотом мои слова и, с грустью во взоре, опрокинул в себя полстакана водки. Похоже, он сам хотел именно этого, но боялся признаться. Гость молча отвернулся в сторону и, кажется, уронил скупую слезу, прикрывая лицо клетчатым платком. К нам он больше никогда не заходил. Я хорошо запомнил этот случай и в дальнейшем отвечал всем великовозрастным приставалам, что собираюсь стать моряком. Они были рады правильному ответу. Поддерживая эту легенду, я поступил даже в военно-морское училище, много лет отдал Флоту, бороздил моря и дослужился до звания капитана первого ранга. Одним словом – стал начальником, но, слава Богу, – не главным.

Иногда вспоминаю свой самый первый ответ на сакраментальный вопрос и думаю, что правильно было бы тогда сказать: «Хочу быть моряком». Сам я такие вопросы никогда детям не задаю, но могу поболтать с ними о море.

Павел Мартынов

Сборник рассказов

Мартынов Павел Евгеньевич. Родился в прошлом веке глухой ноябрьской ночью 65-го года в семье с военными традициями. Детство прошло в Рязани – городе четырех военных училищ, поэтому никем другим кроме как офицером себя не мыслил. После окончания пограничного училища служил на Среднеазиатских просторах. Недолго, но честно и увлекательно. Присягал Родине однажды, и с распадом Союза ССР счел себя свободным от воинской повинности. Вернулся в Россию. Ныне гражданский человек, почти мирный и почти свободный «художник». Стихи и песни для друзей писал с детства. Рассказы начал писать недавно под впечатлением от прочитанного из творчества «Братьев»… Просит читателей не судить его слишком строго. Все совпадения фамилий и имен случайны. События в основном реальны. А так… Враки все…

ДОРОГА ДО ХОРОГА

«От Хорога до Оша – дорога хороша,

От Оша до Хорога – ох, х…вая дорога…»

(Памирский пограничный фольклор).

– Товарищ курсант! Что вы как рыба об лед, э-э, молчите?

– А что говорить, товарищ капитан?

– Отставить! Молчать, я вас спрашиваю!!! Что вы смотрите на меня такими умными глазами?

– А какими глазами мне на вас смотреть, товарищ капитан???

– Два! Нет, три!! Три наряда вне очереди!!!

– Есть! (Ага… Есть! Так точно! Есть, дурак вне очереди!)

– Курса-а-ант! Труд сделал из обезьяны человека! А из вас, товарищ курсант, он сделает лошадь!…

И сделал. И не просто лошадь. А, я бы сказал, цыганскую лошадь, таборную.

Ибо (ах, эти ибо!) в службе пограничного офицера большую часть времени занимают передвижения в пространстве и времени.

Пешие (конные, автомобильные) дозоры – фланги, стыки, «линеечка», РОИС, тыл…

Различные марши (перебежки, переползания, заплывы) – типа «отсюда и до обеда…»

Переезды (перелеты) в служебные командировки, к новым местам службы, в отпуска – самолетом, поездом, машиной и… И три дня на оленях…

Да, кстати, об отпусках. Если офицер имеет глупость быть семейным человеком – добавьте к его физическому телу и ручной клади еще и весь его табор с поклажей…

А если учесть, что периметр Советского Союза превышает 60 000 километров?

Какая огромная страна!

И периметром ее как раз и является граница! Государственная граница СССР! С точки зрения физики, материализма, так сказать – понятие виртуальное. С точки зрения психологии – понятие маргинальное. С точки зрения пограничника – суть священное и неприкосновенное!

Граница – окраина. Любая окраина – мягко скажем, не самое удобное место в плане жизни и транспортных коммуникаций. Особенно в такой стране как наша.

Но есть еще на наших окраинах и такие места, которые везде и всюду называются метким словом – ДЫРА. Просто – дыра. Дыра, как забытое Богом место…

«Есть в Союзе три дыры -

Кушка, Реболы, Мегры…»

Я же смело добавлю в этот список и Горно-Бадахшанскую автономную область. ГБАО. Бадахшан. Памир… Крыша мира, мать ее…

Нет, я не буду лукавить и кривить душой. Я не буду рассказывать тебе, мой лесостепной друг-славянин, что в Бадахшан, как в той известной песне, «только самолетом можно долететь».

Но доля правды в этом есть.

Ибо вариантов на самом деле немного.

Летом.

А зимой и того меньше. Потому что, если летом автодорогу Душанбе-Хорог (около 500 километров) еще можно считать условно сносным маршрутом, то зимой она обычно закрыта по метеоусловиям. Снежный перевал Сагирдашт видел много отчаянных людей. Ржавые останки их транспортных средств, их любимых «боевых коней», снесенных лавинами, камнепадами, а то и просто скользнувших вниз на крутых серпантинах, ты при желании можешь увидеть и сейчас.

Они все там же.

Они все еще там.

Торчат строгим напоминанием смельчакам о бренности жизни.

Есть еще, конечно, наша славная авиация.

Но если она и условно всепогодна, то к Памиру это абсолютно не относится. Только не здесь! Нет, конечно, супер-лайнеры транзитом пройдут над ним без помех. На большой высоте.

Но нам с вами надо в Хорог.

А в Хороге они не сядут.

Ибо нет пригодной полосы.

А если б и была, то чтобы на ней сесть – нужно пройти через «Рушанские ворота». А там по полгода в году – туманы, дожди или снег, и видимость – ноль. Пройти бы выше – да не успеешь сбросить высоту.

Да и не пролезет ни один супер-лайнер в эти чертовы ворота! Просто по размерам, по размаху крыльев. А потому и летает там только «мелкая», каботажная, я бы сказал, авиация.

Жены молодых лейтенантов, совсем девчонки, вылетая из Душанбе на маленьких ЯКах, АНах, или вообще на вертолетах, обычно сразу спокойно засыпают. А чего? Неделя-другая ожидания погоды, зачастую с ночевками на скамейках в Душанбинском аэропорту. Потом штурм билетных касс. Именно штурм, потому что Азия-с… Понятие очереди не существует, а лететь всем надо. Хорошо еще если пограничный «борт» пойдет. Это – удача.

Наконец, желанный взлет. Пять минут – полет нормальный. Умиротворение… Горы внизу, зелень – красота! Муж, молодой, сильный, надежный, ну просто кремень – рядом. Психика пока еще в норме. Раз – и баиньки…

Минут через сорок восторженный шепот любимого: «Гля, гля, заяц, вот это супер!» Открываем глаза и носом в иллюминатор – хлоп, обморок…

В лучшем случае. А в худшем – может и «метание пирожков с низкого старта» случиться! Хорошо, если пакетик под рукой…

А потому что летит наш «птах железный» чуть не касаясь крылышками гор. Кажется – вот-вот, и искры засверкают…

Красота, романтика!…

– Лейтенант, теплую водку и потных женщин любишь?

– Никак нет, товарищ майор!

– Понял, записываю – Иванов, отпуск – февраль…

И вот февраль. Хорог. Неделю идет снег. Слякоть, туман. В общем – задница… Народ скучает, отпуск идет. Вызвериться бы – да не на ком. Дома у мамы с папой давно простыла водка и зачерствели пирожки…

Вдруг – тах-тах-тах-тах… Откуда ни возьмись – «вертушка», наша пограничная, пятнистая, родная! Плюхается на полосу… Командир, отец-родной, выбегает и – пулей к авиадиспетчеру. Что ты говоришь? Есть места? Всех возьмешь? Бегом, поклажу в зубы и в «борт». До свидания, военные! Кто куда – а я в отпуск! Пора по бабам, пора по «пабам»…

Что такое? Наблюдаем местного авиадиспетчера. Вон он змей, орет, изгаляется! Что нет, мол, погоды, что полеты-де запрещены! Смотрите! Вот он уже машет руками, ложится на полосу перед пятнистой машиной – не пущу!!! Вот сволочь!

Но чу!…

– Пошел на ХУЙ!… У меня у дочки сегодня день рождения! Я к пяти должен быть дома, и баста! В Ду-шан-бе, понимаешь ты, ЧМО?! В ДУ-ШАН-БЕ-Ээээ!!! Нет?!! От винта, урод!!!

И мы все уже влюблены в нашего летного командира! В нем есть что-то от Бога! Ангел ты наш с крыльями! Дай бог тебе здоровья! Полетели уже…

Но это – исключение… Нонсенс… Обычно все гораздо хуже…

Однако, есть еще и всесезонная автодорога – Хорог-Ош…

О, это – ДОРОГА! Это чудная сказка!

Это удовольствие для сильных духом.

Или когда уже зов «звезды» сильнее воли командира…

Или когда везут призывников. Считается, что так проще происходит адаптация к высокогорью.

Но в любом случае – это песня…

Я всегда думал, что горы – это остроконечные пики, покрытые снеговыми шапками. Это крутые склоны, водопады, каньоны, ледники. Это – сумасшедшая красота!

Так и есть, так и есть…

Но поднимаемся за 2.500 метров над уровнем моря по этой славной трассе общей протяженностью более 700 км – и попадаем в другие горы. Совсем другие…

Большая часть маршрута пролегает по ровному как стол ландшафту, практически безо всякой растительности. Пейзаж! Ой-ё-ёй!… Земля после ядерного взрыва, ей-богу! Жалкие чахлые кустики – подобие травы. «Полупопия» едва заметных холмов на горизонте. Редкие стада яков вдалеке и еще более редкие встречные машины. Кака полная. Тоска серая. И мы – как астронавты на Луне…

Перевалы – четырехтысячники. Главный из них – Ак-Байтал с одинокой могилой офицерской жены, которую не довезли до роддома…

Обязательная ночевка в Мургабе – высота над уровнем моря – более 3000 метров.

– Никому с машин не прыгать! Аккуратно, помогаем друг другу…

Хлоп! Есть «павшие»! Один, второй, третий…

– Придурки!! Я же сказал – не прыгать! Фельдшер – нашатырь и носилки! Идиоты! Бараны!! Я вам что?! Я кому это все?!! Вас за полдня подняли со 100 до 3000 метров! Голова военнослужащему дана не только для того, чтобы каску носить!!! Строиться, полувоенные, мать вашу!!!

И всю ночь – бледные «тени» шатающихся вдоль стенок. От кровати до сортира. От сортира до кровати. Всю ночь. Блюем-с… А вы как думали? «Лучше гор могут быть только горы…»!

– Товарищ лейтенант! – Робко, но уже с надрывом, рожа синюшная: – А как же? А вы говорили – горы, зелень, урюк, фрукты, и все такое…?

– Я говорил? – Вселенское недоумение, легкое раздражение – мы тут «снотворное» принимаем, понимаешь ли, третий тост уже! – Не отдыхается? Какие вопросы, товарищ боец? Представляться надо! Да, я говорил! Мы еще не доехали, между прочим!

– А там… лучше?

– Ну, м-м-м, еб-т… Естес-с-с-т-н-о, родной… Еще вопросы? Нет? Все, отдыхайте. Пока…

Все водители на этом маршруте – «вольняшки», то бишь вольнонаемные. «Срочников» тут нет – запрещено. Видимо по соображениям гуманности. Старенькие ЗИЛы, тянут, надрываясь на перевалах, свои железные и наши «бренные» тонны и килограммы.

Стоянка на высокогорной долине – пытаемся кушать. Наш водила-«дед» курит свою «Приму». Кашляет и отхаркивает. Кровью…

– Слышь, батя, ты чего это?

– Нормально, сынок! Не ссы – доедем…

– Тебе ж лечиться надо, сдохнешь! Бросал бы ты это дело, а?

– Все ТАМ будем! Я, паря, тридцать лет на этом маршруте, мне внизу еще хуже. Так и живу – от рейса к рейсу. Доктор сказал, что на равнине точно сдохну. Только еще быстрее – максимум через полгода…

– А годков-то сколько тебе, отец?

– Полтинник разменял в позапрошлом году. Да не грузись, лейтенант, пустое. Суета сует и всяческая суета… Ну, поехали что ли?…

«Деда» через год так и схоронили на Мургабе. Родственников не нашли. Потому и на Мургабе.

Царствие небесное от Мургаба поближе, наверное, а?

Был я на его могиле потом. Водочки налил, корочку положил.

Спи, отец…

Земля ему пухом. Жалко, что чужая.

Думаю, он и на том свете катит по райской дороге на своем ЗИЛу. Развозя пограничные души к их последним рубежам.

От Оша до Хорога.

От Хорога до Оша…

Я – ЖИВОЙ…

Строй только что прибывших в отряд молодых лейтенантов, привычно переминаясь с ноги на ногу, ждал командира.

– Здравствуйте, товарищи офицеры!

– Зд-ра… ж-ла, т-р-щ под-п-л-к-ник!!!

– Буду краток, но начну с главного: кто подаст рапорт в Афганистан, еби мать – десять суток ареста моими правами гарантирую!

Строй загудел. В воздухе повис вопрос: «А почему, собственно?…»

– Читаю ваши мысли, товарищи офицеры. И отвечаю на ваш немой вопрос – а потому, еби мать, что мне тут границу охранять не с кем! Еще вопросы? Служите, сынки! А ваша слава, еби мать, вас и здесь найдет. Начштаба, доведите распределение по заставам… Определитесь по доставке, и чтоб к боевому расчету, еби мать, все кто на заставы отрядного подчинения – были на местах. Комендатурские – завтра с бортами. Развоз по заставам – за комендантами. Офицеров на втягивание вместе с ними. Сам с группой, еби мать, объеду лично все заставы. Заодно доведем решение. Всё, разойтись! Петр Иванович, офицеры штаба, еби мать, через десять минут – в командирском классе…

– А почти через два года (когда уже совсем не ждешь, и планов – громадье) – звонок кадровика. И голосом, таким елейно-медовым, ласково так, по-отечески:

– Товарищ лейтенант (эсквайр, между прочим), не желаете ли в командировочку, в Афган?

Если честно – не сильно, нас и здесь неплохо кормят. Но скажи, попробуй, что не желаешь. Нет, конечно, сказать-то можно. Почему нет? Только после этого сразу можно забыть о:

а) нормальной должности;

б) шансах на Академию;

и в) нормальном прохождении очередных воинских званий. И будешь ты долго (очень долго, до самого «дембеля»!) Никем, и звать тебя будут Никак…

– Так точно, всегда готов по приказу моей Родины, Союза Советских Социалистических Республик… Когда за предписанием?

И вот славный город Термез (любой конец города на такси – рубль, аэропорт – три; четыре главных ресторана и несколько мелких баров; население – смешанное: «звери», «озверевшие русаки» и военные всех родов войск)! Отряд, оперативная группа – мозг и центральная нервная система наших спецобъектов. Самая центральная и очень нервная.

Женя Потехин, начальник опергруппы, озадаченно вертит перед глазами предписание.

– Ну и что мне с тобой делать, лейтенант? Кто и на кой хрен тебя сюда прислал?

– Там все написано, товарищ подполковник!

Женя (начиная нервничать):

– Да написано-то, конечно, да, только у меня вроде никто по сроку не заменяется…

Встревает дежурный офицер опергруппы:

– Товарищ подполковник, в четвертой, в Бариабафе, вроде зам со второй заставы должен меняться?

– Товарищ подполковник, а мне говорили в Мормоль…

– Отставить! Кто разрешал говорить? – взрывается Потехин, – М-а-р-моль?! Вам сказали? Вы что заканчивали? Где служили? Голицыне!? Балетно-паркетное? Понятно! Служили в Хороге? Да вы жизни не видели! Да меня не волнуют даже пятна на Солнце и кольца Сатурна! И КТО, и ГДЕ, и ЧТО там вам говорил, меня интересует не больше, чем национальное примирение там, куда вы, лейтенант, в конце концов, поедете, полетите, поползете… Бариабаф, лейтенант, БАРИАБАФ! А кстати, служебный паспорт ваш где?

– А мне никто…

– Вот! Вот видите, красавец, про Мормоль вам сказали, а про самое главное – нет! Оформляйте паспорт в кадрах, а пока он придет – будете дежурить по опергруппе… И не дай вам бог!

(Жаль, но мне уже никогда не узнать, чего бог мне не должен был дать… А может и к лучшему?)

Дежурство по опергруппе – рутинная штука: поддержание связи, контроль обстановки. Обстановка – это противник (все, что становится известным, разумеется), это борты (люди, грузы), это рейды, колонны в движении и прочая суета. И мега-гека-литры зеленого чая… К концу дежурства уши опухают от трубки ЗАСа.

– Один, два, три, четыре, «Риборза», «Риборза», к вам «чаечки», пара, с ними группа ДШ, 10 карандашей, встречайте, плюс пятнадцать, как понял?

– …десять… понял тебя… наша «пружина»… минус 20 были на мосту…прием.

– Один, два, три, бля, семьсот, восемьсот (можно и девятьсот, мне все равно) «Риборза», «Риборза», я – «Окантус», тебя не понял, повтори, прием.

– …девять, десять…

И так весь день, а если «повезет» – то и ночь…

Вечером – «экскурсии» по городу, как правило, вместе с нашей авиацией («люфтваффе», «чаечки»). То есть с наиболее славными и «продвинутыми» представителями этой трудной и почетной профессии. Но об этой когорте – отдельная песня. После «экскурсий» в голове только один вопрос – как же наши вертолеты летают по утрам и не падают?…

Но однажды утром завертелось!

Духи расстреляли наших саперов на Мормоле. Положили пять мальчишек, суки. Били в упор, метров с пяти. И ушли безнаказанно. Только командир саперов, прапор, чудом спасся, шельма…

В опергруппе как в улье.

– Лейтенант, ты не крутись под ногами. Ты вот чего. Ты давай дуй в армейский госпиталь. Там прапор, командир саперов, вроде бы в себе, в сознании. Ты сходи, возьми с него письменное объяснение. Давай дуй, тут без тебя народу – не продыхнуть. А через час прилетит начальник округа со свитой – будет полный абзац! Так что давай, родной, тебе – час времени на все про все.

Прапор мог сидеть и говорить. Но писать он не мог. У него была дырка в правой руке, еще две в ноге, и глубокая борозда от осколка гранаты на башке. Израненный и недоскальпированный, еще в болевом шоке, он сидел и блаженно улыбался.

– Я – живой!

– Нормально, брат. Тебя как звать?

– Саня…

– Значит так, Саня. Давай напишем на бумажке, как все произошло. Надо. Приказ начальника опергруппы.

Улыбка сползла с его лица. Соседи по палате угрожающе сдвинулись в тесный круг.

– Лейтенант, ты охерел? Его к герою надо представлять, а ты с бумажками? А вот этим костылем в ухо?

– Братцы, спокойно. Давайте будем думать. Я – по приказу в рамках дознания должен отобрать объяснение. Если этого не сделаю я, завтра здесь будет следователь военной прокуратуры. Кому от этого лучше? Пусть он расскажет, я запишу, и делов-то, а?

Саня стал рассказывать. А я написал свой первый рассказ о войне. Можно сказать, под псевдонимом.

«Шли на подъем, на „пятнашку“ рано утром. Оставался предпоследний язык серпантина, самый длинный. Техника у нас, сам знаешь, полное дерьмо.

Старший сказал:

– Саня, давай со своими вверх до конца этого отрезка. Как проверишь – сверху дай отмашку. Мы тогда с разгона втянем остальную колонну. По другому никак. Пятерка совсем не тянет. Встанем где-нибудь посередине – амба. Раздолбают как котят. Ну, с богом!

И мы с парнями пошли. Привычно пошли. Работаем. Мы эту дорогу уже как свои пять пальцев выучили. Через день здесь ползаем.

Идем. Носы в землю. Сегодня без собачки. Обдристалась бедная, вот и не стали брать. Я – третий. Вот и поворот почти…

Вспышка. Взрывы. Выстрелы. Ору: «Огонь!» Ничего не вижу, дым. Руки по инерции делают все, что им положено – с подствольника – бац, переводчик огня вниз – очередь. Толчок, еще один. Боли не чувствую. Своих не вижу. Парни, ну что же вы? Огонь, огонь!!! Прилетела птичка, клюнула в яичко…Бум-бум, в голове разорвались тысячи искорок. Проваливаясь в черноту, успеваю увидеть два распластанных тела своих бойцов. Амба…

Открываю глаза. Сколько прошло времени? Вечность. Это потом мне скажут, что весь бой длился несколько секунд.

Где автомат? Вот он, родной! Тяну руку. Черт, чьи-то ноги. Наши? Поднимаю голову. Чучело бородатое, в меня целит, падел! И-эх! Спасибо, папа, что отвел меня в третьем классе в секцию акробатики. Видел бы меня тренер – сальто назад из положения лежа! Ой, куда это я лечу… Дальше – не помню. Очнулся на руках у наших.»

Очевидцы потом говорили, что после сальто Сашка пролетел метров восемь с обрыва. А духи просто не успели с ним закончить. Повезло…

В совместно «отшлифованной» бумаге все было сухо и скучно. Военная прокуратура будет удовлетворена. Сашке налили водки, и он пил ее как воду. И было такое чувство, что была б она сухая – он бы ее грыз. Грыз и плакал:

– Ребята, простите, простите, ребята… Я – живой…

МНЕ СНИТСЯ СОН…

Мне снится сон, что я опять ТАМ…

Ночь. Оживает пустыня, «оживают» люди.

Я сижу в блиндаже и разбираю посылочку из дома.

«Вот теплые носочки, шерстяные. Почти джурабы [2]. Это любимая жена мне. «Сидела – грустила, сидела – скучала, шерсти клубочек катился мимо… Его подняла, носочки связала – носи, мой сладкий, носи, любимый…» Спасибо, родная моя… Вот ужо приеду… Обниму, зацелую…

Вот тельняшка парадная, с «начесом». Это старший братик нам с «барского» плеча. Он уже повоевал свое, исполнился и теперь ночует дома. Знает, чертяка, что нужно «пехотному» офицеру! Теплый «вшивничек» на войне – первое дело! Спасибо, братик…

Так, а это что у нас тут? Знакомый фантик… Грильяж! О-о-о, мамуля, ты все помнишь! Мои любимые. Полкило. Благодарствую…

А это нам папа – чай зеленый, 95-ый! Где достал? Суперпупер! О! Чабрец, мелисса, мята! Класс! Ну, батя, ну, уважил! Все, как я и просил. Ого! И лезвия «шиковские» – отпад! Завтра буду выбрит до синевы, а не «слегка» как обычно. И конечно… Виват! «Фирменное» домашнее сало – с прослоечками мяса, с чесночком, да с перчиком. «Слышь, афганец, сало будешь? Ну, яки ж афганец сало не буде?» Спасибо, батя…

А на сладкое? А на сладкое нам от белочки-сестрички – варенье земляничное! Сама собирала, сама варила – ай, молодец! Баночка только маловата…»

– Угощайтесь, братцы! Вареньице вот сестричка прислала, земляничное. Вкус – спе-сфи-сс-кий!

– О-о-о… А пахнет-то как, парни! Лесом пахнет, русским духом!

– С вашего п-а-а-зв-а-л-е-ния? Ложечку?… – это наш «мальчик» двухметровый, Сереженька Пышкин, начальник «первой». Ему трусики старшина подбирает распоследнего размера – не налазят – ляжки мешают. Приходится штыкножом с боков подпарывать. У Сережи своя индивидуальная ложечка. Не в силу личной гигиены, а токмо сообразно аппетиту. Она у него размером – как малая саперная лопатка. Р-р-раз! И нет полбаночки! Еще раз…

– Сережа, имейте совесть! А… поздно… Проглот вы, батенька. Вас легче пристрелить, чем прокормить, любезнейший…

– А я чё? Другие вон чё, и то ничё…

– Братцы, а может сальца? («Витамин Це – винЦе, сальЦе…»)

– Сальца?… Блин, час ночи. И сальца… Ты – изверг! Это невозможно. Это негуманно, в конце концов! Это абсолютно нездоровый образ жизни… – пауза – А-а-а… давай! Устроим холестириновый шабаш! Сало, цибуля и… горилка…

Я нарезаю сало – вот оно, «дымится»: сочное, бледнорозовое, тонюсенькими ломтиками на блюдечке, с голубой каемочкой. Все уже в слезах и соплях, истекают слюной. Ах, как хочется! Ну же!… Подцепляешь ножичком его и в рот…

– Сынок, ты чего это тут?…

Открываю глаза – ба! Я стою в трусах у раскрытого холодильника. В одной руке шмат сала, в другой – горбушка «бородинского». Рядом – мама, смотрит на меня в недоумении, слегка ошарашенно.

– М-м-м… – мычу я с набитым ртом.

– Ты, может, не наедаешься, сынок? Я, может, невкусно готовлю? Или мало?… – И уже совсем почти обиженно, – Ты б сказал – я б тебе сделала – чего хочешь! Хочешь – пельмешки? Или рыбки… Судачка тебе пожарить?

Прости меня, мама…

Ну, как тебе объяснить, мама, что не голодный я. И не «лунатик». Просто привычка это – «оживать» ночью. Выделение желудочного сока к ночному доппайку. Рефлекс филина.

Не отпускает меня та, «прошлая» жизнь.

Снится…

НАС ТАМ НЕ БЫЛО…

Когда господин Громов, наш самый Главнокомандующий самым Ограниченным контингентом самых Советских войск в Афганистане 15 февраля 1989 года заявил, честно и мужественно глядя в многочисленные телекамеры, что «за моей спиной не осталось ни одного российского солдата», мы долго смеялись. Последний объект пограничников выходил из Афгана в июне.

Но нас там «НЕ БЫЛО» с самого начала…

Пограничников перед отправкой «за речку» заставляли перешивать зеленые погоны на красные, армейские. А в газетах, описывая действия наших пограничных подразделений в Афганистане, всегда писали – мотострелки…

Но нам это все было «по барабану».

Тем более, что там, за «речкой», наши офицеры и солдаты в принципе не носили погон. И вообще, строй закордонных «погранцов» перед выходом на операции скорее напоминал строй тех же духов. Только почему-то русоволосых и красномордых. А наши «переводят» [3] – таджики, туркмены, узбеки – так вообще – одно лицо! Моджахеды, блин…

Мы ходили на операции в выклянченных у армейцев «лифчиках-разгрузках». Мы ездили на технике, где зачастую стояли движки, снятые за ящик тушенки с армейских БэТээРов. Мы курили сигареты «Охотничьи», «разлива» 1942 года. Мы ели «кильку в томате» – это была наша «красная рыба»… Во всем ограниченном контингенте мы были самыми «ограниченными». В смысле снабжения, друзья, в смысле снабжения… По сравнению с «Красной армией» – так мы были просто нищими, господа!…

Подъезжаешь, бывало, к куче всякого «добра», лежащего в навал у дороги. Рядом под маск-сетью сидят «красные» полковники. Дуют «холодный чай» в последнем километре перед границей. На выход, господа, на выход! «Мы уходим с Востока»… Прости-прощай, «ридна афганщина»…

Что за «добро», вы спросите? И я вам отвечу! «Добро», мои драгоценные сограждане – это разный военный «хлам». Очень часто основными в «хламе» были, например, боеприпасы. Са-а-амые различные. «Неучтенка» – это она в Афгане в порядке вещей. А в Союзе – криминал, статейное дело. Помимо боеприпасов – масса других полезных на войне вещей: ящики, коробки, банки-склянки, «шмотье» интендантское, железяки всякие. «Хлам» в общем…

А почему, собственно, вы спросите, все это в куче у дороги? А потому, недогадливые вы мои, что на «выводе» армейские колонны очень часто «рвали нитку» [4] без таможенного досмотра. И бойцы с офицерами сидели сверху на броне (помните кадры телевизионных программ?) не просто так, для истории. А потому что внутренности славных армейских боевых машин были под завязку набиты другим «шмотьем» – японской аппаратурой, афганской и пакистанской мануфактурой и прочей малайско-сингапурской фурнитурой… Отсюда и кучи у дороги: лишнее дерьмо – в сторону! Освобождаем место для ценного багажа!

А чтоб вверенное, пусть даже и неучтенное, военное имущество не досталось врагу…

– Товарищ полковник, а можно мы тут себе чего-нибудь повыбираем?

Над красным носом мутные глаза сразу превратились в узенькие щелочки-триплексы (Ха-ра-шо идет «холодный чай»!):

– Ты х-х-хыто… такой? (ик-а…)

– Лейтенант Рябуха, пограничники мы, товарищ полковник.

– Ух, бля (ик-а…), а вы-то здесь как? Ну, впрочем, уже не важно. Значит так – у вас (ик-а…) есть полчаса – забирайте все, что хотите! ВСЕ! Что хотите… (ик-а…) Но через полчаса мы (ик-а…)… Мы эт-то все… взо-о-рве-о-м к такой матери!! Понятно вам, ле-й-те-нант?!!…

Голь перекатная! Пограничники, спецвойска… Но нам и это было «по барабану»! И проезжая шлагбаумы армейских комендатур, на вопрос «Кто такие?», мы всегда гордо ответствовали:

– ПОГРАНИЧНИКИ!… Ну чё вылупился?

– Пограничники? А… это которые на одном БТРе за бандами гоняются?

– Сам ты гонишь, муфлон, крыса тыловая,! Стоишь тут ишаком, шлагбаум в чистом поле охраняешь от «зям-зямчиков» [5]! «Шуруп» [6], еб-т… Открывай-давай!… Шнеллер, брат, тыз-тыз [7]!…

И в своей 200-мильной зоне мы действительно «гоняли» духов. Гоняли строго по делу, не особенно вмешиваясь в их внутренние распри. И жестко, а порой и жестоко, пресекая их любую возню, угрожающую Священной и Неприкосновенной (так и тянет сказать – Поднебесной…) Границе. Так же, как и весь остальной «ограниченный контингент», теряя людей…

Но нас там «НЕ БЫЛО»…

Коля Овчаренко, начман четвертой, с утра пораньше проводив рейды, решил прикорнуть. Как он любил говорить – «минут шестьсот». Начштаба с замполитом играли в шахматы. Партия шла с перерывами вторые сутки.

– Василич, пардон, можно я перехожу?

Василич – наш начштаба или коротко «эН-Ша» – задумчиво:

– Можно, Веня, можно. Не вопрос. За литр – все можно…

– Василич, exuse moi, не томи, ходи давай! А, кстати, слышал? Мишин-то опять в рейд в сланцах уехал.

– В сланцах говоришь? М-да… Негодяй, однако… Пожалуй на G7, вот так. А походную «ленкомнату» он взял?

– Взял.

– Ну вот, видишь, «руководящая и направляющая» обеспечена. Значит? Значит твоя совесть чиста, а жопа – прикрыта. А по мне – пусть он хоть в плавках в рейде ходит – лишь бы люди были живы и боевая задача выполнена… Шах!… Партию и мирную беседу прервал дежурный.

– Товарищ майор! Там с шестого поста доложили, какая-то «шишига» [8] «вылупилась» со стороны Хайрабада. Новенькая совсем, вариант для минбатра [9]. Ну, для «Василька» [10] такая… Вылезла из-за сопочки и встала. Чё делать-то?

– Далеко?

– Километра полтора-два.

– По радио запрашивали?

– Запрашивали. Молчит, сука.

– Так. А сигналов визуальных никаких не подает?

– Никак нет. И наших там нет. «Соседей» я тоже запрашивал. У них в этом районе тоже никого.

– Ясно. У местных аборигенов такой техники нет? Нет. Наших там тоже нет. Значит что? Значит – духи! Та-ак… Та-ак… Надо дяде Коле доложить…

Николай Иваныч вышел не в духе:

– Ну что за говно? Человеку поспать не дадут. Духи, духи… А сами то что? Ни одного решения не могут принять. Офицеры, командиры, политработники, мать… Все должен за вас Овчаренко думать. Свиньи вы, товарищи офицеры! Человек только лег… Ну что там, дежурный? Дежурный!!! Проснись, ты серешь! Я спрашиваю, что ТАМ???

– Духи, товарищ подполковник!

– Духи-и-и (просыпаясь)?… Ссаные мухи… Точно духи?

Василич вмешался:

– Командир, а давай мы их со «стодвадцатничка» на «фу-фу» проверим?

– На «фу-фу»? А далеко они?

– Километра полтора-два.

– Духи-и (оживляясь)…? Со «стодвадцатничка»? А давай! Батарея! К бою!! Огонь!!!

Пошла-а «гирька» [11]!…

Б-у-м!…

Ай-я-яй, недолет, однако!…

– Комбат!!! (-А-ат! -а-ат! -ат!)… Дмитрий Николаевич, ну, епона мать! Ну что такое? Стрелять разучились, что ли? А?! Будем тренироваться! Давай второй…

«Шишига» тем временем уползла обратно за сопочку.

– Отставить второй! Вот так надо, малахольные! – просиял Овчаренко, – Видали? Духи, духи!… Говно-вопрос! Вот! Учитесь, дети мои! Ну как? А? У-у-у!… И все-то надо делать самому! А? Дежурный! Свяжись с «люфтваффе» [12] и рейдами. Дай ориентировочку и координаты. Пусть подчистят там!…

Вдруг с поста дико заорал наблюдатель:

– Товарищ подполковник!!! Там! Там, товарищ подполковник, посмотрите!!!

Коля пулей приник к окулярам ТЗК [13].

– Уй, ё-о!…

А еще через пять секунд, уже убегая:

– Слышь, Василич, чё-то сердце прихватило… В общем так: я – к доктору, а ты давай тут покомандуй…

Из-за сопочки огромной металлической гусеницей медленно вытягивалась колонна техники. Нескончаемая броня танков и САУ угрожающе посверкивала на солнце.

– Всем в укрытие!

Ну какое тут на хер укрытие? Это ж минимум дивизия! Да нас тут смешают с говном и песком в пять минут! Быстренько мелькали в голове ТэТэХа [14] боевой техники и вооружения мотострелковой дивизии. И ничего хорошего нам эти ТэТэХа не сулили…

Из штабного танка высунулся по пояс суровый дядька в генеральской форме. Василии – небритый третий день – стоял ни жив, ни мертв («Ну, Коля, ну, сука, подставил!»).

– Кто такие?

– 4-ая мотоманевренная группа, пограничные войска, начштаба майор Дикин!

– А кто стрелял?

– Разреш-шите доложить, т-р-щ-щ генерал?…

– Докладывайте, майор, только быстро! Некогда мне тут…

– Тут такое дело, товарищ генерал: духи оборзели! Мы с утра два рейда снарядили. Короче – есть тут один, товарищ генерал, инженер Башир. Сволочь. ИПэАшник [15], сукин сын! Уже вторую неделю нам кровь пьет. Извел, товарищ генерал. Сил нет никаких. Гоняем его, гоняем… Вот вчера прижали его в «прибрежке» [16], а он, гад, ночью как сквозь землю ушел. Ага… А вот сейчас наша разведка доложила – здесь он! Прорвался, сучий потрох! Прямо в километре от нас. Под носом проскочил, тварь ползучая! Сейчас через плато к «Северному входу» рвется. Он стрелял, он, товарищ генерал, больше некому. Но на этот раз не уйдет! Мы тут своей авиации уже ориентировочку дали. Они его сейчас на плато прищучат. Там ему деться-то некуда… «Отнурсуют» [17] козла по самое «немогу»…

– Хорошо-хорошо! – поморщившись, прервал этот понос слов генерал. И повернув голову, спросил у своих, – Начштаба! А почему не докладывали, что здесь есть пограничники?

– Э-мм-э-ммм, виноват… Сейчас, товарищ генерал, глянем на карте…

И там, на карте, нас тоже НЕ БЫЛО…

– Так, полковник, нанесите пограничников на карту, и продолжать движение! – И уже обращаясь к нам:

– Ну, спасибо за помощь, коллеги… Держитесь тут, молодцом!…

Дивизия шла, обдавая нас пылью и подавляя наше сознание своей мощью. Дивизия шла куда-то в неведомое. Выполнять неизвестные нам боевые задачи. Объединенная неуемным командно-штабным интеллектом. Из ниоткуда. В никуда. По военно-секретной карте. От рубежа к рубежу. Подчиненная воле командира. Готовая по приказу любимой Родины всегда, везде и на все. По всем правилам своего боевого устава. В чужой стране. На войне без правил. Силища. Армия. Не дай бог…

А Василич стоял, дышал и думал о своем. Он думал о том, во сколько литров обойдется начману его, Василича, нервное потрясение от свидания с Армией.

– Доктор, а где дядя Коля? Хочу вот доложить, понимаешь, как мы с армейцами взаимодействие отработали.

Ага… Где наш славный командир, что вы с ним сделали? Здоров ли, отец родной?

– Он под капельницей, Василич. Спит он.

– Ага, понятно. И крепко спит?

– Крепко вроде, я ему еще и тоназепамчика дал. А чё случилось-то?

– Да не, ничего. Все нормально. Значит, спит, говоришь? Крепко? Вот и хорошо. А ты его не буди, не буди. Не надо… Слышь, доктор, он тут как-то на запоры жаловался? Ага… Так это…Можно я приду и самолично ему клизму поставлю? Двухведерную…

«ВЕРТОЛЕТ…»

(Шестнадцатилетний капитан)

За глаза его звали «Вертолетом». Почему – этого не знал никто. Может быть, за мелкую прыгающую походку. Может быть, за странную манеру говорить как из пулемета… Не знаю, не ведаю…

Когда он проходил вдоль строя – народ, вытянувшись струной, глухо бубнил себе под нос: «ту-ту-ту-ту…».

В общем, так или иначе, история темная, и уходила она корнями в его дремучее капитанское ПРОШЛОЕ.

Мы же, курсанты третьего «краснознаменного» взвода, любя называли его Шурой. Или Денисычем. Мы, первокурсники, были Шуриным капитанским НАСТОЯЩИМ. Глупым, лопоухим, желторотым настоящим. Жутким кошмаром. Слабой надеждой. Лезвием бритвы… Жизнь показала, что у Шуры еще было капитанское БУДУЩЕЕ. Но об этом – чуть позже…

Рассказывали, что когда-то Шура приехал на границу молодым подающим надежды лейтенантом. Служил на Камчатке, охраняя Тихоокеанское побережье от (не дай бог!) непрошенных гостей: шпионов, диверсантов, всяких «боевых пловцов». Он их, правда, так и не увидел ни разу. Но служил честно. Служил, служил… И дослужился до капитана. Стал начальником заставы. Не особо напрягался, был на хорошем счету – благо край богатый: рыба, икра, крабы… И все бы у него было хорошо. Но страсть, охотничья страсть, его погубила.

Как-то, пробираясь на ружейный выстрел к заветному озерцу с гусями, утопил Шура ГТС [18].

Ну, утопил, да и хрен бы с ним! С ГэТээСом в смысле. Ан нет! Не может наш советский офицер-пограничник ждать милостей от природы! Решил Денисыч ГТС спасти. Вытащить из болота. Пригнал БэТээР. А когда трос цепляли – утонул солдат… Шура честно попытался спасти и его… Но… То ли от холода, то ли на нервной почве – ноги отнялись. Еле самого вытащили. С тех пор и семенит…

Командование отряда Шурину настойчивость по спасению утопающих не оценило. Не вникло. Не вошло в положение… Командованию «обрубилась» академия Генштаба. Труп. ЧП. Приказ по войскам. Разбирай чемоданы. Объясняй укоряющим глазам жены, что есть один полудурок… Орясина, урод, кретин безмозглый…

– Что у вас вместо головы??? Вещмешок? У вас, капитан, мозги есть? Вам что, заставских кур не хватало? Гусей ему захотелось!… Вы – убийца!!! Вам бы руки оторвать и в ж… В задницу засунуть! Ну, вот куда вас теперь? За баню и расстрелять?!

– Товарищ полковник, виноват! Ну что мне, застрелиться, повеситься???

– Я те застрелюсь, блядь! Я тебя сам застрелю! Повешу на осине! Виноват?!! Вам Родина людей доверила!!! Детский сад… Скотина. Охотничек! Хантер, еб-т! Да вас к людям… Да вас к границе на выстрел, на предельную дальность обнаружения низколетящих целей, на полет баллистической ракеты нельзя подпускать! Да я Вам… Вас… да я ТЕБЯ с говном съем! Без соли! Без сахара!! Просто так, в сухомятку!!! Вот тебе академия, вот! ВИДЕЛ? Всё – в тыл! До пенсии! Слышите – до П-Е-Н-С-И-И! Считать лопаты, портянки… Все! Пошел вон…

И Шуру «сослали». В тыл. В пограничное училище. Но, видимо, сочтя, что наказали достаточно – личный состав все-таки доверили.

И вот Шура, выпустив уже одно поколение курсантов, принял наш взвод. И сразу как-то решил, что взвод будет отличным. С чего он это взял – не знаю. Может, мы ему понравились? Может, посоветовал кто? А может, решил дослужиться до ротного. Сам. Ну, все-таки майорская должность. Не знаю. Но решение было принято. А настоящий командир своих решений не меняет…

4.30 утра… Морозно – минус двадцать два. Мы в полной боевой выкладке бежим по Можайскому шоссе. Денисыч – рядом. Семенит себе в шинелке, портупейке и хромовых сапожках. С легким попукиванием…

– Как там, у Тютчева вроде – «Залупой красной солнце встало…»? А? Ладно… Подводим итоги за неделю… Ну что, взвод, будем еще «двойки-тройки» получать?!!

– Бу-буб-у… сука… бля…

– Понял! Взвод, газы!

Раз-два-три, раз-два-три… Сколько отмотали? Судя по ориентирам – «трешка»… Это только начало… Раз, два, три…

– Рассказываю анекдот: дочка приходит к маме и говорит: «Мама, покажи мне слоников. Какие они?» Мама отвечает: «Я не знаю. Ты, доченька, вот чего. Ты сходи лучше к папе на заставу. Папа у нас все знает…» Ну, она приходит к отцу на заставу и говорит: «Папа, папа, а покажи мне слоников!» А папа: «Застава, газы!»… Шаров!

– И-й-я!

Колю два дня назад застукали в «художке» за распитием спиртных напитков. Еле отмазали от отчисления…

– У вас в роду алкоголиков не было? А? Как там? Водочка-то выходит??? Нет? У? Не слышу!

– Бу-бу… тьфу, еп мать… сам ты…

– Понял! Взвод, вспышка справа!!

Хлоп! И вот уже на шоссе лежит стадо «боевых слонов». Редкие утренние авто шарахаются в стороны к обочинам при виде такой картины. Бред…

– Взвод, вс-ст-ать! Противогазы снять – отбой, газы! Бе-г-о-ом марш!

Раз-два-три, раз-два-три… Автомат на шею… Нет, так еще хуже. Противогаз по яйцам бьет, сука. Вещмешок последний раз херово уложил – котелок ребром уперся между лопаток. О, Ару уже на буксир взяли. Ага, вот и переезд. «Пятерочка» уже есть. Разворачиваемся, ждем «раненых»… Отплевались, отсморкались, откашлялись…

– Алавердян! Когда научишься постель заправлять?

Шуре намедни комбат вдул за бардак в спальном.

– Та-а-а-р-щ ка-пи-тан, а я при чем, да? Деканосидзе спросите, да, ну?… Казик, гёт варан… Кунем ворот…

– Понял! Взвод, справа у дороги 100 метров, к бою!!!

Война. Снегу по уши. Атакуем… Уничтожаем… Выползаем на шоссе… Бегом марш! Денисыч лучится румянцем во всю щеку. Педагог. Ушинский, Песталоцци и Шура…

А мы потом, после чистого «червончика», полдня спим на занятиях, рисуя в конспектах диаграммы сна и роняя слюни на пол. Остальные взвода хихикают. Они еще не знают, глупые гиббоны, что их командиры уже взяли на вооружение наш «Великий почин»…

– Третий взвод! Знаете, товарищи курсанты, с это… был такой великий педагог, Сухомлин…

– Не Сухомлин, а Сухомлинский, товарищ капитан. Сухомлин – это курсант с пятого взвода…

Женя, Женя, ну кто тебя вечно за язык тянет… Нарвешься…

Шура хмыкнул, помотал головой, но… не стал отвлекаться.

– Ну так вот, товарищи курсанты! Я вот тут думаю… Что-то я тут «с-этовался» совсем с вами, стою вот сейчас перед ДИаЛЕММОЙ…

– Перед ДИЛЕММОЙ, товарищ капитан…

Что-то щелкнуло в голове, хрустнуло так…

– Ну в отношении ВАС, то-ва-рищ Бо-ро-вик, я перед ДИаЛЕММОЙ не стою – два наряда вне очереди!…

Надо отдать должное – вы будете смеяться, но за первый курс наш взвод стал отличным! И на втором, когда старый ротный уходил в академию – Шура остался временно исполняющим обязанности командира роты.

«Ему ЕЩЕ ТОЛЬКО сорок один, а, смотрите, смотрите – он УЖЕ целый капитан! Карьерист, однако…» И тут, вот оно, Фортуна! Нашему «вечному» капитану, «засветил», забрезжил МАЙОР…

Мечты, мечты… Как он старался! Да только судьбу не обманешь. «Фортуна нон пенис, ин манус но реципи…» За первые два месяца его ВрИО, временного исполнения обязанностей, рота дала 37 пьянок. Времена были суровые, андроповские. Сколько пьянок – столько отчисленных. Этого Шуре комбат не простил… Денисыча «сослали» в батальон обеспечения. Уже навсегда. До пенсии… А мы потом, до самого выпуска, уже были только отличным взводом.

На выпуске он стоял не в нашем строю. Он вообще не стоял в строю.

Он стоял в гостевых рядах, и, улыбаясь, махал нам рукой…

Ту-ту-ту-ту-ту-ту-ту…

Через двадцать лет мы встречались на встрече выпускников нашего батальона. Были все курсовые офицеры. Комбат, ротные. Был и Шура. Увидев группу выпускников третьего взвода, подошел к «своим»:

– Ну что, «рас-звез-дяи», не обижаетесь на старика, с это?…

– Да ладно, Денисыч, ты что! Ты брось это! Все ж на пользу…

А за столом, когда пришла его очередь говорить тост, он сказал:

– Я имею право тут говорить. Я тут из вас один такой – шестнадцатилетний капитан…

Шура, Шура… Александр Денисович…

Он, и правда, имел это право.

Наш «Вертолет».

Заслуженно.

Я знаю…

БЕ-Е-ЕШКА…

Как и когда Борька, здоровенный черного цвета козел, появился в мангруппе, никто уже не помнил. Казалось, он был в мангруппе всегда. Он был ее неотъемлемой частью, как знамя, как сын полка, как комната боевой славы, как строевая песня. У редкого бойца в дембельском альбоме не было набора фоток с Борькой: «Я и мой ефрейтор», «Я и мой боевой конь», «Я и Вовка, который попил водички из „дурного“ колодца», «Я с пленным духом», и так далее, и тому подобное.

Неизвестно где пропадавший в течение дня Борька обычно появлялся на публике строго к боевому расчету и вставал позади начмана. Народ, припухавший и скучающий в строю, начинал тихо «умирать».

– Опять встали, как бык поссал?

«Не бык, а козел!»

Борька в это время тихо струил в песочек.

– Командиры, доложите наличие людей (за спиной тихо: бе-е-е…) Отставить шум и возню! Чарыев, подтяните ремень! Все? Р-р-равняйсь! Смир-на-а! Слушай боевой расчет! Обстановка на участке ответственности нашей мангруппы продолжает оставаться сложной (у-хр-хр, бе-еее…). Гм-х, выход отдельных вооруженных групп и банд возможен на следующих направлениях… Епона мать, старшина, откуда так воняет, опять отходы не вывезли?

Отходы… Отходы – это семечки. А вот когда Борька валит – это аут! Фосген по сравнению с его дерьмом – просто «Шанель №5», парфюм от Диора! Ну а как иначе: козел – он и в Афгане козел!

Старшина (мертвый от смеха) сквозь зубы:

– Никак нет, товарищ подполковник, увезли вовремя, лично контролировал!

– Контролировал? Может, говновозка протекла?

– Проверю, товарищ подполковник!

Ветерок сменился, и начман продолжает:

– Отставить смех! Кому смешно – предоставлю такую возможность – умрете на говне! Слушай боевой расчет!

(Хр-хмх-хр-бе-ееее…)

И тут Борька, потеряв бдительность, перестает чувствовать дистанцию и начинает тереться об начмана.

– Это что за тварь?!! Опять?!! Старшина, я же вчера приказал – в «зиндан» гада! Какого хера он опять здесь трется?! Расстрелять! За баню и расстрелять! Немедленно!! Из пулемета!!! Нет, привязать жопой к СПГ – и бронебойным!!!!…

Боря, включив заднюю, пятится. К нему уже мчится бригада добровольцев, остальной народ лежит на плацу «мертвый». Еще минут пять продолжается коррида. Борьку ловят и прячут от начманова гнева в «зиндан». С глаз подальше. А то пальнет, правда, в запале – и прощай, реликвия…

– Приказываю выступить на охрану государственной границы Союза Советских Социалистических Республик!…

Начман отходчив. А Борька… Борька вечен, как индийская корова.

Потому что у Борьки есть священная обязанность: он всегда провожает рейды на выходе. Это – примета, добрый знак. И мы уже стали настолько суеверны, что не тронемся с места, пока он не потрясет своей бородой нам в дорогу на прощание.

А еще у Борьки есть право – право на вечернюю сигарету. После ужина Борька «курит». Бойцы раскрывают пачку «Охотничьих» («Смерть на болоте») и скармливают ее всю этому черному козлу. Борька «курит» вдумчиво, по одной, медленно пережевывая и смешно шевеля губами, а бойцы пускают ему дым в нос. Глаза его постепенно краснеют…

– Б-ее-е-шка, сука, Бе-ее-шка. Смотри-смотри, кайф ловит, бля, наркоман, гы-гы-гы! Небось, мама много конопли кушала, когда тебя сиськой кормила? Че молчишь, баран?

– Не баран, а козел…

– Монопенисуально, брат, один хрен, тварь, полорогая и парнокопытная…

– Умно. Слышь, а интересно – он ведь, наверное, еще мальчик-одуванчик, ни разу не целованный ниже пояса?

– Ясный пень, и чё?

– Чё-чё? Хрен в очё! А что, если ему невесту надыбать? Бо прикол, а?

Мысль запала в головы. Кто-то вспомнил, что в старые добрые времена казаки, воевавшие Сибирь, умыкали себе невест из местных племен.

Али мы не казаки?

И во время одного из рейдов бойцы, отжав, отрезав бортом БэТэРа от основного козьего стада красивую белую козочку, затащили ее внутрь. Трофей тут же окрестили Машкой.

– Хороша, сучка! Гля, какая жопа! А глаза? А рожки, а ножки, а? Мисс Бариабаф-88, шемаханская царица! Улетная стерва… Ну, Боря, не подведи!

На «свадьбу» собралось полмангруппы. Алик Мишин, начальник 2-й заставы был и за тамаду, и за бабку-повитуху, и за генерального продюсера. Процесс!

– Боря, давай!

Боря ошалело крутил головой и не двигался с места.

– Маша, Манюня, сделай глазки козлику!

– Алик, а может, они при свете стесняются?

– Ага, а может им еще свечку принести и подержать? Давай, Боря, давай! Маша, не строй из себя целку, смотри какой у нас парень, красавец мужчина, в самом расцвете сил! Ну?

– Алик, а может им помочь?

– Угу. Помочь, показать, поднаправить… С головой-то у тебя как, нормально? Это ж козлы… А хотя, why бы и not? Ну-ка, парни, давай, вы вот держите Маню, а вы давайте-ка тащите Бе-е-ешку поближе. Давай-давай, поднимай. Так-так, ну, Боря, Боренька, елки-метелки, мужик ты или где?

– Алик, а ты ему подрочи!

– Я щас тебе подрочу, гиббон…

Цирк этот мог бы продолжаться долго. Уж больно тема была интересная и животрепещущая.

– Мишин! Чем это вы тут занимаетесь?

Увлекшись процессом, никто не заметил, как появился начман.

– Ассимилируем местное население, товарищ подполковник! Используем, так сказать, половой процесс как мощное средство спецпропаганды. Культуру в массы, советский образ жизни! Опять же, честь мундира – никак нельзя ударить в грязь лицом! Мы – казаки…

– Что за бред? А ты, стало быть, за инструктора?…

– Так, а ну-ка, войска, жопу в горсть и скачками к старшине! Он вам нарежет фронт работ до отбоя. Марш-марш, клоуны, ебт!…

– Олег Николаевич, как не стыдно? Ну ладно, пацаны, но ты-то взрослый мужик, епрст…

– А что я, Николай Иванович?!! – Мишин завелся с пол-оборота, – Я три месяца не видел женского тела! Я из рейдов не вылезаю, я что – не человек? Я тоже имею право на отдых! Даже в Древнем Риме императоры понимали – без хлеба и зрелищ толпа звереет. Ну может боевой пехотный офицер расслабиться один раз?

– Ну ты бы, Олег, еще личным примером показал личному составу, епона мать! Ты вот что – побрейся, приведи себя в порядок. Завтра колонну отправляем в Термез за пополнением. Давай-ка дуй, там пару-тройку дней у тебя будет. Вот и отдохнешь. Смотри только – без дури, чтоб потом с опергруппой не пришлось объясняться!

– Товарищ подполковник, какой разговор, вы ж меня знаете, все будет о'кейно, тип-топ!

– Знаю, Олег, то-то, что знаю. Потому и предупреждаю – пей, но в меру, и с пьяными дураками не связывайся.

БЕ-Е-ЕЕ-Е-Е!!!

– Ты смотри, засранец, вдул таки! Ай, молодца, знай наших! Ай да Боря, силен бродяга! Ты видел? Мужчина!…

– А, Николай Иванович, задело? Я ж говорю – честь мундира…

– Так, отставить! Все. Пошел вон с глаз моих…

Утром Мишин уводил колонну в Союз.

А на бархане стояла «счастливая семейная пара», и качала бородами в такт покачиваниям тяжелых боевых машин.

Алексей Мягков

Рассказы

Мягков Алексей Николаевич. Родился в 1952 г. в Ленинграде в семье офицера флота. Детство провел в Порккалла-Удд (советская база в Финляндии). Детский сад там заменялся приглядом старшины-сверхсрочника трезвого поведения и доброго нрава. Людей делил на моряков и женщин. При возвращении в Ленинград был удивлен тем, что мужчины не носят формы.

После окончания ЛВИМУ имени адмирала С. О. Макарова попал в Гидрографическую службу ВМФ. Начались дальние походы по всем океанам и морям, продолжительностью от 3 до 9 месяцев. Их было примерно 25. Условия плаваний, в сравнении со службой моряков боевого флота, считает курортными, несмотря на все глупости и трудности.

Писать начал сравнительно поздно и первые рассказы прочитал В. В. Конецкому. Викторыч был человеком резким, но доброжелательным. Он сказал так: «Все, что я услышалполная чушь! Но писать вы можете и будете, если поймете, о чем нужно писать». Кается, что так и не понял. Много лет участвует в работе Литературного объединения при Доме ученых. Печатался в периодических изданиях, альманахах, выпустил книгу «7 футов над килем». Принят в Клуб русских писателей Нью-Йорка. Живет в С.-Петербурге.

ДЕТСКАЯ БОЛЕЗНЬ ЛЕВИЗНЫ

(из цикла «Под жестяным флагом»)

Флаги кораблей и судов изготавливаются из шерстяной ткани, которая называется флагдук. Ткань легкая, свободно реет, вздымается и полощется на морском ветру. Через пару недель полоскания появляется бахрома. Флаг подшивают, но ветер продолжает его трепать, выдергивая по нитке. Опять подшивают. И так, покуда на мачте не оказывается короткий обрубок.

Флаг гидрографических судов ВМФ представляет собой синее прямоугольное полотнище, в левом верхнем углу помещено изображение военно-морского флага, а справа – маяк в белом круге. В процессе истрепывания и подшивания символика постепенно исчезает. Иностранные корабли и самолеты начинают иронично интересоваться национальной принадлежностью судна. Боцману приказывают изобразить родной флаг на листе жести. Изделие выходит долговечным, одна беда – дребезжит на ветру, раздражает.

– Расскажи свежий анекдот про Чапаева! – улыбнулся парень.

Вас бы такая просьба удивила? Ну а я слегка обалдел. Потому как дело происходило на одном из Островов, и передо мной стоял темнокожий боец в камуфляжной униформе без внятных знаков различия.

– Мулат, – подумал я. – Или креол? Забыл, чем они отличаются. Уже не черный, но еще не белый. Переходное звено.

План похода не предусматривал посещения этих Островов. Однако, поступил приказ уйти с основного планшета и тщательно перепахать новый квадрат. Эхолоты барахлили, сигналы радионавигационной системы принимались на пределе дальности, а плотная облачность не позволяла определяться по светилам. Об этих заморочках было честно доложено береговому руководству. Ответ был изумителен по лаконизму – «Продолжать невзирая». И мы продолжили хождение паралельными галсами, смирившись с тем, что весь материал пойдет в корзину.

Опершись локтями на планшир, я рассказал первый пришедший на ум анекдот.

Парень долго, заливисто хохотал, притопывая высоким шнурованным ботинком по бетону причала.

– Промером занимаетесь? – спросил он, отсмеявшись. – Погода, наверное, не баловала?

– Хорошо по-русски говоришь, – похвалил я.

– Так в Ленинграде учился, – объяснил он, – в рыбной мореходке. На Каменном острове. Зовут меня Серран, можно Серега.

– Ну-у! – обрадовался я. – Слушай, а ты Генку Астапова не знаешь?

– Корешами были! – удивился Серран.

– Мой одноклассник по школе, – я почувствовал невольную симпатию к веселому креолу. – А Скелета помнишь?

– Еще бы! – Серега показал белоснежные зубы. – Сколько мы с ним… Жив он?

– Жив, – успокоил я. – В милиции служит. А Генка уже старпомом плавает. Слушай, а что у вас тут делается?

– Месяц как освободились от колониальной зависимости, – кисло сообщил Серран. – Сбросили, так сказать, иго.

Об этом мы узнали еще в море. Однажды утром радист принес на мостик извещение о том, что Острова получили волю и тут же объявили о введении двухсотмильных территориальных вод.

– Может, ошибка? – предположил старпом, – Наверное, имеется в виду экономическая зона.

– Тут ясно сказано – терводы, – штурман ткнул пальцем в бланк. – И мы как раз находимся в этих самых терводах, – он вопросительно посмотрел на командира.

Но старший лейтенант Бодунов никак не отреагировал. Продолжал глядеть вперед, покачиваясь на длинных ногах.

– Это же надо! – злился старпом. – У США двенадцать миль и ничего, хватает, не жалуются! А эти…

– Есть несколько государств, объявивших двухсотмильные терводы, – напомнил штурман, – Бразилия, Уругвай, Перу…

– И кто-нибудь признал это? – Бодунов полуобернулся.

– Никто не признал, – хихикнул штурман.

– И правильно, – одобрил командир.

– Посягательство на принцип свободы открытого моря, – продолжал горячиться умный старпом. – Такие авторитеты международного морского права, как Гроций и Коломбос…

– Они Гроция не читали, – успокоил его командир. – Я, кстати, тоже. А ты бы, старпом, не Гроция штудировал, а… – но так и не сказал, что же именно следует штудировать.

– Территориальные воды, – не выдержал молчавший до того замполит Сурепко, – это водное пространство, на которое распространяется суверенитет государства и которое государство способно эффективно контролировать!

– Господи! – застонал Бодунов. – Чтобы на одном пароходе собралось столько эрудитов? Ну, кто еще чего скажет?

– В терводах запрещен не только морской промысел, но и гидрографические работы, – осторожно напомнил я. – Может, вырубить к черту эхолоты, один черт они ничего не пишут, и сослаться на суверенитет?

– А по земле погулять хочешь? – строго спросил начальник промерной партии. – Нам же заход обещали. Соображать надо, а не только кроссворды разгадывать!

– Так! – заключил Бодунов. – Живем, как жили. И прошу прекратить дискуссию, вы на ГКП, а не в Гайд-Парке.

– И как происходило освобождение, – спросил я креола, – воевали, партизанили?

– Какая тут может быть партизанщина, – удивился он, показав на совершенно лысые красные холмы, – это же не Брянские леса. Просто приехали мы сюда и объявили местным, что они теперь свободны. Они не возражали.

– И все? – удивился я.

– Ну, еще памятники старого режима с постаментов сбросили.

– Мешали?

– Детская болезнь левизны, – объяснил освободитель, – вот и болеем.

– Слушай, – спросил я, – а чего это у вас в городе все магазины закрыты, водопровод не работает, света нет?

– Говорю же, погорячились маленько, – крякнул Серега. – Когда памятники скинули, стали думать, что бы еще такое революционное произвести? Ну и выгнали всех белых, как прямых потомков завоевателей.

– Понятно, – кивнул я, – а это – врачи, инженеры, учителя…

– Ну, да! – поморщился креол. – Я же говорю, погорячились. Сейчас мы их назад зовем, а они не хотят.

– Может, вам опять попроситься под колониальное иго? – пошутил я.

– Не возьмут, – креол шутки не понял, – раньше надо было думать.

– А ты сам чем теперь занимаешься? – я решил переменить тему.

– Служу в военно-морском флоте, – Серега ткнул пальцем в какой-то значок на лацкане рубашки.

– И кто ты по должности?

– Да понимаешь, – креол явно смутился, – я, как бы это сказать, главнокомандующий военно-морскими силами Островов. Только, если знакомых встретишь, ты про это не рассказывай, скажи, плавает Серега, и все.

«Вот ведь, какой скромный главком, – подумал я. – Однако, похоже, и он к этим двухсотмильным терводам ручку приложил».

– Служба спокойная, – продолжал Серран, – не то, что на рыболовецких судах.

– Черт! – опомнился я. – Ты извини, нужно же о твоем визите командиру доложить!

– Не надо, не надо! – замахал руками Серега. – Я просто так заглянул, неофициально.

– А можно поглядеть на твой флот? – попросил я.

– Так вот же он! – Креол кивнул в сторону соседнего пирса, где приткнулись четыре деревянных катерка с пулеметами на турелях. – Весь, как есть!

«Верно сказал Бодунов, – подумал я, – не читали они Коломбоса с Гроцием».

– Ну, я пойду! – заторопился Серега. – Бывай! Ребят моих встретишь, передавай привет! – и ушел к своему флоту.

– С кем это ты болтал? – осведомился Бодунов из открытого иллюминатора командирской каюты.

– Главнокомандующий военно-морскими силами Островов, – доложил я, задрав голову. – У нас в Питере учился, в рыбной мореходке.

– Теперь понятно, почему у них двухсотмильные терводы объявились, – спокойно отреагировал Бодунов и, обратившись к вахтенному у трапа, распорядился: «Вы все же докладывайте о посетителях. А то заявится президент из Тамбовского кулинарного училища, конфуз может выйти».

ДОРОГИ, КОТОРЫЕ НАС ВЫБИРАЮТ

Преподаватель рукопашного боя Влас Корнейчук только на втором году знакомства проговорился, что закончил военно-морское заведение по специальности «баллистика». Пять лет его учили делать мудрые расчеты, с помощью которых можно было доказать, что ракета попала именно туда, куда следовало, хоть и не туда, куда ожидалось.

Учился Влас прилежно, хотя ощущение предназначения чаще выводило его на борцовский ковер или на боксерский ринг, нежели на курсантские научные конференции.

Также имел он несомненный талант в постижении иноземных языков. Получив лейтенантский чин, Влас совсем недолго щеголял в морской форме, поскольку был направлен служить на космодром. Это его не слишком огорчило, ибо на твердой земле куда сподручнее совершенствоваться в боевых искусствах, а к этому роду занятий Влас испытывал род искренней любви.

Космодромное командование здраво рассудило, что баллистиков и так пруд пруди, а толкового фикзультурника заполучить не просто. Так что Влас пришелся ко двору, и вскоре даже генералы с академическими званиями научились на радость подвыпившим гостям лихо колоть ребром ладони печные кирпичи. При этом Корнейчук продолжал самостоятельно изучать языки, порою удивляясь своим лингвистическим способностям.

Ясное дело, долго так продолжаться не могло, и в конце концов, он попал в поле зрения людей, зрение которых устроено чрезвычайно рационально. Власу предложили поступить в Академию, объяснив, что эта такая замечательная Академия, где всякий способный офицер найдет себе дело по душе. Моряк-баллистик-физкультурник не долго колебался. И началась для него жизнь, в которую всякий вступает вполне добровольно, однако мало кто умудряется добровольно из нее выйти. И кончается эта жизнь холостыми залпами похоронного расчета, а для кого и просто молчаливым поминальным поднятием стаканов.

Неизвестно, куда бы попадали ракеты, если бы Власу доверили их запускать, но вот пули из всех известных систем ложились куда им положено – в «яблочко». Языкам, естественно, тоже уделялось пристальное внимание. И тем «языкам», которых захватывают и тем, что изучают. Перед выпуском из Академии командование объявило, что ему очень повезло, поскольку дальнейшая работа позволит ему повидать мир. Отчасти так и получилось. Только мир, он ведь многообразен. Возвращаясь из командировок, Влас усаживался перед телевизором и узнавал, что в странах, где он побывал, кроме ядовитых болот, непроходимых джунглей, безводных пустынь, диких гор и ледяных полей также есть красивые, веселые города, приморские курорты, театры, музеи. И люди, оказывается, в этих странах жили добрые и приветливые. Они не расставляли мины-ловушки, не стреляли из засады, не подвешивали таких, как Влас за сокровенное место, чтобы оживить беседу. О своих путешествиях Влас рассказывать не любил, лишь изредка изумляя приятелей знанием обычаев какого-нибудь реликтового племени, а иногда портил аппетит, объясняя, как можно есть все, что растет или шевелится. Я не приставал к нему с расспросами, но однажды он сам признался, что самым сильным впечатлением в его жизни была одна неожиданная встреча.

Группа Власа уходила от погони, и путь им преградила полноводная, коварная африканская река. Раздумывая, строить ли плот или подорвать себя последней гранатой, Влас услышал из-за кустов раздраженные матюги. Он, крадучись, подобрался к источнику родной речи и увидел крепкого белокурого парня, уткнувшегося глазом в окуляр теодолита. Поперек русла елозил небольшой катер, пытавшийся удержаться на быстром течении.

– Промер делаете? – вежливо спросил Влас, вспомнив свою далекую морскую юность.

– Какого хрена? – ответил парень, даже не пошевелив задницей в ответ на русское звучание.

– Ты, друг, наверное, в «Макаровке» учился? – догадался Влас.

– Ну? – тот наконец отлип от прибора. – А ты сам-то с какого факультета?

– Я из другой «системы», – признался Влас.

– Вижу, – парень окинул взглядом его экипировку. – Свободу Африке?

– Нам на тот берег нужно, – объяснил Влас.

– Болтаются тут всякие! – раздраженно сплюнул парень. – То белые, то черные. На прошлой неделе отряд китайцев прополз, а за ними – арабы. Еще тут кубинцы водятся, целое стадо. Вам что, целого континента мало?… Чего вы все в одно место претесь, а?

– На тот берег, – устало попросил Влас и стволом показал, куда именно.

– Я что, паромщиком здесь работаю? – продолжай петушиться промерщик. – У меня план горит, а вам не хрен делать, кроме как людей от дела отрывать. Сидели бы лучше дома.

– На тот берег, – повторил Влас и, услышав невдалеке взрыв своей мины-растяжки, добавил: – Поехали, а?

Тут дикий африканский гидрограф понял, что спорить далее не следует, подозвал катер, и вскоре воины уже высаживались в маленькой бухточке, заросшей противной тропической зеленью. С противоположного берега протянулась трассирующая очередь, теодолит, стоявший на кормовой банке, подскочил и плюхнулся в мутную воду.

– Сволочи! – заорал гидрограф. – Его же из моей зарплаты вычтут!

Он выхватил у оторопевшего солдатика гранатомет, мигом привел в боевое положение и шарахнул через речку. На другом берегу вспыхнуло, грохнуло, и в воздух полетели красно-зеленые ошметки.

– Это уже третий прибор! – всхлипнул белокурый, возвращая оружие. – Ну, как так можно работать?

– Хорошо стреляешь, – похвалил Влас, – тебя бы к нам!

– Да пошли вы все в задницу со своей войной! – ответил сердитый гидрограф. – Лучше бы делом занимались! Отваливаем! – велел он своим – Полный ход! Держаться у самого берега! Пока!

Бойцы Власа вопросительно уставились на командира – по всем правилам следовало мягко ликвидировать этих недобровольных помощников. Но Корнейчук не решился.

Перестрелять этих ребят было бы хоть и правильно, но все же как-то нехорошо. И он сделал жест – «уходим»

Еще несколько лет Влас путешествовал по странам и континентам, и в конце концов эти забавы ему изрядно надоели. Он понял, что сколько ни геройствуй на чужой земле, а жизнь все едино пойдет своим порядком. В том смысле, что клюква в Африке не приживется. А раз так, чего ради кормить злых москитов и получать все новые дырки в дубленой своей шкуре? Начальство вовремя уловило эти изменения в настроении Корнейчука и отправило его преподавать в Рязанское училище ВДВ. Новая работа Власу понравилась, он почувствовал себя мудрым наставником и даже защитил диссертацию «Некоторые аспекты снятия часового в ночное время». С учетом боевого прошлого и знания языков его назначили куратором интернациональной группы, в которой можно было встретить представителей всех стран, которым Советский Союз помогал обрести нестерпимое счастье. Жизнь и учеба с чужой среде заставила питомцев Власа сбиться в некую корпорацию, где не обращали внимания на чины, цвет кожи и социальное происхождение.

Любимцем группы был африканец Жакоб. Черный до фиолетовости, двухметровый, добродушный парень излучал такую приветливость, что невольно вызывал улыбку у всякого, кто встречался ему на пути. Жакоб был сыном премьер-министра, и отец, у которого было три сына, распорядился их образованием весьма разумно: Жакоба послал в Кембридж, второго в Сорбонну, а третьего в Московский Университет. Когда сыновья получили дипломы, папаша, принимая во внимание особенности своей страны и понимая, что университетского диплома для выживания будет маловато, решил образовывать сынков и дальше. Так Жакоб отправился доучиваться в Рязань, средний – в Бельгию, а младшенький угодил в Форт-Брагг (Северная Каролина).

Жакоб сызмальства был готов ко всяким затейливым поворотам судьбы, однако жизнь студента все же отличается от казарменной. Особенно Жакобу не хватало женской ласки, о чем он, не таясь, жаловался. А по причине секретности иностранцев на волю отпускали редко, неохотно и под приглядом.

Тут случилась зачетная выброска, Задание было простым – приземлиться, собраться, совершить короткий маршбросок, условно взорвать объект, прибыть к месту, где будут ожидать машины, и к ужину вернуться в расположение части. Поначалу все шло отлично- вьетнамец, кореец и кубинец один за другим вывалились из люка в плотный, свистящий воздух. А вот шедший за ними египетский подполковник застрял. У него на счету было больше сотни прыжков, но тут одолел его столбнячный страх. Такое время от времени случается с каждым парашютистом.

– Прыгай! – заорал Влас. – Время идет!

Но подполковник не прыгал, мало того, он расклинился в проеме люка. За его спиной топтался готовый к десантированию Жакоб. И тут Влас поступил единственно возможным образом – дал старшему по званию такого пинка, что тот еще долго летел горизонтально, прежде чем начать снижение. Следом, помянув египетскую матушку, вывалился Жакоб. Задержка привела к разбросу – основная группа благополучно приземлилась на ржаном поле, египтянин повис на дереве в небольшой роще, а Жакоба и вовсе унесло далеко в сторону. Его какое-то время искали, а потом принялись выполнять задание, пошутив, что озабоченный африканец пустился по бабам. Однако, к вечеру, когда работа была выполнена, начали волноваться, доложили в училище и стали прочесывать окрестности. Вскоре к ним присоединилась срочно доставленная рота курсантов. Нашли парашют, но Жакоб так и не объявился. Стемнело и пришлось возвращаться в училище, чтобы с утра продолжить поиски.

Этой ночью Влас не ложился.

– Из комендатуры звонят! – крикнул вбежавший дежурный. – Говорят, милиция им какого-то негра доставила!

– В машину! – скомандовал Корнейчук.

Увидев своего ученика, Влас обомлел – лицо десантника, способного одолеть как минимум трех человек, было покрыто ссадинами и синяками. Можете себе представить синяки на абсолютно черной поверхности? Никто не может, но Влас клялся, что это были именно синяки, правда какого-то особенного, не русского цвета Милиционеры, сидевшие тут же, клялись, что к ним он попал уже разукрашенный. Влас вопросительно поглядел на Жакоба, и тот, смущенно пожимая могучими плечами, поведал невероятную историю.

Приземляясь, он угодил в сильный воздушный поток, и парашют стало сносить к проселочной дороге, живописно извивавшейся среди золотящихся нив. А по дороге, подпрыгивая на ухабах, тащился крытый грузовичок, и купол тянуло прямо под его колеса. Десантник попытался работать стропами, но судьба, видно решила погубить его именно здесь, на Рязанской грунтовке. Не желая стать посмешищем, Жакоб за несколько секунд до падения сумел освободиться от парашютной упряжи.

Внутри грузовичка сидело десятка полтора местных колхозниц, они везли на базар яйца, молоко, куриц, уток и прочий крестьянский товар. Внезапно раздался треск и, проломив тонкую фанерную крышу, на них свалился здоровенный, пятнисто наряженный негр с полной боевой выкладкой. Неизвестно, как бы повели себя в такой ситуации женщины других стран, не прошедшие суровой школы жизни. Наши же селянки растерялись всего на мгновенье, а затем с криком «Вяжи его, бабы! Это мериканский шпиен!» накинулись на бедного Жакоба, разоружили, скрутили, да еще надавали тумаков за подавленных уток.

– Сопротивляться не пробовал? – полюбопытствовал Влас.

– Это было бесполезно, – Жакоб потрогал ссадины и добавил с некоторой укоризной:

– Должен заметить, господин майор, что ваши дамы применяли приемы, о которых вы нам ничего не рассказывали.

После этого происшествия Жакоб стал тренироваться еще прилежнее и попросил у отца разрешения жениться на русской девушке. Отец разрешил. Закончив училище, Жакоб убыл на африканскую родину уже человеком семейным.

Тут след его на какое-то время потерялся. Влас уже служил в Ленинграде, и вот к нему в гости заехал старый товарищ, с которым он в молодости прорубал тропинки в сельве. Товарищ теперь подвизался на дипломатической работе и как раз вернулся из той страны, откуда родом был Жакоб. Он-то и рассказал, что произошло с учеником Власа.

Поначалу у Жакоба все шло как нельзя лучше. Помня заслуги отца, президент распределил братьев на важные посты, а рязанца даже назначил охранять свою персону. Учеба в России не прошла даром, и вскоре батальон Жакоба стал самой боеспособной частью вооруженных сил страны.

Семейная жизнь также складывалась вполне благополучно. Отец не мог нарадоваться на сыновей, но вскоре помер и, как ни странно, своей смертью. Тотчас же, как и положено, разразилась борьба за влияние. Нехорошие люди стали подбрасывать главе государства информацию о том, что братья затевают переворот. Президент долгое время не верил этим наветам, но в конце концов решил, что будет спокойнее братьев арестовать. С младшими проблем не возникло, их взяли спящими. Одновременно ко дворцу, который президент тайно покинул, стали стягиваться войска. Узнав о неблагородном поведении своего начальника, Жакоб обозлился, посадил батальон на бронетранспортеры и, прорвав три кольца окружения, без потерь ушел из столицы. По дороге он навестил склад вооружений и запасся всем, что необходимо для серьезного разговора с властью. Недалеко от города был форт, где Жакоб и укрепился, да так, что ни с суши, ни с воздуха взять его было невозможно. Потеряв десяток танков и несколько самолетов, командующий вооруженными силами доложил президенту, что разгромить Жакоба можно, лишь подтянув тяжелую артиллерию. К этому командующий добавил, что абсолютно уверен в преданности Жакоба, и посоветовал казнить клеветников. Что и было произведено быстро и четко. Головы негодяев были доставлены к воротам форта. Жакоб смягчился и вернулся в столицу.

Естественно, со временем рязанский курсант сам стал президентом. И теперь каждый год в День ВДВ присылает Власу поздравительные открытки.

Елена Панова

Рассказы

Панова Елена.

Родилась в Москве в 1967 г., там же и прожила всю жизнь с небольшим перерывом. В 1991 г. окончила Институт международных отношений. После института связала свою судьбу с армиейвышла замуж за военного и уехала в Забайкальские степи. О чем, кстати, не жалеет. После Забайкалья – Приднестровье, в тот самый 1992-й год. Потом Москва, академия, Хабаровск, МЧС, опять Москва. В общем, так и служит до сих пор. Обиженная хамским отношением к армии со стороны всех кому не лень, начала писать рассказы, где (из принципа!) о военныхни слова плохого. Ну любит она их!

ПОГОНЯ ЗА ПРОКУРОРОМ

Погожим октябрьским днем Юрка Хорошевский вдруг ни с того ни с сего был облечен доверием. Конечно, Файзуллаев с радостью облек бы доверием кого-нибудь другого, но в штабе больше никого из офицеров не оказалось, а разыскивать кого-то из них по всему военному городку времени не оставалось – дело было довольно срочным.

Юрке предстояло взять под свою команду сержанта Диму и автомобиль, подъехать к конторе военторга, принять там на борт проверяющего из окружной прокураторы и доставить указанного проверяющего в Читу. Юрке в этом мероприятии отводилась роль «старшего машины» – почему-то считалось, что боец, отправленный на задание в одиночку, обязательно заблудится, или загуляет, или потеряет машину, или сотворит еще что-нибудь.

– Задача ясна? Повторите, – глядя в преданные глаза старлея, приказал Файзуллаев после того, как трижды изложил Хорошевскому эту самую задачу.

Юрка поднял глаза в потолок и уверенно отчеканил:

– Первое. Найти в парке машину и сержанта Колмогорова. Второе. На этой машине под управлением сержанта Колмогорова в 10.00 явиться к конторе военторга по адресу… – тут Юрка замялся, поскольку адреса конторы он не знал, да у конторы, впрочем, никакого адреса и не было. – Явиться, в общем… Третье. Забрать в конторе проверяющего из Читы и доставить его к месту службы!

Юрка покосился на комбата, проверяя произведенное впечатление. Комбат был доволен, хотя какое-то нехорошее предчувствие его все-таки грызло.

– И запомните, товарищ старший лейтенант, – Файзуллаев подошел к Юрке вплотную, и тому пришлось задрать голову, чтобы своими честными глазами заглянуть ему в лицо, – это – ПРИКАЗ! Мой и командира дивизии. Думаю, вам не надо напоминать, что любое отступление от него…

– Никак нет! – отрапортовал Юрка.

– Вы в дивизии и так не на самом лучшем счету, так что я бы попросил вас действовать без собственной инициативы. И если хоть малейшее самоуправство… – за спиной рука Файзуллаева непроизвольно сжалась в кулак.

– Так точно! – выкрикнул Юрка. – Приказ – доставить проверяющего в Читу. Никакого самоуправства!

– Идите и выполняйте.

Хорошевский лихо развернулся на каблуках и вышел, чеканя шаг. Комбат еще несколько минут смотрел на дверь, за которой скрылся старлей, после чего позвонил Ванюшину и отчитался, что указание комдива – увезти к едрене-фене прокурорского проверяющего обратно в Читу, – выполнено.

Ровно в 10.00 пропыленный батальонный КамАЗ стоял у дверей конторы в компании еще четырех или пяти разнокалиберных грузовиков и мотоцикла начальника военторга майора Черняева. Через минуту появился и окружной проверяющий. Точнее, появилась. Это была молодая женщина в штатском, с короткой стрижкой и с потрепанным «дипломатом» в руке. Юрка удивился, но помня о наказуемости любой инициативы, вслух свое удивление выражать не стал. Женщина открыла дверь, застенчиво улыбнулась старлею и несколько расплывчато спросила: – Я к вам?

– К нам, к нам, – радушно ответил Хорошевский, и женщина, закинув на сиденье свой «дипломат», принялась неуклюже карабкаться в кабину. На ней были туфли на высоком каблуке, поэтому задача оказалась не из легких. Юрка подумал, будет ли считаться самоуправством попытка вылезти из машины и подсадить проверяющую («прокуроршу», как он ее мысленно окрестил), и решил, что будет.

В конце концов Прокурорша кое-как забралась на сиденье, повертелась немного, устраиваясь поудобнее, и обратилась почему-то прямо к сержанту:

– Ну что, поехали?

Сержант медленно обратил свой взор на Хорошевского, получил утвердительный кивок и тронулся с ошеломленным выражением на лице.

Некоторое время ехали молча. Форсировали бурлящую Тургу, затем миновали синий указатель с перечеркнутым названием станции. На железнодорожном переезде Юрка не выдержал и завел разговор о погоде. Мало-помалу разговорились. Как обычно это бывает в незнакомой компании, разговор шел ни о чем – о погоде, о природе, о ценах на продукты. Спросить у своей спутницы ее имя старлей постеснялся, назвать свое – не догадался. Когда закончилась погода и продукты, Хорошевский перешел к анекдотам. Прокурорша с удовольствием смеялась, и постепенно лед между ними начал таять. У Юрки нашлась при себе пара бутербродов, у нее – яблоко – короче говоря, четырехчасовое путешествие в Читу обещало быть приятным. Водитель в беседе не участвовал, лишь изредка бросал на прокуроршу недоверчивые взгляды, хотя от старлейского бутерброда не отказался…

А потом в разных точках мирненского гарнизона одновременно произошли следующие события.

В 10.35 в штабе саперного батальона заверещал телефон. Звонил Ванюшин. Почти дружелюбным тоном он поинтересовался у Файзуллаева, не замерз ли где по дороге откомандированный им водитель, добавив, что чин из окружной прокуратуры уже полчаса болтается на пороге конторы и пугает своими погонами военторговских шоферов.

– Я так и знал! – комбат грохнул кулаком по столу.

С потерей Хорошевского комбат мог бы еще кое-как примириться. Но вместе с ним пропала почти новая машина и лучший водитель батальона. Поэтому через пять минут весь батальон был брошен на поиски пропавшего КамАЗа и негодяя-ротного. Выяснилось, что последний раз Юрку видела продавщица киоска, где он около десяти часов покупал сигареты. Куда он направился потом, продавщица не видела, но помнила точно, что в тот момент КамАЗ был при нем. Поскольку киоск находился прямо напротив конторы военторга, разъяренный Файзуллаев, сопровождаемый замполитом, отправился снимать показания с местных водителей, которым случилось в тот момент оказаться поблизости. Там же он обнаружил и окружного проверяющего – толстого усатого полковника, который с философским спокойствием курил, сидя на разбитом крыльце. Военторговские водители поискам ничем помочь не смогли – возле конторы постоянно ошивалось несколько машин, одни приезжали, другие уезжали, и запомнить какую-то из них было практически невозможно.

Приблизительно в это же время в кабинет начальника военторга майора Черняева с грохотом ворвалась главный бухгалтер Екатерина Матвеевна, таща за собой растерянного Витю Рогулькина.

– Владимир Михалыч! У нас ЧП! Пропал кассир!

– Что значит – «пропал»? Что это вам, иголка, что ли? Сидит, наверное, где-нибудь, чаи гоняет, – озадачился Черняев.

– Да нету, нету ее нигде! – закричала Екатерина Матвеевна и дернула Рогулькина за рукав. – Ну, расскажи сам!

Витя пожал плечами, потер запястье, освобожденное из железной руки бухгалтерши и, перемежая свою речь многочисленными междометиями, пояснил:

– Ну, заехал я за ней, как положено. «Собирайся, – говорю, – поехали». И пошел заводиться. Ждал-ждал – нету!

– И пошел искать, – вмешалась взволнованная Екатерина Матвеевна. – Касса закрыта, ее нигде нет. Господи, говорила же я – человек второй день работает, нельзя ее сразу одну в банк посылать! У нее же денег в кассе было…!!!

Главный бухгалтер запустила руки в прическу и принялась качать головой, словно страдая от зубной боли. Начиная волноваться, Черняев вслух предположил:

– А может, она пешком в банк пошла? Вы ей вчера хорошо объяснили, что у нее машина будет?

– Пешком?! Это за десять-то километров!!! С такими деньжищами?!

– Я все-таки проедусь, посмотрю, – вскинулся майор и, на ходу цепляя фуражку, кинулся прочь из конторы.

На крыльце он с разбегу вонзился в группу оживленно жестикулирующих людей, среди которых узнал полковника из прокуратуры, которого уже полчаса считал уехавшим, шапочно знакомого замполита из саперного батальона, еще какого-то военного и троих своих водителей… Оказалось, в саперном батальоне тоже кто-то (или что-то) пропал.

Тем временем Юркина спутница-прокурорша начала проявлять признаки беспокойства. Она все с меньшим вниманием слушала анекдоты, реже смеялась и все время крутила головой, озирая окрестности. Когда оставалось всего ничего до станции Оловянная, она не выдержала:

– Послушайте, а куда мы едем?

– То есть как – куда? – удивился Юрка. – Здесь дорога одна.

– Я вижу, что одна, – занервничала спутница, – куда она ведет?

– В Читу, конечно. – Юрка удивился еще больше.

– В Читу?! – пискнула прокурорша. – Зачем в Читу? Мне надо в Бырку, в магазин, а потом в Безречную!

– Ну откуда же я знаю, зачем? – Хорошевский пожал плечами. – Мне приказано – доставить вас в прокуратуру. А уж зачем – это ваше дело.

– Приказано?! Кем?!!! Я не поеду ни в какую прокуратуру!

– Слушайте, я-то тут при чем? Командир дивизии отдал распоряжение, я выполняю.

– Остановите машину! – в голосе прокурорши послышались плаксивые ноты. – Остановите немедленно, или… или… или я за себя не отвечаю!

Она прижала к себе свой «дипломат», забилась в дальний угол кабины и оттуда дикими глазами смотрела на Хорошевского. Юрка начал проявлять характер. Не вступая в дальнейшие пререкания со своей пассажиркой, он решительно скрестил руки на груди и уставился в другую сторону. Перехватив удивленно-испуганный взгляд сержанта, Юрка глазами сделал ему знак не обращать внимания на выходки вздорной бабы и ехать, куда ехал.

Прокурорша возилась в своем углу, шуршала какими-то бумажками и клацала замками «дипомата». Хорошевский твердо решил ее игнорировать и выполнить приказ во что бы то ни стало, поэтому подпрыгнул от неожиданности, когда она вдруг истерически крикнула ему в ухо:

– Руки вверх!

Старлей обернулся и обомлел.

Со смешанным выражением смертельного испуга и решительности в широко распахнутых глазах женщина смотрела ему в лицо. В правой руке она держала самый настоящий пистолет, в левой – ярко раскрашенный баллончик. Обе руки отчаянно тряслись.

Первым на новый поворот событий отреагировал сержант Дима. Выписав несколько зигзагов на узкой дороге, он съехал передним правым колесом в кювет, распахнул дверь и вывалился из кабины, оставив Хорошевского один на один с ненормальной прокуроршей.

Юрка слегка замешкался. Над ним неотвратимо, словно проклятие, висело напутствие Файзуллаева. Но с другой стороны, слово прокурора, к тому же вооруженного, тоже кое-что да значит.

– Послушайте, – начал Юрка, стараясь унять дрожь в голосе, – давайте попробуем договориться. Денег у меня нет. Машина эта вам тоже вряд ли пригодится. Может, разойдемся по-хорошему?

Прокурорша смотрела на него окоченевшим взглядом, молчала и казалась почти парализованной. Сочтя, что переговоры движутся к успеху, Хорошевский с максимальной деликатностью потянулся к пистолету, чтобы изъять его у своей неуравновешенной спутницы. Это было его ошибкой.

– Не трожь, гад! – пионерским голосом воскликнула прокурорша и нажала головку распылителя.

Кавалькада из УАЗика и майора Черняева верхом на мотоцикле подоспела как раз в тот момент, когда Юрка в полуобморочном состоянии вывалился из кабины на дорогу. Он жмурился, тер кулаками глаза и ругался невероятными словами. Еще через несколько минут подъехал хромоногий ГАЗ Вити Рогулькина. Выпрыгнувшие из УАЗа Ванюшин и Файзуллаев кинулись к Юрке, неторопливо выбравшийся вслед за ними полковник прокуратуры предпочел наблюдать за происходящим на расстоянии.

Майор Черняев, спешившись с мотоцикла, бросился к пассажирской двери кабины и успел как раз вовремя, чтобы подхватить обезумевшую Юркину попутчицу. Следом за ней на ноги майору упал пистолет и тяжелый «дипломат». Ярко раскрашенный баллончик она продолжала сжимать побелевшими пальцами. Баллончик все еще шипел и выплевывал остатки сильно пахнущего вещества.

Когда после некоторой суматохи стало ясно, что ни ее, ни Юркиной жизни ничто не угрожает, генерал и подполковник начали говорить разом, на повышенных тонах и обращаясь одновременно друг к другу, к Юрке, к Юркиной пассажирке и начальнику военторга. Понять, кому именно адресуется та или иная фраза, вскоре стало невозможно, но никто и не пытался. Даже комдив, поймав от Файзуллаева семиэтажный комментарий, предназначавшийся Хорошевскому, пропустил его мимо ушей.

– А какого хрена! – кипятился Юрка. – Она бы хоть сказала, кто такая! Села и едет… У нее на лбу не написано!

– А я откуда знала! – с рыданиями вторила «прокурорша». – Я села, он поехал! У них тут у всех… Машины одинаковые! Все в камуфляже! И рожи у всех… – Хорошевский с Рогулькиным насторожились, выпятили челюсти и втянули животы.

Начальник военторга, не пришедший еще в себя после шока, вызванного исчезновением инкассатора, не слушал их перепалку, только изумленно мотал головой и приговаривал:

– Барда-а-а-ак… Ну, барда-а-а-ак…

Рогулькин, давно так не развлекавшийся, восхищенно сиял глазами и старался не пропустить ни одной мелочи.

И тут вдруг молчавший до сих пор полковник из окружной прокураторы громко хмыкнул. Ванюшин и Файзуллаев, как по команде, повернулись к нему, ожидая приговора. На лице полковника отражалась тяжелая внутренняя борьба – губы кривились, щеки раздувались, усы ерзали из стороны в сторону, как большая энергичная гусеница. В конце концов полковник не выдержал и громко расхохотался.

– Прокурор! – гремел он, тыча пальцем в зареванную Юркину спутницу. – Ой, держите меня!!! Ой, караул! А ты-то, ты-то, – обратился он к Юрке, – тоже хорош! Приказ у него…

– Нет, ребята, ей-богу, – добавил он, утирая слезы, – брошу все и переведусь к вам служить. У вас тут весело.

Следом за полковником вымученно заулыбался Ванюшин, потом и Файзуллаев развез лицо в какое-то подобие улыбки. Юрка тоже начал было хихикать, но, поймав взгляд своего начальника, осекся. Оскалившись капотом, заулыбался даже военторговский грузовик.

Недоразумение было кое-как улажено. Полковник из прокуратуры, все еще хохоча, влез в кабину Юркиного грузовика, в кустах отыскали и водворили за руль сержанта-водителя, и военная машина, жалуясь на свою тяжелую жизнь, отчалила в сторону Читы.

Ванюшин смерил начальника военторга взглядом, напоминающим тяжелую кувалду на боевом взводе, сел в свой УАЗик и уехал вместе с Файзуллаевым в другую сторону.

– Знаешь что, – обратился вдруг Черняев к женщине, – ты пистолет-то мне, пожалуй, отдай. Он хоть и не заряжен, но мало ли что… Деньги тут на фиг никому не нужны, а на пистолет могут позариться.

Он двумя пальцами принял оружие из рук еще всхлипывающей кассирши, и, оседлав свой мотоцикл, пустился вдогонку за комдивом.

Рогулькин проводил его взглядом и презрительно сплюнул:

– Перестраховщик… Ну ты чё там, успокоилась? Поехали, что ль… В банк все равно уже поздно, не хватало еще на обед опоздать.

Кассирша в последний раз хлюпнула носом, кивнула и послушно полезла в кабину.

P.S. Я до сих пор безмерно благодарна этому толстому смешливому прокурору. Если бы не он, неизвестно, как сложилась бы дальнейшая судьба моих героев и моя собственная. Ведь как-никак это был всего второй день моей работы в должности инкассатора военторга и моя первая встреча с Юркой Хорошевским. Правда, знакомством ее назвать нельзя – нас тогда никто не удосужился представить друг другу, и я в тот день так и не узнала имени человека, в лицо которому выплеснула почти целый баллон отравы для тараканов.

А познакомились мы гораздо позже.

НОВЫЕ ПОГОНЫ СТАРЛЕЯ ХОРОШЕВСКОГО

По случаю присвоения очередных воинских званий старшим лейтенантам Горобцу и Хорошевскому было устроено грандиозное празднество. Молодежь смело ломала традиции, поэтому вместо рутинного стакана водки в дежурке батальона весь офицерский состав вместе с женами был приглашен на настоящий банкет в солдатской чайной. В истории чайной это был первый случай, когда ее полностью арендовали и закрывали на «спецобслуживание», а в истории батальона – первая пьянка, на которую были официально приглашены жены офицеров.

Сердце Файзуллаева тихо млело от простого военного счастья, когда он встречал в чайной своих подопечных. У них были трезвые, добрые, хорошие лица. Сияли ботинки, пуговицы и звезды на погонах раскидывали солнечных зайчиков. Боевые подруги, оживленные и взбудораженные предстоящим развлечением, озирали первый в своей жизни стол, в приготовлении которого им не пришлось принимать участия. Комбат разглядывал боевых подруг с не меньшим любопытством.

Ольга Горобец оказалась круглолицей курносой блондинкой с волосами, уложенными в высокую башнеподобную прическу. Она охотно хохотала, стреляла глазами и время от времени профилактически шептала своему мужу:

– Ты только, гад, попробуй напейся…

Валентина Хорошевская, не пользующаяся особой симпатией дамской части батальона, держалась в стороне, всем своим видом показывая, что она тут оказалась случайно. Ее можно было бы счесть даже красивой, если бы не примерзшее к лицу выражение крайнего неодобрения в адрес всего происходящего. Что-то еще в ее облике показалось Файзуллаеву странным, но он так и не смог определить, что именно.

Юля Шаброва, как только замполит представил ее комбату, вскинула брови и завела разговор о необходимости создания реально действующего женсовета. Говорила она так же профессионально, как и ее муж, и у Файзуллаева от ужаса зашевелились волосы.

Парами, группами и поодиночке личный состав батальона индифферентно прогуливался вокруг длинного стола, постепенно сужая круги. Сесть за стол первым никто не решался, а двум виновникам торжества как-то не пришло в голову выступить с соответствующим предложением. Сигнал подала массивная одышливая заведующая чайной. Она вышла из подсобки, на ходу натягивая шубу, и милостиво кивнула Файзуллаеву:

– Ну, господа офицеры, приступайте. Посуду не бить, песни не орать, на кухне не блевать. И имейте в виду – закрывать приду ровно в десять. Так что вы свои силы рассчитывайте.

Повторного приглашения не последовало. Произошла некоторая суматоха – кому-то не хватило стула, кто-то уселся сразу на два, кто-то перепутал жен, но постепенно все уладилось, и Файзуллаев официально зачитал текст приказа, завершив его призывом:

– А теперь, товарищи капитаны, прошу вас… По обычаю.

Обычаи Степа и Юрка знали хорошо и, судя по всему, эту процедуру уже не раз втайне отрабатывали. Вася Рукосуйко, поднаторевший в таких делах, поставил перед каждым по стакану водки, высыпал в каждый стакан по горсти звездочек и выжидательно уставился на свежеиспеченных капитанов. Те встали, сделали дружный выдох и под аплодисменты собравшихся выпили.

– Поздравляю вас, капитан Горобец, – Файзуллаев обошел стол и протянул Степе руку. Степа, ставший вдруг похожим на шаловливого хомяка, протянутую руку пожал и принялся выгребать из-за щек свои новые звездочки.

– Поздравляю вас, капитан Хорошевский, – комбат вместе с рукой обратился к Юрке. Но тот не расслышал. Он недоуменно разглядывал выложенные на ладонь звезды и пересчитывал их пальцем.

– Семь штук, – Юрка поднял на Файзуллаева округлившиеся глаза. – Одну проглотил, что ли?

– Точно семь? – Рукосуйко сунулся через плечо комбата и тоже пересчитал Юркины звездочки. – Семь… Юр, да ты не расстраивайся, может, это я обсчитался. В любом случае – скоро узнаешь. Давай лучше выпьем, а то времени мало осталось.

Юрка потерянно кивнул и полез на свое место за столом.

Как это обычно бывает, первый тост был выпит в официально-натянутой обстановке. Женщины боялись шокировать окружающих чрезмерным аппетитом или дурными манерами и зорко смотрели, чтобы их мужья не напились раньше времени. Мужчины вели деловые разговоры и презрительно игнорировали расставленные в шеренгу бутылки, страдая от невозможности выпить их сию же минуту и от необходимости уложиться в строго лимитированный отрезок времени.

Первыми вошли во вкус вечера дети: маленькая Иришка Горобец, восьмилетняя дочь замполита, взявшая на себя обязанности гувернантки, и двое конопатых рукосуек. Не прошло и четверти часа, как они уже с индейскими воплями бегали на четвереньках под столом. Постепенно атмосфера разрядилась окончательно. Господа офицеры, помня, что ровно в десять хозяйка заведения их разгонит, а продолжать праздник на морозе рискованно, напились с феноменальной быстротой. Жены отставали, но ненамного.

Файзуллаев потом с трудом мог вспомнить происходящее. Кажется, он с кем-то танцевал. Кажется, с Юлей Шабровой. И клятвенно обещал ей на следующий же день создать необыкновенно эффективный женсовет и назначить ее председателем. Потом они прямо на скатерти нацарапали повестку дня первого заседания. После этого Вася Рукосуйко клялся комбату в своем искреннем уважении и спрашивал его совета – дать или не дать кому-то в морду. Кому – Файзуллаев не понял, но посоветовал дать, что Вася тут же попытался исполнить. Правда, Шабров, который являлся объектом Васиных претензий, успел спрятаться за прилавок, где и задремал. Хорошевский приставал к Валентине с требованием немедленно сделать ему вскрытие – ему казалось, что злосчастная проглоченная звездочка уже бесчинствует в его организме. В ответ непростительно трезвая Валентина обозвала его нехорошим словом, надела пальто и ушла домой, хлопнув дверью. Двое молодых лейтенантов, не в силах успеть за ходом событий, сидели в уголке и пересказывали друг другу содержание своих дипломных работ.

Выпивка закончилась без четверти десять. Вася не без сожаления известил об этом товарищей и печально разлил по стаканам последнюю бутылку. Дети уже спали на ворохе бушлатов и шуб.

Файзуллаев понял, что за ним, как за командиром всего этого бардака, должно остаться последнее слово. Он встал и надолго задумался, пытаясь это слово вспомнить. Двадцать пар глаз смотрели ему в лицо, готовые внимать. Комбат вспомнил все поздравительно-парадные речи, которые ему приходилось слышать, и начал:

– Товарищи! От лица командования… То есть мы с вами прекрасно провели время… Короче… Я выражаю искреннюю благодарность тем, кто нас здесь собрал. Тем, кто, так сказать, способствовал еще большему сплочению рядов…

– Ик… – громко произнес Степа.

– Капитан Горобец, – строго отозвался Файзуллаев, – я вам слова не давал… Так вот, сплочению наших рядов перед лицом… перед лицом…

– Ик… – повторил Степа.

– Капитан Горобец, я дам вам слово, подождите немного. И также большое спасибо тем, кто в периоды даже самых тяжелых испытаний остается… – «Боже, что я несу!» – подумал Файзуллаев. – Тем, кто остается нашими верными боевыми подругами… Женами, так сказать…

Присутствующие кивали и одобрительно улыбались, словно слышали этот набор штампов впервые.

– А теперь вам слово. Вы ведь хотели что-то сказать? – Комбат попытался указать пальцем на Степана и не попал. Горобец и сидящий напротив него Вася Рукосуйко с невероятной скоростью менялись местами, словно наперстки в известной игре. Файзуллаев покачнулся, ухватился покрепче за спинку стула и зафиксировал указующую длань на прапорщике.

– Я? – растерялся Вася. – Я хотел сказать? Ну ладно, я скажу.

– Ик… – еще раз произнес Степа. Против внеочередного предоставления слова прапорщику Рукосуйко он не возражал, потому что сам сказать все равно уже ничего не мог.

Василий медленно и аккуратно поднял над стулом свое массивное тело, проследил, чтобы наполненный прозрачной жидкостью стакан остановился точно на уровне погона, и принялся произносить речь.

– Я полностью поддерживаю предыдущего оратора, – Вася улыбнулся Хорошевскому, – и от себя хочу добавить. Мы вот тут про жен говорили… Баб здесь действительно много.

И все – одна к одной, – Вася улыбнулся всем присутствующим, не пытаясь плавающим взглядом выделить из них так называемых «баб», – Но самая… Самая лучшая жена…

– У командира! – безапелляционно пискнула Юля Шаброва. Замполит дернул ее за рукав, она кинула ему дерзкий взгляд «от такого слышу» и отвернулась.

Рукосуйко медленно, стараясь не разлить жидкость из стакана, повернулся всем корпусом в Юлину сторону, тщательно вытянул руку и погрозил пальцем:

– Ни х***, – очень серьезно произнес прапорщик, – Самая лучшая жена у капитана Горобца!

Васина жена Надежда прыснула, у остальных со скрежетом перекосило лица. Раскрасневшаяся Ольга Горобец, сияя, вертела во все стороны своей башней и толкала в бок Степана.

Если бы не заведующая чайной, явившаяся, как и обещала, ровно в десять, саперный батальон никогда бы не разошелся по домам. Огромного труда стоило разобраться, кто из офицеров какому бушлату соответствует. Потом произошла небольшая путаница с женами. В конце концов батальон вместе с женами, детьми и командиром, высыпал на улицу. Заведующая проводила их взглядом, похожим на брошенный в спину кирпич.

Первым от компании оторвался зампотех Серебряков. Потоптавшись немного на пороге чайной, он махнул рукой и ушел ночевать в казарму. Остальные, тесной кучкой добравшись до жилой части городка, понемногу рассосались по своим домам. Последними расстались Файзуллаев, Горобцы и Юрка. Они долго прощались у подножия постамента с сувенирным танком в натуральную величину, после чего пути их разошлись. Степа с Ольгой нырнули в свой подъезд, Хорошевский затопал направо по аллее к своей пятиэтажке, а Файзуллаев, которому идти было дальше всех, неспешно побрел прямо.

По пути он почти протрезвел и с ужасом думал, что будет, если заведующая чайной найдет на скатерти повестку дня заседания женсовета.

Придя домой, комбат кое-как переоделся, упал на подаренный Шабровым спортивный мат и принялся детально изучать свои впечатления от пережитого вечера. Вопреки ожиданиям, впечатления были в основном хорошие. И Юля Шаброва неплохо танцует. И взгляд у нее такой… многообещающий. Надо будет еще при случае выяснить, какие у Васи личные счеты с Шабровым… Умиротворенный своими неторопливыми мыслями, Файзуллаев начал погружаться в сон. Но окончательно погрузиться не успел. Он пребывал еще в каком-то пограничном состоянии, когда на дверь его квартиры обрушился град мощных ударов. В первый момент Файзуллаев решил, что ему снится, будто замполит пришел выяснять отношения по поводу женсовета. Потом поморгал глазами и понял, что дверь вот-вот снесут с петель наяву. Петли было жалко, поэтому он заставил себя встать и пойти навстречу неизвестному позднему гостю. То, что комбат увидел, распахнув дверь, было даже хуже Шаброва, выясняющего отношения.

На площадке стояла Ольга Горобец. На ней были валенки на босу ногу и мужнин тулуп поверх длинной ночной рубашки. На одной половине головы еще сохранялась часть башнеподобной прически, на другой волосы были распущены и перепутаны до неузнаваемости. По щекам тянулись разноцветные полосы косметики – черно-синие по вертикали и красные по горизонтали.

Не успел Файзуллаев спросить, что произошло, как Ольга с рыданиями кинулась к нему на грудь.

– Что… Что такое? Что случилось, Ольга… как вас по отчеству? – растерянно забормотал комбат. Не каждый день к нему на шею кидались зареванные чужие жены, и он совершенно не знал, как полагается себя вести в таком положении. На всякий случай утешительно потыкал Ольгу пальцем в плечо.

– И… ик… Ириш… – Ольга судорожно пыталась ухватить хоть немного воздуха в промежутках между рыданиями. – Иришка-а-а-а-а…

– Господи, – перепугался Файзуллаев, – что с ней? Заболела? Машину? Я сейчас…

– Потеря-я-я-а-а-алась… Уа-а-а-а-а!!!! – неожиданным басом заголосила Ольга, и Файзуллаев услышал, как за дверями соседних квартир зашаркали шаги и защелкали выключатели.

– То есть как – потерялась? Когда? Вы ведь ушли все вместе! Я же с вами шел! – последние слова комбат прокричал, уже прыгая в сапоги и в прыжке хватая с вешалки шапку.

Невежливо оттолкнув Ольгу, он скомандовал ей:

– За мной, быстро! – и кинулся вниз по лестнице, перепрыгивая через пролеты. Ольга, подвывая и размазывая слезы, поспешила за ним.

Вышедшему на крыльцо покурить дежурному комендатуры предстало странное зрелище: по окостеневшей дороге, круша лед в рытвинах и перепрыгивая через ухабы, мчался человек в спортивных штанах, майке, сапогах и офицерской ушанке. За ним, спотыкаясь и причитая, едва поспевала растрепанная женщина в тулупе и развевающейся ночной рубашке, подол которой то и дело путался в валенках. Дежурный не без удовольствия проводил их взглядом и пожал плечами.

– Домой пришли, стали укладываться, а ее не-е-е-еетууу, – задыхаясь, рыдала Ольга в спину Файзуллаеву. – Степка, сволочь, «мама» сказать не может… Как он ее нес?! Я уже все соседние дворы обегала…

– Идиоты! – не оборачиваясь, кричал комбат. – Потерять ребенка и даже не помнить, где!!!

Ольга даже не обиделась на «идиотов».

До штаба они добежали, побив все курсантские рекорды Файзуллаева, и до смерти перепугали вечного дежурного Малахова, дремавшего возле печки-«буржуйки».

– Малахов! – гаркнул комбат, вваливаясь в дежурку. – Быстро поднимай бойцов и гони кого-нибудь за… Хотя нет, пьяные, наверное, все. Лучше в поселок – за милицией.

Такой паники штаб саперного батальона не видел со дня своей постройки. Бойцы, давно забывшие словосочетание «учебная тревога», напуганные голосом Малахова, высыпали из казармы с многократным опережением всех уставных нормативов. Сержант Колмогоров, никогда не выполнявший ничьих приказов без долгих раздумий, успел за считанные минуты одеться, добежать до парка, завести и пригнать к штабу свой КамАЗ, и только после этого проснулся. Местный участковый примчался в батальон с такой скоростью, словно его велосипед был оборудован реактивным двигателем. Файзуллаев, забыв снять шапку, нервно метался перед неровной шеренгой бойцов, объясняя задачу, и сам путался в своих указаниях. Все это происходило под непрерывный и монотонный вой Ольги Горобец, доносящийся из дежурки.

– Товарищ подполковник, – громко зашептал Малахов, когда Файзуллаев, отправив бойцов прочесывать местность, вернулся в дежурку, – может ей… это… Шаброва вызвать? – Серега мотнул головой в сторону воющей Ольги и добавил, – А то ведь мы тут рехнемся.

– Шаброва – на крайний случай, – сурово решил комбат. – С ним мы рехнемся быстрее.

Как только слух о ЧП в саперном батальоне достиг соседних штабов, из традиционной забайкальской солидарности люди в погонах поспешили на помощь. Дежурные звонили начальникам, выдергивая их из теплых постелей, поднимали по тревоге рядовых. Узнав, что случилось что-то очень серьезное, сонные и потому раздраженные офицеры мигом воодушевлялись, строили не менее сонных и раздраженных солдат и отдавали им самые противоречивые команды. Менее чем через полчаса практически весь рядовой состав мирненского гарнизона посреди ночи оказался выведен на улицу с установкой – искать. Кого и что искать – никто толком не понял. В результате в течение часа был найден и спасен от неминуемого замерзания поселковый пастух Рома, пристроившийся подремать под мостом, заместитель Ванюшина, мирно выпивающий с женским персоналом офицерской столовой, и мотоцикл «Урал», угнанный два месяца назад у начальника вещевой службы. В то же время безнадежно пропала бутылка водки из оружейной комнаты первого танкового полка и пять комплектов солдатского теплого белья из каптерки второго. Ребенка нигде не было.

В ночной степи слухи распространялись с удивительной скоростью. Уже через час в дежурке раздался телефонный звонок. Комбат коршуном бросился к аппарату, но звонил всего лишь комдив Ванюшин – узнать, что случилось и какого черта. Файзуллаеву пришлось объясняться.

– Файзуллаев! – загремел в трубку Ванюшин, – тебе в твоей богадельне только ЧП еще не хватало! Да ты знаешь, что за такое бывает!

Не успел комбат ответить, что, к сожалению, он это прекрасно знает, как комдив вдруг хрюкнул и продолжил нежным женским голосом:

– Господи, кошмар-то какой!

– Что случилось? – вмешался еще один женский голос, постарше. – Ребенка потеряли? Где?

– Да саперы, кто же еще! – ответил молодой голос.

– Не иначе как перепились все, – предположила старшая собеседница.

– Эй, постойте, – попытался навести порядок Файзуллаев, – в чем дело? Кто это?

В этот момент в эфир снова с треском ворвался Ванюшин:

– Девки, да вы что там, с ума попятились? Завтра же всю смену… – и генерал популярно разъяснил, что он сделает завтра со всей сменой телефонисток, в таких выражениях, что у деликатного Файзуллаева с непривычки свело челюсти. Молодой голос жеманно хихикнул:

– Ой, Пал Матвеич, да вы все только обещаете, обещаете… Ванюшин неразборчиво выругался и швырнул трубку.

– Испугал ежа голой ж***й, – флегматично прокомментировал голос постарше.

– Девушки! – снова воззвал к порядку Файзуллаев. – Я не понял, что происходит?

– Молодой человек, – хором рассердились женщины, – не мешайте разговаривать, положите трубку.

Комбат понял, что это будет наилучшим решением, аккуратно положил трубку на рычаг и долго еще смотрел на телефон взглядом, в котором сосредоточилось все непонимание местных условий жизни и человеческих взаимоотношений.

Еще через час над степью бархатными голосами забормотали вертолеты, пугая прожекторами одичавших собак и перекати-поле. Ванюшин со своей стороны сделал все что мог – в обмен на вертолеты начальнику соседнего гарнизона были обещаны к зиме несколько белых тулупов для командного состава.

Ольга уже не выла, а только раскачивалась на стуле и вполголоса сочиняла сценарии всевозможных казней для Степы – один страшнее другого.

Ближе к рассвету усталые бойцы с серыми лицами стали возвращаться в казарму. Никаких результатов их поиски не принесли. Сержант Дима гонял свой КамАЗ вокруг военного городка, пока не кончилась солярка, и тоже не нашел следов пропавшей девочки. Вскоре затихли и вертолеты.

– Идите спать, – тихо скомандовал бойчишкам состарившийся на десять лет комбат. Те не заставили себя упрашивать, и только Колмогоров на правах дембеля остался в дежурке.

Участковый терзал телефон, дозваниваясь каким-то «Рысакам» и «Восходам», и время от времени оборачивался к Ольге, чтобы уточнить приметы Иришки. Ольга всхлипывала и ничего внятного сказать не могла.

Наутро первым на службу явился Шабров и, узнав о случившемся, впервые в жизни потерял дар речи.

– Погодите, погодите… То есть как – потерялась? Я точно помню – Степан нес ее на руках. Оль, когда ты ее видела в последний раз?

– Ы-ы-ы-ы-ы!!!!! – ответила Ольга.

– Понятно…

– Я не знаю, когда она видела ее в последний раз, – вмешался Файзуллаев, – Но я ее видел на руках у Горобца, когда мы прощались возле танка.

– Ага, – удовлетворенно заметил Шабров и снова обратился к Ольге, – значит, потерять ее могли только между танком и вашим домом. А Степа что по этому поводу думает?

– Степа… – неожиданно здраво отозвалась Ольга и вдруг разразилась такой тирадой в адрес своего отсутствующего супруга, что растерялся даже замполит.

Постепенно дежурка заполнялась людьми. Пришел начальник штаба Прокопенко, горящий желанием опохмелиться, но под влиянием серьезности момента не решившийся проявить инициативу. Вася Рукосуйко успел это сделать заблаговременно, поэтому на службу явился в великолепном расположении духа. Узнав о случившемся, Вася немедленно вызвался еще раз прочесать окрестности на своем мотоцикле…

В начале девятого в коридоре раздался гром сапогов, и в дверях дежурки возникли Горобец и Хорошевский. Видимо, кто-то из них только что рассказал веселый анекдот – капитаны хихикали и подталкивали друг друга локтями.

– Опа! – благодушно удивился Горобец, увидев свою жену в таком экзотическом виде. – А я думаю – чей-то ты на работу в моем тулупе… Ты чего тут?

Взгляды Степана и Ольги встретились, и Файзуллаев ощутил, как воздух в дежурке затрещал электрическими разрядами.

– Иришка… – прошептала Ольга. – Ее нигде нет…

– Ты чё, мать? – Степа покрутил пальцем у виска. – В садике давно. Я отвел сейчас, по дороге.

– В ка…ка-ка-ком садике? – Файзуллаев испугался, что Ольга сейчас потеряет сознание. – Где ты ее нашел?

– То есть как – в каком? Так вы что… Вы что, тут ее все ищете, что ли? – Горобец на секунду вытаращил глаза и неожиданно зашелся в приступе хохота. – Ой, не могу!!! Юр, ты слыхал? «Нигде нет»!!!

Хорошевский смущенно улыбался и почему-то не решался переступить порог дежурки.

И вдруг в памяти Файзуллаева словно сработала фотовспышка, выхватившая из глубин памяти картинку: Юрка, со словами «Дай сюда, а то уронишь еще…» принимающий из рук пьяного Степана спящую девочку. И следующий кадр: супруги Горобцы, в обнимку движущиеся к ближайшей пятиэтажке, и одинокая фигурка Хорошевского с ребенком на руках, топающая по аллее.

Видимо, в этот момент то же самое вспомнила и Ольга Горобец. С криком «Ска-а-а-а-ати-и-и-и-ина-а-а-а!», не посрамившим бы и истребитель на взлете, она взмыла со стула и кинулась к своему благоверному с явным намерением вцепиться ему в лицо. Степан успел спрятаться за спину сержанта. Ольгин вопль послужил сигналом к всеобщей панике. Словно кто-то рассыпал на лестнице корзину чугунных ядер, со второго этажа загрохотали не успевшие уснуть бойчишки – принять участие в происходящем. Степа по-боксерски прыгал вокруг сержанта, уворачиваясь от жены, сержант вертелся между ними, стараясь повернуться лицом одновременно к обоим. Малахов бросился отталкивать в безопасное место печку-«буржуйку», чтобы ее не опрокинули в пылу семейных разборов. Хорошевский смотрел на происходящее своими добрыми голубыми глазами, решая, что предпринять.

В общей суматохе Файзуллаев вдруг тоже ощутил настоятельную потребность в действии, и впервые в его практике действие опередило мысль. Вскочив со своего места, он одним прыжком пересек комнату и отвесил Юрке мощную оплеуху.

– А чего я-то? – обиженно воскликнул Хорошевский. – Я же не нарочно!

Оказалось, что Хорошевский, разобиженный на Валентину, придя домой, попытался открыть дверь своим ключом и обнаружил, что сделать этого не может – руки были заняты спящим ребенком.

– Ого! – сказал Юрка сам себе, поняв, что машинально унес домой Степину дочь. Немного постоял на лестничной площадке, размышляя, бежать ли к Горобцам или постучать в свою дверь ногой. После некоторых сомнений решил к Горобцам не бежать – в конце концов, их ребенок, хватятся – сами придут. С большим трудом, помогая себе локтями и коленями, добыл из кармана ключи и открыл дверь. Валентина уже спала, отвернувшись к стенке. Хорошевский, не имея ни малейшего понятия, как следует поступать со случайно унесенными домой чужими детьми, тихонько позвал:

– Валь, а Валь! Слышь, тут такое дело…

– Пшел вон, алкоголик, – нелюбезно отозвалась Валентина и натянула одеяло на голову.

Юрка обиделся еще больше и принялся действовать самостоятельно. Уложил Иришку в постель рядом с женой, стащил с нее валенки, пальтишко и шапку, а сам уселся в кресло и принялся ждать, пока Горобцы хватятся и придут за своим ребенком. Не учел он одного – хватилась только Ольга, да и та забыла, куда следует идти.

Никто никогда не узнал, что сказала Юркина жена, когда, проснувшись утром и обнаружив рядом с собой Степину дочку, растолкала спящего в кресле Хорошевского. Иришка, хорошо знавшая дядю Юру и тетю Валю, отнеслась к происшедшему как к веселому приключению и очень расстроилась, когда дядя Юра взял ее за руку и повел домой, к маме с папой. Степана они встретили на полпути, прямо возле сувенирного танка…

Через полтора часа буря в дежурке саперного батальона утихла. Горобец увел домой жену, которая одновременно рыдала, смеялась и норовила вцепиться Степе в волосы. Местный участковый, обалдело крутя головой, уехал на своем реактивном велосипеде. Шабров с Малаховым пили водку и сочиняли рапорт о происшествии, который наверняка предстояло подавать комдиву. С каждой новой рюмкой текст рапорта становился все ярче и образнее, и последняя версия начиналась словами: «Слышь, ты, старый хрен…».

Файзуллаев и Хорошевский молча курили на лестнице, сидя на одной ступеньке, но глядя в разные стороны. Первым гнетущую тишину нарушил Юрка.

– Таааарьщ подполковник… – жалобно протянул он.

– Тьфу! – ответил Файзуллаев, и снова воцарилась тишина.

После третьей подряд сигареты не выдержал сам комбат. Почувствовав, что недавняя оплеуха странным образом сроднила его с Хорошевским, он счел себя вправе задать Юрке личный вопрос.

– Юр, а у тебя жена… ну… случайно, это… не это?…

Юрка просиял и утвердительно заболтал головой:

– Ага, ага! В январе уже. Сказали, мальчик будет!

У Файзуллаева упало сердце…

ЮРКА И ПОЖАР

Утром Файзуллаев решил ознакомиться с планами занятий личного состава. Шабров принес ему кипу исписанных разными почерками обширных бланков и встал рядом, всем своим видом выражая готовность в любую секунду прийти на помощь. И эта помощь скоро потребовалась. Первой в руки комбата попалась «простыня», исписанная мелким торопливым почерком старшего лейтенанта Хорошевского. План был составлен грамотно, толково, почти так, как и положено. В сердце комбата начал было воцаряться долгожданный покой, как вдруг его глаз наткнулся на нечто необъяснимое.

– Лы… лыжная – что?

– Подготовка, – быстро ответил Шабров, заглянув в бумагу через плечо командира, – почерк у него, конечно…

– Почерк тут ни при чем, – Файзуллаев подумал и добавил в голос строгости. – Что за бред? Если уж гонят липу, то пусть хоть даты сверяют! Лыжная подготовка седьмого июля!

– Да какая разница, – удивился замполит, – все равно у нас и лыж-то никаких нет. Давно на растопку пошли.

– А зачем пишут?

– Так положено, – замполит индифферентно пожал плечами.

«Я т-тя, гад, научу, как положено…» – подумал Файзуллаев, но вслух ничего не сказал, только засопел и вновь углубился в изучение плана. Но ненадолго. Спустя две минуты его взгляд уперся в строку «плавание».

– Плавание, говорите… И где плаваете? – он вспомнил, как мутные воды Турги играючи швыряли могучий КамАЗ, и поежился.

– Да нигде! – Шабров удивленно посмотрел на комбата. – Где тут плавать?

Не успел Файзуллаев подобрать слова, чтобы прокомментировать ответ замполита, как дверь с грохотом распахнулась, и в кабинет влетел до смерти перепуганный солдат. Не обратив внимания на присутствие в помещении старшего по званию, он, вытаращив глаза, обратился прямо к Шаброву:

– Юрий Михалч, там… там… это… – бойчишка сглотнул слюну, перевел дух и перешел на лихорадочный шепот, – Маковкина!!!!

– Как?! – взвизгнул Шабров, – Сама???!!!

Рядовой раскрыл глаза еще шире и закивал головой:

– Сама, сама! Хорошевского ищет. Злая, как черт. Чё делать-то?!

– Елки-палки, – засуетился замполит. – Что опять…? Слышь, ты давай-ка быстро… У него ведь сейчас, кажется, политзанятие?

– Ага, мультики смотрят в красном уголке…

– Валяй, предупреди его, пусть хоть через окно…

Бойчишка кивнул и кинулся в красный уголок предупреждать Хорошевского. Шабров, на лице которого застыло выражение немого ужаса, уставился немигающим взглядом сквозь Файзуллаева куда-то в стену. Озадаченный Файзуллаев ждал пояснений. Пояснений не последовало. Вместо них в кабинет комбата явилась сама мадам Маковкина…

Пожалуй, Файзуллаев был единственным во всем поселке, кому это имя еще ровным счетом ничего не говорило. Ольга Петровна Маковкина заведовала самым большим в Мирной универсальным магазином, славилась волевым характером, решительностью, прямолинейностью и бесстрашием. Весь этот набор благородных качеств полностью уравновешивался на редкость скверным характером. Супруг ее, полковник Маковкин, служил в одном из полков, личные данные имел самые посредственные, а внешность – незапоминающуюся, и был известен больше как «муж Ольги Петровны, той самой». Своих продавцов и военторговских водителей Ольга Петровна ввергала в полуобморочное состояние одним только взглядом. Перед ней заискивали командиры полков и начальник военторга. Мелкая военторговская сошка боялась ее до паралича. Да что там водители – сам комдив Ванюшин трепетал перед Ольгой Петровной. Она могла бы держать в кулаке всю дивизионную верхушку и местные гражданские власти и диктовать им свою железную волю, если бы не одно омрачающее обстоятельство. Ольга Петровна Маковкина имела несчастье быть соседкой Юрки Хорошевского по лестничной клетке.

Ольга Петровна, пылая гневом, ворвалась в кабинет и, отстранив пытавшегося поздороваться Шаброва, двинулась на Файзуллаева, который поспешно поднялся ей навстречу. Комбат не знал, кто такая Ольга Петровна, не знал, чем ему грозит неожиданная встреча с ней, но понял, что офицеру его батальона, пусть даже такому, как Хорошевский, угрожает опасность. Шабров с риском потянуть лицевые мышцы правым углом рта улыбался Ольге Петровне, левым пытался предостеречь комбата от непродуманных действий и при этом тщился разглядеть происходящее в глубине коридора у дверей красного уголка. Все его усилия оказались напрасны. Ольга Петровна не поддалась обаянию замполита, а Файзуллаев не внял его предостережениям. Быстро миновав Маковкину, что было не так-то легко в маленьком кабинете, он выглянул в коридор и закричал что было сил:

– Дежурный! Чтоб тебя… Почему посторонние в штабе??

Ему никто не ответил. Малахов, еще не сменившийся, едва завидев в окно приближающуюся Ольгу Петровну, прочно забаррикадировался в дежурке и затаился. Однако на Маковкину выходка Файзуллаева подействовала, как запальный огонек на пороховую бочку.

– Кто посторонний?! Я посторонняя???!!! Да я у вас в штабе бываю чаще, чем некоторые ваши офицеры! Когда вы уже наконец что-нибудь сделаете? Сил моих больше нет! Где он?

Угрожающе шевеля бюстом, Ольга Петровна надвигалась на Файзуллаева. Тот невольно попятился и оробел.

– Простите, кто – он? И что я могу для вас сделать?

Шабров, переместившийся за спину Маковкиной, дирижерскими жестами показывал комбату, что громкость разговора надо еще немного снизить, а интонации – смягчить. Файзуллаев неожиданно для самого себя предложил Ольге Петровне присесть и добавил, почти оправдываясь:

– Я, видите ли, всего второй день здесь…

– То-то я смотрю, вроде я вас раньше здесь не видела, – смягчилась Ольга Петровна и с удовольствием воспользовалась предложенным ей стулом. – Значит, вы еще не в курсе…

– Нет, боюсь, что не в курсе, – Файзуллаеву показалось, что он произнес это медовым голосом.

– Мне нужен Хорошевский. Срочно.

– Старший лейтенант Хорошевский сегодня дежурный по парку, сейчас его позовут, – не моргнув глазом, вмешался Шабров. – Что случилось на этот раз?

– Что-что… На этот раз – пожар. Слава Богу, вовремя заметили, – раздраженно ответила Ольга Петровна и вновь обратилась к Файзуллаеву. – Это какой-то бич, вы понимаете?! Мы хотим уже ставить вопрос о выселении его из нашего дома! Ну сделайте же с ним что-нибудь!

– Что же я могу? – серьезно задумался комбат. – Мне кое-что рассказывали. Если он от природы такой, тут уж ничего не поделать.

– Господи! – в сердцах воскликнула Ольга Петровна, снова начиная раскаляться. – Направьте его к психиатру, отправьте его в академию, в морду дайте, в конце концов!

– Ну Ольга Петровна, ну что вы… Вы ведь преувеличиваете, – попытался разрядить атмосферу Шабров, но Маковкина на него даже не взглянула.

Железная Ольга Петровна явно злилась, при этом готова была вот-вот расплакаться и от этого злилась еще больше.

За окном промелькнула голова Юрки Хорошевского. Судя по быстро стихшему вдали грохоту ботинок, он очень спешил.

Тут же в дверном проеме за спиной Ольги Петровны появилась лопоухая голова бойца из Юркиной роты. Шабров с напряженным ожиданием уставился на него одним глазом, вторым продолжая ласково гипнотизировать Ольгу Петровну. Бойчишка беззвучно шевелил губами и отчаянно жестикулировал: двумя пальцами правой руки изобразил на ладони левой бегущего человечка, указал на окно, и, сложив ладони лодочкой, весьма убедительно сымитировал прыжок в воду. В завершение своего молчаливого повествования боец закатил глаза, перекрестился и исчез.

Поняв, что Юрка, по крайней мере в данный момент, в безопасности, Шабров вступил со своей сольной партией, начав ее с увертюры:

– Ольга Петровна, мне только что сообщили, – для пущей убедительности замполит показал на дверь, за которой только что скрылся лопоухий боец, – что Хорошевского отыскали в парке и отправили его домой. Ликвидировать, так сказать, последствия…

Тут Шабров позволил себе интимно улыбнуться и продолжил:

– А вам повезло, что вовремя заметили. Интересно, как ему удалось устроить пожар, находясь на службе? Вы не знаете? Помните, года два назад был случай, когда…

Первым отключился Файзуллаев. Он видел, как замполит прохаживается перед Ольгой Петровной, продуманно жестикулируя, слышал его негромкий журчащий голос, понимал все до единого слова, но никак не мог увязать их в единое целое. Поэтому он просто сел за свой стол и уставился в окно. Думать о чем-нибудь своем тоже не получалось: речь Шаброва действовала, как комариное пение – вроде и негромко, но уснуть не дает. А замполит тем временем, вспомнив случай двухлетней давности, в общих чертах обрисовал, как сложились после него биографии его участников, коснулся географического расположения и климатических условий в городе Н., куда был недавно переведен один из них… От города Н. плавно перешел к некоторым вехам из истории Великой Отечественной войны, откуда – к политической ситуации на Ближнем Востоке, политическую ситуацию виртуозно увязал с особой конструкцией ящиков для хранения картошки, придуманной им самим, от ящиков посредством восьмилетней дочки переметнулся к проблемам образования… Ольга Петровна держалась молодцом. Она отключилась только тогда, когда, расправившись с образованием, Шабров принялся рассказывать о повадках волнистого попугайчика, жившего у него в раннем детстве.

Заметив, что Маковкина «поплыла» (состояние собеседника Шабров безошибочно чувствовал по интонации произносимых им «угу»), замполит еще для верности совершил логический переход от попугайчика к вопросам размножения уссурийских тигров в зоопарках, и только тогда счел свою миссию выполненной. После чего сделал паузу, вполне достаточную, чтобы размякшая и забывшая о цели своего визита Ольга Петровна смогла прийти в себя и торопливо попрощаться.

Шабров проводил ее до выхода, заботливо поддерживая под локоть. Потом вернулся в кабинет Файзуллаева и в ответ на его немой вопрос успокоил:

– Да не берите в голову, она всегда так. Сначала поскандалит, пошумит, потом успокаивается. Уж я-то знаю подходы к женщинам.

Потом помолчал немного и задумчиво спросил:

– И все-таки… Он – здесь, а пожар – там? Ну как ему это удается?

А произошло вот что. Юркина жена-домохозяйка уехала на три недели к родителям в Тюмень. Избалованному домашними деликатесами Хорошевскому был оставлен соответствующий запас макарон и подробная письменная инструкция по их приготовлению. Первую неделю Юрка прохолостяковал вполне благополучно, питаясь вместе со своими бойцами и перебиваясь случайными обедами у друзей и сослуживцев. Однако в тот злополучный день он все же решил попробовать себя на кулинарном поприще. Поскольку инструкция к тому времени была уже безвозвратно потеряна, Юрка, недолго думая, вывалил полпачки макарон в кастрюлю с холодной водой, поставил ее на электрическую плиту и ушел бриться. Тем временем в поселке отключили электричество. Собственно, ничего неординарного в этом не было – электричество отключалось регулярно и систематизированно, через два часа на третий, с точностью до минуты. К этому в военном городке все уже привыкли, приноровились, и только Юрка постоянно путал расписание, впрочем, не сильно из-за этого расстраиваясь. Вот и в этот раз он только слегка чертыхнулся, кое-как доцарапал в полутемной ванной лицо и, решив, что дома все равно делать больше нечего, отправился на службу. Про макароны, естественно, забыл. Спустя час электричество вновь включили, плита потихоньку разогрелась, вода закипела и выкипела, а прогоревшая кастрюля вместе с обуглившимися макаронами начала издавать недвусмысленный запах. По счастью, в связи с субботой, соседи по лестничной клетке оказались дома. Твердо зная, что хуже пожара в преддверии зимы в Забайкалье может быть только сама зима, соседи немедленно начали действовать. Ольга Петровна, как самая решительная, вызвалась устроить скандал в батальоне. Имевшиеся в наличии мужчины – полковник Маковкин и неопохмелившийся прапорщик из артиллерийского полка – принялись ломать дверь.

Все это Файзуллаеву рассказал сам Юрка, вернувшийся в батальон ближе к концу дня. Комбат случайно наткнулся на него в тот момент, когда старлей пытался приладить к велосипеду снятую в красном уголке дверь.

– Так ведь мою же сломали! Представляете – дверь отдельно, замок отдельно! – мотивировал он свои действия, – Да вы не беспокойтесь, я верну. Заменяться буду – верну.

Было совершенно очевидно, что никакой вины за собой Хорошевский не чувствует.

– Хорошевский, – проникновенно начал Файзуллаев, вспомнив про данное Ольге Петровне обещание «сделать что-нибудь», – на вас жалуются, знаете это? Гражданские лица приходят в штаб, как к себе домой, высказывают претензии… Я понимаю, в повседневной жизни с любым из нас может случиться все, что угодно, но кажется, с вами это происходит слишком часто. Мне бы не хотелось…

Юрка, наконец, кое-как справился со своей нелегкой задачей, разогнулся, потер поясницу, и комбат понял, что он все пропустил мимо ушей. Вместо того, чтобы изобразить раскаяние, Хорошевский вдруг озабоченно нахмурился:

– Тварщь подполковник… На меня там… это… представление в округ отправляли. На очередное звание. Будете в дивизии – может, разузнаете. Приказ небось давно пришел, как бы не потеряли…

И добавил, добивая дивизионное начальство, от которого ничего хорошего ждать не приходится:

– А то у них там, в дивизии, такой бардак…

И, дружелюбно попрощавшись с комбатом, Хорошевский двинул свою сложную упряжку в сторону дома. Дверь тянула велосипед на себя, Юрка – на себя, и так они втроем с трудом сохраняли равновесие, пока не скрылись в темноте по другую сторону столба с чахоточным фонарем на верхушке.

Поздно вечером того же дня, вернувшись в гостиницу, Файзуллаев вдруг впервые за два дня вспомнил, что так и не позвонил жене, которой обещал доложить о благополучном прибытии. Робко заглянул в Натусину каморку:

– Наташа, прошу прощения… Мне бы позвонить, а? Телефон есть у вас?

Натуся, ставшая подполковнику уже почти родной, опять кидала свои вещи в сумку, рассерженная поздним возвращением жильца.

– Нету. Хотите позвонить – идите на почту. Через старый мост, возле станции. Работает круглосуточно. А у меня нету.

Файзуллаев опасливо покосился на розетку, в которой жизнерадостно шипел и искрился штепсель от электрообогревателя.

– Как же вы без телефона-то? А если пожар?

– А хрен ли, – проявила поразительное равнодушие Натуся. – Комендатура в двух шагах, увидят, если что… У них телефон есть, только местный.

– А если с другой стороны загорится? – не отставал Файзуллаев, которому после недавних происшествий вдруг захотелось поговорить. Натуся несколько минут тяжело подумала, видимо, прикидывая, на какую сторону выходит окно файзуллаевского номера, и пришла к неутешительному заключению:

– Да вообще – какая разница, с какой стороны. Если загорится – значит, сгорит на фиг. Пожарка все равно в десяти километрах отсюда, и машина у них сломана… Да и воды тут нет.

Натуся наконец закончила сборы и повернулась к Файзуллаеву:

– Все, я ушла. Запирайтесь. Завтра у меня выходной, так что вы уж тут сами хозяйничайте.

И, забыв выключить обогреватель, канула в темноту.

Николай Рубан

Рассказы

Рубан Николай Юрьевич. Родился 27 мая 1961 года в Узбекистане. Как большинство пацанов своего времени, мечтал стать если не космонавтом, то хотя бы летчиком. Но из-за вечных неладов с математикой пришлось стать десантником, чтоб хоть как-то быть поближе к небу. Окончил Рязанское РВДКУ в 1982 году, служил на Дальнем Востоке, в Афганистане, Закавказье. Поскольку дети подрастали, а в гарнизоне закрыли русскую школу, пришлось поступить в Академию им. Фрунзе. Службу закончил в ЛенВО, в 1998 г. Подполковник запаса. Живет и работает в Москве.

ПОДРЫВ БМП

– Не, мужики. Все же, какой бы хреновой ситуация ни была, место для прикола всегда найдется. У нас в Газнях как-то повадились духи из миномета наш ППД [19] обстреливать. Там в степи сеть кяризов [20] проходила, ну так они по ней, как по метро, к лагерю подходили. Вылезут ночью, пару мин кинут – и опять в кяриз, ищи его там.

Ну, что – решили отловить, засаду организовать. Днем не выйдешь, понятно: с гор весь гарнизон как на ладони просматривается, чуть кто вышел – сразу по хребтам сигнализация пошла: зеркалами там, или фонариками, если ночью. Пошла группа ночью, пехом. Ночь как раз была безлунная, в двух шагах уже не видно ни хрена. А командир группы – лейтенант, из Союза недавно только, ни фига еще толком не знает, первый выход самостоятельный. Задание-то несложное, рядом с лагерем, ну и послали, надо же и самому когда-то начинать, не все же в стажерах с чужой группой шастать.

Короче, пошли. Через охранение соседнего полка пехотного. А там же мин перед этим охранением – немерено. Ну, обычное дело: один НИС [21] мин понатыкал и заменился, его заменщик своих напихал, а карты полей никто толком не ведет, да они и устарели давно, эти карты.

– Как – устарели?

– Да просто. Вся местность сухими руслами изрезана, летом в эти русла мины ставят, а по весне, как снег тает, так половину мин водой и вымоет да унесет хрен знает куда – постоянно такая фигня была. Короче, если и был там проход – так он уже давно перестал им быть.

Ну так вот, потопали они, конечно же, прямиком через свое минное поле. Бойцы ему еще говорят: мол, товарищ лейтенант, тут, по идее, мины быть должны. А он – фигня, пошли. То ли волю командирскую показать хотел, то ли что – как теперь узнаешь? Короче, поперли. Ну и – как положено: влезли на середину поля, и пошли подрывы. Первым командир подорвался, сразу – насмерть. Бойцы дернулись к нему и пошло: один, другой… Да еще и охранение подсуетилось: видят разрывы, решили – обстрел. Ну и начали фигачить в ту сторону с чего ни попадя – а чего не фигачить? Техника, минометы – в капонирах, местность пристреляна, боеприпасов навалом – дав-вай Курскую дугу устраивать!

Хорошо еще, радист жив остался, хоть и без ноги – передал на ЦБУ [22] – мол, так и так, проблемы у нас, товарищ Бордюрный.

– Это у оперативного фамилия такая была?

– Да нет, позывной у нашего ЦБУ такой долбанутый был. Кто их придумывает, позывные эти? У летунов, помню, был «Возик», у «градовцев» [23] – прикинь! – «Арлекинада»! Хоть соревнуйся, чей позывной звучит идиотистей. Ну ладно, это так – к слову.

Передать-то радист передал, да все равно: пока оперативный с полкачами связался, пока те со своим охранением – банок неслабо успели им накидать.

Ну, нас тем временем по тревоге подняли, саперов тоже – и туда, группу вытаскивать. Ну, что… Подкатили, бэтэры шеренгой поставили, фары врубили, прожектора, осветили местность, да и пошли. Саперы впереди проходы делают, мы – за ними, пацанов вытаскиваем: кто раненный, кто без ноги, кто – готовый…

И вот доходим до одного парня: лежит без ноги и видно, что все уже. А из саперов со мной был их старшина, Берек Сиздыков, прапор, сам из Алма-Аты, мы с ним еще до Афгана знакомы были, на соревнованиях встречались… Классный такой мужик, блин! Второй срок в Афгане дохаживает, израненный весь – как лошадь Буденного, от контузий башка дергается, а пофигу – воюет, как викинг! Хотя понятно, нервы уже ни к черту у мужика от такой жизни.

Ну вот, доходим мы до того парня, Берек вокруг него все проверил – чисто.

– Ну что, – говорит, – больше никого нету вроде. Берись, Серега, потащим его.

И вот только мы его взяли с двух сторон за руки – хрее-енак!!! Тут, видать, как вышло: он как на мину наступил – его подбросило, и он на другую мину упал. А вторая возьми и не сработай – ну хрен ее знает, почему так вышло. Может, нажимную крышку перекосило, или заржавело там что-то, хрен ее знает, сколько там эта пээмэнка [24] в земле лежала. А когда мы его сдвинули, тут она и сработала. Пацана того развалило взрывом от паха до груди, а нас с Береком в стороны откинуло. Так-то ничего, ноги только осколками посекло маленько, и все. А у пацана – у того всю мотню оторвало, и Береку все это хозяйство прямо на грудь шмякнулось. И вот он лежит на спине, ляжки осколками посечены, он по ним руками – лап, лап – смотрит: кровь. Поднимает голову и видит у себя прям под носом это хозяйство. Bay, что тут началось! Орет, кулаками по земле молотит!

– Серега! – кричит, – пристрели меня на хрен!

– На фига? – спрашиваю.

– Мне хер оторвало!!!

Ну, я подскакиваю, ИПП вытащил, ножом штаны ему распорол, смотрю – не понял! Все на месте. Он что, как Змей Горыныч – двухголовый, что ли? Потом дошло.

– Хорош орать, – говорю, – все у тебя там в комплекте, вставай.

А он плачет!

– Да что ж я, не вижу, что ли?! – кричит.

Ну что делать… Взял я его за руку, засунул ее ему в штаны – мол, держи свое сокровище, убедись в наличии. Он так – раз-раз! – подергал, типа на прочность проверил – точно, есть! Потом с таким отвращением как взвоет: э-э-э!! И эту чужую мотню от себя так брезгливо отшвырнул, двумя пальцами! Ну, и тут с ним уже нормальная истерика началась: и плачет, и смеется… Вот тебе и трагедия, блин.

– А мне в Карабахе одного чудика показывали, кажется, Самвел его звали. Короче, он по жизни прибабахнутый был, этот Самвел. Ну, сам-то здоровый, а мозги – как у трехлетнего. Ну, бывает. И вот он все время со свистком ходил, он у него на шее так и висел, этот свисток. Ходит и свистит, когда ни попадя. И вот, когда заваруха у них эта вся началась, он тоже давай в ополчение проситься – типа, тоже воевать хочу, давайте мне автомат. Ну, кто ему даст! Вали, говорят, сам в бою добудь – лишь бы отвязался. А Самвел возьми да и попрись ночью к азербайджанцам на позиции. А там вообще кто воевал-то? Ополченцы – что с армянской стороны, что с азербайджанской. Колхозники, работяги… Что с них возьмешь? Форму надели, автомат сунули – иди, воюй. Какие из них вояки, на фиг. Тем более, что деревни всю жизнь рядом были, и до войны они и дружили, и женились, и все такое. Короче, что те, что эти – на службу конкретно болт забивают.

И вот топает Самвел ночью, доходит спокойно до мамедовских окопов, а там трое мужиков сидят в одном окопе и кемарят. Ну, понятно: фиг ли каждому в своем окопе торчать? Собрались, нормально раздавили пару пузырей, потрепались, да и закемарили. Самвел к ним подошел, да каак свистанет в свой свисток! Они спросонья шугнулись, и как брызнут в стороны! И автоматы в окопе побросали. Ну, Самвел все три пушки забрал и к себе потопал. Приходит – дома все охренели.

– И что, пустили его воевать?

– Да ни фига, конечно. Не знаю уж, какую они ему отмазку приплели… А мамеды – те рассердились, блин! Ну, им обидно, понятно. Короче, следующей ночью приползли и кого-то из армян стырили. Потом обменяли обратно на свои пушки.

– Вообще, армяне – народ хитрожопый. Вот врать не буду, не помню точно, какой город они в Карабахе штурмовали, но дело было так: город азербайджанский, обороняют его хоть и ополченцы, но их там до фига было, где-то раз в пять больше, чем армян, что штурмовать собрались.

– Не в Шуше дело было?

– Слушай, не помню. Шуша вроде бы как раз армянский город был. Да не суть важно. Там армяне сделали как? Сперва разведали, что за народ город обороняет. Потом грамотно так запустили дезу, что штурмовать город будет пехотная дивизия при поддержке танкового полка. А всего-то их там было – от силы ну пара батальонов, может, была. А в такой ситуации – знаете же, как слухи распространяются, да какими подробностями обрастают. Короче, почву подготовили. Потом набрали стадо ишаков, навешали на них аккумуляторов, на лоб – фару, да и двинули это стадо ночью в сторону города. И еще десяток тракторов пустили, чтоб лязг гусениц было слышно, да звук движков. А сами промеж них шагают, да в сторону города из гранатометов постреливают – так, от балды, только чтоб видимость танковой атаки создать. Ну, а в городе паника началась! Как начали с позиций сваливать! Всё, выходи строиться. Ну, там потом конкретная резня началась… Как там в академиях учат насчет соотношения штурмующих к обороняющимся? Один к трем, как минимум? Фиг ли вся эта наука, раз бойцы пересрали…

– Уй, блин, а я в Афгане как пересрал один раз! Короче, дело как было? Полетел у нас один мужик со своей группой на облет, и у него брюхо как прихватит! Ну, кое-как дотерпел до возвращения и – бегом на очко, только автомат с лифчиком скинул. И только добежал, только сел – хренак! – у него кобура расстегнулась и АПСБ [25] оттуда – бульк прямо в очко! Мы же все эти кобуры обрезали, как могли – босоножки какие-то получались, а не кобуры. Ну, а что из себя афганский сортир представляет – все помнят?

– А то. Яма выкапывается, накладывается настил с дырками, а сверху накрывается контейнером-двадцатитонником. Железным. Днем в таком толчке сидеть – тот еще кайф. Да еще хлорки всегда насыпано, аж…

– Ну, вот. И мужик так думает – ну фиг ли делать? Подчиненного припахать, конечно, можно, чтоб достал – так он же раззвонит всем, паразит! Мол, лейтёха – лажак, пекаль утопил… Пошел, надыбал у химаря [26] эльку [27], противогаз, дождался ночи и полез.

– В одиночку?

– Ну а кому про такое расскажешь? Взял фонарик и полез, сам-то тощий, не пришлось доски ломать – так в очко пролез… Вот. А я, помню, вообще спать поздно ложился. Пока письмо напишешь, пока маленько попрохладней станет – глядишь, уже за полночь. А в тот день я еще с засады вернулся – ну, как обычно: сидишь там трое суток и таблетки жрешь, чтоб не спать. А потом вернешься и уснуть не можешь, только какая-то трясучка мелкая по всему телу.

– Ага, помню. Я еще потом феназепам глотал, чтоб закемарить…

– Ну, вот. Короче, прокрутился часов до двух, потом думаю – пойду прогуляюсь, заодно и кал метну. Встал и потопал на очко. Еще подумал – фиг ли туда топать, можно и на свежих воздусях присесть. Так ночь, как назло, лунная была – там же хоть газету читай, когда полнолуние, видно все вокруг за десять километров. Пришлось к контейнеру топать. И вот только подошел, как сейчас помню: свет лунный на крайнее очко падает, а остальное все в темноте. Только я к этому очку подошел, как – фигак! Из очка одна рука высовывается с фонарем, во второй – пистолет с глушителем, и следом – такая морда в маске! Ну, бл-лин! Я там чуть не обделался, ей-Богу. Такая мысль дикая мелькнула: наверное, духовский диверсант по кяризам до нашего очка докопался. Я так рефлекторно ногой замахнулся – хоть по морде его пнуть, если успею! А он из-под противогаза гундосит: э-э, стой, это я! Кто ты? – спрашиваю. Да я это, Вовка, – отвечает. И руку протягивает, всю в говне – помоги вылезти, говорит! Щас, говорю, разбежался. Какого хрена там забыл? Да так, говорит, было одно дело…

– А я на засаде один раз шуганулся капитально. Ну, вы помните, да? Самое трудное – это на место засады выйти, чтоб местные не заполянили.

– Ну, ясен перец: только из ППД на броне тронешься так сразу пошла сигнализация по хребтам: ночью – фонариками, днем – зеркальцами, дымами…

– Ну, вот. Мы уж по-всякому извращались: и на духовских машинах выезжали, и в афганских шмотках, и с колонн спрыгивали… Раз сработает – и все, на следующий раз они уже научены.

– Мы, помню, пробовали пехом выходить. Сперва проехали по маршруту на броне и заложили тайники в развалинах всяких. Ну, воду там, жрачку – чтоб на себе не переть. Планировали как: ночами будем идти от тайника к тайнику, а днями в развалинах этих отсиживаться. Ну, суток за трое и дотопаем до места.

– Получилось?

– Да хер там. До первого тайника дошли – а его уже какие-то хорьки местные разрыли. То ли шакалы, то ли кто – следов до фига всяких было. РДВ с водой все прогрызены, сухпаи все раскурочены. Только сгущенка осталась, там банки попрочней были. А тушенку всю разгрызли, суки – у нее жестянка мягкая, в костре даже сгорала спокойно. Про галеты уж не говорю. На втором тайнике – та же самая херня. Ну, ясно, что засада накрылась. Без воды особо не повоюешь. А пока броня за нами подошла – собака от жажды подохла. Бойцы всю свою воду ей споили, а все равно – загнулась, бедолага. Жалко было псину – такой умница был. Засадный пес, специально обученный. Вожатый его, минер, весь ревом изошел.

– Ну, так я чего говорю – решили мы попробовать под видом облета высадиться. Загрузились, полетели. Одну посадку сделали, вторую, третью – на четвертой высадились и в сухое русло упали. Летуны шаг-газом поработали, пыль подняли, чтоб нас замаскировать маленько, и дальше полетели – еще пару посадок обозначать. А мы лежим, не дергаемся.

– Пастухи там не шастали? А то помню, эти пуштуны чуть кого увидят – в момент вкладывают. И все, в течение дня они так подтягиваются не торопясь, обкладывают, как волки, а как стемнеет – па-анеслась! И вертушки по темноте хрен чего сделать могут.

– Да сверху, вроде, не видели никого. А так – кто их знает… Но так, вроде – ничего, тихо. Лежим, темноты ждем. Я еще лежу так и думаю: а вот приползет сейчас кобёр какой-нибудь, или скорпион – фиг ли делать? Схомячить его, что ли?

– Не приползли?

– Не, только говновозок набежала груда. По рукам бегают, суки, по башке – противно, блин! И не сгонишь…

– Что за говновозки?

– Да жуки такие черные. Их в пустыне – как грязи. Не видел, что ли?

– Да внимания как-то не обращал…

– Такие шустрые-шустрые! Бывало, сядешь погадить, не успеешь встать – как они тут же набежали. Всю кучу облепят, аж самой кучи не видать. Пара минут – и ни фига не осталось. Во санитары пустыни, блин!

– Ага, и это они тебя сразу так облепили…

– Вот только не надо этого! Без гнусных намеков попросю!

– Да я чего… Я ничего… Просто это… Природу-то не обманешь…

– Короче! Возвращаемся от говна к героическому рейду. Дождались мы темноты. Вроде, все тихо. Встали, пошли. А топать быстрее надо – время для выхода самое удобное: луна в те дни как раз на ущерб пошла Самое то: пару часов темно, а потом уже луна и всходит – сиди и наблюдай. И вот, времени у нас на то, чтоб к месту засады выйти – где-то два с половиной часа. Ну, прогнали до хребта, а за ним – тропа, на которую мы сесть и собирались. Но все равно, до восхода луны до места дойти не успели. Идем так по склону, в тени стараемся держаться, и чтоб на фоне неба не маячить. Почти дошли уже. И такой участок попался, весь луной освещенный, никак не обойти. Ну что – бегом надо, по-быстрому его преодолеть. И вот только мы на это освещенное место вышли, вдруг внезапно такой хохот: ХА-ХА-ХА!!! Отовсюду, блин! И эхо ещё! Ё-моё, я там охренел. А рядом – пулеметчик мой, Чингиз Рымбаев (Рэмбо кликуха) – присел, стволом по сторонам крутит, и – не поверишь – я слышу, как у него сердце молотит!

– Шакалы, что ль?

– Ну! Ка-ак брызнут по хребту – только камушки посыпались. Вот же козлы…

– Шакалы – они такие… Я, помню, тоже сперва офигевал: то ребенок где-то рядом плачет, то хохочет кто-то… Ну хоть как сходили-то?

– А, это… нормально. Караванчик завалили – небольшой, правда, но ничо, богатый. Пускач эрэсовский везли, эрэсов десятка три… Нормальная засада вышла.

– Блин, зимой в засаду до чего же хреново ходить было…

– Да уж, чего хорошего… Начштаба, бывало, вызывает задачу ставить, а сам глаза в сторону отводит – ясно же, что никакие караваны до самой весны там ходить не будут, потому что снегом все перевалы закрыты. А хрен ли толку, раз у старшего начальника на карте все так красиво нарисовано – типа, все караванные тропы засадами перекрыты.

– Слушай, сейчас вспоминаю – и сам не верю, ведь как-то же сидели на этих тропах – по трое суток, в снегу, мороз за двадцать, и хрен костер разожжешь. Покурить – и то втихаря, в спальник с головой залезешь, посмолишь по быстрому в кулак…

– И ведь хрен кто болел! Вот честно – иной раз такая мысль проскакивала: заболеть бы! Простыть там, или как – хоть с недельку бы потащиться, отоспаться. Так ни фига же никакая зараза не брала, елки…

– Зато летом этого добра хватало. Как самая война начинается, так и пошли валиться пачками – кто с желтухой, кто с дизентирией… Дрисбат сплошной.

– Доктор наш, помню, первое время офигевал – что за ископаемые болезни на него свалились? А потом – ничего, привык «Э-э, батенька, да у вас тифок-с! Извольте в лазаретик-с…».

– А наш доктор, когда его приехала комиссия из Кабула драть за желтуху в отряде, попытался за счет духов отмазаться: вот, говорит, недавно нас они эрэсами обстреливали, так вот разрывы были какие-то не такие, как обычно – немного слабее бабахали, я так подозреваю, что это они против нас применяли бактериологическое оружие!…

– Это он, чтобы и химарю пистон вставили, на пару отдуваться легче…

– Ну, может быть. Только ни фига у него не вышло – комиссия говорит: если б у вас тут была вспышка какого-нибудь сапа, или туляремии, тогда бы мы еще поверили. А желтушные вирусы тут бесплатно водятся. Так что, получи, Пилюлькин, свой заслуженный пистон крупного калибра за то, что бойцы руки не моют, и мало хлорки в очко сыплешь. И мыль жопу для парткомиссии!

– Блин, а у нас на парткомиссию нужно было пилить аж через пол-страны, в Джелалабад. Там у нас штаб бригады был, ну и политотдел при нем. Прикинь: человек прется через пол-страны: на колоннах, на вертушках – и ради чего? Ради того, чтоб в торжественной обстановке получить звездюлей. За свои же собственные деньги. Вот что злило – так это то, что взносы в чеках брали. Нет, чтоб с рублевого счета списать…

– Это еще фигня! У меня, помню, раз пол-зарплаты удержали! В чеках, суки! Приехала такая вот комиссия из Союза, посчитала расход бензина, и впаривают: перерасход! По норме вон сколько положено, а у тебя вон сколько. Я стою, как дурак – они что, серьезно или прикидываются? Да блин, говорю, какие, на фиг нормы?! Мы ж не по автобанам ездим, ёптыть! По песку, по солончакам, по хрен знает еще по чему! А в горах расход какой?! А пылюка? Раз проедешь – карбюраторы промывай, фильтра промывай, бензонасосы промывай – водой, что ли, промывать будешь? А по фигу, все равно содрали. Уроды…

– Не, ну ты интересный – комиссии что, домой бакшиш привозить не надо, что ли? А где ему бабки-то взять?

– Да, блин, сказали бы по-людски – мы что, не понимаем? На фига дураков-то из людей делать?

– Что-то мы все о грустном, да о грустном… Давайте лучше о бабах, что ли?…

– Та-ащщ полковник, докладаю голосом! – сияющим Дедом-морозом возник в дверях палаты «засланец» – тощий, как антенна Куликова, отставной майор-связист. – Боеприпасы на передовую доставлены! БМП к старту готова!

Под его оттопырившейся больничной пижамой интимно звякнуло. Появление майора вызвало радостное оживление собравшихся, результатом которого явилось:

1.Моментально сдвинутые в проходе между койками две табуретки.

2.Стремительно образовавшийся на табуретках натюрморт: домашнее сало с чесночком, соленые огурчики с притаившимся в них ядреным хрустом, чуть подсохшие кривоватые жареные хеки, припасенные с ужина, и разрубленная на четыре части блестящая фиолетовая луковица (Петрович, ты что ль, лук резал? Ну, ты и намельчил!).

Дивным заключительным аккордом симфонии прозвучало звяканье водруженных вокруг натюрморта стаканов и занявшая свое почетное место в центре композиция из двух бутылок «Русской». Сладостно-нетерпеливые вздохи рвались на свободу из томящихся грудей.

– Ну, садимся!

– Та-ак!! Эт-то что еще?!

Блин. Ну, бл-лин!!! Представьте себе дембеля, оттрубившего от звонка до звонка два года в какой-нибудь распоследней собачьей дыре. Днями подыхал от жары, ночами отстреливался, трясясь от ледяного ветра в каменистом окопе. Два года жрал одни просроченные концентраты – не видел даже обыкновенной сырой картошки, а воду пил с пантоцидом вприкуску. Забыл, как выглядят телевизор и живая женщина.

И вот – прилетает, наконец, вертолет (прилет которого срывался раз пять). «… А впереди у нас – Кабул, а дальше – Родина…». Помятый завистливыми объятьями остающихся корешей, облизанный верной собакой Ханумкой, в кое-как разглаженной под матрасом парадке (утюга-то нет), с одинокой, но честной медалью «За отвагу», с «дипломатом», в котором – платок для мамани, да бритва для папани, купленные на несчастные солдатские копейки, да десяток мутных фоток – влезает наш парень в дюралевое нутро вертушки и, не веря себе, устраивается на откидной сидушке, вздрагивая от нервного озноба. Качнулись горы, затерялась внизу застава с выгоревшим красным флажком…

И в этот момент парень замечает пушистый хвост «Стингера», стремительно несущегося вслед вертолету со склона хребта…

Примерно такой вот «Стингер» явился нашим героям в образе старшей медсестры Марьпалны, грозы отделения и редкостной стервы.

– Иван Федорович, это что такое?! Вы старший по палате или кто?! Я предупреждала насчет этого?!

– Ну, Марьпална…

– Предупреждала, я спрашиваю?!

Народ безмолвствовал, угрюмо глядя в сторону. Кому, спрашивается, нужны залеты перед пенсией? Да и пораньше никому не нужны. Скандалить с этой дурой? Упрашивать? Да ну, пацаны, что ли…

– Иван Федорович, последний раз предупреждаю! Еще раз повторится – перед начальником госпиталя объясняться будете!

Толстый белый смерч пронесся по палате, сметя водку с натюрморта. Хлопнула дверь палаты. Мужики молчали, тоскливо глядя на осиротевшую закуску, которая стала теперь просто едой.

– Блин, как же это так, а? Ведь Маринка должна была дежурить!…

– Да фиг ли теперь… Семеныч, это ты виноват! Разведчик, называется – ни охранение не обеспечил, ни оперативную обстановку не уточнил…

– Ну чо… И на старуху… бывает порнуха…

– Не, это связист виноват: «БМП к старту готова!». Не фиг понтоваться было. Какая это БМП? Так только, душу чуток согреть…

– Простите, а БМП – это что? – подал от окна голос лейтенант-двухгодичник с загипсованной ногой, «пиджак», затесавшийся в палату старых зубров.

– БМП, студент – это Большая Мужская Пьянка, – со вздохом пояснил ему лысый полковник-разведчик. – И произошел, как видишь, её подрыв… Ну что, кто-то о бабах поговорить хотел?

КАХЕТИНСКИЙ МСТИТЕЛЬ

Вот так подумаешь иной раз: и чего это они на Кавказе друг друга режут и режут? Чего им делить-то? Казалось бы, край такой, что живи да радуйся да другим жить давай. Климат – райский, там в окнах даже двойные рамы не вставляют. Земля такая, что и палку втыкать не надо – плюнь, и фруктовое дерево вырастет. Что? Культура? Вот насчет культуры давайте лучше не будем. В Грузии, к примеру, всем молодоженам книгу дарят, «Витязя в тигровой шкуре», такая традиция. А поэтов там называют по именам – как античных героев: Галактион, Шота, Важа… А Армению взять? Вот много кто знает, что это – первая в мире страна, в которой христианство стало официальной государственной религией? Или спроси любого солдата из Армении про Матенадаран – ого, сколько расскажет! Старейшая в мире библиотека, не хухры-мухры. А у нас не всякий командир и про Ленинку-то слышал. Так что – не будем насчет культуры. Но вот какого же дьявола они все-таки меж собой делят, раз они еще и культурные такие? Да просто – менталитет такой, по-умному выражаясь. А если по-простому, то вот пример.

Есть в Грузии, в Алазанской долине, знаменитая область – Кахетия. Там по дороге едешь – и словно звон бокалов слышится, такие названия у городков: Вазисубани, Напареули, Кварели… И тот самый Телави, в котором Мимино жил – как раз там.

А еще есть там такой город – Лагодехи. И стояла там десантная бригада. Служить в ней считалось довольно лафово (во всяком случае, до войны): ну, не арбатский округ и не Германия, зато – вино, фрукты, климат курортный – те офицеры, что после Забайкалья да Заполярья туда попадали, поначалу даже удивлялись, что им еще и платить за службу тут будут. И прыгать было хорошо: аэродром под боком, погода как правило устойчивая: прыгай – не хочу. Из Азербайджана к ним на прыжки приезжали, там у них постоянно ветра бешеные, особо не попрыгаешь. А однажды сборная Союза по дельтаплану на сборы приезжала, говорят: у вас тут условия – лучше, чем в Швейцарии.

Ну так вот, готовится как-то раз один батальон к прыжкам. Раннее утро, замкомбата по ВДП [28], капитан, с батальоном на воздушно-десантном комплексе предпрыжковой подготовкой занимается. Кто из макета самолета прыгает, кто в подвесной системе на стапелях болтается, кто на трамплине приземление отрабатывает. А сам капитан на парашютную вышку залез. Удобно: и бойцов оттуда скидывает, и общим процессом сверху руководит.

А утро летнее в Кахетии знаете, какое? М-м, сказка! Ночами там часто грозы проносятся – стремительные, бурные, с ливнями – как из брандспойта по городу прометает. А утром – все улицы как вылизанные, зелень сверкает, воздух – хрусталь! Стоишь так на вышке: ёлы-палы! Вся Алазанская долина перед тобой раскинулась, насколько глаз хватает – сады с лесами, как малахитовая пена на поля выплеснулась, река Алазани, как ртутная змея, под солнцем горит! И горы над тобой нависли – еще в утренней дымке, сизые, только снежные вершины уже розовым светом сияют. Ну просто – черт его знает! То ли запеть хочется, то ли полететь, то ли хотя бы в морду дать кому-нибудь!

И вот, стоит капитан на вышке, бойцов к куполу по очереди пристегивает, скидывает вниз – идет дело своим ходом. И вдруг слышит: кто-то орет внизу по-грузински: дескать, стой, сукин сын! догоню – убью, паршивец! Глядит вниз – несется прямо к вышке какой-то пацан, а за ним увесистый дядька пузом колышет и кулаками потрясает. В кулаке у дядьки зажат ремень, штаны у него без ремня сползают и бежать ему трудновато. А пацан – мелкий, ну, лет десять-двенадцать, летит как воробей, фиг за ним угонишься. Так воробьем он на вышку и взлетел. Выскочил на площадку, от высоты сперва заробел и за капитана ухватился.

Ну, дядька тоже было вслед за ним на вышку полез, но на десятой ступеньке раздумал, слез на землю и пытается вышку трясти. И визгливо требует от пацана слезть, чтоб дать возможность выдрать его как Сидорову козу. А пацан – он что, совсем дурак? Хоть на глазах слезы и блестят, но с высоты положения скандальным голосом требует гарантий неприкосновенности. А сам все за капитана держится.

Ну, что – надо кэпу конфликт улаживать, раз выпало вдруг стать ограниченным контингентом миротворческих сил. Вступил он с дядькой (как нетрудно догадаться, папашей этого пацана) в переговоры. И что выяснилось? Изначально, значит, истоки конфликта были в том, что Дато, этот паршивец, с самого своего рождения является родительским наказанием. Сначала на него воспитательницы в детском саду в один голос жаловались за непомерную строптивость, теперь вот учителя.

А вчера вообще что отмочил! Мало того, что схлопотал двойку по английскому, так еще и дерзко заявил учителю, что лично ему, Дато Банцадзе, этот чертов английский сто лет не нужен. Его, дескать, вполне устраивает родная Кахетия, и ни в какую Англию он отсюда уезжать не собирается. А если этим англичанам вдруг приспичит с ним поговорить – пусть сами учат грузинский и приезжают сюда, к нему в гости; шашлык, вино и кахетинское гостеприимство он им гарантирует.

Большой почитатель английской поэзии, учитель Гиви Автандилович был уязвлен и оскорблен в лучших чувствах. Помимо жирной двойки он накатал на целую половину дневниковой страницы гневное послание родителям. Это послание отец читал вслух, с выражением, все более и более проникаясь праведным гневом поклонника Шекспира и Байрона. А проникнувшись как следует, выдернул из штанов ремень и всыпал сыну по полной программе, – папа Сурен всегда был весьма скор на расправу.

Претерпев экзекуцию, Дато заперся в туалете и оттуда яростным сопливым голосом принялся обещать папаше страшную месть сразу же по достижении мстителем подходящего возраста. Папаша же, как всегда в таких случаях, уже терзался угрызениями совести и жалостью к непутевому чаду. Дабы заглушить эти угрызения, скандальным голосом принялся сваливать вину за происшедшее на самого Дато.

– В кого ты только такой уродился? – скорбно вопрошал папаша у двери туалета, – Не иначе как в дедушку Беслана! Чеченец – он и есть чеченец, пусть хоть и бухгалтер!

– Не говори так про дедушку! – картечью летели из-за двери туалета возмущенные вопли, – Дедушка хороший!

– Конечно, хороший! – фыркнул отец, – Как разбаловал тебя у себя в деревне, так мы с мамой до сих пор расхлебать не можем!

Чеченец Беслан, дедушка Дато по маме, был тихим сельским бухгалтером и добрейшей души человеком. Внука он любил ну просто «до соплей», и после каникул, проведенных в деревне у деда, Дато возвращался в родительский дом совсем уже неуправляемым.

Прокричав последнее виноватое проклятье в адрес неуправляемого чада, отец плюнул, хлопнул дверью и ушел к соседу Георгию – вот-вот должен был начаться матч «Спартак» – «Динамо» (Тбилиси).

А Дато яростно утер слезы и задумался. Горящие душа и попа требовали отмщения, но до подходящего возраста было еще далековато, а ждать не было никаких сил. И тут взгляд Дато упал на туалетный «свиток папируса», висящий на стене. План отмщения родился моментально. Досконально зная все привычки своего папаши, Дато отчетливо помнил, с чего начинался каждый отцовский трудовой день. А именно: встав с постели, отец шлепал тапками к почтовому ящику, чтобы достать свежую газету «Вечерний Тбилиси», приходящую в Лагодехи к утру. Затем, с газетой под мышкой, отец прокладывал курс в туалет, дабы произвести обзор свежей прессы и неторопливо, со вкусом, отбомбиться.

Одна луна знает, чего стоило Дато вытерпеть те несколько часов, пока семейство поужинает и родители заснут. Наконец, в родительской спальне воцарилась долгожданная тишина, нарушаемая лишь умиротворенным отцовским похрапыванием.

Дато отбросил одеяло. Тени древних пращуров в простреленных черкесках встали рядом с ним, темнея грозными лицами в лунном свете. «Действуй, Дато – словно говорили они, – если ты хочешь называться мужчиной – твое оскорбление не может оставаться неотомщенным!». Дато не сказал им ничего – к чему слова? О мужчине судят не по его словам, а по его поступкам.

Крадущейся бесшумной поступью горного барса Дато проник на кухню, где бесстрашно стяжал тускло пламенеющую в лунном луче поллитровую банку молотого жгучего красного перца. Спустя мгновение он уже был в туалете, где и воплотил в жизнь свой дерзкий план возмездия, щедро обсыпав перцем отмотанную часть рулона.

Водворив банку на место, Дато скользнул под одеяло и умиротворенно вздохнул. Скоро, совсем скоро он будет отомщен. На своей шкуре прочувствует жестокий отец, каково пришлось сыну! Что будет дальше – наплевать. Раздумья особо не донимали юного мстителя и, следовательно, трусом его не сделали. Вознесшиеся мощно начинания, стало быть, имени действия не потеряли.

Но – увы, увы и увы!! Вот чем, спрашивается, мог так прогневать юный отрок безжалостный рок, что тот так безжалостно вторгся в эти самые начинания? Ибо жертвой плана мщения пало совсем невиновное лицо. Так, кстати, чаще всего и бывает – привет террористам всех времен и народов.

Короче, рано утром в гости к ним приехал тот самый дедушка Беслан, стосковавшийся за две недели по любимому внуку. Привез он ему в подарок здоровенную корзину чурчхелы и фруктов, босяку. Ну и – заглянул с дороги-то в то самое помещение…

Пожалуй, еще следует упомянуть о том, что был дедушка Беслан правоверным мусульманином и дома у себя пользовался в этом помещении кувшином с водой, как предписывают строгие правила шариата. Но ведь не будешь в доме у зятя-христианина права качать – в чужой монастырь со своим уставом не лезут. Шепотом попросив у Аллаха прощения за свое невольное прегрешение, дедушка со вздохом оторвал от настенного рулона кусок отравленной ленты…

Остается добавить только то, что бедный дедушка еще и страдал геморроем – профессиональная болезнь бухгалтеров, что вы хотите… Когда срочно вызванный на подмогу сосед Георгий (о, улыбка Фортуны – проктолог местной райбольницы) осмотрел пострадавшую дедушкину область, выражению лица эскулапа запросто можно было претендовать на «Оскара». В номинации «лучшая трагическая роль».

Проснувшись от шума в гостиной, Дато начал догадываться, что в ближайшее время ничего особенно хорошего в родном доме ему не светит. И – рванул от греха прямо в окно, через огород к калитке. Вслед за ним взбешенной бомбой вылетел папа Сурен, на бегу суетливо выдергивая ремень из петель штанов…

В общем, так вот капитан с Дато и познакомился. И нажил тем самым себе изрядный геморрой, или, если угодно – головную боль (как известно, у нашего народа эти понятия почему-то имеют одинаковое значение). Увидев родную Кахетию с высоты полета чокнутой курицы, пацан достал своего спасителя мольбами о прыжке с самолета (с вышки капитан сбросил его в тот же день). Поначалу отмазываться от таких заявок не представляло для кэпа особого труда – мал еще, вес для парашюта недостаточный, матчасти не знаешь, подготовку не прошел – короче, гуляй пока, студент.

Но кто бы мог подумать, что эта идея-бзик так прочно засядет в кудлатой голове юного кахетинского мстителя? Как-то незаметно прошло два года. За это время Дато успел вытянуться в тощего жилистого подростка. Юношеский пух над его верхней губой потемнел и загустел. И все так же незаметно, молчком, крутясь возле солдат, он нормально освоил парашютную подготовку. Научился быстро и, главное, правильно укладывать парашюты (чем, надо сказать, беззастенчиво пользовались бойцы, сваливая эту нудноватую работу на бескорыстного энтузиаста, когда командир не следил слишком пристально). Вертелся на парашютных тренажерах с ловкостью молодого шимпанзе и знал теорию прыжка лучше, чем любой школьный предмет. И беспрерывно одолевал капитана назойливыми просьбами.

А капитану оно надо? Тут своих гавриков две сотни, и каждого обучи, укладку парашютов проконтролируй, натренируй так, чтоб в воздухе работал как биоробот, и не дай бог, что случится – а случиться может всякое, стихия есть стихия. А тут еще одно недоразумение примазывается, которое никаким каком к армии не относится. Случись что – как отвечать прикажете?…

– Дядя Саша, ну пустите прыгнуть!

– Дато, заколебал ты уже, ей-богу. Отвали.

– Дядя Саша, ну пожалуйста!

– На фиг мне не нужно твое «пожалуйста». Сказано – нельзя.

– Почему нельзя?!

– Не положено. Только солдаты прыгают.

– Да, «не положено»! Дети офицеров прыгают – им положено? Димка прыгал, Оксанка прыгала – я что ли, не знаю? В моем классе учатся!

– На них отдельный приказ писали.

– Ну и на меня напишите!

– Дато, ну не доставай ты меня, а? Хочешь прыгнуть – езжай в Белоканы, там аэроклуб – прыгай на здоровье. (И пусть они за тебя отвечают, блин…)

– В аэроклуб меня не возьмут…

– Что так?

– Э-э, на меня их начальник сердитый. Я в прошлом году у них там в самолет один раз залез.

– Без спроса залез?

– Да.

– Ну-у, это ты, брат, не прав. Да ладно, не такой уж и большой грех-то… Ну хочешь, я сам с начальником поговорю?

– Да не возьмет он! Я тот самолет тогда завел нечаянно…

– Ну, блин. Ты даешь… Не взлетел, случаем?

– Не, не успел. Только в КДП чуть-чуть не въехал.

– И что?

– Ну, что… Двигатель как-то выключил, убежал… Начальник за мной долго гнался… Дядя Саша, пустите, а?

И каждый день такая вот бодяга. Капитан уже прятаться был готов от этого бандита. Приезжает на аэродром – и первым делом затравленно озирается: нету? И если в день прыжков Дато на аэродроме не появляется – работается капитану в такой день легко и радостно. Даже удивительно – как мало порой надо для счастья человеку.

И вот – наступает такое дивное утро. Погода – сказка: небо безоблачное, ветерок легонький, до полутора в секунду – мечта, а не ветер. При полном штиле купола-то «плавать» начинают, что грозит схождениями. А такой вот ветерок – самое то: все купола ровненько сносит, и точку выброски рассчитывать очень даже удобно. И, что самое главное, этого охломона нигде не видно! В общем, настроение у капитана самое замечательное.

Бойцы парашюты надели, по корабельным потокам построились, кэп их по очереди осматривает: как парашюты уложены, правильно ли все подогнано для прыжка. Шпильки-запаски-нож-втулки-кольцо-двухконусный замок, ну и так далее, по процессу раскрытия, со всеми остановками. Если все нормально – то по полминуты на человека затрачивается. Работай и работай. Народу – три батальона, да плюс рота обеспечения, да офицеры управления – их тоже как собак нерезанных… Ну да ладно, к обеду должны управиться. Потом – укладка парашютов, а там, под вечер, глядишь, и самому прыгнуть удастся. Работает наш кэп и работает. Час, второй. Курить охота, глаза уже от напряжения слезятся, потому что проверять все нужно очень и очень внимательно, дублируя наощупь визуальный осмотр. Пропустишь так вот мелочь какую – ну хоть гайка страхующего прибора недовернута – и может случиться… А, ну его к черту такие вещи всуе поминать! Бойцы тоже не новички, стоят себе спокойно и только когда надо поворачиваются да наклоняются, чтобы кэпу удобнее парашют проверить было. Рутина…

– Таварищ капитан! Радавой Оякяэр парашют укладивал лищно! К савэршэнию прижка гатов! – гаркнул под ухом сипловатый от волнения юношеский басок.

Кэп аж вздрогнул от неожиданного доклада, вскинул голову. И мгновенно вспотел. Из-под низко надвинутого шлема с трусоватым отчаянием поблескивал лиловыми, как ткемали, глазищами тот самый субъект, без которого капитану так хорошо и покойно работалось.

– Дато!! – задохнулся бешенством кэп.

– Та-ащщ капитан!! – лиловые ткемалины стремительно влажнели, – Ну разрешите!

– Оякяэр!! – сотряс кэп окрестности свирепым ревом, – Шап-парин, бляха-муха! Ко мне!!

Из передних рядов уже осмотренных парашютистов неспешно затрусил к месту инцидента комвзвода, интеллигентный старлей Шапарин.

– Слушаю, Александр Иванович, – участливо сунулся он, – У вас проблемы?

– У ТЕБЯ проблемы, ёшкин кот! Оякяэр – твой?!

– Так точно, Александр Иванович. А где это он, кстати?

– Ты это у меня спрашиваешь? А сам уже что, своего бойца не узнаешь? – ядом, сочащимся в голосе кэпа, можно было отравить полнокровную китайскую дивизию.

– Ой. Не понял.

– Да уж, до чего же мы непонятливые. Сколько раз было говорено, что первый прыжок командиры со своими подразделениями прыгают?!

– Ну, Александр Иванович…

– Кар-роче!! От прыжка отстраняю. Пока вместе с бойцом мне не покажетесь. Остальное – после прыжков. Вопросы?

– А… с этим что делать?

– Расстрелять! В жжжопу! Соленым огурцом! Из станкового пулемета системы «Максим»! На рассвете! Во дворе комендатуры! Под барабанный бой! – капитан плюнул и пошел в строну от строя, яростно шаря по карманам в поисках курева. Гады! Сссволочи! Ну ваще уже эти лейтенанты нюх потеряли! – ярился про себя капитан, хотя и все прекрасно понимал: офицеру оплачивается в день два прыжка. Но прыгнуть по второму разу командиру группы удается далеко не всегда – пока дождешься очереди со соей группой, пока прыгнешь да доберешься до пункта сбора – глядишь, все уже отпрыгали, вертушка улетела. Вот и стараются взводные влезть в первый поток, чтоб второй раз – со своими бойцами прыгнуть. А то сам не такой был.

Настоящий рядовой Вельо Оякяэр отыскался через полчаса, в тенистых зарослях ежевики, буйно разросшейся вокруг аэродрома. Компанию горячему эстонскому парню составляли наполовину опустошенная банка доброго кахетинского и корзина фруктов. Сладострастно постанывая, белобрысый гедонист вгрызался в истекающую соком спелую грушу и чавкал так, что не слышал ничего вокруг. Собственно, только благодаря этому чавканью взводный его и разыскал.

– Оякяэр! – коршуном налетел на бойца старлей, – Какого… здесь делаешь?!

– Я-аа, – невозмутимо отозвался эстонец, отбрасывая обсосанный огрызок.

– Чего – «я»?!

– Та. Я финофат, тофарищ старший лейтенант. Угошчайтэсь, пошалуйста, – с норманнским достоинством протянул он взводному корзину с плодами Кахетии, деликатно задвигая ногой банку назад, в ежевичные заросли.

– Я тебе щас так угощусь, урод!! Вельо, зараза, ты ваще соображаешь, что сделал?!

– Та, воопшче я понимаю. Так нельзя.

– Так какого хрена?!!…

– Ну. Мальтшик просил.

– А в жопу поцеловать его он не попросил?

– Не-эт. Тато – хороший мальтшик, фы ше его снаете…

– Ну блин, Оякяэр, ты в самом деле такой в голове тупой или прикидываешься?! А если б он разбился на хрен?

– Ну. Как пы он распился? Парашют он хорошо уклатыфает, фее этапы уклатки проферяли. И фы, и тофаришч капитан. Парашют натёшный, фы ше сами гофорили – как фаленок. Насемную потготофку он всю прошел – с нами фместе. Как пы он распился?

– На хрен, – плюнул старлей, – все разборки с поддатым бойцом – после его вытрезвления, даже в уставе это написать не постеснялись, и правильно сделали.

– Шагом марш к роте, – рыкнул он и побрел следом за эстонцем, с трудом удерживаясь от мучительного желания засандалить доброго пинка по его поджарому заду.

Гадский край, – скрипел зубами старлей, – даже эстонцы тут в раздолбаев превращаются. За банку вина продался, ссскотина!

Увидев их, капитан все понял без лишних слов. Да и что тут было непонятного? Ну, попал эстонский парень с лесного хутора на юг, и что он тут видел? Казарма, да стрельбище, да караулка, да аэродром. Ну, на учениях еще может местными красотами полюбоваться, да и то вряд ли – носятся они на этих учениях, что твои лошади, да еще навьюченные, что твои ишаки. Какое уж там любование, до койки в казарме доползти бы… Так два года и пролетают. И тут подваливает такой вот шкет с банкой винища и корзиной жратвы: дяденька, одолжи парашютик прыгнуть. Да эх, однова живем! Хоть пару часов пожить как на курорте, а там и на гауптвахту не страшно, хоть будет что вспомнить. Да и насчет гауптвахты – еще вопрос.

Чего уж там – не вякни этот балбес так по-дурацки этот доклад, да хрен бы кто чего заметил. Ну да, положено докладывать, да все эти доклады нормально игнорируют. А проверяющие и не требуют – кого угодно достанет, когда весь день одно и то же в ухо орут. И от проверки это отвлекает. Короче, перестарался студент. А где он, кстати?

А невезучий Дато (уже без парашюта) все топтался рядом, ел капитана глазами больного спаниеля и все надеялся на чудо.

– Ты еще здесь? – изобразил капитан удивление и решил больше не орать – может, так лучше дойдет.

– Дядя Саша, ну, пожалуйста…

– Все, парень, отставить разговоры. Не положено.

– Почему не положено? – голос Дато уже начал позванивать слезами безнадеги.

– Потому. Правила. Закон. – изобразил кэп неприступную скалу.

В отчаянии Дато сел где стоял и принялся лупить кулаком по траве, изливая переполнявшие его чувства. Вот так-то оно лучше будет. Капитан придавил каблуком окурок и направился к своему парашюту – предстояло еще поработать выпускающим.

Прыжки в этот день прошли ровно и без задержек. И безо всяких происшествий вроде зависаний на деревьях или вывихнутых ног. Аж беспокойство внутри закопошилось – ну ведь не бывает так, чтоб все так гладко шло…

Десантировав последнюю роту, вертолетчики повели «шестерку» на посадку. Теперь – час передыху, вкусный обед (десантура всегда угощала летунов как лучших гостей), а потом – крайний подъем, выброска спортивной команды и – уже без посадки – к себе на базу.

И тут на аэродроме появилась «шишига» соседнего аэроклуба. Ну, в общем, это было обычным делом, хотя и не вполне законным, откровенно говоря. А что делать? Друг другу помогать надо. Вертолет отработает свои две недели и улетит. А у тебя в части еще с полсотни человек программу прыжков не выполнили – тот в отпуске был, тот из нарядов не вылезал, тот в командировке проторчал – жизнь. А не выполнит офицер или прапорщик прыжковую программу – год за полтора не засчитывается – обидно, да. Ну, что делать? Собирает пэдээсник [29] всех таких недобитков да и везет в гражданский аэроклуб – выручайте, мужики. Ну, а когда в часть вертолет прилетает, так те своих курсантов привозят: им тоже лишнюю горючку никто не даст, а бензин для «аннушек» лишь один завод в стране гонит, и с ним вечный нехватеж. Так вот и приходится крутиться, а что поделаешь? Если все по правилам делать – так вообще ни черта не будет.

Замполит рассказывал, в Италии даже такой вид забастовки изобрели, ее так и называют «итальянская забастовка». Это когда работягам по закону бастовать нельзя – авиадиспетчеры всякие, метрошники там. Так они чего делают? Требуют от буржуя-работодателя выполнить все требования, что предписывают им должностные инструкции. И все – работа встает. Дескать, я бы, товарищ буржуй, и рад работать – да вот беда: у меня на рабочем месте огнетушитель уже целых два дня как просрочен. И в аптечке у анальгина срок годности истек. Вы уж приведите все в соответствие, я без этого работать просто права не имею… Бьют и синяков не оставляют.

Так и есть – привез инструктор Белоканского аэроклуба Тофик Гаджиев своих курсантов на халяву разок прыгнуть. И прямиком – к капитану.

– Саша, привет!

– Салям алейкум, Тофик. Птенцов своих привез?

– Ага! Слушай, помоги немножко, а?

– Чего такое?

– Давай, девочку одну на поток поставим? По-американски, да?

С недавних пор инструктор Тофик заимел в голове крупного таракана: всерьез освоить американский способ подготовки новичков. Суть его в том, что два инструктора берут с двух сторон желторотика и так, втроем, покидают самолет. В воздухе они придают ему правильное положение для свободного падения и контролируют раскрытие салабоном парашюта, после чего раскрывают свои парашюты. Надо сказать, к этому способу подготовки капитан относился весьма скептически, будучи твердо убежденным, что парашютист должен сам пройти все ступени подготовки. Пусть не спеша, от простого к сложному, но сам. Куда лошадей гнать? Сначала – на принудительное раскрытие попрыгай, потом – на расчековку, к воздуху хоть привыкни маленько, а потом уже и до свободного падения допускать можно. А то случись что – он и соображать-то ни черта не будет, а там ведь даже не на секунды – на доли секунды счет идет! У Тофика, однако на этот счет было свое мнение.

– Ну что, Саша – сделаем?

– Сколько хоть прыжков у твоей девочки?

– Э. Нормально.

– Ну, сколько?

– Уже два.

– Иди на фиг.

– Саш, ну чего? Хорошая девочка, грамотная. Все нормально будет!

– А купол у нее какой?

– А что – купол? Ну, «утэшка».

– Тофик, ты что – совсем на голову больной?

УТ-15, он же «утэшка» – нормальный спортивный парашют. Хоть и не последний писк, но – довольно продвинутый. В добрые-то времена его не ниже чем перворазрядникам давали. Потому как требует подготовки парашютиста. Ну не сажают же «чайника» на «формулу», чего непонятного.

– Саш, да ладно, чего там. Американцы на первый прыжок с «крылом» прыгают.

– Ну вот пусть они и прыгают. Может, меньше врагов для нас останется.

– Саш, ну чего? Хорошая девочка, совсем умная! Все уже знает. Джамиля! – гаркнул он в сторону «шишиги».

Из-под тента кузова выскочило юное создание в красном спортивном костюме и послушно подбежало к инструктору. Капитан стиснул зубы и, старательно изображая безразличный вид, полез за куревом. Так, мужик, а ну-ка, без трепыханий. У тебя двое детей, мужик. И на парткомиссии за аморалку задерут по самые помидоры! Спа-акойно, кэп… Тебе все по барабану…

Вот, значит, как шамаханские царицы-то выглядят. Или персидские княжны, из-за которых нормальные мужики с катушек съезжают. Блин, ну и волосы! Как она шлем-то на такое облако надевает? Нет, не облако – целая туча грозовая. Черная, с отливом в синеву, грозная, опасная… Черт, в глазищи, в глазищи ей только не смотреть, а то – пропал… Ох, и фигурка же у чертовой девки! Ну так и тянет же попробовать талию пальцами обхватить. На фиг, на талию тоже смотреть нельзя. Черт, да лучше вообще отвернуться, у нее ни на какое место смотреть нельзя!

– Не, ребята – в такие игры без меня играйте, – проговорил капитан, глядя на обширный зад борттехника, копошащегося в вертолетном двигателе, – Я в авантюристов в детстве наигрался…

– Эх, скучный вы народ гринго, не компанейский! – фыркнул Тофик. – Ну ничего, решим вопрос… Пойдем, Джамиля! – и сладкая парочка уверенным шагом направилась к столу руководителя прыжков.

А руководителем прыжков был сам командир бригады, бравый усач-полковник. И был он широко известен как ба-альшой дока по части куртуазности. На его молоденькую жену даже зеленые лейтенанты заглядывались. Вот оно, ребята, то самое восточное коварство – знал, знал пройдоха Тофик, каким макаром такие дела решаются. Талейрану бы его под командование! Или герцогу Ришелье – вот бы где карьеру сделал, паразит! При виде курсантки Джамили даже пышные усы полковника пришли в возбужденное состояние. Вопрос был решен в две секунды. Предполетный осмотр парашютистки полковник проводил лично. Долго, тщательно и очень добросовестно, вникая во все мелочи. И, со вздохом закончив осмотр, не терпящим возражений тоном поручил капитану оказать помощь инструктору Гаджиеву в совершении прыжков курсантами аэроклуба. А вы все удивляетесь, как это азербайджанцы все московские рынки захомутали так быстро. Учитесь, как своей цели добиваться надо, салаги.

Взлетели. Красотка Джамиля нормально замандражировала – заозиралась беспокойно по сторонам, побледнела, что твоя поганка, и поминутно вытирала ладони о свои длиннющие ноги, обтянутые алым эластиком. Дважды бибикнул штурман из кабины: приготовиться. Шамаханская царица вцепилась в дюралевую сидушку – не оторвать. Тофик, впрочем, справился – сделал вид, что собирается царицу за молочные железы ухватить. Получил по морде, но клиентку поднял. Кивнул капитану: берись. Взяли. Джамиля начала обморочно закатывать свои глазищи и растопыривать ноги – ничего, там тоже есть за что ухватить… Зеленый фонарь! Пошли!

Вывалились компактной собачьей свалкой. Джамиля, мгновенно одурев от нарастающего свиста ветра в ушах, судорожно принялась принимать позу эмбриона – совсем не то, что требуется в свободном падении. Корячились секунд двадцать, пытаясь развернуть ее лицом к земле – дохлый номер, клиент в отключке. Взгляд на высотомер – так, высота – тысяча. Все, хорош выпендриваться. Отмашка Тофику – отцепись, не мешай! Р-развернули эту дуру! Так! Кольцо! Выдернув кольцо у что-то беззвучно орущей Джамили, капитан задрал голову, убедился, что купол безмозглой красавицы раскрылся и только после этого раскрыл свой парашют.

Приземлившись, капитан немного поостыл. В принципе, на черта красивой девке еще и умной быть? Что тогда другим останется? Ладно, купол у нее работает нормально – можно расслабиться, только бы ноги при приземлении не поломала. Жалко будет все же такие ноги…

Ноги Джамиля не поломала. Но умудрилась зависнуть на одном из тополей, растущих вокруг аэродрома. На спортивном-то куполе! У которого горизонтальная скорость – пять метров в секунду! И разворачивается как волчок. Да с таким куполом нормальные люди по сотне раз подряд в «ноль» попадали, а тут… Способная девушка, чего там говорить. Висит на пятиметровой высоте, ногами длинными болтает и голосит почем зря. Ну, бойцы из наряда по площадке приземления конечно же, тут как тут. Мигом сбежались и активно желают помочь девушке спуститься – ну еще бы, за такие-то ноги кому подержаться не хочется? Однако Тофик на них рыкнул – дескать, на фиг, пусть сама выпутывается, как учили. Только вот никак барышня не вспомнит, чему ее учили. Ногами болтает и голосит еще жалобнее.

– Дура ты, Джамиля! – возмутился наконец инструктор, – Совсем дура, слушай! Что, никак не вспомнишь? Запаску распустить положено, да! Вспомнила?

Да, так и полагается действовать парашютисту, если на дереве зависнет. Раскрыть запасной парашют, расстегнуть подвесную систему и спуститься по запаске на землю – только и всего. Чего тут думать, собственно? Напомним однако, что Джамиля наша была девушкой очень даже способной. Обрадованно заголосив, она раскрыла запаску, споро распустила ее до земли. И – не успел инструктор даже рта раскрыть – лихо клацнула замками отцепки основного купола. И полетела вниз, в ежевичные заросли, с истошным визгом валькирии, подбитой над полем боя античными средствами ПВО. Инструктор шмякнул шлемом о землю и в отчаянии воздел руки в небо.

Вытаскивали исцарапанную орущую Джамилю из колючих кустов всем нарядом. А уж сколько времени они потом ее запаску от ежевичных колючек очищали – даже представить не берусь.

А капитан отчетливо представлял, как придя домой, он первым делом полезет в буфет за стаканом – после такого дня это было совершенно необходимо. Но так просто судьба его, видно, отпустить не могла. У ворот аэродрома его поджидал Дато. И было в его глазах что-то незнакомое.

– Нэ паложено, да?! Закон, да?! – яростно наехал он на капитана.

– Э, ты чего, парень?

– Всяким дурам – можно, а мне – нельзя, да?!

– Дато, ну что ты, в самом деле…

– Я думал, вы – честный! А вы! А вы!…

Капитан тяжело, по-коровьи вздохнул. Блин, да за что мне такое?

– Всо, дядя Саша, всо!

– Что – «все»?

– Я – ЗАПОМНИЛ!!

Думаете, капитан испугался? Ни черта он не боялся, этот капитан. Даже жены и парткомиссии. Но… Как-то просто понял, что таких вот парней лучше иметь в друзьях, а не во врагах.

– Короче. Завтра… Нет, завтра синоптики погоду обещали испортить. Послезавтра приходи. С утра парашют уложишь и прыгнешь. В приказ я тебя включу.

– Правда?! – и опять перед капитаном стоял знакомый кудлатый охламон Дато.

– Я СКАЗАЛ.

Олег Рыков

Рассказы

Родился в 1961 году. Служил на кораблях 38 бригады Тихоокеанского Флота. Считает, что пройдут годы, и многие забудут, какой она была, та Холодная Война. Гражданские люди чувствовали ее морозное дыхание со страниц газеты «Правда», хотя они просто забывали закрывать холодильники на кухне. А была она и обжигающей космическим холодом, и горячей в малоизвестных стычках двух флотов, и прохладно-презрительной при встрече советских и американских кораблей. А еще она редко, но бывала войной с улыбкой, взаимным салютованием при встрече в море и уважением к профессионализму друг друга.

Эти рассказы – о его море, о его друзьях и врагах с надеждой, что последние – в прошлом.

ЧАРЛИ ЧАРЛИ БРАВО!

У каждой шутки бывает предыстория. Когда шутят политики – всегда стоит искать контекст, который может стать завуалированным посланием противной стороне.

Нам не известен контекст оговорки президента Буша-старшего, однажды заявившего на пресс-конференции: «Семь лет я работал плечом к плечу с президентом Рейганом. Были у нас триумфы. Были и ошибки. Кое-что нам удалось изъе… хм… избежать…». Что-то он имел в виду. Имел несомненно, хотя и посыпались на него со всех сторон упреки в психической слабости, ставшей следствием стресса, пережитого в воздушном бою над Тихим океаном, когда молодой пилот Буш был сбит японским истребителем и чудом спасся.

Вспомнилась и «шутка» президента Рейгана в 1984 году, когда уже прославившийся своими речевыми фортелями «красавец-ковбой» заявил в прямом эфире радиостанции Санта-Барбары следующее: «Сограждане-американцы, рад сообщить вам, что я только-что подписал директиву, ставящую Россию вне закона. Мы начинаем бомбардировки через пять минут».

А наш корабль в те минуты лежал в дрейфе под Сан-Диего, и мы «вспотевшими» глазами читали ленту американского информационного агентства, приславшего нам подписанный приговор. Друг с другом не прощались, но было очень грустно… Не дано нам было знать тогда, что это была, хотя и трагически опасная, но шутка. Шутка с контекстом! Рейган должен был бы продолжить свое выступление, сказав: «Я заявляю это потому, что извещен о начале перевода советских ракетно-ядерных сил в высшую степень готовности. Прощайте, сограждане-американцы!» Но он не продолжил. Мы же, только возвратившись в базу, узнали причину президентской русофобии – молодой боец на нашем советском узле связи, опечаленный изменой подруги и обозленный на весь свет, передал такое распоряжение в эфир. Благо, что он не мог его продублировать! Иначе – большой КАБУМ и ничья в финале Холодной войны.

А пока шел полуфинал, и преимущество оказывалось то на одной стороне, то на другой. Это и имел ввиду Джордж Буш. Конечно же, он должен был знать об одном из многочисленных эпизодов Великого противостояния, в котором, как считалось противной стороной, флот США сыграл со счетом 2:1. Мне это представляется сомнительным. Назовем данный эпизод как «Леги против Чарли» и проследим за развитием событий и счетом в ходе «Игры».

Место действия – прибрежные воды США в районе Сан-Диего. Первый тайм. Счет 0:0.

Выход в море на боевую подготовку в пятницу всегда неприятен для экипажей кораблей вне зависимости – советский это флот или американский. Такое на нашем флоте чаще всего «светит» якорной стоянкой на рейде до понедельника, у американцев – лишением бонуса к жалованию за невыполнение недельного плана. Провести же уикэнд на борту, когда в бинокль можно разглядеть прелестниц в бикини на пляжах Баха Калифорния, для них немыслимо.

В то утро пятницы мы лежали в дрейфе в точке, с которой хорошо просматривался Норт-Айленд и торчащие за ним топы мачт ошвартованных в ВМБ Сан-Диего кораблей, ожидая ежедневный мини-парад – выход американских «боевиков» в море. Как по расписанию в 09.00 «поплыл» фок большого крейсера, за ним – узнаваемые «низкорослые» мачты фрегатов типа «Нокс» и «Перри». Недолгое ожидание – и вот уже под мостом, соединяющим город и остров Норт-Айленд, появились «мышиные» силуэты отряда боевых кораблей, возглавляемых нашим старым знакомым – крейсером «Леги» – металлической реинкарнацией Уильяма Леги, начальника штаба ВМС США при президенте Франклине Рузвельте, кораблем таким же подтянутым и строгим до вздорности, как и сам почивший адмирал. Это он за три дня до описываемой встречи сыграл злую шутку, целенаправленно включив на полную мощность средства радиоэлектронной борьбы и прервав нашу связь с Владивостоком на долгие пять часов. Встретившись опять, мы не думали, что этот день станет днем реванша!

«Чарли», не удостоившись приветствия чопорного «Леги», пристроился в кильватере американских кораблей, следующих малым ходом курсом, ведущим на главную игровую площадку 3-го Флота ВМС США – Тихоокеанский ракетный полигон «Пойнт Мугу». Здесь на тридцати шести тысячах квадратных миль водной поверхности Калифорнийского залива проводятся большинство учебных и испытательных стрельб; здесь запускаются зенитные и противокорабельные, противоспутниковые и баллистические ракеты корабельного и воздушного базирования. Сердце и нервный центр этого монстра – остров Сан-Николас, с которого осуществляется наблюдение за акваторией и воздушным пространством и управление всеми силами и средствами, находящимися в зоне ответственности Главного диспетчера полигона, «бессмертное» имя которого – «Плид Контрол».

Вступив на «шахматную доску» Пойнт Мугу, виртуально расчерченную квадратами боевой подготовки, отряд «Леги» отметился в сети «Плид Контрола», сообщившего «удивленному» флагману, что на хвосте у него висит советский «Чарли Чарли Браво» (так в устах американцев на военный манер звучал наш бортовой номер «ССВ»). Крейсер и фрегаты в ответ плотоядно «улыбнулись» белоснежными ракетами «Стандарт» и «Си Спэрроу», выехавшими на направляющие пусковых установок, впрочем не для устрашения «Чарли», а для проверки оружия перед операцией, и начали движение в район стрельб севернее Сан-Николаса ближе к островам Сан Мигель и Санта-Роза, которые, как естественные укрытия создавали «парниковые» условия для стреляющих, прикрывая их собой от ветра, волнения и течения. На них же размещались три вертолета и радиопеленгаторы, сыгравшие в последующих событиях важную роль. А пока лазурное небо Калифорнии не подозревало, что через час его начнут дырявить с той же тщательностью, что и мультяшная эскадра из «Приключений капитана Врунгеля».

Придя в точку, отряд рассредоточился в боевой порядок треугольником со стороной в 3 мили, милостиво позволив «Чарли» занять безопасное место в его центре после того, как «Леги» рутинно предупредил нас о нахождении в районе опасных ракетных стрельб. Сделано это было полусонно-безразлично, как и подобает «железному адмиралу». Ну, и слава богу! Значит, не будет назойливых облетов «Орионами», опасного маневрирования и попыток вытеснения из района. Пятница! В ней все дело!

И карусель закрутилась. С материка были запущены радиоуправляемые мишени, которые устремились к «Леги» и его отряду, имитируя атаку крылатых ракет. Навстречу им с крейсера и фрегатов начали взмывать «птички» с головками теплового наведения, взрываясь далеко впереди и вверху и оставляя очередную «дырку» в небе в виде белесого облачка. «Отразив» первую волну нападения, «Леги» задробил стрельбу, позволяя вертолетам, прилетевшим с островов, эвакуировать приводнившиеся на парашютах мишени. Три целехонькие оранжевые «сигары» дрейфовали в зеленых пятнах разлившейся маркирующей краски, ожидая, что подлетевший вертолет зависнет, подхватит стропы крюком и унесет их на берег для обслуживания, заправки и последующего использования, так как не в них целились ракеты с кораблей, а в горящие магниевые шашки, сбрасываемые мишенями по радиокоманде с Сан-Николаса.

Быстро сделав дело, вертолеты улетели, дав возможность «Леги» отстреляться по второй волне и, немного подождав, по третьей, после чего крейсер и его отряд «вышли не редан» и помчались домой в Сан-Диего, забыв, что «Макдональдс» работает круглосуточно. «Плид Контрол» «зевнул» им на прощание и тоже закрылся. Два вертолета сообщили, что горючее на исходе, и смылись занимать очередь за двойным чизбургером, оставив, видимо, самого молодого собирать два все еще плавающих «сигарных окурка».

Нам же до похода в пельменную на улице Ленинская оставалось еще месяца три, поэтому мы продолжили курсировать самым малым ходом в том же районе, с интересом наблюдая за трудягой вертолетом и делая ставки – уложится он в 30 секунд для захвата мишени крюком или нет. Первый раз уложился. Мой друг Колька выиграл банку черешневого компота. Прилетев за второй мишенью, вертолет замешкался, выловив «рыбку» только со второй попытки и на второй минуте.

– Нервничает! – сказал Николай, отдавая банку обратно. Он болел за вертолетчика, так как сам был страстным рыбаком.

– Тащ капнант, – раздался голос сигнальщика, – еще одна приводняется у нас по курсу!

– Стоп машинам! Право на борт! – крикнул вахтенный, экстренно переведя «Чарли» в циркуляцию, иначе американская ракета приземлилась бы к нам на бак или повисла на фок-мачте, зацепившись стропами. Вовремя отвернув корму от опасной для винтов медузы упавшего парашюта, корабль лег в дрейф всего в двух кабельтовых от плавающей мишени.

– Вертолет, сволочь, на подлете! – сглотнув слюну и закатав губы обратно, сказал вахтенный, в глазах которого отражалась картина – оркестр на стенке, встречающий героя с ракетой под мышкой, и радостно плачущие адмиралы! Картина помутнела и исчезла, как только вертолет завис над зеленым пятном. Но американский пилот (привет, Брайан!) возродил нашу надежду: стрекоза «Белл 206» с позывным Aspen – «Осина» (скажите мне теперь, что только у нас нелепые позывные!) трижды пытался поймать мишень, чему не мешали ни волны, ни ветер, но так и улетел пустой. Часы показывали 18.00 местного времени, на календаре все еще числилась пятница.

– Вернется! Заправится и прилетит! – сказал Колька, продолжая симпатизировать пилоту-«рыбаку». Но он так и не прилетел ни через час, ни через полтора. Солнце стало «моргать», предупреждая о скором «выключении», а соблазнительная «рыбка» дрейфовала уже в одном кабельтовом от «Чарли».

– Вахтенный, самый малый вперед. Руль лево на борт. Сигнальщику следить за мишенью! – первым принял решение старпом, желая приблизиться вплотную, сделать фотографии и… подумать над дальнейшими действиями. Срочно созванный консилиум, бубнящий как последователи культа Вуду, окружил старшего офицера.

– Владимыч, это ж… почти «Гарпун»… Тащ третьего ранга, она ж из композитных материалов! Кусочек отломать бы?!… Что композитка… там цифровой компьютер на борту… и горючки образцы бы взять! – доставала старпома толпа, не заметив, что командир прошел из штурманской рубки на ходовой, бросив через плечо: «Товарищи офицеры, буй вам в руки вместо ракеты!» Опытный и осторожный моряк знал, чем может кончиться попытка слямзить американскую собственность. Прецеденты на бригаде уже были. Оценив обстановку, он спустился в свою каюту и через пять минут вызвал к себе командиров боевых частей. Чутье его редко подводило, но доводы «бычков» и наш мальчишеский азарт заставили изменить решение. Как он позже жалел об этом! И так нас жалел, и этак! Но это было позже. А пока корабль подошел бортом к мишени, закрывая ее собой от визуального наблюдения с островов, а окрыленный старпом уже строил боцманскую команду на юте, сжимая в руке кошку. Его первый бросок не достиг цели. Второй был точен, зацепив стропы. Тащили ракету из воды десять человек, легко выдернув на палубу 230-килограммовую «сигару». И вот «золотая рыбка» у наших ног – четырехметровый прототип противокорабельной ракеты «Гарпун» радиоуправляемая мишень BQM-74E, произведенная корпорацией «Нортроп» на заводе в Вентуре. Помните свое детство и то ощущение, когда получаешь долгожданную игрушку? Щенячий восторг! Это мы и чувствовали, поглаживая мокрую спину «рыбки» и стараясь разглядеть каждую деталь, но солнце уже ушло за горизонт, и никто не заметил текущую из нее маркерную краску, и никто не вспомнил о все еще работающем радиомаяке, встроенном в ракету, зато нащупали крупную табличку на ее борту, подсветили фонарем и прочли: «Данная мишень является собственностью американского правительства. Просьба возвратить ее представителям американских властей или любому кораблю ВМС США. Вознаграждение – пятьсот долларов».

– Пятьсот разделить на сто восемьдесят… Маловато будет! – меркантильно заметил инженер РТС по кличке «Пчел», не зная, что закупка каждой BQM -74 обходится американскому флоту в двести восемьдесят тысяч.

– Слесаря вызывали? – вздохнул Пчел, бросив на палубу сумку с инструментами, так как получил приказ командира «разделать рыбку», фюзеляж которой был более чем габаритен для того, чтобы поместиться в пустующих внутренних помещениях. Осмотр показал, что болты изделия слишком высокотехнологичны для его советских инструментов. Послали за механиком. Умный дядя Миша все понял сразу и пришел с кувалдой и долотом. Зрительно нарезав ракету на три отсека, он приложил долото с первому шву и занес кувалду… В этот момент палуба завибрировала, и корабль дал ход!

– Что же он, ля, делает! – обречено заорал Пчел в лицо старпому, показывая в сторону ходового, на котором «рулил» командир. – Радиомаяк же еще работает! Ломайте антенну или тащите фольгу, чтобы ее заэкранировать. Вес, ля, повяжут нас янки!

Через десять минут корабль шел средним ходом, сводя с ума операторов американских станций слежения, у которых пеленг на мишень вдруг начал перемещаться со скоростью 15 узлов.

– Иваныч, ломай ее скорее нахрен! – понял ошибку старпом, и механик заработал кувалдой как отбойным молотком. Кто-то прибежал с пожарным топором, и работа закипела! Через полчаса «тело» было расчленено на три части: первую – головную с пенопластовыми муляжами бортовой РЛС и боезаряда, вторую – отсек управления с кучей «вкусных» внутренностей, приправленных главной изюминкой – тогда еще невиданным портативным цифровым компьютером, и третью – двигательный отсек с миниатюрным турбовентиляторным джетом, который впору было устанавливать на велосипед!

Разнося «расчлененку» по разным помещениям, не досчитались двигателя и парашюта.

– Хрен с ним, с парашютом! У матросов трусы поизносились. Пусть новые нашьют! – пошутил старпом, не ведая, что глаголет истину. – Где движок, волки!

Движок, естественно, нашелся в зиповой запасливого Пчела, который ныл, отдавая его: «Я аэросани хотел сделать дома!» – за что получил подзатыльник и ходовую вахту вне очереди. Знал бы старпом, как это чревато!

День закончился тихо, принеся нам одно очко в первом тайме. Все, кроме Пчела, заступившего на вахту, разбрелись по своим каютам. Пора было отдыхать после дня полного событий. Верное решение, так как не ведали мы, что последующие три дня станут бессонными для большинства из нас. Проходя мимо своего заведования, заглянул не боевой пост, чтобы узнать обстановку.

– Ребята, где «Леги»?

– Тащ, крейсер на подходе к Сан-Диеге и уже заказал буксир.

– Добро! Если отметится в связи опять, немедленно доложите на ходовой.

А на ходовом стоял Пчел, поэтому многие ворочались в койках, не в состоянии заснуть от беспокойства. Пчел был «талисманом», нет – черной меткой корабля! Практически все нештатные ситуации происходили на борту, когда «рулил» он. Сейчас же «Чарли» шел полным ходом под Лос-Анджелес, и мы знали, что завтра там будет проводиться парусная регата, для участия в которой многие яхты вышли в море с ночи и лежали в дрейфе. Говорят, Пчел поработал на славу, создав панику среди яхтсменов и едва не задавив двух из них, пройдя всего в пятнадцати метрах. Но мы узнали об этом утром, когда было уже не до этого…

Место действия – пятнадцать миль западнее ВМБ Лонг-Бич. Второй тайм. Счет 1:0 в пользу «Чарли». Пока.

Ужасно хотелось спать, но колокола громкого боя не давали. Мозг пытался вспомнить, были ли вначале три коротких звонка, которые означали бы учебную тревогу, но получал отрицательный ответ. Когда же корабельная трансляция голосом самого командира гаркнула «Боевая тревога!», мозг сказал «Опа!» и приказал телу бежать со всех ног на ходовой мостик. Там он окончательно и активировался, оценив обстановку и вынеся вердикт: «Погано все, брат!». Действительно, поганее не бывает: хмурый командир сидит в своем кресле с лицом лишенным следов сна, рядом курит смущенно-печальный старпом, вахтенный офицер «морщит мужественную репу», своим видом показывая, что все «по-взрослому», что он не нажимал кнопку локтем, заснув на вахте.

– Толя, что? – тихо спросил его, невольно пригнувшись от воя реактивных самолетов, побривших наши мачты.

– Гинтрудеры, ять! – вздохнул вахтенный, кивнув в сторону делающей разворот для повторного захода пары американских штурмовиков «Интрудер».

Оглянувшись по сторонам, увидел выплывающие из тумана силуэты «Леги» и компании и сразу все понял. Ударив ребром ладони по кнопке «Лиственницы», вызвал свой боевой пост и недобро спросил: «Что, ля, больше радиограмм от „Леги“ не было?».

– Была, тащ, но очень короткая…

– Ну-ка, «сыграй» ее мне! – рявкнул, уже зная, что услышу.

Динамик захрипел возмущенным голосом «Плид Контрола», забывшим в своей ненависти о любых правилах радиообмена: «Леги», запрещаю заход в Сан-Диего, пока ракета не будет найдена и возвращена!».

Получив фитиль, разъяренный «адмирал», лишенный субботних радостей, всю ночь рыскал по обширному району, чтобы найти нас затерявшимися среди частных яхт. Найдя, пыхтел в трех кабельтовых от лежащего в дрейфе «Чарли», не зная с чего начать экзекуцию, чему мешала презумпция невиновности – видимые признаки «преступления», скрытые туманом, пока отсутствовали. Подсказали мы сами, объявив протест и заметив, что нам трудно дышать в «тесных объятиях братского американского флота». Казалось, «Леги» просто взорвется от такого нахальства. В ответ «боевики» плотнее прижались к нам с трех сторон, намекая, что текущий счет 1:1, и играть нам, сердешным, теперь сугубо в обороне.

– Самый малый вперед. Рулевой, держать нос на мидель крейсера. – начал закипать уже наш командир, надеясь вырваться на чистую воду. «Леги» нехотя дал ход, открывая нам путь на запад, и тут же пристроился в кильватере, приказав фрегатам «вести русского под руки». Сверху нашу «голову» прижимали прилетевшие с авиабазы Норт Айленд противолодочные «Викинги», подключившиеся к акции «устрашения». Какое уж тут устрашение, когда над головой летают «пылесосы» без оружия на внешних подвесках! Безуспешно применив весь незамысловатый иезуитский набор, «Леги» решил сменить кнут на пряник и попытаться поговорить с нами как флотский с флотским. С этого бы и начинал, глупый! А так упустил свой шанс, давя нам бока.

– «Чарли», мишень у вас?

– «Леш», вопрос не понял.

– Вчера она приводнилась у вашего борта. Вы ее видели?

– Видели! И что?

– Вы взяли?

– Нет. Она отдрейфовала от нас на… хм… в сторону. А что, вертолетчики ее все же утопили?!

– Спасибо за помощь! – обречено процедил сквозь зубы «адмирал».

И тут включился величайший демаскиратор всех времен и народов – Солнце, рассеивая остатки дымки и ярко освещая корму «Чарли», левая часть которой оказалась не шарового, а ядовито-зеленого цвета. «Рыбкина кровь» разбрызгалась!

– «Чарли», прошу возвратить американскую собственность, – воспрянул духом крейсер.

– «Леги», вас не слышу. Самолеты шумят. Повторите по слогам.

О, чудо! «Викинги» отвернули на юг и улетели, чтобы больше не показываться.

– Советский корабль, повторяю! Отдайте мишень!

– Что говорить? – посмотрел на черного как туча командира.

– Пошел он в Сан-Диего вопросы задавать! Ври дальше! Вахтенный, курс 270 на Владивосток. Командира БЧ-4 ко мне! – начал звереть Прокопыч.

– «Леги», повторяю – мишени на борту не имеем! – огрызнулся на «адмирала», и это прозвучало как каламбур в контексте ситуации.

Примчался Вова Пряник, главный связист, и, подходя к командирскому креслу, завернул влево ручку громкости радиостанции, пригасив занудное бормотание «Леги»: «Прошу… Требую… Настоятельно требую!».

– Срочно дать связь с оперативным штаба! – приказал Прокопыч.

Лучше бы не давал, так как совет дежурного из Владивостока оказался столь же бесполезен, как ветер для повесившегося слесаря Петрова.

– Что делать? – спросил командир перебиваемого атмосферными помехами оперативного.

– Что-что! Завернуть в брезент, положить груза и тихонечко ее за борт! Как в песне!

– Не могу – обложили со всех сторон!

– Тогда сообщайте в Москву и крутите… винты!

Опять прибежал Пряник и получил распоряжение Прокопыча «звонить» в Главный штаб.

Разговор с москвичами тоже ничего не принес – там мрачно выслушали доклад и дали лишь одну рекомендацию: «Морду топором, курс на Владивосток!», что уже почти шесть часов и делалось. Мимо проплыл Сан-Николас, на котором «скрежетал зубами и ломал об колено подзорную трубу» главный диспетчер полигона, уже получивший нагоняй от своей «бзби» и простившийся с личными субботними планами. Тут-то американцы и осознали – еще часов шесть этой гонки, и воскресенье накроется тоже! «Давить» русских за пределами полигона будет гораздо сложнее, а ночь поможет им, при желании, скинуть «рыбку» туда, где глубины более километра, компьютер – в карман и концы в воду. Опять позвонила «бэби» и сообщила о поломке газонокосилки, которой она пыталась «подстричь» выброшенную на улицу одежду мужа. И «Плид Контрол» вышел из себя, попутно вспомнив о долге!

– «Леги», на борту ракеты находится цифровой компьютер, пропажа которого чревата для вас! Приказываю провести специальную операцию против русских! – заорал он без стеснения, забыв, что «приговоренный» тоже слышит.

– Добро, – зверски улыбнулся командир, приняв доклад о планах американцев. – Старший помощник, играйте боевую тревогу!

Через десять минут по бортам «Чарли» лежали матросы с автоматами в руках, а на полубаке офицер и двое мичманов безуспешно пытались зарядить единственное достойное оружие корабля – шестиствольную «фукалку» АК, которая с момента постройки корабля всегда клинила после третьего выстрела. Отчаявшись зарядить ее, нештатные «артиллеристы» показали «Леги» средний палец и направили пустые стволы в его борт. «Адмирал» оценил жест и дал фрегатам отбой. Стволы американских орудий медленно поползли в исходное положение.

Дальнейшее совместное плавание стало приятной прогулкой под руки с холодно-галантными фрегатами, за действиями которых следил чапающий в кильватере крейсер. Теперь он молчал, смирившись с судьбой и надеясь на Всевышнего. По курсу лежал бескрайний Тихий океан, давно «утопивший» за горизонтом американское побережье и шумом волн заглушивший отборный мат «нервного» центра полигона.

Тут-то и подключился «Всевышний» – Большой Белый Вождь из Вашингтона, приславший приглашение советскому военному атташе посетить пятиугольный дом на берегу Потомака. Тот нагладился, надел ордена и прибыл…искать пятый угол. «Найдя» его, обиженно позвонил «Двенадцати Толстякам» из Политбюро. Выслушав атташе, они пригласили «на чашку чая» своего главного флотоводца, лучший друг которого, «Главный Толстяк», уже давно лежал у стены, и поэтому Горшкову стало сложнее защищать честь Флота. Получив вводную, адмирал начал действовать. Действие в тех высоких сферах – это бесконечные разговоры по телефону, позволяющие выяснить степень угрозы своему положению, найти рычаги для его сбалансирования и, уже исходя из этого, найти виновных и наказать невиновных. Горшкову же нужен был компромисс – сохранение «невинности» командира «Чарли» – ибо кто как не сам Сергей Георгиевич утверждал руководящие документы, сделавшие экипажи кораблей «клептоманами», прикарманивающими любую найденную железяку и делающими это настойчиво и последовательно!

Последним звонком в его списке стал звонок нашему кэпу. С приговором!

– Тащ командир, Главком на связи! – всхлипнул Вова Пряник, нервно почесывая «обожженную» руку, которая только что держала трубку «красного» телефона, печально глядя во внезапно ссутулившуюся спину Прокопыча. Зачем-то кэп взял в радиорубку и меня. Видимо, чтобы было кому вынести его грузное обесчещенное тело и бросить за борт в пустынные воды Тихого океана. До американского берега уже было миль триста…

Попрощавшись глазами с окружающими, кэп собрался, взял трубку и ЗАОРАЛ: «Товарищ Адмирал Флота Советского Союза, докладывает командир…». Слова его и Горшкова репетовались включенным динамиком, откуда донеслось в ответ: «Командир, ракета действительно у вас?».

– Так точно, товарищ Ад…

– Какого хрена вы ее взяли на борт!

– Добывали образцы оружия и боевой техники, тащ Ад… Флота.

– Приказываю! Срок полчаса!! Возвратить ракету американцам!!! Доложить об исполнении!

– Не могу, тащ Ад… С… С…

– Почему?

– Волнение пять баллов и ракета… эта-а… не в порядке… разобрана.

– Собрать и возвратить! – завизжал динамик.

– Не могу, тащ Ад. Ховюза! – и это было уже второе «немогу»!

– Па-а-а-чему!!?

– Мы ее топором ломали…

– Так бы сразу и сказал! Договорись с американцами о времени и условиях передачи груза. Об исполнении доложить! – почему-то смягчился Горшков, услышав о топоре. Ассоциации… Тяжела жизнь на Олимпе!

Усталый, но довольный тем, что кровь не пролилась, командир махнул мне рукой: «Иди, трепись со своим „друганом“! Обрадуй „Леги“, что мишень случайно нашлась».

Третьи сутки бесцельно телепающийся за нами обиженный крейсер на вызов отвечать не хотел. Ответил лишь тогда, когда я «оставил на его автоответчике» давно ожидаемое: «Леги», мишень у меня на борту. Готов обсудить процедуру ее возвращение».

Сказать, что американцы оживились, значит – ничего не сказать. Они возбудились, заулыбались, закудрявились и побежали звонить своим «бэбям».

– «Чарли», а как передавать будем? Ошвартуемся бортами? – спросил командир крейсера, подразумевая братание и «большой бэмс» с русскими. Ну их, «бэбей» этих! Мужской выбор!

– Он что, головой ударился! – заорал едва выживший Прокопыч. – Скажи, что передачи не будет. Вернее, будет, но потом… когда возвратимся на Пойнт Мугу и прикроемся островами.

Это сообщение не омрачило радость американцев, которые расступились и позволили нам беспрепятственно лечь на курс, ведущий обратно к Америке.

Возвратившись на почти штилевую воду восточнее Сан-Николаса, «Чарли» и его почетный эскорт легли в дрейф.

– Швартоваться бортами будем? – не потерял надежду «Леги».

– Скажи больному, что мы готовим специальный плот, на котором отправим «рыбку». Пусть ждут! – хитро улыбнулся кэп, зная, что механики уже сваривают две бочки из-под машинного масла, а боцман готовит настил из досок. Позже, когда «плот» был готов, принесли брезент, в который свалили то, что осталось от ракеты. Пчел чуть не рыдал, прощаясь с двигателем; матросы же, поглаживая «совканолевые» атласные трусы, радовались Шуркиному горю и своему нехитрому счастью. Вот и развязка: плот с пришкертованным тюком поднялся в воздух на кран-балке и осторожно лег на водную гладь. Спустившийся по шторм-трапу боцман дал ей прощальный пинок, и мы пошли на ходовой ждать неминуемые вопли и проклятия от «Леги», которому никто и никогда не говорил, что он получит «конструктор „Лего“ вместо целой и невредимой мишени, и будет ли среди „кубиков“ рыбкин мозг, и если будет, то в каком состоянии…

От крейсера отвалил катер с сидящими офицерами и матросами в касках и спасательных жилетах. Подцепив наше убогое плавсредство багром, американцы подтащили его к борту, ловко подняли и поставили на ют, завершив второй тайм со счетом 2:1 в свою пользу.

Третий тайм был скоротечен и принес неожиданные результаты: «Леги» вышел на связь, сладким голосом предлагая поговорить на прощание.

– «Чарли», благодарю Вас за содействие и СВОЕВРЕМЕННУЮ помощь! – восторженно пропел командир крейсера – Считаю инцидент исчерпанным. Желаю приятного плавания!

Мы чуть не всхлипнули от такой душевности и помахали ему пилотками на прощание. В наших глазах стоял большой знак вопроса! Что было позже, когда мишень привезли на Пойнт Мугу и собрали «кубики» воедино, нам не известно.

А к вечеру прибежал боец с информационной лентой агентства «Ассошиэйтед Пресс», которое сообщило: «Пример плодотворного сотрудничества. Советский военный корабль, находившийся в районе стрельб американского флота, поднял приводнившуюся ракету-мишень и ПО ПЕРВОМУ требованию возвратил ее кораблю ВМС США. Командование Флота сообщает, что передача произошла без инцидентов в дружественной атмосфере».

Возвратившись домой, наш командир не получил ни выговора, ни благодарности. А через год «Чарли» опять сходил на Пойнт Мугу и привез оттуда еще более «навороченную» ракету-мишень, которая долго лежала под забором бригады не нужная никому. Начиналась Перестройка! Я же иногда достаю кусок обшивки хвостового оперения той первой «рыбки» с надписью Nortrop Ventura division и следами корабельного мазута «Чарли», вспоминая. «Чарли», мой «Чарли», за что же они тебя порезали в расцвете сил! У тебя отняли будущее, но какое яркое прошлое за кормой!

Тебе, мой корабль…

КИНУТЫЙ РОДИНОЙ

Корабли как человеки. Есть яркие, удачливые, долгоживущие, есть малозаметные, серые и рано уходящие «под нож».

Вспоминая танцующую у берегов Канады «Терра Нову», представляю беззаботную легкохарактерную барышню без возраста, привлекательную даже в военном фраке мышиного окраса.

А вот – Оно. Зовут «Гитарро». «Сальса, фиеста, текила!» – подумаете вы. Нет! Звучит красиво, на деле – сплошной брейк дэнс, потому что ломалась часто, тонула у причала и горела эта американская подводная лодка, которую родной экипаж называл не иначе как «дочерью сумасшедшего конструктора».

Другой пример – корабль, похожий на менеджера мелкой оптовой компании, суетящегося и постоянно оказывающегося в передрягах. Служил бы в русском Флоте, назывался бы фрегатом «Облом». В американских ВМС он носил имя «Кирк». Сейчас называется «Фен Янг» и служит Тайваню перед уходом на пенсию.

А тогда полный сил «Кирк» шустрил под вывеской 7-го американского флота, выведывая секреты конкурента своей конторы – Тихоокеанского Флота СССР.

Я много раз встречался с ним в море, но первый раз всегда самый интересный.

Мой корабль только что возвратился в базу после четырех месяцев отсутствия, последовавших с двухнедельной передышкой за шестимесячным походом. Впереди пара недель послепоходовых отчетов и – долгожданный отпуск! Но осуществимы ли личные планы на Флоте? Осуществимы, если ты умеешь шхериться. Если ты юн и прямолинеен, место твоего отпуска – боевой поход в море!

И вот я стою перед комбригом, которому явно неловко, но и наплевать одновременно.

– За неделю успел отдохнуть? – участливо спрашивает он, смело глядя мне в затылок рикошетом от переборки.

– Ничего, тащкаперанг, скоро отпуск…

– Правильно… Но лучший отдых – в море! Собирайся, сбегаешь на недельку к Находке – рыбу половишь!

– Тарщ капи…

– 30 узлов ходил? Нет! Завтра прочувствуешь! В 09.00 быть на 33 причале. О прибытии доложить командиру ВПК «Ташкент»!

Утром я, мичман и двое матросов стояли на юте этого железа, которое обещало прокатить нас 30-узловым ходом. Довольно скоро, по флотским меркам, часов в 10, но вечера, отвязались, дали ход и действительно пошли очень быстро. Но недолго…

Сидя в каюте помощника командира, спросил у усатого каплея:

– Долго под Находкой шкиряться будем?

– Паренек, мы в Индийский океан на боевую службу идем! – отозвался он.

Уснул я умиротворенным: что воля, что неволя… Ночью снилась Индира Ганди, но не как женщина, а как символ моего нескорого возвращения домой. Ее насильно везли к Брежневу, но не как символ, а как женщину…

Утром, проснувшись от шума аврала, увидел в иллюминаторе не Ватинанунантапурам, а Техас (Шкотово-17) под Находкой. У слишком разогнавшегося БПК полетел котел, и его экипаж «очень сожалел» о невозможности выполнения боевой задачи.

Старпом «Ташкента» вывел нас на стенку и показал, куда нам дальше идти. Лучше бы к стенке поставил! Или бы послал, куда обычно посылают! Его палец указывал на полуржавый тральщик, именовавшийся «Запал», но выглядевший как «Попал».

Таким он и оказался.

Вам приходилось плавать на Корабле Дураков? Нет, нет – экипаж тральца был юным и славным. Каждый по отдельности член… Но вместе они были бандой из «Ералаша»: к концу первых суток в море при волнении в 5 баллов у них отказал дизель-генератор, топливо которого почему-то смешалось с питьевой водой в цистернах; на завтрак, обед и ужин подавались только сухари, когда в тюрьмах дают еще и воду; молодой летеха-штурманец (неделя в должности) валялся в ногах у командира – старшего лейтенанта, умоляя подойти к берегу для определения места корабля, но не знал, в какой стороне она – Земля! Когда наконец нашли американца, за которым, как оказалось, мы должны были следить, то послали в базу сообщение: «Обнаружил фрегат Кирк. Прошу сообщить его координаты».

База «удивилась», но дала и координаты, и…замену. На смену «погибающему, но не сдающемуся» «Попалу» прибежал красавец «Федор Литке» – почти гражданское научно-исследовательское судно. Белый флот! А тралец убежал в ночь. Добрался ли до базы?

Вот и наступила работа в семейных умиротворяющих условиях. Задач у команды «Литке» было две: держать визуальный контакт с американцем, который и так валялся в дрейфе, и не дать молодому механику убить свою еще более юную жену-буфетчицу, пользующуюся вниманием капитана. Капитана убивать было нельзя – он ведь капитан и единственный военный на судне, а военные имеют личные пистолеты. Вот почему их убивать нельзя.

Пока они все бегали друг за другом и громко кричали, я сидел на ходовом мостике и вел журнал наблюдений:

– 09.00 – фр ВМС США «Кирк» начал подготовку к полетным операциям.

– 09.10-09.30 – прогрев двигателя вертолета «Си Спрайт» 33 эскадрильи, бортовой 17.

– 10.00 – взлет вертолета в направлении госграницы.

– 10.00-12.00 – полет вдоль тервод. Ведение фото и радиолокационной разведки.

– 12.15 – посадка вертолета на борт фр «Кирк».

Один из «налетчиков» машет в нашу сторону, улыбается. Зовут Гордон Перманн – фотограф эскадрильи. Дедушка с бабушкой у него «с Одесы». Хороший парень – сейчас переписываемся, а тогда я конечно же не знал его имени. Тогда я называл его «янк поганый», а он меня «краснопузый комми». Тогда было весело… Тогда за свои слова и поступки отвечали.

Вот «Кирк» и поступал, а мы отвечали. Послал вертолет по кромке тервод раз, второй, третий – мы ответили, вызвав истребитель Миг-23. Тот полетал над «Кирком», поревел двигателями, предупреждая, и довольный улетел. А «Си Спрайт» опять подскочил и – к терводам! Но мы же предупреждали… И произошло то, о чем Гордон до сих пор рассказывает со страхом, хотя и побывал в разных передрягах. Прилетели два «крокодила» – боевые вертолеты Ми-24 эскадрильи, только что выведенной из Афганистана. И началось то, от чего даже у меня, стороннего наблюдателя, тапки вспотели. Гордон же сегодня говорит, что думал:«Как жаль погибать от рук соплеменников».

Первым делом «крокодилы» зажали американца в «бутерброд». Очень плотно, но без масла. Когда верхний Ми-24 с ревом ушел вверх, прячась на фоне солнца, нижний начал пытаться подравнять американцу брюхо своими лопастями. «Си Спрайту» было щекотно, и он подпрыгивал вверх под «циркулярную пилу» второго «крокодила», который ложился на крыло и с ревом проносился в нескольких метрах от носа янколета. Устав, Ми-24е затеяли игру – кто срубит его хвостовой винт. Когда же американский «валенок» взмолился в эфире, что ему срочно нужна посадка, так как топлива осталось всего на десять минут «до всплеска», «опричники» сжалились, но ненадолго. Один из них завис над кормой «Кирка» и задумался. Очнулся он, когда «Си Спрайт» «запел о майском дне». Почему май? Зима на дворе, а он все: «Мэйдэй, Мэйдэй»! Приземлился американец, чуть не подломив стойки шасси. А «крокодилы» встали парой и начали отрабатывать боевые заходы на фрегат. В том месяце Гордон больше не летал…

Потом «Литке» ушел в базу, а я остался еще на две недели следить за фрегатом с борта гидрографического судна «Галс». Так ровно через тридцать дней я возвратился во Владивосток, а «Кирк» унес Гордона Перманна к новым приключениям…

На его голову свалился тяжелый авианесущий крейсер «Новороссийск» и… чуть не придавил. Ударное соединение крейсера «промахнулось» мимо Японии и почему-то пошло в сторону Мидуэя и дальше к Гавайям, что для американцев было непривычно и «не по исторически сложившимся правилам». Слегка не дойдя до Оаху, «Новороссийск» развернулся и потащил бедного «Кирка» к Камчатке, показывая, как надо воевать. Вокруг все летало и стреляло. Гордону понравилось. Его грудь наполнилась гордостью за «историческую родину». Но на родине, если «кинут» на Привозе, то «кинут» по-крупному.

Возвращаясь на юг, советское соединение решило сократить путь и не идти вдоль Курильской гряды, а прорваться в Охотское море через льды ее проливов между островами Симушир и Итуруп. Здесь его встретил атомный ледокол «Родина». Вот эта «Родина» и «кинула» Гордона, а вместе с ним и весь экипаж американского фрегата. Ледокол, легко пробив проход во льдах, пробасил «маленьким боевым кораблям»: «Чего встали? Ласты за спину, в колонну по-одному, вперед марш!»

И тут случилось чудо – «Новороссийск» вызвал на связь американца и предложил встать третьим (с конца) в колонне из двенадцати кораблей. Какая честь быть третьим (хоть и с конца) после «Новороссийска» и крейсеров его сопровождения! Какие милые эти русские! Один за другим начали втягиваться в пролив, ширина которого между островами составляла семь миль. В эйфории забыли, что советские терводы – 12 миль! Советский авианосец в сопровождении пяти боевиков быстро проскочил узкость и скрылся за горизонтом, а седьмой, восьмой, девятый, одиннадцатый и двенадцатый корабли его соединения почему-то остановились, зажав десятого, которым был «Кирк»!

– Ребята, мы же не дети в игрушки играть! – возмутился фрегат.

– Прости, старик, но… фрегат ВМС США! Вы находитесь в территориальных водах Союза Советских Социалистических Республик! Немедленно покиньте их! – заржали с советских кораблей, продолживших движение вперед мимо обрастающего льдом как слезами обиды «Кирка».

Американцу пришлось развернуться и поплестись домой в Йокосуку малым ходом – на среднем ходу не хватило бы горючего. А сзади его «пинал в спину» советский сторожевик-конвоир, оставленный для присмотра. «Пинал» и издевался, бегая вокруг двадцатиузловыми ходами, восемь дней. Дойдя до широты Владивостока, показал средний палец и скрылся в тумане.

«Кирку» повезло – ему хватило топлива дотянуть до Японии.

Гордон, правда – интересные времена были?!

Александр Сафаров

Рассказы

Рожден при переезде из Краснодара в Баку. При рождении получил давно припасенный фронтовиком дядей детский костюм морского офицера с кортиком, что повлияло на судьбу. В 1973 году закончил в Баку Каспийское высшее военно-морское училище. Штурман. Служил на Каспийской флотилии и в Самарском областном военном комиссариате. С 1992 года был направлен туда после сидения в тюрьме независимого Азербайджана по обвинению в нежелании служить ему и по подозрению в армянском происхождении. Русский. Родной язык русский. Как-то передал Александру Покровскому свои рассказики в надежде, что он их чуть-чуть поправит и издаст под своим именем. Надежды не оправдались: он их поправил и издает теперь под именем Сафаров.

ВАСЯ СМЕРТИН

Вася Смертин – капитан первого ранга и начальник факультета у штурманов. Матерился он так, что его везде было слышно.

А голос у него был густой и сильный, как иерихонская труба.

– Я вам тут кто!…

Целый час мог костерить кого попало и ни разу не повториться.

И вот что здорово – его мат не оскорблял, он вроде огибал, обволакивал со всех сторон, создавая некое словесное покрывало, совершенно не задевая человеческого достоинства.

Слушатели просто внимали, поражаясь виртуозности оборотов.

Например: лето, жара. Вдоль плаца понуро бредет взвод курсантов. Строй ведет дежурный по классу курсант Люнов-Москаленко. Такая у него двойная фамилия.

– Что это за строй, как бык поссал!!! – доносится громоподобно с подветренной стороны. Это Вася Смертин вышел из столовой. – Кто ведет эту тайваньскую порнографию?!!

– Курсант Люнов-Москаленко!

– Обоих ко мне!

Строй немедленно и весело ржет.

Вася тут же понимает свою ошибку:

– Ладно, ладно, жеребцы! Уж и пошутить нельзя.

Сам по себе Вася не лишен благородства. Как-то к нему доставили самовольщика, он на него орал целый час, потом:

– Идите и доложите командиру роты, что я арестовал вас на пять суток… – подумал и добавил, – за мат!…

Это был вообще высший пилотаж. Пока бедняга шел в роту, Вася уже позвонил туда и сказал:

– Так, Странковский! Я тут твоего Сафарова на пять суток арестовал, но ты его не сажай! Я еще не забыл, что он был среди тех, кто мне двенадцатую роту в чувство привел.

Речь шла о роте второго курса, которая считалась неуправляемой и приносила факультету массу грубых проступков, пока туда не послали четырех четверокурсников, в том числе и Сафарова.

Как и у абсолютного большинства военного начальства, у Васи Смертина был пунктик насчет причесок.

Если на проверке перед увольнением ему удавалось ухватить кончиками пальцев волосы испытуемого на затылке, то он говорил: «Не стрижен», – если же пальцы соскальзывали, то: «Последний звонок!»

В те времена даже пятый курс жил на казарменном положении и увольнения ждали, как милости Божьей, а тут он из строя увольняемых выгоняет за стрижку.

Когда он совсем достал пятикурсников, они настучали его сыну в бубен, благо что он учился вместе с ними.

Только он в строй увольняемых никогда не вставал, а ходил через КПП, пользуясь тем, что его и так все знают.

Так что прическа у него была вполне человеческая.

Вечером, обнаружив на лице сына вмятины, Вася поинтересовался:

– Кто это тебя так разукрасил?

– А все из-за тебя! – окрысился парень, – Ребята сказали, чтоб я тоже стригся под дурака и в строй увольняемых, как все нормальные люди, вставал!

Вася подумал и сказал:

– Правильно и сделали. Зарос, видите ли, как пудель! Папой начфака научился прикрываться. Немедленно стричься и в роту! Если узнаю, что увольняешься мимо строя, будешь сидеть в роте, как забытая клизма, до самого выпуска!

Однажды его сын въехал в училище на подаренном отцом «Запорожце».

Ребята затащили машину на третий этаж и оставили стоять в гальюне.

Начфака намек понял, посмеялся вместе со всеми и попросил только снести машину вниз.

Больше его сын в училище на «Запорожце» не приезжал, топал, как и все – ножками.

Вася Смертин никогда не был злыднем, так что помянем его добрым словом.

ПОСЛЕ ФЛОТА

После флота я в военкомате служу, родина так послала, а генерал у нас с юмором, так что, как только я прибыл к новому месту службы и на следующий день предложил напечатать в газете бесплатных объявлений, что фирма «Эрос» предлагает большой выбор мужчин по вызову и дать при этом адрес нашего военкома, то генерал мой юмор оценил и при встрече в коридоре заявил:

– Бросьте эти шуточки! Здесь вам не флот!

А жаль. Здорово бы было: на наше построение, которое нам генерал за пятнадцать минут до начала рабочего времени ежедневно устраивает, врывается толпа озабоченных баб и начинает нас щупать.

Первым бы выбрали генерала. Он у нас видный мужчина.

А еще я отличился, когда надо было перед приездом московской комиссии дыру в стене между лестничными пролетами срочно замаскировать. Под моим чутким руководством народ отправился в подсобное помещение и выбрал там картину – их здесь полно – по размеру дыры. Мы на нее даже не смотрели, просто измерили – подходит, потащили и повесили.

Генерал прошел мимо, вгляделся, потом говорит:

– Ну, вы, моряки, даете! – после чего мы все-таки на картину посмотрели и сейчас же обомлели: на картине гроб, в гробу человек в военной форме, вокруг скорбные лица и склоненные знамена. Под картиной надпись: «Смерть комиссара»

Кроме меня, здесь еще такой же Юра Фрадкин. Когда ему объявили, что он увольняется в запас, а он спросил каким образом, то генерал ему сказал:

– Уйти можно по-разному.

– Не губи, барин!!! – завопил тогда Юра и упал на колени.

Но вернемся к генералу. Когда я ему представлялся по случаю назначения и «дальнейшего прохождения», он меня спросил: играю ли я в футбол?

В футбол я с детства играю плохо, потому и ответил честно: не играю.

Оказалось, в военкомате все играют в эту игру как попало, но, в отличие от меня, считают, что играют ничего.

Один раз генерал все же выгнал меня на поле, и в первом же тайме я дал замполиту в глаз. Случайно так вышло, локтем с разворота.

Всем понравилось, а генерал даже сказал, что зря я скромничаю, и у меня неплохо получается.

НИКИТЕНКО

Получить у него двойку по гидрометеорологии считалось большой удачей, потому что за любой поворот головы в сторону на его лекциях он снимал ноль целых пять десятых балла.

– Запишите себе минус ноль пять! – говорил он.

Обманывать его было бесполезно, он все помнил, так что в результате по его любимому предмету мы получали отметки, выраженные дробными цифрами, и часто они были ниже нуля.

Про себя он говорил:

– Никитенко меня зовут. Когда придете на кафедру, на консультацию, то так и скажите: мне нужен Никитенко, капитан второго ранга. А то обычно входят, и начинается: «Где у вас тут такой…» – «Какой?» – «Такой.» – «Седой?» – «Нет, не седой, но тоже мудаковатый?»

Говорили, что он отсидел десять лет.

Ему повезло быть вахтенным офицером на «Новороссийске» в момент взрыва. Взрывной волной его выбросило за борт, а потом его выловили, совершенно без чувств, и посадили в тюрьму, но через десять лет пришли к выводу, что он ни в чем не виноват, и выпустили, вернув звание и деньги.

Сел он лейтенантом, а вышел – капитаном второго ранга, после чего его отправили в наше училище преподавать гидрометеорологию.

Он потом нам рассказывал, что особой разницы между службой и тюрьмой не заметил, но в тюрьме все-таки с получением звания лучше, потому что там ты просто сидишь, и оно само по себе идет, а на флоте могут звание за что-нибудь задержать.

Для общения с ним рекомендовалось знать наизусть «Правила наблюдения за гидрометеорологической обстановкой», а еще он отличался острым языком, любил подначить коллег и способен был выкинуть любой фокус.

Мы перешли на четвертый курс, когда капитан, уже первого ранга, Никитенко уволился в запас.

На прощанье мы попросили его сфотографироваться с нами у памятника курсантам, погибшим в Суарском ущелье. Он явно был растроган, мы сделали несколько снимков, а потом он увидел выходящего из соседнего корпуса начальника строевого отдела, сделал большие глаза, сказал: «Пора смываться, а то меня Какаду накажет» – и побежал, как молодой, прижимая к груди подаренные нами нарды.

КАМА-СУТРА

Появление в нашем дивизионе напечатанных на машинке рассказиков фривольного содержания и самиздатовских пособий по Кама-Сутре всегда совпадало с началом подготовки к очередному периоду боевого обучения.

В это время обновлялась корабельная документация, и радисты – наши нештатные машинистки – загружались бумажной работой, закрывались навсегда в своих секретных радиорубках и, в промежутках между инструкциями, размножали там эти произведения, пуская половые слюни.

Некоторые подходили к процессу творчески, заменяя, скажем, окно на иллюминатор, порог на комингс, в результате чего получались порнорассказы с мореходным уклоном.

Узнав о начале всех этих художеств, комдив обычно строил весь личный состав и обращался к нему с речью:

– С некоторых пор по дивизиону гуляют блядские рассказы! Их читают, передают из рук в руки и прочее. Все это говорит о том, что некоторые матросы снова стали излишне интересоваться сексом. Так я вам скажу: ЧИТАЙТЕ КОРАБЕЛЬНЫЙ И ДИСЦИПЛИНАРНЫЙ УСТАВ!!! ТАМ НА КАЖДОЙ СТРАНИЦЕ ЕБУТ!!! – при этом он проделывал несколько движений, говорящих о его неплохой лыжной подготовке в прошлом, после чего продолжал, – В разных позах и по разным поводам! Более сексуальных книг в мире нет! Обещаю, будет интересно! А чтоб все прошло организованно и без лишней пыли, командирам принять зачет от всего личного состава и доложить мне в пятницу.

И личный состав отправлялся читать самые сексуальные книжки.

КУЗАНОВ

Кузанов был любимым преподавателем. На первом же занятии по истории военно-морского искусства мы это поняли, потому что он не вошел, а ворвался в класс быстрой, слегка танцующей походкой.

Он пробежал до стола, гоня перед собой возмущенные воздушные массы, резко остановился, развернулся и грохнул по столу дубиной.

Она у него в руках была вместо указки.

После этого он дал себя рассмотреть: невысокий, седой как лунь офицер, ничем не напоминавший чудовище.

Мы вылупили глаза от изумления, после чего в гробовой тишине прозвучал его хриплый и одновременно тощий голос: «Здравствуйте, товарищи!» – это сейчас же вызвало взрыв хохота, сдержаться было невозможно.

– Ничего! – радостно он нас заверил, – Вот послужите с мое и выпьете цистерну шила, не так еще будете хрипеть! – лицо его светилось торжеством.

Занятия он проводил следующим образом: разгуливая по классу, он время от времени грохал своей дубиной по столу, и так это ловко у него получалось, что звук разносился по всему учебному корпусу, после чего он радостно говорил нам:

– Взбодрились?!!

Лекцию он всегда заканчивал словами:

– Материал, прочитанный мною, настолько прост, что не понять