Book: Найди свою судьбу



Найди свою судьбу

Энн Мэтер

Найди свою судьбу

Глава первая

Подперев щеку рукой, Тамсин Станфорд задумчиво смотрела в окно кафе, не замечая ни прокуренной атмосферы, ни оглушающих звуков музыкального автомата. За окном шел дождь. Возвращающиеся с работы люди торопились покинуть улицу. Машины мчались по лужам; на автобусной остановке выстроилась очередь, но девушке, замкнувшейся в своем собственном печальном мире, все происходящее вокруг казалось каким-то нереальным.

Сидевший напротив Тамсин длинноволосый молодой человек, ее ровесник, внимательно посмотрел на задумчивое лицо девушки и сказал:

– Объясни мне все подробнее. Значит, твоя мать, наконец, решила выйти замуж за того профессора, с которым была знакома уже столько лет?

– Верно, – машинально отвечала Тамсин, не глядя на него. – Чарльз всегда был другом нашей семьи. Он даже знаком с моим отцом.

– А во время летних каникул они поедут с лекциями на западное побережье, и это будет вроде как свадебное путешествие, я правильно понял?

– Да, – с неохотой подтвердила девушка. – Я же говорила тебе.

– Знаю. Но я не могу понять одного – почему ты должна менять свои планы – точнее, наши планы?

Тамсин обратила на него взгляд своих зеленых глаз.

– Очевидно, мама решила, что независимо от того, как она сама относится к моему отцу, ей будет спокойнее, если я проведу эти несколько недель у него.

Лицо молодого человека приняло сердитый вид.

– Но послушай, Тамми, это же глупо! Тебе почти восемнадцать. Ты достаточно взрослая, чтобы самой позаботиться о себе. К тому же, я никак не думал, что она пошлет тебя именно к отцу!

– Вопрос вовсе не в том, чтобы заботиться обо мне! – в тон ему ответила Тамсин. – И перестань называть меня Тамми.

– Все равно это глупо!

– Я знаю. – Тамсин вздохнула. – Понимаешь, все не так просто, как кажется. Когда папа… ну, когда родители разошлись, я, естественно, осталась с мамой. Но потом после развода ему разрешили навещать меня, а мне ездить к нему. И хотя он иногда приезжал, Бостон ведь не в двух шагах от его дома, верно?

– Согласен. Но и Уэльс не в двух шагах от твоего.

– Верно. К тому же, когда он приглашал меня погостить у них с Джоанной, мама не очень этому радовалась. А сейчас, ну, она решила, что сейчас представилась идеальная возможность принять его приглашение! – Девушка опустила голову. – Мне очень жаль, Джерри, но что я могу поделать?

Джерри Торп резким движением загасил свою сигарету.

– Мне кажется, твоя мать – просто эгоистичная… – Он оборвал свою фразу. – Неужели ты не видишь, что она делает, Тамми… Тамсин? Я хочу сказать, что до сих пор она ревностно опекала тебя, не давая тебе возможности видеться с отцом. И вдруг, когда ее интересы переменились, тут же оказалась готова послать тебя в Англию…

– Не в Англию, а в Уэльс, – поправила его Тамсин. – Ну, какой смысл твердить об этом? Мы ничего не можем изменить. Придется просто отказаться от наших планов, вот и все.

– Ты можешь не послушаться ее.

Тамсин покачала головой.

– Нет, я не могу этого сделать. Послушай, неужели ты искренне думаешь, что мне самой так уж хочется ехать в Трефаллат? Уверяю тебя – нисколько! Я видела Джоанну только один раз, и мы не понравились друг другу, что совсем неудивительно, я думаю.

– Джоанна – это новая жена твоего отца?.. – сдержанно уточнил Джерри.

– Да. – Тамсин поднесла к губам чашку кофе и сделала глоток.

– А ты раньше бывала в Уэльсе?

– Нет. – Тамсин нахмурила брови. – Я даже плохо помню Лондон, где мы раньше жили. Мне было всего семь лет, когда они разошлись, и мама приехала в Штаты.

– Наверное, твой отец – совсем чужой для тебя человек.

– Так и есть. Хотя в тех редких случаях, когда отец приезжал в Бостон, он старался быть очень внимательным ко мне. Я ценила его заботу. Конечно, я не оправдываю отца, – поспешно добавила она. – Он сделал мою мать очень несчастной.

– В самом деле? – Джерри скептически усмехнулся. – Зная твою мать, я как-то не могу представить себе, что она может оказаться в растерянности.

– Ты к ней несправедлив! – возмущенно воскликнула Тамсин. – Разве она была когда-нибудь с тобой невежлива?

Джерри покачал головой.

– Ладно, ладно, не набрасывайся на меня. Просто я очень расстроен, вот и все.

Тамсин смягчилась.

– Прости, Джерри, мне действительно очень жаль, но я должна ехать в Уэльс. Может быть, мы сможем что-нибудь придумать на рождественские каникулы.

– Ну, кто же станет лазить по горам в середине зимы? – мрачно заметил Джерри. – К тому времени твоя мать благополучно выйдет замуж за своего профессора, и кто знает, вдруг он решит перебраться на западное побережье, если их поездка пройдет удачно.

Тамсин нахмурилась.

– Неужели ты думаешь, что он может так поступить?

– Откуда мне знать? – коротко ответил Джерри. – Ну и денек сегодня! – Он показал на окно, за которым шел дождь. – А я хотел пригласить тебя на футбол.

Тамсин улыбнулась, и Джерри с грустью подумал, захочет ли Ланс Станфорд отпустить свою дочь после того, как она погостит у него. Джерри считал Тамсин самим совершенством, она была для него идеалом, а вовсе не наивным увлечением подростка, как думала его мать. Высокая, стройная, с уже сформировавшейся фигурой, она была с ним почти одного роста. Обычно Джерри видел девушку лишь в джинсах и свободной блузе, как было модно в этом сезоне. И все же в Тамсин была определенная женственность, привлекавшая к ней парней без каких-либо усилий с ее стороны. Она пользовалась большой популярностью в колледже. Тамсин и сама признавалась, что среди ее друзей было больше парней, чем девушек.

Она встала со стула и свободным жестом откинула волосы со лба.

– Я должна идти, – сказала она. – Я обещала маме вернуться домой пораньше. Сегодня к обеду придет Чарльз.

– Чарльз Пенман… так его зовут?

– Да. – Тамсин надела на голову капюшон. – Увидимся завтра?

– Наверное, – со вздохом сказал Джерри. – Эй, Тамсин, а может быть ты передумаешь?

– Не могу, Джерри. – Тамсин была непреклонна. – До свидания.

– Пока, Тамсин. – Джерри чмокнул девушку в щеку и, прежде чем он успел ее еще немного задержать, Тамсин выскользнула от него, помахав на прощание рукой.

Примерно через полчаса Тамсин входила в свой дом на Вестри-Сквер. Это был один из тех старинных бостонских особняков, которые успешно модернизировали. Сейчас особняк принадлежал Лоре Станфорд, матери Тамсин. Мягкие пушистые ковры устилали его пол, а изящная лестница, ведущая из вестибюля наверх, была обшита панелями из светлого дуба.

Ребекка, чернокожая экономка и горничная Лоры, с улыбкой встретила в холле дочь своей хозяйки.

– Вы вернулись рано, – певучим голосом произнесла Ребекка. – Вашей мамы еще нет дома.

Тамсин сбросила плащ.

– Мистер Пенман придет к обеду, поэтому я решила вернуться пораньше, чтобы принять ванну и переодеться. – Она вздохнула и задумчиво посмотрела на сияющее лицо Ребекки. – Ты, наверное, слышала, что, пока мама и Чарльз будут в отъезде, я проведу время у отца в Уэльсе.

Ребекка кивнула.

– Да, мисс Тамсин. Ваша мама сказала мне об этом сегодня утром. – Она нахмурилась и покачала головой. – В чем дело? Разве вы не хотите ехать?

– Не хочу. – Тамсин начала нетерпеливо теребить прядь своих волос. – Ну… прошло уже больше трех лет с того времени, когда я видела отца в последний раз. Тогда он сам приезжал сюда. Я даже его почти не знаю.

Ребекка сложила руки на своей пышной груди.

– Тогда вам пора ближе познакомиться со своим отцом, – сказала она фамильярным тоном старой прислуги. – Боже мой, увидеть Англию и все прочее! Вы прекрасно проведете время!

– Мой отец живет в Уэльсе, – поправила ее Тамсин, направляясь в уютную гостиную, выходящую своими окнами на тихую улицу. – И я уверена, что мне там не понравится. Боже правый, в прошлый раз я едва перекинулась с Джоанной парой слов – а ведь она его жена, ты же знаешь.

Ребекка пошла за ней и остановилась в дверях.

– Вам полезно съездить туда, – убеждала она Тамсин. – К тому же, вам известно, что ваша мама никогда не одобряла ваших планов провести каникулы с Джеральдом Торпом.

– Я знаю. – Тамсин опустилась в кресло. – Ну почему я обязательно должна уезжать? Я бы могла остаться с тобой!

– Меня здесь не будет. Я поеду погостить к сестре в Новый Орлеан.

Тамсин обиженно надула губы.

– Тогда я могла бы остаться здесь одна.

Ребекка возмутилась.

– Даже не вздумайте расстраивать вашу маму такими разговорами. Она только заботится о вашем благе. Если бы мне предложили такую поездку, я была бы в восторге!

– В самом деле, Ребекка? – засомневалась Тамсин. – Интересно. А я даже не представляю себе, как стану там жить. Мой отец – врач, ты же знаешь, сельский доктор. А я всегда жила в городе, общалась с разными интересными людьми, вроде мамы и Чарльза, а их не назовешь любителями природы.

– Мисс Тамсин! – Ребекка не могла скрыть своего негодования. – Не смейте так говорить. Ваша мама скоро вернется домой. Как вы думаете, что она станет чувствовать, узнав, до какой степени вы настроены против поездки в Англию?

– В Уэльс, – машинально поправила ее Тамсин, вставая с кресла. – Пойду, пожалуй, приму ванну. Не волнуйся, Ребекка. Я ничего не скажу маме, чтобы не нарушить их идиллию. Просто я хотела бы, чтобы со мной считались, прежде чем строить какие-либо планы.

Когда мать заглянула в ванную, Тамсин уже сидела в воде, по шейку погрузившись в душистую пену. Лора Станфорд имела мало сходства с дочерью, хотя они обе были одинакового роста и комплекции. Тамсин имела прямые соломенного цвета волосы, которые рассыпались по плечам, а у ее матери волосы были каштановыми, и укладывала она их в пучок, что делало ее старше своих лет. Лора также носила очки в роговой оправе и выглядела как типичная учительница, Тамсин иногда задавала себе вопрос, не отсутствие ли в матери женственности привело отца в объятия другой женщины, у которой в голове не было ни одной оригинальной мысли. Она не понимала, как ее родители вообще могли пожениться, ведь между ними совершенно не было ничего общего. Лора была типичной представительницей американских женщин, которым необходимо было чувствовать интеллектуальное превосходство над своим партнером, а отцу это, видимо, оказалось не по вкусу. Но подобные мысли Тамсин считала предательскими и старалась, как можно реже думать на эту тему. Однако, теперь, когда она знала, что ей предстоит провести несколько недель с отцом и его женой, девушка уже не смогла удержаться от сравнений.

Лора держала в руке какие-то бумажки. Она помахала ими перед лицом дочери и сказала:

– Смотри, я принесла твои билеты.

Тамсин смахнула мыльную пену с руки.

– Когда я уезжаю?

Лора не стала придавать значения равнодушному тону дочери и сделала вид, будто внимательно рассматривает билеты.

– Рано утром в воскресенье, дорогая. – Она взглянула на дочь. – Чарльз считает, в субботу тебе лучше переночевать в гостинице, чтобы утром сразу отправиться в путь.

– Понятно. – Тамсин подула на мыльные пузыри. – А вы уезжаете в субботу вечером?

– Да, дорогая. В первый пункт нашего турне. Разве это не прекрасно?

– Наверное, прекрасно. – В голосе Тамсин не было радости.

Лора нахмурилась.

– Что случилось? Неужели ты расстраиваешься из-за твоей несостоявшейся поездки с Джерри?

Девушка вздохнула.

– Я видела его сегодня. Он очень разочарован, и я тоже.

– Но, Тамсин, даже если бы мне не предстояло совершить такой важный шаг в моей жизни, я все равно бы ни за что не согласилась, чтобы ты разъезжала по всей стране в обществе этого молодого человека.

– Почему?

– О, Тамсин, не будь такой наивной! Ты прекрасно знаешь, что я имею в виду.

– Неужели ты всерьез полагаешь, что задумай мы с Джерри дурное, нам потребовалось бы для этого куда-то уезжать? – обиженно воскликнула Тамсин. – Послушай, мама, это же смешно!

– Ну, хорошо. Может быть, ты и права. Возможно, я к вам несправедлива. Возможно, при других обстоятельствах я бы и согласилась тебя отпустить. Но сейчас меня больше устраивает, чтобы ты провела каникулы у Ланса. К тому же путешествие пойдет тебе на пользу. Англия – очень красивая страна, несмотря на ее скверный климат.

Тамсин глубоко вздохнула.

– Ладно, мама. Я не буду устраивать сцен. – Она заставила себя проявить интерес к делам матери. – Где, ты говоришь, вы с Чарльзом будете читать лекции?

Лора некоторое время пристально смотрела на дочь, будто впервые поняла, что у Тамсин есть воля и характер, потом передернула плечами, освобождаясь от чувства неловкости, которое неожиданно почувствовала, и начала подробно рассказывать о программе их лекций.

Чарльз приехал еще до того, как Тамсин спустилась вниз. Когда девушка вошла в гостиную, он уже стоял у бара и наливал себе виски. Странно, подумала Тамсин, когда она вернется из Англии, Чарльз уже станет членом ее семьи, будет постоянно находиться в их доме, спать в маминой комнате. Тамсин уже больше не сможет зайти поздно ночью к матери, чтобы рассказать о вечеринке, с которой только что вернулась, или в субботу утром забраться к ней в постель и попросить Ребекку принести им туда завтрак.

Услышав шаги, Чарльз оглянулся и с восхищением посмотрел на девушку. Ее будущему отчиму было уже за пятьдесят. Среднего роста, худощавый, он обладал самой заурядной внешностью. Как и Лора Станфорд, Чарльз читал лекции в университете, и там они сблизились на почве общих интересов. Тамсин не могла сказать, нравится ей Чарльз или нет. Она понимала, что их с Лорой объединяла только общность духовных интересов, а вовсе не страстная любовь. Для себя Тамсин не хотела бы такого брака.

– Ты чудесно выглядишь, дорогая, – сказал Чарльз, привычным жестом наливая херес и протягивая бокал девушке. – Вот, держи.

– Спасибо. – Тамсин взяла бокал, но пить не стала. – Дождь уже перестал?

Чарльз допил виски и налил себе еще порцию.

– Почти. Сегодня довольно холодно для июня, ты не находишь?

Тамсин кивнула и, удобно устроившись в кресле, расправила юбку своего платья. – Мама сказала мне, что вы сначала поедете в Сиэттл.

– Да. Потом мы проедем по всей Калифорнии и закончим Сан-Диего.

– Замечательный маршрут, – сказала Тамсин.

– Да. – Чарльз выглядел очень довольным. – Я уверен, твоей матери тоже понравится.

– Не сомневаюсь, – подтвердила Тамсин.

– Ты не обижаешься, Тамсин?

– Обижаюсь? – удивилась она. – Нет. А почему я должна обижаться?

– Ну, потому что тебя отправляют к отцу. Я хочу сказать… Лора все эти годы постоянно заботилась о тебе. Теперь пора и Лансу Станфорду вспомнить об отцовском долге.

Тамсин. была потрясена. Неужели он повторяет слова матери? Неужели та рассказала Чарльзу, что Ланс Станфорд уклоняется от своих отцовских обязанностей? Тамсин почувствовала легкое раздражение. В конце концов, мать сама никогда не поощряла его отношений с дочерью, и Тамсин знала, что отец по этому поводу время от времени выражал бывшей жене свое возмущение. Но Тамсин всегда становилась на сторону матери и не представляла себе, что Лора может когда-нибудь вторично выйти замуж.

В этот момент в комнате появилась сама Лора в черном шелковом платье. Это была уже зрелая, уверенная в себе женщина.

– О, прекрасно, – сказала она, увидев бокал в руке Чарльза. – Ты уже налил себе виски. Я рада. – Лора подставила ему щеку для поцелуя. – В конце концов, тебе пора привыкать быть здесь как дома, верно, Тамсин?

Тамсин только улыбнулась.

Потом Лора обратилась к ней уже совершенно другим тоном:

– Тамсин, пойди к Ребекке и узнай, когда будет подан обед. Я умираю с голоду.

Девушка встала и послушно вышла из комнаты, закрыв за собой дверь. Она поняла намек матери. Той хотелось побыть с Чарльзом наедине. Да, нелегко почувствовать себя вдруг лишней в своем собственном доме. Может быть, это и хорошо, что они уезжают. К тому времени, когда они вернутся, новизна их отношений немного померкнет, и тогда Тамсин уже будет не так трудно привыкнуть к происшедшим в их доме изменениям.


Когда «Боинг-747» приземлился в Лондонском аэропорту, начинал накрапывать дождь. Тамсин легко перенесла перелет через океан, но к смене часового пояса ей еще нужно было привыкнуть. В самолете подавали обед, но девушка была слишком взвинчена, чтобы думать о еде – сказались события последних двух дней.

Накануне ее мать и Чарльз Пенман зарегистрировались в мэрии. Эта церемония длилась всего несколько минут и показалась Тамсин слишком простой и неторжественной. Гостей было мало: в основном, преподаватели из университета. Но ее мать сияла от счастья, а это было самое главное. Счастье Лоры отражалось в ее порозовевшем лице, взволнованном голосе, в более раскованной, чем обычно, манере держаться.

После церемонии был небольшой прием, после которого Лора и Чарльз отправились в аэропорт, чтобы лететь в первый пункт своего путешествия – Сиэттл. Тамсин проводила их, а сама осталась на ночь в гостинице аэропорта – утром у нее был рейс в Лондон.



Закрывшись у себя в номере, Тамсин дала волю слезам, как когда-то делала это в детстве. Слезы принесли облегчение, но все равно сейчас, когда огромный реактивный лайнер подкатил к зданию аэропорта, беспокойство вновь овладело девушкой.

Отец должен встретить ее в аэропорту. Интересно, будет ли с ним Джоанна? Тамсин надеялась, что нет. Ей хотелось побыть немного наедине с отцом, прежде чем она встретиться со своей… мачехой! Как странно это звучало: мачеха! Как можно было иметь мачеху, когда твоя родная мать жива и здорова? Девушка до сих пор не хотела с этим смириться.

Тамсин без всяких осложнений прошла таможенный досмотр, и носильщик отнес ее чемоданы в зал ожидания. Она огляделась: отца нигде не было видно, и девушка забеспокоилась. Не мог же он забыть о ее приезде. И перепутать время рейса тоже не мог. Зная свою мать, Тамсин была абсолютно уверена, что та ему обо всем сообщила.

Тамсин вздохнула и оглядела себя. Как она выглядит? Что подумает о ней отец? Она была почти ребенком, когда он в последний раз видел ее. Мать не хотела, чтобы Тамсин ехала в брюках, но девушка была непреклонна: она предпочитала удобную одежду. К тому же, ее темно-зеленый замшевый брючный костюм обошелся Лоре Станфорд почти в сотню долларов, а такая дорогая вещь вряд ли могла выглядеть очень плохо.

Порыв ветра проник в зал через открытую дверь и растрепал Тамсин прическу, сдув светлую прядь девушке на лицо. Она стала поправлять волосы, и тут заметила, что с противоположного конца зала на нее пристально смотрит какой-то мужчина.

Незнакомое доселе чувство какого-то беспокойства овладело ею в то мгновение, когда их взгляды на секунду встретились, и девушка сразу же отвернулась, испытывая при этом странное волнение. Тамсин никогда не случалось обмениваться подобными взглядами с мужчинами такого возраста – а этому человеку было не менее тридцати пяти – и у нее по спине забегали мурашки. Он вовсе не заинтересовал ее, уверяла она себя. Он был слишком высоким, широкоплечим и мускулистым – настоящий великан. Смуглый и темноволосый, он не был красив в привычном понимании этого слова, хотя многие женщины, без сомнения, и сочли бы его резкие черты лица и глубоко посаженные глаза привлекательными. Если только им понравилось бы воплощение такой примитивной мужской силы.

Тамсин бросила на него еще один осторожный взгляд и с удивлением увидела, что он по-прежнему с задумчивым выражением наблюдает за ней. Она повернулась к нему спиной, но все равно ощущала, как он буквально сверлит ее взглядом. Ей ужасно хотелось, чтобы скорее появился отец и выручил ее из неловкой ситуации.

Вдруг позади Тамсин раздался низкий выразительный голос, и она вздрогнула от неожиданности.

– Поскольку все прибывшие этим рейсом уже разошлись, полагаю, что именно вы – и есть Тамсин Станфорд, я не ошибся?

Тамсин резко обернулась и к своему удивлению обнаружила, что перед ней стоит тот самый мужчина, который так пристально наблюдал, за ней.

– Я… я… да, – запинаясь, произнесла она. – Я Тамсин Станфорд. Но… но кто вы?

Выражение его темных глаз – осталось непроницаемым.

– Меня зовут Хайвел Бенедикт. Я друг вашего отца. Он сам не смог встретить вас и попросил это сделать меня.

– О! – Тамсин растерялась. – Понимаю.

Мужчина взглянул на ее чемоданы.

– Это все ваши вещи? – Он наклонился, чтобы взять их.

– Д-да… но откуда мне знать, что вы друг моего отца? – Она покраснела от смущения под его удивленным взглядам. – Я хочу сказать… я никогда раньше не слышала вашего имени.

Хайвел Бенедикт несколько мгновений разглядывал ее смущенное лицо, а потом вдруг нахмурился.

– Полагаю, вашему отцу не приходило в голову даже мысли, что такая девушка, как вы, может сразу же заподозрить дурное, если вместо него вас приедет встречать незнакомый мужчина.

– Что значит, «такая девушка, как я»? – Тамсин задел его тон.

– Ничего, – спокойно ответил Хайвел. Он поставил ее чемоданы и, сунув руку во внутренний карман своего простого спортивного костюма, достал бумажник. Он вынул какую-то фотографию и молча протянул ее Тамсин. Она стала рассматривать изображенных там людей. Отца она узнала сразу и темноволосую женщину рядом с ним тоже. Это, несомненно, была Джоанна, хотя изображение было нечетким. А сзади них на фото были еще двое: женщина и мужчина. Именно тот мужчина и стоял сейчас перед ней.

– Спасибо, – коротко ответила Тамсин, возвращая ему фотографию и чувствуя некоторую неловкость. – Это весь мой багаж. Мы можем идти.

– Да, – подтвердил он и быстро пошел через зал к выходу, не потрудившись даже посмотреть, идет ли она за ним.

Когда они вышли на улицу, дождь уже кончился, было тепло, и только легкий ветерок приносил прохладу. Хайвел сунул ее вещи в багажник весьма непрезентабельного фургона и, открыв дверцу кабины, жестом предложил Тамсин сесть.

Она сделала это с явной неохотой. Не такой встречи она ждала, и ей было обидно до слез. Почему отец не приехал ее встретить, или хотя бы Джоанна, раз он сам не мог? Вместо этого незнакомца, который, кажется, готов думать о ней самое плохое, даже как следует, не познакомившись с ней.

Мужчина сел за руль. Тамсин привыкла быть на равных со знакомыми парнями, но рядом с этим человеком она чувствовала себя маленькой. От Хайвела Бенедикта исходил чисто мужской запах – табака и лосьона для бритья, и ноздри девушки слегка затрепетали. Ей почему-то захотелось узнать, кто он, чем занимается и где живет, но она тут же упрекнула себя за подобное любопытство к человеку с совершенно иным жизненным опытом. Ведь он принадлежал к поколению ее отца.

Машина шла ровно, подчиняясь сильным, умелым рукам Хайвела; интенсивное движение в районе аэропорта не вызывало у него беспокойства. Какое-то время Тамсин не отрывала глаз от необычного для нее левостороннего движения, а потом, наконец, решилась еще раз взглянуть на своего спутника.

Тамсин почему-то обратила внимание на густую поросль темных волос, выглядывавших из манжет его белой рубашки и массивные золотые часы на его левом запястье. На руке у Хайвела было только одно кольцо – золотая печатка с его вензелем.

Почувствовав, что за ним наблюдают, Хайвел посмотрел в сторону Тамсин и на мгновение их взгляды встретились. Девушка испуганно опустила глаза.

– Ваше путешествие прошло удачно? – вдруг спросил он.

– Да, кажется, все было хорошо. Я мало путешествовала в своей жизни, поэтому мне трудно судить. – Она вздохнула. – А где мой отец? Почему он не смог меня встретить?

– Он дома… в долине.

– Дома? – В голосе Тамсин послышалось возмущение.

– Да. Ваш отец – врач, не забывайте. Врачи не могут без уважительной, причины оставить работу.

– А мой приезд – причина неуважительная, – резко заметила она.

– Ему абсолютно незачем было ехать, – объяснил Хайвел. – Я все равно отправлялся в Лондон и предложил встретить вас вместо него.

– Понятно. – Тамсин едва сдержала резкие слова, готовые сорваться с ее губ. – Как он?

– Ланс? У него все в порядке. – Хайвел говорил с легким акцентом, который она затруднялась определить, но помимо своего желания находила красивым. У него вообще был очень красивый голос, и она усилием воли заставила себя подумать о чем-нибудь другом. Но это давалось ей с трудом. Удивительно, но этот человек волновал ее, как никто другой.

– Вы тоже врач, мистер Бенедикт?

Хайвел покачал головой.

– Нет. Исцелять людские тела не по мне.

Тамсин нахмурилась. Какой странный ответ, интересно, почему он так сказал? Но задать ему новый вопрос она не решилась. Места, по которым они проезжали, напоминали ей Новую Англию, там за океаном, и она спросила:

– Где мы находимся?

– Приближаемся к Мейденхеду. Как вы знаете, мы направляемся в Трефаллат, но чтобы добраться туда, нам надо доехать до границы.

– До границы? – Тамсин была заинтригована. – До границы между Англией и Уэльсом?

– Конечно. Хотя настоящей границы там нет. Просто продолжение дороги.

Тамсин заметила, каким недовольным тоном он произнес эти слова, и поэтому спросила:

– Вы националист, мистер Бенедикт?

– Националист? – Слабая улыбка тронула его губы. – Что вы можете об этом знать, Тамсин Станфорд?

– Я читаю книги, – ответила Тамсин. – Я читала о жителях Уэльса. Знаю, что у них есть свой язык, и они пытаются сохранить свою самобытность.

– В самом деле, знаете? – Его насмешливый голос смутил ее. – И почему это американская девушка, как вы, вдруг заинтересовалась нами, бедными варварами?

Тамсин покраснела.

– Вы забыли, мистер Бенедикт, что я наполовину валлийка.

– Ах, да, я забыл. Но думаю, меня можно простить за это. Такой гибрид, как вы, выращенный в искусственной атмосфере теплицы, вряд ли может наследовать признаки своих менее культурных предков.

– Мне кажется, вы намеренно хотите обидеть меня, мистер Бенедикт, – сказала Тамсин, задетая его словами.

– Обидеть? – В его низком красивом голосе звучала ирония, – Почему вы так решили?

– У меня создалось впечатление, что вы считаете, будто мне недостает каких-то качеств, – ровным тоном ответила Тамсин. – Это из-за того, что я впервые приезжаю навестить отца?

Хайвел нажал на тормоз, когда прямо перед ними вывернула машина.

– Ну… вы ведь до сих пор мало интересовались его делами, не так ли?

– На это были причины.

– Я знаю о них. Это ваша мать.

– Разве это не оправдание?

– У вашей матери очень силен собственнический инстинкт, – холодно заметил он. – Но когда ей это становится нужно, она охотно взваливает заботу о дочери на отца.

Тамсин сердито взглянула на него.

– Я вовсе не нуждаюсь ни в чьей заботе. Я сама могу о себе позаботиться. И если отец не хочет, чтобы я приезжала, он мог бы отказаться сразу…

– Спокойно, Тамсин Станфорд. Я не говорил, что ваш отец не хочет вас видеть. Напротив, я представляю, с каким нетерпением он ждет вас. Просто я выразил свое личное мнение.

– Тогда лучше оставьте его при себе, – бросила Тамсин и стала сосредоточенно рассматривать пейзаж, стараясь избавиться от чувства, которое пробудил в ней этот человек. Это было ощущение неловкости и растерянности, от чего у нее сразу испортилось настроение.

Некоторое время они ехали молча, и Тамсин сосредоточила свое внимание на тех местах, которые они проезжали. Местность вокруг была холмистой, по обе стороны дороги тянулись зеленые поля, прерываемые кое-где перелесками и небольшими речушками. Они миновали населенные пункты с незнакомыми Тамсин названиями: Неттлбед, Шиллингфорд и Абингдон. Девушка обратила внимание на старинные церковные постройки, которые ей хотелось бы посмотреть поближе. Если бы ее встретил отец, все было бы иначе. Но она постаралась подавить в себе чувство обиды, которое могло бы испортить предстоящую встречу с ним.

Хайвела Бенедикта, кажется, нисколько не угнетало установившееся молчание. Время от времени он доставал трубку, закуривал и после нескольких затяжек вновь убирал. У Тамсин появилось искушение сказать ему, что она не переносит сильный запах табака, но поскольку это не было правдой, девушка промолчала.

Наконец она решила нарушить молчание.

– Вы живете в Трефаллате, мистер Бенедикт? – спросила она.

– Я живу в долине, – не спеша, ответил он. – Трефаллат – это крошечный поселок, в нем не более десятка домов. А основное население долины живет на фермах. Но это вы скоро сами увидите.

Тамсин вздохнула.

– Кажется, это очень уединенное место. Мама так и говорила о нем.

– Ваша мать о нем вспоминала? – Хайвел наклонил голову. – Она права. Место действительно уединенное. Но мы его любим именно таким.

Тамсин недоверчиво покачала головой.

– А какие у вас развлечения? – Она слегка покраснела. – Я хочу сказать, не хотелось ли вам жить поближе к Лондону или Кардиффу? Вы не чувствуете себя… ну, изолированными?

Хайвел искоса посмотрел на нее.

– Изолированными от чего? Что ваши города могут нам дать?

– Но это же очевидно! – нетерпеливо воскликнула девушка. – Там все культурные ценности! Выставки, театры, концерты! Разве вас не интересуют книги, фильмы, музыка?

– Конечно, интересуют. Но неужели вы искренне думаете, что духовные ценности сосредоточены только в городах? Поверьте мне, в долине кипит более интересная жизнь, чем в Кардиффе, Лондоне или Бостоне, если хотите знать.

Тамсин почувствовала раздражение оттого, что он разговаривал с ней, как с несмышленым ребенком, которому надо объяснять очевидные вещи. Откуда Хайвел мог знать обо всем этом, если он всю жизнь прожил в Трефаллате? Он просто выступает с позиции своего возраста и жизненного опыта, противопоставляя их, ее молодости и неопытности. Но в теоретическом споре она сможет победить его.

– Мне кажется, мы говорим о разных вещах, – сдержанно заметила она, стараясь придать своему голосу снисходительные нотки.

– Напротив, – уверенно возразил он. – Вы считаете, что если вы всю жизнь прожили в городе, то приобрели больше житейской мудрости, стали более культурной, – он произнес это слово с насмешкой, – более образованной, и уж конечно, более умной. Ничего подобного! – Он покачал головой. – Вы просто маленькая девочка, повторяющая слова старших! – Хайвел улыбнулся. – Я вам гарантирую, что за эти несколько недель здесь, в долине, вы узнаете о жизни, а следовательно, и о себе, гораздо больше, чем на культивированной капустной грядке, которую называете своим домом.

Тамсин задохнулась от возмущения.

– Значит, я совсем вам не нравлюсь, мистер Бенедикт?

Он неопределенно пожал плечами.

– Не говорите глупости, Тамсин Станфорд. Я еще слишком мало вас знаю, чтобы решить, нравитесь вы мне или нет. Просто современные молодые люди думают, будто они во всем разбираются лучше, чем их ровесники двадцать лет назад, и это меня раздражает. Я не знаю, чему учила вас ваша мать, но мне кажется, вам стоит помнить: вы еще недостаточно взрослая, чтобы разыгрывать из себя светскую даму даже перед таким необразованным варваром, как я.

Тамсин была ошеломлена.

– В моей стране, по крайней мере, к молодым людям относятся как к личностям и уважают их образ мыслей! – с жаром возразила она.

– Ах, так значит, ваша страна все-таки там! – Хайвел язвительно усмехнулся. – И вас уже не волнуют ваши валлийские предки, а?

Тамсин сердито поджала губы. Этот человек как никто другой выводил ее из себя. Ей еще не приходилось встречаться с подобными людьми. Где она совершила ошибку? Какие же ее слова вызвали у Хайвела негативную реакцию? Тамсин вздохнула. Он намеренно дразнил ее, и ей трудно было воспринимать это спокойно.

– Вы нарочно вынуждаете меня говорить такое, о чем я потом могу пожалеть, – упрекнула его Тамсин. – Зачем? Что вы против меня имеете?

Выражение лица Хайвела Бенедикта на мгновение помрачнело, и она подумала, что может крыться за непроницаемым взглядом его карих глаз. Понять это было невозможно. И когда он сказал: «Абсолютно ничего». Тамсин была почти разочарована.

Глава вторая

Небо над холмами заволокло тучами, и Тамсин поежилась, хотя вечер был теплым. Сколько им еще ехать? Успеют ли они добраться до места до наступления темноты? Перспектива: путешествовать с Хайвелом Бенедиктом по ночной дороге ее немного пугала.

Тем временем Хайвел притормозил, и девушка увидела впереди небольшую придорожную закусочную, фасад которой из темного дерева выглядел весьма привлекательно. Когда Хайвел свернул на стоянку, Тамсин вопросительно посмотрела на него.

– Мы сделаем здесь остановку, чтобы чего-нибудь поесть, – сказал он. – Разве вы не голодны?

Тамсин хотела, было ответить отрицательно, но так как все же испытывала голод, то решила промолчать, чтобы совсем не остаться без обеда. К тому же Тамсин была уверена, что ее ответ ему был совершенно безразличен.

Кивнув в знак согласия, она дождалась, пока он остановит машину, потом открыла дверцу и выбралась наружу. Легкий ветерок освежил ей лицо. Хайвел вышел из машины и, захлопнув дверцу, подошел к девушке. Заметив, что он не запер машину, она вдруг вспомнила о своих вещах. Как будто прочитав ее мысли, Хайвел спросил:

– Боитесь за свои чемоданы?

Тамсин взглянула на него.

– А с ними ничего не случится?

– Надо доверять людям, – сухо заметил он и быстрым шагом направился к дверям закусочной.

Сердито фыркнув, девушка последовала за ним и догнала только у самых дверей. Тамсин была слишком поглощена новыми впечатлениями, чтобы начинать с Хайвелом спор. Ей было очень интересно, что они будут есть. Вероятно, бифштекс. Или салат с лососем. У нее потекли слюнки. Можно считать, это будет ее первое знакомство с английской кухней.

Прокуренный коридор привел их в помещение бара, пропахшее табаком и пивом. В слабом свете ламп Тамсин увидела у стойки нескольких мужчин. Но где же еда? Ее желудок возмущенно заурчал, и Хайвел с усмешкой взглянул на девушку.

– Что будете пить? – спросил он. – Я знаю, что вам еще нет восемнадцати, но больше никто этого не знает, так что как насчет шанди?[1]



– Шанди? – Тамсин задумалась. – Хорошо. – Она все равно не знала, что это такое. – А где мы будем есть?

– Здесь. – Хайвел указал на высокие стулья, стоявшие вдоль стойки, и она с некоторым опасением села на один из них.

– Что значит, здесь? – шепотом спросила она, когда он занял соседний стул.

– Сейчас увидите, – ответил он и подозвал бармена. – Шанди и пиво, пожалуйста. – Хайвел посмотрел за стойку, и Тамсин, проследив за его взглядом, увидела разнообразные закуски, разложенные на блюде под прозрачной крышкой. Там были сэндвичи, пирожки с мясом, яблочный пирог и пирожные. У Тамсин испортилось настроение.

– И это вы имели в виду, когда говорили, что надо чего-нибудь поесть? – недовольным голосом спросила она.

– Да, а что? Вы ожидали оказаться в шикарном ресторане?

– Я думала, это будет настоящая еда, – ответила она.

– А это и есть настоящая еда! Сначала попробуйте эти пирожки. Они просто тают во рту!

Тамсин воздержалась от комментариев, но когда бармен принес им весь набор закусок и они сделали выбор, девушка поняла, что Хайвел был прав. Пирожки с мясом были пышными и сочными, а вместе с тем напитком, что заказал для нее Хайвел, казались еще вкуснее. Жена бармена принесла также сваренные вкрутую яйца, хрустящий салат и маринованный лук, от которого Тамсин наотрез отказалась.

Хайвел Бенедикт ел с большим аппетитом, успевая при этом беседовать с барменом о погоде, о видах на урожай и о возможной засухе. Хайвел поглощал пиво буквально стаканами, и Тамсин, привыкшая видеть, как знакомые ее матери пьют маленькими глотками виски или джин, была просто потрясена.

В какой-то момент Хайвел перехватил ее удивленный взгляд, и некоторое время они молча смотрели друг на друга. Тамсин почувствовала, как яркий румянец заливает ей щеки. Она опять вспомнила тот момент в аэропорту, когда он также пристально смотрел на нее. Смутившись, Тамсин опустила голову, ощущая дрожь в ногах и учащенное биение сердца. Удивительно, но когда он вот так смотрел на нее, Тамсин чувствовала, как между ними возникает какая-то невидимая связь. Она знала, что этот человек уже никогда не станет ей безразличен, даже, несмотря на их большую разницу в возрасте. Тамсин попыталась подумать о Джерри, вспомнить его добродушное лицо, но не смогла. Она видела перед собой лишь глубоко посаженные серьезные глаза и будто высеченные из камня черты лица Хайвела Бенедикта, словно воплотившего в себе всю неукротимую гордость своих кельтских предков.

Наконец, когда Тамсин отказалась от второго куска яблочного пирога, Хайвел предложил продолжить их путь, и девушка без разговоров согласилась. Тамсин неожиданно для себя самой вдруг позволила этому человеку занять слишком большое место в своих мыслях вместо того, чтобы думать о предстоящей встрече с отцом или представлять себе, как се мать проводит свадебное путешествие.

Стемнело. Взглянув на часы, которые она уже перевела на местное время, Тамсин увидела, что было уже почти десять часов вечера. Она села в машину, и когда Хайвел занял место за рулем, спросила:

– Сколько нам еще ехать до Трефаллата?

Он сначала закурил трубку, потом ответил:

– Ну, наверное, часа полтора или около этого. А что? Нервничаете?

Тамсин не удостоила его ответом, и, пожав плечами, он завел машину.

Темнота изменила окружающий пейзаж – он стал казаться более диким и менее населенным. Огни деревень попадались все реже и дальше от дороги. Тамсин крепко вцепилась руками в сиденье – ее нервы начали сдавать. Легко было представлять себе поездку в Уэльс, находясь в таком респектабельном доме своей матери, и совсем другое дело – столкнуться с самой реальностью. Вот Тамсин оказалась здесь за сотни миль от друзей и знакомых, в обществе человека, который не предъявил ей никаких документов, кроме фотографии, и ничего не рассказал ни об отце, ни о себе самом.

– Расслабьтесь.

Его спокойный голос вернул ее к действительности, и девушка осторожно взглянула в его сторону.

– Вы хорошо знаете моего отца? – спросила она.

Хайвел Бенедикт кивнул.

– Можно так сказать. Мы знакомы с самого детства, так что можете считать, что я достаточно хорошо его знаю.

– Значит, вы знаете и Джоанну тоже.

– Джоанна – моя двоюродная сестра.

– О! – Тамсин с трудом смогла это осознать. – Понимаю.

– Интересно узнать, что же вы поняли? – сдержанно произнес он. – Вы ведь не в состоянии видеть дальше своего маленького носика.

Тамсин расстегнула, потом опять застегнула жакет своего костюма.

– Я не понимаю, что вы имеете в виду.

– Нет? Не сомневаюсь, вы быстро сообразили, что если Джоанна – моя кузина, значит, она тоже давно знает вашего отца.

– Ах, это.

– Да, это. Вам, может быть, будет интересно узнать, что Джоанна должна была стать женой Ланса задолго до того, как он встретил Лору Стюарт.

Тамсин открыла рот от изумления.

– Я этого не знала.

– Я так и думал. О таких вещах ваша мать предпочла не рассказывать? Ведь это заставляло ее выглядеть совсем в другом свете, верно?

– Моя мать никогда не относилась к типу роковых женщин, если вы на это намекаете, – с жаром заявила Тамсин.

– Согласен. Ее даже нельзя было назвать красивой, – с раздражающей прямотой сказал он. – Но в ней было обаяние, особенно если она намеренно хотела кого-то пленить. И мне кажется, Ланс клюнул на это.

– Откуда вы знаете, какой она была? – недовольным тоном спросила Тамсин.

– Я ведь тоже ее знал. Мы все жили тогда в Лондоне. Я даже был на их свадьбе.

Эта новость поразила Тамсин.

– Понятно, – пробормотала она.

– Я никогда не одобрял женитьбу Ланса на вашей матери, – спокойно продолжал он. – Она хотела видеть Ланса таким человеком, каким он быть не мог – светским человеком, блистающим своим интеллектом. В Лондоне ему было плохо. Он скучал по долине. По простой сельской жизни. В конце концов, он прекратил эту бессмысленную борьбу с самим собой и вернулся назад.

– Я думаю, вы поощряли его, – обиженным тоном произнесла Тамсин.

Хайвел медленно покачал головой.

– О, нет. Я не вмешивался в его жизнь. К тому же в то время я был в Южной Африке и ничего об этом не знал. Когда я вернулся, то увидел Ланса и Джоанну опять вместе.

Тамсин поджала губы.

– Это вас порадовало, я полагаю.

– Естественно. Джоанна сделала вашего отца счастливым. Или вы предпочли бы, чтобы он оставался, несчастен всю свою жизнь?

– Как вы смеете обвинять мою мать в том, что на самом деле явилось слабостью его собственного характера? – возмущенно воскликнула она.

– На правах старого приятеля, Тамсин Станфорд. И не стоит вам на меня сердиться. Вы ведь не рассчитывали услышать что-то хорошее о вашей матери в Трефаллате, верно?

– Мне кажется, моя мама имела все основания препятствовать моим поездкам к отцу.

– Почему вы так решили? – Хайвел покачал головой. – Просто в любой ситуации существуют две стороны, не так ли? Если между ними есть равновесие, то знакомство с противоположной стороной не вызовет шока.

– Уж не думаете ли вы, будто я поверила всему, что вы мне рассказали? – презрительно спросила Тамсин.

Он равнодушно пожал плечами.

– Не имеет значения. Потом сами все узнаете.

Была уже половина двенадцатого, когда они начали спускаться в долину. Длительное путешествие утомило Тамсин, она стала ощущать усталость, и ее голова начала клониться вниз. Но девушка не позволяла себе заснуть, чтобы случайно не оказаться спящей на плече Хайвела. Она чувствовала, что им следует избегать любого физического контакта.

Как и говорил Хайвел, Трефаллат оказался маленьким поселком – несколько домов, пивная, школа и церковь. Они миновали плохо освещенную главную улицу и свернули на узкую проселочную дорогу, нуждающуюся в ремонте. Наконец, фургон замедлил ход и остановился перед низким каменным домом, в окнах которого горел свет.

– Добро пожаловать в Глин Крокан, Тамсин Станфорд, – сказал Хайвел и вышел из машины.

Когда Тамсин выбралась из кабины, на нее неожиданно упал луч света, и она заметила, что дверь дома открылась, и на пороге появился мужчина, за которым следовала невысокая женщина.

Мужчина поздоровался с Хайвелом и быстро направился к Тамсин.

– Тамсин! – воскликнул он, и его голос дрогнул. – О, Тамсин, как я рад тебя видеть!

Тамсин позволила отцу обнять себя, но сама при этом не почувствовала ничего, кроме благодарности за теплый прием.

– Здравствуй, папа, – ответила она. – Я тоже рада тебя видеть.

– Боже, как ты выросла, – удивленно произнес Ланс Станфорд. – Я ожидал увидеть маленькую девочку. Глупо, конечно, но я представлял тебя именно такой. – Он взял дочь за руку. – Пойдем! Я хочу, чтобы ты познакомилась с Джоанной уже по-настоящему.

Он повлек Тамсин туда, где стояла ее мачеха. Девушка с таким любопытством разглядывала отца, сразу заметив, что он выглядел очень молодо, и волосы у него совсем не поредели, что ни на кого не обратила внимания. И только теперь, идя вслед за отцом, она взглянула в сторону открытой двери, у которой стояла Джоанна Станфорд, весьма привлекательная темноволосая женщина.

И тут Тамсин едва сдержала возглас, готовый сорваться с ее губ. Когда раздуваемое ветром желтое шелковое платье облегало ее фигуру, становилось заметно, что Джоанна беременна.

Тамсин быстро взглянула на Хайвела Бенедикта и встретилась с его насмешливым взглядом. Он же мог сказать ей об этом, сердито подумала она, мог предупредить ее.

Однако он не сделал этого. Он не захотел облегчить жизнь дочери Лоры Стюарт.

– Джоанна, дорогая, – произнес отец Тамсин. – Она, наконец, приехала. Вот она, Тамсин! Стала совсем взрослая, правда?

Джоанна приветливо улыбнулась и поцеловала Тамсин в щеку. При других обстоятельствах девушка заметила бы адресованный к ней умоляющий взгляд темных глаз Джоанны, но в тот момент Тамсин была слишком поглощена своими собственными переживаниями и поэтому не проявила при встрече ни радости, ни теплоты.

– Пойдемте в дом, – предложил отец, когда приветствие состоялось. – Хайвел, ты зайдешь к нам выпить чего-нибудь?

– Нет, спасибо. – Хайвел сунул руки в карманы.

Тамсин бросила на него отчаянный взгляд. Теперь, когда он собрался уходить, поставив ее вещи на ступеньках, девушке захотелось, чтобы Хайвел остался. В конце концов, она почти не знала Ланса Станфорда, а за пять часов, проведенных с Хайвелом, этот человека стал ей ближе, чем родной отец.

– Спасибо, что привезли меня сюда, – смущенно сказала она.

Хайвел насмешливо посмотрел на нее.

– Я сделал это с удовольствием, – ответил он.

– Мы еще увидимся? – Тамсин не знала, почему задала этот вопрос. Она видела, что отец уже начинает проявлять нетерпение, дожидаясь, пока дочь войдет в дом.

– Без сомнения, – сказал Хайвел, открывая дверцу своего фургона. – Ланс знает, где я живу. Спокойной ночи.

– Спокойной ночи.

Ланс Станфорд помахал ему рукой на прощание; машина развернулась и отъехала от дома. На крыльце Тамсин оглянулась, но Джоанна поторопила ее войти в теплую, светлую прихожую, и мысли о Хайвеле отошли на второй план.

На следующее утро Тамсин проснулась оттого, что солнечные зайчики бегали у нее по лицу. Она перевернулась на живот и уткнулась лицом в подушку, не желая даже думать о том, где она находится и каким образом станет проводить ближайшие несколько недель.

Комната, в которую ее поселили, была небольшой, – но уютной, с дубовой мебелью и широкой тахтой. У привыкшей к коврам Тамсин замерзли ноги, когда она встала на покрытый линолеумом пол, но перед ее постелью лежал небольшой коврик, стоя на котором она раздевалась прошлым вечером.

Прошлым вечером…

Тамсин вздохнула. Она понимала, что не произвела благоприятного впечатления. Вероятно, отец даже был разочарован таким холодным отношением дочери к себе, хотя с уверенностью она не стала бы это утверждать. Гораздо лучше девушка разобралась в собственных чувствах. Она увидела, что ее отец – все тот же добрый, мягкий человек, каким она его немного помнила, но тем не менее не испытывала к нему никаких нежных чувств. А на Джоанну Тамсин все равно не могла смотреть иначе, как на женщину, разрушившую брак ее родителей. Может быть, Лора действительно была неподходящей женой для такого человека, как Ланс, но, тем не менее, именно он оставил ее, а не наоборот. Тамсин знала, что здесь ей будет трудно, но она даже не могла себе представить, насколько трудно, особенно сейчас, когда узнала, что Джоанна ждет ребенка.

Это не должно так шокировать ее, повторяла она себе снова и снова, но ничего не могла с собой поделать. Почему? В конце концов, ее отец был еще достаточно молодым, и естественно, они с Джоанной хотели иметь детей. Но тогда зачем они пригласили Тамсин именно сейчас?

Накануне вечером она ни словом не обмолвилась о состоянии Джоанны, и Джоанна с Лансом тоже ей ничего не сказали. Но рано или поздно разговор должен был состояться, и Тамсин боялась его. Ей мало, что было известно о беременности, но, судя по большому животу Джоанны, ждать рождения ребенка осталось недолго. Где она будет рожать? В больнице? Мало вероятно, ведь Ланс Станфорд – врач. Значит, она будет рожать дома, и возможно, во время пребывания здесь Тамсин.

Девушка поспешно встала с постели. Такие, мысли нарушали ее спокойствие в столь ранний час. Она решительно направилась к окну, чтобы посмотреть на открывавшийся из него пейзаж.

Холмистая заболоченная пустошь уходила далеко за горизонт. Где-то слышался шум льющейся воды. Тамсин поразило то, что на всем расстоянии, куда хватало ее взгляда, не было видно ни одного дома. Она знала, что слева за холмом находится Трефаллат, но отсюда поселок был не виден. По вересковой пустоши разгуливали лишь овцы да козы.

Тамсин отошла от окна и взглянула на часы. Было уже восемь часов, и она стала решать, что ей сейчас делать. Нужно спуститься вниз, подумала она. Она не рассчитывала, что Джоанна станет за ней ухаживать, да и не хотела этого. Интересно, где отец? Где находится его приемная? Конечно, не в доме; это слишком далеко от деревни. Как же Джоанна выдерживает одиночество?

Она умылась в ванной, где шумела газовая колонка, потом надела джинсы и легкий джемпер. Пользоваться косметикой она не стала, только привела в порядок свои густые волосы.

Спускаясь по лестнице, она услышала, как Джоанна на кухне что-то напевает, и вздохнула. Бессмысленно находиться в состоянии холодной войны с человеком, с которым тебе предстоит проводить много времени вместе, решила она, хотя ее немного мучила совесть, не будет ли это предательством по отношению к матери. Но матери здесь не было, а именно ей, Тамсин, предстояло два месяца прожить с Джоанной Станфорд под одной крышей. Придав лицу бодрое выражение, девушка открыла дверь и вошла в кухню.

Джоанна стояла у плиты, раскрасневшаяся от жара сковородок:

– О, доброе утро, – удивленно произнесла она. – Ты уже встала! А я хотела принести тебе завтрак наверх.

Тамсин смущенно закусила губу.

– В этом нет необходимости. Я в состоянии спуститься вниз и сама приготовить себе завтрак. К тому же в вашем положении вам надо больше отдыхать.

Джоанна оторвалась от своего занятия и пристально посмотрела на девушку.

– Значит, ты заметила?

Тамсин покраснела.

– Да. А где отец?

– Он пошел к миссис Эванс. У нее ночью случился апоплексический удар. – Джоанна нахмурилась. – Ты ничего не сказала отцу вчера вечером.

– Нет. – Тамсин решительно взглянула на мачеху. – Я буду, откровенна с вами, Джоанна. Я не хотела ехать сюда, но мама настояла на поездке, и мне пришлось согласиться. – Она вздохнула. – Вчера я была очень уставшая. Это путешествие явилось для меня настоящим испытанием. Мне… мне нужно было время, чтобы подумать.

– Теперь ты все обдумала, – сказала Джоанна.

– Да.

– А ты не могла сразу подумать, что твоего отца заденет твое равнодушие?

Тамсин опустила голову.

– Видите ли, Джоанна, мне тоже нелегко.

– Но по твоему выражению вчера вечером казалось, что ты просто категорически не принимаешь такую ситуацию, ведь, правда?

Сунув руки в карманы, Тамсин сосредоточенно изучала пол.

– Наверное, – тихо согласилась она.

– Почему? Неужели тебя так шокировало, что двое женатых людей любят друг друга и хотят иметь детей? Разве не то же самое было между твоими родителями, когда родилась ты?

– То было иначе! – воскликнула она, но тут же смутилась. – Ну, нет, наверное, так же. Дайте мне время, я… я привыкну к этой мысли.

– А тем временем твой отец должен страдать из-за твоего равнодушия? – Джоанна повернулась к плите.

– Зачем же, – возразила Тамсин. – Он ведь не мог рассчитывать, что я сразу же стану вести себя так, будто все в порядке вещей! Я хочу сказать… я его почти не помню! Как же я могу чувствовать себя с ним свободно!

– И чья же в этом вина?

– Ничья, наверное.

– Но ты ведь во всем обвиняешь своего отца, разве нет? – Джоанна положила яичницу на тарелку.

– Нет… то есть… я не знаю. – Но так оно и было, и Джоанна об этом знала. – Послушайте, может быть, мы начнем все сначала? Я знаю, что вам тоже нелегко. Если я остаюсь здесь, то мы должны найти взаимопонимание.

– Согласна. – Джоанна подошла к большому деревянному столу, который занимал полкухни. Она оперлась о стол и заглянула в глаза Тамсин. – Хорошо, Тамсин. Мы все начнем сначала. Я не хочу осложнять тебе жизнь, но и ты постарайся не создавать мне трудностей.

– Что вы имеете в виду? – Тамсин нахмурилась.

Джоанна недоверчиво покачала головой.

– Ты действительно плохо знаешь своего отца. Ты искренне считаешь, что твое равнодушное отношение не задело его? Думаешь, он прежде не вспоминал о тебе? Он всегда тебя помнил. Вы редко виделись, и вероятно, поэтому он наделял тебя необыкновенными качествами! Его дочь! Его Тамсин! С этим мне было очень трудно мириться, поверь мне. И вот ты здесь. И если ты думаешь, что сможешь с прежним безразличием относиться к своему отцу, то глубоко ошибаешься. Я давно знала, что ты всегда будешь на первом месте в его жизни. Когда вчера ты легла спать, он долго не мог уснуть, расстроенный твоим равнодушием. Он понял, что мой вид шокировал тебя, и мне кажется, если бы он мог что-то изменить, то сделал бы это. Но когда мы решили иметь ребенка, мы еще не знали, что ты приедешь к нам!

– О, Джоанна! – Тамсин ужасно себя чувствовала. – Я… я не знала… даже не подозревала…

– Откуда тебе знать? С твоей точки зрения, твой отец – главный злодей. Однако, он ни в чем не виноват. Но это уже другая история.

– Мне очень жаль. – Тамсин не знала, что сказать.

– Ладно. Я просто хотела все объяснить тебе, пока не вернулся Ланс. – Джоанна выпрямилась и вернулась к плите. – Ты любишь хрустящий бекон или нет?

Тамсин стояла у стола, задумчиво перебирая приборы.

– А нельзя ли мне ограничиться тостами? Я совсем не голодна.

Джоанна покачала головой.

– Нет, я думаю, тебе нельзя ограничиться тостами, – ответила она, но ее губы тронула легкая улыбка. – Не стоит расстраиваться из-за того, что ты сейчас узнала. Тебе почти восемнадцать, Тамсин. Пора тебе повзрослеть. Как ты, верно, сказала, если нам предстоит прожить под одной крышей несколько недель, мы могли бы наладить нормальные отношения.

Тамсин кивнула.

– Я согласна.

– Отлично. Тогда мы поняли друг друга. – Джоанна потерла свою уставшую спину. – Мне так хочется, чтобы эти несколько недель поскорее прошли, но, конечно, совсем не из-за твоего приезда. Сейчас я чувствую себя такой толстой и неуклюжей, особенно по сравнению с тобой.

Тамсин критически оглядела себя.

– Не говорите глупостей, – сказала она: – Вы гораздо изящнее меня и меньше ростом. Рядом с вами я кажусь очень высокой.

Джоанна улыбнулась.

– Я всегда хотела быть высокой и стройной, как ты. Тебе повезло: ты пошла в отца. А знаешь, у него раньше волосы тоже были светлые, как у тебя.

– Вы должны рассказать мне о нем, – попросила Тамсин. – Мне хотелось бы знать о его жизни до того… как он женился на моей маме.

– Хайвел, конечно, сказал тебе, что я знала его в то время.

Тамсин почувствовала, как при упоминании имени Хайвела Бенедикта у нее по спине забегали мурашки.

– Да, – подтвердила она и села за стол.

Джоанна положила на тарелку бекон и яичницу и поставила перед девушкой. Запах был очень аппетитным, и Тамсин поняла, насколько она голодна. Рядом на блюде лежал хрустящий хлеб и свежее масло.

Джоанна тоже села за стол, но себе взяла только тосты. Заметив вопросительный взгляд Тамсин, она сказала:

– Мне нельзя слишком набирать вес. У нас тут много чего не хватает, но, по крайней мере, еда очень хорошая и питательная, и мне бывает трудно удержаться от горячих овсяных лепешек с маслом и медом.

Тамсин засмеялась. Она с удивлением – поняла, что Джоанна оказалась совсем не такой, какой ее себе представляла. Девушка даже упрекнула себя за то, что заранее судила о вещах, о которых на самом деле не имела никакого представления.

– Хайвел Бенедикт – ваш кузен, верно? – Не удержавшись, спросила Тамсин.

– Верно. – Джоанна налила кофе в чашку Тамсин.

– А он живет далеко отсюда? – осторожно поинтересовалась она.

Джоанна с любопытством посмотрела на девушку.

– Недалеко. А что?

Тамсин как можно беспечнее пожала плечами.

– Просто любопытно и все.

– Ты не обиделась, что тебя встречал Хайвел? Ланс не мог оставить больных – его некому было заменить, а я была просто не в состоянии проделать этот длинный путь почти в две сотни миль.

– Нет, нет. – Тамсин энергично замотала головой. – Может быть, сначала… немного, но потом… – Она отставила в сторону пустую чашку. – Все было очень вкусно, спасибо.

– Я люблю готовить, – просто сказала Джоанна. – И мне нравится смотреть, как люди едят с удовольствием.

Тамсин огляделась.

– Могу я чем-нибудь помочь?

– А ты хочешь помочь?

– Да. Я не намерена целыми днями слоняться без дела. Мне это не нравится. – Она встала из-за стола и отнесла грязную посуду в мойку. – Можно начать с этого?

Сидя за столом, Джоанна полуобернулась к ней.

– Если хочешь.

Тамсин кивнула и налила в таз горячей воды. Из кухонного окна она видела огород, а за ним тропинку, идущую мимо розовых кустов к ручью, шум которого она слышала раньше. На заднем дворе копошились куры. В надворных постройках за домом, видимо, находились остальные домашние животные. Глядя на этот мирный пейзаж, она внезапно почувствовала спокойствие и умиротворение и вздохнула. Может быть, ее пребывание здесь будет достаточно приятным, в конце концов.

Отец вернулся, когда они с Джоанной застилали постели. Он застал их обеих наверху и с удивлением увидел, как они слаженно заправляют простыню под матрас.

– Что происходит? – спросил он, переводя взгляд с одной на другую, и Тамсин улыбнулась.

– Джоанна рассказывает мне, каким озорником ты был в детстве, – ответила дочь и увидела, как отец быстро взглянул на жену.

– Верно, – спокойно сказала Джоанна. – Самый лучший способ узнать человека – это поработать с ним вместе, ты не согласен?

Ланс был явно озадачен.

– Если ты так считаешь, – неуверенно произнес он. – Ну, а кто из вас приготовит мне кофе? Мне просто необходимо взбодриться. Случай миссис Эванс был весьма сложным.

– Женщины, у которой случился удар? – спросила Тамсин.

– Удар! – мрачно произнес ее отец. – Никакой это не удар. Просто результат переедания!

Джоанна усмехнулась, потом сказала:

– Иди с отцом, Тамсин. Ты теперь знаешь, где что лежит. Приготовь ему кофе, пока я закончу здесь. Потом я спущусь к вам.

Тамсин помедлила.

– А вы уверены, что не хотите сами приготовить кофе?

– Абсолютно уверена, – ответила Джоанна, распрямляя затекшую спину.

Внизу Ланс с некоторым недоверием посмотрел на дочь. Тамсин задумалась на мгновение, потом сказала:

– Все будет нормально, папа.

– Что ты имеешь в виду? – удивился он.

– Я имею в виду мое пребывание здесь – Джоанну и меня! Все будет нормально. Мы теперь понимаем друг друга. – Она вздохнула. – Мне очень жаль, что вчера я держалась так недружелюбно.

– Это вполне объяснимо, я думаю.

– Ты считаешь, это из-за того, что Джоанна беременна?

– Да. – Отец отвел взгляд. – Я понимаю, как тебе трудно…

– Пожалуйста, папа! – Тамсин не хотела больше говорить об этом. – Давай не будем об этом. Какой кофе ты любишь? Черный или с молоком?

Ланс некоторое время смотрел на дочь, потом произнес:

– Хорошо, Тамсин. Оставим это. А кофе я люблю черный, но сладкий.

За чашкой ароматного кофе она подробно рассказала отцу, как прошло ее путешествие сюда, а когда разговор коснулся Хайвела Бенедикта, Тамсин спросила:

– У мистера Бенедикта своя ферма или он занимается чем-то другим?

Ланс удивленно уставился на дочь.

– Хайвел? У него нет никакой фермы!

Тамсин задумчиво наклонила голову.

– А что же он делает?

– Разве он не сказал тебе?

– Нет.

– Ну да, я так и думал, – медленно произнес отец. – Он не стал бы об этом говорить. Он – писатель, дорогая. И очень известный. Но ты не могла знать об этом, живя в Америке.

– Писатель?

Тамсин онемела, когда представила себе, с каким самомнением она рассуждала о культурных преимуществах жизни в городе, как обвиняла его в отсутствии интереса к искусству, изображая из себя специалиста в этой области. В каком смешном положении она оказалась перед человеком, который сам писал книги. При воспоминании об этом Тамсин густо покраснела, но отец, к счастью, ничего не заметил.

– Да, писатель, – подтвердил отец, – только он стал более замкнутым с тех пор, как уехала Морин.

Тамсин резко подняла голову.

– Морин? Кто такая Морин?

– Морин Бенедикт, конечно, – ответил отец. – Жена Хайвела.

Глава третья

Он женат! Хайвел Бенедикт женат. Почему эта новость так задела ее? Глупо, совсем по-детски. Совершенно естественно, что у человека в таком возрасте может быть жена.

Тамсин почувствовала, что отец пристально смотрит на нее, и с напускным равнодушием спросила:

– И куда же уехала его жена?

Ланс Станфорд ответил не сразу. Он достал сигарету и закурил, глубоко затянувшись.

– Дурная привычка, – сказал он с улыбкой, показывая на сигарету. – Я всегда советую своим пациентам бросить курить, но мне самому сигарета помогает расслабиться. – Он нахмурился. – Так о чем ты спросила? Куда уехала Морин? Ну, насколько мне известно, она уехала в Лондон. Она оставила Хайвела пять лет назад.

Тамсин глубоко вздохнула.

– Понимаю. Значит, они развелись?

– Нет, – покачал головой отец. – Нет, не развелись, насколько я знаю. Это какая-то странная история. Просто парень Морин приехал за ней, и она с ним сбежала.

Тамсин нахмурилась.

– И Хайвел не остановил ее?

– Нет. Честно говоря, мне кажется, их брак распался задолго до того, как появился этот парень.

– Но гораздо разумнее было бы развестись! – воскликнула Тамсин.

– Возможно. Но человеку верующему нелегко решиться на развод!

– Верующему?.. – повторила Тамсин. – Что ты имеешь в виду?

– По воскресеньям Хайвел читает проповеди в церкви. Он, конечно, мирянин, но здесь в долине у нас мало прихожан для того, чтобы пригласить настоящего священника.

Тамсин опустила голову.

– Но вчера было воскресенье, – тихо заметила она.

– Я знаю. Но он поехал встретить тебя, так как знал, что я не могу надолго оставить Джоанну одну.

– Понимаю, – кивнула Тамсин. – Очень любезно с его стороны.

– Хайвел – настоящий друг, – сказал Ланс, допивая кофе. – Ну, что ты собираешься сегодня делать? Хочешь пойти со мной к моим пациентам? Или лучше ты прогуляешься в деревню?

Тамсин задумчиво чертила узоры на столе.

– А если мистер Бенедикт не живет на ферме, то где он живет?

– Почему ты так интересуешься Хайвелом? – с легким раздражением спросил Ланс, и она поняла, что отец ревнует.

– Просто так, – смутившись, ответила Тамсин, чувствуя, что вызвала неудовольствие отца. Она проявила чрезмерное любопытство, но ничего не могла с собой поделать. Этот человек привлекал ее, хотя она и не понимала пока, почему. Он не был похож на молодых людей, с которыми она встречалась раньше. До сих пор мужчины более старшего возраста нагоняли на нее тоску. Тогда почему она позволила своему интересу к этому человеку внести разлад в их отношения с отцом, которые только начали налаживаться? Тамсин не могла ответить на этот вопрос. Она только знала, что хочет вновь увидеть Хайвела Бенедикта.

Отец ничего не успел ответить, как в комнату вошла Джоанна.

– Вот и я, – сказала она. – Я все закончила. А вы что тут делаете?

Ланс встал.

– Просто разговариваем. Иди сюда, Джо, садись. Я приготовлю тебе кофе.

– Лучше это сделаю я. – Тамсин вскочила и бросилась готовить кофе. Она была рада, что тема разговора изменилась. По какой-то причине отец не хотел говорить ей, где живет Хайвел, а у нее не было желания создавать лишнее напряжение в отношениях с отцом. Какое это имело значение? Все равно она не могла просто так пойти к Хайвелу в гости. Во всяком случае, без приглашения.

С приходом Джоанны разговор перешел на общие темы. Ланс рассказал немного о жизни в долине, а Джоанна предложила на следующий день поехать на ферму к своей сестре, где Тамсин могла бы познакомиться с племянниками Джоанны – Шерли и Дэвидом.

– Дэвид немного постарше тебя, Тамсин, – сказала она. – Он помогает своему отцу на ферме. А Шерли всего четырнадцать, она еще ходит в школу.

Тамсин заинтересовалась.

– Я с удовольствием поеду, – с улыбкой сказала она. – А много здесь молодежи? Здесь есть работа для них?

Джоанна и Ланс переглянулись.

– К сожалению, нет, – вздохнув, заметил Ланс. – Молодые люди в наши дни не хотят работать на фермах, если только земля не принадлежит их родителям, и они, таким образом, работают на себя. Но те, кто уезжает, иногда возвращаются. Как я, например. Или Хайвел.

Тамсин хотела опять завести разговор о Хайвеле, но сдержалась. Рано или поздно она все равно встретится с ним.

В это утро она сопровождала отца в обходе больных. Был чудесный летний день, солнце было уже высоко. Запах клевера и свежескошенного сена смешивался с запахом влажной земли. Они ехали по берегу реки, где среди зеленых прибрежных кустов встречались поляны диких цветущих растений. Тамсин высунулась в окно и вдыхала их аромат. Кругом была такая красота, такие яркие краски, и девушка подумала, с каким бы восторгом она бросилась в чистую быструю реку.

Чтобы добраться до своих пациентов на удаленных фермах, Ланс вынужден был оставлять машину на дороге и идти пешком через поля, и Тамсин следовала за ним. Она наслаждалась каждой минутой общения с природой. В эти моменты Тамсин уже не вспоминала о своем доме в Бостоне, Джерри Торпа и даже о матери.

Ленч был уже на столе, когда они вернулись домой. Тамсин съела большой кусок домашнего пирога с луком. Джоанна с удовольствием смотрела на нее.

– По крайней мере, тебе не надо заботиться о своей фигуре, – с улыбкой заметила она.

Тамсин подняла глаза от своей пустой тарелки.

– Мне придется это сделать, если я долго пробуду у вас. Вы прекрасно готовите, Джоанна.

– Я рада, что тебе нравится, – сказала Джоанна. – А ты, Ланс? Хочешь вторую порцию?

Отец Тамсин покачал головой, вытирая салфеткой рот.

– Что? Да в меня не влезет ни крошки! – воскликнул он, и все весело рассмеялись. У всех было прекрасное настроение, и Тамсин совсем успокоилась. Все будет хорошо. Просто не может быть иначе!

На следующее утро Тамсин впервые побывала в поселке Трефаллат. Джоанне надо было сделать покупки, и Ланс отвез жену и дочь в деревню по пути к своим пациентам. Джоанна сказала, что они с Тамсин навестят Дилис Оуэн, жену школьного учителя, и та отвезет их домой.

В деревне был только один магазин, и в нем продавалось практически все, что нельзя было купить прямо на ферме. Тамсин уже знала, что молоко ее отцу каждое утро доставляют с соседней фермы, там же Джоанна покупает мясо и другие продукты.

Дилис Оуэн была примерно одного возраста с Джоанной или чуть постарше. Она пригласила их к себе в дом.

– Как раз время пить кофе, – сказала она, когда Джоанна представила Тамсин. – Пойдемте в сад, на свежем воздухе так хорошо. Вам не мешают дети во дворе? Хотя у них каникулы, они приходят в школьный двор поиграть.

Джоанна сказала, что не мешают, и они прошли в сад позади дома. Под большой яблоней стоял плетеный стол и стулья. Джоанна с удовольствием опустилась на стул, радуясь возможности дать отдых своим ногам.

Тамсин тоже села, но на краешек стула, ей все было слишком интересно, чтобы долго здесь засиживаться.

Дилис принесла кофе и, поставив поднос на стол, взглянула на Тамсин.

– Как тебе нравится у нас, Тамсин? – с улыбкой спросила она. – Здесь, наверное, совсем не так, как в Бостоне?

Тамсин кивнула.

– Конечно, не так, – согласилась она. – Но мне нравится.

Дилис налила кофе.

– Ты еще учишься в школе, я полагаю.

– В колледже, – поправила ее Тамсин. – Моя мама… – Она помедлила и взглянула на Джоанну; не заметив у той никакой реакции, девушка продолжала: – Моя мама хочет, чтобы, я продолжала обучение, получила степень и стала преподавателем, как и она.

– Какого предмета? – поинтересовалась Дилис.

– Английского языка, наверное. Это мой любимый предмет.

Дилис налила кофе Джоанне, предложила гостям бисквиты и тоже села за стол.

– А сама ты, что хотела бы делать? Ты уверена, что именно такая карьера тебе подойдет?

Тамсин несколько растерянно посмотрела на Джоанну, и мачеха пришла ей на помощь.

– У Тамсин еще много времени, чтобы все обдумать, верно, Тамсин? – Девушка благодарно кивнула, а Джоанна неожиданно спросила: – Ты уже закончила свою юбку, Дилис, которую показывала мне в прошлый раз?

Дилис пришлось переменить тему разговора, хотя Тамсин и видела, что хозяйке это пришлось не по вкусу. Без сомнения каждому в долине было бы любопытно что-нибудь узнать о Тамсин и о ее жизни в Америке, но самой девушке сейчас не очень хотелось вспоминать о прошлом. Дом на Вестри-Сквер, Соединенные Штаты, все это казалось теперь таким далеким. Сейчас Тамсин жила только настоящим, и это ее вполне удовлетворяло.

Женщины продолжили беседу о своих общих знакомых, а Тамсин, допив свой кофе, пошла, прогуляться по саду. Но она тут же вернулась к столу, едва только услышала упоминание о Хайвеле Бенедикте.

– Я очень благодарна Хайвелу за помощь, – услышала Тамсин слова Джоанны, а Дилис Оуэн при этом закивала головой.

– Конечно, – сказала Дилис, – ведь нельзя было допустить, чтобы Ланс уехал, а ты осталась одна? А если бы у тебя начались схватки? Что бы ты стала делать без него? – Дилис сокрушенно покачала головой, но Тамсин почувствовала раздражение. Очевидно, этой женщине доставляло удовольствие ставить Джоанну в нелицеприятное положение. – Ты уже немолода, а у тебя это первый ребенок, – продолжала она. – Я помню, как я рожала моего Уильяма. Мне тогда было всего двадцать три, но все равно я не хотела бы снова пережить подобное.

Тамсин презрительно фыркнула.

– Можно подумать, за это время многое изменилось, – сдержанно заметила она, и Дилис покраснела с досады. Тамсин взглянула на Джоанну, но та почему-то с осуждением посмотрела на девушку. – Вы не против, если я пойду, посмотрю деревню?

– Почему бы нет, – сказала Джоанна и перевела взгляд на Дилис. – Ты не возражаешь, если я посижу у тебя еще полчаса?

Дилис пожала плечами, все еще обиженная на Тамсин.

– Нет, конечно, – менторским тоном сказала она. – Если только Тамсин одна не попадет в какую-нибудь историю. Ты же знаешь, какие сейчас дети.

Тамсин поняла, что Дилис хотела ее задеть, но девушку это ничуть не тронуло. С деланным смирением Тамсин ответила:

– Я буду хорошо себя вести. Обещаю.

Джоанна усмехнулась и покачала головой.

– Хорошо, Тамсин. Можешь идти.

Тамсин еще раз улыбнулась обеим женщинам и, быстрым легким шагом пройдя через лужайку, скрылась за углом дома. Дети, игравшие на школьном дворе, с интересом посмотрели на девушку. Тамсин помахала им рукой и вышла на деревенскую улицу.

Людей на улице было мало, и это порадовало Тамсин. Ей не хотелось чувствовать на себе любопытные взгляды. Она медленно пошла по улице, разглядывая старинные дома, что попадались по пути. В Америке таких мест не было, и она могла понять американских туристов, которых просто очаровывали извилистые улочки со средневековыми особняками. Ей приходилось встречать людей, которые побывали в Котсуолде и Стратфорде-он-Эйвоне, своего рода Мекке для любителей английской словесности, но эти рассказы все равно не могли передать истинную красоту английской архитектуры.

В конце улицы стояла серая каменная церковь, и. Тамсин остановилась, чтобы получше разглядеть ее. Это было простое ничем не примечательное здание, вокруг которого располагалось кладбище, причем некоторые могильные камни выглядели старше самой церкви. Рядом с церковью, чуть в стороне от дороги находился жилой дом, и сердце Тамсин учащенно забилось. Если школьный учитель живет рядом со школой, то самое подходящее место для дома проповедника будет рядом с церковью.

Ни – в доме, ни в церкви не видно было никаких признаков жизни, и девушка уже готова была повернуть назад, но какое-то внутреннее чувство ее удержало. Тамсин опять взглянула на дом. Он был невелик и имел какой-то запущенный вид. Неужели он живет здесь? Возможно ли это? Решится ли она постучаться и узнать? А если она это сделает, то, что сможет ему сказать?

Тамсин задумалась. Она просто может поблагодарить его за то, что он привез ее из аэропорта. В конце концов, дома она взяла бы телефонную трубку и сделала бы то же самое.

Тамсин медленно двинулась к воротам. Решится ли она потревожить Хайвела? Он, вероятно, работает. Писатели отличаются от простых людей; они могут выбирать для работы любое время дня и ночи.

Тамсин подошла к воротам и открыла их. Ворота с громким скрипом распахнулись, и девушка стала оглядываться по сторонам, не заметил ли ее кто-нибудь. Но кроме двух пожилых мужчин на улице никого не было.

Тамсин решительно направилась по тропинке сада. Отступать поздно – теперь она должна довести дело до конца. Она остановилась у парадного входа и поискала кнопку звонка. Звонка не оказалось, и девушка постучала.

В ответ на ее стук не раздалось ни звука. Тамсин вздохнула. Очевидно, Хайвела нет дома. Значит, она может уйти, и никто не узнает, что она приходила сюда. К тому же Тамсин совсем не была уверена, что Хайвел Бенедикт живет именно в этом доме.

Она еще не успела уйти со двора, когда в доме послышались чьи-то шаги. Дверь распахнулась и на пороге появилась маленькая полная женщина в полосатом переднике и с тряпкой в руке. Она с любопытством посмотрела на Тамсин.

– Что вам угодно? – довольно резким тоном спросила женщина.

Тамсин вздохнула.

– Простите, я, должно быть, попала не в тот дом, – запинаясь, произнесла она. – Я… ищу мистера Бенедикта.

– Кто там, миссис Уильямс?

Этот низкий приятный голос Тамсин не могла спутать ни с каким другим, и она поняла, что не ошиблась. Тамсин глубоко вздохнула, а женщина обернулась к кому-то и сказала:

– Какая-то молодая женщина хочет вас видеть, мистер Бенедикт.

Хайвел Бенедикт вышел в холл. Его густые волосы были взлохмачены, как будто он только что взъерошил их. На Хайвеле была простая трикотажная рубашка и холщовые брюки. Рубашка была не первой свежести и расстегнута на груди. Крепкие мышцы его ног четко вырисовывались под плотно облегающими брюками. Хайвел Бенедикт вызывал сейчас в Тамсин такое же волнение, как и в первый день, их встречи.

Увидев Тамсин, он нахмурился и резко произнес:

– Все в порядке, миссис Уильямс, вы можете идти. Я сам обо всем позабочусь.

– Хорошо, сэр. – Миссис Уильяме бросила недоверчивый взгляд в сторону девушки и ушла, что-то бормоча себе под нос.

Хайвел Бенедикт пристально посмотрел на Тамсин, заставив ее ощутить на себе этот взгляд даже сквозь одежду, потом отрывисто спросил:

– Зачем вы пришли сюда?

Тамсин смущенно теребила ремень на джинсах.

– Я… я была в деревне и решила зайти поблагодарить вас за то, что вы привезли меня из Лондона.

– Вы уже поблагодарили меня, – сухо заметил Хайвел. – Откуда вы узнали, где я живу?

– Я догадалась. Мы с Джоанной были у миссис Оуэн, жены школьного учителя, и я подумала, что если учитель живет рядом со школой, то проповедник, скорее всего, должен жить рядом с церковью.

– A кто сказал вам, что я – проповедник?

– Ну, папа, конечно. А вы не пригласите меня войти? – спросила Тамсин.

– Нет. – Ответ прозвучал очень категорично, и Тамсин удивленно подняла на него глаза.

– Почему?

– А вы не догадываетесь?

– Нет. Откуда мне знать? – Она сунула руки в карманы.

– В такой маленькой деревушке, как эта, слухи распространяются очень быстро. Если я приглашу вас в дом, через полчаса все будут знать об этом.

– Ну и что? – Тамсин нахмурилась. – Вы не боитесь слухов, правда?

Хайвел тяжело вздохнул.

– Зачем вы пришли сюда?

– Я же сказала. Поблагодарить вас.

– Я принимаю вашу благодарность, и вы теперь можете идти.

– Пожалуйста, – умоляюще сказала Тамсин, – не прогоняйте меня, Хайвел. Не могли бы мы с вами немного поговорить?

Он некоторое время смотрел на нее, потом, не говоря ни слова, отступил в сторону, пропуская девушку в дом. Хайвел закрыл за ней дверь, и пошел вперед по коридору.

Комната, в которой оказалась Тамсин, была совершенно не похожа на все другие комнаты, где девушке только приходилось раньше бывать. Книги и бумаги здесь лежали везде: на буфете, на полках, на стульях и на огромном письменном столе, который занимал полкомнаты. Тут же стояла пишущая машинка, и было очевидно, что хозяин дома сейчас занят работой. На полу лежал темно-коричневый ковер, а стены выглядели так, будто их уже много лет не оклеивали обоями. Тамсин с удивлением оглядывала комнату, и Хайвел язвительно усмехнулся.

– Ну, как? Довольны? – спросил он.

– Я не понимаю, что вы хотите сказать.

– Вам было любопытно посмотреть, где я работаю, не так ли? Не сомневаюсь, это ваш отец рассказал вам, что я пишу книги. Как видите, обстановка вполне заурядная.

Тамсин посмотрела ему в глаза.

– Я пришла вовсе не для того, чтобы посмотреть на знаменитого писателя! – сердито бросила она. – Хотите, верьте, хотите, нет, но мне просто захотелось вновь увидеть вас.

Хайвел нашел свою трубку среди бумаг на столе.

– В самом деле? – с сарказмом произнес он. – Надеюсь, ваше разочарование было не слишком велико. Если бы вы заранее предупредили меня о своем визите, я потрудился бы надеть свежую рубашку.

– Перестаньте изображать циника! – сердито воскликнула она. – Мне очень жаль, что мой приход помешал вашей работе. Но я не могла даже предположить, что, придя сюда, вызову международный скандал!

Хайвел бросил трубку назад на стол и сунул руки в карманы брюк.

– Не горячитесь, – спокойно посоветовал он. – Вы уже здесь, так что вред все равно нанесен.

– Что плохого в том, что я пришла сюда? – удивленно спросила девушка. – Сейчас, среди бела дня?

– Скандальное поведение, как и красоту, каждый оценивает по-своему, – заметил он.

Тамсин вздохнула.

– Меня мало заботит то, что подумают люди! – решительно произнесла она.

– В самом деле? – переспросил он.

– Конечно. – Она показала в сторону стола. – Как вам удается что-то здесь находить?

– Я справляюсь.

– Вы живете один? Или эта женщина – миссис Уильямс – тоже живет в доме?

– Миссис Уильямс? – Он удивленно поднял брови. – Нет, она здесь не живет. Она приходит дважды в неделю убирать дом и все.

Тамсин наморщила нос.

– Не очень-то хорошо она это делает, – почти про себя пробормотала она, но Хайвел услышал.

– Я не спрашиваю вашего мнения, мисс Станфорд, – холодно заявил он.

Тамсин пожала плечами.

– Я знаю. Но это правда. Снаружи дом выглядит очень запущенным.

– Разве? – В его голосе послышалось безразличие. – Но меня не волнует состояние вещей, среди которых я живу. Меня больше занимают люди.

– Миссис Уильямс и стирает для вас? – Тамсин покраснела под его пристальным взглядом.

– Какое вам до этого дело? – спросил Хайвел. – Послушайте, вы уже достаточно всего наговорили. Могу вас уверить, мне не нужна ваша помощь.

Тамсин проявила самообладание, хотя у нее дрожали ноги. Ей очень хотелось навести порядок в комнате, рассортировать все бумаги на столе и ликвидировать весь этот хаос. Тамсин захотелось увидеть и остальные комнаты, но уже по состоянию одной только этой можно было судить, что миссис Уильяме – плохая экономка.

– Вы могли бы предложить мне сесть, – заявила Тамсин. – Если, конечно, под этими книгами есть стулья. Интересно, что вы читаете? – Она взяла ближайший том и с любопытством взглянула на обложку. – «Неизбежный расцвет социализма»! – возмущенным тоном прочитала она. – Неужели у вас хватает времени на подобные вещи? О чем вы сами пишите? О политике?

– Под книгами есть стулья; я читаю разные книги, когда у меня есть время, а пишу я в основном романы, – с иронией ответил он. – Еще есть вопросы?

Тамсин обиделась.

– Вы обращаетесь со мной, как с ребенком!

– А вы и есть ребенок, разве нет?

– Нет. Это вам прекрасно известно. Мне почти восемнадцать.

– Солидный возраст. А я ровно на двадцать лет старше вас.

Тамсин пожала плечами.

– Это ничего не значит. Женщины взрослеют раньше мужчин.

На лице Хайвела появилось насмешливое выражение.

– Но вы еще не женщина, – с иронией заметил он. – Или я ошибаюсь?

Тамсин покраснела.

– А что входит в это понятие?

– Многое, но у меня нет желания обсуждать это с вами, – раздраженно произнес он.

– Вы хотите, чтобы я ушла? – разочарованно спросила девушка.

– Мне кажется, так было бы лучше, вы не согласны?

Тамсин огорчилась.

– Когда вы уезжали, и я спросила вас, увидимся ли мы снова, вы ответили, что мой отец знает, где вы живете. Я решила, что вы хотите увидеться со мной.

Он недовольно посмотрел на девушку.

– Тамсин, вы глупый ребенок, неужели вы не понимаете, что вам нельзя здесь оставаться? Я, как могу, пытаюсь объяснить это вам. Мне совершенно не хочется, чтобы меня обвиняли в растлении малолетних!

Тамсин недоуменно уставилась на него.

– Что вы имеете в виду?

– Ну… никто же не поверит, что вы пришли сюда лишь поговорить со мной вместо того, чтобы проводить время с молодыми людьми вашего возраста. Люди вообразят самое худшее, можете мне поверить.

– Но… но вы же проповедник!

– Да.

– И мой отец сказал, что вы женаты, но живете с женой врозь.

– Он и об этом вам сказал? – Хайвел был явно недоволен. – Кажется, ваш отец слишком много рассказал обо мне.

– Только потому, что я спросила его, – поспешно произнесла Тамсин.

– И вы думаете, все это говорит в мою пользу? Мне кажется, совсем наоборот. – Он нахмурился. – А почему вы так заинтересовались мной?

– Не знаю. – Тамсин опустила голову. Потом она взглянула на него. – Можно мне опять навестить вас?

Хайвел отвернулся.

– Может быть, – неохотно ответил он.

Тамсин вздохнула.

– А вы придете к нам? – Повидать Джоанну и отца?

– Как-нибудь зайду. Мы с вашим отцом почти каждый вечер видимся в пивной.

– Понимаю. – Она в нерешительности переминалась с ноги на ногу. – Мне бы тоже этого хотелось.

– Что? – Хайвел повернулся к Тамсин.

– Пойти вечером в пивную. – Девушка склонила голову на бок. – Вы возьмете меня с собой?

– Нет.

– Почему? Это будет вполне прилично, если мы встретимся там и поговорим. Я хочу сказать, там же нас будут видеть люди, не так ли?

– Вот именно.

– Что я такого сказала?

– Тамсин, я не знаю, как вообще принято в вашей среде вести себя с молодыми людьми вашего возраста, но уверен, что вы не должны напрашиваться на приглашение провести вечер с незнакомым мужчиной!

– Вы же не незнакомый мужчина, – возразила она, и взглянула на часы. – О, Боже, мне пора бежать. Я отпросилась у Джоанны всего на полчаса. – Тамсин направилась к двери. – Извините, что оторвала вас от работы.

В коридоре девушка столкнулась с миссис Уильямс, и Тамсин подумала, не подслушивала ли она под дверью. При их появлении она явно смутилась, и Тамсин вопросительно посмотрела на Хайвела. Он только слегка покачал головой и сказал:

– Это Тамсин Станфорд, миссис Уильямс. Дочь доктора Станфорда – из Америки.

– Я знаю, кто она, – ответила миссис Уильямс.

Хайвел посмотрел в глаза Тамсин, давая ей понять, что теперь она может видеть, как быстро распространяются здесь новости. Тамсин не отводила взгляд, но когда в его глазах мелькнуло какое-то странное выражение, он сам отвернулся.

– До свидания, – сказал он.

– До свидания, – ответила Тамсин и стала спускаться по ступенькам. Она еще не дошла до ворот, как дверь дома захлопнулась.

Глава четвертая

Днем Ланс повез жену и дочь в Ллейнелфед, где Тамсин познакомилась с Норой Эдвардс, сестрой Джоанны. Когда гости приехали к Эдвардсам, муж Норы, Малькольм работал в поле вместе со свои сыном Дэвидом, но к чаю, они вернулись.

Тамсин была довольна этой поездкой, которая отвлекла ее от разных мыслей, и, прежде всего, о Хайвеле Бенедикте. Вернувшись в дом Дилис Оуэн, Тамсин не сказала Джоанне о своем визите к Хайвелу, а потом пожалела, что промолчала. Однако Тамсин не хотелось говорить об этом в присутствии Дилис, которая с любопытством прислушивалась к каждому ее слову, а потом девушка уже как-то не решилась рассказать обо всем Джоанне.

Нора предложила своей четырнадцатилетней дочери Шерли пригласить Тамсин наверх послушать пластинки. Когда мужчины вернулись с поля, девушки были в комнате Шерли и обсуждали записи поп-музыки, которую мать Тамсин не терпела в своем доме. Шерли обрушила на свою гостью град вопросов об американских группах, но хотя Тамсин и знала названия некоторых из них, все же не так хорошо разбиралась в этой музыке, как ее новая знакомая.

Когда Нора позвала их пить чай. Тамсин быстро сбежала вниз по ступенькам и налетела на молодого человека, снимавшего в холле носки. Девушка весело взглянула на него, отметив при этом довольно привлекательное лицо и густые светло-каштановые волосы юноши.

– Прошу прощения, – извинилась она. – Ты должно быть Дэвид. Меня зовут Тамсин Станфорд.

Дэвид Эдвардс посмотрел на нее с явным интересом.

– Да, я – Дэвид, – ответил, он и, заметив младшую сестру на верхней площадке лестницы, сказал ей: – Ты собираешься спускаться? Мне нужно пойти наверх переодеться.

Шерли состроила озорную гримасу.

– А почему тебе вдруг понадобилось переодеваться, Дэвид? Ты никогда обычно этого не делаешь.

Дэвид взглянул на сестру так, как будто хотел отшлепать ее, и Тамсин постаралась скрыть улыбку.

– А почему ты снял носки? – полюбопытствовала девушка.

Дэвид покраснел.

– Мама заставляет нас снимать грязную обувь во дворе, а эти носки оказались такими же грязными, как и башмаки, поэтому я решил их снять.

– Понятно, – сказала Тамсин и услышала веселый смех Шерли. – Спускайся, Шерли. Дай Дэвиду возможность переодеться.

Шерли нехотя подчинилась, обойдя при этом брата стороной, и обе девушки вместе вошли в гостиную. При их появлении Малькольм Эдвардс встал и пожал руку Тамсин. Он такой же высокий и крупный мужчина, как и Хайвел Бенедикт, отметила про себя Тамсин. Предложив девушке сесть рядом с ним на диван, он стал расспрашивать ее, как ей нравится в Трефаллате.

К чаю были поданы сэндвичи, булочки, пирожные с кремом и свежая клубника со взбитыми сливками. Тамсин была уверена, что она и так слишком много ест, но Нора упрашивала девушку попробовать все. Тамсин как раз облизывала пальцы, когда в комнату вошел Дэвид.

Было видно, что он успел принять душ и переодеться в светлые брюки и голубую рубашку. Его густые волосы были аккуратно причесаны, и девушка снова отметила про себя, что Дэвид действительно очень привлекательный молодой человек. На вид она дала бы ему лет двадцать; у него был красивый загар лица благодаря тому, что он много времени проводил на воздухе.

Малькольм перехватил взгляд, брошенный Дэвидом на их гостью, и улыбнулся. Тамсин поняла, что они все заметили, как тщательно Дэвид ради нее позаботился о своем внешнем виде.

После чая он предложил показать Тамсин ферму. Его родители и отец Тамсин с удовольствием поддержали это предложение.

– Я тоже пойду! – сказала Шерли вставая, но ее мать покачала головой.

– Но ты же смотреть ферму не собираешься! – воскликнула она.

– Собираюсь, – настаивала Шерли. – Я хочу показать Тамсин своего пони. Папа, ну, пожалуйста!

Малькольм только вздохнул.

– Ладно, – согласился он, и Шерли вслед за молодыми людьми выбежала из комнаты.

Но во дворе Дэвид сердито набросился на сестру.

– Проваливай! Тебя сюда не звали!

Тамсин удержала его.

– Все в порядке, Дэвид, – сказала она. – Пусть она пойдет с нами, я не против.

Шерли торжествующе посмотрела на брата и побежала впереди них к конюшне. Дэвид уныло посмотрел на Тамсин.

– На самом деле ей вовсе не хотелось идти. Она сделала это назло мне.

Тамсин улыбнулась.

– Я знаю. – Она засунула пальцы за пояс своих вельветовых брюк. – О, как здесь чудесно пахнет!

– Чем? Навозом? – удивленно спросил Дэвид.

– Просто свежим сеном! А какой здесь воздух! Я никогда не жила на ферме… я даже не помню, бывала ли я когда-нибудь на фермах прежде.

– В самом деле? – Дэвид недоверчиво посмотрел на нее. – Ну конечно, у вас ведь нет таких ферм. Там ранчо, верно? Тысячи акров земли.

– Нет, есть и небольшие участки, – возразила Тамсин. – Но мы с мамой всегда жили в городе. Я никогда даже не задумывалась над тем, хотелось ли мне жить в деревне или нет.

– А теперь тебе хотелось бы жить здесь?

– Не знаю. Наверное, я могла бы привыкнуть. Конечно, вероятность этого очень мала.

Они подошли к конюшне; Дэвид открыл ставни, чтобы стало светло. Шерли уже ждала их, стоя около белой кобылы.

– Это – Вьюга, – объяснила она Тамсин, с некоторой опаской смотревшей на такое большое животное. – Она тебе нравится?

Тамсин не знала, что ответить. Она в лошадях совершенно не разбиралась, а шумное дыхание этой кобылы совсем не вызывало в Тамсин желания познакомиться с ней поближе.

– Это и есть твой пони? – неуверенно спросила она Шерли.

Девочка презрительно фыркнула.

– Нет, конечно! Вьюга – не пони! Она относится совсем к другому классу. Это обычная рабочая лошадь, непородистая.

– Извини, я не знала, – сказала Тамсин.

– Не обращай на нее внимания, – поддержал девушку Дэвид. – Она просто воображает. – Он показал на стойло в глубине конюшни. – Пойдем, я покажу тебе жеребенка.

Тамсин с удовольствием последовала за ним. Ее глаза засветились радостью, когда она увидела маленькое животное, еще с трудом стоящее на ногах.

– Это – Бенджамин, – сказал Дэвид с улыбкой. – Правда, хорош?

Жеребенок ни капли не испугал Тамсин, и она нежно погладила его.

– Сколько ему? – спросила девушка.

– Всего несколько недель, – ответил Дэвид. – К несчастью, его мать погибла при родах, поэтому мы выкармливаем его из соски.

– Бедняжка! – Тамсин дотронулась до мягких губ жеребенка.

– Мы держим здесь Вьюгу, чтобы ему не было скучно одному, – объяснил Дэвид, похлопав белую кобылу по спине. – Она уже не работает на ферме. У нас почти все автоматизировано.

– Иди, посмотри на моего Менестреля, – позвала ее Шерли. – Иди же, Тамсин!

Менестрель оказался косматым уэльским пони серой масти с добрыми карими глазами. Тамсин поняла, почему Шерли так гордилась им, но сесть на него категорически отказалась.

– Ты боишься! – удивленно воскликнула Шерли, когда Тамсин сделала шаг назад. – Ну что ты, здесь нечего бояться!

Тамсин пожала плечами.

– Я знаю, знаю. И, наверное, со временем я привыкну к животным, но не так быстро. – Она посмотрела на Дэвида. – Что дальше?

Шерли бродила за ними по двору, пока Дэвид показывал Тамсин разные постройки, но осталась у ворот, когда брат с гостьей перебрались через изгородь и отправились на луг, где паслись коровы. Тамсин с опаской поглядывала на них, потому что они не были привязаны и свободно разгуливали по лугу.

Но Дэвид спокойно опустился на стог сена и пригласил Тамсин последовать его примеру. Девушка осторожно присела рядом.

Дэвид сунул в рот травинку, задумчиво пожевал ее, а потом спросил:

– Сколько времени ты собираешься пробыть у своего отца?

Тамсин с удовольствием растянулась на сене, глядя на проплывающие в небе облака.

– Несколько недель, – ответила она. – До тех пор, пока мама не вернется домой.

– Твоя мать второй раз вышла замуж?

– Да, – кивнула Тамсин, ощущая тепло солнечных лучей на своем лице. Потом она перевернулась на живот и посмотрела на Дэвида. – Скажи, а ты когда-нибудь уезжал из долины?

Дэвид неопределенно покачал головой.

– Я год жил в Кардиффе, пока изучал управление хозяйством, севооборот и другие дисциплины. Но на каждый уик-энд я приезжал домой. Городская жизнь мне не по душе. Как ни странно, мне больше нравится здесь. Да, многие мои друзья уехали в город, но я не завидую им. А тебе, наверное, жизнь в деревне кажется слишком однообразной?

– Пожалуй, – согласилась Тамсин. – Но мне здесь нравится. Сначала я не хотела ехать сюда, но, пробыв всего два дня, чувствую себя так, будто прожила здесь всю жизнь.

– У нас в долине всегда так, – сказал Дэвид, с явным восхищением глядя на Тамсин. – Здесь не надо никуда спешить, жизнь течет размеренно, и создается ощущение, что нет ничего важнее сегодняшнего дня.

– Пожалуй, ты прав. – Тамсин заметила, что взгляд Дэвида стал чересчур пристальным. Она перевернулась на спину и села, обхватив колени руками. Увидев, что Шерли по-прежнему стоит у ворот, девушка улыбнулась. – Твоей сестре так хочется знать, о чем мы разговариваем, – тихо сказала она.

– Я знаю. – Дэвид тоже сел. – От нее одни неприятности!

Тамсин посмотрела вдаль, где за холмами начала краснеть полоска неба.

– Пора возвращаться. Мы, наверное, скоро поедем домой.

– Я могу отвезти тебя позднее, если хочешь, – предложил Дэвид. – У меня есть мотоцикл.

Тамсин покачала головой.

– Не сегодня, – отказалась она. – Может быть, в другой раз. – Она встала, стряхнула травинки с брюк, а затем протянула ему свою руку, чтобы помочь подняться.

Дэвид улыбнулся и взялся за ее руку. Тамсин потянула его вверх. На мгновение Дэвид оказался с ней совсем близко, и девушка почувствовала, что он хотел бы подольше продлить это мгновение. В другое время Тамсин дала бы ему понять, что ей приятно его внимание, но сейчас у девушки не было никакого желания для флирта, и она отступила в сторону к большому огорчению Дэвида.

Они медленно возвращались к дому, увлеченно разговаривали о плавании и мотогонках, которые интересовали обоих. Шерли бежала впереди, довольная, что они не прогоняют ее.

По дороге домой Ланс Станфорд подшучивал над Дэвидом, которому явно понравилась Тамсин, но ее саму это ничуть не задевало. Дэвид был красивым парнем, как впрочем, и Джерри, но девушка вдруг почувствовала, что молодые люди ее совсем не волнуют. Может быть, она взрослеет, подумала Тамсин, разглядывая свое лицо в зеркале у себя в комнате, когда они вернулись домой. Какая иная причина могла быть у этого неожиданного отсутствия интереса к молодым людям ее возраста?

Прошла почти неделя, прежде чем Тамсин вновь увидела Хайвела Бенедикта. Хотя она уже несколько раз бывала в деревне с Джоанной или с отцом, у нее не было возможности зайти в дом у церкви. Правда, сейчас Тамсин даже сомневалась, смогла бы она снова набраться смелости, чтобы постучать в его дверь после того приема, который оказал ей Хайвел в прошлый раз.

За эту неделю она достаточно хорошо познакомилась с местной жизнью, лучше узнала отца и Джоанну. Скучать ей не приходилось. Иногда она помогала Джоанне по хозяйству или ездила с ней в деревню проведать кого-нибудь из подруг. Тамсин случалось сопровождать также и отца, когда он ездил к своим пациентам. Девушка поняла, насколько от этих визитов зависело здоровье людей, живших на отдаленных фермах. У доктора Станфорда не было своего врачебного кабинета, но тем, кто нуждался в помощи, достаточно было послать за доктором, как тот сразу приезжал к больному.

Когда Тамсин нечем было заняться, она надевала купальник и загорала на лужайке в саду. Стояли солнечные дни, и девушка очень скоро приобрела красивый ровный загар. Ее кожа не краснела на солнце, потому что Тамсин унаследовала от матери более смуглый, чем у отца, цвет кожи.

По субботам было принято посещать церковь, и даже Джоанна не пропускала службу. Тамсин довольно долго пробыла у себя в комнате, пытаясь решить, что ей следует надеть. Так ничего и, не придумав, она вышла на лестницу и позвала Джоанну.

Узнав, в чем проблема, Джоанна засмеялась.

– Подойдет любое простое платье, – насмешливо сказала она. – Или у тебя есть особая причина выглядеть нарядно? Может быть, тебе приглянулся какой-нибудь молодой человек? Не думаю, что Дэвид придет туда.

Тамсин слегка покраснела.

– Просто я давно не посещала церковь, вот и все, – стала оправдываться девушка. – Я же не могу пойти в брюках, верно?

– Да, это не очень подходящая одежда, – согласилась Джоанна.

– Ладно, – вздохнула Тамсин и вернулась в свою комнату. Все платья Тамсин были достаточно короткие, и девушка была уверена, что местные жители неодобрительно посмотрят на ее наряд. Потом она решилась. Какое это имеет значение? Ведь она здесь случайный человек. Не собирается же она поселиться в долине навсегда?

Она выбрала платье из шелкового джерси с застежкой спереди и высоко открывающее ее стройные ноги. Платье сочетало в себе различные оттенки синего, зеленого и фиолетового цветов, а его покрой подчеркивал изящную фигуру Тамсин. Светлые волосы девушки мягким каскадом падали ей на плечи и сияли, как золото.

У Ланса Станфорда даже перехватило дыхание, когда он увидел Тамсин, спускающуюся вниз по лестнице. Ланс, конечно, считал свою дочь очень привлекательной девушкой, но даже он не был готов к тому, что перед ним появится красавица, способная вызвать восхищение окружающих.

Тамсин отметила, какой эффект произвела, и почти с вызовом сказала:

– Я так и знала, что мне лучше было надеть брюки.

– Напротив, – возразила Джоанна, взглянув на мужа. – Ты выглядишь… совсем неплохо.

Это была столь заниженная оценка, что Ланс не смог промолчать.

– Ты выглядишь замечательно, Тамсин. Но такие экзотические цветы не растут на нашей простой почве.

В его голосе послышалось сожаление, и что-то шевельнулось в душе девушки. Она вспомнила слова Хайвела, когда тот назвал ее гибридом. Она решила непременно посмотреть это слово в словаре, так как была неуверенна, что правильно поняла его смысл.

Они поехали в деревню на машине Ланса. Большинство жителей долины ездили на «лендроверах» или подобных ему машинах. Это из-за плохой проходимости дорог в зимнее время, решила Тамсин. Она не сомневалась, что в плохую погоду добраться в долину на машине будет невозможно.

Когда они вошли в церковь, там уже было много народу. Почти все население близлежащих ферм собралось здесь. Ланс был знаком со всеми лично; с разных сторон раздавались приветствия, пока Станфорды пробирались к своей скамье.

Служба предполагала быть самой обычной, но с появлением Хайвела Бенедикта, Тамсин почувствовала такое волнение, что уже не замечала ничего вокруг. Она с ужасом осознала это, глядя, как Хайвел поднимается на кафедру.

Однако за все время службы Хайвел ни разу не посмотрел в ее сторону, и Тамсин не знала, заметил ли он вообще ее присутствие в церкви. Он читал проповедь спокойным ровным голосом; чувствовалось, что Хайвел привык выступать перед аудиторией. Тамсин со все возрастающим интересом слушала, как он излагал библейские истории, привязывая их при этом с ситуациями из повседневной жизни.

Когда служба закончилась, и все вышли из церкви, к Хайвелу подошли местные жители, чтобы поговорить о своих проблемах. В темно-сером костюме и голубой рубашке он показался Тамсин каким-то чужим, но она все равно не могла оторвать от него глаз. Когда Хайвел повернул голову, и их взгляды, наконец, встретились.

Тамсин смутилась и испугалась, что окружающие могут заметить ее состояние.

Но, кажется, никто ничего не заметил, а Хайвел сразу же отвел взгляд. К нему подошла какая-то женщина, и они стали разговаривать.

Ланс посмотрел на свою жену.

– Пойдемте, нам пора домой, – сказал он. – Хайвел занят. Морис Престон собралась обсудить с ним предстоящее венчание Эллен.

Тамсин расстроилась. Неужели они уедут, даже не поговорив с Хайвелом? Она была уверена, что Джоанна могла бы найти, о чем побеседовать со своим кузеном. А что делать ей? Она не могла остаться в ожидании того, что Хайвел сам заговорит с ней.

Ланс подхватил под руки жену и дочь и повел их на улицу. Поднялся легкий ветерок, и Джоанна с облегчением вздохнула.

– Какая жара сегодня! – воскликнула она. – Вот увидите, как только у меня родится ребенок, сразу станет холодно как зимой!

– Привет! – послышалось сзади.

Все обернулись, но Тамсин уже знала, что, к сожалению, это не Хайвел. Перед ними стоял Малькольм Эдвардс. Рядом с ним была Нора. Она посмотрела на Джоанну.

– Сегодня так жарко, дорогая. Тебе не следовало приезжать, – с беспокойством сказала она.

– Не говори глупости, – ответила Джоанна. – Я отлично себя чувствую. А где дети?

– Шерли дома, – ответил Малькольм, усмехнувшись. – А вон едет Дэвид. Он не успел на службу, потому что весь день работал в поле.

Тамсин повернула голову на звук приближающегося мотоцикла. И вот уже Дэвид затормозил рядом.

– Как я вовремя! – похвалил он сам себя, восхищенно глядя на Тамсин. – Рад вас всех видеть. Куда вы собрались?

– Едем к нам чего-нибудь выпить, – решительно заявил Ланс. – Не против, Малькольм?

Малькольм взглянул на жену.

– А ты как думаешь?

– Я не против, – согласилась Нора, прервав свой разговор с Джоанной.

– Тогда пошли. – Ланс повел всех к машине, но Дэвид взял Тамсин за руку, удерживая ее.

– Не ходи с ними, – попросил он. – Поедем кататься на мотоцикле. Сегодня прекрасный вечер. Мы можем потом чего-нибудь выпить, если захочешь.

Тамсин заколебалась между надеждой, что Хайвел может позднее навестить их, и разочарованием, от которого будет страдать, если тот все же не придет. В последнем случае она предпочла бы поехать с Дэвидом.

– Я не знаю, – неуверенно произнесла она, глядя, как остальные удаляются. Дэвид крепче сжал руку Тамсин.

– Пожалуйста, соглашайся. Я приехал сюда только из-за тебя.

Тамсин взглянула ему в глаза.

– В самом деле?

– Ты сама это знаешь, – смущенно пробормотал он.

– Ну ладно. Если мой папа не возражает.

Дэвид улыбнулся.

– Почему он должен возражать? – Он завел мотор. – Садись. Мы догоним их по дороге.

Пока они разговаривали с родителями, Тамсин заметила, что к ним приближается Хайвел. Сердце у нее упало. Значит, он все-таки придет. А она уже согласилась поехать с Дэвидом! Тамсин расстроилась.

– Поехали, – решительно сказала она Дэвиду. Родители не возражали, и мотоцикл помчал их по дороге.

Тамсин не оглянулась, хотя ей этого очень хотелось.

Было уже довольно поздно, когда Дэвид привез ее к дому отца. Вечер был таким теплым, что Тамсин совсем не замерзла. Они прокатились по проселочным, дорогам, заехали в соседнюю деревню, где пешком прогулялись по ее окрестностям. Несмотря на разочарование от несостоявшейся встречи с Хайвелом, Тамсин неплохо провела время. Она тепло поблагодарила Дэвида за прекрасный вечер.

– Когда я опять увижу тебя? – спросил он, наклоняясь к девушке.

Тамсин отступила назад.

– Не знаю. Наверное, когда ты в следующий раз заедешь сюда.

– А может быть, ты и сама как-нибудь захочешь навестить нас? Я сам приеду и отвезу тебя. Мы могли бы послушать записи Шерли, да у меня есть и свои. У нас над конюшней устроена комната, где мы иногда развлекаемся с друзьями. Я могу пригласить их, и мы устроим вечеринку. Согласна?

Тамсин задумалась.

– Звучит заманчиво, – сказала она.

– Ладно, договорились. Какой день тебя больше устраивает? Вторник? Среда?

– Я думаю, среда, – быстро ответила Тамсин. – Мне пора идти. Я не хочу, чтобы папа и Джоанна волновались.

– Они же слышали, как мы подъехали. Им нечего волноваться.

– Все равно я пойду в дом. До встречи.

Дэвид посмотрел на нее так, будто хотел показать девушке, какие чувства к ней питает, но Тамсин была рада, что он этого не сделал. Ее нисколько не волновало, как к ней относится Дэвид.

Отец и Джоанна с энтузиазмом восприняли идею о вечеринке, которую хотел устроить Дэвид.

– Отлично! – воскликнул Ланс. – Теперь, наверное, ты с нетерпением будешь ждать этого вечера. Ведь с тех пор, как ты приехала, у тебя было мало развлечений.

– Не говори глупости, папа, – запротестовала Тамсин. – Я не нуждаюсь в развлечениях. – Но, сказав то, она подумала, не Хайвел ли рассказал отцу об их разговоре по дороге из аэропорта. Девушке очень хотелось спросить, не заходил ли к ним вечером Хайвел, но она понимала, что такой вопрос вызовет только удивление, и поэтому промолчала.

Во вторник утром Джоанна почувствовала себя неважно, и Ланс посоветовал ей провести день в постели.

– Отдохни, – сказал он, – а Тамсин сама сходит в магазин. Хайвел отвезет ее домой, если я его попрошу.

Тамсин вспыхнула.

– В этом нет необходимости, папа. Я могу дойти пешком.

– Ну, как хочешь, – нахмурившись, согласился Ланс. – Тебе что-нибудь нужно, Джоанна?

Джоанна отрицательно покачала головой.

– Нет, я просто немного отдохну. Вот только мне не хочется загружать Тамсин работой в каникулы.

– Но я и так почти ничего не делаю, – возразила девушка. – И мне это вовсе не в тягость. Хотя дома я не занималась хозяйством, я с удовольствием сделаю, что смогу. И я даже попробую приготовить обед.

– Вот и хорошо, – сказал Ланс, и Тамсин почувствовала, что ему было очень приятно услышать эти слова. Их отношения медленно, но верно укреплялись, что приносило свои положительные результаты.

В магазине Тамсин быстро сделала свои покупки, а любопытной жене хозяина объяснила, что ее мачеха сегодня нездорова.

– Конечно, – закивала головой миссис Робинсон, – такая жара стоит! Уж и не помню, когда еще было такое теплое лето. Но для вас это неплохо, верно?

– Да, – с улыбкой согласилась Тамсин. Выйдя из магазина, девушка почувствовала, как ноги сами собой несут ее к дому у церкви.

Пока она шла по улице, несколько человек поздоровались с ней, и девушка поняла, что Хайвел был прав, предупреждая ее о том, как трудно здесь спрятаться от посторонних глаз. Короче говоря, Тамсин решила, что ей будет неловко просто пройти мимо церкви и повернуть назад, поэтому она остановилась у стены, окружавшей кладбище, и сделала вид, будто заинтересовалась надгробными плитами.

Неожиданно дверь дома Хайвела отворилась, и вышла миссис Уильямс. Слишком поздно Тамсин вспомнила, что сегодня был вторник, день, когда миссис Уильямс приходит делать уборку. Экономка заметила Тамсин у стены.

– Вы ждете мистера Бенедикта? – спросила она девушку пронзительным голосом.

Тамсин покраснела, уверенная, что половина деревни слышит этот громкий голос.

– Э-э… нет, – смутившись, солгала она. – Я… я просто читаю надписи на могильных плитах.

– Гм! – Миссис Уильямс, видимо, не убедил ее ответ, но экономка торопилась и даже уже надела пальто, хотя день был жарким. Она скрылась в доме, но ненадолго. Вскоре миссис Уильямс появилась вновь со своей хозяйственной сумкой. Экономка спустилась вниз по ступенькам, и в этот момент из дома вышел Хайвел Бенедикт, чтобы закрыть за ней дверь. Хайвел сразу же наметил Тамсин, и ей захотелось в этот момент провалиться сквозь землю. Что он подумает? Девушка не знала, куда ей деваться от смущения. А что он может подумать, кроме того, что она бегает за ним? По какой еще иной причине она могла оказаться здесь?

Миссис Уильямс прошла мимо Тамсин, бросив на девушку красноречивый взгляд. Тамсин поспешно отвернулась; ее единственным желанием было как можно скорее уйти отсюда. Однако, корзинка с продуктами, которую она поставила у ограды, неожиданно перевернулась, и все покупки рассыпались по траве.

– Ах, черт! – раздраженно воскликнула Тамсин и, наклонившись, стала собирать рассыпанное. К счастью, там не было ничего бьющегося. Она уже взяла в руки последний пакет с супом, когда заметила, что рядом кто-то стоит. Она медленно подняла глаза. Перед ней стоял Хайвел Бенедикт.

– О, привет! – дрогнувшим голосом произнесла она и выпрямилась. – Я… я такая неловкая. К счастью, ничего не разбилось. Мне повезло, что здесь не было яиц, верно? Я хочу сказать, что они непременно разбились бы. – Она продолжала болтать, но его взгляд по-прежнему оставался мрачным.

– Тамсин! – Он так резко произнес ее имя, что девушка сразу замолчала. – Тамсин, что ты здесь делаешь?

Она пожала плечами.

– Я же сказала миссис Уильямс. Я читаю надписи на старых могильных камнях.

– Я не миссис Уильямс, – возразил Хайвел. – И к тому же, могу тебя уверить, что миссис Уильямс достаточно наблюдательна.

– Что вы имеете в виду? – Тамсин изобразила непонимание.

– Ты прекрасно понимаешь, что я имею в виду, – бросил он. – Пойдем в дом. Здесь мы привлекаем внимание.

– А мы не будем привлекать внимание, если войдем внутрь? – иронически поинтересовалась Тамсин, удивленно приподняв брови.

Выразительный взгляд Хайвела заставил ее прекратить демонстрировать свое остроумие, и девушка послушно пошла к дому. Пока он закрывал дверь, Тамсин направилась по коридору в ту комнату, где уже была в прошлый раз.

– Не туда, – остановил ее Хайвел и повел девушку в другую комнату, окна которой выходили на задний двор. Судя по обстановке, это была гостиная. Здесь также находилось много книг. Они стояли на полках, с обеих сторон обрамлявших камин, который в холодные зимние вечера придавал, наверное, этой комнате особый уют. Тамсин увидела мягкую мебель с когда-то красивой, а сейчас потертой обивкой, и телевизор, на котором стопкой лежали газеты и журналы. Хотя было видно, что в комнате совсем недавно производили уборку, Тамсин сразу заметила пыльные полосы на полках и паутину, местами оставшуюся в углах. Очевидно, Тамсин оказалась права, решив, что миссис Уильямс очень плохо ведет хозяйство. Но в этот момент все претензии к экономке отошли на второй план, когда Тамсин увидела гнев в глазах Хайвела.

– А теперь, – сердито произнес он, пристально глядя на девушку, – может быть, ты скажешь мне, что тут делаешь?

Глава пятая

– Джоанна не очень хорошо себя чувствует сегодня. – Тамсин испытала чувство облегчения, что нашла подходящее объяснение для своего визита. – Я… я подумала, что должна зайти и сообщить вам об этом. На тот случай, если вы захотите навестить ее.

Хайвел недоверчиво посмотрел на нее.

– А зачем ты бродила среди могильных камней?

Тамсин покраснела.

– Ну, я знала, что миссис Уильямс будет здесь, и не хотела создавать… лишних неприятностей.

– Неужели ты думаешь, что кто-нибудь поверит тебе? – с раздражением спросил он, покачивая головой. – Если причина твоего прихода была столь невинной, почему ты просто не подошла к двери и не постучала?

Тамсин решительно расправила плечи, а негодование придало ей уверенности в себе.

– А вы не очень-то вежливы! Я же вполне понятно объяснила вам, почему я не сделала этого. На что вы теперь намекаете?

– Я ни на что не намекаю. Вывод напрашивается сам собой.

Тамсин вздохнула.

– Ну, зачем мне выдумывать какие-то причины? – Она оглядела комнату. – Мне понравилась ваша вчерашняя проповедь.

– В самом деле? – Он был весьма нелюбезен.

– Да. А это ваша гостиная?

– Можно так сказать.

Тамсин подошла к окну и посмотрела на задний двор, где были разбиты большая лужайка, сад с фруктовыми деревьями и даже огород.

– Вы сами ухаживаете за всем этим?

– Нет.

– А кто же? – Тамсин повернулась к нему, удивленно подняв брови. – Неужели миссис Уильямс?

– Ее отец, – ответил Хайвел. Густые ресницы скрывали выражение его глаз.

– А там красиво, правда? Почему бы вам самому не поработать в саду?

– Потому что у меня нет никакого желания этим заниматься.

Ответы Хайвела становились все короче. Он явно не хотел говорить с ней о себе, и Тамсин совсем расстроилась.

– А вы не хотите предложить мне чашку кофе или еще чего-нибудь? – сказала она. – Раз уж я здесь, от этого не будет никакого вреда.

Хайвел несколько минут молча смотрел ей в глаза.

– Почему тебе не приходит в голову мысль, что я против твоего присутствия здесь, независимо от того, как это воспримут мои соседи?

Раскрасневшиеся щеки Тамсин внезапно побледнели. Довольно долго она стояла, опустив глаза, чтобы скрыть свое отчаяние, потом повернулась к двери и пошла прочь, все так же, не поднимая глаз. Обида, словно живое существо, сидела в ней. Но когда девушка поравнялась с Хайвелом, он что-то тихо пробормотал и взял ее за руку.

– Нет, – глухо произнес он. – Нет, не уходи. Прости, мне не следовало так говорить.

Тамсин взглянула на него; в ее глазах стояли слезы. Он был так близко, и она могла видеть каждую черточку его лица, темно-карие глаза, прямой нос, – чувственный изгиб губ, загорелую шею в расстегнутом вороте рубашки. Она даже ощущала тепло его тела. Это был волнующий момент, пробудивший в ней странные желания.

Хайвел перестал крепко сжимать руку Тамсин, прикосновение его пальцев стало вдруг нежным. Затем он резко отпустил девушку и спрятал свои руки в карманы, будто боялся того, что могло дальше последовать за этим.

Тамсин задрожала.

– Вы сердитесь на меня?

Он направился к двери.

– Нет, – резко ответил он и добавил уже спокойнее: – Нет, я не сержусь на тебя. Я приготовлю кофе.

– Позвольте мне! – Тамсин пошла за Хайвелом следом в конец коридора, где находилась небольшая кухня. Там стоял затхлый запах пищи, потому что миссис Уильямс, скорее всего, никогда не открывала окна. Тамсин поморщилась.

Хайвел обратился, к ней.

– Какой кофе ты предпочитаешь – сваренный в кофейнике или быстрорастворимый?

– Быстрорастворимый вполне подойдет, – ответила она. – Покажите мне, где все лежит, и я приготовлю сама.

– Хорошо, – сказал он. – Ты найдешь все в стенном шкафу. Я буду у себя в кабинете.

– Отлично.

Когда Хайвел ушел, Тамсин с отвращением осмотрелась вокруг. Плита была забрызгана жиром. Было видно, что ее многие месяцы никто не мыл. У Тамсин просто чесались руки взяться за уборку, но она не смела. Может быть, в другой раз…

Девушка открыла дверцу шкафа. Как и сказал Хайвел, она нашла здесь все необходимое, но жуткое состояние полок ужаснуло ее. Миссис Уильямс совершенно не выполняла свою работу. Все было в страшно запущенном состоянии. Хайвел наверняка это видел. Неужели это его совсем не волновало?

Прежде чем кипятить молоко для кофе, Тамсин тщательно вымыла кастрюльку. Тот, кто делал это раньше, видимо, боялся перестараться. Продолжив поиски, Тамсин отыскала коробку бисквитов и поднос, на который и поставила приготовленный кофе.

Когда она вошла в кабинет, Хайвел сидел за письменным столом. Надев очки в роговой оправе, он что-то читал. При появлении Тамсин Хайвел встал и, сняв очки, небрежно бросил их на стол.

Взяв у нее из рук поднос, он сказал:

– Мы пойдем в гостиную. Здесь нет места.

Тамсин послушно пошла с ним в другую комнату и там села в кресло, взяв с подноса свою чашку. Хайвел не сел. Положив себе в чашку несколько ложек сахара, он с явным удовольствием стал пить кофе стоя.

Девушка напряженно подыскивала какую-нибудь тему для разговора. С того момента, когда он по какой-то неизвестной причине не дал ей уйти, между ними возникло чувство неловкости. Ей захотелось разрушить эту неловкость и снова вернуться к тем свободным отношениям, которые сложились у них по пути из лондонского аэропорта. Наконец она произнесла:

– Если я вам скажу кое-что, вы обещаете не набрасываться на меня с упреками?

Хайвел поставил, пустую чашку на поднос.

– Это зависит от того, что ты хочешь сказать.

Он произнес это довольно мягким тоном, что ободрило Тамсин, и она продолжала:

– Это… о миссис Уильямс.

– В чем дело?

Тамсин вздохнула.

– Она плохо выполняет свою работу. Я, конечно, не знаю, в чем заключаются ее обязанности, но только вижу, что она многое запустила…

Заметив, как помрачнело его лицо, девушка замолчала.

– Но какое тебе дело до этого? – спросил он, и прежнее недовольство вновь зазвучало в его голосе.

Тамсин опустила голову и уставилась на свою чашку, будто это могло как-то помочь.

– Мне больно видеть, как разрушается такой красивый дом…

– О, перестань! – раздраженно произнес он. – Немного пыли не может принести вреда.

– Значит, вы все-таки заметили! – воскликнула она, подняв на него глаза.

– Я же сказал тебе, обстановка не играет для меня никакой роли. – Он недовольно поморщился. – Что мне прикажешь делать? Увольнять миссис Уильямс? В таком месте, как Трефаллат, не так-то просто найти экономку.

– Позвольте мне что-нибудь сделать! – живо откликнулась Тамсин. – Мне очень хочется помочь, правда…

– Нет. – Его отказ был столь категоричным, что Тамсин опять расстроилась. Она почувствовала, что он решил держаться от нее подальше и это явилось для нее, как острый нож в сердце.

Тамсин пошла туда, где оставила свою корзинку с покупками, и с безразличием взглянула на ее содержимое. Она знала, отец наверняка разгневается, когда узнает, что она дважды приходила сюда без приглашения, но это было не так страшно по сравнению с тем, что Хайвел, кажется, вовсе не намерен больше приглашать ее в свой дом.

– Как прошел вечер в воскресенье? – неожиданно спросил Хайвел и Тамсин удивленно посмотрела на него.

– В воскресенье? – переспросила она, и тут вспомнила, что в тот вечер она каталась с Дэвидом на мотоцикле. – Ах, да, все было отлично.

– Дэвид – хороший парень, – заметил Хайвел, при этом выражение его лица смягчилось. – Как и твой отец, он не смог бы покинуть долину.

– Он слишком молод, – ответила Тамсин.

– Но он старше тебя, – сдержанно возразил Хайвел.

– Неважно. Все равно он слишком молод.

– Ты собираешься вновь увидеться с ним?

Тамсин поджала губы.

– Какое это имеет значение?

– Никакого. Я просто поддерживаю беседу, вот и все. – Хайвел говорил совершенно равнодушным тоном.

Тамсин подхватила свою корзинку и гордо подняла голову.

– Между прочим, он пригласил меня провести с ним завтрашний вечер. Они с Шерли устраивают что-то вроде вечеринки.

– Тебе должно быть это интересно. – Слабая улыбка тронула его губы.

Тамсин рассердилась.

– Я, может быть, и не пойду, – сердито бросила она.

– Почему же? Разве не ты утверждала мне, что не понимаешь, как мы можем здесь жить без развлечений? Вот возможность узнать все самой.

– Я наговорила много глупостей по дороге сюда, – ответила Тамсин, отбрасывая назад упавшие на глаза волосы. – Я думаю, мне лучше уйти.

Хайвел не сделал попытки удержать ее, и она нехотя пошла по коридору к парадной двери. Хайвел последовал за Тамсин, чтобы проводить ее. Открывая дверь, он наклонился вперед, и на секунду их тела соприкоснулись. Жаркая волна разлилась по телу Тамсин и какая-то внутренняя потребность заставила ее взглянуть ему в лицо. Ей хотелось, чтобы он заметил в ней чувствующую женщину со всеми присущими ей естественными желаниями. Но, несмотря на то, что она много общалась с молодыми людьми, или именно из-за этого, она никогда не допускала вольностей по отношению к себе. К тому же она была еще слишком молода, чтобы понимать силу своего обаяния. Ее больно задевало равнодушие Хайвела, хотя она еще не могла бы точно сказать, что именно ей было нужно от него. Тамсин только знала, что каждый раз, когда ей приходилось покидать Хайвела, ей все труднее становилось это сделать.

Хайвел распахнул дверь, и солнечный свет нарушил интимность момента, но заметил ли это Хайвел, Тамсин не могла сказать.

– До свидания, – тихо произнесла она и сбежала вниз по ступеням.

– До свидания, Тамсин, – ответил он и закрыл дверь.

На следующий день Тамсин получила письмо от матери.

Сама Тамсин не писала ей, потому что не знала, где та могла находиться в данный момент. Письмо было послано из Портленда, это был второй пункт ее маршрута.

В письме было много восторженных слов о том, как слушатели воспринимали лекции Чарльза, и почти ничего не упоминалось о каникулах Тамсин. Было ясно, что Лора даже не рассчитывала на то, что ее дочь интересно проводит каникулы. Тамсин знала, что ее мать не представляет себе полноценного отдыха, если человек полностью оторван от своих привычных занятий. Раньше Тамсин всегда соглашалась с Лорой и проводила время в летних школах, которыми руководила мать, не пытаясь даже предпринять что-нибудь самостоятельно до тех пор, пока Джерри Торп не предложил ей путешествовать с ним вдвоем.

Но сейчас, проведя почти две недели в долине, Тамсин стала смотреть на все это несколько иначе. Девушке понравилось жить без постоянного напряжения, а также иметь возможность полностью расслабиться и хоть на время не думать о будущем. Было приятно жить среди людей, которые находят удовлетворение в своей повседневной жизни, а не ведут непрестанную борьбу за общественное признание.

Отец Тамсин не проявил открытого интереса к письму Лоры, но девушка знала, что оно обеспокоило его. Может быть, он боялся, что бывшая жена изменила, свои планы и поэтому заставит Тамсин немедленно вернуться назад. Или, может быть, Ланс вообразил, что Лора попытается повлиять на дочь и тем самым вновь восстановит барьер между ним и Тамсин, который только-только стал потихоньку разрушаться.

Странно, но Тамсин совсем не скучала по дому. Она с радостью узнала о том, что ее мать счастлива и хорошо проводит время, но у девушки почему-то не было желания оказаться рядом с Лорой. Тамсин не хотела даже думать о том дне, когда ей придется покинуть Трефаллат и вернуться в Бостон. Но ей было трудно признаться себе самой, что причина ее нежелания уезжать связана не только с отцом и Джоанной, несмотря на доброе отношение, которое они к ней проявляли.

Вечером за ней приехал Дэвид, чтобы отвезти ее в Ллейнелфед. Когда он приехал, Тамсин уже ждала его, очень привлекательная в фиолетовых вельветовых брюках и белой кружевной блузке. Вечер был прохладным, поэтому она надела сверху пушистый зеленый кардиган. Дэвид с явным восхищением смотрел на девушку.

Ланс Станфорд вполне одобрительно взглянул на молодых людей, когда они уходили из дома, но все же предупредил Дэвида:

– Привези ее назад не слишком поздно. И не езди чересчур быстро.

Дэвид пообещал быть осторожным. У Тамсин потеплело на сердце. Она впервые подумала, что теплота отношений не зависит от богатства и комфорта в доме; ее создают люди, живущие в нем.

Помещение над конюшней на ферме Эдвардсов было превращено в своеобразную гостиную. Там были стулья и стол с напитками, а остальное свободное пространство оставлено для танцев. Сюда принесли проигрыватель, и когда Дэвид и Тамсин вошли в комнату, там уже танцевало несколько пар.

Вечер удался на славу. К сожалению, девушек оказалось больше, чем молодых людей, но Дэвид все равно весь вечер танцевал только с Тамсин, чем вызвал недовольство подруг Шерли, которые рассчитывали на его внимание. В середине вечера в комнату зашли родители Дэвида и Шерли убедиться, что все в порядке. Нора поинтересовалась у Тамсин здоровьем своей сестры. Девушка сказала, что Джоанне стало лучше, и Нора предложила Тамсин несколько дней погостить у них.

– Это даст отдых Джоанне, – сказала она, заставив Тамсин почувствовать себя обузой для своей мачехи. – К тому же Дэвид и Шерли будут рады твоему присутствию.

Тамсин замялась.

– О, я не знаю… – нерешительно начала она, но тут вмешался Дэвид.

– Почему бы тебе не погостить у нас? – спросил он. – Ведь твой отец сказал, что ты приехала сюда на несколько недель. Я уверен, он мог бы отпустить тебя на некоторое время.

– Вопрос стоит не в том, отпустит ли отец Тамсин или нет, – довольно резко оборвала его Нора. – Джоанне осталось всего несколько недель до родов. Ей следует больше отдыхать, а не заниматься развлечением гостей.

– Я и не предполагала, что я такая обуза для всех, – смущенно сказала Тамсин.

Нора покраснела.

– Я этого не говорила.

Малькольм Эдвардс укоризненно взглянул на жену.

– Но именно это ты и пыталась сказать! – воскликнул он. – Ты нашла хороший способ предложить свое гостеприимство!

Тамсин пожала плечами.

– Не беспокойтесь, мистер Эдвардс. Я поняла, что хотела выразить ваша жена.

– Мы все будем рады видеть тебя здесь, если ты захочешь приехать, – сказал Малькольм. – Но если ты нужна Лансу, тебе лучше остаться с ним.

Нора усмехнулась.

– Мужчины! – сказала она и, шутя, подтолкнула мужа. – Все они одинаковы!

Неприятный инцидент был исчерпан, но Тамсин не забыла о нем, и он вызывал у нее беспокойство. Если Джоанне будет лучше, чтобы она уехала в Ллейнелфед, то стоит об этом подумать. Но Ллейнелфед так далеко от Трефаллата…

После десяти Дэвид отвез Тамсин домой. Эдвардсы обычно ложились спать рано, потому что утром они доили коров. Тамсин была рада возвратиться домой. После того как Нора и Малькольм ушли, девушка еще пыталась развлекаться, но слова Норы крепко запали ей в душу.

У дверей дома Дэвид попытался поцеловать ее, но Тамсин отвернулась. И в этот момент увидела стоявший у дома запыленный фургончик. Она сразу узнала его. Это была машина Хайвела.


– Когда я снова тебя увижу? – спросил ее Дэвид, но она не слушала его. Ее мысли уже были заняты совсем другим человеком.

– Что? О, не знаю. – Она задумалась. – Может быть, в воскресенье в церкви?

Дэвид был разочарован.

– А как насчет субботы? – спросил он. – По субботам я раньше заканчиваю работу. Мы могли бы съездить в Лландриндод-Веллс, поужинать там, а потом сходить в кино.

Тамсин хотелось поскорее войти в дом.

– Я, право, не знаю, – ответила она. – Я хочу сказать, у моего отца могут оказаться какие-нибудь планы на этот день.

Дэвид насупился.

– Но это же маловероятно. Тетя Джоанна пока не в состоянии никуда ездить. Что случилось? Неужели то, что сказала моя мать, так расстроило тебя?

– Нет… честно, Дэвид. Просто я не могу давать какие-то обещания, не посоветовавшись с отцом.

– Ладно, – сказал Дэвид, садясь на свой мотоцикл.

Было видно, что он очень огорчен. Тамсин вздохнула. Она не хотела обижать его.

Дэвид грустно посмотрел на нее.

– Я не понимаю тебя, Тамсин, – глухо произнес он. – Я думал… я думал, мы нравимся друг другу.

– Да… ты нравишься мне, Дэвид.

– Тогда почему ты не соглашаешься пойти со мной на свидание? У тебя кто-то есть? Там, в Бостоне?

– Да нет. – С тех пор как она приехала в Уэльс, она совсем не вспоминала Джерри Торпа, хотя и обещала писать ему. Бостон казался ей уже таким далеким…

– Но не могла же ты найти кого-нибудь здесь, ты ведь никого не знаешь!

Тамсин была рада, что темнота скрыла краску смущения на ее лице.

– Я же сказала тебе, что у меня никого нет, – возразила она. – Послушай, мне пора идти. Давай пока оставим этот вопрос, там будет видно.

– Как хочешь, – вздохнул Дэвид и завел мотоцикл. – Пока, Тамсин.

– Пока!

Тамсин проводила его долгим взглядом и пошла к дому. Теперь, когда он уехал, она пожалела, что не согласилась пойти с ним на свидание. В конце концов, отказываясь от его знаков внимания, она только лишает себя приятного общества. Не стоит делать вид, будто это каким-то образом задевает Хайвела Бенедикта.

Она вошла в холл и услышала голоса в гостиной, но, открыв дверь, увидела, что отца там не было. Джоанна полулежала, удобно устроившись на диване, а Хайвел стоял у камина со стаканом пива в руке.

На мгновение их взгляды встретились, и девушка сразу оценила все детали его внешности. В темно-синей вязаной рубашке и светлых замшевых брюках он выглядел необыкновенно мужественным и красивым, поэтому Тамсин было трудно сосредоточиться на том, что говорила ей Джоанна.

– Привет, Тамсин, – улыбнулась Джоанна. – Ты уже вернулась? Хорошо провела время?

Тамсин сняла кардиган и повесила его на спинку стула, заметив, что Хайвел допил пиво и собирается уйти. Неужели он уходит, потому что она вернулась? Неужели он зашел сегодня, только зная, что ее не будет дома?

– Нормально, – машинально ответила она на вопрос Джоанны и повернулась к Хайвелу. – Добрый вечер, мистер Бенедикт.

Хайвел кивнул ей в знак приветствия, а Джоанна сказала:

– Хайвел говорил, ты вчера заходила к нему сказать, что я неважно себя чувствую.

Тамсин постаралась сохранить спокойствие.

– Да. Я заходила.

– Я очень признательна тебе, – продолжала Джоанна. – Мне бы пришлось провести этот вечер одной, если бы не Хайвел. Твоего отца неожиданно вызвали к больному, я думаю, он задержится еще на несколько часов.

– Понятно, – тихо сказала Тамсин.

– Мне пора идти, – произнес Хайвел, поставив пустой стакан на камин. – Теперь Тамсин дома, и тебе, Джоанна, больше не нужна сиделка.

Джоанна засмеялась.

– Очень верное определение!

Тамсин лихорадочно искала какие-то слова, чтобы удержать Хайвела.

– Не останетесь ли с нами поужинать? – спросила она и быстро взглянула в сторону Джоанны, ища поддержки.

– Да, оставайся, – сказала Джоанна. – Мне следовало и самой тебе это предложить.

Хайвел отрицательно покачал головой.

– Очень сожалею, но меня ждет работа. Я должен идти. Передай привет Лансу. Надеюсь увидеть его в конце недели.

– Да, конечно. – Джоанна хотела встать, но Хайвел жестом удержал ее.

– Не вставай. Я сам найду дорогу.

– Я провожу вас, – быстро предложила Тамсин.

– Спасибо, Тамсин, – сказана Джоанна. – Увидимся в воскресенье, Хайвел.

– Хорошо. – Хайвел кивнул на прощание и последовал за Тамсин в холл.

– Ваше пальто здесь? – как заботливая хозяйка спросила она, стоя у вешалки. Хайвел покачал головой, внимательно разглядывая расстроенное лицо девушки.

– Что случилось? – спросил он, открыв входную дверь и пропустив Тамсин вперед себя.

Девушка вышла на крыльцо, и когда Хайвел подошел к ней, обиженным тоном произнесла:

– Вам прекрасно известно, что случилось! – заявила она. – Вы нарочно зашли к нам именно в тот вечер, когда меня не было дома!

– Я не знал этого. Насколько я помню, ты говорила, что, возможно, никуда не пойдешь.

– Вы знали, что я все-таки пойду, – пробормотала она.

– И хорошо провела время.

– Я сказала так только для Джоанны. Я не особенно люблю поп-музыку.

– Но все равно, это лучше, чем целый вечер сидеть дома, – рассудительно заметил Хайвел.

– Если бы я знала, что вы придете, я ни за что бы не пошла, – заявила Тамсин, глядя себе под ноги.

– Тогда хорошо, что ты этого не знала, – сдержанно произнес он.

– Почему? – с жаром возразила Тамсин. – Почему вы так говорите? Я вам совсем не нравлюсь? Неужели я вам мешаю? Кажется, я для всех только обуза!

В ее глазах блеснули слезы, и Хайвел насторожился.

– Почему ты так говоришь? – резко спросил он.

Тамсин только качала головой не в силах ничего сказать.

– Кто тебе это сказал? – Голос Хайвела был сердитым. – Тамсин, я хочу знать.

– Пустяки, – солгала она, но дрогнувший голос выдал ее.

– Тамсин! Я жду ответа!

– Ну, ладно, это миссис Эдвардс, если хотите знать. Она… она сказала, что Джоанне надо больше отдыхать, а я создаю ей лишние хлопоты.

– Она так и сказала? – рассердился Хайвел.

– Вы ведь это никому не скажете, верно? Я уверена, что она не имела в виду ничего плохого. Она просто беспокоится за свою сестру, вот и все. Она даже… даже предложила мне погостить в Ллейнелфеде несколько дней.

– А ты хочешь этого?

– Нет. Не очень.

– Так-то лучше. И я сомневаюсь, чтобы твой отец отпустил тебя. Кроме того, из слов Джоанны я понял, что ты много помогаешь ей по дому.

Тамсин почувствовала, как у нее потеплело на сердце.

– Она сама это сказала?

– Конечно. – Хайвел пристально посмотрел ей в глаза, в которых еще прочитывалась неуверенность. – А теперь я должен идти.

– Уже? – Тамсин не могла скрыть своего разочарования.

– Да, мне пора, – довольно резко ответил Хайвел, отрывая дверцу машины. – Увидимся в воскресенье в церкви.

– Я буду в деревне в пятницу, – поспешно сказала Тамсин. – Если я зайду к вам, вы дадите мне почитать одну из ваших книг?

– Меня не будет дома в пятницу, – ответил Хайвел, не оставляя ей никакой надежды. – Я обещал присутствовать на конференции в Аберистуите.

Тамсин задумалась и неожиданно сказала:

– Возьмите меня с собой!

Хайвел удивленно уставился на нее.

– Я не могу этого сделать.

– Ну почему? Мне хочется посетить Аберистуит. Я хотела бы немного познакомиться с этой страной, прежде чем мне придется возвращаться в Штаты.

– Извини. – Хайвел покачал головой.

– И вы такой же! – дрогнувшим голосом произнесла Тамсин, его спокойный отказ окончательно расстроил ее. – Никому я не нравлюсь, никому нет до меня дела! Я лишь обуза для всех, чужой человек, который на несколько недель вторгся в вашу жизнь, и которого приходится терпеть, пока он не уедет!

– Это неправда. – Хайвел выпрямился. – Ты сама не понимаешь, что говоришь.

– Понимаю. Ну, хорошо, вы достаточно определенно объяснили свое отношение ко мне. Я не стану вас больше беспокоить. Мне надоело все время оказываться в положении глупого ребенка, который не хочет делать то, о чем его просят.

– Тамсин, выслушай меня! – Хайвел схватил ее за руку в тот момент, когда она повернулась, чтобы уйти. – Ты не понимаешь…

Тамсин отчаянно пыталась высвободиться от него, но не могла.

– Я все прекрасно понимаю, мистер Бенедикт, – гневно бросила девушка, резко отворачиваясь от него, так что прядь ее волос коснулась его лица.

С приглушенным восклицанием Хайвел привлек девушку к себе, прижал к своему сильному телу, не давая ей возможности сопротивляться. Ее голова оказалась у него на груди; Тамсин ощутила его дыхание у себя на шее. Волна восторга разлилась по всему ее телу; от ощущения его близости у нее задрожали ноги, и девушка с самозабвением теснее прижалась к Хайвелу. В этот момент ей только хотелось оставаться в кольце его рук, слушать глухое биение его сердца, ощущать себя частью его существа.

Но ее внезапный порыв оказал на Хайвела обратное действие. Он взял девушку за плечи, и отстранить ее от себя. Тамсин запротестовала, вцепившись в него как ребенок.

– Пожалуйста, – глухо прошептала она, – позвольте мне еще немного побыть с вами. Это все, о чем я прошу.

Хайвел оторвал Тамсин от себя. В льющемся из окон дома свете его лицо было бледно.

– Но мне этого мало! – резко бросил он и, не говоря больше ни слова, сел в машину, яростно захлопнув за собой дверцу. Через минуту машина скрылась в темноте.

Когда Хайвел уехал, Тамсин осталась стоять у дома. Ее пробирала дрожь, но она, казалось, не замечала этого. Ее тело жаждало удовлетворения, которого оно не получило, и болезненное желание превратилось в настоящую боль. Она никогда раньше не испытывала ничего подобного, не знала, что такое глубокое чувство, такая страсть может существовать в ней. Тамсин вспомнила, как осуждала тех девушек, которые признавались, что не в силах были контролировать свои эмоции. Воспоминание о том, как она сама прижималась к Хайвелу, заставило ее покраснеть. Ее смущала мысль о том, что Хайвел может подумать о ее поведении. Вся ее прежняя жизнь уже не имела никакого значения по сравнению с тем, что произошло несколько минут назад. Тамсин пугал момент, когда ей придется войти в дом и предстать перед Джоанной.

Но оказалось, Джоанна сама вышла искать ее. Большая тень, упавшая на крыльцо, заставила Тамсин оглянуться.

Джоанна выглядела удивленной.

– Тамсин! В чем дело? Что ты здесь делаешь совсем одна? Я слышала, что Хайвел давно уехал. Ты в порядке?

– О, да… да, конечно, в порядке, Джоанна. – Тамсин с трудом взяла себя в руки. – Я просто… наслаждалась ароматом цветов. Ночь такая… такая красивая.

– Да, действительно. – Джоанна успокоилась, приняв объяснение девушки как должное. А почему она бы стала по этому поводу задавать вопросы, с грустью подумала Тамсин. Джоанне не могло и в голову прийти, что отношения ее падчерицы и кузена вышли за рамки просто дружеских. Помимо разницы в возрасте, Хайвел был таким человеком, который не стал бы поощрять детское увлечение юной девушки, а именно так отец с Джоанной назвали бы ее чувства, если бы она вдруг решилась о них рассказать. К тому же Хайвел женат. Она должна была испытывать стыд, а не разочарование оттого, что он не попытался показать ей силу своей страсти, не решился прижаться к ее губам в чувственном поцелуе. Ведь именно это он хотел сделать! О, нет, она не заблуждалась на этот счет, но какой другой мужчина отказался бы воспользоваться столь откровенным призывом?

Тамсин глубоко вздохнула и последовала за Джоанной в дом. Она надеялась поскорее уйти к себе в комнату. Девушке не хотелось разговаривать, она хотела подумать, вновь пережить те моменты, когда Хайвел держал ее в своих объятиях и когда раз, и навсегда исчезла та маленькая девочка, какой она была до сих пор.

Глава шестая

На следующее утро Тамсин решила поехать с отцом, чтобы по дороге обсудить с ним предложение Норы. Это нужно было сделать, чтобы Нора не подумала, будто Тамсин безразлично здоровье своей мачехи. Однако, услышав об этом приглашении, Ланс явно расстроился.

– Ты хочешь поехать к ним? Конечно, Дэвид и Шерли почти твои ровесники, и я уверен, будут рады видеть тебя своей гостьей. Особенно Дэвид.

Тамсин вздохнула. Они ехали по дороге вдоль реки, и хотя на небе собирались дождевые тучи, утро было теплым. Окно машины было открыто, и девушка внимательно рассматривала мирный пейзаж, упорно пытаясь сбросить из головы все мысли о Хайвеле Бенедикте. Услышав, что говорит ей отец, Тамсин повернулась к нему.

– А ты сам хочешь, чтобы я поехала? – просто спросила она. – Можешь сразу не отвечать. Подумай. Ты считаешь, что Джоанне нужен отдых? Я ведь живу у вас уже две недели.

Ланс остановил машину в очень красивом месте у изгиба реки, походившего на озеро. У воды росли камыши, и одинокая ива спускала свои ветви в реку. Тишину нарушали лишь птичьи голоса.

– О, Тамсин, – произнес он, наконец, – я не знаю, что ответить тебе. Могу только сказать, как многие годы я мечтал о том, что ты станешь жить со мной, в моем доме. А теперь всего через две недели ты задаешь мне такой вопрос. – Ланс опустил голову. – Я хочу, чтобы ты вообще никогда не уезжала отсюда. – Он вздохнул. – О, я понимаю, что рано или поздно мне все равно придется отпустить тебя. У меня нет намерения держать тебя здесь помимо твоей воли, или настраивать тебя против матери. Но не спрашивай меня, хочу ли я отпустить тебя к Норе, чтобы дать Джоанне передохнуть. Я не могу на это ответить. Ты должна решить сама, Тамсин.

У Тамсин как-то странно перехватило дыхание. Она почувствовала, что отец впервые пытается выразить ей свои чувства, и это очень взволновало Тамсин. Да, сидящий рядом с ней добрый мягкий человек любит ее, она ему нужна. Он ее отец. Это слово впервые приобрело для Тамсин конкретный смысл. Отец наконец-то перестал быть для нее чужим человеком. Девушка ощутила существующее между ними кровное – родство, которое не смогли стереть даже годы разлуки.

Тамсин опустила голову.

– Я не хочу уезжать, – честно призналась она. – Но…

– Никаких «но»! – взволнованно остановил ее отец с явным облегчением. – Тебе не стоит понапрасну терзаться сомнениями. Если тебе у нас хорошо, для меня это самое главное.

Тамсин искоса взглянула на него.

– Я чувствую себя эгоисткой, – призналась она, ощущая за собой какую-то вину.

– Глупости! – Ланс тронул машину с места. – Не будем больше об этом думать. Я сам поговорю с Норой, когда увижу ее.

Тамсин вздохнула и опять уставилась в окно. Она с самого начала верила в правоту Хайвела, когда тот утверждал, что Ланс ни за что не захочет отпустить ее.

Только отец это выразил несколько иначе, чем она ожидала, вот и все.

В воскресенье вечером, как обычно, Станфорды пошли в церковь. Тамсин, которая не видела Хайвела со среды, очень нервничала и долго не могла решить, что ей надеть. Наконец девушка выбрала простое платье из бежевого джерси, плотно облегающее ее стройную фигуру, но на платье пришлось надеть прозрачный дождевик, потому что, когда они вышли из дома, начался дождь.

К тому моменту, когда прихожане заняли свои места, Тамсин вдруг с ужасом стало казаться, что все окружающие обращают внимание на ее волнение. Но, к счастью, вскоре появился Хайвел, началась служба, и Тамсин смогла немного успокоиться. В конце концов, что она ожидала? Ведь это она сама спровоцировала Хайвела на то, что произошло между ними в среду. Хайвел уже, наверное, забыл об этом. Или вспоминает с раздражением, как и вообще обо всем, что касается Тамсин Станфорд…

Когда служба закончилась, и все прихожане вышли из церкви, дождь уже разошелся не на шутку. Ланс подхватил под руки жену и дочь и поспешил к своей машине, на ходу прощаясь со знакомыми. Хайвела нигде не было видно, и Тамсин совсем загрустила. С таким же успехом она могла остаться дома: ведь он за все время службы даже ни разу не взглянул в ее сторону.

Следующая неделя тянулась очень медленно. В прохладную погоду Джоанна чувствовала себя лучше, но из-за постоянной угрозы дождя Тамсин почти все время проводила дома, и такая однообразная обстановка стала сказываться на ее и без того подавленном настроении.

Как-то в конце недели к Джоанне на чашку чая пришла Дилис Оуэн, и даже Тамсин обрадовалась приходу этой любительницы сплетен. Они все вместе пили чай в гостиной, а Дилис рассказывала деревенские новости.

– А ты слышала, что Элис Уильямс растянула связки на ноге? – спросила она Джоанну, а Тамсин, которая до этого не очень прислушивалась к разговору, сразу навострила уши.

– Нет, я об этом не слышала, – ответила Джоанна. – Значит Хайвелу придется обходиться без экономки?

– Очевидно. Хотя она приходит к нему всего два раза в неделю, не так ли?

– Да. Но еще она стирает ему белье. – Джоанна вздохнула. – Если бы не мое положение, я бы сама помогла ему.

– Не вздумай взваливать на себя эту работу! – озабоченно воскликнула Дилис. – Нора только вчера говорила, мне, что тебе надо больше отдыхать. – Она бросила взгляд на Тамсин. – Теперь, когда Тамсин здесь, она могла бы тебе помогать.

Джоанна посмотрела на свою падчерицу, и в ее взгляде отразилась признательность.

– Тамсин уже помогает мне, – ответила она. – Я давно не мою посуду и не застилаю постели.

Дилис удивленно подняла брови.

– В самом деле? – Было видно, что доброе отношение Джоанны к своей падчерице стало для Дилис Оуэн неожиданностью. Интересно, что там еще наговорила Нора Эдвардс, подумала Тамсин.

После ухода Дилис Тамсин стала бесцельно бродить по комнате, не зная чем заняться. Она то переставляла безделушки на камине, то бралась за книгу. Наконец Джоанна не выдержала.

– Ради Бога, Тамсин, сядь! Что ты бродишь как тигр в клетке. Что случилось? Неужели слова Дилис расстроили тебя?

– Нет. – Тамсин остановилась у стола и повернулась к ней. – Нет, Джоанна, я просто размышляю, вот и все.

– О чем?

– О миссис Уильямс. Ведь о ней говорила миссис Оуэн? Об экономке Хайвела.

– Да. – Джоанна удобнее устроилась на диване. – А в чем дело? Почему она тебя занимает?

– Я подумала о том, что вы говорили. О том, чтобы помочь ему. У меня… у меня здесь не так много дел. Я… могла бы ему помочь.

У Джоанны вытянулось лицо.

– О, Тамсин! Разве твой отец разрешит тебе работать у Хайвела?

Тамсин пожала плечами.

– Ему необязательно об этом знать.

Джоанна удивленно уставилась на нее.

– Ты хочешь, чтобы мы обманули его?

Девушка покраснела. Да, в таком контексте ситуация выглядела ужасно.

– Ну, я не это имела в виду, – попыталась объяснить Тамсин. – Он же не будет интересоваться, верно?

– Не будет? – Джоанна покачала головой. – Ты шутишь!

– Но это доставило бы мне удовольствие, – в отчаянии воскликнула Тамсин. – И никому не будет вреда, ведь миссис Уильямс все равно не сможет выполнять ту работу.

– Подожди, подожди! – Джоанна остановила девушку. – Ты забываешь одну важную вещь. Хайвел не позволит тебе делать домашнюю работу у него в доме.

Тамсин задумалась.

– Позволит, если вы это предложите.

– Я очень сомневаюсь. – Джоанна была настроена весьма скептически.

– Но может быть, вы все-таки спросите его?

– Я вряд ли увижу Хайвела в ближайшее время. К тому же миссис Уильямс лишь связки растянула, а не сломала ногу. Через несколько дней она поправится. Самое большее – через неделю.

Тамсин вздохнула и опустила голову. Джоанна задумчиво посмотрела на нее.

– Тебе скучно, Тамсин? – мягко спросила она.

Тамсин вскинула голову.

– Скучно? Нет. О, Джоанна, я просто хотела чем-нибудь заняться, вот и все. Вы не считаете меня неблагодарной?

– Неблагодарной? – удивилась Джоанна. – Оттого, что ты хотела помочь Хайвелу? Я не понимаю.

– Нет, не в этом дело. Потому что я не нахожу себе места. Я… я не могу объяснить…

– Я все понимаю. Ты уже несколько дней сидишь дома. Жаль, что у твоего отца такая напряженная работа. Он мог бы куда-нибудь съездить с тобой и показать тебе достопримечательности. На побережье есть очень красивые места.

Тамсин улыбнулась.

– Не беспокойтесь. Я могу обойтись без всяких развлечений.

– Возможно. – Она нахмурилась. – Но тогда… – Джоанна ненадолго задумалась. – Может быть, Ланс поговорит сегодня с Хайвелом. Он, вероятно, увидится с ним…

– Но вы сказали, что папа будет против!

– Я говорю не о том, чтобы тебе работать у Хайвела, – усмехнувшись, объяснила Джоанна. – Нет, об этом не может быть и речи. Я хочу попросить Хайвела показать тебе Аберистуит или Кардифф, когда он будет не слишком занят. Херефорд тоже не очень далеко отсюда.

– О, нет! – испуганно воскликнула Тамсин. От волнения она даже покрылась потом. Девушка ясно представила себе возможную реакцию Хайвела на это предложение. Он непременно решит, что это ее инициатива. – О, нет, Джоанна, я не могу ему мешать…

– Глупости! – Джоанна была уже увлечена идеей. – Удивительно, как твой отец не подумал об этом раньше. Я уверена, что Хайвел не откажется.

Тамсин была обескуражена. Она никак не могла убедить Джоанну, что ее протесты не просто прихоть. Что скажет Хайвел?

Тамсин постаралась скрыться в своей комнате до того, как отец вернется домой, и поэтому девушка могла расслышать только голоса Ланса и Джоанны, когда те о чем-то разговаривали внизу. Интересно, видел ли отец Хайвела? А если видел, то о чем они говорили?

Тамсин могла бы спуститься вниз и сама все узнать. Но она была уверена, что Хайвел непременно найдет какую-нибудь причину и откажется.

На следующее утро Ланс заговорил об этом за завтраком, и Тамсин пришлось взять себя в руки, чтобы остаться спокойной.

– Ты уже знаешь, что вчера предложила Джоанна? – спросил он у дочери. – Чтобы Хайвел показал тебе наши достопримечательности.

– Да. – Тамсин удалось сохранить невозмутимость и в то же время придать своему голосу достаточно заинтересованности.

– Я видел его вчера и спросил, что он думает по этому поводу.

– И что же?

Джоанна потянулась за кофейником.

– Он предоставил решать тебе, – сказала она, наливая кофе в свою чашку. – Он думает, что ты, возможно, предпочитаешь более молодого спутника. Мне кажется, он подумал о Дэвиде, хотя мы уже и не видели его с прошлой среды.

Тамсин сосредоточенно намазывала маслом тост. Хайвел оставил решение за ней, но какого ответа он ждет? Что она должна сказать? Ей оставалось только гадать об этом.

– Значит, решать тебе, Тамсин, – сказал отец, вытирая салфеткой рот. – Что ты сама думаешь? Вообще-то я тоже подумал, что ты предпочтешь себе спутника помоложе. Ты же почти незнакома с Хайвелом. Он, наверное, уже стар для такой юной девушки как ты.

– Нет, я не согласна, – вмешалась Джоанна. – Ведь Тамсин в этом случае нужен не возлюбленный, а хороший гид, и Хайвел идеально подходит. Он великолепно знает историю этих мест, изучал валлийский фольклор. Я считаю, что он будет незаменимым спутником в такой поездке.

Ланс задумчиво нахмурился.

– Возможно, ты права, – нехотя согласился он.

– Конечно, права.

– Ну, давай спросим, что Тамсин об этом думает. – Ланс посмотрел на дочь. – Как тебе такая идея?

Тамсин задумалась лишь на мгновение.

– Я… я не возражаю. Если… если мистер Бенедикт не против…

– Называй его просто Хайвел, – сказала Джоанна, протягивая руку за тостом. – Он все-таки еще не настолько стар!

Ланс встал из-за стола.

– Ну, если все решено, я сам с ним договорюсь.

– Мы увидимся с ним в церкви в воскресенье, – напомнила Джоанна, а Тамсин загрустила – ведь до того времени оставалось еще целых два дня.

Однако ухудшение погоды принесло с собой и новое осложнение. Тамсин не смогла пойти в церковь, потому что у нее началась простуда. Девушке пришлось остаться дома у камина, который Джоанна зажгла специально для нее.

Когда Тамсин услышала шум подъехавшей машины, она отложила книгу и с улыбкой посмотрела на дверь, ожидая появления мачехи и отца. Но улыбка замерла у нее на губах, когда вслед за Джоанной вместо отца в комнату вошел Хайвел Бенедикт.

Тамсин в замешательстве осознала, как ужасно она сейчас выглядит – потертые вельветовые брюки, отцовский свитер, спутанные волосы. Что он о ней подумает? Нос покраснел, глаза слезятся.

– Привет, Тамсин, – сказал он. – Я узнал, что ты заболела.

Тамсин кивнула, приглаживая волосы рукой.

– Простудилась, – ответила она в нос, потом взглянула на Джоанну. – А где папа?

– Его вызвали посмотреть ребенка Мередитов. Думают, что у него аппендицит. Вот Хайвел и предложил отвезти меня домой.

– Понятно. – Тамсин обхватила колени руками. – Сегодня было много народа в церкви? – Ей трудно было подобрать тему для разговора, когда Хайвел, такой высокий, сильный и такой близкий, стоял рядом.

– Как обычно, – ответила Джоанна, пока Хайвел помогал ей снять пальто. – Я пойду и приготовлю чай.

– Лучше это сделаю я, – Тамсин вскочила, но Джоанна жестом остановила ее.

– Нет, тебе нельзя, – сказала она. – Оставайся у камина и поговори с Хайвелом. Он как раз хотел что-то сказать тебе.

Тамсин послушно вернулась на место, а Джоанна вышла, закрыв за собой дверь.

– Не хотите ли присесть? – предложила она для вежливости, но к ее удивлению Хайвел опустился на диван рядом с ней.

– Спасибо. Как ты себя чувствуешь?

– Хорошо. – Она опять обхватила колени руками, положив на них голову, так что волосы почти скрыли ее лицо. – Но до того как вы что-нибудь скажете мне, я должна предупредить, что эта идея принадлежит не мне.

– Разве я это говорил?

– Нет, но вы собирались это сделать.

– Вовсе нет. – В его голосе звучало раздражение. – Давно ты болеешь?

– Со вчерашнего дня, – сдавленным голосом ответила Тамсин.

Хайвел вздохнул и, протянув руку, поправил ее волосы, убрав их с лица. Его пальцы коснулись ее щеки. Тамсин хотелось, как можно дольше ощущать это прикосновение, но он быстро убрал свою руку. – Вот так лучше, – сказал он. – Теперь я могу видеть твое лицо.

– А вы этого хотите? – Тамсин подняла глаза и пристально посмотрела на него.

– Не стоит держаться так вызывающе, – сухо заметил он. – Тебе это не идет.

– А что идет? – Губы Тамсин предательски задрожали.

– Быть самой собой, – ответил он и, расстегнув пиджак, откинулся на спинку дивана.

Тамсин повернулась так, чтобы видеть его. У нее было огромное желание дотронуться до него. Ей хотелось обнять его, поцеловать, прижаться к нему своим телом и полностью отдать ему себя, забыв обо всем на свете.

Очевидно, эти чувства отразились в ее взгляде, потому что Хайвел вдруг сказал девушке очень резко:

– Перестань! Я знаю, что тебе грустно, но ты должна перестать жалеть себя.

– Вы же не знаете, что я чувствую, – отвернувшись от него, с горечью заметила Тамсин, и плечи ее поникли.

– Нет, знаю, Тамсин, – мрачно ответил он. – Я точно знаю, что ты чувствуешь!

Тамсин искоса посмотрела на него.

– И что вы собираетесь делать?

– Я? – Он покачал головой. – Ничего.

Тамсин обиженно поджала губы.

– Мне кажется, я ненавижу вас, Хайвел Бенедикт! – отчетливо произнесла она.

– В самом деле? – Он удивленно поднял брови. – Рад это слышать.

Тамсин тяжело вздохнула и отвернулась, устремив взгляд на огонь в камине.

– О чем ты хотел поговорить со мной? – тихо спросила она.

– Я подумал, что мы можем обсудить, куда бы ты хотела поехать в первую очередь, – объяснил он.

– А ты уверен, что хотел бы везти меня куда-нибудь? – поинтересовалась Тамсин.

– Перестань сводить все к личным отношениям! – раздраженно воскликнул Хайвел.

– А что, по-твоему, я должна делать? – спросила она, прямо взглянув ему в глаза. – Я уверена, что тебя раздражает необходимость сопровождать… глупую школьницу! Ведь именно так ты смотришь на меня, верно? Как на надоедливую, глупую школьницу!

Тут Хайвел наклонился вперед и, схватив прядь ее волос, заставил Тамсин повернуться к нему.

– Прекрати эти разговоры! – сердито бросил он.

– Ты делаешь мне больно, – воскликнула она.

– Гораздо меньше, чем мог бы, поверь мне! – угрожающе произнес Хайвел. – Что с тобой, Тамсин? Ты ждешь, когда я заговорю о том, что произошло между нами в тот вечер? В этом все дело? Ты хочешь, чтобы я извинился? Или ждешь повторения? – Его губы скривились в усмешке. – Тамсин, ты не имеешь ни малейшего представления о том, что пытаешься во мне разбудить, но, продолжая настаивать на своем, ты должна быть готова к неминуемым последствиям!

Тамсин охватила дрожь.

– К каким последствиям? – шепотом спросила она, высвобождая свои волосы.

Хайвел заглянул Тамсин в глаза, и ей вдруг показалось, что она тонет: ей стало трудно дышать, в ногах появилась слабость.

– Обычные, – грубо бросил он, но в этот момент дверь отворилась, и в комнату вошла Джоанна с подносом.

Хайвел тут же вскочил и взял у кузины поднос, уступая ей свое место на диване. Но Джоанне было удобнее сидеть на стуле. Усадив ее, Хайвел придвинул кресло для себя. Он больше не смотрел на Тамсин, и чувство отчаяния охватило ее. Что бы она ни говорила, что бы ни делала, он всегда находил способ поставить ее на место. Он сказал, что понимает ее чувства. И если это так, то ей пора убедиться раз и навсегда, что она для него только источник раздражения, а все остальное – лишь плод ее воображения.

– Вы уже обсудили, куда вы поедете? – спросила Джоанна, и Хайвел покачал головой.

– Не совсем. Я предложил посетить сначала Макинлет и Монтгомери, а потом поехать на побережье. Ты помнишь Макинлет, Джоанна? В детстве мы часто ездили туда ловить рыбу.

Джоанна улыбнулась приятным воспоминаниям.

– Да! Река Доуви. Тебе непременно надо съездить туда, Тамсин.

Тамсин зашмыгала носом и достала платок.

– Мне кажется, еще рано обсуждать что-то конкретное, – сказала она. – Я пока не знаю, сколько еще продлится эта простуда.

– Ерунда, – воскликнула Джоанна. – Сегодня тебе лучше, чем вчера. Свежий воздух пойдет тебе на пользу.

Тамсин густо покраснела.

– Может быть, мистер Бенедикт сам побоится заразиться, – заметила она.

Джоанна взглянула на Хайвела.

– Я уверена, что Хайвел не слишком беспокоится о своем здоровье, верно, Хайвел?

Ее кузен допил чай и поднялся.

– Но, может быть, ваша гостья вовсе не хочет ехать со мной, – сказал он.

– Неправда! – вырвалось у Тамсин. – Я поеду, когда вам будет удобно.

Хайвел направился к двери, и Джоанна встала.

– Так, когда тебе удобно, Хайвел?

Он помедлил у двери, глядя на Тамсин, хотя она не поднимала глаз.

– Как насчет вторника? – спросил он. – Я могу заехать в десять часов.

– Отлично. Ты согласна, Тамсин? – Джоанна уже начала сердиться на то, как холодно ее падчерица обращается с Хайвелом.

– Если вас это устраивает, – ответила Тамсин.

Джоанна промолчала и пошла, проводить Хайвела. Тамсин слышала, как отъехала его машина. Потом Джоанна вернулась в комнату.

– Ты не очень вежливо вела себя, Тамсин, – упрекнула она. – В конце концов, не Хайвел предложил сопровождать тебя, он лишь оказал услугу.

– Но и не я это предложила! – резко ответила Тамсин, но, увидев побледневшее лицо мачехи, сразу опомнилась. – Простите меня, Джоанна. Это все простуда: из-за нее я стала такой раздражительной.

Джоанна успокоилась.

– В этом все дело? Мне бы не хотелось думать, будто ты согласилась поехать с Хайвелом только потому, что я тебе это предложила. Тем более, твоему отцу сначала не понравилась эта идея.

Тамсин покачала головой.

– Не обращайте на меня внимания. Честно сказать, я с нетерпением жду этой поездки. Мне очень хочется посмотреть страну. Джоанна, а далеко отсюда до Макинлета?

– Не очень. Миль сорок – сорок пять. По американским меркам это совсем мало. Но здесь дороги извилистые, и придется ехать часа два.

– Понятно. А что интересного есть в том местечке?

– О, не спрашивай меня! – воскликнула Джоанна, замахав руками. – Лучше Хайвел сам все тебе расскажет. Я плохо знаю историю.

Вскоре вернулся Ланс, и разговор перешел на другую тему. Тамсин с облегчением вздохнула. Она не хотела говорить о Хайвеле Бенедикте и даже думать о нем.

Но избавиться от этих мыслей она все равно не смогла, и когда легла в свою постель, долго потом не могла уснуть. Джоанна настояла, чтобы Тамсин замотала шею теплым платком. В памяти девушки сразу же всплыли все подробности их разговора с Хайвелом. Было ясно, что он согласился с предложением Джоанны только из уважения к своей кузине, а сама предстоящая поездка вовсе не прельщала его. Теперь все зависело от Тамсин. Не стоит осложнять с ним отношения, постоянно вызывая его на провокации. Она должна вести себя как примерная ученица.

Глава седьмая

Поездка в Макинлет прошла без всяких происшествий.

Ко вторнику простуда у Тамсин прошла, и уже с утра девушка стала ждать приезда Хайвела. День выдался прохладным, в воздухе чувствовалось приближение дождя, поэтому она надела брючный костюм из мягкой замши, в котором приехала из Бостона. Хайвел в темно-синих брюках, бежевой вязаной рубашке и темном пиджаке выглядел солидно и очень волнующе, но Тамсин заставила себя не поддаваться своим чувствам.

Во время поездки напряженность их отношений постепенно исчезла, когда Хайвел стал рассказывать ей о жизни Оуэна Глендовера, последнего принца Уэльса, которому удалось изгнать англичан со своей земли. Хайвел рассказал Тамсин, как в начале пятнадцатого века Оуэн создал свой парламент в Макинлете, что составляет теперь славу города.

В городе Хайвел показал Тамсин институт, названный в честь принца и находящийся в помещении бывшего парламента. Тут же располагались библиотека и музей.

Тамсин слушала, как зачарованная. Помимо английского языка, история была одним из ее любимых предметов, и Тамсин с интересом слушала рассказ Хайвела, стараясь не пропустить ни одного слова. Было видно, как хорошо он знает предмет, и Тамсин даже порывалась спросить его, где он учился. Но принятое ей решение избегать разговоров на личные темы, удерживало Тамсин от этого вопроса.

Около пяти часов Хайвел отвез ее к дому отца и, попрощавшись, сразу же уехал. Тамсин, рассчитывавшая, что он зайдет повидаться с Джоанной, не успела даже поблагодарить его за поездку. Поэтому Тамсин осталось только стоять и смотреть вслед удалявшейся машине.

Хотя о следующей поездке не было сказано ни слова, на другой день Тамсин узнала от отца, что Хайвел предложил отвезти ее в четверг в Аберистуит.

Вторая поездка тоже прошла успешно. Тамсин вела себя очень сдержанно и благоразумно старалась не задавать лишних вопросов. У них образовались вполне дружеские отношения, и понемногу девушка начала узнавать Хайвела Бенедикта совсем с другой стороны.

Рассказывая об истории Уэльса, Хайвел упомянул, что давно занимается этой темой и что один из его романов стал своеобразным учебником истории. Тамсин сразу же захотелось задать ему несколько вопросов по поводу его работы, но девушка сдержала себя, чтобы не вызвать лишний раз у Хайвела неудовольствия.

В теплый августовский день Аберистуит был заполнен толпами туристов, но Тамсин показалось, что атмосфера старины в этом городе чувствовалась, не так сильно, чем в Макинлете. Возможно, это было связано еще и с тем, что Хайвел встретил своих друзей – пожилую супружескую пару, – которые к тому же оказались дальними родственниками его жены. Они присоединились к Хайвелу и Тамсин за ленчем, поэтому разговор ушел от исторической темы. За столом Тамсин оказалась почти полностью исключенной из общего разговора из-за слишком большой разницы в возрасте собеседников, да и друзья Хайвела сразу отнеслись к ней, как к девочке-подростку. В результате она перестала прислушиваться к их словам и погрузилась в свои размышления. Время от времени Хайвел пытался втянуть ее в разговор, но Тамсин отвечала односложно, и, в конце концов, Хайвел оставил ее в покое.

После ленча, когда друзья Хайвела ушли, настало время возвращаться в Трефаллат. Хайвел извинился за то, что их экскурсию по городу пришлось сократить. Тамсин приняла его извинения, и на том дело закончилось. На обратном пути Хайвел говорил мало, и девушка с грустью подумала, не узнал ли он что-нибудь о своей жене. Мысль о том, что Морин Бенедикт может вернуться домой, вызывала у нее острый приступ ревности.

В пятницу вечером к Тамсин пришел гость.

Девушка сидела с Джоанной у телевизора, Ланс писал отчет у себя в комнате, когда во дворе затарахтел мотоцикл. Джоанна выглянула в окно.

– Боже, это же Дэвид! Интересно, зачем он приехал?

Тамсин нехотя встала. У нее не было особого желания разговаривать с Дэвидом, но не могла же она заставлять Джоанну открывать гостю дверь. Дэвид смущенно остановился в дверях.

– Привет, Тамсин, – сказал он. – Давно не виделись.

– Да, – улыбнулась девушка. – Проходи.

– Спасибо. – Он вошел и закрыл за собой дверь. Тамсин хотела сразу же проводить его в гостиную, но он остановил ее. – Я пришел повидать тебя, Тамсин. Я… я хотел узнать, не пойдешь ли ты со мной на танцы завтра.

Он выпалил это все на одном дыхании, и Тамсин даже растерялась.

– Я не знаю, Дэвид… – начала она, но тут раздался голос Джоанны:

– Заходите, вы, оба! Я вас не съем.

Вздохнув, Тамсин вошла в гостиную, Дэвид последовал за ней.

– Как здоровье, тетя Джоанна? – вежливо осведомился он.

– Хорошо, насколько это возможно, – ответила она. – А что ты тут делаешь, Дэвид? Или этот вопрос неуместный? – Она насмешливо посмотрела на Тамсин.

Тамсин опять заняла место в кресле, а Дэвид сел на диван, рядом с теткой.

– По правде говоря, я приехал пригласить Тамсин пойти со мной завтра на танцы.

– На танцы? – переспросила Джоанна. – Где это будет?

– В Лландриндод-Веллс. Вечеринка молодых фермеров. Я подумал, что для Тамсин это будет интересно.

Джоанна вопросительно посмотрела на свою падчерицу и, не услышав от нее ответа, спросила:

– Не слишком ли поздно ты ее приглашаешь? Ты мог бы, и предупредить заранее.

Дэвид смутился.

– Да, конечно. Но я не был уверен, стоит ли приглашать ее… вдруг она откажется.

Тамсин подняла на него глаза. Ей было ясно, что Дэвид медлил с приглашением потому, что сердился на нее за отказ пойти с ним на свидание, и теперь приехал лишь по настоянию своей матери.

– Дэвид хотел сказать, что он не смог больше никого найти, – подразнила она его.

Джоанна покачала головой, а Дэвид покраснел.

– Неправда! Я не приглашал никого другого. Я… я не был уверен, что сам пойду на танцы.

– Ну, Тамсин? – Джоанна посмотрела на девушку. – Что ты скажешь?

Тамсин пожала плечами. Она оказалась в неловком положении. Ее отказ расстроит Джоанну и та сочтет Тамсин невоспитанной.

– Я не знаю, – неуверенно произнесла она. – Мне не очень нравятся официальные приемы. К тому же, мне нечего надеть.

– О, Тамсин, – упрекнула ее Джоанна, – это же неправда. Ведь отец недавно подарил тебе очень симпатичное длинное платье, оно вполне подойдет для такого случая.

Тамсин задумчиво посмотрела на Дэвида.

– Как мы доберемся туда? – спросила она.

Дэвид потупился.

– Отец обещал дать свой «лендровер», – ответил он. – Конечно, это не так шикарно, но лучше чем мотоцикл.

Джоанна встала.

– Я пойду, посмотрю, чем занят Ланс, – с намеком сказала она Тамсин. – Может быть, он хочет кофе. Тебе приготовить кофе, Дэвид?

– Спасибо. – Дэвид кивнул, и Джоанна, улыбнувшись, вышла из комнаты.

Когда она ушла, в комнате наступила напряженная тишина. Дэвид встал и начал беспокойно ходить из угла в угол.

– Может быть, ты сядешь? – сказала Тамсин.

Он не слушал ее.

– Мне не следовало сюда приезжать, – бормотал он. – Я с самого начала знал, что ты откажешься.

Тамсин тоже встала. Он подумал, что даже в джинсах и простом свитере она выглядит очень элегантно.

– Я же не отказалась, – спокойно заметила она. – Мне просто не нравится, когда мною пользуются.

– Что ты имеешь в виду? – Он недовольно посмотрел на нее.

– Только то, что сказала. Тебе вовсе не хотелось приглашать меня на танцы. Если бы ты этого хотел, то уже давно приехал бы сюда. Я не сомневаюсь, что тебе посоветовала пригласить меня твоя мать.

Дэвид густо покраснел.

– Это неправда! – попытался возразить он. – Ну, хорошо, да, это она посоветовала мне поехать сюда. Но только потому, что я уже несколько дней не решался этого сделать. – Он опустил голову, и внезапно Тамсин почувствовала его намного старше.

– Понятно, – сказала она. Ей стало даже немного жаль Дэвида. – Но почему ты так долго медлил?

– Но это же очевидно! В прошлый раз ты ясно дала мне понять, как относишься ко мне.

– Что ты имеешь в виду?

– Ну… те отговорки, будто тебе надо обязательно посоветоваться с отцом! – напомнил он.

– Это не отговорки! – сердито возразила Тамсин. – Я… я приехала сюда, чтобы побыть с ним.

– Ах, вот как? А как же твои поездки с Хайвелом Бенедиктом? Разве твой отец тоже был с вами?

Тамсин вздрогнула.

– Откуда ты об этом знаешь?

– Не будь такой наивной, Тамсин! В таком месте как Трефаллат ничего нельзя утаить.

Тамсин вздохнула.

– Я и не собиралась ничего утаивать. Просто меня удивляет, что люди не находят себе других занятий, кроме сплетен.

Дэвид пожал плечами.

– Ты же чужой человек в наших местах, поэтому, естественно, все твои поступки вызывают пристальное внимание.

– И какой же вы сделали вывод? – раздраженно спросила Тамсин.

– Успокойся. Никто тебя ни в чем не обвиняет. Хайвел ведь годится тебе в отцы.

– И поэтому всякие отношения с ним исключаются? – Тамсин произнесла эти слова совершенно спокойно, не задумываясь, как их могут понять.

– А что, разве не так? – озадаченно спросил Дэвид.

Тамсин покраснела и, опустив голову, отвернулась.

– Так, конечно. – Ей не хотелось вызывать у Дэвида подозрений. Она представила себе, какую реакцию у Хайвела вызовет любое ее утверждение. – Я просто хотела сказать, что не стоит делать поспешных выводов. У моих поездок с Хайвелом вполне невинная цель. Мне захотелось получше узнать Макинлет и Аберистуит, вот и все.

Дэвид задумчиво посмотрел на нее.

– Я сам бы мог показать тебе эти места.

– Но Хайвел лучше знает историю. Он же пишет об этом в своих книгах, разве нет?

– Ну да, верно. Хотя лично я думаю, что его общество вряд ли тебе слишком приятно.

Тамсин очень хотелось опровергнуть его утверждение, но она сдержалась.

– Ну, так как насчет танцев? – спросила она, чтобы отвлечь внимание Дэвида от опасной темы. – Ты еще не передумал, чтобы я пошла с тобой?

– Ты хочешь сказать, что пойдешь? – удивился он.

– Если ты не против.

– Не говори глупости. Конечно, не против.

– Тогда решено! – Тамсин улыбнулась. – Садись рядом и расскажи мне что-нибудь.

Когда мачеха Тамсин вернулась в комнату, молодые люди беседовали уже вполне дружески, и Джоанна была рада, что отношения ее падчерицы и племянника вновь наладились.

Ночью в постели Тамсин не могла удержаться от слез, и это вовсе не было связано с тем, что она согласилась пойти на танцы с Дэвидом.

Вечер следующего дня выдался теплым, и Тамсин надела длинное шелковое платье с ярким оранжево-красным рисунком, подаренное отцом. Дэвид по достоинству оценил ее старания, да и сам он выглядел вполне элегантно в синем костюме и белой рубашке, и только пестрый галстук несколько выпадал из общего стиля.

В зале, где проходили танцы, был бар, но Дэвид, к удовольствию Тамсин, пил мало, в основном пиво. Сама она отказалась от всего, кроме лимонада, хотя девушки даже моложе ее употребляли спиртные напитки.

Ее познакомили с друзьями Дэвида, и при других обстоятельствах вечер без сомнения доставил бы ей удовольствие. Но общество Дэвида казалось ей таким скучным; Тамсин не хватало Хайвела, его уверенности и сдержанности.

Дэвид, к счастью, не замечал ее отчужденности; Тамсин очень старалась выглядеть радостной и беззаботной. Они вернулись в Трефаллат уже под утро, и Тамсин надеялась, что теперь ей удалось рассеять все подозрения насчет Хайвела Бенедикта.

На прощание Дэвид поцеловал ее; его губы были мягкими и влажными. Руки у него тоже почему-то оказались влажными, и когда он обнимал Тамсин, у нее было огромное желание немедленно вырваться от него. Ей были неприятны его прикосновения и его поцелуи, но Тамсин пришлось терпеть, иначе она разрушила бы то, что с таким трудом весь вечер создавала. Девушка даже позволила, прежде чем выйти из машины, еще несколько раз поцеловать себя. Дэвид вышел вслед за ней, но Тамсин поспешно отошла на безопасное расстояние.

– Мне пора идти, Дэвид, – настойчиво сказала она. – Спасибо за прекрасный вечер.

Дэвид вздохнул.

– Спасибо, что пришла. Надеюсь увидеть тебя в церкви.

– О да, конечно, – кивнула она.

– Тогда спокойной ночи, Тамсин.

– Спокойной ночи.

Он еще раз поцеловал ее и сел в машину. Тамсин подождала, пока он скроется за поворотом, потом вошла в дом.

Однако в воскресенье она отказалась идти в церковь. Испытывая смешанное чувство вины и обиды, Тамсин сослалась на головную боль и осталась дома. Ей была неприятна мысль провести еще один вечер с Дэвидом, хотя она и теряла возможность увидеть в этот день Хайвела Бенедикта. Девушке очень нравились его проповеди, а из-за того, что она пропускает уже вторую, Тамсин совсем расстроилась. Однако ее появление в церкви позволило бы Дэвиду думать, будто она ждет новой встречи с ним, а это было далеко неправдой.

Оставшись в доме одна, Тамсин принялась бесцельно бродить по комнатам, с грустью думая о том, что же она будет делать, когда придет время возвращаться в Штаты. Она пробыла здесь уже четыре недели. Скоро каникулы кончатся, и она уже больше никогда не увидит Хайвела. Она могла бы вернуться на будущий год, но согласится ли мать отпустить ее? Тамсин вздохнула. В октябре ей будет уже восемнадцать, и она сможет поступать, как ей вздумается, но что это меняет? Хайвелу она безразлична. К тому же он женат! Со стороны Тамсин Станфорд было непростительной глупостью увлечься Хайвелом Бенедиктом.

Однако, когда отец и Джоанна вернулись домой, Хайвел тоже был с ними. Тамсин одновременно удивилась и обрадовалась. В этот день она была в узком простом платье цвета янтаря, выгодно подчеркивающем ее стройную фигуру и оттеняющем легкий загар.

Ланс Станфорд пригласил гостя в комнату и взглянул на дочь.

– Как ты себя чувствуешь, дорогая? – озабоченно спросил он. – Тебе – помогли таблетки, которые я тебе дал?

Вспомнив, что таблетки так и остались лежать у нее в сумочке, Тамсин покраснела.

– Мне уже гораздо лучше, – ответила она. По крайней мере, теперь, когда Хайвел был рядом.

Поздоровавшись, Хайвел прошел в гостиную и остановился у камина. Джоанна предложила ему чаю.

– Мне кажется, мы с Хайвелом выпили бы чего-нибудь покрепче, – заметил Ланс, взглянув на гостя. – Как насчет пива?

– Отлично, – согласился Хайвел.

Когда Ланс ушел за пивом, Джоанна обратилась к Тамсин.

– Дэвид спрашивал меня о тебе. Он редко бывает в церкви, но сегодня, как ни странно пришел, верно, Хайвел?

Ее кузен кивнул.

– Без сомнения, он пришел ради тебя, Тамсин. Жаль, что тебя не было.

Тамсин на секунду встретила его насмешливый взгляд и отвела глаза.

– Может быть, и хорошо, что меня не было, – ответила она. – Мне бы не хотелось, чтобы по этому поводу у него создалось ложное представление. Или у кого-нибудь другого.

Джоанна с любопытством взглянула на падчерицу, нахмурилась, а потом посмотрела на Хайвела.

– Что ты хочешь сказать? Я думала, тебе нравится Дэвид. Знаешь, Хайвел, они вчера ездили на танцы в Лландриндод-Веллс.

– Нет, я не слышал об этом, – ответил тот совершенно равнодушным тоном. – Тебе понравилось? – обратился Хайвел к Тамсин, и ей пришлось поднять на него глаза.

– Очень, – коротко ответила она. – Удивительно, что эти слухи еще не дошли до вас.

– Мой личный осведомитель отсутствует по воскресеньям, – с раздражающим спокойствием парировал он. – Без сомнения, я скоро обо всем узнаю.

– Охотно верю, – бросила Тамсин.

В комнату вошел Ланс с пивом для себя и Хайвела и апельсиновым соком для женщин. Разговор перешел на общие темы, и Тамсин, размышлявшая о том, как Хайвел потом доберется домой, вдруг услышала, что они с отцом собираются ехать в деревню на другую сторону долины посмотреть коллекцию старинных книг, которая будет выставлена на следующей неделе на аукцион.

– Жаль, что ты нездорова, Тамсин. Я хотел предложить тебе поехать с нами, – сказал Хайвел.

– Но головная боль у меня почти прошла, – поспешно заверила она его.

Джоанна покачала головой.

– Нет, тебе не стоит ехать, – возразила она. – Старые, пыльные книги. Не надо рисковать здоровьем.

Тамсин не стала настаивать. Она чувствовала, что все будет напрасно. Девушка была почти уверена: Хайвел сказал об этой поездке только для того, чтобы позлить ее.

Когда мужчины уехали, у Тамсин уже по-настоящему разболелась голова, но она не решилась сказать об этом Джоанне. Девушка просто достала из сумочки таблетки и скрылась в кухню, чтобы их принять. Тамсин была так расстроена, что никак не могла проглотить свои таблетки. Несколько минут она задумчиво смотрела на себя в зеркало, висевшее в кухне. Так не может дальше продолжаться, сердито сказала она себе. Не может!

К счастью, в понедельник вечером Дэвид не появился у них, как предполагала Тамсин, и жизнь потекла своим чередом. Миссис Уильямс вновь стала работать у Хайвела; об этом Тамсин узнала от отца, которого вызывали посмотреть больную ногу экономки. Во вторник и в среду Хайвел ездил на аукцион в Лландриндод-Веллс, но он не пригласил Тамсин с собой. Это лишний раз подтвердило предположение девушки, что его предложение поехать посмотреть книги, было вызвано лишь желанием разозлить ее.

Поэтому в четверг утром Тамсин была очень удивлена, когда Хайвел неожиданно появился у них в доме. Он прошел прямо на кухню, где Тамсин чистила овощи к ленчу. Джоанна сидела за столом за чашкой кофе.

– Хайвел! – удивленно воскликнула она. – Какой сюрприз! Что случилось?

Хайвел взглянул на Тамсин, которая сразу отвернулась, как только увидела его мрачное лицо.

– Я сегодня еду в Монтгомери, – сказал он. – Мне нужно отвезти туда книги, и я подумал, что, может быть, Тамсин захочет съездить туда.

Тамсин открыла рот от удивления. По тому, как он вел себя с ней последнее время, девушка не могла даже предположить, что он может пригласить ее.

– Понятно, – сказала Джоанна. – Это очень любезно с твоей стороны, верно, Тамсин?

Тамсин была вынуждена поднять глаза.

– О да, – ответила она. – С-спасибо.

– Значит, ты хочешь поехать со мной? – довольно резко спросил Хайвел.

– Конечно. – Тамсин старалась сохранять спокойствие. – Когда вы заедете за мной?

Хайвел посмотрел на часы.

– В половине второго, – коротко ответил он. – Устраивает?

– Конечно, – ответила за нее Джоанна. – Хочешь кофе, Хайвел? – предложила она.

– Нет, спасибо. – Его лицо немного смягчилось, когда он посмотрел на Джоанну. – У меня еще есть дела. – Он перевел взгляд на Тамсин. – Увидимся позднее.

– Конечно, – подтвердила девушка, вытирая мокрые руки о фартук.

– Не провожай меня, – бросил Хайвел и быстро вышел из кухни.

– Коротко и ясно, – заметила Джоанна. – Мне показалось, что у него плохое настроение. Интересно, что натворила миссис Уильямс на этот раз?

– Что вы имеете в виду? – Тамсин стояла, прислонившись к мойке.

Джоанна улыбнулась.

– О, время от времени ей случается перепутать его бумаги или потерять какую-нибудь книгу. – Она вздохнула. – Ты видела кабинет Хайвела? Нет, конечно. Так вот, это настоящая пещера Аладдина, полная книг. Но в ней нет никакого порядка – один хаос!

– Да… – тихо сказала Тамсин и отвернулась, чтобы Джоанна не могла разглядеть выражение ее лица. – Я лучше займусь овощами. Мне не хочется заставлять Хайвела ждать, раз у него плохое настроение.

Тамсин как раз успела переодеться к его приезду в голубые брюки и кружевную блузку. Девушка захватила с собой теплый кардиган на случай прохладной погоды, помахала рукой отцу, который вышел на крыльцо проводить ее, и села в фургончик Хайвела.

Они поехали вверх по долине, мимо уходящих вдаль полей, где была ферма Эдвардсов, потом вдоль реки и, наконец, оказались на густо поросшем левом участке, где деревья создавали над дорогой настоящую зеленую арку.

– Я всегда представляла себе зелень, как начало жизни, – заговорила Тамсин, чтобы нарушить молчание, установившееся между ними. – Иногда она кажется таинственной. Особенно, когда поблизости есть вода. Интересно, почему?

– Это все игра воображения, – сдержанно ответил Хайвел.

Тамсин задумалась, стараясь понять, относятся ли его слова к тому, что она сейчас сказала, или в них еще есть другой, скрытый смысл. Решив, что она стала чересчур впечатлительной, Тамсин продолжала:

– Я полагаю, что все дело в ассоциациях. Почему-то при виде густой зелени и водной глади у меня начинают бегать мурашки по спине.

Хайвел ничего не ответил. Тамсин вздохнула, отчаянно пытаясь найти какую-нибудь тему для разговора.

В то же время девушка мысленно ругала себя. Вот сейчас она старается поднять ему настроение, хотя после того, как он вел себя в воскресенье, обижаться должна была она.

Тамсин задумчиво уставилась в окно. Перед ними расстилалась долина, дремавшая в теплых лучах августовского солнца. Несмотря на предупреждение Лоры по поводу местного климата, погода в Уэльсе стояла на удивление хорошая.

Неожиданно внимание Тамсин привлек коричневый комочек впереди на дороге. Хайвел замедлил ход, тоже заметив его, и осторожно объехал неожиданное препятствие. Тамсин оглянулась и увидела, что это был свернувшийся клубком еж.

– Бедняжка! – воскликнула она. – Какая-нибудь машина может раздавить его. – Но к счастью, еж уже развернулся и заковылял к обочине дороги.

Хайвел промолчал, и внезапно Тамсин потеряла терпение.

– В чем дело? – сердито воскликнула она. – Зачем ты пригласил меня поехать с тобой, если мое общество тебе неприятно?

Хайвел взглянул на нее, его лицо было мрачным.

– По правде говоря, я хотел поговорить с тобой, – сдержанно произнес он. – Но я ждал более подходящего момента.

Тамсин нахмурилась.

– К чему эта таинственность? Неужели то, что ты хочешь сказать, столь важно?

Хайвел на секунду задумался, потом свернул с дороги в тень высоких вязов и остановил машину. Пробивавшиеся сквозь листву лучи солнца оставляли на капоте яркие пятна, в открытые окна проникал запах свежескошенного сена. Стояла полная тишина. Тамсин вздохнула. В такой обстановке следовало бы расслабиться, но она не могла. Девушка ощущала себя взволнованной и напряженной, и в том был виноват сидящий рядом с ней мужчина.

– Скажи мне, – неожиданно спросил он, не глядя на нее, – зачем ты дала понять Дэвиду Эдвардсу, что между нами существуют какие-то отношения?

Его слова упали в тишину, как камень в воду, от которого потом долго разбегаются круги. Тамсин остолбенела. Она не ожидала услышать подобное обвинение.

– Я этого не делала, – возмущенно возразила она. – Я не могла сказать ничего подобного. Как ты мог предположить такое?

– Предположил не я, – ответил Хайвел, – а кто-то другой…

– Это не моя вина, – сказала Тамсин.

Тут Хайвел, Наконец, повернулся к ней; его лицо помрачнело еще больше.

– Так что же ты говорила? – раздраженно потребовал он ответа.

– Я уже не помню, – дрогнувшим голосом сказала Тамсин. – Разве я могу помнить все, что когда-то говорила! – Она пожала плечами. – А что ты слышал?

Хайвел окинул девушку взглядом, полным неудовольствия.

– Я предпочитаю не повторять слухи.

– Но, безусловно, доверять им, не так ли? – возмутилась она. – Даже не усомнившись в их правдивости!

– Я готов воздержаться от их оценки. Когда ты повторишь мне то, что говорила, тогда я смогу решить, ввели меня в заблуждение или нет.

– Как великодушно! – рассердилась Тамсин. – Но почему я должна отвечать за чьи-то выдумки?

– Значит, это всего лишь выдумки? – Он произнес эти слова усталым голосом, не поднимая на нее глаз.

Тамсин с волнением смотрела на него. Что же в этом человеке так привлекало ее, отчаянно задавала она себе вопрос. Он не был особенно красив, хотя его мужественные черты и привлекали внимание; он не был богат, по крайней мере, не так, как ее мать; он не слишком заботился о своей внешности. Но сейчас, глядя как он сидит рядом, в простых светлых брюках, обрисовывающих его мускулистые ноги, в вязаной рубашке, в вороте которой видна его загорелая шея, Тамсин начинала ощущать, как нежность теплой волной охватывает ее, и девушке захотелось вызвать у него ответную реакцию. Рука Хайвела была совсем рядом, и Тамсин прикоснулась пальцами к его загорелой ладони.

– Хайвел, – умоляюще произнесла она, ласково проводя кончиками пальцев по его руке. – Пожалуйста! Не будь таким!

Тот взглянул на ее руку, потом посмотрел Тамсин в глаза.

– Тамсин, я предупреждал тебя, – глухо пробормотал он. – Не играй со мной в эти игры!

– Это не игра, – возразила она. – О, Хайвел, ну почему ты не можешь относиться ко мне, как к равной? Я знаю, что ты не совсем равнодушен ко мне. Я это знаю!

Хайвел неожиданно резко повернулся к ней, и Тамсин замерла на месте. Его руки обхватили ее тонкую шею, так что она оказалась прижатой к спинке сиденья.

Отчаяние в его глазах почти сразу же сменилось выражением откровенной страсти. Его взгляд скользнул по лицу девушки и остановился на вздымающейся от волнения груди. Ворот кружевной блузки Тамсин слегка приоткрывался на шее; Хайвел наклонил голову и прижался губами к ее белоснежной коже. Прикосновение его губ было таким освежающим и в то же время, таким волнующе настойчивым, что сразу отразило мучительное желание Хайвела, которое невозможно высказать словами.

Когда Хайвел поднял голову и посмотрел Тамсин в глаза, его взгляд был откровенно чувственным.

– Я испугал тебя? – глухо спросил он. – У тебя сердце бьется как пойманная птица.

Тамсин медленно покачала головой из стороны в сторону. Он перестал так крепко держать ее, но ее молчаливое отрицание, кажется, не убедило его. Взяв ее руку, Хайвел прижал ее к своей груди.

– Чувствуешь – я дрожу? – Его глаза потемнели. – Знаешь ли ты, что это значит?

Тамсин скользнула пальцами по его груди и расстегнула рубашку, чтобы дотронуться до его тела, потом наклонилась и поцеловала пульсирующую жилку у него на шее. Она никогда не позволяла себе подобных ласк ни с одним мужчиной, но какой-то внутренний женский инстинкт подтолкнул ее к этому. Она любила Хайвела. Она полюбила его с первой минуты, когда увидела в аэропорту, и поэтому не могла ни в чем противиться ему.

Его дыхание участилось. Хайвел положил свою руку на шею Тамсин, под ее волосы, и заставил поднять голову. Со сдавленным стоном он прижался к ее губам с такой страстью, что у нее кровь зашумела в ушах. Но Тамсин была еще молода и неопытна, и хотя она обвила его шею руками и прильнула к нему всем телом, она все же чувствовала, что ее ласки не приносят ему удовлетворения.

Хайвел слегка отстранился, поправил упавшие ей на щеки волосы и стал целовать ее лицо, нежно касаясь глаз, щек, лба.

– О, Тамсин, – отчаянно шептал он. – Ты так молода! Я не должен был прикасаться к тебе! Не заставляй меня презирать себя!

Тамсин заглянула ему в глаза.

– Научи меня, – чуть слышно выдохнула она. – Покажи мне, что я должна делать.

Хайвел несколько мгновений молча смотрел на нее, потом его лицо исказило страдание.

– Нет, – мрачно произнес он. – Не проси.

Глаза девушки широко открылись.

– Хайвел, – с мольбой прошептала она, взяв его голову в свои ладони, – не отказывай мне.

Хайвел не выдержал: его руки скользнули по спине Тамсин и обхватили за талию. Он задрожал всем телом, как будто прикосновение к девушке подействовало на него как разряд тока.

– Боже правый, Тамсин, – глухо пробормотал Хайвел, уткнувшись лицом в ее волосы, – я хочу тебя! – Он взял ее за подбородок. – Разожми губы, – попросил он, и когда губы Тамсин раскрылись, Хайвел настойчиво поцеловал ее.

Теперь она поняла, почему предыдущие ласки не приносили удовлетворения. Жадная требовательность его губ вызвала в ней водоворот ощущений, в котором Тамсин захотелось утонуть; жар его тела возбудил в ней острое желание, о существовании которого девушка даже не подозревала. Ее тело горело огнем, погасить который было можно, лишь полностью отдавшись ему. И когда чувство благопристойности все же заставило Хайвела отстраниться, Тамсин просто вцепилась в него.

Но Хайвел гораздо лучше, чем она, знал, куда могут привести подобные ласки. Он пробудил в Тамсин желание, и она уже не контролировала свои эмоции. Хайвела тянуло к ней не меньше, но его совесть не позволила ему воспользоваться моментом, и он довольно грубо оторвал от себя руки девушки. Хайвел распахнул дверцу машины и вышел наружу, подальше от опасности тесного пространства, которое побуждало его принять то, что Тамсин по своей наивности так щедро ему предлагала.

Он сделал несколько глубоких вдохов, чтобы успокоиться, а Тамсин уткнулась разгоряченным лицом в прохладную кожу сиденья, чувствуя, как ее растревоженное состояние начинает приходить в норму. Неожиданно девушка со всей ясностью осознала серьезность происшедшего. О чем она думала? Как она могла так безоглядно броситься в его объятия, совершенно забыв, что он женат? Тамсин тяжело дышала; если бы Хайвел не взял себя в руки, ее безрассудное поведение привело бы к непоправимому…

Дрожащими руками она застегнула блузку и поправила растрепавшиеся волосы. Она пожалела, что не курит. Сигарета очень пригодилась бы ей в данную минуту – было бы хоть чем отвлечься.

А сейчас Тамсин оставалось только смотреть на широкую спину Хайвела, на его жесткие волосы, спускающиеся на воротник рубашки, на его сильное тело, которое, наверное, никогда не станет для нее родным.

Чувствуя, что она больше не может сидеть и ждать, пока он заговорит, Тамсин выбралась из машины и подошла к нему.

– Прости меня, – тихо сказала она. – Я не знаю, что на меня нашло. Прости меня, Хайвел.

Он повернулся к ней; его лицо было сдержанным и спокойным.

– Не извиняйся, – мрачно произнес он. – Это я должен извиниться перед тобой.

Она удивленно открыла рот. Ее губы были мягкими и чуть припухшими от поцелуев.

– Почему ты должен извиняться? – недоуменно спросила она. – Это была моя вина. Это я… заставила тебя…

– Ты меня не заставляла! – резко возразил он. – Боже мой, Тамсин, ты же видишь, что я люблю тебя! Я полюбил тебя с той самой минуты, когда ты такая испуганная стояла передо мной в аэропорту и просила предъявить документы!

Тамсин вспыхнула. У нее не было слов, чтобы выразить радость, которую вдруг почувствовала.

– О, Хайвел, – выдохнула девушка. – Тогда…

– Подожди! – Он отступил на шаг. – Не говори ничего, Тамсин! – попросил он. – Объяснив тебе свое поведение, я теперь смогу сказать тебе то, что собирался. – Хайвел постарался не обращать внимания на беспокойство, которое появилось в ее взгляде. – Независимо от моих чувств к тебе, наши отношения не могут продолжаться!

– Из-за… из-за твоей жены? – тихо спросила она.

Хайвел устало провел рукой по лбу.

– Нет, не в этом дело, Тамсин. Даже если бы я был свободен, я никогда не сделал бы тебе предложение, понимаешь?

Глава восьмая

Тамсин не поверила своим ушам.

– Но… но почему? – заикаясь, произнесла она. – Ты… ты только что сказал…

– … что я люблю тебя? Да.

– И я люблю тебя, поэтому…

– Тебе кажется, что ты любишь, – поправил ее Хайвел.

– Мне не кажется. Я это знаю! – с болью в голосе воскликнула она.

Хайвел тяжело вздохнул.

– Не надо, Тамсин! Ты еще слишком молода, чтобы так уверенно рассуждать о подобных вещах. Я не сомневаюсь, что в Бостоне у тебя был какой-нибудь молодой человек, и он значил для тебя не меньше, чем я сейчас!

– Нет. Неправда!

– Ты хочешь сказать, что у тебя не было знакомых молодых людей? – с сомнением в голосе спросил он.

Тамсин покраснела.

– Нет, я этого не говорила. Я… я встречалась с молодыми людьми.

– Вот видишь.

– Но это, было совсем не то, – настойчиво возразила она. – Они были… такими молодыми…

– Более подходящая компания для девушки твоего возраста, – сухо заметил Хайвел.

– Нет. Ничего подобного! – Тамсин искала слова, которые могли убедить его поверить ей. – До приезда сюда я особенно не интересовалась ни одним из них. Они были просто друзьями! Мама не поощряла других отношений.

– И правильно делала.

– Хайвел, я ни к кому не относилась так, как к тебе! Никто… не целовал меня… так…

– Охотно верю, – резко сказал он. Презрение к самому себе толкало его на грубость. – Однако со своей стороны я должен разочаровать тебя. Мне случалось целовать женщин и с не меньшим удовольствием!

Тамсин вздрогнула.

– Как… как ты можешь утверждать, что любишь меня, а потом говорить мне такое? – Девушка почувствовала, что ее глаза наполняются слезами. – Почему ты такой? Почему пытаешься причинить мне боль, заставить возненавидеть тебя?

Хайвел взял ее за плечи и легонько встряхнул.

– Тамсин, я говорю тебе это, потому что я люблю тебя! – процедил он сквозь зубы. – Как посмотрит твоя мама на то, что мужчина ее возраста женится на ее дочери?

– Но ты же не одного с ней возраста.

– Почти одного! – сердито бросил он. – О, Тамсин, не осложняй и без того тяжелое положение! – Хайвел оттолкнул ее от себя. – И как ты упомянула, существует еще моя жена.

Тамсин побледнела.

– Ты… ты мог бы с ней развестись, – осторожно сказала она.

– Чтобы жениться на тебе? Не думаю. Я как-то не могу себе представить, чтобы и твой отец принял меня в качестве зятя.

– Но папа любит тебя.

– Как друга, да, но как мужа собственной дочери…

– Хайвел, прошу тебя… – В голосе Тамсин звучала мольба.

Но он не мог это больше вынести. Не говоря ни слова, Хайвел повернулся и пошел к машине. Сев за руль, он Тамсин велел сесть рядом.

– Мне все-таки нужно отвезти книги в Монтгомери, – сказал он, и девушка послушно подчинилась.

Монтгомери оказался совсем не похожим на ее представление о главном городе графства. Он был небольшим и находился в труднодоступном месте у подножия гор. Тамсин привлекли прекрасно сохранившиеся архитектурные образцы разных эпох, и девушка с удовольствием побродила бы по узким улочкам города, но Хайвел был не намерен задерживаться. Он оставил Тамсин в машине, пока сам ходил по своим делам. Всего через пятнадцать минут Хайвел вернулся, сел в машину и они сразу же тронулись в обратный путь.

Всю дорогу они молчали; Тамсин была в подавленном настроении. Она не могла понять, как Хайвел может быть настолько слепым, чтобы не увидеть всю глубину ее чувств. С самого детства она была очень сдержанной в проявлении своей любви, даже любовь к отцу не сразу родилась в ее душе. Ее мать никогда не поощряла проявления ласки и нежности. Лора была холодной, сдержанной женщиной и именно это, по мнению Тамсин, послужило причиной разрыва между родителями. До недавнего времени девушка считала и себя похожей на мать. Только сейчас Тамсин понесла наказание за свое заблуждение.

День клонился к вечеру, когда они подъехали к дому Станфордов. Тамсин знала, что Джоанна будет удивлена их ранним возвращением. Та естественно полагает, что Хайвел покажет Тамсин достопримечательности Монтгомери, прежде чем возвратиться домой.

Хайвел остановил машину у ворот, чтобы как обычно высадить девушку.

– Не зайдешь ли к нам чего-нибудь выпить? – рискнула спросить она.

Хайвел сначала хотел отказаться, но потом уступил.

– Хорошо, – согласился он, и искра надежды вспыхнула в душе Тамсин.

Она выбралась из машины, забрала с заднего сиденья свой кардиган, который ей так и не пригодился, и пошла к дому. Хайвел пошел следом. Она оглянулась на него и ощутила волнение при виде его задумчивого сосредоточенного выражения. Он любит ее! Что бы ни случилось, она должна помнить об этом.

Дверь не была распахнута, как обычно, но Тамсин не увидела в этом ничего подозрительного. Может быть, Джоанна принимает душ и поэтому закрыла дверь. Но дверь оказалась незапертой, и, повернув ручку, Тамсин вошла в. холл, Хайвел последовал за ней.

В доме царила необычная тишина. Тамсин нахмурилась.

– Джоанна! – позвала она. – Джоанна, мы вернулись!

Ответа не последовало, и она озадаченно посмотрела на Хайвела.

– Неужели что-то случилось? – взволнованно спросила она.

Хайвел молча шагнул к двери гостиной и распахнул ее. Комната была пуста. Тогда он стал заглядывать во все комнаты первого этажа. Результат был тот же. Тамсин следила за Хайвелом, в страхе прижав руку к губам. Он недоуменно пожал плечами и стал подниматься на второй этаж.

Тамсин осталась в холле. Что произошло? С трудом передвигаясь на дрожащих от волнения ногах, Тамсин вошла в гостиную, чтобы дождаться там Хайвела, но, подойдя к камину, сразу же увидела записку, подложенную под каминные часы.

Тамсин быстро прочитала ее и бросилась к двери.

– Хайвел! – позвала она. – Хайвел, все в порядке. Я нашла папину записку.

Хайвел спустился вниз.

– Что в ней?

– В ней написано, что у Джоанны начались схватки, и он повез ее в больницу в Пенмаурон.

Хайвел нахмурился.

– Я считал, что Джоанна будет рожать дома.

Тамсин удивленно уставилась на него.

– Ах, да, конечно. Я совсем забыла об этом. Ты думаешь, с ней что-то не в порядке? Какие-то осложнения? – взволнованно спросила она.

– Не торопись с выводами, – сказал он. – Возможно, есть более простое объяснение тому, что твой отец счел необходимым отвезти ее в больницу. Хочешь, чтобы я отвез тебя в Пенмаурон?

– А ты отвезешь? – с надеждой спросила она.

– Конечно, – спокойно ответил Хайвел.

Тамсин колебалась.

– Уже поздно. Может быть, лучше сначала позвонить.

– Как хочешь.

Пока девушка набирала номер телефона больницы, Хайвел ушел в гостиную. Ей удалось сразу соединиться с отцом. Голос Ланса звучал уверенно, хотя и немного устало.

– Теперь уже все в порядке, – сказал он. – Роды скоро закончатся.

– О, как здорово! – Тамсин представила себе, какое облегчение должен испытывать теперь отец. – А я думала, что Джоанна будет рожать дома.

– Так и должно было быть. – Он тяжело вздохнул. – К счастью, я был дома, когда возникли некоторые осложнения, и мне пришлось отвезти ее в больницу.

Тамсин не поняла, что это были за осложнения, но спрашивать не решилась.

– Ну, я рада, что теперь все будет хорошо, – сказала она.

– Да, теперь все будет хорошо. – В голосе отца чувствовалась уверенность. – Я рад, Тамсин, что ты позвонила, потому что хотел поговорить с тобой.

– Ты хочешь, чтобы я приехала?

– Нет, не сейчас. – Он помедлил. – Я позвоню, когда будут новости.

– Хорошо.

– Скажи, а Хайвел все еще с тобой?

– Да.

– Могу я поговорить с ним?

– Конечно. Одну минуту, я позову его. – Она положила трубку и заглянула в гостиную. – Хайвел, папа хочет поговорить с тобой.

Хайвел оторвался от созерцания сада за окном.

– Хорошо.

Он вышел в холл, а девушка осталась в комнате, размышляя о том, почему отец решил поговорить с Хайвелом. Она думала, что отец захочет еще что-нибудь сказать ей, но он больше не позвал ее к телефону. Хайвел положил трубку и вернулся в гостиную.

– Ну что? – поинтересовалась Тамсин. – Что он сказал?

– Откуда ты знаешь, что это был не личный разговор? – спросил он.

– Разве он был личным? – удивилась она.

– Нет. – Он сунул руки в карманы. – Он просто попросил меня отвезти тебя к Норе переночевать.

– К сестре Джоанны?

– Да.

– Но зачем мне туда ехать?

– Твой отец не вернется домой до утра, а ты не можешь оставаться здесь одна.

– Почему не могу? Я не ребенок!

– Ланс знал, что ты, так скажешь. Поэтому он просил меня поговорить с тобой, чтобы не было возражений.

– Но возражения будут! – упрямо заявила Тамсин. – У меня нет намерения ехать на ферму к Эдвардсам. Я сама могу позаботиться о себе!

– Тем не менее, ты едешь.

– Ты хочешь заставить меня? – Тамсин насмешливо посмотрела на него. – Каким образом? Силой? Только так ты можешь это сделать.

Хайвел начал терять терпение.

– Тамсин, выслушай меня! У Джоанны сегодня открылось кровотечение, поэтому твоему отцу пришлось срочно везти ее в больницу! – Не обращая внимания на побледневшую Тамсин, он продолжал: – Может быть, после всего, что ему пришлось, пережит, он заслуживает немного участия?

– Я не понимаю, почему его должно волновать, останусь я здесь или нет. Ты выполнил его просьбу, а дальше – решать мне!

Хайвел глубоко вздохнул.

– Тамсин, я прошу тебя!

– Нет! – Она отвернулась. Ей была – невыносима мысль оказаться рядом с Дэвидом после того, что произошло сегодня.

У Хайвела был такой вид, будто он хотел схватить ее на руки и отнести в машину, но Тамсин знала, что он не сделает этого. Хайвел не был уверен, какой именно окажется ее реакция.

– Хорошо, – процедил он сквозь зубы. – Но что подумает твой отец, когда он позвонит Эдвардсам, чтобы сообщить тебе о рождении ребенка, а тебя там не окажется?

Тамсин сосредоточенно сдвинула брови.

– Но он сказал, что ждать уже осталось недолго. Он позвонит сюда, когда не застанет меня у Норы, и я просто скажу, что еще не выехала. И в этом не будет обмана.

Хайвел несколько минут пристально смотрел на Тамсин, так что она слегка покраснела, потом отвернулся.

– Поступай, как знаешь! – мрачно бросил он и ушел.

Тамсин слышала, как отъехал его фургончик. Девушке стало грустно, она не жалела, что отказалась ехать к Эдвардсам, просто сегодня был странный день, и она была в растерянности. Ей хотелось предложить Хайвелу поужинать с ней, но девушка была уверена, что он непременно отказался бы.

Она направилась на кухню, поставила чайник на плиту и приготовила себе чай. Тамсин не чувствовала голода, поэтому вместо ужина ограничилась лишь сэндвичами.

Потом она бесцельно бродила по дому, ожидая звонка отца. Если он позвонит слишком поздно, он сразу поймет, что у нее нет намерения ехать к Эдвардсам.

Знойный день сменился пасмурным вечером, темные тучи, собиравшиеся над холмами, грозили разразиться дождем. Вскоре Тамсин услышала раскат грома, и первые капли дождя застучали в окно.

Девушка взглянула на часы. Уже семь часов. Когда же позвонит отец?

Внезапно раздавшийся звонок заставил ее вздрогнуть, и она тут же бросилась в холл. Звонил отец. Он спешил сообщить ей, что Джоанна родила сына. Он был так взволнован, что не сразу спросил, почему Тамсин до сих пор не уехала.

– Я очень рада за вас, – сказала Тамсин, чувствуя, как взволнованное состояние отца передается и ей.

Когда Ланс немного успокоился, он все же спросил Тамсин, почему она до сих пор не у Эдвардсов.

– Я… я решила сначала поужинать, – спокойно ответила она. – Не беспокойся, папа. У меня все в порядке.

– Хорошо, хорошо! – Ланс находился сейчас в слишком приподнятом настроении, чтобы ругать свою дочь за непослушание. Когда он повесил трубку, Тамсин с уверенностью решила, что ближайшее время ему будет не до нее.

Теперь ей предстояло провести в одиночестве остаток вечера и всю ночь. Если бы погода не испортилась, Тамсин не испытывала бы беспокойства, но гроза разбушевалась всерьез, а за окном стало темно, как ночью.

Тамсин задернула шторы. Она не хотела видеть яркие вспышки молний. Девушка не боялась грозы, но все же чувствовала себя как-то неуютно.

Взяв книгу, Тамсин села на диван и попыталась читать. Но слишком много событий произошло в этот день, чтобы она могла хоть немного расслабиться, и хотя книга оказалась очень интересной, девушку она не все равно не захватила.

Гроза не прекращалась, раскаты грома эхом разносились над холмами, дождь со всей силы стучал в окна. В девять часов Тамсин обошла дом, проверила, все ли заперты двери и окна. Через плотно задернутые шторы вспышки молний были невидны, и девушка опять вернулась в гостиную. Включить телевизор она не решилась, и в десять часов Тамсин ничего не оставалось делать, как пойти спать. Если она сейчас заснет, завтрашний день наступит скорее, – решила она.

Тамсин уже собиралась лечь в постель, когда услышала снаружи какие-то звуки. Сначала она подумала, что ошиблась и. ей только показалось, будто под чьими-то ногами шуршит гравий. Но звук повторился, и девушка поняла, что там все-таки кто-то есть.

Девушка испугалась, ее сердце учащенно забилось. Она оказалась здесь совсем одна, отрезанная от остального мира, Тамсин не слышала шума подъехавшей машины, значит, тот, кто был снаружи, пришел пешком. Какой-нибудь бродяга, подумала она, который ищет защиты от дождя.

Выключив свет, чтобы ее не было видно, когда она откроет дверь спальни, Тамсин осторожно спустилась в холл. Там находился телефон, и девушка с некоторым сомнением посмотрела на него. Стоит ли ей звонить: Хайвелу и сказать, что возле дома кто-то бродит, или Хайвел только посмеется над ее страхами? Кому еще она могла позвонить?

В доме царила зловещая тишина, нарушаемая лишь шумом дождя, который вроде бы начал стихать. Тамсин с трудом перевела дыхание. Может быть, она все-таки ошиблась. Может быть, это кот или какое-нибудь другое животное бродит у дома, прячась от дождя. Тамсин, вздохнула. Наверное, ей все просто показалось.

Внезапный раскат грома заставил девушку вздрогнуть, а последовавшая за ним вспышка молнии осветила не закрытые шторами окна в холле. Сквозь залитое дождем стекло Тамсин ясно увидела силуэт человека.

У нее сердце ушло в пятки. Дрожащей рукой Тамсин потянулась к телефону и приложила трубку к уху. Телефон молчал! Девушка потрясла его, но все было напрасно. Аппарат не работал!

Она бросилась вверх по лестнице, но в этот момент раздался настойчивый стук в парадную дверь.

На секунду Тамсин замерла на месте. Теперь она уже горько раскаивалась в том, что отказалась поехать к Эдвардсам. Но откуда же ей было знать, что именно в эту ночь в дом полезет грабитель?

Стук повторился, а за ним раздался нетерпеливый крик Хайвела:

– Тамсин! Открой! Я знаю, что ты не спишь! Я видел свет в окне. Открой, я промок до нитки!

У Тамсин отлегло от сердца. Это Хайвел! Он вернулся!

Она бросилась открывать дверь, но тут на смену радости пришел гнев. Как Хайвел посмел так поздно приходить сюда, будто хотел специально напугать ее?

Тамсин уже поворачивала в замке ключ, когда подумала, что, может быть, ей не стоит пускать Хайвела дом, но тот уже толкнул дверь и быстро вошел в дом. Хайвел расстегнул плащ и стряхнул капли дождя с волос. Его взгляд упал на побледневшее, полное возмущения лицо Тамсин и ее огромные от страха глаза. Невнятно что-то пробормотав, он порывисто обнял ее и прижал к себе.

Девушка хотела отстраниться, но его близость, запах его тела подействовали на Тамсин возбуждающе. Она прильнула к нему, обвив своими руками его талию.

В нем сразу же вспыхнуло желание, но усилием воли он оторвал Тамсин от себя, пряча за гневом свои чувства к девушке.

– Я же говорил, что ты не должна оставаться одна, – сердито произнес он. – Иди, оденься, я отвезу тебя к Норе.

Тамсин удивленно посмотрела на него.

– Я не собираюсь ехать к Норе, – дрожащим голосом заявила она. – Только из-за того, что ты… ты подкрался сюда и до смерти напугал меня, я не стану этого делать!

– Я вовсе не подкрадывался! – холодно возразил Хайвел.

– Но ты же не подъехал на машине, верно? – Тамсин начала сердиться.

– Нет. Я пришел пешком, – признался он.

– Почему? Почему ты пришел пешком? Ты хотел напугать меня!

Хайвел провел рукой по влажным волосам.

– Я шел пешком, глупая девчонка, потому что не хотел порочить твою репутацию!

– Мою репутацию! – насмешливо произнесла она. – Я что-то не понимаю.

Хайвел нетерпеливо махнул рукой.

– А если бы кто-то увидел мою машину ночью у дома, когда твоего отца и Джоанны здесь нет?

Тамсин задумалась.

– Я не просила тебя приходить, – сказала она, наконец. – Что ты здесь делаешь?

– Ты проверяла телефон?

– Д-да. Недавно. Когда решила, что у дома бродит грабитель.

– И что?

– Телефон молчит.

– Вот именно. В долине оборваны провода. В этом виновата гроза.

– Понимаю. – Тамсин медленно покачала головой. – И ты решил, что я…

– … могла позвонить кому-нибудь и испугаться, обнаружив, что связи нет, – мрачно закончил Хайвел. – Кажется, я ошибся.

Тамсин смутилась и вдруг осознала, в каком неподобающем виде перед ним стоит. Девушка сначала и не обратила внимания, что на ней был, накинут лишь легкий халатик, который она обычно надевала после ванной.

– Прости, Хайвел, – робко сказала она. – Я… я не подумала.

– Забудем об этом, – ответил он. – А сейчас сделай, как я тебя прошу. Эдвардсы, наверное, еще не спят.

Тамсин вздохнула и направилась в гостиную, включив по дороге свет.

– Я не поеду, – твердо заявила она. – Я не хочу туда ехать. Почему ты не можешь это понять?

Он остановился в дверях. Сунув руки в карманы, он молча смотрел на нее – такой мужественный, такой до боли близкий.

– Я не могу оставить тебя здесь одну без телефонной связи, – наконец мрачно произнес он. – Я никогда не прощу себе… – Он замолчал. – Тамсин, почему ты не хочешь быть благоразумной?

Она с сожалением посмотрела на него.

– Я не поеду, – повторила девушка. – Но ты можешь остаться здесь, если хочешь.

Хайвел удивленно уставился на нее.

– Ты шутишь!

– Нет. В этом доме места достаточно.

Хайвел отвернулся и прижался лбом к дверному косяку.

– Тамсин, ты же знаешь, что я не могу остаться.

Тамсин почувствовала раздражение. Она рассердилась сначала на себя, что позволила Хайвелу вывести ее из равновесия, а потом на Хайвела, что тот не хотел понять сложности ее положения.

– Почему же? – спросила она. – Ты не доверяешь себе?

Хайвел взглянул на девушку – в его глазах отразилась непереносимая мука, но его голос звучал холодно и горько.

– Нет, Тамсин, – ответил он. – Я не зверь! Я способен контролировать свои инстинкты! Просто я подумал о тебе…

Тамсин почувствовала, как он снова пытается все решить за нее.

– Очевидно, я недостаточно хороша для тебя, – обиженно произнесла она. – Мои эмоции не поддаются такому строгому контролю. – Девушка гордо вскинула голову. – Извини, я думаю, мне лучше лечь спать. Я устала.

Хайвел вздохнул.

– Хорошо, – тихо сказал он. – Я останусь. Где мне лечь? Здесь внизу?

Тамсин покачала головой.

– Диван слишком мал для тебя, – сказала она. – Ты можешь ложиться в моей комнате, а я пойду в комнату отца.

Хайвел пропустил девушку вперед, и она вышла в холл, не глядя на него. Наверху она пережила волнующее мгновение, показывая ему свою комнату. Хайвел тоже избегал смотреть на Тамсин, и, пожелав ему на прощание спокойной ночи, она удалилась в комнату отца.

То, что Хайвел находится поблизости, успокаивающе подействовало на Тамсин. Хотя она и не рассчитывала быстро заснуть, сон сразу же пришел к ней, едва только Тамсин закрыла глаза. Утром ее разбудил солнечный свет, пробивавшийся сквозь шторы.

Тамсин не спеша, поднялась с постели и выглянула в окно. Утро было ясным, воздух свежим, и какая-то неосознанная радость охватила девушку.

Она быстро надела джинсы и свитер, расчесала волосы и спустилась вниз. Хайвела нигде не было видно. Тамсин прошла на кухню и поставила на плиту чайник. Когда чай был готов, Тамсин поставила на поднос все необходимое и в радостном возбуждении понесла наверх. Но, открыв дверь, она обнаружила, что ее комната пуста. Хайвел ушел, и если бы не смятая постель, Тамсин могла бы подумать, что вчерашний вечер ей только приснился.

Глава девятая

Ланс Станфорд вернулся утром в начале десятого и очень удивился, застав дочь дома.

– Я думал, ты еще в Ллейнелфеде, – сказал он.

Тамсин покраснела.

– Я не ездила туда, папа, – сдержанно объяснила она. – Мне захотелось остаться дома.

– И ты оставалась одна во время грозы? – испуганно воскликнул он.

– Я… да. А что? – Тамсин покраснела сильнее.

– Но я же просил Хайвела…

– Знаю, но я отказалась ехать. Не волнуйся из-за пустяков, папа. Со мной все в порядке. Как чувствует себя Джоанна? Как малыш?

Ланс сразу же переключился на Джоанну и стал рассказывать Тамсин о состоянии своей жены и сына. Мальчика решили назвать Глином, в честь отца Джоанны, который умер несколько лет назад.

– Глин Станфорд, – произнесла Тамсин. – Мне нравится.

Следующие несколько дней Тамсин редко видела отца. Он все время пропадал у своих пациентов или в больнице, и приходил домой только спать. Тамсин тоже не сидела без дела: к возвращению Джоанны она занималась уборкой дома.

Но за день до выхода Джоанны из больницы Тамсин получила телеграмму. Прочитав ее, девушка проплакала целый час, но не только потому, что новости в телеграмме оказались плохими. Когда отец познакомился с содержанием телеграммы, он сразу понял, что это все означает.

– Она ждет, что ты немедленно вернешься в Бостон, – произнес он. Тамсин заметила, что отец сказал не «домой», а «в Бостон».

– Да. – Тамсин почувствовала себя почти больной.

– Здесь говорится, что она сломала ногу. Разве кто-нибудь другой не может позаботиться о ней, пока твои каникулы не закончатся?

Тамсин вздохнула.

– Ребекка, мамина горничная, гостит у сестры в Новом Орлеане, а Чарльз, наверное, не может прервать свои лекции. Так что маме очень одиноко одной.

– А как же я? – со вздохом сказал отец.

Тамсин с нежностью посмотрела на него.

– О, папа, ты же знаешь, что я не хочу уезжать. Но у тебя есть еще Джоанна и твой сын.

– И моя дочь мне тоже нужна, – тихо сказал он. – Тамсин, ты вернешься?

– Я… я постараюсь.

Ланс кивнул.

– Мне нечего больше тебе сказать. Ты уже позвонила в аэропорт? Заказала билет?

– Нет, – покачала головой Тамсин.

– А Джоанна выписывается завтра, – с грустью произнес отец. – Она надеялась, что ты поможешь ей на первых порах.

– И мне бы этого тоже хотелось, – воскликнула Тамсин. – Но что я могу поделать? Она моя мать, и она ждет меня.

– Я знаю. – Ланс задумчиво потер щеку. – Хорошо, Тамсин. Я поговорю с Хайвелом. Если ты закажешь билет на завтра, может быть, он отвезет тебя в Лондон.

Тамсин радостно закивала, воспрянув духом. Возможно, во время долгой поездки в город она сумеет убедить Хайвела по иному взглянуть на их отношения и пообещает ему обязательно вернуться, если он попросит ее об этом.

Однако случилось так, что в Лондон ее повез не Хайвел, а Дэвид. Когда отец вернулся вечером домой, он сказал, что Хайвел несколько дней назад куда-то уехал, и даже миссис Уильямс не знает, куда. Эта новость окончательно расстроила девушку. Ее отъезд являлся печальным событием сам по себе, но мысль, что она уезжала, не попрощавшись с Хайвелом, была для Тамсин совсем невыносимой.

Вечером она пошла с отцом в больницу к Джоанне, чтобы посмотреть на малыша и попрощаться с ними. Джоанна очень огорчилась из-за отъезда Тамсин, а сама девушка едва удержалась, чтобы не расплакаться прямо в палате.

Тамсин заказала билет на следующий день на вечерний рейс, и это была последняя ночь, которую она проводила в доме отца. Они проговорили почти до утра, и Ланс поверил дочери, что та вернется сразу же, как только сможет.

По дороге в Лондон Дэвид был молчалив. Он чувствовал, что не только расставание с отцом беспокоило Тамсин, но не задавал ей никаких вопросов. Девушка была благодарна ему за его сдержанность, потому что не смогла бы спокойно говорить об этом.

Под предлогом, что ему предстоит долгий путь назад в Трефаллат, он не стал дожидаться вылета самолета. Тамсин не возражала, но когда она поднималась на борт самолета, чувствовала себя все же очень одинокой.


Тамсин положила лед в ведерко и убрала назад в холодильник. Вытерев руки, она прислушалась к ровному гулу голосов, доносившемуся из гостиной. Вечеринка была в самом, разгаре, и ее мать, удобно устроившаяся в шезлонге, стала сегодня в центре внимания. Все сочувствовали ей, сожалели, что она сломала ногу и была вынуждена покинуть мужа и вернуться домой всего через несколько недель после свадьбы. Но к счастью, с ней находилась Тамсин, которая Лоре во всем помогала. Какая замечательная дочь! Она прервала свой отдых, чтобы заботиться о матери.

Тамсин презрительно усмехнулась. Сколько раз за прошедшую неделю она слышала эти слова о дочерней преданности! Что бы они подумали, скажи она им, какие чувства испытывает на самом деле? Как бы они отреагировали на ее заявление, что она приехала домой только по настоянию Лоры? Что она совсем не хотела возвращаться в Бостон? Что ей приходится постоянно подавлять в себе обиду и разочарование оттого, что она была вынуждена прервать каникулы? Откуда им было знать, как тяжело скрывать ей от всех свое отчаяние?

Вернувшись в Бостон, Тамсин сразу же написала отцу, но ответа до сих пор не получила, а ей так хотелось узнать что-нибудь о Хайвеле. Она хотела сама написать ему, но, не зная, дома ли он, не решалась посылать письмо, чтобы оно не попало в руки миссис Уильямс.

Ночью, лежа в постели без сна, она приняла решение. Когда Лора достаточно поправится, чтобы выслушать ее, Тамсин хотела попросить мать, после возвращения Чарльза, конечно, позволить ей опять поехать в Уэльс. Тамсин еще не знала, как она подойдет к Лоре с такой просьбой. Мать, несомненно, будет возражать – ведь Тамсин придется прервать учебу, но девушка твердо решила доказать Лоре, что считает себя вполне взрослой и в состоянии самой распоряжаться своей жизнью.

Теперь, когда Лора вторично вышла замуж, роль Тамсин в семье несколько изменилась. Мать куда чаще обсуждала свои дела с Чарльзом, чем с дочерью, но Тамсин, как ни странно, это нисколько не задевало.

Хотя они все вместе и разговаривали о Лансе и Джоанне, у Лоры никогда не возникало мысли, что поездка Тамсин к отцу стала для девушки гораздо большим, чем обычный визит вежливости. Лора с неприязнью восприняла факт рождения сына Ланса, но Тамсин вспомнила, что сама она точно так же отреагировала сначала на эту новость.

Однако для Тамсин все было иначе. Ее связь с отцом оставалась прочной, как и раньше, а Лора отношения с Лансом порвала навсегда. Тамсин иногда думала, не жалела ли ее мать о том, что ради карьеры отказалась от любви такого человека, как Ланс. До поездки в Уэльс Тамсин тоже считала, что карьера станет для нее главным в жизни, но за эти несколько недель она узнала себя гораздо лучше. Хайвел оказался прав, утверждая, что жизнь в долине многому научит девушку. Только он не мог и предположить, что в этом обучении сам сыграет главную роль.

На следующей неделе пришло письмо от отца. Тамсин получила его утром, когда пошла, готовить для матери завтрак, потому что Лора взяла за правило завтракать в постели. Обычно, когда Тамсин возилась на кухне, у нее оставалось несколько свободных минут.

Захватив с собой письмо, девушка расположилась в большой модернизированной кухне, так непохожей на простую деревенскую кухню Джоанны или на запущенную кухню Хайвела, и открыла конверт.

Читая письмо, Тамсин словно вновь возвратилась в долину, в дом своего отца. Он благодарил дочь за письмо, радовался, что она не забыла о них, как только уехала из Уэльса. Он писал о возвращении Джоанны из больницы, о том, как набирает в весе Глин. Через шесть недель мальчика должны были крестить, и Ланс спрашивал, не могла бы Тамсин вернуться, чтобы присутствовать на крестинах.

Тамсин с огромным волнением прочитала теплое письмо отца, особенно те строки, где он писал, как они все скучают по ней; даже Джоанна говорит, что без нее дом опустел. Отец напомнил Тамсин об их последнем разговоре и очень просил считать Трефаллат своим вторым домом.

Тамсин с грустью дочитала письмо до конца. Ей было очень приятно сознавать, что отец любит ее, но, к сожалению, в письме не было ни строчки о Хайвеле. Почему? Неужели он до сих пор не вернулся? Или отец не считал нужным даже упомянуть о нем? Да и почему он должен был это делать? Ведь с его точки зрения, Хайвел значил для нее не больше, чем Дэвид, о котором Ланс не упомянул тоже.

Спрятав письмо в конверт, Тамсин встала и включила кофеварку. Девушке следовало понять, что для Хайвела ее возвращение в Штаты стало завершением их короткого знакомства. Он считает их отношения законченными, и надо с этим смириться. Помимо всего прочего он женат и, очевидно, не собирается в этом отношении ничего менять.

Но, получив письмо от отца, Тамсин стало еще тяжелее, чем прежде. Ее сердце разрывалось между желанием сказать матери, что хочет вернуться в Уэльс, и страхом разочарования, если Хайвел откажется относиться к их отношениям серьезно.

Несколько дней спустя в Бостон вернулся Джерри Торп. После того, как их планы сорвались, он уехал с родителями в Майями-Бич. Он был в восторге, когда узнал, что Тамсин уже приехала из Англии.

Джерри сразу же пришел к ней и с одобрения Лоры пригласил Тамсин покататься на машине его отца. Тамсин заметила, что в последнее время мать стала проявлять повышенный интерес к ее делам. Возможно, Лора догадывалась, что хотя Тамсин внешне и вела себя как обычно, что-то в ней переменилось. Лора не могла точно определить, что это за причина, иначе разговор об этом уже давно бы состоялся. Тем не менее, Лора с радостью встретила приход Джерри Торпа, с которым она связывала ситуацию, существовавшую до отъезда Тамсин.

Джерри остался преданно неизменным. Он привез Тамсин к морю; молодые люди сидели в машине и делились впечатлениями.

– Ну, как Уэльс? – спросил Джерри, закуривая сигарету. – А отец? Все было так же плохо, как ты и предполагала?

– Все оказалось иначе, – сдержанно ответила Тамсин. – Я… я хорошо провела время!

– Надо думать!

– Да. Папа был очень добр ко мне, и Джоанна оказалась совсем не такой, какой я ее себе представляла.

Джерри вздохнул.

– Тогда почему ты так быстро вернулась?

– Мама сломала ногу.

– Ну и что?

– Я была ей нужна. Чарльз еще не вернулся из своего турне.

– Твоя мать вполне могла нанять себе сиделку! Тебе не следовало мчаться сюда, чтобы изображать преданную дочь.

Тамсин опустила голову.

– Но ты же знаешь мою маму. Она хотела, чтобы я приехала.

– О да, я ее знаю, – подтвердил он.

Тамсин вздохнула.

– А ты чем занимался? В Майями-Бич было весело?

– Да, здорово! Я надевал рубашку только вечером.

– Ты отлично загорел, – улыбнулась Тамсин.

– И ты тоже. Я вижу, что климат в Англии не так уж плох.

– В Уэльсе, – поправила его Тамсин, задумчиво накручивая прядь волос на палец. – Да, погода была хорошей.

– Что ты там делала?

– Что? – Она пожала плечами. – Ну, я загорала, помогала Джоанне по дому…

– Вот так каникулы!

– Я ничего не имела против. Она ждала ребенка в это время. Он как раз родился за неделю до моего отъезда.

– Ребенок? – удивился Джерри. – Черт возьми, я думал… я хотел сказать… неужели тебя это не задевало?..

– Только сначала, – призналась она. – Но потом я поняла, что глупо было так себя вести. Я хочу сказать, что отец и Джоанна любят друг друга, поэтому им вполне естественно иметь ребенка.

– Наверное, – согласился Джерри. – Слушай, Тамсин, я скучал по тебе.

– В самом деле? – Она не смотрела ему в глаза. – Приятно слышать.

– По твоему холодному тону я понял, что ты по мне не скучала! – заметил он.

– Я… я этого не говорила… – попыталась оправдаться Тамсин.

– И не надо ничего говорить. Это очевидно. Ладно, Тамсин, я с самого начала подозревал, что безразличен тебе.

– Нет, Джерри!

– Я сам виноват. Я знал, что для тебя отказ от нашей поездки не имел такого большого значения, как для меня.

– Мне нравится быть с тобой, Джерри.

Он только кивнул, потом резко переменил тему разговора.

– Во вторник у нас будет турнир по теннису. Пойдешь со мной?

– Почему бы и нет? – согласилась она. – Это должно быть интересно.

К тому времени, как вернулся из своего турне Чарльз, а Тамсин, наконец, набралась мужества поговорить с матерью о возвращении в Уэльс, Лора убедила себя, что ошиблась, и ее дочь совсем не изменилась. Каждый день Тамсин встречалась с Джерри Торпом или с кем-нибудь из своих старых приятелей, и казалось, что поездка дочери в Европу и несколько недель, проведенных у отца, уже забыты.

Поэтому для Лоры явилось неприятным сюрпризом, когда вскоре после того, как ей сняли гипс, однажды вечером Тамсин спросила, не может ли она поговорить с матерью наедине.

В сердце Лоры сразу закралась тревога. Она нахмурилась.

– Мы теперь одна семья, дорогая. То, что ты хочешь сказать, можешь говорить в присутствии Чарльза.

После обеда Чарльз удобно устроился в кресле и развернул газету. Перед ним стоял бокал бренди. Осенний семестр скоро должен был начаться, и они с Лорой пользовались последними днями отдыха.

Тамсин помедлила, но делать было нечего.

– Хорошо, – сказала она. – Я хочу, чтобы ты разрешила мне вернуться в Трефаллат.

Лора онемела от неожиданности, и даже Чарльз оторвался от газеты и удивленно уставился на девушку.

– Ты имеешь в виду… ты хочешь вернуться к отцу? – тихо спросила Лора.

– Да. На время.

– Что это значит – на время?

– Я думаю… месяцев на шесть…

– На шесть месяцев! – воскликнула Лора. – А как же твоя учеба?

Тамсин перевела дух.

– Она может подождать.

Чарльз встал и отложил газету.

– Не кажется ли тебе, что ты поступаешь неразумно? – спросил он. – Это идея твоего отца?

– Нет. Моя. – Тамсин было неприятно отвечать на вопросы Чарльза. Он остался для нее чужим человеком. Ей гораздо ближе оказалась Джоанна, хотя Чарльза Тамсин знала гораздо дольше.

– Но я не понимаю. – Лора в волнении начала обмахиваться платком. – Что ты собираешься делать в Трефаллате целых шесть месяцев?

Тамсин пожала плечами.

– То же самое, что я делаю здесь.

– Но ты не сможешь продолжать учебу! – повторила Лора.

– Я знаю. Как ни странно, мама, люди могут вполне обходиться без этого.

– О, это все влияние твоего отца! – теряя терпение, воскликнула Лора. – Я знала, что мне не следовало отпускать тебя к нему!

– Неправда! – возмутилась Тамсин. – Он не пытался влиять на меня. Это мое собственное решение. Я хочу вернуться.

– Я не понимаю, я просто ничего не понимаю. – Лора встала с дивана и чуть прихрамывая, подошла к бару, чтобы налить себе бренди. – Я всегда считала, что ты здесь счастлива.

– Была счастлива! – Тамсин беспомощно развела руками. – Мама, люди могут быть счастливы по-разному.

– Но раньше ты к этому не стремилась!

– Раньше я не знала своего отца! – ответила Тамсин.

– Вот именно, – заметил Чарльз. – Что бы ты ни говорила, совершенно ясно, все эти твои мысли исходят от него!

– Нет! – с жаром возразила Тамсин. – Дело не только в нем.

Лора нахмурила брови.

– Что это значит? – сердито спросила она. Тамсин нервно сжала руки.

– Ну… есть еще кое-кто…

– Кое-кто? – Лора удивленно уставилась на дочь. – Что ты хочешь этим сказать?

– Я хочу сказать, там остался человек, которого я хочу увидеть вновь.

Лора закатила глаза.

– О, Боже! Какая-нибудь очередная детская влюбленность!

– Ничего подобного! – воскликнула Тамсин; ее щеки пылали.

– Тогда что же это? Ради Бога, Тамсин, разве здесь мало молодых людей? Стоило тебе ехать за тридевять земель, чтобы влюбиться в какого-то прыщавого парня с угольной шахты!

– Это… это возмутительно! – в ужасе воскликнула Тамсин.

Чарльз поднял руку.

– Давайте не будем устраивать скандал, – спокойно посоветовал он. – Нельзя превращать разговор в обмен оскорблениями – это ничего не решит. Я предлагаю дать Тамсин возможность спокойно все рассказать.

Лора прижала платок к глазам.

– Я не хочу ничего слушать. Это отвратительно!

Чарльз строго взглянул на жену, и она замолчала, а он обратился к Тамсин.

– А теперь расскажи нам обо всем, – попросил он.

Тамсин нервно передернула плечами.

– Все очень просто. Я влюбилась.

– О, избавьте меня от этого, – простонала Лора.

– Это правда! – почти выкрикнула Тамсин. – Я ничего не могла с собой поделать. Это чувство оказалось сильнее меня.

– И кто этот молодой человек? – спросил Чарльз, словно не обращая внимания на расстроенный вид жены. – Где он живет? Чем занимается?

Тамсин вздохнула.

– Он… он не молодой человек, – тихо сказала; она.

Лора сразу встрепенулась.

– Что ты имеешь в виду? Кто же он?

– Он… он – друг отца, – объяснила Тамсин. – Писатель. Он живет в деревне.

– Писатель! – недоверчиво бросила Лора. – И о чем же он пишет?

– Дай ей возможность высказаться, – одернул ее Чарльз.

– Он пишет романы, – нехотя произнесла Тамсин. – Его зовут Хайвел Бенедикт.

– Хайвел Бенедикт! – Лора была потрясена. – Хайвел Бенедикт! Боже правый, Тамсин, у тебя роман с этим человеком?

– Я этого не говорила, – возразила Тамсин. – Ничего подобного, мама.

– Объясните мне, в чем дело? – недоуменно спросил Чарльз. – Ты знаешь этого человека, Лора?

– Знаю его? Конечно, знаю. Он кузен Джоанны. Он даже был на нашей свадьбе, моей и Ланса.

Чарльз был поражен.

– И в этого человека ты влюбилась, Тамсин?

– Да, – ответила девушка, не обращая внимания на возмущенное восклицание матери.

– И он влюблен в тебя?

Тамсин опустила голову.

– Нет, я этого не говорила, – тихо ответила она. – Он… он смотрит на меня, как на ребенка.

– Надо думать! – Ответ дочери немного успокоил Лору. – Боже мой, Чарльз, эта идея просто смешна!

Тамсин взглянула на мать.

– Почему смешна?

Лора бросила на нее возмущенный взгляд.

– Потому что этот человек слишком стар для тебя. И вообще он… не подходит.

– Для кого? – настойчиво допытывалась Тамсин.

– Для тебя… для меня… для всех! Тамсин, я была очень терпелива с тобой, но я больше ничего не хочу даже слышать об этом!

– Лора! – В голосе Чарльза звучало предостережение. – Лора, не поступай опрометчиво!

– Что? Почему я не могу поступать, как считаю нужным?

Чарльз нахмурился.

– Потому что Тамсин уже не ребенок, хотя ты, возможно, по-прежнему считаешь ее маленькой. В следующем месяце ей будет восемнадцать. Она уже достаточно взрослая, чтобы самой решать за себя.

Лора открыла, было, рот, чтобы возразить, но промолчала: она всегда прислушивалась к советам Чарльза и ценила его мнение. И сейчас спокойный голос ее нового мужа помешал Лоре с возмущением обрушиться на дочь.

Сдержав себя, Лора с явной неохотой произнесла:

– Каково же твое мнение, Чарльз?

Чарльз задумчиво почесал подбородок.

– Я считаю, нам следует серьезно подумать о том, чтобы отпустить Тамсин, если она этого хочет, – сказал он, очень удивив свою жену. – Но не сейчас.

Тамсин, решившая было, что нашла в нем неожиданного союзника, удивленно подняла на Чарльза взгляд.

– Не сейчас? – переспросила она. – Что вы хотите этим сказать?

– Ну, я думаю, мы пока оставим этот вопрос открытым, – сказал он, – а если до Рождества твое намерение не изменится, тогда мы поговорим об этом. Согласна?

Тамсин озадаченно смотрела на него. До Рождества оставалось еще четыре месяца. И все же…

– А если я не передумаю?

– Тогда мы отпустим тебя, конечно. – Он посмотрел на жену. – Не так ли, Лора?

Лора нервно поежилась.

– Если ты так считаешь, Чарльз, – неохотно согласилась она.

Чарльз заложил руки за спину.

– Я считаю, что это самое правильное решение, – заявил он. – В конце концов, Тамсин, не забывай, что ты очень много значишь для своей матери. Ты же не хочешь идти против ее желания, не так ли?

– Ну… конечно, – смущенно произнесла Тамсин.

– Хорошо. Тогда решено. – Чарльз улыбнулся. – А сейчас я предлагаю на время забыть об этом. Ты сегодня встречаешься с Джерри?

Тамсин почувствовала, как в ней растет отчаяние. – Независимо оттого, что сказал Чарльз, она ему все же не доверяла. Как он мог соглашаться на ее отъезд в Уэльс и в то же время спрашивать о Джерри Торпе? Это было парадоксально. Неужели он не слышал, что она говорила о Хайвеле? Разве ее слова ничего не значат?

Тамсин повернулась к матери. Лора ни спеша, пила бренди, осуждающе взглядывая на свою дочь, будто ожидая, что та станет извиняться.

У Тамсин было искушение накричать на них, на них обоих. Она хотела заявить им, что намерена поступить по-своему; что она все равно уедет в Уэльс и выйдет замуж за Хайвела или будет просто жить с ним, если он того захочет! И что бы они ни говорили, как бы долго ни заставляли ее ждать, рано или поздно она вернется в Уэльс!

Глава десятая

Тамсин написала отцу, что она не сможет приехать в Трефаллат на крестины Глина. Ей было неприятно разочаровывать его, поэтому она пообещала, что с разрешения Лоры приедет к ним после Рождества. Конечно, это будет еще не скоро, но девушка надеялась, что отец ее поймет.

Написать Хайвелу оказалось гораздо труднее. Во-первых, она не знала, вернулся ли он домой, и к тому же она никак не могла найти нужных слов. Когда она начинала описывать свои чувства, на бумаге все выглядело слишком романтично, глупо, и очень по-детски. Когда она сдерживала чувства и просто сочиняла письмо, которое послала бы другу, оно получалось сухим и холодным, заполненным подробностями беспечной жизни, которую она вела.

В конце концов, Тамсин отказалась от своего намерения и стала ждать, что он сам напишет ей. В письме к отцу она спрашивала о Хайвеле, как он живет, вернулся ли домой, и все прочее, и надеялась, что тот узнает об этом и решит ей написать.

Но проходили дни и недели, а ответа ни от одного из них не было. Тамсин начала заниматься в колледже, стараясь сосредоточиться на учебе. Ждать Рождества было бесполезно. Праздник был далекой, туманной целью, а сознание того, что Хайвел позволил ей уехать, не сделав попытки каким-то образом связаться с ней, съедало ее как болезнь. Ее пугала перспектива вернуться в Уэльс и натолкнуться на равнодушие Хайвела. И все же она знала, что, несмотря на возможность поражения, она должна попытаться вновь встретиться с ним.

Были минуты, когда Тамсин спрашивала себя, почему она так уверена в своих чувствах. Что привлекало ее в Хайвеле? Среди ее друзей в Бостоне было достаточно молодых людей – высоких, широкоплечих, красивых – которые с радостью помогли бы ей забыть прошлое, но к которым она была совершенно равнодушна. Почему? Если то, что она испытывала к Хайвелу, было лишь физическим, сексуальным влечением, почему бы тогда какому-нибудь другому мужчине не заполнить эту пустоту?

В такие минуты Тамсин впадала в отчаяние. Все дело было в том, что она любила Хайвела. Он был единственным мужчиной, который оказался ей нужен. Если он не будет с ней, то никто другой его уже не заменит. Сейчас Тамсин просила у судьбы лишь возможности поселиться поблизости, чтобы хоть время от времени видеть его. Ей было достаточно и этого.

Тамсин знала: мать и Чарльз надеялись на то, что долгая разлука подействует на девушку лучше, чем все их аргументы. Однажды она как-то случайно услышала их разговор. Хотя Тамсин и знала, что подслушивать неприлично, упоминание имени Хайвела заставило ее замереть на месте. Подозрения Тамсин относительно Чарльза подтвердились. Его поддержка была лишь уловкой, чтобы дать им с матерью время убедить Тамсин остаться с ними в Бостоне.

Они могли бы добиться успеха, подумала Тамсин, если бы ее чувства к Хайвелу были лишь иллюзорными, как они это себе воображали. Лора старалась дать дочери все, что она пожелает. В октябре ко дню ее восемнадцатилетия мать подарила ей небольшой спортивный автомобиль. И хотя Тамсин чувствовала, что этот подарок был частью плана Лоры оставить свою дочь в Бостоне, девушка не могла не радоваться собственной машине.

Джерри обучил Тамсин вождению, и к началу зимы она стала водить машину не хуже его. За эти несколько недель Тамсин по достоинству оценила Джерри Торпа. Он оказался хорошим товарищем, хотя и понимал, что не занимает какого-то особого места в ее жизни. Тамсин чувствовала, что ее мать предпочла бы видеть на месте Джерри какого-нибудь более солидного кавалера, но девушку ее друг вполне устраивал.

Приближалось Рождество, и Тамсин стала испытывать волнение. Долгие месяцы прошли, и скоро она потребует от матери и Чарльза выполнить свое обещание. Когда она сказала Джерри, что после Рождества возвращается в Уэльс, он очень удивился.

– Для чего тебе это нужно? – спросил он и подозрительно посмотрел на Тамсин. – А не ждет ли тебя там какой-нибудь парень, о котором ты мне ничего не сказала?

Тамсин постаралась отшутиться, хотя и понимала, что он ей не поверил. Ее это не особенно беспокоило. Рано или поздно Джерри все равно обо всем узнает.

На Рождество у Пенманов были гости. Вечеринка была веселой. Кроме друзей Лоры и Чарльза были приглашены и друзья Тамсин. Были игры, танцы, обмен подарками, и Тамсин безуспешно пыталась не думать о Хайвеле Бенедикте. Она очень живо представляла, как он празднует Рождество в одиночестве.

На следующий день после Рождества Лора неожиданно заболела.

Сначала Тамсин жалела ее. Лора не покидала свою спальню и была очень бледна. Тамсин вместе с Ребеккой ухаживали за ней. Но проходили дни, а Лора не поправлялась.

Тамсин стало ясно, что ее длительное пребывание в постели вызвано не только болезнью. Пока она находилась наверху, вдали от домашних дел, Тамсин не могла обратиться к ней со своей просьбой. Новый год уже наступил, а об отъезде дочери в Уэльс еще не было сказано ни слова.

Как-то вечером Тамсин попыталась обратиться со своей просьбой к Чарльзу, но тот только покачал головой и посоветовал подождать, пока Лора окончательно поправится.

Отчаяние охватило Тамсин; она мерила шагами свою комнату, пытаясь хоть как-то успокоиться. Она выполнила то, о чем ее просили. Она подождала до Рождества. Почему они не могут отпустить ее, как обещали?

В конце концов, Тамсин приняла решение. Она уедет и ничего им об этом не скажет. У нее был паспорт и достаточно денег на дорогу, что ей еще надо? Она пошлет матери телеграмму из аэропорта и сообщит, куда уехала, чтобы потом Лора могла отправить её вещи. А пока возьмет с собой только самое необходимое.

Тамсин подумала, не сообщить ли отцу о своем приезде, но потом решила не делать этого. Он мог настоять, чтобы она сказала матери о своих планах, а девушка ни при каких обстоятельствах не хотела рисковать.

Осуществить все приготовления оказалось очень легко. Теперь, когда у Тамсин была своя машина, ей не приходилось сообщать, куда она едет. Ни мать, ни Чарльз особенно не интересовались, где она проводит свободное время.

Самым трудным, оказалось, взять из дома чемодан, потому что Ребекка постоянно появлялась в холле в самый неподходящий момент. Но все-таки Тамсин удалось сделать это накануне своего отъезда под покровом темноты. Она положила чемодан в багажник своей машины и спокойно вернулась в дом.

Она должна была вылететь дневным рейсом из Бостона. Лора все еще не покидала своей комнаты, поэтому Тамсин решила часть утра провести с ней.

Однако мать не очень обрадовала перспектива пронести так много времени в обществе дочери. Без сомнения, Лора боялась, что Тамсин может обратиться к ней с просьбой, поэтому притворилась усталой и вежливо попросила дочь оставить ее одну.

Тамсин без особого сожаления покинула ее. Узы, связывавшие дочь с матерью, вдруг неожиданно стали куда менее прочными.

Она заблаговременно приехала в аэропорт, зарегистрировала билет и стала бесцельно бродить, по залу. Ей хотелось поскорее сесть в самолет, пока кто-нибудь не узнал ее. В это время многие возвращались после праздников домой, поэтому была опасность, что кто-нибудь из знакомых мог ее здесь увидеть.

Когда из репродуктора неожиданно прозвучало ее имя, она вздрогнула. Она была уверена, что Лора каким-то образом узнала о ее планах. Ее охватило желание убежать, скрыться, но здравый смысл одержал верх, и Тамсин медленно пошла к стойке регистрации.

Девушка за стойкой очень любезно улыбнулась ей.

– Мисс Станфорд? – спросила она, и когда Тамсин кивнула, добавила: – К сожалению, ваш рейс задерживается, мисс Станфорд. Там какие-то проблемы с подачей топлива, задержка может продлиться несколько часов.

Тамсин расстроилась.

– Черт возьми! – в сердцах воскликнула она. – Нельзя ли что-нибудь сделать?

Девушка задумалась.

– Через несколько минут вылетает самолет на Нью-Йорк, – сказала она. – Вы можете воспользоваться этим рейсом, мисс Станфорд, а из Нью-Йорка есть рейс на Лондон… минуточку… в три часа. Это единственное, что я могу вам предложить.

– Отлично! – обрадовалась Тамсин. В Нью-Йорке никто ее не узнает. – Что я должна сейчас сделать?

Пока девушка улаживала все формальности, Тамсин послала матери телеграмму. Объявили посадку на рейс до Нью-Йорка. Тамсин с волнением заняла свое место в самолете. Она еще не могла поверить, что наконец-то отправляется в путь.

Когда старенький сельский автобус прибыл в Трефаллат, уже совсем стемнело. До этого Тамсин даже не знала, что с деревней есть автобусное сообщение, но сейчас ее устраивал любой вид транспорта, который мог доставить ее до места. Путешествие, из Лондона было весьма утомительным, и у нее ломило все кости оттого, что ей пришлось долго находиться в сидячем положении.

Великолепный «Боинг-747», доставивший ее из Нью-Йорка в Лондон, приземлился рано утром. Тамсин взяла такси и поехала в гостиницу. Ее очаровательная улыбка и приятная наружность открыли перед девушкой не одну дверь, и Тамсин впервые порадовалась тому, что она молода и привлекательна.

Отдохнув, девушка покинула гостиницу, предварительно посоветовавшись с дежурным, который порекомендовал ей отправиться на Паддингтонский вокзал и там навести справки о поезде до Трефаллата.

Служащие вокзала оказались очень любезными, но ей пришлось сделать несколько пересадок, прежде чем Тамсин добралась до ближайшей к Трефаллату железнодорожной станции.

В Лландриндод-Веллс поезд прибыл в середине дня. Узнав, что автобус на Трефаллат отходит через пятнадцать минут, Тамсин тут же поспешила к нему. Она понимала, что из-за плохих погодных условий другого автобуса в этот день может не быть. Еще выезжая из Лондона, она заметила, что недавно прошли сильные снегопады. Сейчас снег прекратился, но ветер был очень резким, и мороз усилился.

Автобус доставил Тамсин на край деревни; до дома отца ей предстояло пройти пешком. Она сразу ощутила холодный ветер, продувавший даже ее пальто из овчины, и хотя под пальто на ней был теплый брючный костюм, девушка с непривычки с трудом переносила такой пронизывающий ветер.

Подавив в себе чувство голода, от которого у нее слегка кружилась голова, Тамсин бодро зашагала к дому отца. Какое значение теперь имеет погода? Она, наконец, вернулась, и, может быть, уже завтра увидит Хайвела.

Но когда она подошла к дому отца, то увидела, что в окнах нет света. У нее замерло сердце. Она обошла дом, но и там не было признаков жизни.

Потопав ногами, чтобы согреться, девушка задумалась. Она не предполагала, что может никого не застать дома. А вдруг они все-таки не уехали, убеждала она себя. Но кто же станет брать с собой ребенка в столь поздний час, если не собирается где-то переночевать?

Неизвестность испугала Тамсин. Наверное, ей все-таки следовало предупредить отца, что она приедет. Ни один здравомыслящий человек не поехал бы за три тысячи миль, предварительно не сообщив о своем приезде. Какая она дура! Что же ей теперь делать?

Вздохнув, Тамсин опустила голову. Оставалось только одно. Ей придется идти в деревню и просить Хайвела приютить ее. А если он откажется? Что тогда?

Стараясь не поддаваться панике, девушка поспешила назад в деревню. Опять пошел снег. Снежинки попадали ей прямо в лицо, и она нетерпеливо смахивала их рукой. Как холодно! Если бы только не было так холодно!

Улицы деревни были пустынны; только из открытых дверей пивной доносились голоса. Тамсин немного успокоилась. Возможно, она найдет ночлег на постоялом дворе, если вдруг Хайвел откажется приютить се. Может быть, ей стоит сразу же зайти сюда, но при этой мысли уверенности в девушке поубавилось. Она не могла себе представить, как станет просить об этом. Тамсин сразу подумала о сплетнях, которые вызовет ее появление.

В доме Хайвела тоже не было света, и ее вновь охватила паника. Что же ей теперь делать? Видимо, все-таки придется идти на постоялый двор.

Поддавшись какому-то внезапному порыву, она открыла калитку и направилась к дому. Собрав все свое мужество, девушка громко постучала в дверь и стала ждать. Ничего не произошло. В доме царила тишина, и Тамсин совсем пала духом. В отчаянии она взялась за ручку двери, и на удивление дверь оказалась незапертой.

Тамсин озадаченно заглянула в темный холл.

– Эй! – тихо позвала она, потом громче: – Эй! Есть здесь кто-нибудь? Хайвел?

Ответа не последовало; девушка со страхом огляделась вокруг, боясь, что ее крик привлек внимание, но поблизости никого не было, и она решилась все-таки войти в дом.

Когда входная дверь закрылась за ней, в холле стало совсем темно, но она не решалась включить свет, чтобы кто-нибудь снаружи его не увидел. Она ощупью прошла по коридору до гостиной и только там зажгла свет.

Все здесь выглядело как обычно, за исключением, пожалуй, более толстого слоя пыли на всех предметах.

Видимо, миссис Уильямс устроила себе рождественские каникулы и еще не приступала к работе.

Но, несмотря на это, в комнате было тепло, потому что, уходя, Хайвел зажег камин, и хотя огонь уже превратился в тлеющие угли, рядом находились дрова.

Тамсин подбросила дров в камин, и когда они весело затрещали, пошла на кухню. Она просто умирала с голода и решила, что Хайвел не будет возражать, если она приготовит себе чашку кофе и сэндвич. Девушка, задумчиво жевала хлеб с сыром, когда ей в голову пришла мысль, что Хайвел, возможно, пошел в пивную. Взглянув на часы, она увидела, что приближается время закрытия пивной, и почему-то занервничала. Аппетит у нее сразу пропал; она бросила недоеденный сэндвич в мусорное ведро и, взяв с собой чашку кофе, вернулась в гостиную.

Время шло, но Хайвел не возвращался, и Тамсин, уютно устроившаяся на диване перед камином, начала дремать. Где они все, устало, думала она, Хайвел, отец, Джоанна с малышом…

Тамсин, наверное, заснула, но внезапно пробудилась от ощущения того, что в доме кто-то есть. У нее мурашки побежали по спине. Она не заперла дверь, и любой мог войти в дом, точно так же, как это сделала она.

Однако звуки доносились сверху. Она постаралась разглядеть стрелки на своих часах. Было уже за полночь. Это должно быть пришел Хайвел! Видел ли он ее здесь? Может быть, он решил не будить ее, увидев, что она так уютно устроилась?

Но Тамсин уже не было так уютно как вначале. Камин погас, и в комнате стало прохладно.

Она встала и вышла из гостиной. Свет на лестнице говорил о том, что тот, кто был наверху, не боялся оказаться обнаруженным. Тамсин направилась к лестнице, но остановилась. Если Хайвел не знает, что она здесь, ее неожиданное появление станет для него настоящим шоком. Может быть, ей стоит подождать, пока он спустится вниз.

Но вдруг он не сделает этого, подсказал ей внутренний голос. Что если, вернувшись домой, он сразу ляжет спать? Внезапно девушка растерялась. Ее-то чувства не изменились, а как насчет Хайвела? Пять месяцев – долгий срок. Ах, если бы ее отец оказался дома! Тогда ее первая встреча с Хайвелом была бы вполне естественной.

Тамсин медленно поднималась по ступенькам, каждую минуту ожидая сердитого окрика. Но ничего не последовало. Оказавшись на верхней площадке, Тамсин огляделась. В одной из комнат горел свет, и неуверенным шагом она направилась к этой полуоткрытой двери.

Хайвел раздевался. Он уже снял рубашку, стоя спиной к двери. Девушка решила привлечь его внимание.

– Хайвел! – тихо позвала она. – Хайвел, я жду тебя!

Быстрота, с которой он повернулся к ней, и затравленный взгляд, появившийся на его лице, должны были предупредить ее, что за всем этим кроется нечто иное, нежели простое удивление при чьем-то внезапном появлении. Но Тамсин была слишком потрясена его внешним видом, чтобы обратить внимание на необычность его поведения. Хайвел сильно похудел и осунулся. Особенно изменилось его лицо. И без того глубоко посаженные глаза просто ввалились, и в них застыло выражение мучительной боли.

– Тамсин! – не веря своим глазам, пробормотал он. – Боже, у меня уже начались галлюцинации! Почему ты не можешь оставить меня в покое?

Такой отчаянный протест против присутствия Тамсин в его доме заставил девушку растерянно посмотреть на Хайвела.

– Это не галлюцинации, Хайвел, – тихо сказала она. – Это действительно я! Я вернулась. Только, кажется, я здесь ненужна.

Ничего, не видя перед собой, она повернулась, мечтая уйти отсюда как можно скорее, чтобы найти где-нибудь спасение от боли, вызванной его равнодушием.

Но Хайвел оказался проворнее ее. Он не дал ей уйти. Крепко схватив Тамсин за плечи, он прижал девушку к себе. Его руки ощупывали ее, будто он хотел убедиться, что перед ним живой человек из плоти и крови. Наконец, Хайвел застонал и уткнулся лицом в ее густые волосы.

– О, Тамсин, Тамсин, – тяжело дыша, повторял он. – Я не могу поверить, я просто не могу поверить.

Тамсин окутало тепло, исходившее от его сильного тела. Она закрыла глаза, предаваясь волнующим ощущениям. Только бы он не выпускал ее из своих объятий… Но когда она повернулась, чтобы поцеловать его, он отстранился, по-прежнему чуть удивленно глядя на нее.

– Боже мой, Тамсин, – прошептал он. – Если я дотронусь до тебя, то не смогу остановиться, а я должен это сделать.

– Почему? Почему ты всегда должен быть таким благоразумным и сдержанным? Разве ты не хочешь меня? – Она провела кончиками пальцев по его заросшей волосами груди.

Хайвел перехватил ее руку и отвел в. сторону.

– Тамсин, – глухо произнес он, – Ты не понимаешь…

– Хорошо, я не понимаю. – Тамсин с мольбой посмотрела на него. – Разве ты не рад меня видеть?

– Рад? – чуть слышно повторил он. – Боже, ты даже и не представляешь, что значило для меня увидеть тебя вновь!

– Тогда почему…

– Подожди! – Хайвел взглянул на свою обнаженную грудь. – Мне надо одеться. Спускайся вниз и подожди меня.

– Не могу ли я подождать здесь?

Хайвел отпустил ее руку и повернулся к двери.

– Если хочешь, – согласился он.

Тамсин посмотрела, как он пошел в свою спальню. Сейчас она не могла думать ни о чем другом, кроме своей любви к Хайвелу. Ничего не изменилось – она по-прежнему ему нужна. И этого для Тамсин было достаточно – пока.

Хайвел вернулся в теплом шерстяном свитере и предложил Тамсин спуститься вниз в гостиную. Когда она вновь повернулась к нему с явным намерением вновь оказаться в его объятиях, Хайвел остановил ее:

– Тамсин, будь благоразумна хоть на минуту! Разве ты до сих пор ничего не поняла? Мы же думали, ты погибла!

– Погибла? – Тамсин озадаченно посмотрела на него. – Но почему вы так думали?

Хайвел настойчиво усадил ее на диван, а сам остановился у камина, повернувшись лицом к ней.

– Скажи, – тихо спросил он, – как ты добралась сюда?

Тамсин удивилась.

– Что ты имеешь в виду? Я села на автобус в Лландриндод…

Хайвел нетерпеливо остановил ее.

– Я не это имею в виду, Тамсин. Как ты добралась из Бостона в Лондон?

– Как… на самолете, конечно.

Хайвел взволнованно сжал кулаки.

– Тамсин, самолет, на котором ты должна была лететь, разбился при взлете!

Тамсин несколько мгновений молча смотрела на него, потом ее лицо побледнело.

– О, Боже! – едва вымолвила она.

– Теперь ты понимаешь, почему твое появление так поразило меня? Я только что вернулся из Лондонского аэропорта, куда ездил вместе с твоим отцом. Он в ужасном состоянии, и твоя мать тоже, поверь мне! Когда она позвонила вчера… – Его голос сорвался! – Мы решили, что ты погибла! Мы пытались навести справки, но так трудно было добиться ответа…

– Кто-нибудь остался в живых? – слабым голосом спросила Тамсин.

– Человек десять, кажется. Но кто они – неизвестно. Одно ясно – тебя среди них не было! – Он тяжело вздохнул. – Я должен сообщить твоему отцу, что ты жива. Он вне себя от горя!

– Да, да, конечно. – Тамсин встала, осознание опасности, которой она избежала, только сейчас стало доходить до нее.

– Хайвел, у меня кружится голова!

Хайвел привлек ее к себе, и когда их тела соприкоснулись, между ними вспыхнуло желание, поглотив все прочие чувства. Со сдавленным стоном Хайвел взял ее лицо в свои ладони, его губы нашли ее рот, полураскрытый в ожидании поцелуя.

Тамсин задрожала. В его поцелуе была такая неутоленная страсть, опалившая девушку как огнем, и от сознания того, что это она пробудила в нем такое чувство, у Тамсин кружилась голова.

– Я люблю тебя, люблю, – шептал он. – Ты нужна мне! Если бы ты только знала, что я пережил… эти несколько часов были для меня адом!

– Я знаю, – хриплым от волнения голосом произнесла она. – Я тоже страдала. Хайвел, почему ты тогда уехал? Почему не написал мне? Мне тебя так не хватало…

Его рот с жадностью прижался к ее губам, и это волнующее ощущение совершенно лишало её разума.

– Как я мог написать? – пробормотал он. – Я уехал, чтобы все обдумать, а когда вернулся, тебя уже не было! Тамсин, мне нечего предложить такой девушке, как ты.

– Кроме самого себя, – добавила она и сунула руки ему под свитер, чтобы пальцами ощутить жар его тела. – А мне и нужен только ты!

– Если бы я мог поверить… – чуть слышно начал он и тут словно опомнившись, отстранился от нее. – Нет, Тамсин, так нельзя! Я должен сначала успокоить твоего отца. А он уже позвонит в Бостон твоей матери.

– Ах, да, маме. – Тамсин опустила голову. – Она, наверное, с ума сходит! Но откуда мне было знать, что этот самолет… – Она замолчала, – Когда я приехала в аэропорт, мне сказали, что мой рейс задерживается, я полетела в Нью-Йорк, а уже оттуда в Лондон.

– Слава Богу, что ты так сделала! – Лицо Хайвела было бледно. – Если бы ты не послала матери эту телеграмму, никто ничего не узнал бы… – Он задумчиво покачал головой. – Она сказала, что ты сбежала.

Тамсин вздохнула.

– Ничего подобного, – возразила она. – Я просто показала ей и Чарльзу, что они больше не могут распоряжаться моей жизнью. – Она робко посмотрела на него. – Хайвел, после того, как ты позвонишь папе… что потом?

Хайвел нерешительно посмотрел на нее, стараясь не давать волю своим чувствам.

– Я не знаю, – смущенно произнес он, задумчиво взъерошив волосы рукой. – Позволь мне пока позвонить!

Следующие несколько минут были очень волнующими для Тамсин. Ее отец был так рад, что слышит ее голос, так счастлив, что дочь оказалась жива, поэтому совсем потерял самообладание. Хайвелу пришлось взять трубку из дрожащих рук Тамсин и пообещать, что он немедленно привезет девушку к нему. Это было единственное, что Хайвел мог сделать.

Тамсин дождалась, пока он положил трубку, и спросила:

– Мне взять свои вещи?

Хайвел молча кивнул и взял свою куртку. С явной неохотой Тамсин вышла в холл и надела пальто. Ее волосы были в беспорядке, но она не обращала на это внимания. Тамсин боялась сейчас покидать этот дом, потому что завтра Хайвел опять мог решить, будто не подходит ей и встретить девушку с вынужденным равнодушием.

Она поставила свой чемодан на пол и с мольбой посмотрела на Хайвела.

– Хайвел, – прошептала она. – То, что ты сейчас сказал… о том, что тебе нечего предложить мне… ты серьезно об этом думал?

Хайвел взглянул на нее, и Тамсин опять подумала, как похудел он за то время, пока они не виделись.

– Да, думал! – признался Хайвел, не в силах солгать ей в этот момент.

Тамсин воспрянула духом.

– Значит… значит, ты больше не женат?

Хайвел сунул руки в карманы.

– Я никогда не был женат, – резко ответил он. – Когда Морин вышла за меня замуж, она скрыла, что уже была замужем за парнем, которого несколько лет назад встретила в Лондоне. Я узнал об этом только тогда, когда он стал ее разыскивать. Она уехала с ним.

Тамсин удивленно уставилась на него.

– Хайвел, почему ты не сказал мне об этом раньше? Почему позволил мне считать, что ты женат?

Хайвел отвернулся.

– Потому что так было легче, – ответил он. – Тамсин, я слишком стар для тебя! Мне бьшо легче держать тебя на расстоянии, когда ты думала, что я женат.

Тамсин задрожала.

– А теперь?

– Теперь… я не знаю. – Он пожал плечами. – Час назад, когда я думал, что ты погибла, я посчитал свою жизнь конченой. Но зная, что ты жива… Взять то, что ты мне предлагаешь… разрушить твою жизнь…

Тамсин подошла к нему и заглянула в глаза.

– Как ты можешь это говорить? – сердито спросила она. – Ты сделал такой вывод, потому что Морин разрушила твою жизнь?

Хайвел покачал головой.

– Морин ничего не значила в моей жизни. Для нас это был брак по расчету, не более. Между нами не было любви. Морин была старше меня, а мне нужна была хозяйка в доме.

– Она и теперь тебе нужна, – серьезно заметила Тамсин. – О, Хайвел, разве ты не понимаешь, что причиняешь мне боль, отказываясь видеть очевидное? Я вернулась ради тебя, только ради тебя!

Хайвел шагнул к двери.

– Мы должны идти, – с мрачной настойчивостью сказал он. – Твой отец ждет.

– Ты думаешь, он будет против? – спросила она, следуя за ним по дорожке.

Хайвел остановился. В слабом свете фонарей было видно, что он слегка улыбается.

– Мне кажется, после сегодняшних событий у твоего отца не осталось сомнений относительно моих чувств к тебе, – тихо сказал он.

Тамсин удивленно посмотрела на него.

– Что ты имеешь в виду?

– Я думаю, ты прекрасно знаешь, что я имею в виду, – возразил он и, глубоко вздохнув, решительно обнял ее за плечи. – Хорошо, хорошо, – прошептал он, уткнувшись лицом в ее волосы. – Я не могу больше сопротивляться. Пусть простит меня Бог, но ты мне слишком дорога, чтобы я мог вновь потерять тебя.

Тамсин радостно улыбнулась. Она обхватила Хайвела руками, теснее прижимаясь к нему.

– Значит, это правда, – облегченно произнесла она. – О, Хайвел, ты не раскаешься в этом!

Он открыл дверцу машины и решительно посадил ее на переднее сиденье, а сам сел за руль.

– Нет, конечно, – согласился он. – Но будет нелегко убедить твоих родителей, что это самое лучшее для тебя.

Тамсин прислонилась к его плечу.

– Раз я нужна тебе, мне все равно, что они скажут, – ответила она.

Час спустя Тамсин сидела на диване в гостиной у отца. Ланс сидел рядом с ней, а Хайвел стоял напротив и смотрел на них.

Лицо Ланса уже потеряло тот землистый оттенок, который оно имело, когда они только приехали, но он еще не мог окончательно прийти в себя. Ланс объяснил, что отправил Джоанну и малыша к Норе, так как не надеялся сегодня вернуться домой.

И хотя все уже прояснилось, и был заказан телефонный разговор с Бостоном, Тамсин чувствовала: отца беспокоит что-то еще.

Наконец, Хайвел сам спросил его:

– Что ты хочешь сказать мне, Ланс? Ты боишься, что теперь, когда твоя дочь вернулась, я уведу ее?

Тамсин затаила дыхание, но ее отец только погасил сигарету, которую нервно курил, и энергично закивал.

– Да. Ты, верно, догадался, Хайвел. Именно это я и подумал.

Хайвел задумчиво провел рукой по волосам.

– Понимаю.

Тамсин взглянула на него, потом перевела взгляд на отца.

– Ты знаешь… обо мне и Хайвеле. – Это прозвучало в ее устах как утверждение.

Ланс опять кивнул.

– Да, знаю. По крайней мере, я видел, в каком состоянии был Хайвел, когда думал, что ты погибла.

Тревога исчезла с ее лица.

– Ты против?

Ланс вздохнул.

– Конечно, – мрачно прошептал он. – Но иначе и быть не может. И это касается любого мужчины, которого ты полюбила бы.

– Но ты считаешь, что я слишком стар для нее, не так ли? – сдержанно спросил Хайвел.

Несколько мгновений Ланс всматривался в напряженное лицо дочери, потом пожал плечами.

– Не знаю, – ответил он. – Ты, конечно, значительно старше ее, но… – Он покачал головой. – Я не понимаю, Тамсин, как ты можешь быть так уверена в своих чувствах?

Тамсин развела руками.

– Уверена и все, – сказала она. – Я еще ни к кому не испытывала ничего подобного.

– Но у тебя не было времени…

– Папа, у нас было пять месяцев! Сколько времени еще нужно?

– Пусть так. – Ланс потянулся за другой сигаретой. – Тамсин, когда вчера твоя мать звонила по телефону, она не стала скрывать, что вы говорили с ней на эту тему. Я должен признать, что главная причина твоего возвращения сюда – Хайвел.

Тамсин от удивления широко раскрыла глаза.

– Она тебе рассказала?

– Конечно! – Ланс поежился. – Тамсин, вчера вечером мы все считали, что ты погибла! Мы с Лорой вынуждены были признать, что оказались несостоятельными как родители, и Хайвел значит для тебя куда больше, чем каждый из нас!

– Ланс! – не выдержал Хайвел.

– Но ведь это правда, разве нет? – Ланс вздохнул. – Я не осуждаю тебя, Тамсин. Так и должно быть, когда двое любят друг друга. Хайвел хороший человек. Я не хотел бы никого другого видеть твоим мужем. Просто… может быть, это эгоистично с моей стороны, но я бы хотел, чтобы ты подольше пожила со мной.

Тамсин недоуменно посмотрела на него.

– Но если я выйду замуж за Хайвела, я останусь… здесь в долине… навсегда!

– Я знаю. Во всяком случае, я знаю, что дом Хайвела всегда будет здесь. Но ему часто приходится путешествовать, и ты, Тамсин, конечно, будешь с ним. Когда вы поженитесь, все уже будет иначе.

Тамсин бросила отчаянный взгляд на Хайвела: но тот был спокоен.

– Чего ты ждешь от нас, Ланс? – спросил он.

Ланс замешкался.

– Я не имею права… – начал он.

– Имеешь, – решительно произнес Хайвел.

– Ну, хорошо. Подождите со свадьбой до Пасхи. Пусть Тамсин пока поживет у нас.

Тамсин нервно сжала руки. Она уже знала, что ответит Хайвел.

Он посмотрел на нее.

– Тамсин, ты согласна? – тихо спросил он.

Тамсин колебалась, переводя взгляд с Хайвела на отца и обратно.

– Ну… хорошо… – кивнула она и прижала руку к губам, чтобы они не дрожали. – Я ждала пять месяцев. Думаю, что смогу подождать еще три.

Тамсин увидела, как Хайвел облегченно вздохнул. Она поняла, что он был готов к ее возражениям, к настойчивым требованиям не выполнять пожелание отца, а пожениться немедленно.

Но настаивать на этом означало признать, что она не уверена в своих чувствах, что ожидание пугает ее, когда на самом деле она готова ждать и гораздо дольше, если потребуется.

– Значит, решено, – сказал Ланс, и в это времят зазвонил телефон.

Лора была вне себя от радости, и хотя она не заикнулась о возвращении дочери в Бостон, все же настояла на своем приезде в Уэльс вместе с Чарльзом, чтобы повидать Тамсин.

Тамсин восприняла это совершенно спокойно. Теперь, когда все было решено, когда отец согласился на ее замужество и пообещал ей поддержку в разговоре с матерью, у нее на сердце стало тепло и спокойно. Девушка посмотрела на Хайвела, и, встретив его понимающий взгляд, легкая улыбка тронула ее губы.

Шесть месяцев спустя Хайвел и Тамсин впервые после свадьбы поехали с визитом в Бостон. Лора пригласила их погостить у них с Чарльзом несколько дней по пути в Новую Зеландию.

Хайвел теперь работал над книгой по истории маори, и университет Окленда пригласил его познакомиться со своими архивами.

За три месяца супружества красота Тамсин еще больше расцвела. Когда Тамсин смотрела на мужа, каждому становилось ясно, что в их отношениях царит полная гармония.

Хайвел немного набрал в весе и, в общем, стал выглядеть моложе. Тамсин понимала, что Лора с трудом принимала их отношения. У нее, вероятно, никогда небыло такой любви, как у Хайвела и Тамсин, хотя Чарльз, несомненно, и был искренне к ней привязан.

А Тамсин была наверху блаженства. Все ее мечты сбылись, и теперь трудно было поверить, что всего год назад она испытывала горечь расставания без всякой надежды на новую встречу.

Лора предоставила им комнату, в которой дочь жила до замужества, и сейчас, сидя перед зеркалом за туалетным столиком, Тамсин улыбалась своему отражению. Странно, думала она, вспоминая прошедшие в этой комнате годы, что теперь она живет здесь с Хайвелом.

В этот вечер Лора устраивала один из приемов, которых со времени приезда в Бостон дочери с мужем проводилось целое множество, и Тамсин уже стала утомлять необходимость делить внимание мужа с другими красивыми женщинами.

Оглянувшись, она увидела, что он сидит на кровати в купальном халате, и рассматривает ее старый альбом с фотографиями. Там были снимки, где Тамсин лежала в колыбели, получала школьные призы, играла в теннис, плавала; были снимки и ее собак, которые жили в доме.

Встав со стула, она подошла к кровати и обвила шею Хайвела руками.

– Зачем ты смотришь эти старые фотографии? – с насмешливой улыбкой спросила она, наклоняясь к нему, и шелковистые волосы Тамсин коснулись его лица.

Хайвел тряхнул головой.

– Я знаю твое тело и твою душу, – тихо произнес он. – Но мне этого мало. Я хочу знать о тебе все. Даже то, какая ты была в младенчестве.

Тамсин улыбнулась.

– Ну, я родилась весом в восемь фунтов, и всегда срасывала одеяло во сне, и не любила надевать туфли…

Хайвел взял ее за руки и уронил на кровать рядом собой.

– Отлично, – сказал он, отбрасывая альбом в сторону. – Намек понят. – Он просунул руки в широкие рукава ее белого пеньюара. – Ты сегодня выглядела просто обворожительно!

Тамсин довольно улыбнулась.

– Я рада, что понравилась тебе.

Хайвел задумчиво посмотрел на нее.

– Эти несколько дней в Бостоне доставили тебе удовольствие, не так ли?

Тамсин кивнула.

– Все было хорошо. А почему ты спрашиваешь? Тебе здесь не понравилось?

Внезапно Хайвел отпустил ее и встал.

– Я подумал, – медленно произнес он, – что может быть, ты захочешь остаться здесь на несколько недель, пока я буду в Окленде. Я хочу сказать, что там я все время буду только копаться в архивной пыли…

– Хайвел! – Тамсин испуганно посмотрела на него. – Ты хочешь отделаться от меня?

Он что-то пробормотал себе под нос.

– Не говори глупости! – недовольно сказал он.

Тамсин тоже встала.

– Тогда что все это значит?

Хайвел повернулся к ней, сунув руки в карманы халата.

– Тамсин, я пытаюсь поступить по справедливости. Ты же знаешь, как хочется твоей матери, чтобы ты пожила здесь…

– Хайвел, перестань! Я не желаю ничего слушать! – Тамсин закрыла уши руками. – Я не хочу здесь оставаться. Мне здесь все опротивело! Когда я сидела перед зеркалом, я мечтала, чтобы мы уехали завтра же!

Хайвел шагнул к ней.

– Ты, в самом деле – этого хочешь? Или только говоришь так…

– О, Хайвел, неужели ты до сих пор не узнал меня? – робко спросила она, придвигаясь к нему.

Хайвел помедлил лишь мгновение, потом он подхватил жену на руки и понес к кровати. Положив ее на подушки, он лег рядом.

– Тамсин, – глухим от страсти голосом прошептал он, прижимаясь лицом к ее груди. – Я обожаю тебя! Ты не представляешь, чего мне стоило предложить тебе остаться здесь.

Ее обнаженные руки обвились вокруг его шеи. Тамсин купалась в волнующих ощущениях, когда его тело прижало ее к мягкому матрасу. Да, ее место только рядом с Хайвелом, и она поняла это гораздо раньше, чем он…

Примечания

1

Шанди – смесь пива или портера с лимонадом или безалкогольным имбирным пивом.


home | my bookshelf | | Найди свою судьбу |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 4
Средний рейтинг 3.0 из 5



Оцените эту книгу