Book: Средневековые Убийцы - Проклятый меч



Средневековые Убийцы - Проклятый меч

Средневековые убийцы

«Проклятый меч»

«Средневековые убийцы» — небольшая группа авторов исторических детективов, которые совершенствуют свое мастерство посредством неформальных бесед и дискуссий в библиотеках, книжных магазинах и на литературных фестивалях.


Майкл Джекс был продавцом компьютеров, прежде чем обратиться к писательскому ремеслу. Его необыкновенно популярная серия о тамплиерах, посвященная смутным временам террора и насилия в годы правления Эдуарда II, переведена на большинство языков континентальной Европы и опубликована в Америке.

Бернард Найт — бывший патологоанатом министерства внутренних дел и профессор судебной медицины и уже в течение сорока лет пишет криминальные романы, документальные произведения, а также сценарии и пьесы для радио и телевидения. В настоящее время он работает над весьма популярной серией исторических детективов, посвященных коронеру Джону — первому следователю графства Девоншир двенадцатого столетия.

Йен Морсон — автор широко известной и хорошо принятой читателями серии исторических детективов, посвященных деятельности легендарного оксфордского сыщика тринадцатого века Уильяма Фалконера.

Сюзанна Грегори является автором серии детективных романов, посвященных деятельности Мэттью Бартоломью в Кембридже четырнадцатого столетия. Она также пишет исторические детективы под псевдонимом Саймон Бофор.

Филип Гуден — автор серии исторических детективов, где в качестве главного героя выступает Ник Ревилл — обитатель средневекового Лондона эпохи Елизаветы I и Якова II, а также актер шекспировского театра «Глобус».

СОДЕРЖАНИЕ

Пролог, в котором Майкл Джекс повествует о создании меча и его первом постыдном использовании.

Акт первый, в котором рассказывается о том, как королевский коронер Джон покупает своему офицеру новый меч, однако вскоре начинает сожалеть о своей щедрости.

Акт второй, в котором Йен Морсон описывает смертельно опасное участие Ника Джулиани в предвыборной интриге и убийстве в Венеции в 1262 г.

Акт третий, в котором Майкл Джекс рассказывает о похождениях королевского надзирателя за правопорядком сэра Болдуина и бейлифа Саймона Паттока, узнавших о том, как был использован этот меч для причинения мучительной смерти.

Акт четвертый, в котором Сюзанна Грегори рассказывает, как Мэттью Бартоломью и брата Майкла послали в отдаленную деревушку Иклтон в графстве Кембриджшир, чтобы выяснить, почему феодальное поместье приносит низкую ренту. Они обнаруживают там чудовищный накал страстей.

Акт пятый, в котором главный герой Филипа Гудена, музыкант и актер Ник Ревилл, прибывает в занесенный снегом дом и обнаруживает, что даже спустя несколько столетий проклятый меч все еще способен причинять зло и убивать людей.

Эпилог, в котором Йен Морсон возвращает нас в современную эпоху.

ПРОЛОГ

— Я могу посмотреть на него?

Какое-то время сэр Ралф де ла Помрой внимательно разглядывал своего гостя, а потом направился к стоявшему у стены большому сундуку, металлический замок которого смутно мерцал в темноте, отражая затухающий огонь.

— Прекрасная работа, — сказал он.

Клинок находился в своих первоначальных кожаных ножнах, слегка потертых от времени и украшенных лишь небольшими бронзовыми полосками у основания и наконечника. Из ножен торчала рукоять меча с незамысловатым круглым эфесом и крестообразным наконечником, по форме напоминающим две собачьих головы с разинутыми пастями. Он поднял клинок вверх и покачал его, словно взвешивая на ладони. Даже в кожаных ножнах легкий клинок словно жил собственной жизнью. Будто скрытая в нем странная энергия имела собственный источник силы, не зависящий от сжимавших рукоять пальцев.

Сэр Ралф протянул его священнику и отступил назад, все еще снедаемый сомнениями относительно этого странного человека.

Бартоломью из Холсворти был англичанином, и сэр Ралф не мог определить политические пристрастия этого человека. Он всегда весьма терпимо относился к любым властям, но сейчас в лесах, вне досягаемости закона, околачивается такое количество бродяг, что никому нельзя доверять в полной мере. Этот человек жил здесь задолго до норманнского нашествия и, по всей вероятности, знал и любил многих из тех, кто был казнен за последнее время.

У священника даже дыхание перехватило, когда он вынул из потертых ножен сверкающее лезвие меча, покрытое едва заметной гравировкой. Он провел пальцами по выгравированной надписи, и горло перехватило при воспоминании о двух братьях. Часто заморгав, он попытался скрыть навернувшиеся на глаза слезы.

— Мне знаком этот меч.


Клинок делали долго. Кузнец Брэн начал ковать его лет за двадцать до норманнского вторжения и с тех пор считал своим самым выдающимся достижением.

Светловолосый, коренастый, с глазами цвета созревшей пшеницы в летний полдень, Брэн вложил в него всю трагическую историю своих родителей. Во времена беспокойного и жестокого правления Гартакнута, сына Кнута, который правил королевством как своей вотчиной, его мать жестоко обесчестили вторгшиеся в страну викинги. Король пытался противостоять искушенным в морском деле разбойникам и даже приступил к строительству многочисленных кораблей, но когда народ возмутился непомерными, совершенно невыносимыми налогами, Гартакнут отправился подавлять сопротивление со своими преданными дружинниками. Одним из них был и отец Брэна.

Мать по-своему любила Брэна, но после того, что викинги сделали с ее семьей, истребив всех мужчин рода, испытывала к норманнам лишь отвращение, а человек, обесчестивший ее рядом с телом замученного до смерти отца, стал главным источником мук в истерзанной безмерными страданиями душе.

Именно из-за своего незаконного рождения он решил стать кузнецом. Просто не мог работать в поле с людьми, считавшими его бастардом и ублюдком. Это было невыносимо. И он избрал уединенную, но такую нужную работу оружейного мастера.

Разумеется, Брэн не жаловался на жизнь. Он женился на своей дорогой Гите — темноволосой, стройной и очень одинокой женщине, которую заботило не его происхождение, а доброта и любовь к детям. Он часто думал, что далеко не каждый мужчина столь счастлив в браке, как он. Прекрасная жена и двое сыновей: один светловолосый, как и все люди Гартакнута, а другой больше похожий на смуглых и темноволосых предков Гиты. Любопытно, как сыновья в его семье унаследовали совершенно разные признаки своих предков.

Хватит витать в облаках! Железо и сталь должны быть достаточно раскалены, и сейчас его опытный взгляд подсказывал, что температура достигла нужного уровня. Значит, можно приступать к длительному, многократно повторяющемуся процессу ковки раскаленного металла.

Когда первый этап был завершен, он оставил заготовку на несколько дней, считая эту работу сходной с изготовлением хорошего сидра. Хороший сидр становится лучше, если ему позволяют дойти до кондиции, то есть созреть естественным образом. Так и его меч только окрепнет со временем, а значит, ни в коем случае нельзя торопить процесс созревания.

Брэн вернулся к мечу лишь через пару недель и пристально осмотрел заготовку, скрупулезно оценивая каждую вмятину. Затем вытер его краем кожаного фартука, снова обследовал матовую поверхность металла и только после этого сунул в раскаленную печь. Но не весь клинок, сначала острие, а потом — медленно — оставшуюся часть. После этого он снова ковал его огромным молотом, постепенно удлиняя и делая более плоским. На следующий день Брэн продолжил свою работу, нагревая металл до состояния сверкающего бриллианта.

В создании этого чудесного меча было много этапов, и каждый проводился с максимальным тщанием, сопровождаясь криками и проклятиями оружейного мастера, когда температура слишком повышалась и металл перегревался. В этом случае оружейник вел себя особенно осторожно, прекрасно понимая, при каких условиях клинок мог получиться достаточно гибким и вместе с тем необыкновенно прочным.

Наконец лезвие меча было готово. Мастеру понадобилось еще полторы недели, чтобы выровнять и отшлифовать грубую заготовку с помощью большого каменного круга. Пока его старший сын Дадда в поте лица трудился над рукоятью клинка, оружейник аккуратно полировал и оттачивал лезвие на круглом точильном камне, устраняя шероховатости и придавая ему совершенную форму. После этого оба перешли к другому, более тонкому точилу, продолжая шлифовать поверхность. Старый мастер хмурился, наблюдая, как темновато-серый металл постепенно обретает характерный для прочной стали серебристый оттенок. В конце концов он положил покрытый царапинами клинок на рабочий стол, чтобы довести его до нужного состояния специальными инструментами, а второй сын, светловолосый Брэда, сидел в дальнем углу мастерской, увлеченно играя мелкими кусками металлических отходов.

Когда все было закончено, старый мастер уселся на стул с большой кружкой эля в руке и с нескрываемой гордостью устремил взор на сверкающее лезвие прекрасного клинка.

— Если этот меч окажется в руках хорошего воина, он станет непобедимым, — сказал оружейник, обращаясь к сыновьям. — Ни один враг, посмевший вторгнуться на нашу землю, не устоит перед ним. Воин, поднявший его на защиту своей страны, одолеет любого противника!


Однако когда началось вторжение чужеземцев, Брэн уже давно отошел в мир иной.

Стоя на палубе, Ролло видел, какая непомерная, рычащая и пенящаяся тяжесть воды накрыла головы находившихся перед ним людей. Он едва успел ухватиться обеими руками за мачту, когда серо-зеленая волна нахлынула на него всей своей мощью, угрожая смести за борт как крохотную песчинку.

Ролло Фитцролло, бретонский стольник короля Эдуарда, крепко сжал зубы, глядя на своих людей, сгорбившихся над веслами. Он не должен показывать им свою слабость, особенно здесь и теперь, на этом судне, под устремленными на него полными надежды взглядами. Если они заметят беспокойство в его глазах, начнется паника. Уже сейчас некоторые украдкой поглядывали на него, натужно преодолевая сопротивление огромных волн.

Расправив плечи, он ощутил тяжесть кольчуги, прежде покрытой маслом, как его меч и кинжал. Но от долгого бездействия доспехи казались не надежной защитой, а ненужным бременем. Он ненавидел воду, считая ее самым страшным врагом любого воина. Как можно сражаться, если доспехи и оружие покрылись ржавчиной? Именно поэтому любой рыцарь боялся глубокой воды за бортом судна, поскольку, неся на себе почти двадцать фунтов стали, выжить в пучине практически невозможно. Гибель была гарантирована. «Нет, ни один воин не может чувствовать себя спокойно в такой воде», — подумал он, рассеянно потирая металлические доспехи на груди.

Мужчина должен рисковать, чтобы обрести славу ратника, — так считал его господин. Бросив последний взгляд на гребцов, он посмотрел на человека, неподвижно стоявшего к нему спиной. Этот поход закончится для них либо героической гибелью, либо неувядающей славой. Одно дело — грабить зазевавшихся купцов на большой дороге, и совсем другое — захватить целое королевство.

Из-за борта на него обрушилась очередная волна, и он заморгал, смахивая въедливую соль. Если ему суждено погибнуть, Эдит будет в полной безопасности. Он даже думать не хотел, что его любимая женщина, неожиданно овдовев, может быть брошена на произвол судьбы вместе с маленьким ребенком. По крайней мере он сделал для нее все, что мог. Эдит находилась в замке Уильяма и чувствовала себя защищенной. Она никогда не вернется в Британию, если он и его люди потерпят поражение.

Снова вода! Новая волна обрушилась на палубу судна, и он пригнулся в тщетной попытке уклониться. Краем глаза он видел, как облако белой пены с головой накрыло его гребцов. Ролло вытер глаза, изрыгая проклятия в адрес ненасытного моря. Если ему посчастливится выжить в этом походе, он больше никогда не отправится в плавание. Утешало одно — его меч был надежно укрыт в новых прочных ножнах. Хорошо выделанная овечья шкура должна защитить его от непогоды.

Он чувствовал себя ужасно. Каждое дуновение морского бриза вызывало дрожь во всем теле. Его превосходная льняная рубашка промокла насквозь, превратившись в ледяной панцирь. Кожа на обветренном лице туго натянулась, словно кусок старой шкуры, слишком быстро высохшей на жарком огне. Он невольно взглянул на свое отражение в отполированной до блеска металлической поверхности стального щита и угрюмо ухмыльнулся.

Сильный тридцатитрехлетний мужчина, высокий, коренастый, с темными глазами и тщательно выбритым волевым подбородком — кто знает, когда еще придется посетить брадобрея после высадки на берег. Его широкие крепкие плечи не уступали мощному торсу Неистового Свейна — воинственного наемника, искусно владеющего боевым топором, — а бедра напоминали толстую шею могучего быка. Он казался опытным и закаленным в боях воином, однако в его глазах таился страх.

И вот сейчас, глядя на сорок своих воинов, без устали работавших веслами, чтобы поскорее добраться до земли, Ролло еще раз напомнил себе, что поступает правильно. Именно так сделал бы на его месте король Эдуард и именно этого ждал от него прежде всего. И все же сомнения терзали его душу. Если он поступает правильно, то почему чувствует себя загнанным зверем?

Когда он только учился искусно владеть мечом, ему говорили, что нужно смотреть в глаза противнику, поскольку именно они выдают его истинные намерения. Внезапно сузившиеся зрачки подсказывали, что враг изготовился к атаке. Однако ему понадобится время, чтобы взмахнуть двухфунтовым клинком для нанесения удара. И если воин предупрежден, значит, успеет защититься.

С тех пор Ролло всегда смотрел в глаза человеку, чтобы определить его характер. Вот и сейчас, глядя на собственное отражение, он безошибочно угадывал свое состояние. На него взирал слабый и смертельно испуганный человек, и он, понимая, что не в силах изменить этого впечатления, отвернулся от зеркальной поверхности щита.

Еще совсем недавно Ролло был в высшей степени решительным и уверенным человеком. Являясь бретонским стольником короля Эдуарда, он с давних пор привык ощущать себя глазами и ушами своего сюзерена. Фактически стольник считался полномочным представителем короля на тех землях, которыми тот управлял из-за моря. При жизни Эдуарда у него не было более преданного и верного слуги. Но сейчас Ролло, вынужденный искать себе нового господина, нашел его в лице Вильгельма Норманнского по прозвищу Бастард.

Тем временем тучи рассеялись и впереди открылся безбрежный простор. Слабый туман прорезали первые лучи бледного солнца. До сих пор море казалось серым от сумрака ночи, а галеры окутывала непроницаемая пелена предрассветной мглы, создавая у воинов впечатление надежного укрытия, словно сам Господь Бог взял над ними опеку и уверенно ведет к вожделенному берегу. Ролло искренне надеялся, что высадка на сушу произойдет в соответствии с советами аббата Фекампа. Милорд аббат владел окрестными землями, известными под названием Стейнинг, и именно он предоставил в распоряжение Вильгельма и капитанов его галер весьма подробное описание побережья и особенно мест, наиболее удобных для высадки.

И вот сейчас они отчетливо увидели впереди темно-зеленую полоску земли и застыли от неожиданности, словно размышляя, что ждет их впереди — удача или сырые могилы.

Сквозь образовавшуюся в облаках прогалину Ролло почувствовал слабо пробивающееся тепло и оглянулся. Первые лучи восходящего солнца ласкали взор, и он подумал, уж не смилостивился ли над ними Бог, благословляя слабой улыбкой. Он знал, что Гарольд может в считанные часы собрать множество хорошо вооруженных людей, а если призовет на помощь фирд,[1] то число воинов увеличится в несколько раз. И все же если Господь будет настолько милостив к Вильгельму, что встанет на его сторону, то Гарольд потерпит неминуемое поражение. И умрет.

Ролло расправил спину и широко улыбнулся. Сегодня будет хороший день. Хороший для битвы.

И для смерти.


Да, к тому времени Брэн уже давно был мертв.

Конечно, за свою жизнь он выковал много других клинков, но до последнего дня не сомневался, что в тот заветный меч вложил свои лучшие качества оружейного мастера. Что же касается остальных… Они оказались не столь удачными, во всем уступая памятному клинку. Тот действительно был воплощением оружейного совершенства. Поздними вечерами Брэн часто сидел с кружкой эля, любуясь произведением своих рук. Ему хотелось бы увидеть его в ножнах, но он так и не решился продать свое детище, прекрасно понимая, что вместе с ним продаст и частичку самого себя.

Но пришло время, и судьба клинка выскользнула из его рук. Через шесть лет Брэн умер. Брэда загнал в ловушку старую дикую кошку, и Брэн пытался помочь сыну убить ее, но свирепое животное серьезно его поцарапало. Рана стала гноиться и в конце концов погубила его. Он умер в начале зимы под душераздирающие вопли своих родных и горькие упреки Дадды, адресованные своему брату: «Это ты во всем виноват! Ты убил нашего отца!»



И даже когда молодой священник Бартоломью отпевал безвременно почившего в бозе кузнеца, Дадда не разговаривал с Брэдой, что еще больше усугубляло скорбь и без того убитой горем матери.

Бартоломью присутствовал при продаже клинка в Эксетере. Его приобрел какой-то бродячий купец и унес вместе с двадцатью другими завернутыми в льняное полотно, а позже Бартоломью, ставший к тому времени викарием, видел клинок на местной ярмарке. Он заметил клеймо Брэна, отпечатанное на рукояти меча, и вспомнил доброго кузнеца-оружейника, похороненного им много лет назад.

Вскоре после этого клинок попался на глаза торговцу из Лондона, очарованному столь совершенным оружием. Бартоломью встретил его с нескрываемой настороженностью, поскольку всегда с большим подозрением относился к «иностранцам».

— Меня зовут Пол, — представился купец. — Я интересуюсь оружием местного производства. У вас есть что-нибудь интересное?

— Да, у меня имеются прекрасные клинки, господин, — ответил продавец.

— Все вы так говорите, — не поверил купец.

Бартоломью решительно вступился за Брэна:

— Эти мечи сделаны лучшим оружейником в наших краях!

— Неужели? — хмыкнул покупатель. — Мне не раз доводилось слышать подобные заверения.

— Сказано ведь: «Кто живет во лжи, убивает свою душу, а кто лжет, убивает свою честь», — назидательно произнес Бартоломью. — Я не лгу. Эти мечи — настоящее произведение искусства. Лично я с гордостью носил бы такое оружие.

— Так купите себе его!

Викарий грустно улыбнулся:

— Я бы с радостью это сделал, но, к сожалению, не могу позволить себе подобной роскоши.

— Ну что ж, — обратился Пол к продавцу, — давайте взглянем на ваши сокровища.

Пол оказался на редкость проницательным человеком. Длинные каштановые волосы, скрытые под старой кожаной кепкой, и массивное чрево выдавали в нем вполне обеспеченного человека. Широкий поясной ремень прочно удерживал тяжесть отвисшего живота, когда он важно двигался по рынку, заложив руки за спину. Проходя мимо прилавка с клинками, он мгновенно согнал с лица улыбку и удивленно свистнул. Квадратное лицо Пола вытянулось и посерьезнело, демонстрируя неподдельный интерес к оружию.

Этот меч захватил его внимание с первого взгляда, выделяясь мастерством отделки на фоне остальных клинков. Взяв его в руку, он неожиданно почувствовал, что клинок живет своей собственной жизнью. Пол поразился этому обстоятельству, поскольку раньше привлекали его внимание мечи лишь полностью готовые, то есть с эфесом и в ножнах, а здесь имелось одно только длинное лезвие. Он стал разглядывать клинок более внимательно. Тот был ровным, отполированным до блеска, с необыкновенно острым концом и составлял в длину не менее тридцати дюймов. Прекрасная полировка придавала мечу оттенок тускло поблескивающего серебра. Пол безуспешно искал хотя бы маленькую вмятину от ковки, но лезвие было ровным, зеркальным блеском подчеркивая совершенство мастера.

— Где ты, говоришь, нашел его, приятель?

— В доме одной старой вдовы. Она умерла, а этот клинок, трудно поверить, господин, я нашел под ее кроватью. — Продавец хитро улыбнулся. — Ее муж был кузнецом и, по всей вероятности, сделал его для себя. Единственный в своем роде, насколько я могу судить.

«Действительно единственный», — подумал Пол и, заплатив продавцу, распрощался с ним и священником. А вернувшись в Лондон в свою мастерскую, тотчас поместил клинок на широкую скамью и долго его изучал. В то время он трудился над шестью другими мечами, два из них были совершенно новыми, а четыре — старыми, которым требовалось заменить рукояти. Работая над ними, он то и дело поглядывал на этот новый меч, касался его пальцами, поглаживал сверкающую на солнце сталь. И все никак не мог придумать, какую рукоять соорудить для этого чудесного клинка.

Самым простым ему показался эфес в форме креста. Недавно он видел такой у одного мастера. Старый оружейник создал из стального бруска настоящее произведение искусства, загнув края и вырезав из них пару собачьих голов. В конце концов Пол решил сделать такой же эфес, с навершием из обыкновенной стали — нет никакой необходимости в чрезмерном украшении этого замечательного оружия, — а рукоять вырезать из твердой липы, украсив проволокой и полосками прочной кожи.

Это будет меч, о котором может мечтать каждый мужчина. Меч чести, достоинства и воинской доблести.


Вопреки всем опасениям, высадка на берег оказалась не такой сложной, как предполагал Ролло. Враг еще не был предупрежден, хотя он не сомневался, что видел вдали крошечные огоньки, будто кто-то посылал предупредительные сигналы.

Его галера быстро приближалась к берегу, пока наконец гребцы не подняли весла, застыв в ожидании дальнейшей команды. На судне воцарилась мертвая тишина. Воины сосредоточились на высадке, готовя себя ко всяким неожиданностям. Они понятия не имели, что может ожидать их на чужом берегу, но неплохо знали своих врагов — хитрых и храбрых воинов, не ведавших горечи поражения. Они затаились на этой неизвестной земле, и гнев, вызванный новостью о вторжении неприятеля, вполне мог выйти из-под контроля. Многие скоро погибнут в предстоящей схватке. Неистовый Свейн широко ухмыльнулся, сжимая в руках боевую секиру, и Ролло вынужден был ответить ему тем же.

И в это мгновение все они повалились на палубу от сильного толчка. Их небольшое судно, налетев на прибрежное дно, содрогнулось всем своим деревянным корпусом, заскрипело промокшими досками и, медленно накренившись, застыло.

Ролло успел заметить краешком глаза, как два человека у его ног сильно столкнулись головами и рухнули замертво, но быстро опомнился и крикнул своим людям, чтобы те прыгали в воду и занимали оборону на берегу. Воины немедленно выполнили его приказ и вскоре выстроились с секирами, мечами и копьями, изготовившись уничтожить любого, кто посмеет оспорить их право на эту землю. Часть из них побежала на высокий холм, чтобы оттуда следить за окружающей местностью, пока остальные лихорадочно выгружали из трюма доставленный груз и покидали галеру.

А на борту Ролло грозно прикрикивал на зазевавшихся. Готовый покинуть судно, он вдруг увидел рядом какого-то человека. Это оказался один из столкнувшихся во время крушения судна. Он был в стальном шлеме на кожаной шапке, в то время как другой лежал с непокрытой головой. Острый край шлема раздробил ему макушку и практически выколол глаз, из которого на палубу стекала струйка крови. Воины печально взглянули на бездыханное тело и осторожно опустили его в море.

Ролло хотел было прикрикнуть на этого человека, но вдруг понял, что тот плачет.

— Он был моим братом.

— Ты присоединишься к нему, если сейчас же не покинешь судно и не поможешь своим товарищам, — пригрозил Ролло и перемахнул через борт галеры.


Меч был полностью готов. Большое стальное навершие эфеса прекрасно уравновешивала тяжесть клинка, крестовина в виде двух собачьих голов надежно защищала руку, а рукоять, обтянутую черной кожей, крепко переплетала серебряная проволока. Но Пол, настоящий мастер своего дела, вдруг понял, что чего-то недостает. Озадаченный, он понес клинок к своему старому другу ювелиру.

— Ульрик, взгляни! — с нескрываемой гордостью произнес Пол, входя в небольшую мастерскую и разворачивая промасленный кусок кожи.

— Превосходная вещица, — согласился с ним Ульрик, грузный мужчина с густой седеющей бородой и узкими карими глазами, утомленными многолетней работой с золотом и драгоценными камнями.

— Ты не мог бы выгравировать для меня надпись? — спросил Пол.

Ульрик пожал плечами. Пол всегда приходил к нему с интересной идеей.

— Какую именно? — задумчиво спросил он, вооружившись граверным резцом.


Тем временем на берегу уже вовсю кипела работа. Пока рыцари успокаивали и седлали своих перепуганных насмерть лошадей, чтобы отправиться на разведку и проверить, свободны ли окрестности от неприятеля, столяры сгружали с галер тяжелые секции разборного, хорошо укрепленного замка и складывали их в заранее выбранном месте. Стук молотков и крики мастеров раздавались здесь с раннего утра и до позднего вечера, и все это время Ролло не отдыхал ни минуты, успев лишь перекусить черствым хлебом и сыром, запив эту нехитрую снедь затхлой водой из кожаного бурдюка. К концу дня он был истощен до предела и, устало опустившись на шерстяное покрывало, мгновенно уснул, едва успев закрыть глаза.

Следующее утро выдалось прохладным, и он перебрался поближе к костру, чтобы согреться. Глядя на огонь, вспоминал жену и ребенка. Ему крупно повезло с Эдит, женщиной не только красивой, но и умной. Задолго до женитьбы Ролло являлся одним из верных телохранителей короля Эдуарда, но именно привязанность к Эдит обеспечила ему почет, славу и продвижение по службе. Эдит была дочерью кузена короля, и, женившись на ней, Ролло с удивлением обнаружил, что обрел деньги и влияние при дворе.

Потом Эдуард умер, а Ролло оказался за пределами своего королевства как раз в то время, когда избрали нового короля. Разумеется, им стал Гарольд. Тогда никто не сомневался, что он самый могущественный претендент на королевский престол. Годвинсон давно стяжал славу покорителя Уэльса и прослыл наиболее удачливым военным предводителем в стране. Но Гарольд никогда не доверял Ролло, и тому ничего не светило в годы его правления. Так уж лучше попытаться завоевать королевство для другого человека, чем ждать милости от судьбы. Он должен приложить все свои силы и взять, что только можно.

Вильгельм предъявил законные права на престол, поскольку Гарольд являлся его вассалом. За два года до этого граф Ги де Понтье потопил судно Гарольда и захватил его в плен, надеясь получить большой выкуп. Однако Вильгельм взял Гарольда под свою защиту и приказал графу освободить пленника, а за время пребывания последнего под своей опекой вынудил его принести клятву вассальной верности. Конечно, клятва верности, принесенная под давлением, не имела законной силы, но Вильгельм был уверен в успехе начатого дела. Он упорно прокладывал путь к власти, жестоко устраняя всех неугодных и казня заговорщиков. Он считал, что власть следует употреблять по назначению, а не просто лелеять и ревниво охранять.

Эдит и их ребенок нуждаются в надежном и безбедном будущем, и единственная возможность обеспечить им и то и другое находится здесь, в Пивенси, в сражении за Вильгельма.


Сын Брэна Дадда никогда не был женат. После смерти отца, вся вина за которую легла на этого глупца Брэду, который поймал ту злосчастную дикую кошку, их семья оказалась в крайней нужде. Дадда остался с матерью, чтобы поддержать ее в трудную минуту, а Брэда вскоре покинул семью и отправился на побережье в поисках хоть какого-нибудь судна, на котором можно было бы заработать немного денег и тем самым искупить свою вину.

Дадду ждала совершенно другая участь. Пока Брэда скитался по морям, пытаясь заслужить прощение за смерть отца, Дадда все силы отдавал домашнему хозяйству. Со временем он стал довольно искусным мастером кузнечного дела, однако матери удалось убедить сына пойти на службу в поместье одного из местных тэнов.[2] Она твердила, что он по крайней мере каждый день будет иметь кусок хлеба и бутылку эля.

Однажды король, собственными глазами увидев, как Дадда сражается с противниками, наградил его горстью монет и предложил достойное место в рядах своих воинов. С тех пор Дадда командовал небольшим отрядом в Сассексе. Человек необыкновенной храбрости, он отчаянно бросался на любого врага, но наибольшую смелость проявлял в борьбе со светловолосыми захватчиками из северных морей, до глубины души ненавидя норманнов.

Воспоминания о жестокой расправе с матерью отравляли душу Брэна и усиливали его ненависть к викингам. Он решительно отказывался признавать тот бесспорный факт, что в его жилах течет немало их крови. Всю свою сознательную жизнь Дадда жаждал посвятить идее истребления норманнов. Именно поэтому он пришел в ярость, когда новый король перевел его отряд на север, чтобы защитить свое королевство от вторжения Гарольда Хардрада, а его оставил на этом гнилом южном побережье. Дадда всей душой стремился убраться отсюда, и мысль, что король Гарольд Годвинсон направил его на этот берег, чтобы защитить свою страну от вторжения войск Вильгельма Норманнского по прозвищу Бастард, нисколько не утешала.

Он хотел сражаться с грозными викингами, а не с каким-то там норманнским ублюдком.


Мастер по производству ножен Сердик был намного старше Пола, но его густые волосы по-прежнему оставались черными, словно вороново крыло. Он говорил с необычным акцентом, поскольку некогда пришел сюда с далекого севера, населенного варварскими племенами, однако природная склонность к обработке дерева и кожи помогла ему закрепиться в Лондоне, где его великолепные ножны пользовались огромной популярностью и вызывали всеобщее восхищение.

Низкорослый и коренастый, он косил одним глазом, и во время разговора с ним было практически невозможно определить, куда он смотрит. Огромный длинный шрам, протянувшийся от запястья до локтя, напоминал о бурной молодости и сражениях, в которых он участвовал.

Увидев перед собой чудный меч, он даже присвистнул от удивления.

— Это лучший клинок, который ты сделал за последнее время. Что здесь написано?

Пол улыбнулся и провел пальцем по надписи, выгравированной чеканщиком.

— «Qui falsitate vivit, animam occidit. Falsus in ore, caret honore», что означает: «Кто живет во лжи — губит свою душу, а кто сам лжет — губит свою честь», — перевел он.

— Ну что ж, с такой моралью твоему мечу потребуется нечто способное украсить эту мысль, — задумчиво произнес Сердик и какое-то время молча рассматривал клинок, взвешивая его в руке. Затем взмахнул им на уровне груди. — Чертовски хорош!

— Стало быть, я могу оставить его тебе.

Сердик так увлекся прекрасным оружием, что даже не заметил, как его друг вышел из мастерской. Он наслаждался удивительным клинком, ощущая его поразительную пропорциональность, наклонял голову, чтобы правильно оценить длину, и все время восхищенно кивал. В конце концов он опустился на стул и посмотрел на рукоять.

Основная форма для ножен уже имелась. Он накопил за последнее время множество хороших заготовок из прекрасного дерева, которые были вырезаны до нужного размера, покрыты хорошо выделанной кожей, связаны вместе и завернуты в большие овечьи шкуры. Некоторые из этих заготовок вполне подходили по длине. Кроме того, ему понадобится соответствующее украшение из превосходной бронзы. Конечно, у него есть кое-что в запасе, пригодное для обычного современного меча, а для этого нужно нечто совершенно другое. На грифельной доске он набросал мелом эскиз украшения, прикинул количество дополнительных материалов, которые могли понадобиться, составил приблизительный список и заплатил парню, обычно доставлявшему заказы клиентам. Затем стал подыскивать нужную деревянную заготовку.

Только поздно вечером он наконец приступил к работе. Тесло было острым, и ему понадобилось совсем немного времени, чтобы очистить внутреннюю поверхность заготовки аккуратными, точными движениями. Потом он нанес мелом размеры клинка и начал подгонять болванку под меч, то и дело проверяя правильность расчетов, хотя размер клинка не имел для ножен слишком большого значения. Главное заключалось в правильной выделке внутреннего пространства ножен, чтобы клинок был надежно защищен и вместе с тем свободно двигался.

Мастерская представляла собой небольшое помещение, расположенное неподалеку от въезда на Лондонский мост, и в открытую дверь открывался прекрасный вид на реку и бесчисленное количество пешеходов, беспрестанно снующих по узкой улице. Именно по этой оживленной дороге, ведущей к оружейным мастерским, и приходили его клиенты, нуждавшиеся в хорошем мастере кузнечного дела. Всегда находились люди, которым требовалось заточить меч, заменить лезвие, отремонтировать ножны или просто поправить эфес. Постоянно опасаясь военного нападения, люди держали свое оружие в исправности и обращались к нему, даже если сам меч был в полном порядке, но ножны нуждались в замене. Он по опыту знал, что на один хороший клинок за время службы приходилось шесть или семь ножен, если, конечно, его обладатель постоянно находился в военных походах.

Вот и сегодня к нему заглянули два человека. Один из них, викарий, выглядел крайне истощенным и производил впечатление не слишком выгодного покупателя. Священники никогда не отличались хорошим вкусом и редко приобретали достойное оружие, а во время походов практически не носили его, предпочитая, чтобы их жизнь защищали другие воины. Этот священник тоже не являлся исключением, однако его спутник выглядел гораздо богаче своего приятеля и, казалось, неплохо разбирался в оружии. Он явно был намного состоятельнее обычных покупателей, чем и привлек внимание Сердика. Густые черные волосы заплетены в две длинные косички, одежда, изрядно поношенная и выгоревшая на солнце, небрежно заштопана — видимо, ее обладатель немало повидал за последнее время. На ремне висел меч, изрядно искореженный вместе с ножнами.



— Это все моя лошадь, — горько произнес посетитель. — Прошлой ночью наступила копытом и расплющила.

— Мой господин, — понимающе кивнул Сердик с нарочитой грустью, демонстрируя свое уважение к настоящему воину. — Позвольте мне взглянуть на него. Ах! Боюсь, мне придется срезать ножны, чтобы проверить ваше оружие.

— Мне приказали отправиться с фирдом… Этот меч… Покажите мне его.

Сердик молча кивнул и протянул ему клинок, с трудом подавляя ухмылку. Едва войдя в мастерскую, этот человек сразу же заметил его на столе хозяина. Ничего удивительного, так как это действительно самое совершенное оружие из всех находящихся в его мастерской. Меч поражал своим совершенством, и опытный воин не мог этого не заметить. Любой человек, жизнь которого зависела от сильных рук и надежного клинка, должен был обратить внимание на прекрасное произведение выдающегося мастера-оружейника.

— Прекрасное оружие! Напоминает мне… — Гость внимательно рассматривал меч.

Повернув его в сторону, он сделал выпад к двери. Матовая поверхность клинка зловеще сверкнула, отвечая на умелое движение воина. Он резко повернулся на каблуках и взмахнул мечом в сторону воображаемого противника, затем опустил его вниз и снова восхищенно осмотрел.

— Мой старый меч поврежден — стало быть, понадобится новое оружие. Не стоит полагаться на клинок, способный в любую минуту рассыпаться на куски.

— К сожалению, это не мой меч и я не могу продать его.

— Я местный тэн, Дадда, сын Брэна, — представился гость, с трудом сохраняя спокойствие. — И получу этот меч любой ценой. Мне совершенно не важно, сколько он стоит.

Сердик понимающе кивнул:

— В таком случае вам лучше поговорить с Полом. Я вас познакомлю.

— Пол… — задумчиво протянул священник, проводя пальцем по выгравированной на лезвии надписи, и неожиданно нахмурился, вспомнив это выражение. — Интересно…


Ролло скакал бок о бок с Неистовым Свейном. Этот гигант вселял в него спокойствие и уверенность в себе. Конечно, он был груб и жесток, но если им предстоит опрокинуть стену из щитов с торчащими оттуда копьями, то этот воин просто незаменим.

Свейн был одним из тех норманнов, которые внушали ужас врагам и уважение соратникам. Ролло доводилось видеть его в бою, и с тех пор он нисколько не сомневался, что в жилах этого могучего парня течет горячая северная кровь. С топором в руке тот напоминал истинного берсерка,[3] превосходящего своей силой и храбростью двадцать ополченцев фирда.

И тем не менее он был почти уверен, что Свейн родом не из Скандинавии. Акцент этого человека больше напоминал саксонский, а не норманнский. Ролло предположил, что Свейн мог быть младшим тэном, не угодившим своему хозяину и вынужденным его покинуть. Может, он убил человека и не смог заплатить штраф? Как бы там ни было, Ролло радовался, что Свейн сейчас рядом с ним, в передовом отряде Вильгельма Норманнского вместе с другими наемниками. Если им суждено прорвать оборону саксонцев, то это легче сделать именно со Свейном.

Он сам когда-то служил в фирде и стоял плечом к плечу с другими крестьянами и фермерами. Плотно соединив щиты, они выставляли вперед мечи и копья, делая линию обороны практически неприступной. Враги накатывали на них, как морская волна на скалистый берег, и разбивались о прочные щиты. А потом, улучив нужный момент, эта несокрушимая стена начинала медленно наступать, поражая противника острыми мечами и длинными копьями. Упрямо продвигаясь вперед, первая шеренга воинов сминала неприятеля, оставляя поверженного противника тем, кто шел сзади, чтобы добили.

Да, фирд был мощным ополчением, а если учесть, что их командир мог быстро перемещаться вдоль рядов медленно идущих ополченцев, отдавая им нужные приказы, то одолеть эту силу весьма непросто.

Ролло опасался этого больше всего. Если фирд хорошо подготовлен, то справиться с ним будет очень трудно. Под знаменами Гарольда собрались сильные люди, готовые к отчаянному сопротивлению, поскольку сражались за свое королевство. Но и норманны Вильгельма тоже полны решимости сражаться до конца. За их спиной море, и отступать некуда. Если они не разобьют врага, то все погибнут на этой земле.


Бартоломью валился с ног от усталости. Он приехал в Лондон с епископом Леофриком, чтобы закупить провиант для своего поместья. Сейчас многие люди направлялись в Лондон, стараясь разузнать хоть какие-то новости о сражениях на севере, где благочестивый король Гарольд отчаянно защищал свое королевство от вторгшихся из-за моря дьяволов.

Мысль, что норманны могут захватить и разорить их землю, наводила ужас на многих. Здесь, в Уэссексе, люди давно привыкли жить в мире и не опасаться за свое будущее. Много лет назад датчане уже высаживались на их земле, и весьма успешно. Они захватывали города, грабили церкви, разоряли поместья, потом их набеги становились все реже, но люди помнили, что довелось пережить местному населению. Мужчин рубили мечами, женщин насиловали и бросали рядом с мертвыми телами мужей и детей, поля были заброшены, поместья разорены, а священников убивали прямо перед алтарями их церквей… Бартоломью с ужасом думал, что все это придется пережить еще раз. Ну что ж, если захватчики вторгнутся на их землю, он пойдет в ополчение и с оружием в руках будет защищать свою страну и свой народ. Он не станет ждать, когда его прирежут.

А чтобы защищаться, нужен меч. Именно поэтому он решительно направился вместе с Даддой в мастерскую Пола, которая располагалась в хорошем доме на западной окраине города, возле оживленной дороги со множеством магазинов, лавок и мастерских. Здесь имелось самое разнообразное оружие, среди которого можно было без особого труда отыскать довольно приличные образцы.

— Мне уже доводилось встречаться с вами, — сказал Бартоломью, увидев хозяина мастерской. — Вы покупали оружие в Эксетере.

— Я тоже, кажется, узнаю ваше лицо, — сдержанно признал Пол.

Любой купец с большой осторожностью относится к тем, кто настаивает на своем с ним знакомстве. Вполне возможно, этот священник вспомнил торговую сделку, принесшую ему убыток.

— Вы приобрели там прекрасный меч, а сегодня утром мы видели очень похожий на него, — неуверенно пробормотал Бартоломью. — Я имею в виду клинок, на котором сделана интересная надпись.

— Ах да, конечно, — обрадовался Пол. — Теперь я вас припоминаю. Да, это замечательный меч, не правда ли? Чтобы сделать такое оружие, потребовалось немало времени и мастерства.

Пока мужчины громко спорили насчет стоимости меча, Бартоломью внимательно рассматривал развешенное на стенах оружие, стараясь отыскать что-нибудь для себя подходящее. Он был доволен, ведь старый мастер Брэн несказанно обрадовался бы, узнав, что его меч оказался в руках сына.

Когда священник наконец нашел себе гораздо более дешевый, но тем не менее вполне приличный клинок, на улице послышались возбужденные крики:

— Норманны! Норманны напали на нас!


Через два дня Ролло взял с собой тридцать воинов и отправился на разведку, надеясь встретить поблизости небольшой отряд противника. Все следовало сделать быстро — испытать высадившиеся с ним войска и отправить донесение, если впереди их ждут большие силы.

Утро выдалось прохладным, землю окутала густая пелена тумана. Там, на берегу, под прикрытием укрепленного лагеря, Ролло чувствовал себя уверенно, но сейчас, покинув крепостные стены, испытывал легкое беспокойство. Он знал, что за ним пристально следят глаза противника, именно сейчас, возможно, завершающего последние приготовления.

Когда-то он тренировался вместе с этими людьми и хорошо знал, как они ведут себя в бою. До места сбора они доедут на лошадях, потом оставят животных с подростками, а сами побегут к обрыву или к вершине холма, формируя попутно линию обороны в шесть — десять рядов. По команде командира они выдвинут прочные щиты, перекрывая края щитами соседей по шеренге. А в случае необходимости, опять же по команде, поднимут их над головами, развернутся и снова выстроят неприступную стену, защищая себя с тыла. Если поступит приказ, они начнут медленно спускаться с холма, издавая воинственные крики и проклятия и прицельно поражая противника копьями.

Их храбрость будет подпитывать твердое убеждение в том, что король Гарольд никогда не проигрывал сражений. Он действительно храбрый воин и скорее умрет, чем позволит противнику отнять у него королевство. И поэтому его солдаты готовы к сражению до последней капли крови, сжимая одной рукой щит, в другой — острый меч. Ролло знал, что почти каждый клинок, с которым ему придется столкнуться, будет очень древним, побывавшим в десятках битв и сражений. Это оружие принадлежало еще их отцам и дедам, в течение многих десятилетий отражавшим наскоки викингов и других враждебных соседей, а сейчас должно послужить для отпора последнему вторжению.

Сам Ролло неоднократно защищал короля Эдуарда в таких же передовых шеренгах. Его сильная рука поразила многих врагов, и меч тоже немало повидал на своем веку. Когда-то он принадлежал его дяде, а меч отца по традиции перешел к старшему брату. Тот клинок был почти вдвое старше этого презренного куска металла. Ролло так долго пользовался своим оружием, что пришлось трижды менять ножны, а незадолго до высадки на берег он сделал себе новую рукоять.

Тяжелый удар по бедру вернул его к действительности. Как и у прочих воинов, плечи и спину Ролло прикрывал массивный щит, призванный защищать его после атаки, когда требовалось повернуться спиной к врагу и умчаться прочь. Конечно, без него нельзя обойтись, но, Боже милостивый, какой же он тяжелый и неудобный!

Рядом с ним позвякивали и постукивали увесистые доспехи его солдат. В обычных условиях и спокойной обстановке этот звук поднимал настроение и вселял уверенность. Тысячи крохотных колец на кольчугах звенели, словно множество маленьких колокольчиков.

Его лошадь неожиданно фыркнула, а соседняя встревоженно дернула головой, когда послышалась ругань одного из всадников, ненароком уронившего на землю копье. Они уже выезжали за пределы долины, раскинувшейся перед их крепостью, но густой туман все еще застилал ее толстым покрывалом. А впереди виднелся темный лес, где их могла ожидать засада. Подавляя тревогу, Ролло пришпорил лошадь и помчался вперед, стараясь поскорее миновать опасную зону. В лесной чаще царили тишина и покой, но он напряженно всматривался сквозь деревья, ожидая внезапного нападения. Вдруг позади послышался приглушенный крик. Повинуясь инстинкту, он пригнулся к лошади и хотел было пришпорить ее, но потом передумал и оглянулся через плечо. Внутри мгновенно похолодело.

С обеих сторон на его людей посыпались стрелы, а потом сверкнули лезвия мечей. Не успел он опомниться, как трое воинов уже свалились на землю и под ними стали растекаться лужи крови. Остальные ратники ничем не могли помочь несчастным, поскольку находились слишком далеко от них, а густые дебри мешали им быстро приблизиться к врагам. Оставалось лишь сохранить жизнь остальным. Ролло вынул меч, громко выкрикнул приказ как можно быстрее выбираться из леса и помчался вперед по едва видимой тропинке. Оказавшись на опушке, он оглянулся и с удовлетворением отметил, что большая часть его отряда осталась в живых.

В этот момент сквозь темные тучи выглянуло солнце и залило все вокруг ярким светом. Ролло приподнял поводья, чтобы стегануть лошадь, но вдруг замер, ощущая, как его тело покрывается холодным потом.

Прямо перед ним стояла шеренга закованных в латы и кожу воинов с круглыми щитами в руках. Их было не менее пятидесяти, длинноволосых, густобородых, а значит, не безусых юнцов, а матерых ратников, привыкших к сражениям. Они стояли плотными рядами и угрюмо смотрели на него, выставив вперед мечи и копья. И не дрогнули, даже когда он пришпорил лошадь и помчался на них, увлекая за собой свой отряд. Сквозь звон металлических доспехов и шум ветра в ушах он отчетливо слышал грозные приказы командира ополченцев. Те еще плотнее сомкнули щиты и выдвинули вперед длинные копья. Новая команда — и шеренга ощетинилась острым оружием, наконечники которого ярко сверкали на солнце.

До защитников оставалось несколько ярдов. Ролло видел, что другого пути у него нет. Позади был лес, где их поджидала засада, а впереди этот отряд, обойти который практически невозможно. Оставалось только обрушиться на этих людей всей мощью и прорвать оборону. Он высоко поднял меч, громко отдал команду своим людям, потом наклонил голову и ринулся на врага.

Удар был настолько мощным, что его лошадь на мгновение застыла, напоровшись на плотную стену из щитов. Он видел угрюмые лица защитников, кто-то не выдержал удара лошади и рухнул на землю, но быстро вскочил и вступил в бой. Остальные воины умело орудовали острыми копьями и размахивали мечами, прикрываясь с помощью деревянных щитов. По всему было видно, что они готовы стоять насмерть, а в случае гибели взять с собой как можно больше врагов. Прямо перед лошадью Ролло возник высокий темноволосый воин, лицо которого почти полностью скрывал шлем. И только глаза яростно сверкали. На какое-то мгновение Ролло заметил в его руке великолепный меч, сияющий на солнце как бриллиант, но в следующую секунду его лошадь шарахнулась в сторону и он потерял из виду этого человека.

Утешало лишь то, что рядом с ним в эту минуту находился Свейн. Великан размахивал боевым топором, нанося удары направо и налево. Его мощное оружие сокрушало все на своем пути, и вскоре вокруг могучего воина образовалось месиво из отрубленных конечностей и поверженных тел противника. Однако защитники держали оборону, не позволяя врагу пробить брешь в плотной стене из щитов. Вдруг Ролло увидел, как кто-то из защитников сильно метнул копье, которое просвистело мимо него и врезалось в грудь лошади Свейна, из бока которой уже торчало одно копье. Лошадь заржала, взметнулась на дыбы, разбрызгивая пену изо рта в предсмертной судороге, и повалилась наземь.

Наблюдая краем глаза за гибелью лошади Свейна, Ролло вдруг понял, что его собственный жеребец находится не в лучшем состоянии. Он еле двигался, а вырывающийся из пасти хрип свидетельствовал, что полученные им раны смертельны. Судя по всему, брошенное противником копье задело жизненно важные органы. Ролло взмахнул мечом и что есть силы заорал своим людям, чтобы те отступили и перегруппировались для новой атаки, но крик его утонул в шуме боя. Потом послышался свист, и один из его воинов рухнул наземь, схватившись обеими руками за торчавшую из груди стрелу. Какое-то время он корчился на земле, хрипя и безуспешно пытаясь отползти от обезумевшей от страха лошади. Но та размозжила ему голову своими мощными копытами.

Ролло видел, что позади них появились лучники. Значит, путь к отступлению полностью отрезан. Его жеребец с трудом держался на ногах, и Ролло понял, что тот вот-вот рухнет на землю. Подчиняясь давно выработанному инстинкту, он вынул ноги из стремян и спрыгнул в тот самый момент, когда конь издал последний хрип и рухнул, пробив брешь в плотных рядах защитников со щитами.

Именно это и требовалось ему больше всего. Ролло схватил меч обеими руками и ринулся в образовавшийся проем, что есть мочи призывая своих людей следовать за собой. При этом он скорее почувствовал, чем увидел, что первым к нему бросился могучий Свейн, яростно размахивая своим грозным оружием. Чутье подсказало, что за ним побежали еще двое. Сформировав небольшую группу, они прикрыли себя с флангов тяжелыми металлическими щитами и ринулись плечом к плечу в возникшую брешь. Защитники не выдержали такого натиска и стали медленно пятиться. Ролло вдруг понял, что наступил решающий момент в сражении. Неподалеку от себя он увидел сверкнувший на солнце металл и вспомнил того темноволосого воина в саксонском шлеме. Теперь не оставалось никаких сомнений, что такой меч мог быть только у командира.

— За мной! — закричал он своим товарищам и, отбросив в сторону тяжелый щит, подхватил с земли легкий, деревянный, лежавший рядом с мертвым противником, — небольшой, круглый и обтянутый свежевыделанной кожей. Высыхая на солнце, кожа крепко стягивала деревянную основу, превращая ее в легковесное и достаточно прочное защитное средство. В самом центре щита имелся небольшой бронзовый выступ, помогающий отражать удары. Прикрывшись этим щитом, Ролло бросился на врагов, прокладывая себе путь мечом. Неожиданно один из противников ткнул его копьем, но Ролло умело отбился и нанес ответный удар по руке врага. Копье упало на землю, а вслед за ним и отсеченные пальцы. Воин дико заорал, прижав к груди изуродованную руку, и мгновенно исчез под ногами наступающих. В ту же минуту последовал удар справа, но Ролло отразил его щитом, заехав бронзовым выступом в лицо нападавшему и почти физически ощутив хруст костей. Не теряя ни минуты, он вонзил меч в живот противника и резко рванул вверх, распарывая его почти до груди. После этого шагнул вперед и проткнул мечом шею следующему. Тот застыл на мгновение, вытаращив покрасневшие от боли и ужаса глаза, и стал медленно опускаться на колени, обхватив руками шею и разбрызгивая вокруг себя крупные капли крови. А потом… потом Ролло оказался перед тем самым воином, который, судя по оружию, являлся предводителем.

Но думать об этом было уже некогда. Враг стоял перед ним, и Ролло инстинктивно бросился в атаку, краем глаза следя за ходом сражения. Рядом с ним бились несколько его людей, а чуть поодаль размахивал боевым топором могучий Свейн. Одним быстрым движением он отрубил руку врагу, потом вонзил топор в живот следующему воину, и тот согнулся в три погибели, тщетно пытаясь удержать вываливающиеся внутренности.

В этот момент Ролло набросился на противника.


Дадда был потрясен внезапным появлением большой группы всадников. Он прибыл сюда со своим отрядом только вчера вечером, и все они устали от дальней дороги, разбив ноги в кровь после долгого марша. А он еще надеялся потренировать их перед решающей битвой. Но не успел показать даже основные способы передвижения плотным строем, как появились эти безумные всадники. И вот сейчас его воины выдерживают их бешеный натиск, и среди них где-то поблизости должен быть Бартоломью. Остается только надеяться, что он еще жив.

Их предводитель верхом на лошади выглядел устрашающе в своих металлических доспехах. Никто из местных жителей, включая и Дадду, никогда не видел, чтобы воины сражались верхом. Обычно ратники ехали на битву на лошадях, потом оставляли их в тылу и шли в бой пешими, а эти дьяволы ринулись в бой, круша все на своем пути.

Дадда поднял меч до уровня глаз, и лезвие клинка звонко стукнуло по металлическому шлему. Зажмурившись, он прошептал слова молитвы, ожидая благословения Господа на победу. Его меч ярко сверкал в лучах солнца, и этот блеск напомнил ему о том памятном дне в далеком прошлом, когда он, сидя на скамье рядом с отцом, помогал ему шлифовать клинок. Отец сказал, что это лучший меч из всех, которые ему доводилось мастерить. Что он еще тогда говорил? «Если этот клинок окажется в руках настоящего воина, тот станет непобедимым!»

Этих воспоминаний вполне хватило, чтобы Дадда улыбнулся. Меч действительно вызывал в нем приятное чувство непобедимости. Бартоломью заверил, что именно этот клинок его отец считал лучшим творением своих рук. И он действительно производил такое впечатление. Что ж, сегодня выпала прекрасная возможность доказать это на деле.

Дадда видел, как к нему приближается предводитель безумных всадников. Он слегка опустил клинок и поднял щит до уровня глаз. В конце концов, он был тэном и не мог позволить, чтобы иностранные захватчики вновь поработили его народ. Не будет больше массовых убийств и насилий.

— Ко мне! Ко мне!

Враг должен быть уничтожен!


Увидев перед собой злорадно ухмыляющегося противника, Ролло снисходительно хмыкнул и поднял свой старый, изрядно потрепанный в боях меч. Кружась вокруг врага, он выставил вперед левое плечо и посматривал на него из-за щита, выжидая удачного момента для нападения. Тот тоже не спускал с него глаз, и Ролло понял, что перед ним вполне достойный противник, заслуживающий такого прекрасного меча. Это был не какой-то там бедный неотесанный крестьянин, которого призвали в ополчение в последний момент, чтобы хоть как-то сдержать наступление норманнов, а самый настоящий полководец, прекрасно владеющий военным искусством.

В глазах противника промелькнул настороженный блеск: он увидел приближавшегося к ним Свейна. Тот занял позицию справа от Ролло и приготовился к атаке. Воспользовавшись замешательством воина, Ролло, оскалив зубы, сделал выпад вперед. Его клинок ударился о меч противника, издав характерный металлический звук, но не достиг цели. Соскользнув по щиту, он не нанес ему вреда, после чего они снова закружились в смертельном танце.

Ролло снова ухмыльнулся и сделал новый выпад, на этот раз метя в ноги противнику, но тот был настороже и успел отскочить в сторону, блокировав удар сверкающим лезвием своего прекрасного оружия и целясь в плечо Ролло настолько бесхитростным приемом, что тот без особого труда прикрылся щитом, но вдруг понял, что острие меча совсем не там, где должно было быть, судя по направлению движения. Меч почти коснулся его живота, и Ролло с большим трудом отбил его, защищаясь щитом. Только чудом смертоносный меч не вспорол ему живот. Он даже почувствовал, как холодная сталь клинка проникла под его металлические доспехи и коснулась тела.

Ролло облегченно вздохнул, но это чувство длилось совсем недолго. Он наткнулся на лежавшее на земле тело и на мгновение потерял равновесие. Атака противника последовала незамедлительно. Ролло успел отклониться, но при этом упал на землю, опершись на одну руку. В этом беззащитном положении он продолжал отбиваться, ощущая болезненную отдачу каждого удара, а плечо, казалось, вообще онемело от боли и напряжения.

С трудом поднимаясь на ноги, Ролло заметил еще один взмах меча и вовремя подставил свой, но на сей раз звон стали показался ему каким-то странным. Его меч задрожал в руке, чего раньше никогда не бывало.

Он хорошо знал свой клинок, которым владел с того времени, как умер его дядя. Но это было двадцать лет назад, с тех пор оружие побывало во многих схватках, поразило не меньше пятнадцати человек и вдоволь насытилось кровью своих жертв. Однако никогда еще он не чувствовал такого странного вибрирующего звука.

Последовал еще один удар противника, и все стало ясно. Либо его меч раскололся пополам, либо отлетела рукоять. Старый добрый клинок не выдержал мощных ударов прекрасного оружия и разлетелся на куски. Ролло попятился, стараясь не смотреть на сломанный меч, а враг был настроен весьма решительно, стремясь покончить с ним раз и навсегда. Его превосходный клинок сверкал в лучах солнца, и этот блеск слепил Ролло, не оставляя практически никаких шансов. И тогда он понял, что не выживет под ударами этого клинка и время его истекло.

Ролло посмотрел на обрубок своего меча и инстинктивно заслонился круглым деревянным щитом, покрытым высушенной кожей, продолжая отражать удары и им, и оставшимся лезвием. О нападении больше не могло быть и речи. Оставалось надеяться лишь на чудо, но эта надежда таяла с каждой минутой под злорадным взглядом неприятеля.

В этот момент раздался дикий рев, и на помощь командиру бросился его верный друг Свейн. Ролло успел заметить, как злобно сузились глаза его врага, когда тот повернулся и предстал перед своим новым противником.


Кровь громко стучала в голове Дадды. В эту минуту ему казалось, будто дух предков вселился в него. Он знал, что не должен потерпеть поражение с таким грозным оружием в руках, которое сделал его отец. Меч являлся для него гарантией близкой победы, и как только сюда вернется король Гарольд со своей дружиной, он разгромит эту банду убийц и головорезов, вторгшихся по наущению норманнского Бастарда.

Но едва Дадда приготовился нанести последний удар, как увидел, что к нему бросился другой наемник, огромного роста и с боевым топором в руках, похожий на викинга из древних саг. Дадда перехватил меч поудобнее, описал им большой круг в воздухе и вновь ощутил, как грозное оружие начинает жить собственной жизнью. И в этот момент заметил краем глаза, что к могучему великану бросился Бартоломью со своим дешевым мечом и почти полностью разбитым щитом, клочьями висевшим у него на руке.

Бартоломью взмахнул мечом, но могучий норманн ловко отбил атаку и умелым движением секиры выбил оружие из рук противника, изготовившись нанести смертельный удар по голове священника. К счастью, тот пришелся по касательной, поскольку Бартоломью запутался ногами в поводьях убитой лошади и рухнул на землю, что и спасло ему жизнь.

— Нет! — закричал Дадда и бросился вперед, с ужасом понимая, что опоздал. Он настиг норманна в тот самый момент, когда тот уже опускал секиру на поверженного священника, и, размахнувшись мечом, разрубил ему сухожилия на ногах. Гигант дико завопил, рухнул как подкошенный и забился в предсмертной агонии. Не долго думая Дадда поднял меч и изо всей силы вонзил его в широкую грудь этого монстра.

Издав громкий победный рев, он отвернулся от поверженного противника и бросился к Бартоломью. Убедившись, что священник в полном порядке, Дадда вернулся к гиганту, чтобы добить его, и даже занес над ним меч… но вдруг замер, уставившись налитыми кровью глазами. Ужас и осознание непоправимой утраты охватили его, в глазах потемнело, а меч выпал из онемевших пальцев.

— Брэда? Брэда?!

Ролло понял, что это его последний шанс. Его оружие сломано, а рядом на земле лежит чудесный клинок. Он молнией бросился вперед, подхватил на ходу сверкающий саксонский меч и с огромной силой вонзил его в противника. Лезвие прошило руку Дадды и вошло между ребер.

Дадда зарычал как раненый зверь, пытаясь выдернуть меч и освободить правую руку, но Ролло вонзал клинок все глубже и глубже, не оставляя ему никаких надежд. Из раны хлынула кровь, струясь на землю по лезвию. А когда обессиленный Дадда покачнулся, Ролло пнул врага, потом выдернул меч и триумфальным жестом поднял его над головой.

— Победа! Победа!

На поле брани воцарилась мертвая тишина, нарушаемая лишь приглушенным стоном защитников, с ужасом смотревших на бездыханное тело своего предводителя. А Ролло тем временем торжествующе закричал, отбросил ногой окровавленный шлем противника и злорадно уставился на поверженного врага. Тот был намного моложе, с темными длинными волосами, волевым подбородком и серыми глазами. Однако сейчас не время для размышлений. Ролло медленно наклонился над телом и приставил к горлу острие сверкающего клинка. Он даже успел приподнять меч, чтобы глубже вонзить его в тело врага, но в этот момент…

В этот момент послышался глухой удар. Ролло удивленно огляделся вокруг широко раскрытыми глазами, и из груди его вырвался звериный хрип. Он задергался, мотая потемневшими от боли и ужаса глазами, и, опустив голову, увидел в боку между ребер рукоять хорошо знакомого топора. Это была боевая секира верного друга Свейна.

Ролло хотел было поднять руку, чтобы отразить удар своим новым оружием, но вдруг обнаружил, что у него остался лишь короткий обрубок, а рука лежит на земле, судорожно сжимая рукоять меча. У него еще хватило сил нагнуться и взять меч левой рукой, чтобы отомстить обидчику, но в этот момент секиру вырвали из его тела.


Бартоломью тихо плакал, пытаясь выдернуть из упавшего на землю Ролло боевой топор. Он настолько устал от кровопролития, что, казалось, у него уже нет для этого сил. В конце концов он уперся ногой в тело противника и с большим трудом освободил секиру. А потом еще долго стоял, тупо глядя на усыпанное трупами поле. Он видел, как Дадда, превозмогая боль, ползет к могучему норманну, светлые волосы которого покраснели от запекшейся крови и вязкой глины. Дадда хрипло стонал и всхлипывал, но священник все же разобрал его последние слова:

— Брэда! Брат мой! Прости меня!


Ролло все еще был в сознании и почувствовал, как по его телу пробежала дрожь. Он попытался снять шлем с головы, но рука не подчинилась, и он вспомнил, что она лежит на траве рядом с ним. А левая была настолько слаба, что отказывалась ему повиноваться.

— Брат! Брат мой! Нет!

Это были последние слова, которые с трудом разобрал Ролло. В следующую минуту его охватила страшная слабость, в глазах потемнело, и он погрузился в темную бездну небытия. Сознание покинуло его в тот самый момент, когда стоящий на коленях, рыдающий Дадда, сын Брэна, медленно наклонился вперед и замертво рухнул на мертвого брата.


Несколько часов спустя к месту сражения прибыл небольшой отряд всадников, которых послали выяснить, что случилось с группой разведчиков.

Они довольно быстро отыскали их следы, и в густом лесу один из посланных вперед воинов вернулся к командиру со словами:

— Там повсюду лежат стрелы. Похоже, они попали в засаду.

Сэр Ралф де ла Помрой молча кивнул, а вокруг него заскрипели седла, когда воины потянулись к своему оружию. Потом они двинулись дальше в напряженном молчании. А выйдя из леса, обнаружили на опушке следы недавней битвы.

— Господи Боже мой, — оторопело выдохнул кто-то из воинов.

Поле напоминало гигантскую бойню. Повсюду на траве лежали руки, ноги и окровавленные тела, а земля местами казалась красной от запекшейся крови.

— Добейте живых, — бесстрастно приказал рыцарь. У них не было возможности забрать с собой раненых или пленных. Его лошадь медленно двигалась между трупами, рыцарь неторопливо оглядывал поле сражения. Его не интересовали оборванцы наемники, а соотечественников он среди трупов не видел. — Здесь есть кто-то, кого мы должны забрать с собой? — сурово спросил он у подчиненных.

— Ролло Фитцролло, предводитель этого отряда, лежит здесь.

— Значит, его надо забрать.

Всадник молча кивнул и вместе с другим воином направился к телу погибшего командира. Они подняли его с земли, положили на спину лошади и крепко привязали веревкой.

— Вы полагаете, мы выиграли это сражение? — спросил у рыцаря тяжеловооруженный всадник из Бордо по имени Одо.

— Надеюсь, что так, — ответил тот. — А если нет, значит, мы в западне. Для нас здесь не существует пути к отступлению.

— Если они смогли это сделать…

— Удачная засада, не более того, — проворчал другой всадник.

— Удачная? Они убили самого Свейна.

— Свейна? — удивленно переспросил Одо.

— Да, того бесстрашного бойца с секирой, которого все считали непобедимым. Он лежит вон там, рядом с Ролло.

Они с горечью посмотрели на великана, в широкой груди которого зияла огромная рана от меча. Его действительно считали непобедимым.

Хриплый кашель одного из раненых заставил их мгновенно схватиться за оружие и осторожно приблизиться. Неподалеку от них лежал раненый наемник, схоронившийся за трупом лошади. Убедившись, что это свой, воины успокоились, спрятали оружие и наклонились над умирающим, который задыхался от хлынувшей горлом крови. Одо похлопал беднягу по руке, достал флягу и дал ему выпить пару глотков воды, а его товарищ направился к мертвому саксонцу и стал снимать с его пальца кольцо. А когда это ему не удалось, равнодушно пожал плечами, вынул из чехла нож, и через минуту кольцо было у него в руках, а отрезанный палец валялся в траве. После этого он пошел к лежавшему неподалеку Свейну. Постояв над поверженным гигантом, он насупился, немного подумал и перевернул тело.

— Одо, ты только посмотри!

Услышав этот негромкий крик, сэр Ралф повернулся в их сторону и пришпорил лошадь. Оттащив в сторону тело Свейна, они увидели на траве сверкающий клинок — совершенно изумительный меч с большим круглым эфесом и крестом в виде двух собачьих голов.

— Дайте его мне!

— Это я нашел!

Рыцарь угрюмо зыркнул на солдата. Ничтожная дворняжка из верфи Гавра или такого же гиблого места.

— А я взял его! — холодно произнес сэр Ралф, и у всадника мороз пошел по коже. Предводитель поднял меч и медленно прочитал выгравированную на лезвии надпись: — «Кто живет во лжи, погубит свою душу…» Значит, это был ты, храбрый владелец секиры? Ну ладно, когда вернемся в форт, приходи ко мне, — обратился он к тяжеловооруженному всаднику, который первым обнаружил этот клинок. — Я заплачу тебе за эту замечательную находку. — Он повернул лошадь и, проезжая мимо сержанта, тихо прошептал: — Если этот несчастный голодранец наберется наглости и придет, дай ему пинка под зад и скажи, что его меч не стоит и гроша.

— Да, сэр.

В тот день сэр Ралф не раз любовался находкой, невольно расплываясь в улыбке. Этот клинок обладал какой-то невероятной силой, был прекрасно сбалансирован, необыкновенно прочен и на редкость красив. На остром лезвии виднелась лишь пара небольших зазубрин, и это после такой кровопролитной битвы! Словом, это было самое прекрасное оружие из всех, что ему доводилось встречать в своей жизни. Но самое удивительное заключалось в том, что это чудо оказалось в руках какого-то мелкого дворянина, да еще в такой глухомани. Он должен выгравировать на превосходном лезвии свое имя и герб, чтобы все знали — это оружие принадлежит благородному рыцарю де ла Помрою. Так и сделали. Гравировку украсили серебром, и отныне каждый мог собственными глазами убедиться, что этот чудесный клинок принадлежит сэру Ралфу.

Он взмахнул им над головой и снова улыбнулся.

Конечно, позор, что этот чудный меч не защитил своего владельца и его землю. Но тот уже мертв, а сэр Ралф не сомневался — эта земля скоро станет принадлежать его герцогу. Бог всегда был на стороне норманнов.


— Вы узнаете его? — снова спросил сэр Ралф.

Бартоломью вспомнил те ужасные дни, когда бежал прочь от побережья, с трудом отыскал войска короля Гарольда и без колебаний присоединился к нему в надежде, что им удастся одолеть захватчиков, сбросить их обратно в море и полностью уничтожить. Однако этим надеждам не суждено было сбыться. Он помнил отчаяние и ужас, охватившие всех жителей королевства, когда Гарольд погиб, сраженный метким копьем норманнского рыцаря.

Ему понадобилось немало недель, чтобы залечить раны и вернуться на церковную кафедру. Увечья оказались слишком тяжелыми, но поправился он все же благодаря беспрестанным молитвам своих прихожан. А потом появились норманны, взяли город в осаду, захватили его и вырезали всех, кто попадался на их пути. Они вешали несчастных жителей на площадях, пытали в тюрьмах, а потом приказали снести все дома, возведя на их месте рыцарский замок — символ безграничной власти короля Вильгельма Бастарда. А когда в город прибыли люди сэра Ралфа де ла Помроя, смерть стала привычным делом, для которого не требовалось оправданий.

С тех пор Бартоломью видел много смертей среди своих прихожан. Слишком много. И немало этих несчастных было убито именно этим клинком. Он сокрушенно покачал головой и вложил меч обратно в ножны. Даже пальцы скрючивало от боли, когда он к нему прикасался. Он никак не мог дождаться того момента, когда вернется в свою церковь в Эксетере, где с давних пор служил приходским священником. Возможно, когда-нибудь он все-таки сможет осознать всю тяжесть этой незабываемой катастрофы. Правда, верилось в это с трудом.

Слишком много хороших людей погибло за то время, когда брат убивал брата, и среди них были Дадда и Брэда. Да, конечно, он слышал слова Дадды, сказанные при последнем издыхании: «Брат, я люблю тебя… Прости!»

Этот проклятый меч, выкованный умелыми руками их отца, убил обоих, прервав тем самым род. Его пальцы снова прошлись по серебряной гравировке. «Де ла Помрой», — прочитал Бартоломью и почувствовал дурноту.

Сэр Ралф остался весьма доволен такой реакцией.

АКТ ПЕРВЫЙ

Эксетер, апрель 1195 г.

Крыша обрушилась, со страшным треском поднимая в ночное небо фонтан искр. Воздух мгновенно наполнился мельчайшими частицами черного пепла и горящей соломы, снопами вылетавшими из горящей хижины. В считанные минуты жилище Гвина, простоявшее около двенадцати лет, сгорело дотла, оставив после себя лишь дымящееся пепелище.

Огромный корнуоллец застыл на обочине, беспомощно наблюдая за трагедией вместе с соседями, которые сочувствовали чужому горю, но больше беспокоились, как бы пламя не перекинулось на их собственные дома. Они беспрестанно подносили к пожарищу воду из колодца, наполняя большие кожаные бурдюки, но не могли спасти от полного уничтожения маленький дом, сооруженный много лет назад из деревянных кольев, обмазанных сверху смесью глины, соломы и навоза домашних животных.

Жители деревушки Сент-Сидвелл, раскинувшейся за стенами Эксетера, изо всех сил помогали несчастному Гвину из Полруана спасти хоть что-то из небогатых пожитков его семьи. Правда, почти все имущество находилось в одной-единственной комнате, которая сгорела первой. Сохранилось лишь то, что осталось в небольшой летней хижине, где жена Гвина Агнес обычно готовила еду. Домик тоже сгорел дотла, но им удалось вынести оттуда все представлявшее хоть какую-то ценность. Среди этого добра были три козы, домашняя птица и пара свиней, отправленные в безопасное место на приусадебном участке.

— Как это случилось? — спросил сосед, от которого постоянно разило неприятным запахом, поскольку он работал в кожевенной мастерской и занимался выделкой кожи.

— Проклятая соломенная крыша! Куча хвороста и соломы упала в очаг и мгновенно загорелась. Когда я проснулся от дыма, было уже слишком поздно!

Соломенная крыша небольших сельских домов обычно покоилась на тонкой основе из плетеной лозы, поддерживаемой небольшими опорами. Такая кровля всегда несла опасность для сельских жителей, поскольку очаг находился внутри дома, посреди самой большой комнаты.

— Слава Богу, не было Агнес и детей, — глубокомысленно заключил кожевник, с удовольствием наблюдая за драмой, так оживившей тоскливую жизнь деревни.

— У нас на этой неделе одни неприятности, — угрюмо проворчал Гвин. — Сыновья чем-то заболели, и жена повезла их в Милк-лейн, к своей сестре, которая хорошо разбирается в травах, снадобьях и прочих вещах.

Пока они разговаривали, с грохотом рухнула передняя стена хижины, и в ночное небо взметнулся еще один столб яркого пламени.

— А что скажет наш лендлорд, узнав о потере одного из своих домов? — спросил второй сосед с видимым удовольствием. Он арендовал домик и участок земли у того же хозяина, владевшего несколькими суконными мануфактурами вдоль реки, и производил шерсть, которую потом продавал ткачам и прядильщикам в городе.

— Да ну его к черту, этого сукина сына! — в сердцах выпалил Гвин. — Если он не удосужился заменить прогнившую соломенную крышу, то теперь ему придется смириться с последствиями пожара.

Кожевник толкнул его в бок:

— А вот и он, легок на помине.

Огонь так ярко освещал пространство, что было светло как днем, и в свете пожарища они увидели темноволосого мужчину, который быстро шагал к ним, гневно размахивая руками.

— Что ты сделал с моим домом, корнуолльский дикарь? — заорал он на бедного Гвина, подойдя поближе. — Это ты во всем виноват!

Как и многие крупные люди, Гвин был добряком по натуре и отличался спокойным, уравновешенным характером, но несправедливые обвинения землевладельца, прозвучавшие в момент, когда он потерял почти все свое имущество, вывели его из себя.

— Не надо говорить со мной таким тоном, Уолтер Тайрелл! — пробасил он. — Твоя прогнившая крыша упала на мой очаг! Бог знает сколько раз я просил тебя починить ее и заменить развалившиеся столбы!

Разгорелся жаркий спор между владельцем и арендатором, который, казалось, не закончится до самого утра. Каждый обвинял другого в преступном бездействии и напрочь отрицал собственную вину. Окруженные жителями деревни, в большинстве своем, разумеется, симпатизировавшими Гвину, противники доказывали свою правоту и орали друг на друга с покрасневшими от ярости лицами. И вели себя так, что сельчанам вдруг открылись их потаенные стороны. Гвин из Полруана был крупным мужчиной с рыжей копной густых волос и длинными усами примерно такого же цвета, концы которых свисали до самого подбородка. И Уолт Тайрелл казался коротышкой по сравнению с офицером коронерской службы. В свои сорок лет он выглядел весьма привлекательно с темными вьющимися волосами и короткой бородой, красиво обрамлявшей узкое лицо. Выделялся он и одеждой — голубой, из тонкого льна, рубашкой с дорогими кружевами и кожаным ремнем прекрасной выделки. Гвин же выскочил из горящего дома в простых бесформенных штанах и грязной кожаной безрукавке, которую успел прихватить в последний момент.

— Ты заплатишь мне за все, пьяный мужлан! — орал Тайрелл, еще больше разгневанный, поскольку Гвин откровенно игнорировал его социальное превосходство. — Теперь я нисколько не сомневаюсь, что ты просто нажрался эля и разжег очаг, а потом рухнул и мгновенно заснул!

Это обвинение показалось Гвину самым несправедливым из всех, которые он услышал в эту ночь. Конечно, Гвин любил приложиться к бутылке, как и все его соседи, но всегда знал меру и никто в деревне никогда не видел его в стельку пьяным. И хотя он частенько забегал поздно вечером в замок Ружемон, где любил немного выпить и поиграть в кости со своими приятелями солдатами, в этот вечер Гвин вернулся домой задолго до того, как городские ворота закрыли на ночь. Он должен был покормить скотину и поразмыслить над странной болезнью, которую подхватили его маленькие сыновья.

— Заплатить за все? — злобно выпалил он в лицо землевладельцу. — Я уже два десятка лет плачу тебе за эти трущобы и за это время вполне мог бы купить себе приличный дом!

В среднем арендная плата составляла два пенса в день, однако Гвин платил землевладельцу намного больше, и Тайрелл это прекрасно понимал, но уже не мог остановить своих гневных нападок.

— Ты заплатишь мне пять фунтов за утраченное имущество, — продолжал неистовствовать он, — или я потащу тебя к шерифу! Он мой хороший друг, и ты ответишь по всей строгости закона!

Голубые глаза Гвина потемнели при упоминании столь огромной суммы.

— Ты мерзавец, Тайрелл! Где я возьму пять фунтов стерлингов? А что касается твоей дружбы с шерифом, то он еще больший мошенник, чем ты!

Оскорбленный до глубины души обвинениями в бесчестности и за себя, и за своего высокопоставленного друга, суконщик допустил большую ошибку, сильно толкнув корнуолльца в грудь. С таким же успехом он мог ударить кулаком по городской стене.

Гвин зарычал от возмущения и врезал Уолтеру по лицу кулаком размером с коровью рульку. Тот отлетел назад и повис на руках собравшихся вокруг зевак, для которых эта драка представляла еще более интересное зрелище, чем догорающий дом соседа.

Но сейчас дело стало обретать другой оборот. Всхлипывая от злости и гневно сверкая глазами, Уолтер поднялся на ноги и выхватил из ножен длинный кинжал, форма которого уже вызывала ужас. Увидев такое дело, сельчане попятились, приглушенно ропща на подобное развитие событий.

— Убери свой нож, глупец! — злобно прорычал Гвин, но Уолтер продолжал наступать и попытался нанести удар.

Гвин отскочил и невольно потянулся рукой к ремню, где обычно висел меч. Но того на месте не оказалось. Только сейчас он вспомнил, что оставил его в доме и лицом к лицу с вооруженным противником не мог рассчитывать на свое драгоценное оружие, скорее всего уничтоженное огнем вместе с другими вещами.

После почти двух десятилетий ожесточенных сражений по всей Европе и на Святой земле подобная ситуация не стала для Гвина чем-то новым, и все же он был крайне удивлен той ярости, с которой Тайрелл набросился на него с кинжалом. Отбив первый удар, он попытался перехватить руку суконщика, но тот увернулся и попутно задел Гвина. Острое лезвие кинжала распороло рукав кожаной безрукавки и порезало предплечье. Рана оказалась не слишком серьезной, но показавшаяся кровь еще больше разозлила могучего корнуолльца. Он завопил как дикий зверь, уязвленный не болью, а осознанием, что ранен этим ничтожным профаном, не умеющим владеть оружием.

— Когда я доберусь до своего меча, то отрублю твою тупую башку! — зарычал он, к радости окружавших их зевак.

Потеряв терпение, Гвин сделал выпад и нанес здоровой рукой обидчику мощный удар в челюсть. Суконщик попятился, ощупывая языком чудом уцелевшие зубы, а Гвин тем временем ловким движением вырвал кинжал и сильно толкнул Тайрелла. Тот рухнул на землю под громкий хохот собравшихся, подняв тучу пыли.

— Убирайся вон, Тайрелл! Можешь забрать себе свой чертов дом, а вернее, то, что от него осталось. А я сниму себе другое жилище в конце улицы, с нормальной крышей!

Рыжеволосый гигант швырнул нож на поверженного противника. А тот, с большим трудом встав на ноги, изрыгал проклятия в адрес великана, пугая его всевозможными карами.

— Будь ты проклят! Шериф узнает об этом сегодня же утром! — злобно шипел он, отряхивая пыль с одежды. — Ты угрожал убить меня! Я привлеку тебя за нападение!

Гвин, уже успевший успокоиться, снисходительно ухмыльнулся:

— Может, выйдешь со мной на поединок? Я готов сразиться на ножах или мечах!

Из толпы зевак послышались подбадривающие голоса, а сосед решительно поддержал Гвина:

— Ты должен сам подать на него в суд! Он первый напал на тебя и даже поранил руку!

Лендлорд испуганно озирался, прекрасно понимая, что эти люди относятся к нему примерно так же, как к ненавистному сборщику налогов. Поминутно оглядываясь на возмущенных жителей Сент-Сидвелла и ворча что-то себе под нос, он поплелся к «Ист-Гэйту», все еще открытому, несмотря на ночное время. Портье лениво распахнул перед ним дверь и впустил гостя.

Когда страсти улеглись, люди вспомнили про пожар, однако ничего интересного там уже не было. На месте дома лежала груда обгорелых остатков, из-под которых торчали уцелевшие обломки стен, а яркий огонь сменился кучами тлеющего угля, выбрасывавшими в воздух клубы едкого черного дыма.

— Гвин, до утра ты все равно ничего не сможешь сделать, — заметил кожевник.

— Тебе лучше пойти с нами и поспать, — предложил другой. — Моя жена перевяжет тебе руку и накормит.

Гвин понуро побрел прочь, потом остановился и бросил последний взгляд на дымящиеся руины.

— Как только все остынет, я непременно вернусь сюда и поищу свой старый меч, — задумчиво проворчал он. — Но очень сомневаюсь, что им можно будет пользоваться после такого огня.


— Двадцать лет я владел этим мечом — и вот посмотрите, что с ним стало!

Великан с горечью смотрел на обгоревший клинок, лежавший у него на коленях. Он сидел на стуле в караульном помещении эксетерского замка Ружемон и делился горем со своими сослуживцами.

— Я выиграл его в кости в Уэксфорде, — печально вздохнул Гвин. — Он был со мной во всех военных кампаниях от Ирландии до Палестины и не раз спасал мне жизнь!

Сержант гарнизона тяжеловооруженных воинов — худощавый старый солдат с обветренным лицом — придирчиво посмотрел на меч, направляясь к полке, чтобы наполнить свою кружку элем из большого кувшина. Кожаные ножны сгорели полностью, от деревянной рукояти остались лишь угли, а лезвие покорежилось и изменило цвет от высокой температуры.

— Знаешь, Гвин, он прошел свой путь до конца, — сказал Гэбриел, сокрушенно покачав головой.

— Почему его так покоробило огнем? — спросил молодой солдат, сидевший у входа в караульное помещение, охраняя ворота. Его ясные глаза на совсем юном лице, по всей вероятности, еще не видели настоящего боя.

— Во время пожара на пол рухнули деревянные перекрытия, — спокойно пояснил Гвин. — Но он мог согнуться и без этого, ведь от сильной температуры даже прочная сталь быстро раскаляется и меняет форму.

— Ну и что ты теперь собираешься с ним делать? — поинтересовался Гэбриел. — У офицера правовой службы должно быть соответствующее оружие.

Гвин швырнул на пол испорченный меч и раздосадованно махнул рукой:

— Не знаю, сейчас я не могу купить себе новый клинок. Жена ждет еще одного ребенка, которому нужно приготовить хоть какую-то одежду. А кроме того, купить вещи взамен сгоревших.

— Ну, парень, в таком случае тебе придется выиграть еще один меч в кости, — улыбнулся Гэбриел. — Или отправиться на какую-нибудь войну и добыть клинок в сражении.

И без того мрачное караульное помещение вдруг стало еще темнее, когда в узком дверном проеме показалась огромная фигура, а все пространство заполнил чей-то густой бас.

— Гвин, насколько я понимаю, твой кошель снова пуст? Потратил на эль или проиграл в кости?

Юный солдат вскочил на ноги и отдал честь вошедшему, Гвин тоже медленно встал и поприветствовал его.

— Доброе утро, господин коронер![4] Вот горюю по поводу утраты своего верного меча. — Он поднял с пола искореженный клинок и протянул своему начальнику, который осмотрел его с профессиональным интересом.

Пока Гвин пересказывал ему трагические события прошлой ночи, юный солдат пожирал глазами сэра Джона де Волфа — легендарного рыцаря, участника Крестовых походов, а в данный момент — главного королевского следователя по тяжким преступлениям графства Девоншир. Он был такой же высокий, как и громадный Гвин, но только подтянутый, слегка сутулый, с изогнутым носом, делавшим его похожим на старого матерого орла. Длинные кудрявые волосы спадали на воротник и обрамляли бледное, как у истинного аристократа, лицо. Он любил одеваться во все черное, и за ним издавна закрепилось прозвище Черный Джон. Именно так называли его многочисленные соратники, бок о бок с которыми он сражался во всех концах света.

— Этот старый кусок железа немало повидал на своем веку, не правда ли, Гвин? — грустно улыбнулся коронер. — И даже несколько раз спасал мне жизнь.

— Как и ваш меч — мою, коронер, — ответил корнуоллец, светлея грубым лицом. Его ярко-голубые глаза быстро замигали от благодарности. Но он снова стал серьезным и забрал у начальника свой искореженный меч. — Как я теперь буду защищать вас? Думаю, придется мне размахивать этой старой булавой.

Де Волф ничего не ответил и кивнул на дверь, за которой находился внутренний дворик караульного помещения, откуда узкая каменная лестница уходила спиралью вверх, на вершину крепостной стены. Этот сторожевой замок был первым сооружением, выстроенным Вильгельмом Завоевателем в графстве Девон. Это произошло два года спустя после битвы при Гастингсе, когда ему пришлось подавлять очередное восстание саксонцев. На вершине этого высокого здания находилась небольшая мрачная палата, которую выделил коронеру шериф графства и одновременно его завистливый и неблагодарный шурин.

Мужчины не спеша поднялись на второй этаж по крутым каменным ступенькам и откинули толстую штору из грубого сукна, служившую не вполне надежной защитой от сквозняков. Два узких окна позволяли ветру вольно гулять по всему помещению, со свистом врываясь внутрь. Замок Ружемон был построен в верхней северной части поднимающегося по склону города, где когда-то проходила крепостная стена старого Римского вала.

Как только они вошли, худощавый молодой человек, облаченный в длинную черную сутану из грубого полотна, вскочил из-за стола и с почтением отвесил хозяину низкий поклон. У него было узкое угловатое лицо с торчащим подбородком и тонким носом, всегда, казалось, опущенным вниз. На столе перед ним лежали свернутые свитки пергамента, несколько гусиных перьев и стоял пузырек с чернилами.

— Да благословит вас Господь, сэр, — пропищал он тонким голосом и привычным жестом осенил себя крестным знамением. — Я как раз переписывал вчерашние запросы для следующего судебного заседания.

Джон де Волф, удовлетворенно крякнув, что являлось его обычным выражением одобрения, направился в дальний угол комнаты и уселся на длинной деревянной скамье с другой стороны грубо отесанного стола. А Гвин, по обыкновению, поместил свой мощный зад на подоконник и снова грустно посмотрел на искореженный меч. Помолчав некоторое время, его начальник приступил к делу.

— Гвин, сколько лет ты был моим верным соратником и оруженосцем? — поинтересовался он.

Корнуоллец нахмурил брови, старательно припоминая обстоятельства службы и теребя свои длинные усы имбирного цвета, достигавшие воротника кожаной куртки.

— Это было в семьдесят четвертом, коронер! — наконец сообразил он. — Мы тогда отправились в Ирландию сражаться за Ричарда Стронгбоу.

— Значит, двадцать один год, так? — подсчитал де Волф, опуская локти на падубовую крышку стола. — Полагаю, этот срок верной и преданной службы заслуживает высочайшего признания.

— Что вы имеете в виду? — насторожился Гвин, подозрительно глядя на своего господина.

— Это значит, я хочу купить тебе новый меч, старый глупец. Подожди меня после обеда возле входа на оружейное подворье.


Ровно в полдень коронер отправился в свой большой дом на Мартин-лейн — длинной узкой аллее, выходящей на Хай-стрит перед кафедральным собором. Он молча сел в мрачной гостиной на другом конце длинного дубового стола напротив жены, ожидая, когда повариха Мэри принесет еду. На обед была подана отваренная соленая рыба и зажаренная на углях курица с фасолью, луком и капустой. На столе уже лежали короткие кухонные ножи и ложки, а тарелками служили куски вчерашнего черствого хлеба.

Матильда де Волф — полная сварливая женщина сорока четырех лет — пребывала в подавленном настроении и за весь обед не проронила ни слова. Кухарка Мэри, обходя сзади хозяйку с винным кувшином в руках, многозначительно подмигнула Джону и красноречивой гримасой показала, что Матильда в дурном настроении. Он понял намек и старался не тревожить жену, хорошо зная по горькому опыту, что любое высказывание обернется против него, даже если речь зайдет о прекрасной весенней погоде.

Сразу после десерта, состоявшего из вареного риса с медом и курагой с юга Франции, Джон поспешил извиниться и, сославшись на срочные дела, связанные с расследованием подозрительной смерти, отправился в прихожую. Это было весьма скромное по размерам помещение возле входной двери. Обычно здесь хранились верхняя одежда и обувь. Усевшись на деревянную скамью, он начал снимать домашние туфли, и в этот момент мимо прихожей медленно прошла Мэри, направляясь на кухню, по соседству с которой располагались служебные помещения — моечная, туалет и небольшой свинарник.

— Что с ней сегодня? — спросил Джон, кивая в сторону гостиной.

Красивая черноволосая девушка двадцати лет игриво закатила глаза.

— Ее служанка Люсиль нечаянно наступила на край любимого платья госпожи и оторвала кружева. И это в тот самый момент, когда она собиралась на молитву в церковь Святого Олава! Никогда в жизни не слышала от леди таких грязных слов!

Де Волф понимающе усмехнулся и, быстро поцеловав Мэри, открыл парадную дверь. Они были любовниками, но чрезмерная подозрительность Матильды сделала их встречи практически невозможными.

— Я иду покупать Гвину новый меч, — пояснил он. — Но ты не говори ей, она терпеть его не может.

Кюре-стрит находилась неподалеку от его дома — кривой переулок на противоположной стороне Хай-стрит, упиравшийся в северную часть крепостной стены. Здесь теснилось множество жилых домов, ремесленных мастерских и магазинов. Большинство зданий были сделаны из дерева, но за последнее время здесь появились и каменные жилища. Эксетер славился производством шерсти, суконной одежды и изделиями из олова, которые продавались не только в других городах Англии, но и во Фландрии и даже на берегах Рейна. В средней части Кюре-стрит располагался большой бревенчатый дом, покрытый кирпичной черепицей, а перед ним имелось большое подворье, откуда доносился громкий стук молота по наковальне.

Гвин уже ждал его вместе с молодым клириком Томасом де Пейном, исполнявшим обязанности личного секретаря коронера. Лишенный священнического сана, этот молодой человек отличался неуемным любопытством ко всему, что имело хоть какое-то отношение к делам его господина, и к тому же страстно хотел узнать, где и как в этом городе приобретают оружие.

— Вы уверены, коронер, что действительно хотите этого? — спросил Гвин с некоторым смущением. Обладая крайне независимым характером, могучий корнуоллец не желал чувствовать себя хоть чем-то обязанным своему господину.

Де Волф дружески похлопал его по плечу с таким чувством, будто ударил по каменной стене.

— А как же ты будешь защищать меня без соответствующего оружия? — шутливо ответил он, хотя никогда не славился утонченным юмором.

Они вошли на подворье оружейника и очутились подле большого кузнечного горна. Двое мужчин в поте лица колдовали над каким-то клинком. Увидев посетителей, хозяин мастерской тут же отложил свои дела и провел гостей в дом, где находились готовые к продаже изделия. Роджер Трудог сам когда-то был солдатом и неплохо разбирался в предпочтениях своих клиентов. Он сел на деревянную скамью и взял покрытые орнаментом ножны для кинжала, но потом отложил их в сторону и вопрошающе взглянул на сэра Джона. Они знали друг друга с давних времен, а потому сразу перешли к делу. Хозяин выложил перед дорогим гостем все свои изделия, и они стали медленно осматривать товары, а юный Томас неустанно следовал за ними по пятам, удивленно разглядывая изощренное оружие — мечи, кинжалы, ножи, щиты, рыцарские латы, кольчуги, боевые топоры, копья и все такое прочее.

Вскоре стало совершенно ясно, какой именно клинок приглянулся придирчивому Гвину. Он все время возвращался к мечу в красивых кожаных ножнах, лежавшему в самом конце торговой полки. Вынимая клинок из ножен, он долго осматривал лезвие, взвешивал на руке, размахивал в воздухе, придирчиво проводил пальцами по рукояти и эфесу, а потом клал на место и шел дальше, чтобы через некоторое время снова вернуться. Де Волф исподтишка наблюдал, как огромный рыжеволосый корнуоллец делает вид, будто пристально выбирает оружие, но на самом деле в душе уже давно его выбрал. Наконец он в очередной раз подошел к мечу, рассек пару раз воздух и, тяжело вздохнув, положил на место.

— Похоже, тебе нравится именно этот меч, — высказал свое наблюдение коронер. — С гончими псами на рукояти, — добавил он, прекрасно зная, что его офицер давно и страстно любит охотничьих собак.

— Да, прекрасная работа, ничего не скажешь, — согласился с ним Гвин и снова грустно вздохнул. — И потому нет никаких сомнений, что это самый дорогой клинок.

Трудог — плотный коренастый мужчина с раздвоенной заячьей губой — решительно покачал головой:

— Как ни странно, это не так. Конечно, это самый лучший клинок в моей коллекции, но покупателям не нравится его история, поэтому я готов продать его гораздо ниже той иены, которую он заслуживает.

— А что с ним такое? — подозрительно спросил Гвин.

— Нет, с самим мечом все в порядке! — ответил хозяин. — Дело в тех людях, которым он раньше принадлежал.

И оружейник рассказал, что недавно купил этот меч у старшего сына ныне покойного сэра Генри де ла Помроя, который хотел во что бы то ни стало избавиться от вещей, некогда принадлежавших его отцу. Коронер с помощниками быстро сообразили, в чем заключалась главная проблема, поскольку отчасти сами были виноваты в появлении этой странной истории.

— Тот самый мерзавец из замка Берри Помроя! — воскликнул Гвин. — Предатель, обнаживший оружие против нашего короля, когда тот повернулся к нему спиной!

Когда Ричард Львиное Сердце возвращался из Третьего крестового похода, он был предательски захвачен в плен Леопольдом Австрийским, и пока более года находился в германском плену, его младший брат, принц Джон, попытался захватить королевский трон. Многие бароны и клирики встали на сторону де ла Помроя, однако как только в Англию пришло весьма драматическое для них известие, что «дьявол на свободе», большинство мятежников запаниковало, горько сожалея о своей измене.

Дальнейшие подробности этой истории рассказал им Томас де Пейн — самый образованный и осведомленный из них:

— Вернувшись домой, наш король тут же послал глашатая к Берри Помрою, чтобы сообщить Генри де ла Помрою, что его заговор раскрыт и он несет всю ответственность за измену. Однако де ла Помрой зарезал посланника, а потом сбежал на гору Сент-Майкл, где смотритель замка уже успел отдать Богу душу от страха, узнав, что Ричард Львиное Сердце вернулся домой!

— Я не знал даже малой части этой истории, — признался Роджер. — Ну и что же случилось с ним дальше?

— Мне это известно, поскольку Корнуолл является моей родиной! — неожиданно вмешался Гвин, так и не выпустив из рук меч. — Он приказал своему хирургу вскрыть ему вены на запястье, чтобы истечь кровью и тихо помереть, избежав тем самым более суровой кары со стороны короля.

Джон де Волф кивнул в знак согласия.

— Будем надеяться, что у его сына оказалось больше здравого ума и преданности! — проворчал он. — Уолтер, вам известно, где именно и при каких обстоятельствах де ла Помрой заполучил этот меч?

Оружейник взял у Гвина клинок, который тот неохотно выпустил из рук, вынул его из ножен и продемонстрировал присутствующим отменное качество.

— Он намного старше Помроя. Его сын рассказывал, что меч передавался из поколения в поколение и эта традиция уходит корнями в день битвы при Гастингсе, когда Вильгельм Бастард нанес сокрушительное поражение Гарольду Годвинсону.

— На лезвии есть какая-то надпись, — заметил Томас — единственный из них умевший читать.

— Что там написано? — потребовал де Волф.

Томас долго рассматривал латинские слова, выгравированные на сверкающем лезвии клинка, и наконец сделал довольно грубый перевод на английский:

— Здесь говорится, что живущий во лжи убивает свою душу, а если сам лжет — свою честь.

Гвин, удивленно пожав плечами, буркнул:

— Лично я не вижу в этом ничего необычного.

Когда коронер отвел в сторону оружейника для приватного разговора, остальные вышли из мастерской и свернули с Кюре-стрит. Гвин сиял от радости, крепко сжимая рукоять нового оружия и бесконечно благодарный своему господину. Джон де Волф хорошо знал, что после двадцати лет их дружбы вряд ли сможет сполна отблагодарить своего верного и преданного оруженосца.

Вернувшись в замок Ружемон, корнуоллец сразу отыскал сержанта Гэбриела, и они целый час фехтовали на мечах во внутреннем дворике. Он хотел поскорее привыкнуть к новому клинку, понять его удивительную балансировку и приучить руку к эфесу.

А вечером Гвин неторопливо шагал к своей Милк-лейн. Хотя эта улочка находилась почти в самом центре города, название вполне соответствовало ее сущности, поскольку почти в каждом дворе были коровы и козы, обеспечивавшие молоком без малого все население города. Даже старшая сестра его жены Хелен — дородная вдова — зарабатывала на жизнь продажей молока от пяти коров и четырех коз. Двое сыновей помогали по хозяйству: заготавливали корм, приносили траву, убирали за животными, продавали сыр и другие молочные продукты, — пока мать доила коров и коз и делала сыры под навесом позади небольшого дома.

В тот вечер Гвин спешил в их временное жилище, чтобы поскорее поделиться с женой радостью от обретения нового оружия и еще раз восхититься щедростью своего господина. Однако Хелен встретила его во дворе с озабоченным лицом.

— Агнес чувствует себя очень плохо, Гвин, — сообщила она. — Вся эта история с пожаром, утратой вещей и болезнью мальчиков сказалась на ней не лучшим образом. Сейчас с ней находится эта мудрая женщина с Рок-стрит, но я очень боюсь, что у нее снова случится выкидыш.


На следующий день был вторник — день учета преступлений и сбора пошлины в королевскую казну. Преисполненный чувства долга, что являлось для него большой редкостью, Гвин отправился с коронером и его секретарем по Магдалена-стрит к месту казни на окраине города, где стояли виселицы. Коронер должен был зафиксировать исполнение приговора и конфисковать в королевскую казну любую собственность, принадлежавшую осужденному.

Сегодня оказался не самый урожайный день, поскольку из четырех приговоренных к смерти двое были объявлены вне закона и не имели за душой ни единого пенни. Третья — старая женщина, по ошибке отравившая свою соседку, хотя на деле собиравшаяся отравить лишь ее корову, — тоже не имела практически никакой собственности, за исключением сломанной мебели, которую вряд ли удалось бы продать, чтобы вырученные деньги направить в казну. Последним из этой четверки был мальчик четырнадцати лет, обвиненный в краже из небольшого магазина на Норт-стрит дешевого кубка стоимостью не более двадцати пенсов.

Как только бык вытащил телегу из-под виселицы, а несчастные повисли на веревках и задергались в предсмертной судороге, их потянули за ноги, чтобы скорее прикончить, после чего команда коронера вернулась в город под заунывный плач родственников казненных. По пути Гвин поделился с коронером неприятностями, которые свалились на него в последнее время, включая болезнь сыновей и неудачную беременность жены.

— Мне жаль, Гвин, что у тебя так много проблем, — искренне пробасил коронер, хотя редко вторгался в личную жизнь своих подчиненных.

Томас тоже кивнул в знак солидарности.

— У тебя гораздо больше проблем, чем ты заслуживаешь, — пропищал он тонким голосом. — Да избавят тебя Христос и Пресвятая Дева от дальнейших несчастий! — И привычным жестом осенил себя крестным знамением.

— Беда никогда не приходит одна, — угрюмо проворчал Гвин. — Остается надеяться, что на этом все кончится.

— А что случилось с твоими парнями? — спросил Томас с неподдельным сочувствием.

— Брат Солф, лекарь из монастыря Святого Иоанна, сказал, что у них желтуха, — объяснил Гвин. — Я и сам заметил сегодня утром, как пожелтели их лица и глаза. Он ничем не может помочь, и, по его мнению, в городе немало других таких случаев. Этот монах подозревает, что во время половодья в колодцы с питьевой водой попало много мусора и навоза со скотных дворов.

— Я буду молиться за них, и, надеюсь, они скоро поправятся, — заверил Томас, желая хоть как-то подбодрить товарища. — И да поможет Святой Дух твоей жене.

— У нее уже было два выкидыша, а трое наших детей умерли сразу после родов, не прожив и месяца, — грустно заметил Гвин. — Будем надеяться, эти два мальчика поправятся.

Как и все остальные, Джон философски относился к смерти малышей, считая, что все в руках Всевышнего, но ему все же было жаль верного оруженосца. Он знал, как тот трепетно любит свою семью и болеет душой за каждого ребенка. Чтобы не выказать ненароком истинные чувства к этому человеку, де Волф прокашлялся и пришпорил лошадь.

— Я должен ехать домой! Церковный колокол уже известил о полудне, и мой обед давно остывает на столе.

С этими словами он повернул на Мартин-лейн, а Гвин и клирик продолжили свой путь к замку. Там Томас сразу же отправился в небольшую гарнизонную церквушку Сент-Мэри, чтобы помолиться за своего друга, а Гвин медленно побрел к высокой башне в дальнем конце внутреннего двора. Он намеревался отобедать со своими друзьями солдатами, но так и не успел этого сделать. Поднимаясь по деревянным ступенькам к входной двери, он неожиданно наткнулся на хорошо знакомого грузного человека, увидеть которого хотел меньше всего.

— Ах вот ты где, мерзкий дикарь! — выпалил Уолтер Тайрелл, радуясь, что наконец-то нашел обидчика. — Пойдем со мной, шериф давно тебя ждет.

Он схватил Гвина за руку и попытался толкнуть к боковой двери, ведущей в большой зал, где уже шумел народ со всего графства, пришедший сюда по своим делам. Офицер коронера стоял как скала и с трудом сдерживал приступ гнева.

— Какого черта тебе надо от меня, Тайрелл? — угрожающе прорычал он.

Сегодня суконщик был в длинной желтой тунике, на которую набросил темно-синюю мантию, по цвету гармонировавшую с большим синяком над левым глазом, поставленным ему Гвином во время вчерашней драки.

— Я предъявляю обвинения в разрушении моего дома, который сдавал тебе в аренду, и нападении на меня! — на одном дыхании выпалил он. — Шериф намерен потребовать поручительства, что ты предстанешь перед судом графства!

— Не будь таким дураком, старик! — пробасил корнуоллец и отшвырнул руку Тайрелла.

— У меня есть свидетели из того сброда, что собрался вчера вечером в Сент-Сидвелле.

— Но эти же люди могут засвидетельствовать, что я давно просил тебя починить крышу. Кроме того, они видели, как ты набросился на меня с ножом!

— Они изменят свое мнение за горсть серебряных пенсов! — парировал Уолтер.

Гвин уже собрался поставить ему второй синяк под глазом, но в этот момент дверь палаты шерифа резко распахнулась, а тяжеловооруженный стражник громко стукнул по полу толстым концом копья, отдавая салют господину. На пороге появилась грузная фигура шерифа, который ни в чем не уступал своему другу суконщику. Сэр Ричард де Ревелле был в своем любимом зеленом камзоле, отороченном золотым шитьем. Из-под него виднелась кремовая рубашка из дорогого шелка с пышным воротником, чуть ниже которого отчетливо выделялся вышитый золотом фамильный герб с изображением черного дрозда на зеленом фоне. Его каштановые длинные волосы были аккуратно собраны на затылке, обрамляя тонкое аристократическое лицо с остроконечной бородкой под изящно очерченным ртом с тонкими губами.

Важно повернувшись к двум мужчинам, застывшим у входной двери, он небрежно протянул Тайреллу свернутый трубочкой пергамент:

— Вот, Уолтер, то, что ты просил!

После этого шериф недовольно зыркнул на офицера коронера, которого презирал так же сильно, как и самого коронера, не без оснований считая его верным слугой своего шурина.

— Мой писарь уже подготовил предписание, так что теперь я надеюсь увидеть этого парня на заседании суда графства.

С этими словами он повернулся и ушел прочь, не дав Гвину и слова сказать в свое оправдание. А суконщик злорадно ухмыльнулся:

— Я слышал, ты увлекаешься игрой в кости. Угадай с трех раз, какой вердикт тебе вынесет шериф на следующей неделе в суде?


Хотя Эксетер насчитывал уже более четырех тысяч горожан, проживавших постоянно за его стенами, мэр и члены местного парламента, фактически управлявшие городским советом, все еще нанимали для поддержания порядка только двух констеблей. Одним из них был Осрик — высокий жилистый саксонец, а вторым — Теобальд, намного старше и тучнее напарника. Они занимали крохотную хижину позади суда, что на Хай-стрит, которую оставили им каменщики, перестраивавшие недавно здание.

Вооруженные короткими толстыми палками — единственное их оружие в нынешние времена, — они обязаны были ежедневно патрулировать улицы города и поддерживать надлежащий порядок. В тот вечер констебли примерно за час до полуночи отправились вниз по Уотербир-стрит. На этой узкой улочке, идущей параллельно главной улице, теснилось бесчисленное количество жилых домов, лавок, таверн, ремесленных мастерских и борделей. Констеблям полагалось следить за исполнением комендантского часа и за тем, чтобы на улицах и во дворах не было открытого огня, поскольку город, по преимуществу деревянный, мог вспыхнуть от малейшей искры, а также придерживать засидевшихся в пабах завсегдатаев, которые могли набраться эля и буянить всю ночь.

К счастью, сегодня вечером все было спокойно и они медленно шагали по Уотербир-стрит. И только в самом конце узкой аллеи Теобальд неожиданно наткнулся на лежащего человека, почти наступив на него в темноте. Осрик опустил тусклый фонарь с единственной свечой и увидел, что из огромной раны на шее несчастного ручьем текла кровь, образуя под ним темную лужу.

— Кто-то убегает, — проблеял Теобальд писклявым голосом и с неожиданной для его тучного тела с огромным пивным животом прытью бросился в конец аллеи, откуда доносился глухой топот.

Саксонец тем временем склонился над раненым, но, будучи человеком опытным, повидавшим немало трупов на своем веку, сразу же понял, что помочь несчастному уже нельзя. Кровь перестала сочиться из раны, темневшей чуть ниже левого уха, а значит, сердце жертвы остановилось. Осрик повернул лампу, чтобы получше разглядеть лежавшего на земле, и осветил его лицо.

— Матерь Божья! — пробормотал он себе под нос. — Это же Уолтер Тайрелл!

Констебли хорошо знали всех достойных людей города, в особенности членов городского совета, которым являлся погибший суконщик. Пока Осрик поднимался на ноги, к нему подбежал запыхавшийся толстяк Теобальд.

— Я потерял его в зарослях! — тяжело выдохнул он. — В этой непроглядной темноте нам преступника не найти.

Осрик, который был моложе Теобальда по возрасту, но старше как по сроку службы, так и по званию, не говоря уже об умственном развитии, распорядился:

— Поднимай всех на ноги и объяви тревогу! Постучи в четыре близлежащих дома… нет, в шесть домов! Собери всех мужчин и прочеши с ними аллею, а также прилегающие улицы от начала до конца! Задерживайте всех незнакомцев, в особенности тех, чьи руки и обувь забрызганы кровью. А потом обойди все дворы и спроси, не пускали ли они на ночь каких-либо людей.

У его толстого напарника эти слова восторга не вызвали, к тому же он еще не отдышался от недавней погони за преступником.

— А ты что будешь делать? — недовольно проворчал Теобальд.

— Мне придется поднять с постели сэра Джона, поскольку коронер должен присутствовать при расследовании убийства с самого начала, — спокойно пояснил тот.

И саксонец направился к дому коронера, надеясь, что застанет де Волфа в своей постели, а не у любовницы в гостинице «Буш».


— Чертовски большая рана, Гвин! — заключил коронер после тщательного осмотра. — Прямо до костей.

Он встал на ноги и уставился на темную застывшую лужу крови, уже успевшую впитаться в сырую землю.

— Это мог быть длинный нож, серп, большой металлический крюк или тесак для разделки туши.

— Или меч, коронер?

В голосе Гвина прозвучало нечто такое, что заставило Джона пристально посмотреть на офицера из-под насупленных бровей.

— Да, вполне может быть и меч. А почему ты спросил?

Гвин угрюмо улыбнулся и развел руками:

— Потому что только вчера я грозился снять ему башку своим мечом!

После этого он довольно подробно рассказал господину о недавней стычке с Тайреллом, после которой суконщик уговорил шерифа предъявить ему судебный иск о нападении.

— Ну и что из того?! — возразил Джон. — Ты просто ударил его в ответ на нападение с ножом! У тебя есть свидетели, которые могут подтвердить это.

— Да, но он откровенно заявил мне, что уже заплатил некоторым, чтобы они изменили показания!

Гвин кивнул на тело покойника, смутно освещенное фонарями стоявших неподалеку местных жителей, которых констебль поднял по тревоге для поимки преступника. Сейчас же, после долгой беготни по окрестным улицам в поисках убийцы, они превратились в самых обыкновенных зевак, с интересом наблюдавших за происходящим.

— Обычные слова, брошенные в пылу спора, не более того! — продолжал убеждать его де Волф. — Ты легко докажешь суду, что не имеешь к этому убийству никакого отношения.

— Кто мне поверит? — угрюмо проворчал Гвин. — Я не был в это время с женой, поскольку у моей сестры нет места для нас обоих. Когда все это произошло, я, должно быть, шел по Милк-лейн в замок Ружемон, поэтому солдаты тоже не подтвердят, что я был с ними.

Коронер нетерпеливо махнул рукой:

— Нет, Гвин, тебя никто не может обвинить в преступлении. Все это существует лишь в твоем воображении. Да и кто посмеет обвинить в убийстве моего лучшего офицера?!

И тут он вдруг вспомнил, что есть человек, который сделает это с превеликим удовольствием. Внимательно наблюдавший за ним Гвин мгновенно догадался, о чем подумал его господин.

— Вот именно, коронер! — грустно заметил он. — Если учесть все те несчастья, которые в последнее время преследуют меня, то можно не сомневаться — шериф не упустит такого случая. Тем более этот Тайрелл был ему предан и успел оформить на меня иск за нападение.

Де Волф надолго задумался, играя желваками.

— Знаешь что? Тебе не стоит влезать в это дело в качестве моего офицера. Так ты будешь в большей безопасности. Хотя я по-прежнему уверен, что никто не посмеет обвинить тебя в преступлении, лучше все же держаться в стороне. Тогда никто не заподозрит тебя в причастности к этому убийству.

— Но как же вы будете проводить расследование без моего участия? — возразил Гвин.

— Я могу привлечь Томаса. А если кто-то обратит внимание на эту замену, мы можем сослаться на твои семейные трудности. Тем более что в такое тяжелое время тебе действительно лучше быть рядом с семьей.

Расстроенный корнуоллец наконец согласился с доводами начальника и отошел в сторону, предоставив констеблям право убрать труп с аллеи. Хотя обычно все случайно обнаруженные на улицах города трупы свозились в пустующий каретный сарай замка, было решено, что это слишком оскорбительно для такого почтенного торговца, каким, несомненно, считался Уолтер Тайрелл. Гораздо более подходящим местом для покойника сочли двор близлежащей церкви Святого Панкраса, куда и перенесли тело трагически погибшего суконщика, положив его на снятую с петель дверь.

Решив, что коронеру больше нечего делать на месте преступления, де Волф еще раз успокоил своего офицера и отправился домой. Правда, сам Гвин не был в этом уверен и терзал душу сомнениями, медленно бредя по темным улочкам по направлению к замку Ружемон. Новый меч приятно похлопывал его по ноге при каждом шаге, и ему приходилось придерживать прекрасно отделанную рукоять клинка.

— Пока ты не принес мне удачи, — угрюмо пробормотал он. — Будем надеяться, что теперь все будет по-другому!


На следующее утро, через час после восхода солнца, Джон де Волф подошел к воротам замка. Там уже ждал сержант Гэбриел, сообщивший, что шериф требует его с докладом о случившемся. Коронер выждал час, демонстрируя свою независимость от Ричарда де Ревелле, и провел это время в палате с Томасом, давая ему подробные указания насчет расследования убийства суконщика. Потом он обошел внутренний двор и проверил, как тяжеловооруженные стражники охраняют замок с внешней стороны. Только после этого де Волф без стука и предупреждения вошел в палату шерифа. Его шурин восседал за огромным дубовым столом, заваленным пергаментными свитками, и недовольно поморщился из-за бесцеремонности Джона.

— Ты не слишком торопишься ко мне! — проворчат он. — Я уже давно послал за тобой.

— Я следователь короля, а не шерифа, — парировал Джон. — И не должен являться к тебе по первому требованию. У меня много своих дел, не терпящих отлагательства. Например, это досадное убийство суконщика.

Шериф отложил в сторону гусиное перо и с победным видом посмотрел на коронера:

— Да уж, действительно, это сейчас твое самое важное дело! Боюсь, через некоторое время его придется рассматривать суду более высокой инстанции.

Джон подозрительно взглянул на шурина:

— Что ты хочешь этим сказать?

Ричард медленно встал из-за стола и тщательно расправил складки на своем камзоле.

— Джон, думаю, мне нужно лично понаблюдать за твоим расследованием, — произнес он подчеркнуто ровным голосом. — Где и когда это будет происходить?

Догадавшись, что именно задумал де Ревелле, Джон недовольно проворчал:

— За час до полудня во дворе церкви Святого Панкраса.

Шериф коротко кивнул:

— Я непременно там буду. Уолтер Тайрелл был моим лучшим другом, и мое желание отдать ему последние почести вполне естественно. Это будет дань уважения к почтенному члену городского сообщества. — С этими словами он махнул рукой, давая понять, что разговор окончен, и направился в свои покои, громко хлопнув тяжелой дубовой дверью.

С трудом сдерживая нарастающее раздражение, озабоченный последствиями предстоящего расследования де Волф вернулся в свою мрачную палату и долго сидел, нервно постукивая пальцами по крышке стола. Томас сразу же почувствовал дурное настроение своего господина и предусмотрительно удалился, сославшись на срочные дела, связанные с расследованием убийства.

— Ты бы лучше сбегал на Милк-лейн и предупредил Гвина, чтобы он поскорее сматывался отсюда, — приказал коронер, когда его клирик уже подошел к двери. — Ему сейчас лучше не показываться на глаза шерифу, поскольку я уже понял, что намерен делать де Ревелле.

С трудом скрываемое волнение Джона мгновенно передалось клирику, и тот, нахмурившись от дурного предчувствия, поспешил на оживленную улицу. В своей неприметной сутане из грубого полотна он ловко лавировал между многочисленными женщинами, спешащими за утренними покупками, столь же многочисленными продавцами лошадей, торговцами керамическими изделиями и прочими купцами, громогласно превозносившими достоинства своих товаров. Приблизившись к жилищу констебля, Томас убедился, что Осрик с помощниками уже успели собрать всех жителей окрестных домов, ставших невольными свидетелями преступления и тщательно допрошенных.

Констебли хорошо знали о строгих требованиях коронера, и Томас не сомневался, что суд присяжных состоится в нужное время и без каких бы то ни было проволочек.

После этого он отправился дальше, добрался до главного перекрестка Карфуа, откуда расходились четыре улицы, ориентированные по частям света. В планировке улиц практически ничего не изменилось со времен римского владычества.

Направляясь к Южным воротам, он отвернулся от тех дворов, где прямо на проезжей части забивали овец и других домашних животных, а сточные канавы были полны их внутренностями и почернели от запекшейся крови.

Томас быстро миновал этот район и, повернув на Милк-лейн, без труда отыскал Гвина во дворе дома своей сестры. Он доил большую рыжую корову. Та равнодушно жевала сено из корыта, а рядом с ней стоял крохотный теленок, с интересом взирая на рыжеволосого великана, который лишал его почти половины обеда, сцеживая молоко в деревянное ведро.

Томас передал ему сообщение коронера о предстоящем дознании, и Гвин понимающе кивнул:

— Я знал, что все случится именно так. Этот чертов шериф не упустит такой шанс.

Он отвернулся от коровы и обратился к Хелен, которая сидела на стуле возле задней двери и ощипывала цыпленка, бросая перья на забитую птицу у своих ног.

— Я подою еще двух коров, а потом зарежу тебе гуся! — прокричал он через весь двор и снова вернулся к коровьему вымени.

— Как твоя жена? — озабоченно поинтересовался Томас.

— Спасибо, с Агнес все по-прежнему, — вздохнул Гвин. — Пока выкидыша не было, но кровотечение еще сохраняется. Повитуха говорит, что она должна отлежаться несколько дней, если хочет сохранить ребенка.

— А мальчики?

— У них тоже без ухудшения, но они очень ослабли и почти не встают. Даже есть не просят, а значит, еще не поправились. Обычно они голодные как собаки!

Будучи добрым человеком, искренне сочувствующим всем, кого постигла беда, Томас постарался подбодрить друга и хоть как-то улучшить его настроение:

— Гвин, я ничем не могу помочь тебе, кроме молитвы, но если способен хоть что-нибудь сделать…

— Спасибо, Томас! Похоже, на меня свалилось какое-то страшное проклятие в последние дни. Если случится то, чего я больше всего опасаюсь, мне действительно понадобятся твои молитвы.


— Внимание, внимание, все, кто имеет хотя бы малейшее отношение к расследованию королевского коронера графства Девоншир, подойдите поближе и примите участие в этом деле!

Голос Томаса казался еще более писклявым по сравнению с громоподобным басом Гвина, когда тот открывал весьма утомительную процедуру судебного разбирательства. Но даже этого голоса было достаточно, чтобы все приглашенные мгновенно притихли и собрались в полукруг перед небольшим навесом, служившим временным моргом для тела трагически погибшего суконщика. А позади них собралась большая толпа зевак, состоявшая в основном из женщин, которые тоже притихли и вытянули шеи, чтобы лучше слышать выступавших. Они находились на небольшом пыльном дворе церкви Святого Панкраса почти в центре города, но большинство присяжных заседателей думали о чем угодно, только не о судебном разбирательстве, поскольку у всех были свои дела, требовавшие их участия.

Дверь, на которой доставили тело Уолтера Тайрелла, теперь покоилась на двух невысоких бочках за пределами навеса, а покойника предусмотрительно накрыли старым суконным одеялом. Рядом с ним стоял сэр Джон де Волф с угрюмым лицом, что было ему свойственно на подобных юридических церемониях. На нем красовался длинный серый мундир, перепоясанный толстым кожаным ремнем, на котором висел длинный кинжал в кожаных ножнах, но меча не было. Весеннее утро выдалось довольно прохладным, и он набросил на плечи хорошо выделанную накидку из волчьей шкуры.

Объявив о начале судебного разбирательства, Томас отошел в сторону, уселся на небольшую бочку и положил на колени доску со свитком пергамента, гусиное перо и чернила, приготовившись тщательно фиксировать ход процесса. Вперед вышел королевский коронер, уткнув в бока сжатые кулаки, и пристально оглядел сперва присяжных заседателей, а потом теснившуюся позади них толпу.

— Мы собрались здесь, чтобы выяснить, где, когда и при каких обстоятельствах наступила смерть этого человека. — Он взмахом руки показал на покрытое одеялом тело покойника. — Брат и вдова опознали его сегодня утром как Уолтера Тайрелла — хорошо всем известного суконщика, проживавшего у Восточных ворот. А теперь я прошу выйти вперед человека, который первым обнаружил тело!

По его команде перед коронером появилась фигура старшего по возрасту констебля Теобальда. Он торопливо снял шерстяную кепку, обнажив изрядную лысину, и стал сбивчиво рассказывать, как прошлой ночью вместе с Осриком совершал обход вверенной территории и совершенно случайно наткнулся в самом начале аллеи на труп неизвестного.

— А потом мы услышали топот ног убегающего человека, и я погнался за ним, но так и не настиг, — с нарочитым сожалением добавил констебль.

Затем он рассказал, как они подняли тревогу, разбудили людей из ближайших домов и организовали поиски злодея, не увенчавшиеся успехом. Неудачные поиски преступников обычно приводили к крупным штрафам, но городские констебли хорошо знали свое дело и всегда могли отыскать оправдания неудачам. После этого вызвали еще нескольких свидетелей с Уотербир-стрит, но те лишь подтвердили то, что уже сообщили судьям Теобальд и Осрик. Никто не видел в ту ночь ни убегавшего по аллее преступника, ни самого Тайрелла.

Выслушав их, де Волф вызвал для допроса вдову, и она вышла вперед, опираясь на руку своего деверя — компаньона Уолтера Тайрелла и помощника по ведению дел на шерстяной мануфактуре. Кристина была красивой блондинкой намного моложе своего покойного мужа и даже сейчас, в серой траурной накидке, привлекала к себе внимание окружающих. Несмотря на семейную трагедию, она выглядела спокойной, превосходно держала себя в руках и явно не нуждалась в поддержке, которую оказывал ей деверь.

Коронер сразу же смягчил тон, выказывая тем самым сочувствие безутешной вдове.

— Что ваш муж мог делать на улице в столь поздний час?

Вдова пожала печами:

— Он часто выходил в город по делам или встречался с друзьями в таверне. Его любимыми заведениями были «Нью инн» и «Плау». Думаю, он собирался расплатиться с каким-нибудь торговцем за поставки овечьей шерсти, но с уверенностью заявлять об этом не могу.

— А вы не знаете причины, по которой кто-то мог бы убить вашего мужа? — напрямик спросил Джон. — У него были враги, о которых вам хоть что-то известно?

Кристина покачала головой:

— Нет, сэр, он никогда не посвящал меня в свои дела. Единственное, что я могу предположить, — он стал жертвой обычных грабителей, решивших поживиться за его счет.

Джон посмотрел на Осрика:

— Когда вы его обнаружили, при нем были какие-то деньги?

— Нет, коронер, ни кошелька, ни сумки на ремне.

Де Волф удовлетворенно крякнул, поскольку появился по меньшей мере один из мотивов преступления — ограбление. В особенности если у убитого было много монет, которыми он собирался расплатиться с торговцем.

Кристина больше ничего не могла сообщить следствию и отошла в сторону, однако Джон решил допросить ее деверя и предложил ему назвать свое имя.

— Серло Тайрелл, сэр, — представился тот. — Я брат погибшего и одновременно его партнер в бизнесе, который мы вместе ведем на Экс-Айленде.

— Вам что-либо известно о врагах покойного, которые могли бы желать ему зла?

Серло, высокий худощавый мужчина с кудрявыми черными волосами, был лет на десять моложе своего покойного брата. Услышав вопрос, он смущенно переступил с ноги на ногу.

— Прошу прощения, сэр, но я слышал только о ссоре с вашим корнуолльцем, — пробормотал он.

Среди присяжных послышался шум, и все они закивали. Стало ясно, что небольшая стычка в Сент-Сидвелле получила широкую известность в городе.

— Это была мелочная ссора! — раздраженно отмахнулся де Волф. — Я имел в виду более серьезную причину убийства вашего брата.

— Но этот рыжеволосый громила сказал, что снесет Уолтеру башку! — упрямо повторил Серло.

Де Волф взмахом руки отправил свидетеля в гущу толпы и в этот момент заметил, что в самом конце двора, возле ворот, неподвижно застыл Ричард де Ревелле. Лицо его выражало крайнее превосходство, но, к удивлению Джона, он не пытался вмешаться в ход судебного разбирательства. Поскольку никто из присутствующих больше не мог добавить ничего конкретного по данному делу, Джон обратился к присяжным заседателям, трое из которых были совсем молодыми парнями лет четырнадцати.

— Закон требует, чтобы вы осмотрели тело и вынесли свой вердикт. Должен заметить, что расследование еще не закончилось и нам предстоит немало поработать, чтобы выяснить имя истинного убийцы. Таким образом, следствие продолжается.

Он обвел глазами присяжных, словно ожидая, не посмеет ли кто-то из них ему возразить.

— Однако мы должны вернуть тело покойника семье, чтобы его могли достойно и с почестями похоронить, причем как можно быстрее.

С этими словами он кивнул Томасу, и маленький клерк, неохотно взяв с доски свиток пергамента, направился выполнять работу Гвина. Отвернувшись в сторону, он стянул покрывало с мертвого тела, чтобы присяжные могли лично засвидетельствовать кончину покойного, а коронер в это время кратко прокомментировал происходящее:

— Сейчас вы увидите, что смерть наступила в результате ранения в шею, повредившего кожу и мышцы до самой кости.

Некоторые присяжные были старыми воинами или столь же многоопытными фермерами, повидавшими на своем веку немало крови и увечий. Однако другие оказались не столь искушенными в подобных делах и заметно побледнели, прикрывая глаза руками, но все же поглядывали на труп сквозь растопыренные пальцы, будто пытаясь уменьшить таким образом ужас и отвращение. Как ни странно, вдова покойного Кристина довольно спокойно смотрела на безжизненное тело мужа, совершенно игнорируя заботливые руки Серло, покоившиеся на ее плечах.

— Хорошо видны резаные края раны, где лезвие какого-то оружия вошло в шею жертвы, — продолжал между тем де Волф с нарочито трагическим выражением лица.

Когда все присяжные прошли мимо тела и воочию убедились в смерти покойного, самый старший из их числа, в котором Джон узнал бывшего оруженосца замка Ружемон, задал ему интересующий всех вопрос:

— Каким оружием могла быть нанесена эта рана, коронер? Судя по всему, очень острым и тяжелым.

Де Волф согласно кивнул:

— Это мог быть длинный кинжал или нож мясника. Как, впрочем, и крюк для подвески мясных туш. — Он специально не стал упоминать меч, но старый солдат не преминул воспользоваться таким непростительным упущением.

— Насколько я могу судить, этим оружием вполне мог быть длинный меч, лезвие которого ушло глубоко в шею.

— Да, вполне возможно, — согласился с ним коронер, но тут же уклончиво добавил: — Но кто же носит с собой длинный меч в пределах городских стен?

Обсуждать больше было практически нечего, и присяжные, немного посовещавшись, вынесли свой вердикт, суть которого кратко изложил старый солдат.

— Мы подтверждаем, что этот человек был убит, но не можем сейчас назвать имя убийцы, — резко объявил он, не скрывая своего раздражения.

Де Волф молча кивнул в знак согласия и огласил свое решение в более сдержанном официальном стиле:

— В таком случае я провозглашаю, что Уолтер Тайрелл был найден мертвым на Уотербир-стрит в восьмой день апреля месяца в год тысяча девяносто пятый от рождения Господа нашего и что он был убит в нарушение закона нашего короля неизвестным преступником или преступниками.

После окончания судебного разбирательства присяжные разбрелись во все стороны, а тело покойника уложили на телегу и отправили домой для совершения похоронного обряда. Наблюдая, как Серло заботливо сопровождает безутешную, но на удивление спокойную вдову, Джон вдруг подумал, не возьмет ли он на себя гораздо большие обязательства по отношению к ней, чем просто управление суконной мануфактурой покойного Уолтера. Но, в конце концов, это его не касалось, и он повернулся к Томасу, торопливо собиравшему свои письменные принадлежности:

— Расследование не дало нам никаких результатов. Вряд ли мы когда-нибудь узнаем имя человека, зарезавшего этого парня.

— А ты попытайся поискать его рядом с собой, Джон! — прозвучал позади чей-то голос, и, резко повернувшись, де Волф увидел едкую ухмылку шерифа, который незаметно приблизился к ним, воспользовавшись суматохой.

— Что ты хочешь этим сказать, Ричард, черт возьми?

Де Ревелле, облаченный в дорогой камзол с кружевами, несмотря на прохладную погоду, посмотрел на шурина с сардонической ухмылкой:

— Ты прекрасно знаешь, что я имею в виду. Виной всему твой громадный корнуоллец, которого ты упрямо держишь на своей службе. Я намерен привлечь его к суду, поскольку совершенно ясно, что сам ты ничего не собираешься делать.

— Гвин? Не говори ерунды! Почему ты решил, что он причастен к убийству?

Де Ревелле злобно сверкнул глазами.

— Он первым ударил Уолтера Тайрелла, а потом при всех грозился снести ему голову. Глядя на эту рану, можно сказать, что это ему почти удалось.

— Мой офицер не имеет к данному делу никакого отношения! А ты просто хочешь наказать его любой ценой.

Шериф резко повернулся на высоком каблуке дорогого модного сапога с узким длинным носом.

— Тогда почему его нет на судебном разбирательстве? Почему он не выполняет свои служебные обязанности? Или ты специально упрятал его подальше от глаз?

Его насмешка была недалека от истины, но Джон все же нашел выход из положения:

— У него масса семейных проблем. Его жена и двое детей находятся в тяжелом состоянии.

— Не пытайся уйти от ответа, Джон. У меня есть два свидетеля, которые под присягой покажут, что он действительно угрожал ему расправой. Тайрелл вполне справедливо обвинил этого мужлана как в нападении, так и в уничтожении дома, сгоревшего по его разгильдяйству.

Де Волф раздраженно отвернулся, не желая больше слушать шурина.

— Ричард, у меня слишком много других важных дел, чтобы опровергать твои досужие бредни. — Он сердито махнул рукой клерку: — Пошли, Томас, нам еще нужно поработать в замке Ружемон! — И быстро зашагал прочь, но все же услышал последние слова шерифа:

— Я все равно арестую его, Джон, за нападение и по подозрению в убийстве!


В тот вечер несколько обеспокоенных развитием событий человек собрались в таверне «Буш», что в нижней части города, на Айдл-лейн, неподалеку от Западных ворот. В большом каминном зале, занимавшем практически весь первый этаж заведения, на своем излюбленном месте у камина сидел Джон де Волф, а напротив него расположились Гвин и Томас. Рядом с Джоном уселась Неста, его любовница и хозяйка таверны, славившейся особенно крепким элем. Это была симпатичная вдова из Уэльса двадцати восьми лет от роду с округлым лицом в форме сердца, курносая и необыкновенно живая. Копна ее выкрашенных хной волос была забрана аккуратным чепчиком, завязанным под подбородком. Коронер с друзьями уже получили от нее по кружке самого лучшего эля, а Томас с удовольствием потягивал из небольшой чашки сидр. Несмотря на обилие крепких напитков, настроение их не улучшилось, поскольку они обсуждали угрозу шерифа арестовать Гвина.

— На самом деле ему плевать на Уолтера Тайрелла и обстоятельства его смерти, — кипятился де Волф. — Он видит в этом только прекрасную возможность разделаться со мной.

Вражда между коронером и шерифом продолжалась уже давно, с тех самых пор, как Джон заподозрил Ричарда в уклонении от уплаты налогов в казну графства, а также в тайных симпатиях к сторонникам принца Джона, который все еще лелеял надежду свергнуть с престола короля Ричарда. Несмотря на поражение их последнего восстания, в результате которого Гвин и приобрел этот загадочный меч, принадлежавший ранее изменнику Помрою, в стране оставалось еще немало влиятельных людей, поддерживавших опального принца и не терявших надежды посадить его на трон. Ричард де Ревелле тоже имел некие политические амбиции и, тайно поддерживая мятежников, лелеял замыслы непременно добиться высокого положения в королевстве, если королем станет принц Джон.

— У него нет никаких доказательств, кроме лживых показаний парочки негодяев из Сент-Сидвелла, которые за горсть мелких монет готовы свидетельствовать против кого угодно! — добавил коронер, пытаясь хоть как-то успокоить приунывшего корнуолльца.

Гвин не был столь оптимистичен.

— Тайрелл уже получил от шерифа предписание, где я обвиняюсь в нападении и покушении на его жизнь, и требование крупной компенсации за сгоревший дом, — уныло проворчал он. — Поэтому, когда Тайрелла убили, у де Ревелле появился хороший повод заподозрить именно меня.

— Но у него нет абсолютно никаких доказательств, Гвин, — вмешался в разговор Томас, всеми силами стараясь поддержать друга. Хотя Гвин немилосердно дразнил его, они все равно оставались лучшими друзьями и огромный корнуоллец частенько заступался за тщедушного бывшего священника.

— А когда этому мерзавцу требовались доказательства? — с горечью заметила Неста. В прошлом она не раз убеждалась в бесстыдном поведении шерифа.

— Что же нам делать? — беспомощно пролепетал Томас, с трудом сдерживая отчаяние. — Может, Гвину лучше на время уехать из города? Например, в свой родной Корнуолл? И пожить там у родственников какое-то время?

Де Волф решительно покачал головой:

— Это будет выглядеть как бегство от правосудия и косвенное признание вины. Нет, мы должны противопоставить злобным нападкам только правду!

— Найти ту свинью, которая убила Тайрелла! — угрюмо прорычал Гвин. — Это единственный выход из положения.

— Вот именно! — поддержал его коронер. — И я займусь этим сегодня же! Жаль, что ты сам не можешь принять участие в этих поисках, Гвин. По крайней мере открыто.

— Я сделаю все от меня зависящее, сэр, — предложил Томас, жаждавший оказать своему большому другу хоть какую-то реальную помощь. — У меня есть много знакомых среди низшего слоя священнослужителей. Они любят посплетничать и знают практически все, что происходит как в городе, так и в клерикальных кругах.

Неста тоже предложила свою помощь, пообещав послушать, о чем судачат завсегдатаи ее питейного заведения. Ее таверна пользовалась огромной популярностью, а крепкий эль легко развязывал языки.

Решив, что обсуждать больше нечего, де Волф отправил Гвина в его временное пристанище на Милк-лейн, к многострадальной семье, а сам быстро зашагал в сторону замка Ружемон, чтобы послушать там досужие сплетни, которые, возможно, прольют свет на подробности частной жизни Уолтера Тайрелла.


Час спустя сержант Гэбриел поднялся по каменным ступенькам на верхнюю часть главной башни замка. На его грубоватом крупном лице застыло крайнее беспокойство. Остановившись в дверном проеме, он медленно обвел взглядом заполненный людьми зал. Клерки занимались своими бумагами и принимали жителей города, а чуть поодаль группа судебных приставов дожидалась аудиенции у местного начальства. Несколько свободных от дежурства солдат оживленно беседовали с купцами и священниками. Кто-то обедал, расположившись за небольшими дубовыми столами, а другие просто болтали, оглашая зал громким смехом. Вскоре Гэбриел заметил крупную фигуру Джона де Волфа, стоявшего возле камина с кружкой эля. Тот доверительно беседовал с парой членов городского совета, пытаясь выведать у них хоть какую-нибудь информацию о предпринимательской деятельности погибшего суконщика.

Сержант быстро пересек зал и прикоснулся к руке Джона.

— Сэр, боюсь, вам следует незамедлительно спуститься в подвал, — тихо сказал он и качнул головой, показывая всю серьезность сложившейся ситуации.

Коронер извинился перед собеседниками и последовал за Гэбриелом к выходу, поставив недопитую кружку эля на стол.

— Что стряслось? Почему в подвал?

Мрачное полуподвальное помещение располагалось под первым этажом башни. Часть его обычно использовалась под тюремные камеры, а другая служила складом.

— Шериф арестовал Гвина! — взволнованно сообщил Гэбриел. — Он послал четверых моих людей с оружием и даже не посчитал нужным предупредить меня об этом. — Гэбриел был вне себя от ярости не только потому, что шериф сделал это без его ведома. Гвин являлся его старым другом, собутыльником и партнером по игре в кости.

Джон быстро спускался по ступенькам, с трудом сдерживая накопившуюся злость, хотя известие не стало для него неожиданным.

— Негодяй все-таки воспользовался этим делом, чтобы поквитаться со мной! — процедил он сквозь зубы. — Но я не думал, что все случится так быстро.

Они спустились вниз, протиснулись в низкую арку подвального помещения и вошли в плохо освещенный зал, потолок которого подпирали массивные каменные колонны. Слева от них тянулись тюремные камеры с металлическими решетками на дверях. Неподалеку от камер стояла небольшая группа людей, слабо освещенная мерцающим огнем факелов, закрепленных по периметру стены. Высокую фигуру Гвина окружали вооруженные солдаты, а рядом с ними Джон заметил шерифа и его главного секретаря. Кроме них в помещении находились Ралф Морин — констебль замка — и вдова Тайрелла Кристина, возле которой постоянно вертелся его брат Серло. А чуть дальше переминались с ноги на ногу два соседа Гвина из Сент-Сидвелла, а также Стиганд — высокий тюремный надзиратель, всем своим видом показывающий, как он рад удачному случаю использовать свой многолетний опыт тюремного палача.

Де Волф направился к этой группе и, полностью игнорируя шерифа, обратился к Ралфу Морину, разделявшему его неприязнь к Ричарду де Ревелле.

— Ралф, что здесь, черт возьми, происходит? — воскликнул он нарочито громко.

Морин, такой же крупный мужчина, что и корнуоллец, с огромной раздвоенной бородой, делавшей его похожим на отважного викинга, начал степенно объяснять суть дела, но был неожиданно прерван скрипучим голосом шерифа.

— Это я приказал арестовать его, Джон! И пока он не представит хоть сколько-нибудь вразумительные доказательства своей невиновности, будет сидеть в тюрьме в ожидании суда, который пройдет на следующей неделе!

Джон сделал несколько шагов, остановился перед шерифом и уставился на него с высоты своего огромного роста.

— Значит, он будет считаться виновным, пока не докажет обратное, не так ли? А мне почему-то казалось, что все должно быть наоборот!

Де Ревелле попятился, словно опасаясь, что Джон может его ударить, затем махнул рукой в сторону вдовы и брата покойного:

— Эти добрые люди пришли ко мне после твоего слишком поспешного расследования и потребовали истинной справедливости! Ты не сделал ничего, чтобы назвать имя убийцы или хотя бы высказать подозрения в отношении виновника!

— Ричард, если бы ты знал хоть что-то из области права, то давно бы сообразил, чем расследование отличается от правосудия! Это королевские судьи рассматривают дело в соответствии с установленными нормами и обычаями.

— Чепуха! В течение столетий суд моего графства весьма успешно вел дела и решал самые сложные проблемы, а твои новые королевские суды только деньги выкачивают!

Де Волф снисходительно рассмеялся:

— Значит, ты считаешь себя знатоком права, шериф? Тогда скажи, что намерен делать здесь с одним из моих офицеров? Он находится на службе короля, как и я, поэтому советую тебе быть поосторожнее.

В этот момент вперед выступил Серло Тайрелл, всячески демонстрируя свое возмущение.

— Корнуолльский громила убил моего брата и оставил вдовой эту добрую женщину! Все указывает на его причастность, и мы требуем справедливости!

— Я никогда никого не убивал! — заорал Гвин, который до этого предпочитал держать язык за зубами. — Конечно, нехорошо говорить дурные вещи о покойном, но Уолтер Тайрелл лживо обвинил меня в преднамеренном поджоге его дома. А потом первый ударил, а когда я стал защищаться, бросился на меня с ножом!

— А потом ты стал угрожать, что убьешь его! — завизжал шериф. — Это могут подтвердить два человека из Сент-Сидвелла! — Он показал рукой на мужчин, смущенно переминавшихся с ноги на ногу.

— Ну и как же он мог это сделать? И, главное, когда? — парировал Джон.

В спор неожиданно вмешалась вдова.

— Он мог быть в любой точке города, на любой улице! — выкрикнула Кристина. — Спросите, где он был в это время.

— Я был дома, на Милк-лейн, вместе со своей семьей, — сердито проворчал Гвин. — Потом пошел в караульное помещение замка, чтобы поиграть в кости. Там же я нашел свободную койку в одном из бараков.

— Это все пустые разговоры, парень! — недоверчиво хмыкнул де Ревелле. — Как ты можешь доказать это?

Гвин повернулся к Джону и посмотрел на него с отчаянием:

— Коронер, я должен отвечать на эти идиотские вопросы? Моя жена и семья ее сестры подтвердят, что я действительно был с ними. А половина гарнизона видела меня в замке Ружемон!

Не успел Джон ответить на этот вопрос, как шериф задал еще один, явно пытаясь создать вокруг корнуолльца атмосферу подозрительности и недоверия:

— А в котором часу ты покинул дом на Милк-лейн? И когда пришел в замок, а?

— Откуда мне знать, черт возьми? — возмутился Гвин. — Я не ношу с собой церковную свечу. Кафедральный собор — единственное место в городе, где можно узнать точное время. Наверняка скажу только, что это было до того, как прозвонил колокол Матэн.

Джон с трудом сдерживался и с ненавистью смотрел на шурина.

— Все твои вопросы, Ричард, не стоят выеденного яйца. Мой офицер уже заявил, что никто в точности не скажет, когда именно это было. Можно только строить догадки. Человеку известно лишь день это был или ночь. Он также прав насчет того, что церковный колокол — единственный указатель времени в нашем городе. А до тех пор пока ты не найдешь более веские аргументы для ареста моего офицера, полагаю, мы можем отправиться по домам!

Де Ревелле самодовольно ухмыльнулся и гордо выпятил грудь, небрежно закинув край меховой накидки и открывая взору присутствующих дорогую рубашку, отороченную столь же дорогими кружевами.

— Сегодня ты сам признал перед присяжными на так называемом расследовании, что смертельная рана, нанесенная жертве, могла быть сделана длинным мечом. Разве не так, Джон?

— Разумеется, это вполне возможно, — согласился тот, подозрительно косясь на шерифа. — Но такая рана в равной степени могла быть нанесена кинжалом, длинным ножом мясника или даже крюком для разделки туш.

— Однако твой задержанный слуга обычно носит с собой меч, — упрямо настаивал де Ревелле. — Кстати, я слышал, что совсем недавно он приобрел новый клинок. — Он повернулся и щелкнул пальцами, подзывая тюремщика. Тот подошел к стоявшему неподалеку столу, взял там меч Гвина в прекрасных ножнах и поспешил вручить его шерифу. — Это тот самый меч, не так ли? Он был обнаружен в жилище на Милк-лейн во время ареста.

Гвин растерянно посмотрел на клинок и перевел удивленный взгляд на торжествующего шерифа, узкое лицо которого еще больше вытянулось от самодовольной ухмылки.

— Да, это мой меч! Ну и что из того?

Де Волф подошел к тюремщику и почти вырвал из его рук оружие. Выдвинув наполовину лезвие, он пристально осмотрел его со всех сторон, увидел выгравированную на латыни надпись и воочию убедился, что это тот самый клинок, который он недавно купил своему офицеру.

— Ну и какое отношение это имеет к нашему делу, шериф? — строго спросил он и добавил не без сарказма: — Может, ты хочешь взглянуть и на мой меч? А заодно на оружие целой сотни солдат Эксетера, которые имеют право его носить?

— Нет, Джон, меня не интересуют мечи других солдат, — на удивление спокойно отреагировал шериф. — Меня интересует только клинок, принадлежащий человеку, имеющему серьезные мотивы и возможности для убийства Уолтера Тайрелла.

Он приблизился к Джону и, вынув клинок из ножен, помахал им перед носом Гвина.

— Это оружие оказалось в твоих руках всего несколько дней назад, — многозначительно начал он. — А до этого долго хранилось у хорошо известного в городе торговца Роджера Трудога, верно?

Гвин недовольно проворчал в знак согласия, все еще не понимая, к чему тот клонит.

— Поэтому не остается никаких сомнений, что оружейник самым тщательным образом почистил и отполировал клинок, чтобы продать его подороже. Ты согласен с этим?

И на этот раз Гвин вынужден был согласиться и подозрительно смотрел на шерифа из-под насупленных густых бровей. А де Ревелле тем временем театральным жестом вынул из кружевного рукава рубашки белоснежный носовой платок и сделал знак тюремщику; тот, вероятно, предупрежденный заранее, поднес ему небольшую кожаную емкость с кристально чистой дождевой водой. Шериф макнул платок в воду и крепко отжал.

— Итак, если торговец оружием действительно почистил лезвие клинка перед продажей, то все оказавшееся на нем сейчас привнесено его новым обладателем.

Де Ревелле уже не ждал ответа на свой вопрос, а просто провел платком по лезвию клинка, тщательно прижимая его к краям. После чего вернул меч Стиганду, медленно развернул платок и продемонстрировал его пораженным свидетелям.

Кристина Тайрелл издала громкий крик и повалилась на руки деверя, который едва успел подхватить ее.

— Кровь моего мужа! — простонала женщина, драматично вскинув руки и мгновенно позабыв, что некоторое время назад довольно спокойно смотрела на бездыханное тело, даже не думая падать в обморок во время расследования.

А шериф, продолжая триумфально размахивать носовым платком, на котором отчетливо проступали розовые пятна, подошел поближе к де Волфу.

— Можно ли усомниться, что именно этот меч был использован в качестве орудия убийства несчастного суконщика? — пронзительно проблеял он. — Теперь я с полным основанием обвиняю этого человека, Гвина из Полруана, в убийстве Уолтера Тайрелла. Уведите его и позаботьтесь, чтобы на следующей неделе он предстал передо мной на суде графства!

На какое-то время в подвале поднялась суматоха. Гвин отчаянно сопротивлялся попыткам четырех солдат затолкать его в камеру, вдова продолжала стенать и всхлипывать, брат убитого Тайрелла выкрикивал проклятия в адрес подозреваемого, а шериф грациозно удалился с самодовольной ухмылкой на тонких губах.

И только Джон де Волф хранил спокойствие. Он заметил на ножнах меча Гвина какой-то странный предмет, аккуратно снял его и сунул в небольшую сумку на ремне.


— Это хорошо организованная инсценировка! — зарычал Джон и громко стукнул кулаком по столу в таверне «Буш». — Все было подстроено!

Они собрались в пивнушке Несты, чтобы обсудить сложившуюся ситуацию и продумать план дальнейших действия. Помимо самой Несты там был Томас, а на месте Гвина восседал его старый друг сержант Гэбриел.

— Но как же оказалась кровь на этом проклятом оружии? — неистовствовал Томас. — Ведь шериф специально обратил внимание на то, что оружейник тщательно почистил меч перед продажей.

Де Волф сунул руку в сумку на ремне, порылся там и вынул крохотную вещицу, которую аккуратно положил на край стола и придавил большой кружкой с элем, чтобы ее не сдуло ветром.

— Я нашел эту штуку на крайнем ободке ножен, — пояснил он. — Она приклеилась засохшей кровью, причем в том самом месте, где лезвие меча входит в ножны.

Неста пристально посмотрела на край стола и ахнула от удивления:

— Так это же крохотное перышко! От красного цыпленка, если судить по внешнему виду.

Джон кивнул и мрачно улыбнулся:

— Сфабрикованная улика! После того как меч изъяли из дома Гвина на Милк-лейн во время ареста, сам де Ревелле или, скорее, кто-то из верных ему людей запачкали его кровью.

Томас понимающе кивнул:

— Конечно! Иначе как шерифу могла прийти мысль протирать меч своим носовым платком? Разумеется, он уже хорошо знал, что обнаружит на лезвии.

— И как это ему все сходит с рук? — прошипела Неста, закипая от возмущения по поводу такого гнусного заговора против одного из своих лучших друзей.

Де Волф беспомощно пожал плечами:

— Он представляет здесь интересы короля! В графстве Девоншир никто не может оспорить его власть.

— А если обратиться к кому-нибудь поверх его головы? — спросила женщина.

— Это отнимет слишком много времени, любовь моя! — с горечью ответил он. — Пока дождешься ответа от главного юстициара[5] в Уинчестере, пройдет не менее двух недель, да и то при условии, что он окажется здесь, а не в Лондоне или Нормандии, куда часто ездит для встречи с королем.

Удрученный сержант согласно кивнул:

— За это время чертов шериф успеет не только предъявить обвинения Гвину, но и привести приговор в исполнение. Именно к этому он и стремится.

— Неужели епископ ничего не может сделать? — настойчиво вопрошала Неста, не оставляя попыток найти верное решение. — Думаю, он не обрадуется, узнав, что может быть казнен совершенно невиновный человек.

Джон хрипло рассмеялся и цинично махнул рукой:

— Генри Маршалл? Да он практически ничем не отличается от де Ревелле. И тоже тайно поддерживает предательство принца Джона. Нет, он и пальцем не пошевелит, чтобы помочь нам.

Томас быстро перекрестился от такого богохульства в адрес высшего церковного иерарха графств Девоншир и Корнуолл, хотя в душе понимал, что это истинная правда.

— Неужели мы ничем не можем помочь ему? — заныл он. — Нельзя позволить, чтобы на следующей неделе Гвина отправили на виселицу.

— Его держат в городской тюрьме у Южных ворот, — задумчиво пробормотал Гэбриел. — Тюремные камеры в замке Ружемон будут переполнены до следующего дня казни.

Огромные башни, прикрывающие южный вход в город, часто использовали для содержания арестованных преступников, приговоренных к наказанию городским судом присяжных, а также судом графства, который находился под юрисдикцией шерифа.

— Единственный выход — как можно быстрее найти настоящего убийцу, — простонала Неста со слезами на глазах и прижалась к руке Джона.

— Да, но это практически невозможно, учитывая отпущенное нам время, — тяжело вздохнул коронер.

— Значит, надо получить больше времени! — неожиданно заявил сержант. — Мы должны во что бы то ни стало вытащить его оттуда… А теперь послушайте меня!

Четыре головы склонились над столом, и заговорщики зашептались, разрабатывая план действий.


В ту ночь по темным городским улочкам, помимо обычных пьяниц и завсегдатаев местных борделей, бродили несколько странных мужчин. И только коронер оставался дома, не принимая участия в расследовании, поскольку являлся королевским офицером и должен был держаться подальше от всевозможных авантюр. Именно для того чтобы заблаговременно отмести от себя всяческие подозрения, он и сидел дома, чем немало удивил супругу, поскольку обычно под предлогом длительной прогулки с любимым псом Брутусом уходил в таверну для тайной встречи с любовницей.

Более того, Джон неожиданно открыл шкаф, где хранилось его любимое вино, взял кувшин красного «Луара» и даже настоял, чтобы Матильда выпила с ним стаканчик, пока они мирно сидели у большого домашнего очага. Необычное поведение мужа вызвало у нее сильные подозрения, но она, по обыкновению, сдержалась. Матильда давно привыкла к странностям мужа и не терзала его своей ревностью. А ближе к ночи, когда она, как обычно, отправилась спать на свою половину, он неожиданно двинулся следом, хотя уже давно не делал ничего подобного и мгновенно засыпал в постели.

Тем временем Томас де Пейн долго кружил возле здания гильдии, чтобы войти в помещение констеблей как раз в тот момент, когда они выложат на стол хлеб, сыр и эль, дабы основательно подкрепиться перед долгим рейдом по ночному городу. Симпатизируя Гвину и, как многие жители города, презирая шерифа за его продажность, они по просьбе секретаря коронера с готовностью направили свои стопы в северную часть города, чтобы побродить там не меньше часа, держась подальше от кафедрального собора.

После того как констебли отправились в ночной рейд, лишенный сана священник незаметно проскользнул на территорию кафедрального собора Святых Петра и Марии, со всех сторон окруженную небольшими часовнями, маленькими церквушками и стенами городских жилищ. На самом деле это было старое церковное кладбище, вход на которое открывался с других улиц города, причем одна из них называлась Мартин-лейн, и именно на ней находился дом коронера. Томас держался подальше от этой улицы и проскользнул в низкую арку, ведущую к Южным воротам. До звона колоколов, обычно собиравшего священнослужителей для очередной службы, оставалось еще много времени, поэтому кладбищенский дворик был почти безлюден, если не считать нескольких попрошаек да пьяниц, мирно спавших на могильных плитах.

Вскоре послышались шаги, и на фоне ночного неба вырисовалась крупная фигура сержанта Гэбриела, облаченного в военный мундир.

— Все в порядке, — заговорщицки доложил ему Томас. — Сегодня ночью Осрик и Теобальд патрулируют улицы в районе Северных ворот. — Он сунул руку во внутренний карман длинной сутаны — единственное напоминание о его священническом прошлом — и вынул оттуда тяжелый кошелек. — Коронер сказал, что этого вполне достаточно для выполнения поставленной перед тобой задачи.

Гэбриел пристально посмотрел в оба конца аллеи и быстро спрятал кошель в карман военной накидки.

— Жди меня здесь, — прошептал он. — Мы должны вернуться обратно через несколько минут.

Он исчез в темноте, оставив клирика в паническом страхе. Тот стучал зубами, но не столько от ночной прохлады, сколько от ужаса быть обнаруженным. Обещанные несколько минут показались ему вечностью, а в воспаленном мозгу росли опасения, что его арестуют и бросят в тюрьму со всеми вытекающими последствиями. Он даже задумался, какое наказание может грозить ему за незаконное вторжение в тюремную камеру: повешение или членовредительство, — но в этот момент из темноты вынырнул сержант, а за ним появилась и мощная фигура Гвина.

— Спасибо Богу и всем его ангелам! — облегченно вздохнул Томас, беспрестанно осеняя себя крестным знамением.

— Сейчас не время для молитвы, — осадил его Гэбриел. — Надо поскорее выбираться отсюда.

Они быстро пересекли кладбищенский двор, миновали западный вход кафедрального собора и вышли на темную улочку, ведущую к дому, где проживал коронер. Томас остановился перед низким входом в одну из выкрашенных в белый цвет церквушек, над которой возвышалась простая узкая башня. Повернув несколько раз большое металлическое кольцо, он открыл дверь и пропустил внутрь своих товарищей.

— Вот мы и пришли, Гвин, — прошептал он. — Это место станет для тебя безопасной гаванью на ближайшие сорок дней! Даже шериф не посмеет вытащить тебя отсюда, поскольку это священное убежище!


— Как он воспринял это, Джон? — спросила Неста на следующую ночь, когда они лежали на ее широкой кровати в таверне, где часть большого зала была отгорожена и служила жильем для хозяйки.

Суровое лицо де Волфа расплылось в улыбке, когда он вспомнил, как на следующее утро шериф чуть не лопнул от ярости, узнав, что Гвин сбежал из тюрьмы и нашел убежище в святой обители.

— Он чуть не помер от злости! Мне даже показалось, что вот-вот набросится на меня с кулаками! — рассмеялся Джон. — Обнаружив, что его хитроумный заговор полностью провалился, он готов был растерзать меня. Это сильный удар по его самолюбию.

— А ты рассказал ему, что на мече Гвина была кровь цыпленка? — продолжала допытываться она.

— Еще бы! Конечно, он все отрицал и твердил, что у меня нет никаких доказательств на этот счет, а я, в свою очередь, сказал, что у него нет никаких доказательств, будто это кровь человека. Он был взбешен, поскольку хорошо понимал, что я знаю правду.

— А что с тем тюремщиком, который дежурил на Южных воротах? — поинтересовалась Неста. — У него, должно быть, будут из-за этого крупные неприятности.

— Да, шериф грозился запереть беднягу в его же собственной тюремной камере и выбросить ключи, — усмехнулся де Волф. — К счастью, Гэбриел заставил Гвина врезать ему по лицу несколько раз, а потом крепко связать веревками. Впрочем, тюремщик не возражал, поскольку стал в три раза богаче. Конечно, вместе с Гвином пришлось выпустить еще четверых преступников, чтобы не создавалось впечатление, будто побег кем-то спланирован. Это вовсе не означает, что все тюремщики берут взятки, но иногда такое все же случается.

— Но де Ревелле догадался, что за всем этим стоишь именно ты?

— Конечно, догадался, но никак не докажет этого! Даже его собственная сестра может подтвердить под присягой, что я весь вечер и ночь провел с ней и ни на минуту не выходил из дома.

Валлийка с крашенными хной волосами прижалась к нему под овечьей шкурой, охваченная тревогой.

— А тебе не кажется, что мы всего лишь оттягиваем печальный исход этого дела? — взволнованно спросила она. — Что будет с Гвином через сорок дней?

Она и сама кое-что знала о древнем обычае священного убежища, а любовник пояснил ей мельчайшие детали. Гвин может оставаться в церкви Святого Мартина весь этот период, и никто не имеет права арестовать или задержать его. Но если он не признается в совершенном преступлении коронеру в установленной форме и соответствующих выражениях и при этом не согласится «отречься от королевства», то по истечении сорока дней будет заперт внутри церкви и умрет там от голода. «Отречение от королевства» означает, что Гвин должен покинуть Англию под клятвой никогда больше не возвращаться на ее территорию. Если же он нарушит эту клятву, то будет предан смерти.

— Нужно раскрыть преступление задолго до того, как истечет этот срок, — заключил Джон, вновь обретая серьезность. — Иначе говоря, найти истинного убийцу Уолтера Тайрелла и тем самым разоблачить происки де Ревелле.

Неста неожиданно привстала, и в тусклом свете свечи обнажились ее полные груди. Она инстинктивно прикрылась овечьей шкурой и посмотрела на любовника:

— Знаешь, Джон, я сегодня услышала кое-что интересное. Вечером в таверну зашел один ткач из Тайвертона. Он довольно часто посещает мое заведение — приходит перекусить и выпить эля каждый раз, когда приезжает в Эксетер для закупки шерсти. Все только и говорят о Тайрелле, и я решила спросить, знал ли он его раньше.

Джон обнял ее за обнаженные плечи, прикрыл шкурой и с интересом стал ждать продолжения.

— Мы долго болтали об этом, и я выудила из него столько сведений, сколько смогла.

— Ах ты, бесстыдная потаскушка! Хочешь пробудить во мне ревность? — пошутил де Волф.

— Не валяй дурака, Джон! Так вот, он сообщил, что брат Уолтера Серло давно пытался выкупить у того его долю предприятия, чтобы стать единственным и полновластным хозяином мануфактуры. Но Уолтер решительно отказывался уступить ему, и это служило причиной постоянной вражды между ними.

Коронер тщательно обдумал услышанное, машинально поглаживая ее обнаженную грудь.

— Да, сейчас нам полезна даже самая ничтожная информация, — снисходительно проворчал он. — Но неужели ты думаешь, что из-за этого кто-то станет убивать другого человека?

— Это еще не все, Джон, — продолжала Неста. — Во время нашей беседы к нам подошел извозчик Генри Окфорд и сказал, что слышал от кого-то, будто Серло имеет серьезные виды на свою невестку.

— На Кристину? — хмыкнул Джон. — Меня это нисколько не удивляет. Слишком невозмутимой ее оставил вид покойного мужа. Хотя позже она устроила настоящий спектакль, якобы упав в обморок от пятен крови на носовом платке де Ревелле. Что же до Серло, то он просто не снимал руки с ее плеча во время расследования.

Неста прижалась к нему и обняла за шею.

— Я знаю еще одного человека, который тоже не может снять руки с женщины!

На этом их разговор прервался на некоторое время.


— Это лучший эль в таверне, а Неста собственноручно испекла пироги с мясом, — сообщил Томас, с удовольствием глядя, как Гвин, словно изголодавшийся волк, опустошает сумку с едой и питьем, которую он притащил в церковь. — Твоя жена в полном порядке, и пока нет никаких признаков возможного выкидыша, — добавил он через некоторое время. — Она сказала, что навестит тебя, как только сможет совершать длительные прогулки, и приведет с собой сыновей, которые быстро идут на поправку.

Гвин посмотрел на длинную каменную скамью вдоль стены и спросил с полным ртом:

— Сколько времени мне придется сидеть здесь? Эти два дня показались мне длиннее двух месяцев!

— Коронер делает все возможное, чтобы помочь тебе, но для этого ему надо как можно быстрее найти настоящего убийцу.

Корнуоллец кивнул.

— Да, я знаю и очень благодарен вам всем! Жаль, что не могу выбраться отсюда и помочь.

Он угрюмо оглядел мрачные стены церкви с ее земляным полом, примитивным алтарем с единственным бронзовым крестом и двумя деревянными подсвечниками.

— Это, конечно, лучше, чем тюремная камера в Южных воротах, но не намного, — недовольно проворчал он и ужаснулся столь откровенному проявлению неблагодарности по отношению к маленькому клирику. — Прости меня, Томас, я сейчас в дурном расположении духа. С тех пор как обрел этот проклятый меч, все у меня пошло вверх тормашками.

Бывший священник молча кивнул в знак понимания и сочувствия.

— Возможно, на нем лежит проклятие прежнего владельца, этого предателя Генри. И кто знает, какие постыдные поступки были совершены с его помощью до этого?

Они стали обсуждать обстоятельства недавнего побега и вспомнили подкупленного тюремщика, который искусно притворился, будто не мог противостоять пятерым заключенным, когда вошел в камеру, чтобы оставить им немного еды и воды.

— Боюсь, я ударил его сильнее, чем требовалось, но ведь мы оба корнуолльцы и я хотел, ради его же блага, чтобы все выглядело по-настоящему. — Гвин улыбнулся, доедая пироги допивая остатки эля.

— Сэр Джон сказал, что навестит тебя при первом же удобном случае, — кивнул Томас, складывая остатки еды в корзину Несты. — Разумеется, он не хочет, чтобы его роль в этом деле была слишком очевидной, поскольку шериф по-прежнему убежден, что это именно он организовал твой побег.

Гвин снова устроился на узком каменном выступе — единственном месте в церкви, где могли присесть престарелые и немощные прихожане. Этот же выступ служил беглецу кроватью, лишь слегка смягченной тонким шерстяным одеялом, великодушно предоставленным в его распоряжение доброй хозяйкой таверны.

— Здешний приходской священник, кажется, вполне терпимо относится к моему пребыванию, — поделился Гвин с клириком. — В отличие от того толстого ублюдка в церкви Святого Олава, которому приходилось скрывать у себя настоящего убийцу.

— У него просто нет выбора, — пояснил Томас. — Священное убежище — это милосердие, дарованное самим Господом Богом, а не священнослужителем той или иной церкви. Но мы выбрали для тебя церковь Святого Мартина прежде всего потому, что отец Эдвин — один из немногих священников саксонского происхождения в Эксетере. Он сочувствует повстанцам и искренне ненавидит норманнскую аристократию, к которой принадлежит наш шериф!

— Молодец! — пробормотал Гвин. — Но лучше бы он бросил на эту каменную полку хоть какое-нибудь толстое покрывало. После сорока ночей на этом каменном ложе вся моя задница покроется огромными волдырями.


Джон де Волф решил последовать совету Несты и прислушаться к сплетням, которые распространялись в ее таверне. Если между братьями Тайрелл действительно существовала вражда, стало быть, первым делом надо посетить их сукновальную мануфактуру.

На следующее утро он отправился к Западным воротам и оказался на обширной заболоченной местности на берегу речки, известной под названием Экс-Айленд. Пробивая себе путь сквозь глубокие канавы и рытвины, во время сильных дождей она выходила из берегов и заливала обширные луга вплоть до Эксмура, и именно благодаря этому обстоятельству стала почти идеальным местом для сукновальных мануфактур, коих было здесь не меньше дюжины. Процесс очистки и обработки сырой шерсти требовал огромного количества воды, а производство шерсти являлось главным источником богатства не только Эксетера, но и всей Англии. Братья Тайрелл имели две мануфактуры, расположенные по соседству на берегу и окруженные большим количеством каналов, по которым вода из речки поступала на их предприятия. Вокруг главных зданий, выстроенных из толстых бревен, расположились многочисленные домики, большая часть которых использовалась для хранения сырой и уже обработанной шерсти.

Де Волф спросил, как отыскать Серло Тайрелла, но ему сказали, что тот поехал за покупкой большой партии сырья в аббатство Бакфаст, где находилось самое многочисленное стадо овец в графстве Девоншир. В маленькой хижине за большим столом сидел клирик и сосредоточенно разбирал огромное количество свитков пергамента. Он был крайне раздражен когда его посмели оторвать от важных дел, но, узнав в неожиданном госте королевского коронера, вскочил и почтительно поклонился.

— Чем могу быть полезен, сэр? — пролепетал он. — Это ужасное дело!

Джон решил, что тот имеет в виду нелепую смерть своего работодателя.

— Мне нужны некоторые сведения, которые могут помочь нам найти истинного убийцу вашего хозяина.

Брови клирика удивленно поползли вверх.

— А я думал, сэр, что его уже давно нашли! — Однако, вспомнив, что предполагаемым убийцей оказался верный слуга этого рыцаря, он продемонстрировал нарочитое смущение.

Клирику, как и Джону, было лет сорок. Это был невысокий полный мужчина с круглым лицом и светлыми, заметно редеющими, коротко остриженными волосами. Его толстые розовые губы скрывали два ряда неровных зубов отвратительного желтого цвета. Он был в длинной черной сутане, покрытой многочисленными чернильными пятнами; такими же пятнами пестрели его толстые пальцы на обеих руках.

— Я Мартин Нотт, сэр, главный клирик предприятий братьев Тайрелл. Что я должен рассказать вам?

Коронеру сразу не понравился толстяк, хотя никаких видимых причин для этого не находилось. Однако за короткое время общения он успел произвести неприятное впечатление своими пошлыми манерами и слишком подвижными мокрыми губами. Прекрасно осознавая, что это слишком поспешное впечатление несправедливо для незнакомого человека, Джон сразу приступил к делу:

— Вы работали клириком и на Уолтера, и на Серло Тайрелла?

— Да, господин коронер, я имел честь служить им обоим. На соседнем предприятии есть еще один клирик, но он слишком молод и неопытен и работает под моим руководством. — Мартин произнес эти слова с неприкрытым снисхождением — так обычно епископ обращается к мальчику из церковного хора.

— Насколько я понимаю, братья были партнерами?

— Да, сэр, но Уолтер владел большей долей собственности, поскольку намного старше Серло и унаследовал это предприятие, когда его младший брат был еще подростком.

И де Волф решил без промедления перейти к сути дела.

— Между ними существовало согласие, или все-таки имелись серьезные трения?

Мартин заметно насторожился.

— Я всего лишь стюард, сэр, управляющий их хозяйством, и в мои непосредственные обязанности входит ведение отчетности и обеспечение бесперебойной работы этой мануфактуры.

Коронер не собирался скрывать от клирика свои истинные намерения.

— Да ладно вам! Я расследую серьезное убийство, и у меня нет времени обмениваться с вами любезностями на этот счет. Главный управляющий всегда знает гораздо больше других. — Его жесткий тон, а также совершенно откровенная лесть насчет информированности доверенных служащих окончательно развязали клирику язык.

— Ну, если между нами, сэр, то господин Серло не всегда был доволен методами управления старшего брата и тяготился его главенствующим положением на предприятии. Он неоднократно предлагал различные нововведения и знал, как улучшить работу и расширить производство, но старший брат всегда подавлял его инициативу.

— И каковы же были последствия? — продолжал допытываться Джон.

Прежде чем ответить, клирик многозначительно оглядел пустое помещение.

— Серло постоянно предлагал старшему брату выкупить его долю, намекая, что тому пора удалиться от дел и отдохнуть или открыть новое дело — например, продажу и сдачу в аренду жилых домов. Мне кажется, Серло страстно мечтал стать одним из богатейших людей города и занять высокое общественное положение. Я вполне допускаю, что он подумывал даже о должности мэра. — Клирик грустно покачал головой. — Господину Уолтеру следовало принять это предложение… Впрочем, сейчас слишком поздно говорить об этом.

— Их споры носили агрессивный характер?

Мартин неуверенно пожал плечами:

— Конечно, иногда они обменивались довольно резкими выражениями, но не более того.

И Джону показалось, что он начинает понимать суть дела. Громко прокашлявшись, чтобы хоть как-то снять неловкость ситуации и смягчить следующий вопрос, он пристально посмотрел на клирика:

— А что вы можете сказать об отношениях между Серло и женой его старшего брата?

Светлые брови Мартина снова поползли вверх, выражая крайнее удивление.

— С госпожой Тайрелл? Не понимаю, сэр, что вы имеете в виду.

Джон глубоко вздохнул, удрученный артистическими способностями этого клирика.

— Я не слепой, как, впрочем, и остальные жители Эксетера! Серло Тайрелл не женат и, по всей видимости, обожает свою невестку.

Глаза Мартина снова забегали по пустой комнате, и он невольно понизил голос:

— Он действительно предан госпоже Кристине, но я абсолютно уверен, что между ними не было никаких предосудительных отношений. После ужасной смерти ее мужа он стал еще больше помогать ей, и если они в конце концов заключат более тесный союз, я нисколько не удивлюсь. Более того, буду счастлив.

Де Волфа раздражала педантичная манера клирика, но все последующие вопросы не прояснили сути дела. Территорию сукновальни он покинул с ощущением, что увертки этого скользкого человека лишь подтверждают слухи, которыми уже давно полнится город. Серло действительно добивался увеличения своей доли за счет старшего брата, стремился к повышению собственного статуса в городе и, вне всяких сомнений, домогался его красивой жены. И вот сейчас все три цели почти достигнуты, но может ли это стать достаточно серьезным мотивом, чтобы вонзить клинок в шею несчастному брату?


С некоторых пор обвинять де Волфа в бегстве Гвина из тюрьмы стал не только шериф, но и Матильда.

— Совершенно очевидно, муженек, что ты каким-то образом причастен к этому делу! — в очередной раз упрекнула его жена за ужином. — Да к тому же использовал наши деньги, чтобы подкупить тюремщика.

Де Волф сосредоточенно вынимал застрявшую в зубах рыбную кость — поскольку сегодня была пятница, вместо обычного мяса на ужин подали соленую пикшу, — а заодно обдумывал убедительный ответ.

— Тебе хорошо известно, Матильда, что в ту ночь меня не было возле Южных ворот, — спокойно ответил он, прекрасно зная, что этот тон еще больше разозлит ее.

— Мой брат говорит, что именно ты организовал это позорное дело! — выпалила она, склонив над столом свое перекошенное злобой квадратное лицо.

— Нет, сперва он сам организовал еще более позорное дело, безосновательно обвинив моего лучшего офицера в преступлении и заточив его в тюремную камеру! — парировал Джон. — Поэтому давай считать, что сам Бог уравнял наши шансы, позволив сбежать из тюрьмы тем пяти узникам, одним из которых, по счастью, оказался Гвин.

Матильда сердито отодвинула стул — деревянные ножки громко проскрипели по вымощенному каменными плитами полу.

— Как ты смеешь богохульствовать, упоминая имя Господа Бога для защиты этого корнуолльского дикаря?! — злобно прорычала она. — Ты уже осквернил часовню Святого Мартина, упрятав его туда! Я сейчас же отправлюсь в церковь Святого Олава помолиться за твою грешную душу, поскольку она давно уже нуждается в спасении. — С этими словами женщина приподняла подол тяжелой юбки, отороченной дорогими кружевами, и вышла из гостиной, зовя по пути свою французскую служанку, чтобы та помогла ей одеться для церковной службы.

Джон медленно покончил с ужином и уселся у очага с кружкой сидра в руке. Он долго смотрел на огонь, потягивая приятный напиток и поглаживая свободной рукой голову старого пса. Потрескивающее в огне дерево напомнило о сгоревшем дотла жилище Гвина, с которого и началась эта странная и весьма печальная цепь событий. Хотя его офицер постоянно твердил, будто все несчастья последнего времени начались с обретения нового меча, на самом деле это было не так. Пожар вспыхнул задолго до покупки оружия, да и его сыновья заболели еще до этого.

Он вновь прокрутил в голове все события, но так и не нашел хоть каких-нибудь доказательств против Серло Тайрелла. Однако решил все-таки поговорить с ним, когда тот вернется из Бакфаста, хотя и сейчас было ясно, что этот человек вряд ли признает свою вину, если только не вырвать у него признание под пытками. Какое-то время Джон размышлял о Кристине как возможном подозреваемом в убийстве. Его настораживало то, как спокойно она вела себя на дознании, видя перед собой тело мертвого мужа, а также ее истерика при виде носового платка шерифа с пятнами крови. И хотя Джон допускал, что эта хрупкая женщина могла нанести мужу такой сильный удар клинком в шею — а госпожа Тайрелл, вне всяких сомнений, была женщиной хрупкой, — все же он сомневался в ее готовности рискнуть головой только затем, чтобы сменить одного брата на другого.

В этот момент он услышал, как громко хлопнула передняя дверь дома и Матильда быстро зашагала в сторону церкви Святого Олава, спеша сотворить молитву во спасение его грешной души. А за ней мелко семенила верная служанка Люсиль. Джон встал со стула, а в гостиную вошла кухарка, чтобы убрать остатки еды и грязную посуду. Когда она игриво наклонилась над столом, Джон погладил ее округлый зад, но та быстро, хотя и неохотно, отвела его руку и повернулась с укоризненной улыбкой.

— С этим делом давно покончено, сэр коронер! Приберегите силы для хозяйки таверны на Айдл-лейн!

Мэри знала о его любовнице, как, впрочем, практически все жители города, и Джон подозревал, что она ревнует, хотя сама воздвигла между ними стену.

Глядя на него поверх пустой кружки из-под эля, она вдруг стала подчеркнуто серьезной.

— Это ужасное убийство доставило бедному Гвину массу неприятностей. Сегодня утром я была на рыбном базаре и встретила одну девушку, которую давно знаю. Она живет на Уотербир-стрит и сообщила мне об этом Уолтере Тайрелле много интересного.

Джон мгновенно насторожился и попросил ее рассказать о встрече во всех деталях. Как Неста собирала по крупицам ценную информацию от завсегдатаев своей таверны, так и Мэри приносила ему слухи и сплетни, циркулировавшие среди служанок и горничных города. Джон приготовился внимательно слушать, и ее явно смутило такое внимание.

— Если честно, то она работает проституткой в одном из местных борделей, — краснея от неловкости, начала Мэри, — но при этом весьма приятная женщина, которой приходится кормить двух малышей. И вот она рассказала мне, что покойный довольно часто бывал в их борделе. Конечно, он приходил не к ней, а к другой женщине, по имени Бернис. И делал это тайно, всячески пытаясь скрыть свое увлечение. Являлся поздно ночью, в большой черной накидке, и выбирал самую темную аллею, стараясь не ходить по улице. Именно в той самой аллее его потом и нашли мертвым, в нескольких шагах от борделя.

Мэри больше не сообщила ему ничего интересного, но, направляясь в свою палату в замке, он размышлял, какую пользу можно извлечь из этой информации. Усиливала ли она подозрения насчет Серло или даже самой Кристины? Если Уолтеру пришлось прибегнуть к услугам проститутки, имея дома весьма симпатичную молодую жену, не означает ли это, что их взаимоотношения были гораздо более сложными, чем пытался представить его клирик? Мог ли младший брат, или жена, или сразу оба проследить за ним, дойти до борделя и одним ударом убить двух зайцев? Устранить неверного супруга, стоявшего на пути их безудержной страсти, а заодно и прибрать к рукам его процветающее дело?

Чердачное помещение на самом верху башни пустовало. Томаса поблизости не было, а подоконник, на котором обычно сидел Гвин, дожидаясь своего господина, выглядел осиротевшим. Джон уселся за большой дубовый стол и неохотно взял свиток пергамента, исписанный словами и фразами на латыни. Он уже давно пытался освоить грамоту с помощью своего верного клирика и викария из кафедрального собора, но пока эти занятия не приносили желаемого результата.

Через минуту его мысли унеслись от манускрипта, и он обрадовался, услышав шаги на каменной лестнице, — прекрасный повод отвлечься от скучных занятий. Вскоре на пороге появился запыхавшийся и чрезвычайно взволнованный Томас де Пейн.

— Господин коронер, я только что был в кафедральном соборе и услышал там неприятные новости! — выпалил он без запинки и устало облокотился на стол, пытаясь отдышаться. — Один мой знакомый дьякон сообщил мне по секрету, что сегодня утром к епископу прибыл наш шериф с каким-то важным делом, но, узнав, что его светлость сейчас находится в Ковентри, сильно разозлился и стал искать регента. Они тайно посовещались, уединившись в его келье, а потом вызвали к себе еще двух каноников.

Когда Томас назвал их имена, Джон сразу же узнал двух закадычных друзей шерифа, которые так же тайно симпатизировали принцу Джону, как и сам епископ Маршалл.

— А ты знаешь, о чем шла речь? — настороженно спросил де Волф.

— Этот дьякон пытался подслушать под дверью, поскольку очень любопытен, — усмехнулся Томас. — И хотя проктор прогнал его прочь, ему удалось услышать несколько слов, среди которых он больше всего запомнил «ворваться в церковное убежище»!

Коронер топнул ногой и ударил кулаком по столу.

— Ублюдок! Неужели посмеет нарушить давний обычай? — процедил он сквозь зубы. — Томас, ты же бывший священник, разве такое возможно?

Клирик, прекрасно знавший все нормы и обычаи церковной жизни, объяснил ему, что церковь хоть и следит за сохранением неприкосновенности убежища, в особенности после смерти Томаса Беккета, в исключительных случаях такая возможность все же допускается.

— Существует даже специальный перечень штрафов, налагаемых за нарушение неприкосновенности убежища, — закончил он. — Так, например, штраф за вторжение в кафедральный собор намного больше, чем в небольшую церковь или часовню.

Де Волф, не имея никакого желания проверять на практике достоверность подобного утверждения, мгновенно вскочил на ноги, схватил свою накидку и направился к двери.

— Томас, со всех ног беги в церковь Святого Мартина и предупреди Гвина. Запри дверь на засов и никому не открывай, кроме меня.

Он поспешил через внутренний двор и ворвался в палату де Ревелле, но там уже никого не было, кроме какого-то клирика, разбиравшего свитки с указанием налоговых поступлений.

— Где он, Эдвин? — с порога закричал де Волф.

— Ушел час назад в крайнем волнении, господин коронер, чтобы найти констебля замка. — Клирик сделал паузу и добавил: — С тех пор он сюда не возвращался.

— Черт бы его побрал! — пробормотал де Волф. — Боюсь, я уже опоздал!

Повернувшись, чтобы выбежать из палаты шерифа, он вдруг увидел у двери новый меч Гвина, прислоненный к стене. Не долго думая Джон схватил его и повесил себе на ремень, поскольку свое оружие в городе, как правило, не носил. Затем быстро спустился по каменным ступенькам, стараясь как можно скорее добраться до церкви Святого Мартина. Однако по пути неожиданно наткнулся на Ралфа Морина, коренастого констебля, который командовал гарнизоном в замке Ружемон. Вместе с сержантом Гэбриелом он пытался построить вооруженных солдат, но те всем своим видом демонстрировали нежелание выполнять его приказ.

— Что здесь происходит, Ралф? — строго спросил де Волф, направляясь к нему быстрым шагом.

Констебль взял коронера под руку и отвел в сторону, подальше от солдат.

— Слава Богу, вы пришли. Я уже собирался искать вас. Этот трижды проклятый шериф приказал мне вытащить из церкви вашего офицера. Я всеми силами пытался воспротивиться этому, но приказ есть приказ. Он представляет здесь короля, а я нахожусь под его командованием.

В отличие от всех других замков, обычно принадлежавших баронам или лордам, Эксетер всегда находился под управлением королевской администрации, и потому любой констебль вынужден был выполнять ее приказания. Несмотря на злость и решимость помешать шерифу, де Волф дружески положил руку на широкое плечо констебля.

— Я все понимаю, Ралф. Ты должен исполнить свой долг, даже если он несет в себе зло.

В этот момент к ним присоединился охваченный яростью Гэбриел.

— Это же сумасшествие! — Его голос вибрировал от негодования. — Сперва я помог ему убежать, а теперь должен насильно вытащить оттуда! Но этот чертов шериф повесит нас, если мы откажемся выполнять его приказ!

— А как же осквернение священного убежища? — язвительно осведомился коронер.

Ралф покачал головой:

— Де Ревелле сказал, чтобы мы забыли об этом. Он готов взять на себя полную ответственность за свои действия и заплатить любой штраф. Он также сказал, что епископ решит все проблемы, связанные с религиозными порядками, поэтому нам это не грозит серьезным наказанием.

Он произнес это с такой горечью, что Джон понял — только страх перед виселицей вынуждает его подчиниться столь безумному приказу.

— В таком случае, Ралф, сделай мне одолжение — дай время добраться туда раньше тебя. Ты меня понял?

Констебль молча кивнул и показал рукой на лошадь, стоявшую неподалеку от конюшни. Она уже была под седлом на случай экстренной поездки вестового по какому-либо важному делу.

— Мы скоро пойдем туда маршем, но если вы возьмете этого мерина, то приедете минут на десять раньше. Это все, что я могу сделать для вас, Джон!

Де Волф взмахнул рукой в знак благодарности, запрыгнул в седло и вылетел из ворот замка на дорогу, идущую к Восточным воротам. Чтобы избежать толкучки на Хай-стрит в это время дня, он свернул на безлюдную боковую улочку и, громким криком разгоняя редких пешеходов, помчался к небольшой церквушке. Там он оставил лошадь на заросшем травой церковном дворе, а сам рванулся к двери и заколотил по ней кулаками, крича Томасу, чтобы тот немедленно открыл. Через минуту послышался тяжелый стук засова, дверь отворилась, и Джон буквально ввалился внутрь, но увидел не тщедушного клирика, а высокого сурового священника со светлыми волосами.

— Отец Эдвин! — закричал ему Джон. — Через несколько минут ваше священное убежище может подвергнуться осквернению!

Саксонец молча кивнул, и только после этого де Волф заметил позади него Гвина и Томаса.

— Ваш клирик и мой брат во Христе уже объяснил мне, что здесь происходит. Это возмутительно, но вполне обычно для захватчиков, которые так нагло пренебрегают нашими древними традициями.

Джон сам происходил из древнего норманнского рода, хотя его мать была уроженкой Уэльса. Но сейчас он не имел никакого желания вести политические споры.

— Мы должны забрать его отсюда и укрыть в более надежном месте, — выпалил он на одном дыхании. — Они придут сюда через несколько минут, поэтому единственным надежным местом сейчас может быть только мой дом, который находится чуть дальше по этой улице.

Приходский священник решительно покачал головой:

— Вы хороший человек, сэр Джон, и не должны подвергать себя опасности. Это может погубить вас. — Он кивнул в сторону Гвина, чтобы сразу отмести все аргументы с его стороны, и повел их к небольшой двери справа от алтаря. Отперев ее огромным металлическим ключом, саксонец повернулся к Джону, преграждая ему дорогу. — Господин коронер, прошу вас незамедлительно покинуть церковь и укрыться в собственном доме. Таким образом вы сможете уклониться от каких бы то ни было обвинений в свой адрес. Не сомневаюсь, что они станут искать вас.

С этими словами он показал Джону на входную дверь, а сам, пропустив вперед Гвина и Томаса, вошел в крохотное помещение, служившее ему благословенным жилищем, в котором хранились его богослужебные книги. Оглянувшись, он снова показал на дверь:

— Ваш клирик придет к вам позже и сообщит, как обстоят дела.

После этого он закрыл ее за собой, и Джон услышал, как металлический ключ повернулся в замке.


— Это святой человек, — восхищенно сказал Томас. — Если бы я был епископом, то обратился бы в Рим с просьбой причислить отца Эдвина к лику святых!

В тот вечер они с де Волфом сидели за столиком в таверне и наперебой пересказывали Несте волнующие события ужасного дня.

— В ризнице есть боковая дверь, ведущая в небольшой дворик, — продолжал Томас. — А там стояли похоронные дроги, в которых обычно доставляли покойников для отпевания в кафедральный собор. Это что-то вроде длинного сундука на маленьких колесах и с ручками по обе стороны. Священник поднял крышку и приказал Гвину залезть внутрь.

Несмотря на всю серьезность сложившейся ситуации, Неста не смогла подавить приступ смеха.

— Думаю, ему не очень понравилось это предложение!

— Бедный парень вынужден был свернуться калачиком, чтобы поместиться в этом ящике, — кивнул Томас. — И все это время тихо проклинал всех и вся.

Далее он рассказал, что саксонский священник приказал ему облачиться в одежду монаха-бенедиктинца и толкать телегу сзади, а сам шел спереди, таща ее за обе ручки. Так они проехали почти всю улицу, распевая на латыни самые разнообразные молитвы и потупив глаза. Люди почтительно расступались, снимали шляпы и истово крестились, уступая дорогу телеге с «покойником». Наконец они добрались до самого дальнего конца Кенон-роу, где начиналась городская стена и многочисленные сады. Там они остановились под густыми кустами, открыли крышку и выпустили Гвина, который выглядел еще более взъерошенным, чем обычно. Саксонец быстро провел его через небольшую арку в крохотную каменную хижину, пристроенную к городской стене высотой пятнадцать футов, и спрятал там.

— Городской водосборник! — догадалась Неста, прервав рассказ Томаса. — Мне кто-то говорил, что именно там сквозь стену проходит водоканал.

Джон понимающе кивнул, поскольку сам недавно обнаружил в том месте мертвое тело.

— Вода поступает туда из источников Сент-Сидвелла, и теперь нам остается надеяться, что Гвин не подхватит какую-нибудь желтуху, как его сыновья.

— Этот бедняга просто не сможет оставаться там слишком долго, — сочувственно сказала Неста. — Такой большой человек даже не выпрямится в этих низких проходах. Что нам сделать, чтобы помочь ему?

Де Волф объяснил, что уже подкупил одного извозчика, чтобы тот вывез Гвина за пределы города завтра утром, спрятав его под грузом готовой одежды, которая должна быть доставлена в порт Топсхэм, что в пяти милях вниз по реке.

— Но ему надо проехать не более половины пути, чтобы потом найти убежище в приорате Святого Якова, — тамошние монахи хорошо знают его еще по нашему первому визиту туда. Даже если этот чертов шериф разнюхает, где он скрывается, ему придется снова нарушить старое правило священного убежища.

Одноглазый подручный в таверне незаметно подошел к ним, чтобы наполнить кружки новой порцией эля, а Неста в этот момент спросила коронера, как Ричард де Ревелле воспринял свое последнее поражение.

— Когда Ралф Морин доложил ему, что птичка опять выпорхнула из его рук, — сказал Джон с нескрываемым удовольствием, — он, как всегда, впал в очередной приступ ярости, орал на всех и угрожал мне всевозможными карами. Конечно, я настоял, чтобы Ралф и Гэбриел сразу после обыска церкви пришли ко мне и прошерстили мой дом в поисках Гвина. Они все сделали правильно и с превеликим удовольствием доложили шерифу, что я спал у камина и никаких признаков Гвина в доме не обнаружено. Слава Всевышнему, в этот момент Матильда стояла на коленях в церкви Святого Олава, замаливая мои грехи, и не видела, что там происходит!

Однако Неста не скрывала волнения.

— Но шериф все равно знает или догадывается, что ты в очередной раз организовал побег Гвина?

— Он может думать что угодно, но ничего доказать все равно не сможет, а все его слуги, от самого обыкновенного констебля в замке до младшего солдата, настолько глупы, что никогда не отыщут Гвина.

Де Волф наклонился через стал к своему клирику:

— Томас, ты узнал что-нибудь новенькое от своих кафедральных шпионов?

Лишенный духовного сана священник проживал сейчас в комнате прислуги одного из домов каноника на церковном подворье, ночуя в коридоре на соломенном матрасе. Несмотря на жуткие условия, это было идеальное место для сбора информации и всевозможных слухов по поводу семейства Тайрелл, однако до сих пор ничего интересного он так и не узнал.

— В таком случае придется поговорить непосредственно с Серло и Кристиной, — недовольно проворчал Джон. — Я хорошенько потрясу их дерево, и посмотрим — может быть, с него что-нибудь да упадет.

— А как насчет той шлюхи из борделя на Уотербир-стрит? — спросила Неста. — Такого рода девушки всегда имеют человека, который защищает их от всевозможных неприятностей и получает львиную долю заработанных ими денег. Если убийство действительно произошло почти на пороге борделя, то, возможно, ему известны некоторые подробности.

— Прекрасная идея, мадам! — воодушевился Джон. — Не буду медлить и схожу туда завтра же. — Он стиснул ее ногу под столом и шутливо добавил: — Я не был в борделе уже много лет!


На следующее утро де Волф послал Томаса де Пейна в приорат Святого Якова, чтобы удостовериться, благополучно ли добрался туда Гвин, а заодно передать некоторую сумму денег приору на питание и содержание беглеца. Как только клирик ускакал прочь на своем пони, усевшись по совету Джона боком, как женщина, де Волф направился в дом покойного Уолтера, что неподалеку от Восточных ворот.

Дверь ему открыла юная служанка и сразу же провела в гостиную, где у небольшого камина сидела Кристина с оловянной кружкой вина в руке. Она была по-прежнему облачена в траурную серую одежду, поскольку похороны мужа состоялись лишь позавчера. Однако ее вдовий наряд украшал золотой пояс, дважды опоясывавший тонкую талию, длинные концы которого свисали почти до пола. На голове ее уже не было черной вуали или апостольника, а светлые волосы, заплетенные в косички и уложенные в замысловатую прическу, покрывала золотистая сетка. Сейчас Кристина Тайрелл больше напоминала не убитую горем вдову, а с нетерпением ожидавшую любовника женщину и явно разочаровалась, увидев вместо него коронера графства.

— Вы пришли сообщить мне, что наконец-то поймали этого грубого дикаря, убившего моего мужа? — Она смотрела на него взглядом, не предвещавшим ничего хорошего. Плохое начало для их разговора.

— Вы прекрасно знаете, мадам, что этот человек не причастен к убийству вашего мужа, — спокойно отреагировал Джон. — Я абсолютно уверен, что вы вступили в сговор с шерифом, чтобы обвинить его. И кровь на мече тоже поддельная.

Женщина густо покраснела и запротестовала, хотя явно стыдилась смотреть в глаза коронеру.

— Если парень все равно виноват, какое это имеет значение? — смущенно пробормотала она.

— Знаете, госпожа, у меня есть лучший кандидат на роль убийцы, — решительно заявил Джон. — А может быть, даже два! Как насчет вас лично и вашего любовника Серло? Ведь вы оба имели серьезные причины желать смерти Уолтеру.

Кристина, багрово-красная, яростно сверкнула на Джона глазами.

— Что за чушь! Вы что, с ума сошли?

— Ваш муж часто заглядывал в публичный дом, — продолжал наступать де Волф. — Вы считаете это доказательством его преданности? Может, именно поэтому вы хотели от него избавиться? Или вам не кажется это изменой? Всем хорошо известно, что вы неравнодушны к его младшему брату.

— Чушь несусветная! — продолжала негодовать она. — Вы не имеете права говорить со мной в таком тоне!

Джон сильно ударил кулаком по ладони.

— Я расследую убийство, мадам, и имею право задавать вам любые вопросы! — грозно прорычал он на весь дом.

Ее ответ был столь же драматическим, сколь и неожиданным. Она резко нагнулась к очагу, обложенному небольшими камнями, и схватила длинную металлическую кочергу. Угрожающе подняв ее над головой, она двинулась на де Волфа, стараясь угодить ему в голову. Тот вздрогнул и попятился, пытаясь увильнуть от грозного оружия. Ему удалось защитить голову, но запястье сильно пострадало. Изрыгая проклятия, он продолжал отступать к двери, где в ужасе перед гневом хозяйки застыла служанка. По всей вероятности, она еще никогда не видела ее в такой ярости.

— Убирайтесь отсюда, черт вас возьми! — что есть мочи заорала Кристина, снова поднимая кочергу для очередного удара. — Уходи прочь, грязный грубиян!

Поскольку Джон не мог поднять руку с кинжалом на женщину, он решил последовать ее совету и вернуться в более удачное время.

— Вы пожалеете об этом, мадам! — крикнул он уже с порога. — Я возвращусь, когда вы окончательно придете в себя.

Он выскочил из дома, громко хлопнув дверью, и успокоился лишь на улице. К счастью, эта мегера не стала его преследовать, и только через несколько ярдов он сумел восстановить оскорбленное достоинство. Он легко отбивал атаки дюжины воинов Салах-ад-Дина, но справиться с вооруженной кочергой мегерой оказался не в силах.

Решив никогда и ни при каких обстоятельствах не сообщать посторонним о том унижении, которое потерпел в доме разъяренной вдовы, коронер прошел через весь город к Экс-Айленду и сукновальным мануфактурам.

Надеясь, что его энтузиазм сыщика не угас окончательно после визита к Кристине, Джон сразу направился к хижине клирика, чтобы выяснить, не вернулся ли Серло Тайрелл. К счастью, тот был на месте и стоял посреди хижины, облокотившись на стол и выслушивая длинный перечень цифр, который Мартин Нотт громко зачитывал ему с пергаментного свитка. Как и основная часть населения, Серло был неграмотным и, подобно большинству торговцев и предпринимателей, зависел от представителя какого-нибудь религиозного общества, который вел его бухгалтерию и корреспонденцию.

Суконщик посмотрел на незваного гостя с удивлением, быстро сменившимся раздражением, когда узнал в нем коронера.

— Я уже рассказал все, что мне известно, — гневно выпалил он. — Почему вы так рьяно настаиваете на своей версии, хотя всем уже очевидно, кто является настоящим убийцей?

Де Волф пристально посмотрел на клирика:

— Будет лучше, если мы поговорим с вами наедине. Это в ваших же интересах.

— У меня нет никаких секретов от Мартина, поэтому можете говорить совершенно откровенно. Но прошу поторопиться, поскольку у меня много других важных дел. — Суконщик сопроводил свои слова выразительным взглядом.

— Очень хорошо, но я только что вышел из дома Кристины, — многозначительно объявил Джон и заметил, как по лицу Серло пробежала легкая тень, после чего он быстро кивнул клирику, чтобы тот оставил их наедине.

— Может, тебе действительно лучше выйти. Мартин, поскольку речь идет о моих личных делах, — смущенно пробормотал он.

Когда клирик скрылся за дверью, коронер повторил атаку, недавно опробованную на Кристине.

— Мне хорошо известно, что вы согласились на обман, который совершил шериф, используя кровь цыпленка, — твердо заявил коронер. — Мне также известно о ваших более чем дружеских отношениях с невесткой.

Серло внезапно побледнел, но рот его скривился в упрямой ухмылке.

— Я отвергаю столь дерзкие обвинения! Шериф непременно узнает об этом!

— Он узнает об этом из моих слов, как только я встречусь с ним! — решительно заявил Джон. — И не надо изображать передо мной невинность. Я знаю от Кристины, что вы давно являетесь любовниками! — Утверждение было явно натянутым, но коронер готов был пойти на все, чтобы спасти своего друга Гвина. — Более того, у меня есть серьезные основания подозревать, что вы оба можете быть самым непосредственным образом причастны к смерти Уолтера. Ведь отныне вы получаете в свои руки весь его бизнес, а она может стать не только вашей любовницей, но и законной супругой. И разве Кристина не мечтала отомстить ему за то, что он предпочел ее какой-то шлюхе из борделя на Уотербир-стрит?

В этой комнате не было домашнего очага и отсутствовала кочерга, но Серло явно без раздумий использовал бы ее, окажись она у него под рукой. Его бледное лицо побагровело, глаза налились кровью, а руки заметно дрожали, когда он махал ими перед лицом коронера, выкрикивая проклятия и тщетно пытаясь доказать свою невиновность.

Как и в случае с Кристиной, атака де Волфа потерпела полный крах и все его усилия так ни к чему и не привели. Хотя они еще несколько минут орали друг на друга, обвиняя во всех смертных грехах, коронер прекрасно понимал, что весь арсенал его аргументов исчерпан и ему больше нечего здесь делать, кроме как поспешно ретироваться, подавив унижение от очередного поражения. За дверью хижины он наткнулся на Мартина Нотта, который, хотя и стоял в нескольких ярдах, несомненно, внимательно слушал их ожесточенную перепалку.

— Я проведу вас до ворот, сэр Джон, — услужливо предложил клирик и засеменил к высокому забору, окружавшему их предприятие. — Я всегда был главным клириком господина Уолтера, — осторожно начал он. — Именно поэтому немало знаю о состоянии его дел, причем не только производственных, но и личных.

Де Волф остановился и пристально посмотрел на гладкое лицо Мартина.

— Что ты хочешь этим сказать? — строго спросил он.

— Я не мог слышать весь разговор, произошедший между вами в хижине, — махнул тот рукой на свою контору. — Однако, будучи добропорядочным гражданином, должен подтвердить, что Уолтер действительно часто ходил по ночным улицам. — Клирик деликатно прокашлялся. — И навещал одну проститутку в борделе, который находится поблизости от места убийства. Я очень сожалею, что его брак был далеко не самым счастливым.

— Послушай, парень, мне все это хорошо известно, — подозрительно посмотрел на него Джон. — Зачем ты мне это говоришь?

— Господин Уолтер часто носил с собой довольно большую сумму денег, когда покупал или продавал товар. Я знаю, что в ночь гибели он пошел в «Нью инн» для встречи с мастером-ткачом, чтобы получить от него деньги за поставку своей лучшей шерсти. Именно поэтому эти деньги никак не были оприходованы в моих записях, и даже госпожа Кристина и Серло говорят, что никогда не видели их.

— Когда его обнаружили, не нашли никаких денег, — подтвердил де Волф. — Какая сумма могло быть при нем в тот момент?

— По моим прикидкам, около четырех фунтов — огромные деньги, чтобы держать их при себе.

— А не могла ли проститутка похитить их у него? Хотя если он был обнаружен на улице, то вряд ли позволил бы ей сделать это в борделе.

Мартин Нотт пожал плечами.

— А разве она не могла предупредить сообщников, что один из ее клиентов имеет при себе такую сумму? — предположил он.

— Я уже думал об этом, но не знал, что при нем было так много денег, — признался Джон. — Я должен побеседовать с этой проституткой.

В этот момент они подошли к воротам предприятия, Мартин попрощался с ним с глупой улыбкой на губах, и де Волф в глубокой задумчивости направился к Западным воротам.

Вернувшись в город, он решил незамедлительно проверить все намеки на возможную причастность к смерти Уолтера женщины из борделя, которые сделал во время беседы его главный клирик. Он быстро добрался до Уотербир-стрит и настойчиво постучал в дверь заведения, не обращая никакого внимания на то, что посторонние люди увидят его перед домом с весьма дурной репутацией. Дверь открыла беззубая старуха, которая выглядела так, словно была проституткой еще во времена старого короля Генри.

Она уставилась на него в недоумении, очевидно размышляя, зачем пришел сюда королевский коронер — по делу или ради удовольствия. Джон быстро развеял ее сомнения, спросив, работает ли в заведении девушка по имени Бернис. При этом его хриплый голос не оставлял никаких сомнений в том, что интересуется он ею исключительно в силу профессиональных обязанностей.

На первом этаже этого мрачного здания располагалось несколько небольших комнат, второй этаж тоже был поделен на отдельные комнаты, однако настолько крохотные, что больше напоминали кабинки для примерки одежды. Старая карга медленно поднялась по лестнице и отодвинула тяжелую занавеску из грубой кожи, служившую в качестве двери.

— Бернис, тут к тебе какой-то джентльмен, — прокряхтела старуха и посторонилась.

Де Волф сделал ей знак убираться прочь и только потом вошел в крохотную комнату, где увидел стул, соломенный матрас на полу и на редкость красивую и пышущую здоровьем юную особу лет восемнадцати. Она сидела на стуле с куском хлеба в одной руке и сыром в другой. Увидев гостя, Бернис вскочила, положила еду прямо на пол и добродушно улыбнулась неожиданному клиенту.

— Я королевский коронер! — нарочито грубым голосом произнес Джон, хотя успел заметить, что девушка очень хорошенькая и совсем не похожа на большинство неряшливых шлюх, которые обычно работали в подобных заведениях. — Садись, подруга… Мне нужно поговорить с тобой насчет Уолтера Тайрелла.

На симпатичном лице юной девушки проявилась целая гамма эмоций. Сперва удивление, быстро сменившееся страхом, вслед за которым пришла усталость.

— Я ничего не знаю о нем, сэр, — сказала она с сильным деревенским акцентом. — Для меня он был просто мужчиной, который иногда навещал наше заведение.

— Но он всегда требовал только тебя, не так ли?

— Да, сэр. Это из-за того, что я чище и лучше, чем другие, — добавила она с искренней простотой, не предполагающей обмана.

— Значит, он и платил тебе больше? — поинтересовался коронер.

— Конечно, сэр. У него всегда было много денег.

Бернис обладала такой наивной непосредственностью, что Джон счел это качество не только трогательным, но и в высшей степени привлекательным. Затем он с грустью подумал, какой она станет в этом заведении лет через пять или десять.

— И кому именно он платил эти деньги? Тебе или той старой карге, которая встретила меня внизу?

Девушка покачала головой, и ее коричневые кудри разлетелись в разные стороны.

— Ни мне, ни ей, сэр. Он всегда появлялся очень поздно и только в определенные дни, а деньги получал мой человек, который всегда приходил в это время.

— Твой человек? И кто же это?

— Элиас Палмер, мой покровитель. Он опекает трех девушек в нашем заведении.

Джон понимающе кивнул. Все эти помещения использовали в своих целях несколько сводников и их проститутки, которые платили владельцу дома. А владельцем мог быть кто угодно, даже член городского самоуправления. В некоторых городах борделями владели высшие иерархи церкви. Однако для его расследования это не имело никакого значения.

— А что случилось в ту ночь, когда его нашли убитым неподалеку от этого места? Ты заметила что-нибудь необычное? Он был один?

— Он всегда был один, сэр, и никогда не рассказывал мне о своих делах. Слишком увлекался более приятными вещами, — невинно улыбнулась она коронеру.

— А ты видела, как он расплачивался с твоим человеком? У него был кошелек на поясе?

По миловидному лицу девушки пробежала тень, а ее поведение резко изменилось.

— У него действительно был кошелек, сэр. Как, впрочем, и всегда.

Де Волф почувствовал, как просыпается его инстинкт сыщика. В ее словах была зацепка.

— Ну ладно, девочка, выкладывай все начистоту. Если тебе это известно, значит, Элиас был в твоей комнате?

Она покачала головой с совершенно явным намерением уклониться от ответа:

— Нет, он никогда не входит ко мне, поскольку в этот момент мой клиент может все еще получать удовольствие. Терпеливо ждет внизу под лестницей и там же получает свои деньги.

— В ту ночь он вышел на улицу вслед за Уолтером Тайреллом?

Почувствовав себя в безопасности, она вновь обрела прежнюю уверенность.

— Нет, сэр, он поднялся ко мне, как всегда это делал, и дал два пенни, которые я заработала. — В ее словах была доля правды, но Джон почувствовал, что она что-то недоговаривает.

— Бернис, ты мне сказала не все! — рявкнул он и так резко подался к ней, что почти ткнулся в ее лицо.

Девушка неожиданно разрыдалась.

— Я сказала Элиасу в ту ночь, что у Уолтера с собой большая сумма денег. Я даже видела блеск золотой византийской монеты, когда он открыл кошелек, чтобы дать еще одно пенни лично мне.

В душе Джона зародился и стал быстро набирать силу триумф. В его руках наконец-то оказалась ниточка, за которую можно потянуть.

— Итак, что сделал Элиас потом? — строго спросил он.

Бернис пожала плечами, а по ее красивому лицу скатились две крупные слезинки.

— Ничего, сэр. Просто спустился вниз, и все.

Де Волф выпрямился и, подчиняясь какому-то странному импульсу, погладил девушку по голове.

— Успокойся, девочка. Я ухожу. Где можно найти этого Элиаса Палмера?

Ее круглое лицо снова озарилось приятной улыбкой.

— Старуха Мод подскажет вам, сэр. Он всегда находится где-то поблизости.

Спустившись вниз, Джон обнаружил старуху на заднем дворе. Она сидела на перевернутом деревянном ведре посреди кучи мусора и старых вещей. По его требованию Мод вернулась в дом и позвала Элиаса из боковой комнаты на первом этаже. Сгорая от нетерпения, Джон решительно отодвинул большую занавесь из грубой кожи и увидел мужчину, лежавшего лицом вниз на деревянной кровати со спущенными до колен бриджами.

Резво вскочив на ноги, тот удивленно выпучил глаза, одновременно пытаясь натянуть бриджи. Из-под него раздался пронзительный женский писк, и какая-то девушка быстро натянула на голову покрывало.

— Кто вы такой, черт возьми? — гневно проворчал мужчина, лихорадочно возясь с пряжкой на ремне.

— Проверяешь качество собственного товара? — насмешливо спросил Джон. — Я королевский коронер и хочу поговорить с тобой по важному делу. Когда приведешь себя в порядок, выходи во двор.

Через минуту Элиас Палмер неохотно протиснулся сквозь узкую заднюю дверь и вышел во двор. То был похожий на денди молодой человек среднего роста с копной густых каштановых волос на круглой голове. Его ничем не примечательное лицо уродовало большое родимое пятно, покрывавшее всю левую щеку и часть головы.

— Что вам надо от меня, коронер? — недовольно пробурчал он. — В нашей стране нет закона, запрещающего содержать нескольких девушек.

Джон не был в этом уверен, но сейчас его интересовало совсем другое.

— Куда ты дел деньги, Элиас? — выпалил он и дернул головой, как это обычно делают хищники, высматривающие очередную добычу.

— Какие деньги? Не понимаю, о чем вы! — решительно возразил сводник, но весь его вид свидетельствовал об обратном.

— Я говорю сейчас о бедном Уолтере Тайрелле! — заорал де Волф. — Бернис сообщила тебе, что у него с собой кошелек с золотыми монетами, разве не так?

— Ну и что с того, если так? — смущенно пробормотал Элиас. — В слухах нет ничего плохого.

— Но есть много плохого в убийстве, Элиас! — продолжал наступать коронер. — Ты последовал за ним в конец темной аллеи, убил и забрал его деньги. Либо ты признаешь этот факт сейчас, либо тебе придется сделать это после мучительных пыток.

Элиас огляделся вокруг диким взглядом загнанного зверя, все еще отрицая предъявленное ему обвинение. Из задней двери дома на него с любопытством пялились старуха Мод, Бернис и другие девушки борделя. Неожиданно повернувшись, Элиас опрометью бросился вдоль забора к воротам, а де Волф последовал за ним, пытаясь нагнать во что бы то ни стало. В этот момент он вдруг вспомнил, что на ремне у него висит меч Гвина. Не долго думая Джон вынул его из ножен и высоко поднял вверх. Лезвие клинка ярко сверкнуло на солнце в тот самый момент, когда коронер ударил мечом по верхней перекладине ворот. Острая сталь рассекла толстый деревянный брус и вонзилась в нижнюю перекладину всего в дюйме от побелевших пальцев Элиаса, заодно пригвоздив к воротам край его длинной рубашки.

Потеряв от страха дар речи, парень упал на землю, а его рубашка затрещала и разорвалась на две половинки. Он воздел вверх руки, защищаясь от сверкающего клинка.

— Я не убивал его, сэр, клянусь! — взмолился сутенер. — Просто снял кошелек с мертвого тела, вот и все.

Джон помог ему подняться на ноги и легонько ткнул острием меча в бок, указывая направление.

— Вот и расскажешь все это королевским судьям на следующем выездном заседании суда присяжных, — угрюмо проворчал он.


Приорат Святого Якова представлял собой небольшой молитвенный дом на берегу реки между Эксетером и Топсхэмом. Настоятель монастыря и четверо монахов были клюнийцами, выходцами из монастыря Святого Мартина в Париже. Они вели тихое существование, выращивали овощи на небольшом участке земли и ловили рыбу в реке Экс.

Навестив Гвина, Томас нашел его сытым и довольным, но тоскующим в невольном заточении по жене и детям. На следующий день после посещения борделя де Волф решил повидаться со своим верным оруженосцем, предприняв все предосторожности, чтобы многочисленные шпионы шерифа не выведали его тайные намерения. Он хорошо знал, что де Ревелле изо всех сил пытается узнать местонахождение офицера.

— Ну сколько мне еще сидеть в этом монастыре? — первым делом поинтересовался корнуоллец. — Томас, спасибо ему, принес весточку о моей семье, но если я застряну здесь надолго, то и сам превращусь в монаха!

Джон быстро пересказал ему последние новости, уделив особое внимание аресту Элиаса Палмера, заточенного ныне в тюрьму замка Ружемон, камеры которого освободились после недавней казни осужденных. Этот сводник, все еще упорно отрицавший свою причастность к убийству, все-таки признал, что забрал деньги с трупа Уолтера, и Джон, проведя обыск в его комнате в борделе, обнаружил большой кошель с еще не потраченными монетами.

— Но чертов шериф по-прежнему отказывается признать, что именно этот человек убил Уолтера Тайрелла, — недовольно проворчал Джон. — Упрямая свинья! Он все еще считает, будто это я выкрал тебя у него из-под носа, и ждет судного дня, чтобы вытащить тебя на суд присяжных.

— А он признал, что специально подстроил это дело и испачкал мой меч кровью цыпленка?

— Как бы не так! Даже когда я сообщил ему, что Кристина фактически подтвердила этот факт, он все равно продолжал отпираться. Правда, ее признание было не столь очевидным, как мне бы того хотелось.

— А все этот проклятый меч! — горько воскликнул Гвин. — Навлек на меня новые неприятности, будь он неладен!

Джон распахнул полы дорожного плаща и продемонстрировал Гвину кожаный ремень, на котором висело оружие в ножнах.

— Я специально прихватил его с собой на тот случай, если шериф все-таки узнает о твоем местонахождении и решит захватить тебя силой.

— Спасибо, коронер, — сдержанно сказал Гвин. — Но от этого клинка одни неприятности. Конечно, я благодарен вам за такой дорогой подарок, но, думаю, его нужно обменять на какое-нибудь другое оружие, поскольку считаю, что этот меч приносит мне только несчастье.

Будучи чистокровным кельтом, Гвин обладал завидным упрямством, и Джон хорошо знал, что спорить с ним бесполезно. В конце концов он согласился вернуть меч оружейнику Роджеру Трудогу и попросить взамен более подходящий клинок.

Де Волф покидал приорат с раздражением, поскольку его расследование пока не принесло никаких результатов. Возвращаясь в Эксетер, он тщательно обдумывал следующие шаги, которые могли бы развеять подозрения относительно его друга Гвина. Иногда его посещали весьма неприятные мысли о том, что верный слуга действительно мог убить этого суконщика, но Джон гнал их от себя, поскольку хорошо знал своего оруженосца. Он действительно мог наброситься с мечом на человека, но только в приступе ярости, однако никогда не напал бы на жертву в темной аллее, нанеся удар в спину.

Проблема заключалась в том, что шериф не оставлял попыток уязвить своего шурина, тем самым стараясь отомстить ему за давние разоблачения в качестве предателя и мятежника. Только благодаря своей сестре Матильде Ричард избежал позорного изобличения, смещения с должности и, возможно, ареста.

— Боже, как же мне убедить присяжных, что этот мошенник из борделя действительно является настоящим убийцей? — бормотал он себе под нос, проезжая сквозь те самые Южные ворота, где совсем недавно сидел в убежище его офицер. Он подумал, что можно было бы пропустить Элиаса через так называемый «суд Божий», то есть испытать огнем, мечом или кипящей водой, но этой жестокой пыткой можно установить виновность подозреваемого, однако добиться от него признания очень сложно. Возможно, это удастся сделать с помощью пыток, которые применяются к подозреваемым, отказывающимся отвечать на вопросы сыщика. Обычно несчастную жертву кладут на землю, а сверху придавливают тяжелым железом и увеличивают вес до тех пор, пока испытуемый либо признается во всем, либо погибнет от невыносимой тяжести груза. Однако все эти меры коронер может применять только с разрешения шерифа, но рассчитывать на это сейчас нет никаких оснований.

Де Волф приехал домой, поставил лошадь в конюшню и направился пешком в замок. Сначала он хотел зайти к оружейнику Роджеру Трудогу и договориться об обмене меча Гвина на что-нибудь более подходящее, но потом решил проверить, не случилось ли каких-нибудь убийств или других серьезных преступлений за время его отсутствия. Томас, как всегда, сидел на своем рабочем месте и переписывал документы для судов и королевских архивов. Увидев вошедшего коронера, он первым делом поинтересовался Гвином, а потом пересказал шефу последние слухи, которые собрал во дворе кафедрального собора.

— Вы же знаете, коронер, что я сплю на соломенном матрасе в коридоре одного из домов каноника. Так вот, сегодня утром там толпилось множество людей, чтобы попасть к заутрене, и я совершенно случайно подслушал разговор двух викариев каноника, которые сидели в соседней комнате, отгороженной от меня только грубой занавеской.

Джон снисходительно хмыкнул, хорошо зная, что Томас страдал непомерным любопытством и был самым осведомленным человеком западнее Уинчестера. Если он говорит, что «случайно подслушал», то на самом деле это означает — прильнул к занавеске и не пропустил ни слова.

— Один из них спрашивал у другого совета по поводу исповеди, которую выслушал от одного из своих прихожан, — продолжал клирик. — Он, конечно, не имел права пересказывать содержание исповеди даже своему товарищу священнику, но понял — дело настолько серьезно, что нужно проконсультироваться со своим каноником, а то и епископом насчет того, можно ли нарушить тайну исповеди и сообщить светским властям полученную информацию.

Джон нахмурился, не понимая толком, зачем выслушивает всю эту чушь, касаемую исключительно церковных властей. Обычно подобные проблемы затрагивали вопросы морали в такой же степени, в какой касались нарушения закона, к чему, например, относятся кровосмесительные связи, совращение девушек или даже малолетних детей.

— Томас, какое отношение все это имеет к коронеру? — не выдержал наконец Джон.

Маленькие глазки клирика ярко заблестели, когда он перешел к самому главному.

— Они говорили не о каком-то неизвестном вам человеке, а о Мартине Нотте! — прошептал он заговорщицким тоном.


Коронер шагал так быстро, что его накидка из волчьей шкуры развевалась на ветру, как огромные крылья летучей мыши с большой черной головой. Томас семенил следом и далеко отстал от хозяина. Он прекрасно понимал, что коронер настроен весьма решительно, и хотя понятия не имел о его планах, одно знал совершенно точно — главного клирика сукновальной мануфактуры ждет жесткий разговор.

А де Волф, в свою очередь, напряженно размышлял над словами Томаса и энергично расталкивал прохожих на оживленных улицах, пробираясь к Западным воротам. Что могли означать эти слова? Или они не имели к делу никакого отношения? Возможно, признание клирика содержало лишь самую обыкновенную супружескую неверность, но это вряд ли могло так сильно обеспокоить викария.

Мог ли Мартин Нотт узнать нечто действительно серьезное насчет взаимоотношений Серло и Кристины? Может быть, он совершенно случайно обнаружил, что кто-то из них имеет непосредственное отношение к смерти Уолтера Тайрелла? И преданность хозяину вступила в противоречие с общественным долгом?

— Есть только один проклятый путь! — проворчал он себе под нос, приближаясь к мануфактуре. — Вытрясти всю правду из этого толстого ублюдка! — Де Волф всегда предпочитал прямые решения любой проблемы.

Добравшись наконец до предприятия, он сразу же направился в хижину старшего клирика, а Томаса оставил снаружи, опасаясь, что в присутствии свидетеля тот не станет говорить с ним начистоту. Войдя в хижину, он увидел склонившегося над большим столом Мартина с пером в руке. Мужчина выглядел совершенно больным, и даже его круглое лицо приобрело странный восковой оттенок.

Увидев коронера, он вскочил и услужливо пододвинул ему стул. Когда де Волф садился, его длинный меч, чиркнув ножнами по деревянному полу, соскочил с ремня, поскольку такое оружие не было предназначено для воинов, коротающих время внутри помещения. С нескрываемым раздражением Джон прислонил меч к столу напротив себя и пристально посмотрел на клирика, уже успевшего занять свое место.

— Ну, что скажешь теперь, Нотт? — грозно спросил коронер. — В чем твои проблемы? Совершенно не важно, откуда мне это известно, но до меня дошли слухи, что какая-то информация доставляет тебе массу беспокойства. Может, это нечто такое, о чем должен знать я или даже шериф?

Если бы в этот момент клирик мог побледнеть еще больше, то непременно сделал бы это. С трудом сдерживая дрожь в теле, он упрямо отрицал наличие серьезных проблем в своей жизни, но волнение выдавало откровенную ложь. Де Волф продолжал давить на него, требуя ответа и даже угрожая всевозможными карами, настаивая, что тот обязан сообщить все, о чем должен знать офицер правопорядка, но Мартин Нотт хранил стойкость, начисто все отрицая.

— Это священники нарушили тайну исповеди, — с горечью произнес он. — Откуда еще вы могли узнать?

— Ха! Значит, тебе есть что скрывать! — восторжествовал де Волф. — И сейчас ты признаешься?

Нотт упрямо покачал головой:

— Это мои личные проблемы, коронер, и касаются только меня одного. К вашему делу это не имеет никакого отношения, и я не понимаю столь настойчивого преследования!

Джон поднялся, уперся руками в крышку стола и сурово посмотрел на клирика сверху вниз:

— А это имеет отношение к твоему хозяину Серло? Или, возможно, к вдове Кристине?

Мартин отчаянно покачал головой:

— Почему это должно иметь к ним отношение? Нет, они здесь ни при чем.

— Ты и сейчас пытаешься хранить им верность? — заорал Джон. — Ложно понятая преданность не спасет тебе шею, если твоя информация может быть использована против власти короля!

И снова смертельно напуганный клирик с пепельным лицом наотрез отказался поделиться с коронером своей тайной. Он упрямо качал головой и повторял, что его хозяин не делал ничего предосудительного.

В конце концов де Волф потерял терпение.

— В таком случае я найду Серло и вырву из него всю правду! И тебе будет очень плохо, если обнаружится, что ты скрыл от меня важные сведения!

С этими словами он опрометью выскочил из хижины и приказал поджидавшему его Томасу быстро обойти территорию предприятия и отыскать хозяина. Мартин так его расстроил, что он забыл спросить о местонахождении Серло и сейчас вынужден был искать того сам. Мимо проходил рабочий с тяжелым тюком сырой шерсти на спине, и Джон поинтересовался, где он может найти хозяина предприятия.

— Посмотрите в нижнем цеху, сэр. Я видел его там примерно час назад.

Они обошли несколько хижин, пересекли большой двор и увидели внушительное деревянное строение. Томас показал Джону навес с правой стороны здания.

— Похоже на хижину второго клирика. Возможно, хозяин сейчас там.

Но Серло не оказалось ни там, ни в самом здании предприятия, где множество мужчин и подростков, причем часть из них были совсем детьми, напряженно трудились у огромных чанов и бочек с водой. Они промывали сырую шерсть, постоянно стряхивая с себя остатки грязи и жира, и регулярно подбрасывали в чаны горсти глины, чтобы хоть как-то облегчить процесс обработки шерсти.

В цеху стоял невероятный шум, но Томасу все же удалось перекинуться парой слов с рабочими, после чего он вернулся к де Волфу, удрученно покачивая головой.

— Говорят, он куда-то ушел, но не знают, куда именно.

Они торопливо покинули раскаленный водяными парами ад, который был местом постоянной работы для многих жителей Эксетера.

— Черт бы побрал этого мерзавца, он всегда куда-то исчезает, когда я пытаюсь его найти! — в сердцах бросил коронер.

— Вряд ли он сбежал из страны именно сейчас, когда может стать полноправным владельцем всего этого предприятия, если женится на вдове Кристине, — резонно заметил Томас.

— Ну ладно, пошли отсюда, — проворчал де Волф. — На сегодня с меня достаточно. — Затем вдруг остановился и похлопал себя рукой по левому боку, ощущая непривычную пустоту. — Черт возьми, я оставил меч Гвина в хижине клирика! Я хотел на обратном пути вернуть его оружейнику.

Они быстро повернули назад и прошли несколько сотен ярдов по направлению к верхнему цеху. Джон подошел к двери хижины и дернул ее, но та не поддавалась.

— Странно… Похоже, заперто изнутри, — недоуменно пробормотал он и нажал на нее плечом, но с таким же результатом.

— Здесь нет замочной скважины, значит, она действительно заперта изнутри, — подтвердил его догадку Томас.

С трудом подавляя нарастающую тревогу, Джон заколотил кулаком по доскам, громко призывая Мартина Нотта открыть дверь. Поскольку ответа изнутри не последовало, он изо всей силы ударил ногой в створ, дверь затрещала, но не поддалась. Тогда он нанес еще несколько мощных ударов и выбил несколько досок. Этого оказалось достаточно, чтобы просунуть внутрь руку и открыть засов.

Когда дверь со скрипом распахнулась, Джон ворвался внутрь, изрыгая проклятия в адрес клирика:

— Ты еще поплатишься за это, парень!

И вдруг замер на месте как вкопанный, не понимая, что здесь произошло. Томас тоже застыл за его спиной, не в силах вымолвить ни слова. Мартин Нотт стоял на коленях в дальнем углу хижины, будто застыв в нескончаемой молитве. Его правое плечо упиралось в стену, поддерживая на весу тело, и по всему было видно, что он уже мертв. Клирик словно нанизал себя на меч Гвина, причем острие клинка вошло в нижнюю часть груди, а рукоять уперлась в угол между стеной и полом. Вокруг бездыханного тела разлилась большая лужа крови, каплями стекавшей из перекошенного предсмертной судорогой рта.

— Господи Иисусе, что все это значит? — с трудом выдавил де Волф, а его клирик лихорадочно крестился, бормоча под нос молитву за упокой души.

Коронер подошел к мертвому телу, дабы убедиться, что тому уже действительно не нужна помощь, и повернул труп, чтобы вытащить меч.

— Неужели еще одно убийство, сэр? — прошептал Томас.

— Нет, не думаю, Томас! — недоверчиво хмыкнул коронер. — Этот человек в отчаянии бросился на меч в запертой изнутри комнате. Но почему, ради всего святого?

Пока Джон вынимал из груди Нотта шесть дюймов стали, Томас с ужасом отвернулся и вдруг увидел кусок пергамента на самом краю большого дубового стола. Коронер все еще возился с телом покойника, а Томас уже схватил записку и быстро читал.

— Господин коронер, полагаю, вам нужно прочесть это послание! — произнес он дрожащим от волнения голосом.


В полдень следующего дня Гвин уже сидел на своем обычном месте в таверне Несты напротив Джона де Волфа, который расположился у камина. Рядом с Гвином уселся Томас де Пейн, и оба они наслаждались общением после долгой разлуки, как, впрочем, и сама Неста, пристроившаяся на скамье рядом с любовником.

— У меня всего лишь пять минут, а потом придется проверить, как там моя новая глупая кухарка готовит баранину, — сказала она. — Поэтому быстро расскажите, что случилось.

— Сегодня я наконец-то сбежал из этого проклятого приората, — самодовольно прогудел Гвин. — Их эль не так уж плох, но монахи питаются одной рыбой! Останься я там еще на какое-то время, и у меня бы выросли плавники.

— Но как тебе удалось вырваться оттуда, вот в чем вопрос? — не отступала хозяйка с выкрашенными в рыжий цвет волосами.

В разговор вмешался де Волф, сообщив ей о своих подозрениях относительно сводника из борделя, затем рассказал о Серло и Кристине, а самое главное — как их объединило неожиданное самоубийство Мартина Нотта.

— Я дважды ошибался в своих расчетах, — честно признал Джон. — Но у меня не было абсолютно никаких причин подозревать этого толстяка клирика из сукновальной мануфактуры. — Он сделал паузу, чтобы отхлебнуть из большой кружки глоток-другой превосходного эля. — До тех пор пока Томас не прочитал мне послание Мартина Нотта, написанное им перед тем, как он пронзил себя мечом Гвина.

— Нет, коронер, отныне это уже не мой меч, — энергично запротестовал корнуоллец. — Слава Богу, вы уже вернули его Роджеру Трудогу. На этом чертовом клинке написаны не просто какие-то слова на латыни, а самое настоящее проклятие!

Проигнорировав вмешательство своего офицера, Джон продолжил рассказ:

— Серло и Кристина, несмотря на свои тайные амурные отношения, на самом деле не имели никакого отношения к смерти Уолтера. И хорошо, что так получилось, иначе вся эта история имела бы совсем другой конец.

— А что этот ужасный сводник из местного борделя? — допытывалась любопытная Неста. — Ты говорил, именно он украл у мертвого Уолтера полный кошелек денег?

— Этот мошенник сказал правду — он взял деньги у мертвого человека. Когда эта шлюха Бернис сообщила ему, сколько золотых монет заметила в кошельке на поясе Уолтера, он бросился за ним, вероятно, чтобы напасть и ограбить в темной аллее. Но кто-то уже сделал за него эту грязную работу, и все, что ему оставалось, — это сорвать кошелек с ремня и броситься прочь.

— Его все равно повесят за грабеж, даже если он не убивал несчастного Уолтера, — проворчал Гвин.

— А что говорилось в послании Мартина Нотта? — нетерпеливо перебила его Неста.

Де Волф кивнул на Томаса:

— Пусть теперь он сам все расскажет. Он здесь единственный человек, который мог прочитать его!

Маленький клирик смущенно заерзал, явно польщенный вниманием к своей скромной персоне.

— Это было весьма откровенное признание в содомском грехе, — многозначительно начал он.

— Ты хочешь сказать, он любил мальчиков-содомитов? — опешил от неожиданности Гвин. — В таком случае этот проклятый меч сделал хоть одно полезное дело, избавив мир от такого извращенца!

— Похоже, он с давних пор страдал этим извращением, но каким-то образом скрывал это от окружающих вплоть до трагической смерти Уолтера, — продолжал Томас. — Будучи женатым человеком, он использовал свою хижину на предприятии для своей грязной похоти, а в тот вечер к нему неожиданно нагрянул Уолтер.

— И застал его врасплох с каким-то парнем из Бретани, — сказал Джон, объяснив, что Бретань — это район трущоб возле западной стены города.

— Хозяин был вне себя от ярости и пообещал разоблачить его на следующий день как перед женой, так и перед священнослужителями кафедрального собора.

— Но почему именно перед ними? — не унималась Неста. — Ведь такое нарушение закона находится в компетенции шерифа?

Томас покачал головой:

— Будучи клириком, он вполне мог претендовать на милость духовенства. А значит, суд за прегрешения из рук светских властей перешел бы к духовному начальству.

— И если бы епископский суд консистории объявил Мартина виновным, они могли бы передать его шерифу для казни через повешение, — добавил Джон с нескрываемым удовлетворением.

— Записка заканчивалась признанием в убийстве хозяина. Его охватил панический страх перед разоблачением, и он отправился к борделю, чтобы подождать там Уолтера. Будучи его клириком, он хорошо знал, что тот должен был встретиться в таверне со своим клиентом и получить от него большую сумму денег за поставку шерсти. Он пошел за ним и в темной аллее на Уотербир-стрит убил ударом ножа. — Томас сделал паузу и перекрестился при упоминании столь ужасного события. — Для этого он прихватил с собой длинный нож, который обычно использовался на предприятии для обрезания толстых веревок, которыми связывали огромные тюки шерсти. Он вонзил его в шею Уолтеру и убежал.

— Да, но все это было несколько дней назад, — возразила Неста. — Почему же он ждал до вчерашнего вечера, чтобы покончить с собой?

— Его довело до этого рокового шага измученное сознание, — пояснил клирик. — Он знал, что шериф арестовал Гвина по ложному обвинению и может повесить за преступление, которого тот не совершал. Затем коронер откровенно заявил, что хочет возложить вину за убийство на его хозяина Серло, а обвинения в адрес Кристины стали последней каплей. Он понял, что, если не признается сам, из-за него пострадают невинные люди. Даже если Мартин Нотт был мерзким извращенцем, у него все же осталось некоторое чувство собственного достоинства.

В зале воцарилась мертвая тишина, прерванная зычным басом Гвина:

— А что сказал второй негодяй, Ричард де Ревелле, когда вы показали ему этот кусок пергамента?

— Пыхтел, сопел, отказывался верить собственным глазам и все время твердил, что это сфабрикованное письмо! — произнес Джон, усмехаясь при воспоминании об идиотском положении шерифа. — И только увидев мертвое тело Мартина, сорванную с петель дверь его хижины и окровавленный меч, наконец-то признал, что именно так все и было.

— Да, действительно кровавый меч! — грустно заметил Гвин. — Интересно, какие приключения ждут его в будущем?

Джон де Волф залпом опустошил свою кружку.

— Роджер Трудог говорит, что, возможно, снова попытается продать его кому-нибудь. Мне кажется, до нас этот клинок приглянулся какому-то рыцарю и он просил оружейника сообщить, если у него в продаже появится что-то подобное. Ему нужен отменный клинок для очередного Крестового похода, того самого, который, по слухам, должен начаться в Венеции.

— Я желаю ему удачи с этим оружием! — облегченно вздохнул Гвин. — Она ему непременно понадобится.

АКТ ВТОРОЙ

Венеция, 1262 г.

Я смотрю поверх освещенной лунным светом воды на два маленьких острова, где расположились церкви Святого Христофора и Святого Михаила. Именно там я смогу немного отдохнуть и тщательно обдумать дальнейший план побега. Вода в лагуне сейчас низкая, но вскоре начнется прилив, поэтому надо спешить. Я скольжу вниз на покрытый толстым слоем грязи и водорослей берег и, осторожно войдя в воду, медленно бреду вперед. Где-то на полпути я оборачиваюсь, чтобы еще раз посмотреть на Серениссиму. Венеция сейчас далеко и похожа на длинную полоску темных зданий, тянущихся слева и справа от меня. Неужели это последний взгляд на мой родной город? Я решительно отбрасываю грустные мысли, поскольку оставить Венецию означает для меня навсегда покинуть милую и желанную Катерину. А мне этого очень не хочется.

Меч закреплен на спине. Прочные ножны надежно защищают его от разрушительного воздействия соленой морской воды. Я осторожно тычу впереди себя длинным шестом, медленно пробираясь по вязкому илистому дну лагуны. Находясь по пояс в воде, я не могу видеть, куда ставлю ноги, и только длинный шест позволяет мне почувствовать, достаточно ли безопасным будет мой следующий шаг, не упаду ли я в какую-нибудь яму и не завязну ли в топкой грязи. Несмотря на холодную воду, я взмок от пота. И вдруг мой меч соскальзывает со спины и застревает под левой рукой. Я оступаюсь, охваченный приступом панического страха, будто в кошмарном сне, и, выпустив шест из руки, мгновенно погружаюсь в пучину моря. Холодная вода лагуны попадает в рот и смыкается над головой, перекрывая мне доступ воздуха. Я барахтаюсь, поднимая вокруг себя мутную грязь, отчетливо ощущая тошнотворный запах гниющих водорослей, рыбы и кладбищенской земли. Я пытаюсь выкрикнуть имя Катерины, но забившая рот грязь мешает мне это сделать, приглушая сдавленный крик о помощи. Наконец моя рука, вслепую шарившая в воде, натыкается на спасительный шест. Опершись на него, я медленно поднимаюсь на ноги и обретаю прежнее положение.

Остановившись на короткое время, я с трудом перевожу дыхание, выплевываю соленую воду и вонючую грязь. Это был явный сигнал с того света. Кое-где мягкое илистое дно лагуны может быстро поглотить взрослого человека, стерев его с лица этой благословенной Богом земли. Разозлившись на проклятый меч, в очередной раз подвергший меня смертельной опасности, я рву веревки, крепившие его к моей спине, и ощущаю правой рукой тяжесть металла. Этот чертов клинок стал главной причиной всех моих несчастий, не исключая, разумеется, и обвинения в убийстве. И вот сейчас настало время навсегда избавиться от него, и тогда, возможно, в моей жизни наступят перемены к лучшему. Я выпрямляюсь и крепко сжимаю пальцами рукоятку меча. Клинок мягко выходит из ножен, и я поднимаю его в темном ночном воздухе. Сверкающая отполированная поверхность отражает яркий диск луны, и только на самом кончике виднеется небольшая зазубрина. В глаза бросается надпись, насмешливо подмигивающая мне в слабом лунном свете. Мне нет надобности читать ее — содержание так же твердо запечатлелось в моей душе, как и на этой прочной стали.

«Кто живет во лжи — губит свою душу, а кто сам лжет — губит свою честь».

Я недовольно ворчу в ответ на эту ханжескую сентиментальность. Какой вред душе может нанести небольшая ложь? А что касается чести, то какой от нее прок на каждый день? Я взмахиваю мечом, описав в воздухе круг, и замираю на мгновение, вытянув руку вверх и направив острие клинка на луну. Если я сделаю еще один взмах и разожму пальцы, он навсегда исчезнет на илистом дне этой лагуны. И никогда больше не навредит людям. Я начинаю описывать в воздухе последний круг клинком и одновременно вспоминаю, как стал обладателем этого совершенного оружия…


Год от Рождества Господа нашего тысяча двести шестьдесят второй начался для вашего покорного слуги Николо Джулиани очень удачно. Все, к чему я прикасался, превращалось в золото. А наивысшего успеха я добился с помощью компании, которую основал в самом начале этого года. Подобные недолговечные, высокорентабельные и вместе с тем чрезвычайно рискованные предприятия очень нравятся нам, венецианцам. В то время я оказался на мели, потратив почти все свои средства, полученные от прежних торговых сделок. Именно поэтому я готов был пойти на такой риск и сыграть по-крупному на деньги других людей. Моя репутация являлась практически безупречной, хотя некоторые считали меня удачливым игроком, полагающимся на случайное везение. Впрочем, для большинства это было отменное качество. Вскоре мне удалось убедить группу серебряных дел мастеров, занимавшихся торговлей в районе Мерсерии, что я уже арендовал двухсотпятидесятитонную галеру, на которой намерен переправить из Сирии в южную Германию большую партию хлопка для ткацких мануфактур. Я даже пообещал им продемонстрировать это судно под романтическим названием «Провиденца». Все, что от них требовалось, так это собрать нужное количество денег для закупки хлопка, а я бы обеспечил им довольно приличный доход за их капиталовложения. При этом я не стал упоминать небольшие трудности, связанные с неспокойным морем, совершенно дикими скалистыми берегами и нападениями пиратов. Не станете же вы отпугивать потенциальных инвесторов, которых уже поймали на их алчности, не правда ли? Они были у меня на крючке, и требовалось лишь вытащить этот улов. Как только я получил от них нужную сумму для закупки хлопка, мне оставалось лишь найти немного денег для аренды «Провиденцы».

Естественно, я соврал им. У меня не было никакой доли в аренде судна, когда я показывал его своим компаньонам. Однако я несколько дней пристально наблюдал за работой капитана и его команды, пока не убедился, что они ушли на обед в середине четвертого дня. Обед заказали горячий, а значит, была уверенность, что они не вернутся на судно по крайней мере часа три. Накануне мне даже пришлось сунуть одному из членов команды несколько монет, чтобы тот тайно показал мне судно и объяснил в деталях, как им управлять. Для пользы дела приходится врать, но если все пойдет так, как я надеялся, то эти несколько монет будут единственным моим вложением в сие торговое предприятие.

Как и предполагалось, шумная толпа инвесторов прибыла на причал ровно в полдень и остановилась у церкви Святого Заккарии. Я видел, как они раздували ноздри, словно втягивая в себя запах обещанной прибыли. Однако пока в воздухе витал лишь затхлый запах рыбы, исходивший от стоявшего по соседству с «Провиденцей» рыболовного судна. Как бы там ни было, я приветствовал их на палубе с великодушием восточного властелина, страстно жаждущего поразить воображение гостей великолепием своего дворца.

— Рад приветствовать вас, господин Сарацени, господин Луприо… — торжественно произнес я, крепко пожимая руку каждому из инвесторов и стараясь как следует запомнить их имена.

Мне очень хотелось создать у них ощущение, будто мы старые добрые друзья, которые вместе ступили на путь интересного и прибыльного приключения. В конце концов, все, так или иначе, основывается на взаимном доверни. Единственной проблемой для меня был плюгавенький косоглазый человек, который всегда, казалось, плелся где-то сзади. Почему я никак не мог запомнить его имя? Я пожал ему руку и уставился в бесцветные косые глаза, с подозрением вперившиеся в меня. Судорожно перебрав в памяти все их имена, я вдруг вспомнил. Его имя обрушилось на меня, как ведро холодной воды посреди базарной площади.

— И наконец последний, но не менее уважаемый господин Себенико. Добро пожаловать!

Тот пробормотал что-то в ответ и быстро выдернул свою холодную руку из моей ладони, успевшей вспотеть за эти мгновения. Отныне я знал, что мне придется присматривать за этим маэстро Себенико. По характеру его имени я предположил, что он происходит из семьи какого-то пирата из Далмации, и, вероятно, такой же скользкий, как морской угорь. После этого я обратился ко всем собравшимся и продемонстрировал им преимущества прекрасной галеры, на палубе которой мы находились.

— Посмотрите на эти прочные и надежные паруса, — сказал я, указывая на высокие мачты, с которых спускалась плотная паутина морских канатов. Правда, я не очень хорошо понимал, где именно находились эти паруса, но не раз слышал данное слово от членов команды, которая сейчас наслаждалась оплаченным мною обедом. И вовсю эксплуатировал свои скромные познания в области судостроения. — А эти крепительные планки являются самыми прочными из всех, что мне доводилось видеть.

Вскоре мои гости были настолько перегружены всякими подробностями, что у них не осталось никакого желания проверять мои знания морского дела и строения судна. Они просто ходили по палубе, молча кивали и выглядели вполне удовлетворенными увиденным. Даже въедливый господин Себенико, кажется, не собирался демонстрировать собственное невежество в этой области. Может быть, подумал в этот момент, что предки-пираты в гробу перевернутся от его глупых вопросов.

— А теперь давайте спустимся вниз и осмотрим трюм, — предложил я и пошел в нужном направлении.

Все это было несколько дней назад, и едва получив от них требуемую сумму, я сразу же перешел к поиску денег на аренду галеры. Для этого мне пришлось немало потрудиться с вдовой Верчелли и стариком ди Бетто. Вдову я быстро покорил своей лестью и небольшим флиртом, хотя по возрасту она могла быть моей бабушкой, а безобразным внешним видом напоминала моего домашнего пса. Но стоило мне галантно поцеловать ей руку, и она согласилась на все условия. Впрочем, Пьетро ди Бетто тоже не стал упираться и быстро принял мое предложение. Этот милый старик с тоской вспоминал старые добрые деньки, когда сам плавал на торговых галерах. Но сейчас он был слишком слаб, чтобы бороздить морские просторы, и уже ничего не соображал. По правде говоря, я чуть было не отказался от его денег, не желая огорчать симпатичного старика, но он настоял, чтобы я взял их. А я просто не мог отказать ему в последнем удовольствии. Кроме того, я никого не обманывал и не воровал у них деньги. Если все пойдет хорошо, мы все получим немалую прибыль от этого предприятия. Просто я ходил по тонкому льду, но это был вполне обычный риск для торговца, на треть финансирующего свое предприятие. Правда, мой личный финансовый риск практически сводился к нулю. Но беда заключалась в том, что, несмотря на щедрость вдовы и старика простака, мне все равно не хватало несколько тысяч. Поэтому я решил обратиться за помощью к Катерине.

После исключительно страстной и предельно изматывающей ночи любви она казалась печальной и даже слегка раздражалась от моих неуемных чувств. Обычно Катерина Дольфин после наших упражнений в постели выглядела покрасневшей от удовольствия и совершенно здоровой, но этим утром показалась мне бледной и болезненной. Я попытался шутками и смехом улучшить ее настроение.

— Что с тобой? Неужели ты уже не способна наслаждаться любовью? Может, тебе стоит поменьше пить вина, моя дорогая Катерина?

Она всегда старалась не отставать от меня и пила так же, как и я, но я слишком искушен в подобных делах, чтобы уступить какой-то женщине. Даже если этой женщиной была Катерина Дольфин — отпрыск одного из самых знатных аристократических родов Венеции. Если бы ее отец знал, что она связалась с простолюдином Джулиани — простым торговцем без гроша в кармане, — то в лучшем случае выгнал бы меня кнутом из Серениссимы, а в худшем — приказал убить в какой-нибудь темной аллее, а тело выбросить в лагуну. И тем не менее я не мог противиться этому волнующему чувству и отдавался ему со всей страстью, на какую только был способен. Катерина Дольфин была настоящей красавицей — черные волосы, карие глаза и редкого изящества фигура, прелести которой не могли скрыть даже тяжелые дорогие платья, украшенные золотым шитьем и вычурными кружевами. Поэтому я в очередной раз тайно заманил ее в постель и даже утром продолжал ласкать роскошные обнаженные груди, попутно подшучивая насчет ее чрезмерного увлечения вином. Но в этот раз у нее на уме было что-то более важное, и она практически не реагировала на мои слова.

— О, оставь эти шуточки, Николо!

Эти слова разозлили меня. Мое полное имя, а не просто Ник, она обычно использовала только когда была чем-то сильно расстроена. Я молча смотрел на нее, пока она не продолжила:

— Когда обедаешь со мной, заказывай что-нибудь повкуснее этого дешевого рейнского вина, от которого ты без ума. Может, именно оно и подействовало на меня. Если, конечно, не вонючая рыба. Одному Богу известно, чем они там питаются в этой грязной лагуне.

Я громко расхохотался.

— Не нужно быть Господом Богом, чтобы знать, какую дрянь ткацкие фабрики нашей республики спускают в воду лагуны, где кормятся ленивые рыбаки.

При этой мысли глаза Катерины сузились, а тонкая рука прикрыла рот. Она еще больше побледнела, а в глазах появилась мольба. Я подумал, не ждет ли она, что я сделаю ей предложение, и собирался уже сделать это, но вдруг вспомнил ураганный брак своих родителей и промолчал, хотя и был неравнодушен к Катерине. Тогда я не мог связывать себя подобными обязательствами, а потом благоприятный момент был утрачен. Вместо этого я предложил ей совсем другое, касающееся моей торговой авантюры. Она разочарованно хмыкнула:

— Если ты думаешь, что я могу распорядиться хотя бы малой частью отцовских денег, то, вероятно, просто сошел с ума. Если бы он не учитывал каждый грош, то никогда не стал бы богатым. — Она перевернулась на живот, демонстрируя моему восхищенному взору точеную спину и округлые соблазнительные ягодицы. — Обратись к Паскуале — он достаточно безумен, чтобы рискнуть своими деньгами ради твоего предприятия.

Я с трудом оторвал взгляд от ее божественного зада.

— Паскуале? Вальер с рыбьим лицом?

Честно говоря, я и не вспомнил про Вальера. Этот человек с выпученными глазами и тонким подбородком даже не всплыл в моей памяти, но чем больше я думал о нем сейчас, тем привлекательней казалась мне эта идея. Паскуале крутился в той же компании, что и я, и хотя нас нельзя было назвать настоящими друзьями, мы часто обменивались шутками за бутылью хорошего вина. Более того, как и Катерина, он принадлежал к знатному аристократическому сословию, а значит, был всегда при деньгах. И к тому же достаточно тщеславен, чтобы попасться на мою лесть. Я очарую его заманчивыми обещаниями примерно так же, как сделал это с вдовой Верчелли. Правда, в отличие от вдовы он не будет претендовать на общую постель со мной. Тем более что эту постель я навсегда зарезервировал для своей красотки Кэт. С этой мыслью, снова вернувшей меня на грешную землю, я нежно провел пальцами по чувствительной спине Катерины, чуть задержался на ее очаровательной заднице и пошел дальше.

Если бы я мог тогда предсказать свое будущее, то не оставил бы открытым вопрос о нашей женитьбе. Но я и понятия не имел, что мое время подходило к концу. Не знал, что увижу ее еще только раз, а потом между нами встанет убийство. В тот момент мне казалось, что впереди у нас много времени, чтобы решить эти вопросы. И пока у меня было это время, я наслаждался им так, как только может наслаждаться мужчина в моем положении. Я не желал признавать, что избегаю женитьбы только потому, что боюсь разрушить свое счастье, как это сделал когда-то мой отец. И эта мысль не доставляла мне удовольствия даже в минуты крайнего отчаяния.


— Ты слышал, что поговаривают о предстоящих выборах? Будто бы дож Ренье Зено даже в мыслях не согласен уходить в отставку?

Паскуале Вальер возмущался даже тем фактом, что подобная идея может обсуждаться в обществе. Он выпил несколько глотков прекрасного вина «Каскон», которое я принес ему, потратив на это свои последние монеты в отчаянной попытке заполучить недостающие несколько тысяч, чтобы завершить подготовку к торговой операции. Его выпученные глаза еще больше стали походить на рыбьи при одной только мысли о таком кощунственном нарушении давней традиции. Все эти старые аристократические семьи цепко держались за те права и привилегии, которые служили их интересам. Лично я давно уже знал, что любые выборы герцогов так или иначе заканчиваются в пользу старых родов. С каких это пор какой-то Джулиани имел избирательные права, дабы выбирать себе правителей города? Но сейчас мне требовалось во что бы то ни стало поддержать Вальера, чтобы добиться от него денег.

— Возмутительно, — пробормотал я.

Меня почти не удивило, что он так охотно откликнулся на мое предложение. Мое жилище не отличалось особой изысканностью и к тому же находилось неподалеку от канала, откуда доносился неприятный запах гнили. Может, все дело в том, что рядом пролегал живописный канал Ка-да Моста? Я и сам часто пользовался им, чтобы поскорее добраться до своего скромного жилища. Этот канал выглядел неплохо даже по сравнению с Большим каналом, а моя квартира находилась, увы, в самой грязной и илистой его части, что даже сравнить нельзя с более достойными городскими кварталами. Я молил Бога, чтобы интерьер моего жилища показался Вальеру образцом скромной простоты, а не ужасающей реальности, больше похожей на унизительную нищету.

Однако мне не стоило беспокоиться. Пока в руках Вальера была чаша с вином, он полностью игнорировал обшарпанные стены и изрядно потрепанную мебель. Мне оставалось лишь своевременно наполнять его высокую кружку да внимательно слушать рассуждения о политике, которая мало меня интересовала, если, конечно, не касалась бизнеса. С прошлого года, когда греки вернули себе власть над Константинополем, влияние Венеции в этом регионе перешло к нашему старому врагу Генуе. Прежний титул нашего дожа, которого часто называли господином четверти или получетверти Римской империи, неожиданно превратился в пустой звук. Это звание было завоевано почти шестьдесят лет назад, когда старый и почти совсем ослепший дож Дандоло направил руководителей Четвертого крестового похода на захват Константинополя, изменив тем самым их продвижение на Восток, к Гробу Господню. К тому времени они задолжали республике много денег и вынуждены были подчиниться его приказу. Посадив на трон Византии свою марионетку, Дандоло собрал богатый урожай с недавно образованной Латинской империи, включая и этот громкий титул. Но сейчас он снова его утратил, и многие люди, очевидно, обвиняли нынешнего дожа в несоответствии своему высокому положению. К их числу, судя по всему, принадлежал и бывший губернатор Константинополя Доменико Лазари. Между тем Вальер продолжал разглагольствовать на сей счет:

— Надлежащим образом избранный дож остается на своем посту до конца жизни или пока сам не решит уйти в отставку. Разве можно себе представить, что его нужно насильно вынудить к этому? — Он влил в себя еще одну большую порцию хорошего красного вина и по-дружески похлопал меня по плечу. — Ну, что ты думаешь на этот счет, старина Николо? Ты честный парень. Как полагаешь, что мы должны делать?

Покрываясь холодным потом при мысли, что Вальер может опустошить все мои и без того скромные запасы вина еще до того, как я заставлю его расстаться с частью денег, я с грустью уставился в его мутные глаза. Отвечая на его вопрос, я вдруг обнаружил, что неожиданно заговорил столь же протяжно.

— Это возмутительно, старина Паскуале. Если не сказать больше. Все это может заставить какого-нибудь человека поскорее сделать деньги и бежать из города, пока не начала распадаться тонкая ткань общества.

Он одобрительно кивнул, и на его одутловатом лице медленно проявилась озабоченность.

— Сделать деньги… и бежать?

Этот опухший от постоянного пьянства человек явно попался на крючок. И я немного отпустил леску, чтобы он заглотнул наверняка.

— Так случилось, старина, что именно сейчас у меня есть к тебе весьма заманчивое предложение. Здесь не может быть никакого провала…


Позже, той же ночью, у меня в доме произошла странная вещь. Выпроводив Паскуале Вальера и распрощавшись с ним у парадной двери, выходившей на улицу, я вдруг услышал слабый стук в другую дверь в противоположном конце дома. Мне понадобилось несколько секунд, чтобы сообразить, что кто-то стучится ко мне со стороны канала. Как и Вальер, я принял немалую дозу прекрасного «Каскона», но при этом неплохо закусил, что помогало удержаться на ногах. Но тем не менее я заметно покачивался и чуть было не упал в канал, открыв дверь незнакомому гостю. Я недоумевал, кто мог потревожить мой покой в столь поздний час, теша себя слабой надеждой, что это моя дорогая Кэт решила провести со мной чудесную ночь, и мое сердце уже заныло от приятного ожидания встречи, хотя затуманенная вином голова и рассеянное сознание невольно протестовали.

Покачнувшись на ступеньках, сбегающих к воде, я вдруг ощутил поддержку тонкой, но при этом весьма крепкой руки. Незваный гость поддержал меня как раз в ту минуту, когда я мог свалиться в воду, хотя при этом и сам рисковал потерять равновесие, поскольку стоял в небольшой лодке, покачивающейся под его ногами. Справившись с неустойчивым положением, он отвесил мне низкий поклон. Я не мог разглядеть его лицо, закрытое плотным черным капюшоном от накидки. Все, что я успел заметить, — это карие глаза с сеточкой мелких морщин в уголках, которые еще больше обозначились из-за слабой улыбки на тонких губах.

— Что вам угодно, милостивый господин? — спросил я, все еще не избавившись от протяжного и сочного акцента Вальера.

Незнакомец молчал, но его глаза еще ярче сверкнули в лунном свете. Он вынул из-под накидки какой-то длинный предмет, завернутый в тряпки и туго перевязанный толстой веревкой, и протянул его мне, удерживая обеими руками, словно тот был для него слишком тяжелым. При этом я успел заметить, что его руки были в перчатках. Приняв от незнакомца этот предмет, я сам ощутил его тяжесть, хотя и не чрезмерную для взрослого мужчины. Стало быть, передо мной стоял либо физически слабый человек, либо старик, с трудом удерживавший в руках этот сверток. Поблагодарив незнакомца за неожиданный подарок, я так и не получил от него вразумительного ответа. Он просто молча кивнул и отвернулся, опустив в воду длинный шест гондолы. Через некоторое время он исчез в густом тумане ночи, а я еще долго смотрел ему вслед, взвешивая в руке полученный предмет. Тяжесть свертка обещала некую ценность, и я, сгорая от нетерпения, стал быстро его разворачивать.

Сначала показался толстый металлический диск простой формы, затем появилась часть деревянной рукояти, крепко перетянутой проволокой. Судя по всему, меч, причем очень старый. Крестообразный конец рукояти был выполнен в виде двух собачьих голов, а сам клинок находился в простых деревянных ножнах. На глаз я прикинул, что лезвие составляло не менее тридцати дюймов. Немного вытянув его из ножен, я обнаружил небольшой знак в конце клинка, на котором виднелась серебряная надпись «де ла Помрой», но мне это имя ничего не говорило. Когда был снят последний слой обертки, на пол упал небольшой кусок пергамента. Я поднял его и увидел, что это записка, выполненная аккуратным почерком.

«Мой храбрый предприниматель, я не хочу, чтобы твое авантюрное приключение закончилось провалом на первом же серьезном препятствии. Прими от меня это старое оружие и продай его за любую цену при удобном случае. Моей семье этот клинок достался от одного крестоносца по имени Реналф де Серне, заглянувшего в наш дом много лет назад. Он оставил нам его в качестве погашения долгов. Но будь осторожен — этот меч оброс множеством легенд. Со всеми его обладателями происходили странные вещи. Так что поскорее продай его и возвращайся целым и невредимым».

Под этим посланием не было никакой подписи, и только потом я разглядел странный рисунок, который поначалу не смог расшифровать. Повернувшись к свету, я увидел, что на рисунке изображена небольшая кошка с закрученным кверху хвостом. Должно быть, записку вместе с клинком прислала моя любимая Кэт — Катерина Дольфин. Мне даже показалось в тот момент, что неподалеку от канала раздался ее веселый смех. Я полностью вынул меч из ножен и впервые увидел надпись на сверкающем лезвии. Однако вся эта чушь насчет чести, достоинства и души меня мало интересовала. В чем я был абсолютно убежден в тот момент, так это в том, что ни за что на свете не продам этот меч. В особенности после того, как получил у Паскуале Вальера нужную сумму для успешного продолжения своего предприятия.


Месяц спустя я стоял на набережной канала Джудекка с мечом на поясе, деньгами в кошельке и окладистой рыжей бородой, выросшей у меня во время путешествия в Сирию и обратно, и надеялся, что она прибавит мне загадочности и сделает неотразимым для женщин. Я знал, что привлеку их внимание копной огненных кудрей, загорелым лицом и зелеными глазами. Галера «Провиденца» гордо стояла на якоре передо мной, хотя и выглядела сейчас более потрепанной и изношенной, чем прежде. Чтобы привести ее в полный порядок, потребуется немного денег да умелые руки мастеров Арсенала, которые быстро излечат судно от морской болезни. К этому времени я уже успел продать хлопок одному светловолосому немцу по имени Брэдасон, оставалось лишь рассчитаться с инвесторами. После чего в моем распоряжении окажется не так уж много денег. Я соскучился по Кэт и жаждал как можно скорее повидаться с ней, но прежде требовалось избавиться от пропахшей потом, изрядно потрепанной одежды и принарядиться во что-нибудь более приличное. Как и моя галера «Провиденца», я нуждался в хорошем уходе и вполне мог истратить на это часть доходов своих компаньонов, настолько значительных, что вполне выдержат эти крохотные потери.

В Мерсерии я отыскал хорошего портного и приобрел у него красную рубашку и синие брюки, потом нацепил на ремень свой меч и вышел на улицу. Теперь Катерина Дольфин не устоит передо мной! С этой приятной мыслью я бодро зашагал по Спадерии — довольно оживленной улице, населенной преимущественно мастерами-оружейниками. Затем пересек ее в районе Риальто и вышел на Рио-дей-Баретери, где заметил мастерскую по пошиву головных уборов. В глаза бросилась широкополая шляпа зеленого цвета, которая, как мне казалось, будет прекрасно смотреться на моей рыжей голове. Не долго думая я купил ее у хозяина мастерской, загнул поля кверху и набекрень нацепил на свою густую копну. Дворец Дольфин находился на противоположной стороне Большого канала, и я направился к мосту из лодок под названием Квартароло, который приметил еще от Риальто. Однако не успел я добраться до него и заплатить за переправу, как меня остановил чей-то громкий крик:

— Джулиани! Это ты? Я уже слышал, что ты вернулся.

Я простонал себе под нос и обернулся. Это был Паскуале Вальер, готовый потребовать у меня свою долю дохода от торговли. А я-то надеялся, что его деньги полежат в моем кошельке некоторое время, пока я не приведу в порядок свои дела. Приятно ощущать на ремне тяжесть тугого кошелька, даже если основная часть его содержимого принадлежит другим людям. Но мне не стоило волноваться, поскольку Вальера больше озаботила возможность приятно провести время, а не возврат собственных денег.

— Я иду на встречу с Джакопо и другими друзьями, чтобы хорошенько отметить свою удачу. Как мне повезло, что я наткнулся на тебя, Джулиани! Ты должен присоединиться к нашей компании.

Он, вероятно, имел в виду Джакопо Сельво, который, будучи отпрыском знатного венецианского рода, предпочитал проводить время в компании верных друзей-собутыльников. Я провел немало ночей в его обществе и решил отложить свои восторги с Катериной до лучших времен. Тем более что получал прекрасную возможность похвастаться своими путешествиями перед двумя или тремя юными аристократами, у которых гораздо больше денег в кармане, чем здравого смысла в голове. Мы медленно побрели по набережной в сторону Арсенала, где встретились с друзьями Вальера — Витале Орсеоло и Марино Микиелем. Таверну обычно посещали угрюмые судостроители, а не представители знати, но Вальер заверил, что как только там увидят мой тяжелый кошелек, то откроют нам самое лучшее апулийское вино. И он был прав, вино действительно оказалось превосходным и потекло рекой, опустошая мои запасы. Наше веселье закончилось поздно ночью, когда колокол пробил комендантский час, и к тому времени мой кошелек на ремне стал намного легче.

Из таверны, как мне кажется, мы направились прямо к Ка д'Орсеоло, хотя мои мозги были так затуманены вином, что полной уверенности в этом нет. Там Витале Орсеоло открыл для нас бочонок мальвазии, а Паскуале и Джакопо стали щедро угощать меня прекрасным вином. Несмотря на огромное количество выпитого, я все еще помнил про Катерину и уже под утро решил распрощаться с этой компанией, с трудом удерживая кружку нетвердой рукой.

— Сейчас я должен идти во дворец Дольфин. Я обещал Катерине по возвращении искупать ее в своих богатствах.

Джакопо Сельво захихикал и положил руку мне на плечо, пролив красное вино на новую накидку. Впрочем, тогда на это никто не обратил никакого внимания. Он дыхнул мне в лицо перегаром и громко икнул.

— Позже, Джулиани, не сейчас. Ты же знаешь — чем дольше женщина ждет, тем более сладкой становится. Оставь ее на потом. А лучше всего не появляйся еще несколько дней. Вот тогда-то она точно созреет и будет готова к… ну, ты знаешь… к…

Он сжал пальцы в кулак, прижал его к животу и сделал несколько движений вверх и вниз, смеясь мне в лицо. Мне следовало бы врезать ему по роже за столь оскорбительное для моей Кэт обращение, но по какой-то странной причине его пошлая шутка меня развеселила. Я тоже захихикал, схватил бутылку и влил в себя изрядное количество вина.

— Будь осторожен, Джакопо Сельво! Ты говоришь о моей любимой женщине!

С этими словами я выхватил из ножен сверкающий меч и стал размахивать им, в шутку изображая поединок. Но поскольку был в стельку пьян, то едва не отрубил голову Орсеоло, который упал на пол и замер от страха. Все собрались вокруг меня и восхищенно уставились на клинок, ярко блестевший в тусклом свете свечей. Однако наибольшее впечатление мое оружие произвело на Вальера, который глаз не мог оторвать от прекрасного меча.

— Это мощное оружие, Джулиани. И очень старое. В свое время оно, должно быть, не раз искупалось в крови. Как оно попало к тебе?

Я продемонстрировал полное равнодушие к качеству клинка.

— Да, меч очень старый. Я получил его от… одного доброжелателя.

Я облокотился на меч, как заправский крестоносец, но не удержался на ногах и упал на пол, поранив себе руку. Таким образом, моя новая одежда оказалась испачканной не только вином, но и кровью. Вскоре три других приятеля впали в алкогольный ступор, а мы с Вальером продолжали пить, решив прикончить бочонок мальвазии. Потом уселись на огромный диван Орсеоло, и я стал неохотно отсчитывать долю прибыли Вальера. Глаза его тускло блестели, и он начал жаловаться мне на тяжелые времена, когда так трудно делать большие деньги.

— Ты отправился в свое путешествие, Джулиани, а Доменико Лазари стал с удвоенной энергией упрекать дожа Зено и фактически вынудил его согласиться на выборы. Говорят, Джираломо Фанези тоже надеется на победу. Уверяю тебя, это действительно так! А он даже не считается настоящим венецианцем. И все это из-за нашего фиаско в Византии.

Его слова доходили до меня с большим трудом.

— Какая Византия?.. Ах да, потеря Константинополя и титула господина полкварты и полторы кварты римского вина…

Паскуале захихикал над старой шуткой и ударил меня по руке своим слабым пухлым кулачком.

— Николо, будь серьезным хотя бы минуту. Знаешь, я тут подумал, что если ты способен хоть как-то влиять на людей, которые входят в Совет сорока, то, стало быть, можешь косвенно гарантировать выборы следующего дожа. И к тому же предотвратить победу Фанези.

Следует помнить, что выборы нового дожа являются чрезвычайно сложным и запутанным делом. В результате целой серии консультаций Большой совет выбирает из своих членов четверых наиболее достойных. Эта влиятельная четверка назначает сорок одного члена совета, каждый из которых должен пройти как минимум через три номинации и при этом представлять не более одного семейства. И не забывайте, что каждого из Совета сорока должны поддержать как минимум два представителя всех шести районов, из которых состоит Венеция. Поэтому, чтобы протолкнуть на пост дожа своего человека, требуется… ну да ладно, не хочу утомлять вас этими подробностями. Просто скажу, что эта чрезвычайно сложная система выборов воспроизводит себя из года в год, в течение нескольких раундов, пока наконец все сорок один человек не будут избраны на свои посты. А потом они избирают дожа. Откровенно говоря, я не понимаю, почему так легко согласился с Вальером.

— Полагаю, ты прав. И еще, если окажешь на выборы хоть какое-то влияние и добьешься избрания дожем нужного человека, получишь огромную сумму в придачу.

Эта мысль стала моим вкладом в наш пьяный обмен мнениями, хотя мне абсолютно все равно, кто из знатных семей Венеции и старой аристократии станет дожем. Моя фамилия упоминается в нашем городе так же давно, как и фамилии многих из них, и даже поговаривали, что кто-то из моих далеких предков помогал укреплять деревянными сваями песчаные берега моря, на которых триста пятьдесят лет назад был заложен этот город. Однако семейство Джулиани предпочитало зарабатывать на жизнь исключительно тяжким трудом, а это препятствовало проникновению моих предков в ряды правителей города. Нет, мне действительно наплевать, кто выиграет эти выборы и станет новым дожем — Тьеполо, Морозини или Зено. Просто понравилась идея, что я — единственный из рода Джулиани — оказался вовлеченным в эту сложную политическую игру.

— Но у нас нет никакой возможности влиять на столь сложный процесс, — простонал Вальер. — И у меня достаточно монет, чтобы поспорить с тобой на деньги.

Вальер сам был представителем старого аристократического рода, и именно поэтому ему постоянно приходилось тратить так много денег, включая только что полученную прибыль от моего торгового предприятия. Зато не хватало мозгов увидеть хорошую возможность обогатиться, когда она была совсем рядом. В конце концов почти все аристократы вырождались в результате кровосмесительных браков.

Я ухмыльнулся:

— Здесь должен быть какой-то выход, я в этом уверен. Даже если придется дать кому-то взятку.

Мелкое, похожее на крысиное лицо Вальера поначалу, как обычно, не выражало никаких эмоций, а потом стало изумленно вытягиваться.

— Это не поможет! Ты не посмеешь этого сделать!

Я плюнул в кулак и протянул ему руку, чтобы заключить пари. Дело в том, что в тот момент я не был таким пьяным, как бедняжка Паскуале Вальер, и неожиданно увидел возможность вернуть всю ту прибыль от торговой сделки, которую вынужден был отдать ему. Причем сделать это незамедлительно, едва он произнесет хотя бы слово. Кроме того, я всегда обожал бросать вызов судьбе и идти на риск, а большое количество выпитого вина лишь подстегивало мой энтузиазм.

— Верни мне монеты, которые уже прожигают дыру в твоем кошельке, и я покажу тебе, что на этом свете все возможно.

— Ладно, но я ставлю свои деньги против твоего прекрасного клинка.

Поначалу я чуть было не отказался от пари, поскольку не хотел рисковать мечом, подаренным мне моей любимой Кэт. Но я не был бы Джулиани, если бы стал раздумывать хотя бы секунду. Мы ударили по рукам.


Я проснулся от громких ударов колокола Марангона в Кампаниле. Рано утром он призывал людей к работе, поздно вечером напоминал о наступлении комендантского часа, а сейчас резонансом отдавался в моей голове, вызывая каждым ударом болезненные ощущения. С трудом разлепив глаза, я с ужасом посмотрел на учиненный нами разгром. Гора пустой посуды из-под вина свидетельствовала о бурной ночи, которую мы провели вместе с Вальером, Сельво, Микиелем и Орсеоло. Последние трое скрючились в дальнем конце длинной комнаты, стены которой украшали дорогие гобелены в духе изысканной обстановки верхнего этажа дворца Ка д'Орсеоло. Собутыльники не подавали никаких признаков жизни и не реагировали на громкий звон колокола. Я с трудом встал на ноги и, пошатываясь, медленно обошел комнату. У дальней стены я обнаружил длинный разрез на гобелене с изображением Саломеи, несущей на подносе отсеченную голову Иоанна Крестителя. Мне подумалось в тот момент, что справедливость восторжествовала и ее голова оказалась отделенной от тела так же, как и голова Крестителя, хотя и не натурально, а только на полотне. Я провел пальцами по длинному разрезу и вдруг смутно вспомнил, что ночью размахивал своим прекрасным мечом и угрожал покончить с каждым, кто посмеет встать между мной и Катериной Дольфин. Совершенно ясно, что встала между нами именно Саломея. Я судорожно попытался соединить разрезанные края гобелена, но безрезультатно. Как только я убрал пальцы, гобелен снова разделился на две части.

Полностью дезориентированный, я отправился на поиски Паскуале Вальера. Неужели я действительно заключил с ним на рассвете какое-то пари? Эта мысль не давала мне покоя, когда я дрожащими руками пытался натянуть на себя одежду. Туника была перепачкана и отдавала застоявшимся потом, а на накидке отчетливо виднелись следы грязных ботинок вперемешку с кроваво-красными пятнами вина и бурыми пятнами крови. После этого я стал искать свою широкополую шляпу с загнутыми вверх полями и обнаружил ее смятой в грязных руках Джакопо Сельво. Судя по всему, он использовал ее в качестве половой тряпки, чтобы вытереть с пола вонючую лужу собственной блевотины. Я понюхал шляпу, с отвращением поморщился, но все же нахлобучил на голову, подвернув края вверх. Сейчас она казалась мне не такой изящной, как вчера вечером.

Вскоре я понял, что Вальер исчез, как, впрочем, и мой славный меч, которым я так гордился. При этой мысли я запаниковал, не в силах представить, как появлюсь перед глазами Катерины без ее дорогого подарка. В поисках оружия я даже залез под большой обеденный стол, а потом под диван, на котором мы с Вальером заключили пари, но все впустую. И тут я вспомнил обстоятельства нашего спора. Мне следовало повлиять на выборы таким образом, чтобы не допустить к победе Фанези, а дожем должен был стать другой человек с любой знатной фамилией, о котором нам еще предстоит договориться в дальнейшем. Во время спора я был так уверен в своих возможностях, что заключил пари, а сейчас, при свете дня, не имел ни малейшего представления, как осуществить эту безумную идею. И к тому же я никак не мог отыскать свой меч.


Дворец Дольфин одним из последних был построен на набережной Большого канала. Его величественную сводчатую галерею, выложенную из красного кирпича, обрамлял белый истрийский камень. Такие же белые ступеньки вели к каналу. И все это величественное здание отражалось в гладкой поверхности воды, пока носовая часть моей лодки не разрушила прекрасную картинку. Я нервно поправил свою замызганную одежду и нахлобучил на голову грязную шляпу, пытаясь придать себе вид вполне порядочного посетителя. Мой кошелек по-прежнему висел на ремне, изрядно облегченный вчерашними возлияниями. Лодка ткнулась носом в нижний ряд каменных ступенек, и я спрыгнул на них, предварительно бросив лодочнику мелкую монету за услуги. Но когда он отчалил, я вдруг заметил, что парадные двери дворца закрыты. Нахмурившись, я постучал в них кулаком, но ответом мне была лишь оглушительная тишина. Это совсем не походило на торжественный прием по случаю предложение руки и сердца моей возлюбленной Катерине. Я постучал еще раз, но изнутри дома донеслось лишь гулкое эхо.

Потом над моей головой вдруг распахнулись ставни узкого окна и послышался хриплый женский голос с явным венецианским акцентом:

— Что тебе нужно?

Я спустился на несколько ступенек, чтобы разглядеть обладательницу этого голоса, задрал голову и в окне на верхнем этаже дворца увидел крупное красное лицо. Женщина повторила свой вопрос. Причем на этот раз голос ее прозвучал так презрительно, что я с трудом сдержался, чтобы не нагрубить в ответ.

— Послушай, женщина, я хочу поговорить с хозяином этого дома. Спустись вниз и открой мне дверь.

Я говорил с ней в обычной манере Паскуале Вальера, но служанку мой тон лишь рассмешил, и она ответила мне, передразнивая интонации:

— А больше ты ничего не хочешь, а? Ничего у тебя не выйдет. Они все уехали в Падую из-за лихорадки.

— Из-за лихорадки? Ты хочешь сказать, что Катерина больна?

— Пока не больна, но очень боится заразиться. Понятия не имею, когда они вернутся домой.

С этими словами она скрылась из вида и громко хлопнула ставнями. До сих пор я ничего не слышал об эпидемии лихорадки, но многие действительно опасались этой страшной болезни. Здесь, в Венеции, мы постоянно живем среди ила и грязи, что часто влечет самые разнообразные эпидемии. Значит, придется отложить свое намерение насчет Катерины, поскольку неизвестно, когда она вернется в город. Откровенно говоря, я испытал некоторое облегчение, потому что мне не придется общаться с ее отцом в таком ужасном виде. Может быть, женитьба вообще не вяжется с моей дальнейшей судьбой. Кроме того, продолжительное отсутствие Катерины даст мне временную передышку и позволит решить избирательные дела. Времени у меня осталось не так уж много, поскольку до выборов всего лишь несколько недель. Не долго думая я махнул рукой, останавливая проходившую мимо лодку, и погрузился в размышления насчет личности будущего кандидата на выборах.


В конце концов все оказалось на удивление просто. Странно, почему это не пришло мне в голову раньше. И тем не менее это так. Должно быть, я был столь ослеплен своей безграничной любовью к Катерине, что разумные мысли меня просто не посещали. Несколько дней я провел в своем сыром, затхлом и мрачном жилище, забившись в угол с листом пергамента и гусиным пером в руке. Вода в лагуне начала подниматься, что происходит здесь довольно часто, и вскоре стала просачиваться сквозь пол, образуя лужицы. Я часто поглядывал на отметку максимального подъема воды и думал, что на этот раз она может превзойти все ожидания и подняться выше, чем прежде. И за все это время я лишь однажды покинул жилище, чтобы окончательно рассчитаться со своими инвесторами. Некоторые из них были явно не в восторге от столь малой прибыли, но, с другой стороны, мне требовалось прежде всего рассчитаться с собственными долгами, к тому же изрядную сумму я потратил на пьянку в первый день своего возвращения. Наибольшее неудовольствие выразил серебряных дел мастер Себенико, который при виде горсти монет долго не мог обрести дар речи.

— Как это называется, Джулиани? — наконец-то пришел он в себя. — Я мог бы заработать гораздо больше, если бы ссудил эти деньги каким-нибудь евреям из Спиналунги.

Я пробормотал что-то о непредвиденных расходах, неожиданных обстоятельствах, пиратах вдоль побережья Далмации и поспешил прочь. Слава Богу, вдова Верчелли и старик ди Бетто не только не упрекнули меня в малых доходах, но и были счастливы, получив свои деньги с небольшим приростом. Вернувшись в свой сырой подвал, я надел всю имевшуюся у меня одежду и стал обдумывать перспективы предстоящих выборов.

Зародившись более ста лет назад, избирательная система претерпела с тех пор значительные изменения. Сначала Большой совет выдвигал из своих рядов одиннадцать выборщиков, которые и избирали следующего дожа, но потом эта система стала более изощренной и со временем выработала надежную защиту от дураков и мошенников. Было решено избирать четырех самых достойных жителей города, которые, в свою очередь, избирали сорок других представителей. Я начал обдумывать идею подкупа этих первых четырех выборщиков, поскольку это гораздо дешевле, нежели взятка сорока представителям. Точнее сказать — сорока одному. В прошлом какой-то гениальный политик неожиданно обнаружил, что равное количество выборщиков может привести к тупиковой ситуации. Так и случилось сорок лет назад. Именно поэтому было решено добавить еще одного выборщика, чтобы их общее количество стало нечетным. Деятельность сорока одного выборщика проходила в условиях строжайшей секретности и чем-то напоминала конклав кардиналов, избирающих папу римского. Каждый из них появлялся с листом бумаги, на котором была начертана фамилия одного человека. Повторяющиеся имена вычеркивались, и через некоторое время оставался лишь один человек на одном листе. Затем листы помещали в специальный сосуд и доставали каждый в отдельности. Кандидатуры ставились на голосование, и в конечном итоге побеждал кандидат, набравший не менее двадцати пяти голосов. Этот человек и становился дожем на следующий срок.

Именно поэтому поначалу я замыслил подкупить первую четверку, которая затем выдвинет сорок одного человека и склонит их к поддержке нужного кандидата. Однако, обдумав данную схему, решил, что это вряд ли получится. Никто не даст мне гарантии, что они изберут нужного человека. Нет, здесь слишком много ловушек, которые просто невозможно учесть. Что же касается подкупа сорока одного выборщика, то это вообще показалось мне нереальным. Даже если я получу доступ к каждому из них в запертом наглухо помещении, то вполне может оказаться, что представители некоторых знатных родов никогда и ни при каких обстоятельствах не берут взяток. Конечно, в сие трудно поверить, но это так.

В конце концов я пришел к заключению, что трюк нужно провернуть в самом механизме избирательной системы. Если я смогу обеспечить, чтобы в избирательную урну попала бумага с нужной фамилией, значит, выйду сухим из воды. Это сравнение явно не соответствовало моему нынешнему существованию, поскольку вода в лагуне давно достигла критической отметки и продолжала подниматься. Вскоре мои ноги насквозь промокли, и пришлось задрать их на противоположную скамью.

Но дабы гарантировать выход из урны нужного бюллетеня, требуется позаботиться, чтобы он туда попал. А это не так-то просто. И мои мысли вновь вернулись к подкупу. Казалось, неумолимая логика этого механизма неуклонно влекла меня обратно к центру, вместо того чтобы вывести на окраину, к свободе. Мои ноги становились все холоднее, а мозги закипали от напряжения. В конце концов я сдался и решил поделиться своими мыслями с кем-то посторонним. Мне очень хотелось, чтобы этим человеком стала Кэт. Но я знал, что вместо встречи с прекрасной девушкой мне опять придется общаться со старыми собутыльниками в таверне без названия. Натянув свою грязную широкополую шляпу, я решил немедленно отправиться в безымянную таверну, что неподалеку от Арсенала, где наверняка найдутся люди, готовые выпить и поделиться со мной своими мыслями. Осторожно пробираясь по узким улочкам под проливным дождем, я внимательно смотрел под ноги, чтобы не свалиться в канал. Во время высокого прилива практически невозможно определить грань, отделяющую каналы от залитых водой мостовых. Многие беспечные венецианцы уже стали жертвами такого прилива и попадали в канал, думая, что ставят ногу на мощеную твердь. В таверне я встретил только Марино Микиеля, мясистое лицо которого стало еще бледнее от такой погоды. Я сел рядом с ним и заказал кружку апулийского вина, а когда его принесли, мне показалось, будто высокий прилив достиг даже винных подвалов — так изрядно напиток разбавили водой.

— А где остальные? — спросил я угрюмо молчавшего Марино, но тот лишь слабо махнул рукой:

— Точно не знаю. Единственное, что мне известно наверняка, так это отъезд Вальера в Падую.

При упоминании города, где коротала время моя возлюбленная, я насторожился.

— О, тоже сбежал от лихорадки?

Микиель удивленно посмотрел на меня:

— От лихорадки? А кто говорит о лихорадке? Я ничего не слышал.

В этот момент для меня должен был прозвучать тревожный звонок, но я слишком увлекся проблемой выборов, чтобы обратить внимание на слова Микиеля. И вместо этого завел разговор о предстоящих заботах.

— Все делается в абсолютной тайне и только с наиболее знатными и богатыми людьми, как будто мы, народ, не имеем права голоса. Были времена, когда по этому поводу созывали народное собрание. А сейчас все превратилось в пустую формальность.

Я забыл, что Марино Микиель являлся представителем старинного аристократического рода, для которого совещание с народом равнялось правлению толпы. Именно поэтому он так решительно отстаивал справедливость существующего порядка.

— Не забывай, что вся система выборов находится под контролем, чтобы никто не смог навязать свою волю остальным и протащить на этот высокий пост нужного человека, — напомнил он. — На этот раз даже пытаются ввести новую систему, чтобы устранить любую попытку мошенничества.

При этих словах мое сердце заныло и чуть было не вырвалось из груди. Неужели Микиель знает о моих планах? Я надеялся, что Вальер будет держать язык за зубами и не проболтается своим друзьям.

— А что это за система? — спросил я дрогнувшим голосом.

— О, когда в избирательной урне останется последний бюллетень, они не будут выбирать человека из своей среды, а пригласят совершенно случайного мальчика с улицы, и именно он достанет бумажки с именами кандидатов.

Превосходно!


Последующие два дня я не мог успокоиться и все время улыбался во весь рот. В тот вечер я даже угостил обалдевшего Микиеля кружкой вина, а он и не подозревал, что сообщил мне самую приятную новость, которую я только мог ожидать. Узнай я тогда, что в город неожиданно возвращается Катерина, и то не был бы так счастлив. К сожалению, на этом фронте никаких приятных перемен не происходило, а все мои попытки навести справки относительно скоропалительного отъезда семейства Дольфин результатов не дали. Все семейные дела этого клана покрывала непроницаемая тайна. Кто-то повторял байки об их страхе перед эпидемией лихорадки, другие поговаривали о скоропостижной смерти богатого родственника в Вероне. И только немногие осторожно намекали на какой-то страшный позор, заставивший семейство так быстро покинуть Венецию. Я не верил ни одной из этих версий, но допускал мысль, что глава семьи, возможно, просто-напросто скрывает от меня Катерину. Или, что еще хуже, она сама почему-то избегает встречи со мной.

Однако все эти треволнения имели преходящий характер. Я с энтузиазмом разрабатывал план избрания дожем нужного мне человека. Новые обстоятельства явно играли мне на руку. Отныне моя главная задача упрощалась до предела — надлежащим образом обучить какого-нибудь уличного подростка, ранее уже замеченного в краже кошельков у состоятельных граждан, а значит, обладающего соответствующими навыками. И я уже знал, кто именно выведет меня на такого малолетнего преступника.

Я сообщил кому следует о своем желании поговорить с главарем городских воров, но вынужден был ждать до ночи, чтобы плод созрел. Главари воровского мира не любили яркого дневного света, а Алимпато был настоящим мастером своего дела. Именно он много лет назад обучил меня технике карточного шулерства. Это мастерство пригодилось мне в последующие годы и сослужило хорошую службу, когда я отчаянно нуждался в деньгах. Юные аристократы добровольно наполняли мой кошелек своими монетами во время игры в карты или кости. Разумеется, даже эти глупцы вскоре стали понимать, что мое везение продолжается слишком долго, чтобы быть правдой. В конце концов мне пришлось прекратить свои шулерские игры в Венеции и отправиться на поиски удачи в Фузину, Доло, Стра и другие более отдаленные места, где тоже было немало неопытных, но богатых глупцов. Однако моя душа рвалась в Венецию, и я возвратился туда, решив, что репутация мошенника уже подзабылась. Таким образом я вернулся к честной жизни добропорядочного предпринимателя, если, конечно, между этими понятиями нет взаимоисключающего противоречия. Но даже тогда я не прекращал тренировать свои руки, и они оставались такими же ловкими, что и в прежние годы. Кто знает, когда это мастерство может понадобиться, чтобы помочь госпоже Удаче вознаградить тебя за все труды. Как, например, сейчас, когда я могу передать часть своего мастерства какому-нибудь вору, срезающему чужие кошельки, но для этого мне нужен подходящий кандидат.

Когда на улице сгустились сумерки, я сидел в своей промозглой комнате и с нетерпением ожидал появления Алимпато. Время шло быстро, и вскоре до меня донесся тихий шорох у двери. Я вскочил на ноги и широко распахнул ее, но поначалу никого не увидел, словно какая-нибудь крыса терзала кусок гниющего дерева. И только минуту спустя заметил смутную тень в черноте расположенной напротив арки. Самодовольно ухмыльнувшись, я отступил в комнату, оставив дверь открытой. Через мгновение тень бесшумно скользнула в мое жилище и уселась за стол.

— Алимпато, старый дьявол!

Человек отбросил на спину черный капюшон накидки, обнажив мертвенно-бледное лицо под темными, заметно седеющими волосами. И улыбнулся, демонстрируя пожелтевшие гнилые зубы. Сейчас он больше напоминал искалеченного нищего попрошайку, чем преуспевающего главаря преступного мира, лучшего среди воров. Я подсунул ему плоскую бутылку дешевого вина и оловянную кружку. Не стоило искушать судьбу. Несмотря на нашу давнюю дружбу, он скрывал под своей накидкой гораздо большую ценность, чем мое дешевое вино.

— Николо Джулиани, чтоб я так жил! Все еще пытаешься заработать себе на хлеб честным трудом?

Никогда не встречал человека, который вкладывал бы в слово «честный» больше презрения, чем Алимпато. В его устах это слово неожиданно приобретало постыдный оттенок, выражающий позор, глупость и абсурд одновременно. Я рассмеялся и пожал плечами:

— До сих пор старался как мог.

— В таком случае зачем ты распустил слух, что хочешь меня видеть?

Он наполнил кружку и выпил содержимое одним глотком, вытерев губы тыльной стороной ладони. Я заметил, что его пальцы остались такими же тонкими и ловкими, как и в те далекие годы, когда он показывай мне, как нужно манипулировать набором костей.

— У меня тут есть небольшое дело, в результате которого я должен… оказать определенное влияние, скажем так.

Он кивнул, прекрасно понимая, что я не стану посвящать его в детали. А я был абсолютно уверен, что он не задаст мне лишних вопросов. Чем меньше ты знаешь в этом мире, тем легче избежишь неприятностей, когда начнут допрашивать. Я молил Бога, чтобы меня не раскрыли, поскольку в противном случае мне грозит заточение в городской тюрьме, за которым непременно последует долгая и мучительная смерть.

— Мне нужен хороший воришка, специализирующийся на срезании кошельков, который мог бы легко и быстро научиться манипулировать… небольшими предметами.

Он кивнул, встал из-за стола и задумчиво повертел в руке пустую кружку. Потом тяжело вздохнул, поставил ее на стол и направился к двери.

— Постой! — крикнул я вдогонку. — Неужели ты мне не поможешь?

Он повернулся уже на пороге и молча уставился на меня.

— Конечно, помогу. Приходи на площадь завтра утром, когда прозвучит первый удар колокола Марангона. И не забудь повесить на ремень тугой кошелек.

С этими словами он накинул на лицо темный капюшон и мгновенно исчез в ночной темноте.


На следующее утро я стоял перед базиликой Сан-Марко, не зная толком, к чему готовиться. Я подождал, когда пробьет большой колокол Марангона в Кампаниле, и с первым ударом медленно пошел по старой мостовой, выложенной дожем Себастьяно Джиани из продолговатых, как селедка, камней еще сто лет назад. Беззаботно шагая в сторону набережной, где стояли две древние колонны, привезенные сюда с Востока в старые времена, я все время был начеку, готовый к возможным сюрпризам. Приблизившись к колоннам и убедившись, что ничего интересного не произошло, я заметно расстроился. Мое разочарование усилилось еще и от ощущения, что Алимпато меня надул. И в этот момент из-за колонны показалась курчавая голова мальчишки. Грязное лицо растянулось в самодовольной ухмылке.

— Вы что-то потеряли, господин?

Моя рука инстинктивно потянулась к ремню и повисла в воздухе, поскольку кошелька там не было. Лишь две обрезанные острым ножом веревки. А парень тем временем вынул из-за спины правую руку и помахал в воздухе моим кошельком. Я даже с места не сдвинулся, пытаясь вернуть его себе, и только щелкнул пальцами, высоко оценивая мастерство малолетнего вора. Парень, которому на вид было не больше восьми лет, отвесил мне низкий поклон и замялся от неловкости.

— Разве вы не хотите получить его обратно, господин? Мастер Алимпато велел вернуть его вам.

— Оставь себе, — щедро предложил я, поскольку кожаные ремешки на кошельке сорванец все равно уже срезал, а его содержимое составляло нескольких мелких монет, отягощенных головками ржавых гвоздей. Для парня это будет не очень приятным сюрпризом. — Но ты должен пойти со мной.

Поначалу он засомневался, терзаясь в догадках насчет моих мотивов. Видя это, я смягчил тон и предложил ему немного перекусить. По его впалой груди и костлявым рукам было видно, что парень постоянно испытывал голод. Он подошел ко мне, и мы рука об руку двинулись через площадь, словно добропорядочные господа на утреннем променаде.

— Меня зовут…

Я остановил его, приложив палец к губам:

— Никаких имен. Просто скажи мне, откуда ты родом.

— Из Маламокко.

Это был небольшой поселок, расположенный на крошечном участке земли, защищавшем лагуну со стороны Адриатики.

— Значит, это станет твоим новым именем. Пошли, Маламокко, нам предстоит как следует набить свои пустые желудки.

— А как я должен называть вас?

Я задумался на минуту.

— Пожалуй, Баратьери вполне подойдет.

— «Карточный шулер»?

Я молча кивнул.


Чтобы наполнить изголодавшийся желудок Маламокко, потребовалось изрядное количество еды. В первый день мне пришлось заплатить за груду овощей, жареную камбалу, кусок мяса дикого кабана, а завершилась наша трапеза свежими фруктами, доставленными в город из отдаленной сельской местности. И если бы я не заявил, что мой кошелек уже пуст, он мог бы повторить все сначала. Его бездеятельная натура была настолько ненасытной, что мы смогли приступить к занятиям лишь на следующий день. Но я обнаружил, что он быстро учится и прекрасно справляется с заданием. Уже через несколько часов тренировки он так ловко манипулировал картами, что практически ни в чем не уступал мне самому: А через три дня беспрестанных усилий я вполне мог отправить его на улицу, где ему не было бы равных в любой игре в карты или кости. Таким образом, эта часть моего плана была практически готова. Оставалось решить, стоит ли подкупать кого-то из Совета сорока. Проблема заключалась в том, что я не имел никакой возможности заранее узнать, кто из этих людей будет выбирать мальчика с улицы. Кроме того, я должен был отбросить все случайности и позаботиться, чтобы Маламокко был единственным кандидатом из всех, кто может оказаться на улице в тот момент. А между тем мне приходилось платить немалые деньги своему маленькому партнеру, чтобы утолить его ненасытный желудок и уберечь от возможных проблем.

За день до голосования я шел по площади перед базиликой, когда меня неожиданно окликнул чей-то знакомый голос. Я остановился и, оглянувшись, увидел перед собой Паскуале Вальера, очевидно, только что вернувшегося из Падуи.

— Вальер, где ты был все это время? И куда дел мой меч?

— Твой меч? О, не волнуйся, он в целости и сохранности. Я оставил его в твоей квартире. — На его губах блуждала глупая усмешка. — Я же сказал тебе в ту ночь, когда уехал в Падую, зачем позаимствовал твой клинок. Неужели ты не помнишь? Я сказал тогда, что хочу облагородить его внешний вид, перед тем как выиграю у тебя. Но сейчас это не имеет абсолютно никакого значения. Позволь представить тебе моего хорошего друга.

Только сейчас я заметил, что Вальера сопровождал какой-то низкорослый, но при этом жилистый тип, на несколько лет старше нас обоих. Несмотря на невысокий рост, хрупкое телосложение и коротко стриженные волосы, я без труда определил по тонким морщинам на лице, что ему уже за сорок. А если судить по грустной улыбке на его тонких губах с опущенными вниз уголками, то можно было заключить, что он пережил в жизни немало огорчений и разочарований. Его брюки, украшенные восточным орнаментом, были изрядно поношены, хотя и выглядели вполне прилично. Я заинтересовался этим человеком и без колебаний пожал протянутую мне руку.

Вальер был явно в восторге от своего нового друга, поскольку произнес с несвойственным ему уважением:

— Это Доменико Лазари.

Я чуть было не вскрикнул от удивления и отдернул руку, словно ухватился за раскаленный кирпич. Не поймите меня превратно. Я вовсе не упрекал Лазари за его поступки. В конце концов, он был одним из тех самых нуворишей, каким я сам мечтал когда-нибудь стать. Он самостоятельно поднялся вверх по лестнице и уже этим раздражал старых и кичливых аристократов. Меня не могла не восхищать подобная настойчивость. Но, потеряв вожделенный пост губернатора Константинополя и став обыкновенным чиновником, он испытал невыносимые страдания. И в порыве зависти набросился на дожа с необоснованной критикой, переходя порой всякие границы приличия и совершая бездумные поступки. Да и для меня лично его компания как раз накануне выборов нового дожа не сулила ничего хорошего.

Вальер должен был понимать это. Мы стояли днем посреди оживленной площади Венеции, пожимали друг другу руки и фактически договаривались о свержении Ренье Зено. У меня могли быть большие проблемы, не менее серьезные, чем сейчас у Лазари. И Вальера никак нельзя исключать из этого списка, поскольку именно он бился об заклад и поставил большие деньги на то, что на сей раз Зено проиграет выборы. О чем он думал?

Я оттащил его в сторону и хрипло прошептал:

— Ты понимаешь, что делаешь, черт возьми? Этот человек для нас сейчас хуже отравы! Тем более что раньше ты не одобрял его поведение и упрекал за то, что он вынуждает дожа согласиться на выборы.

Вальер раздраженно отдернул руку и отошел от меня, в то время как новый знакомый не без любопытства наблюдал за нами со стороны. Вальер отмахнулся от моих предупреждений и, вне всякого сомнения, полностью изменил свое отношение к Лазари.

— Ничего страшного. Я не сказал ему о твоем… э-э-э… плане. Но он, конечно же, знает о нашем пари и о том, что победителем должен выйти определенный человек. У него много денег, и он хочет принять участие в нашем споре. Я имею в виду победу Фанези. Мы ничем не рискуем и не должны проиграть. Твоя репутация сейчас на самом высоком уровне, так что пользуйся этим.

Он подтолкнул меня к Лазари, и я, как дурак, не смог воспротивиться чарующей силе больших денег. Вот так и случилось, что на самой оживленной площади города, у всех на виду, я принял тугой кошелек от Доменико Лазари. Затем Лазари и Вальер разошлись в разные стороны, а я помчался домой, чтобы поскорее увидеть, что сделал Паскуаль с моим мечом. И только тогда вдруг вспомнил, что он недавно вернулся из Падуи. Возможно, у него были какие-то сведения о Катерине и я мог хотя бы узнать, по-прежнему ли любим этой замечательной девушкой. А теперь придется ждать следующей встречи, но это будет уже после того, как я выиграю пари.

Меч лежал в ножнах и ничуть не изменился. Только на этот раз он находился на моем грязном и поцарапанном столе, а не на роскошном резном диване во дворце Ка д'Орсеоло, на котором мы с Вальером заключили пари. На первый взгляд он не обнаруживал абсолютно никаких изменений. Рукоять украшали те же собачьи головы, что и раньше, и покрывала та же потертая от времени кожа, перетянутая тонкой проволокой. Мне было приятно сжимать рукоятку этого клинка, осознавая, что до меня многие опытные воины держали ее в руках и оставили следы пота и крови. Даже диск рукояти имел те же потертые края. Я бы убил Вальера, посмей он разрушить эту гениальную простоту оружия. Рукоять словно слилась с пальцами в единое целое. Она была настолько удобной, что, казалось, сам меч весил гораздо меньше. Я вынул лезвие из ножен и наконец-то увидел, что сделал с ним Вальер, — свежевыгравированная строка на латыни копировала первую надпись, расположенную на обратной стороне клинка.

«Qui est hilaris dator, hunc amat salvator, omnis avarus, nulli est carus».

«Спаситель любит щедрого дарителя, а скупой никому не нужен».

Ну что ж, очень удачная фраза, Паскуале.

Я не знаю, хотел ли он пошутить таким образом, имея в виду мое отношение к деньгам, но, видя, как я страстно мечтаю выиграть пари и тем самым сохранить оружие, скорее всего привел для меня эту фразу в качестве шутливого девиза. Завтра пройдут выборы нового дожа, и я поспешил на улицу, чтобы решить кое-какие дела с лавочником, которого видел недалеко от главной площади.


Ранним утром следующего дня я уже был в церкви Святого Грегорио и усердно молился за успех своего плана. Или по крайней мере за то, чтобы он не провалился окончательно и бесповоротно. Все мои деньги, а также толстый кошелек Вальера были поставлены на избрание Пьетро Орсеоло. Но уже тогда я почувствовал — что-то пошло не так и все дело повисло на волоске. Под конец нашей пьянки Вальер вручил мне свои деньги, однако через неделю я случайно узнал, что гораздо большую сумму он поставил на вторичное избрание дожем Зено. А Вальер редко ставил на верное дело.

Сначала все шло нормально. Я вертелся возле церкви Сан-Марко и видел, как туда вошел представитель Совета сорока, чтобы помолиться за исход предстоящего голосования. А довольно прилично одетый за мой счет Маламокко в это время играл на площади с какими-то палками и делал вид, будто оказался здесь совершенно случайно. Обычно площадь была заполнена большим количеством детей и подростков, но на этот раз опустела, поскольку я заплатил лавочнику хорошие деньги, чтобы он бесплатно угощал сорванцов медом, финиками и изюмом. Как только Маламокко распространил этот слух среди своих сверстников, перед базиликой не осталось ни единого конкурента. А человек, который сейчас там находился, получил строгую инструкцию остановить первого встречного мальчика и привести его во Дворец дожей.

Когда же человек, в котором я сразу же узнал Витале Микиеля, отца Марино, вышел на площадь и, щурясь от яркого солнца, осмотрелся, я понял, что наступил момент истины. Похоже, он был озадачен странным безлюдьем, но в этот момент мимо него с беззаботным видом прошел Маламокко. Четко выполняя инструкцию, Микиель остановил парня и, по-отцовски положив ему руку на плечо, повел во Дворец дожей. Я невольно издал вздох облегчения. Первое препятствие на пути реализации моего плана было успешно преодолено. Теперь все зависело от ловкости рук Маламокко и эффективности моих тренировок.

Какое-то время я следовал за этой парой, соблюдая определенную дистанцию, и собственными глазами видел, как они исчезли за парадной дверью похожего на укрепленную крепость дворца. После этого я стал ждать. Ожидание оказалось невыносимо долгим. Когда колокол Марангона пробил в полдень двенадцать ударов, я взмок от пота, опасаясь, что что-то пошло не так. А когда еще один час прошел без каких бы то ни было результатов, я уже почти полностью уверился, что мой план с треском провалился. Я бесцельно блуждал по улицам Венеции, пока вновь не оказался в сумрачном помещении церкви Святого Грегорио. Там я уселся на скамью в самом дальнем конце и стал молиться, проклиная свое невезение и тот день, когда позволил уговорить себя на этот заговор. И тогда у меня возникла тысяча вопросов. Почему Паскуале Вальер так легкомысленно отказался от возможности укрепить свое положение? Почему изменил свое отношение к главным участникам выборов? Было ли это просто новое пари или какое-то более серьезное решение? В конце концов я сообразил, что все мои последние действия оказались не такими уж успешными, как мне представлялось ранее. Я слишком упрощал ситуацию, не понимая истинной сложности подобных операций. Я осознал, что с моей стороны было непростительной глупостью даже думать о возможности влиять на избрание нового дожа Венеции. Ну почему я не занялся каким-нибудь честным, надежным и достаточно прибыльным бизнесом? И вот теперь, сидя в церкви, снизошел даже до молитвы: «Господи, помоги мне в сей час. Только Тебе одному известно, что я сделал это из лучших побуждений. Правящие круги города больше не позволят развязать кровавую войну между партиями. И только Тебе известно, как нуждается Венеция в мире и спокойствии. Но если они разоблачат меня, то ни за что на свете не простят того, что я сделал».

Однако, повторяя про себя эти слова, я хорошо знал, что Бог вряд ли услышит мои лживые мольбы, с помощью которых я обычно обманывал своих инвесторов. Так что ответ на свою молитву я услышал не от Бога, а от человека в черном, который незаметно проскользнул в церковь и уселся позади меня. По исходившему от него запаху я догадался, что это главарь всех воров Алимпато. Я начал поворачивать к нему голову, но он остановил меня своим сиплым голосом:

— Нет, не поворачивайся ко мне. Я не хочу привлекать внимание. Просто скажи, зачем тебе понадобился этот парень.

Я попытался объяснить ему в двух словах сущность политической процедуры, не слишком уверенный, что он поймет меня:

— Человек, который руководит избранием нового дожа, выходит из базилики и останавливает на улице первого встречного мальчика. И именно этот парень должен вытянуть из избирательной урны бюллетень с именем нового дожа. А в урне находятся другие бюллетени, которые опустил туда сорок один выборщик. Нетрудно вычислить имена людей, оказавшихся в этом списке. Поэтому моя главная задача заключалась в том, чтобы из урны было вытащено не случайное имя, а вполне определенное. И как раз на этого человека я сделал ставку в своем пари. У парня в рукаве был листок бумаги с нужным именем, и я научил его, как сделать вид, будто он вынул его из урны. Все очень просто.

— Хм-м… оказалось, не все так просто. До меня уже дошли сведения, что мальчика отправили в тюрьму, а дело спустили на тормозах.

У меня все похолодело внутри, а в животе появилась тупая боль. Сейчас я боялся не только за себя, но и, в большей степени, за бедного Маламокко. Никому еще не удавалось выбраться из тюрьмы дожа целым и невредимым.

— Что случилось?

— Сейчас трудно сказать. Могу только повторить, что они решили не предавать огласке суть дела. Судя по всему, кто-то донес на тебя. Я слышал, что, когда бумагу вынули из урны, они открыли ее, пересчитали бюллетени и обнаружили то же количество, что и до начала голосования.

Меня поразила осведомленность Алимпато о событиях во Дворце дожей, всегда тайных и непостижимых для простых людей. Впрочем, возможно, именно поэтому он является таким удачливым главарем воровского мира. Я бы сам не отказался иметь надежного осведомителя в этих кругах. Я стал умолять его рассказать мне в деталях, что именно пошло не так. Его слова заставили меня еще больше похолодеть от панического страха.

— Джулиани, тебя предали, и они все знают. Но это еще не самое страшное. Доменико Лазари был найден мертвым, и все подозрения падают на тебя.

Лазари? Какое отношение я имею к смерти Лазари, а его смерть — к фальсификации выборов? Мои мозги отказывались переварить этот безумный поток событий.

— Джулиани, они говорят, что Лазари являлся частью преступного заговора, а ты убрал его, когда этот заговор был раскрыт. Просто чтобы спасти свою шкуру.

Позади послышался скрип скамьи, словно Алимпато пытался отодвинуться от меня как можно дальше. И я не мог упрекнуть его за это. Однако он сделал еще одно, на этот раз последнее, предупреждение:

— Все, что произошло раньше, сейчас не имеет никакого значения. Игра провалилась, а синьоры уже идут по твоим следам. Советую тебе как можно быстрее уносить ноги, пока еще не поздно. Лично я намерен поступить именно так.

Значит, весь мой хитроумный план разлетелся на куски, будто наполненная порохом бочка во внутреннем дворе Арсенала, а за мной среди белого дня начали охотиться синьоры — «властелины ночи». Я быстро повернулся на скамье, но увидел лишь, как Алимпато в черной накидке быстро идет по центральному проходу к выходу. Я перекрестился в последней надежде привлечь Господа Бога на свою сторону и опрометью выскочил на яркое солнце венецианского вечера. Задержавшись немного на пороге церкви, я лихорадочно искал наилучший выход из создавшегося положения.

А лучшим выходом для меня было как можно скорее добраться до болотистых пустошей на севере островной республики. Но я был заперт в ловушке южной части Большого канала, со всех сторон окруженной водой. Единственным сухопутным проходом отсюда был понтонный мост Риальто, расположенный в самом центре этой коварной петли. Но воспользоваться этим мостом я не мог, поскольку он находился слишком далеко, и к тому же «властелины ночи» уже наверняка выставили на нем полицейские посты. К счастью, имелось немало других путей для пересечения Большого канала, но все они были связаны с переправочными лодками.

Я побежал вдоль берега на южную оконечность острова Пунта делла Догана, но через несколько минут меня настиг чей-то громкий крик:

— Николо Джулиани, игра окончена!

Оглянувшись через плечо, я увидел чернобрового напыщенного человека с густой бородой. Это был Лоренцо Градениго, которого я знал с детства как отчаянного задиру. Он быстро приближался ко мне, а я искал путь к бегству. Подойдя почти вплотную, Лоренцо ткнул толстым пальцем в мою накидку:

— Посмотри, убийца, на засохшие пятна крови!

Я вспомнил пьянку, во время которой порезал руку своим мечом. Но сейчас у меня не осталось времени объяснять, что это было давно, да и кровь моя. Я ударил его кулаком по лицу, и моя одежда покрылась уже свежими пятнами крови. Он отпрянул, прикрываясь руками, а я бросился наутек, успев заметить неподалеку полдюжины синьоров, гнавшихся за мной с обнаженными, сверкающими на солнце мечами.

— Игра еще не окончена, — процедил я сквозь зубы и побежал вниз по набережной канала. Там было много лодок, но у меня не осталось времени торговаться по поводу переправы. Венецианские лодочники настолько въедливы в этом деле, что на это ушло бы как минимум несколько минут. А у меня их не было. В любой момент меня могли схватить и отправить в тюрьму дожа, покинуть которую можно только в гробу.

И вдруг я увидел большую плоскую баржу, выплывавшую из устья Джудекки справа от меня.

— Как раз вовремя, мой друг.

Я рванулся к барже, когда судно проходило мимо деревянного настила набережной, по которой меня гнали мои преследователи. Я успел прикинуть, что нос баржи направлен в сторону бухты Сан-Марко, расположенной неподалеку от Дворца дожей. Не теряя времени на раздумья, я разогнался и взмыл в воздух с диким криком:

— Надеюсь, ты везешь что-нибудь мягкое!

Пролетев над темной водой канала, я рухнул на палубу прямо перед оторопевшим от неожиданности владельцем баржи. Мое приземление действительно оказалось мягким, поскольку это был мусоровоз, трюм которого почти до краев заполняли гниющие остатки еды со столов богатых венецианцев. А в Венеции жило много богатых людей. Я сидел по грудь в вонючем месиве из гнилых овощей, фруктов и рыбьих костей.

Несмотря на это, я расхохотался, глядя на растерянные лица своих преследователей, беспомощно грозивших мне с набережной кулаками. Однако это не помешало мне заметить, что Градениго разделил свою команду на две группы; одна бросилась вниз по набережной в отчаянной, но совершенно бесплодной попытке опередить баржу, а другая поспешила по ступенькам к переправочной лодке. Я знал, что они непременно отыщут хотя бы одного лодочника, готового за определенную плату доставить их на другой берег. Каждый венецианец, от самого знатного до последнего бедняка, за деньги мог сделать что угодно, даже для ненавистных «властелинов ночи». Но я стартовал первым и поэтому имел некоторые преимущества.

— Послушайте, маэстро, что помешает мне ходить кругами и дожидаться, пока нас не догонят?

Тон владельца баржи заставил меня покрыться мурашками. Я увидел, что судно замедляет ход, а лодка с преследователями приближается с каждым ударом весла. Еще немного — и они меня настигнут. Я тяжело вздохнул, снял с ремня кошелек и помахал им в воздухе, звеня монетами.

— Назови свою цену.

Владелец злорадно осклабился, обнажив беззубый рот с гнилыми корнями. Даже на расстоянии и среди гниющих отбросов я ощутил источаемое им зловонное дыхание.

— В вашем отчаянном положении лучше не торговаться. Отдайте мне все, что имеете.

И он протянул руку за моими сбережениями. После недолгих колебаний я швырнул ему кошелек, и тот мгновенно исчез в складках его грязной робы. После этого мерзавец налег на оба весла, быстро отрываясь от преследователей. Приблизившись к набережной Сан-Марко, я приготовился спрыгнуть на берег и исчезнуть под носом дожа в узких и мрачных переулках позади его дворца. И сделал это без промедления, живо представляя себе ярость моего спасителя, когда он откроет кошелек и обнаружит там несколько мелких монет и горсть ржавых гвоздей. К сожалению, все свои деньги я потратил на фальсификацию выборов.


Успешный побег позволил мне воспрянуть духом, и я даже осмелился на минуту вернуться в свое жилище, чтобы забрать меч, который действительно мог сейчас мне понадобиться. Я собирался на некоторое время укрыться в доме своего дядюшки Матео. Он уехал по торговым делам на побережье Далмации, а его скромное жилище примыкало к нашей семейной церкви Святого Джулиана и в данный момент было для меня единственно надежным. Но при этом я прекрасно понимал, что смогу там лишь перевести дыхание, а потом вынужден буду бежать дальше. Рано или поздно всю недвижимость семейства Джулиани проверят самым тщательным образом. И тут меня посетила мысль, что, возможно, вынужденное изгнание станет для меня не таким уж плохим выбором, поскольку альтернативой ему служат жестокие пытки и мучительная смерть в застенках дожа. О таком исходе не хотелось даже думать. Единственной проблемой были рухнувшие надежды на обручение с Катериной. Именно это огорчало меня больше всего, вынуждая идти наперекор судьбе.

В конце концов я решил попытаться доказать свою невиновность по крайней мере в убийстве Доменико Лазари. Хотелось верить, что, добившись этого, я потом смогу уйти и от обвинений в подтасовке выборов. Конечно, это была очень далекая цель, но мне приходилось играть и в более сложные игры и всегда выходить победителем. Хотя в таких обстоятельствах я обычно не полагался на слепой случай и пускал в ход ловкость рук. Сейчас же я никак не мог манипулировать уликами и изобретать доказательства собственной невиновности. Оставалось только всецело положиться на раскрытие истины, что будет для меня очень непросто. А главное, придется снова обращаться за помощью к Алимпато. Несмотря на тяжесть своего положения, я не мог удержаться от смеха при мысли, что отныне вынужден действовать в качестве общественного обвинителя от имени Совета сорока. Единственная проблема заключалась в том, что действовать предстоит в строжайшей тайне и по преимуществу ночью, чтобы не спровоцировать свой арест и не предстать перед судом.

К счастью, Венеция представляет собой двойной лабиринт, хорошо приспособленный для надувательства, мошенничества и укрывательства. Первый лабиринт улиц частично был проложен под домами, а второй, тесно переплетенный с первым, представлял собой густую сеть каналов. В разных частях города можно было без особого труда перейти из одного лабиринта в другой, сбив с панталыку любого преследователя, особенно чужеземца или даже местного жителя, хорошо знающего только свой район. Я же прекрасно знал и Венецию, и весь ее подпольный мир. Карточное шулерство часто вынуждало быстро покидать место игры, используя для этого извилистые и запутанные пути отхода.

Как и многие другие дома в Венеции, дом моего дядюшки имел заднюю дверь, которая выходила на узкую улочку, где с трудом могли разойтись два человека. Кто знает, когда придется убегать от назойливых кредиторов? Сейчас парадный вход и прилегающий к нему водный канал находились под наблюдением, однако никто не видел, как я входил и выходил из этого дома. С наступлением темноты я незаметно выскользнул из черного хода на узкую улочку, упиравшуюся в задний двор церкви Святого Джулиана. Учитывая висевший у меня на поясе меч, продвигаться было не совсем удобно. Но вскоре узкая улочка перешла в более широкую, идущую параллельно Мерсерии и выводившую на крошечный канал. На воде у этого небольшого перекрестка стояла маленькая плоскодонка с воткнутым в илистое дно шестом. Это была лодка моего дяди, и я, без колебаний запрыгнув в нее, стал ловко маневрировать с помощью шеста, чтобы добраться до северной развилки в форме буквы Т. Там я повернул на восток и поплыл к южному рукаву этого узкого канала.

Я скользил мимо массивных зданий, волны от моей лодки шумно бились об их стены, но меня никто не видел, поскольку жилые дома и мастерские со стороны канала не имели ни окон, ни дверей. И все же я плыл с большой осторожностью, пока наконец не добрался до высокой стены здания, больше напоминавшего фортификационное сооружение. Это была задняя стена Дворца дожей, в подвальных помещениях которого располагались тюремные камеры. Я очень надеялся найти в одной из них бедного Маламокко.

Несмотря на свое намерение уйти в глубокое подполье и на время затаиться, Алимпато все же не мог исчезнуть бесследно. К тому же он хорошо знал, что рано или поздно я все равно попытаюсь отыскать парня. К счастью, тот действительно находился в тюрьме дожа, где быстрая или медленная смерть была ему обеспечена. К счастью, дож придерживался старых правил, не меняя их в зависимости от обстоятельств. Это давало мне надежду на спасение мальчика, хотя Алимпато счел меня сумасшедшим, когда я предложил ему свой вариант действий.

— Я всегда знал, Ник, что ты страстный игрок, но никто еще не доходил до такого безумия.

Помимо Кэт, Алимпато был единственным человеком, называвшим меня на английский манер. Правда, до этого так называла меня мать, но делала это редко и только если рядом не было моего отца. Поэтому можно представить, как приятно мне было слышать это имя. Моя мать родилась в Англии, в городе Солсбери, и никогда не сожалела о том, что вышла замуж за моего отца. И это несмотря на все обиды и страдания, которых натерпелась от него. Сейчас она свободна от всего этого, да упокоит Господь ее бедную душу. Я грустно улыбнулся и похлопал Алимпато по костлявой спине.

— Такое безумное предприятие и такое скромное вознаграждение, — сказал я, показывая рукой малый рост Маламокко, едва доходившего мне до пояса. — Такой маленький пацаненок — и такой большой аппетит.

Алимпато весело рассмеялся, хорошо понимая, что у меня не было другого выхода, кроме как пойти на страшный риск. В конце концов, именно по моей вине этот парень оказался в застенках дожа, а его короткая жизнь могла прерваться в любую минуту. Ничего другого он и не ожидал от меня. Слава Богу, он решил помочь мне в этом деле и предложил свой план операции:

— Я поговорю с тюремщиком, который женат на моей двоюродной сестре, и тот переведет парня в одну из камер, выходящих на канал. Они находятся ниже уровня воды, в них всегда сыро, грязно и зловонно, и именно поэтому там держат самых злостных врагов дожа. Но для малыша это почти те же условия, в которых он жил до заключения в тюрьму. А после этого, Ник, тебе и карты в руки.

Вот почему я сейчас плыл на лодке вдоль тюремной стены, слегка касаясь мокрых камней, и тихо окликал его в каждое зарешеченное окно, едва возвышавшееся над водой:

— Маламокко, ты здесь?

Из первых двух камер доносился лишь слабый шорох, который могли издавать либо изголодавшиеся крысы, либо обессиленные неволей и голодом заключенные, а из третьего окна послышался долгожданный ответ.

— Кто это? — донесся до меня приглушенный голос парня, от голода и страха мало напоминавший того беззаботного Маламокко, которого я так долго обучал различным фокусам.

— Это я, Баратьери. Пришел, чтобы вытащить тебя отсюда.

За металлической решеткой показалось удивленное лицо парня, поразившее меня своей бледностью. Но по блеску в глазах я понял, что он еще не до конца утратил врожденную задиристость и смелость. Я воткнул шест в илистое дно канала, чтобы закрепить лодку, и вынул из ножен меч. Парень с ужасом смотрел на меня из-за решетки.

— Баратьери! Что вы собираетесь делать? Изрубить меня на мелкие куски, чтобы потом протащить сквозь решетку?

— Давай без глупых шуток, а то я все брошу и уйду к чертям собачьим.

Я достал из кармана пару перчаток из толстой грубой кожи, взялся обеими руками за острое лезвие, причем правая находилась у самого острия, и мысленно повинился за то, что собираюсь использовать это грозное оружие таким неподобающим образом: «Кто бы ты ни был, славный мастер-оружейник, прости меня за столь пренебрежительное отношение к твоему клинку».

И я стал долбить рыхлый от воды камень в том месте, где крепился один из металлических прутьев решетки. Лодка раскачивалась от моих ударов, и в результате этот процесс оказался намного более трудным и неудобным, чем я предполагал. Но постепенно дыра вокруг прута увеличивалась, а вместе с ней росла надежда. И вот уже мы с Маламокко принялись расшатывать прут с обеих сторон. При этом я так громко кряхтел, что испугался, как бы кто не услышал. В конце концов мы вырвали прут, и образовалась дыра, вполне достаточная, чтобы Маламокко мог протиснуть сквозь нее свое истощенное голодом тело. А я в это время благодарил Бога, что мальчишка не успел поправиться за то время, когда я обильно откармливал его за свой счет. Я сунул меч в ножны, пообещав себе непременно наточить клинок при более благоприятных обстоятельствах, и помог парню покинуть темницу. Оказавшись на свободе, тот улегся на дно лодки, дрожа всем телом, пока я не доставил его к дому дядюшки. Там он наконец-то почувствовал себя в безопасности и немного успокоился.

Через несколько часов я пожалел, что освободил его из тюрьмы. Едва придя в нормальное состояние, он стал без умолку болтать, останавливаясь лишь затем, чтобы проглотить очередную порцию мяса из кладовки моего дядюшки. А рассказывал он сказки о своей безумной храбрости во время ареста. Это была всего лишь бравада маленького мальчика, изрядно меня утомившая.

— Между прочим, Баратьери, я им ничего не сказал. Все время твердил, что не знаю никакого Лазари и уж тем более Джулиани. Но я же вас действительно не знал!

И он отправил в рот очередную порцию лучшего копченого мяса из запасов моего дядюшки. Я шутливо погрозил ему пальцем, и он весело рассмеялся. Он действительно много натерпелся в тюрьме, и поэтому я позволил ему немного расслабиться и похвастаться своими подвигами.

А он продолжал тараторить:

— Но что самое интересное, я совершенно случайно узнал имя человека, который выдал вас «властелинам ночи».

Эти слова заставили меня насторожиться. Если я действительно намеревался отыскать истинного убийцу Лазари, то лучше всего было начать с человека, толкнувшего меня в это дерьмо. Я почти не сомневался, что он назовет имя Паскуале Вальера, но ошибся.

— Они думали, что я ничего не слышу, но когда меня допрашивали, то шептались о каком-то человеке по имени Себенико.


Я мог бы войти в мастерскую серебряных дел мастера Себенико, что в Мерсерии, прямо с порога дядюшкиного дома, но в этом случае он бы меня заметил и скрылся. Поэтому в ту ночь я еще раз проскользнул через черный ход, прыгнул в лодку и поплыл по узкому каналу в противоположном направлении. Я миновал Мерсерию, обогнул задние дворы мастерских и жилых домов и подошел к дому Себенико с другой стороны. Неподалеку от него канал пересекала небольшая улочка, образуя арочный проход, пролегавший под зданиями. Я тихо причалил возле этого подземного перехода и ступил на сухую поверхность. Слева возвышалось здание мастерской и жилые помещения мастера Себенико, выдавшего меня полиции. Вряд ли он собственноручно убил Доменико Лазари, но я ни минуты не сомневался, что это один из моих заклятых врагов, не простивших мне слишком маленький доход от моего сирийского торгового предприятия. И это объясняло его действия.

Зная, какое количество серебра хранится в его мастерской, можно было предположить толщину дверей его дома и крепость засовов. Но деревянные перекрытия арочного свода часто были тонкими и быстро сгнивали от воды и сырости. Я взобрался на бочки, которыми был забит узкий проход, и уцепился за деревянные балки перекрытия над моей головой. Надо мной мог быть коридор или даже жилая комната в доме Себенико, но узнать этого я не мог. Какое-то время я прислушивался, но не услышал ни звука. Конечно, это было рискованно, но другого выхода не существовало.

Я снова вынул из ножен меч и решил еще раз использовать его не по назначению. Создатель этого чудесного оружия, должно быть, в гробу перевернулся от такого надругательства над своим творением. Не долго думая я просунул острие клинка, немного погнувшегося от долбежки камня в тюремном окне, в щель между двумя досками в том самом месте, где кончалось бревно, и сильно нажал. Я боялся сломать лезвие, но все обошлось. Доска не выдержала и, громко скрипнув, отделилась от бревна. Спрятав меч обратно в ножны, я надавил снизу, стараясь отодвинуть ее в сторону. Иногда мои необдуманные поступки не поддавались разумному объяснению, и это был один из таких случаев. Получив доступ к жилищу Себенико, я не знал, что буду делать дальше, но почему-то не слишком волновался об этом.

Не успел я как следует отодвинуть напольную доску, как на меня сверху уставилось слабо освещенное масляной лампой и перекошенное страхом лицо хозяина дома. Судя по всему, Себенико проснулся от скрипа оторванной доски и решил посмотреть, кто осмелился вторгнуться в его жилище. Хотя, если быть точным, я просто не успел этого сделать. Но теперь надо было завершить начатое. Я схватил опешившего от неожиданности серебряных дел мастера за воротник его домашнего халата и рванул вниз, так что его голова оказалась в недавно образовавшемся проеме. Повиснув надо мной, он не имел никакой возможности сопротивляться.

— Джулиани! — выдохнул он, и его крупное мясистое лицо побагровело то ли от напряжения, то ли от ярости. — Я позову синьоров, если ты немедленно не отпустишь меня!

— Мне кажется, Себенико, ты уже сделал это немного раньше. А поскольку я сейчас все равно в бегах, то больше не боюсь твоих ищеек. Можешь орать сколько угодно — я все равно уйду отсюда раньше, чем они прибегут.

Я слышал, как он сучит ногами над моей головой, но держал его крепко, а судорожные движения лишь усиливали приток крови к его и без того покрасневшему лицу.

— Итак, господин хороший, скажи мне, почему ты выдал меня властям и что тебе известно о смерти Доменико Лазари. Причем сделай это немедленно, а то я могу поддаться великому искушению вынуть меч и поупражняться с твоей головой.

Когда Себенико понял, что мне известно о его гнусных проделках, его губы перекосились от ужаса, а в уголках рта показалась слюна. Я почти физически ощущал, как он лихорадочно прикидывает, что именно я знаю о его тайне. Я резко дернул за воротник, и он застонал, ударившись плечами о деревянные доски пола.

— Аааа! Отпусти меня! Да, да, я донес на тебя за убийство Лазари. Но это была не моя идея. Я просто хотел отомстить тебе за то, что ты надул нас с Сирией. Мы оба хотели наказать тебя как следует. Но потом он сказал, что лучше пришить тебе более серьезное дело, поскольку ты уже и так плохо относишься к Лазари. Поэтому Совет сорока легко поверит в обвинения, предъявленные тебе по поводу убийства. Еще он добавил, что тебя в любом случае обвинят в его смерти, даже если это никто не докажет. Потому я должен был лишь подтвердить этот слух. Я ничего не слышал о смерти Лазари, пока он не сообщил мне об этом, клянусь.

— Он? О ком ты говоришь?

— О Лоренцо, сыне старика ди Бетто. Это была его идея. От начала до конца, клянусь.

Я оставил Себенико висеть в дыре вниз головой, а для пущей гарантии сунул ему в рот комок скрученного халата. Конечно, ему понадобится немного времени, чтобы освободиться, но мне этого будет вполне достаточно, чтобы вернуться к своей лодке и исчезнуть в ночной темноте. Однако, когда я проплывал мимо Мерсерии, до меня из темноты ночи донеслись громкие крики синьоров. Значит, Себенико оказался проворнее, чем я ожидал. Остановив лодку под корявым деревянным мостом, нависшим над каналом, я сжался в комок и слился с сумраком ночи. Вскоре над моей головой послышались шаги одного из полицейских, а за ним проследовали остальные.

Сначала я подумал, что синьоры побежали на мост, и еще крепче сжал рукоять меча, стараясь унять нервную дрожь в руке. Сердце гулко колотилось в груди, и надежда оставалась только на клинок Катерины. Затем я услышал какой-то странный крик, за которым послышался гулкий топот. Я затаился и сидел не шелохнувшись, опасаясь разоблачения. Через некоторое время шум затих и лишь приглушенные стоны свидетельствовали, что над моей головой идет борьба не на жизнь, а на смерть. Я всегда представлял себе, что подобное сражение должно быть шумным и драматичным, но когда эта борьба наконец-то закончилась, ее завершением стало непонятное утробное бульканье.

Я еще крепче прижался к внутренней стороне моста и всеми силами удерживал под собой лодку, чтобы та не выскользнула. И все это время моя голова находилась прямо под краем моста. И вдруг перед моими глазами оказалось чье-то перекошенное от боли лицо, перевернутое, как незадолго до этого у Себенико. Я замер от неожиданности и приготовился к худшему. Мне показалось в тот момент, что меня обнаружили и сейчас вытащат из укрытия. Но в следующую секунду я с ужасом понял, что глаза этого человека лишены каких бы то ни было признаков жизни. Из его носа и рта тонкой струйкой стекала кровь, окропляя курчавые черные волосы и падая на грязную поверхность воды, где расплывалась маленькими розовыми кругами. Он булькнул еще раз и окончательно затих. Голова безжизненно покачивалась взад-вперед, а лицо было так близко, что я без труда разглядел старый шрам внизу подбородка и золотую серьгу в правом ухе. В следующее мгновение лицо внезапно исчезло над кромкой моста — синьоры устраняли свидетельство преступления.

Через некоторое время их шаги стихли вдали, и только тогда я рискнул высунуть голову и посмотреть на мост, но смог разглядеть в темноте лишь группу людей, тащивших что-то вроде большого мешка. Вскоре их смутные тени исчезли в ночной темноте. Вокруг было так тихо, будто ничего не случилось и все это мне приснилось. Но я был уверен, что среди черных фигур мелькала коренастая тень Лоренцо Градениго. Мои руки дрожали от волнения, когда я изо всех сил отталкивался шестом от илистого дна канала, с ужасом понимая, что вместо окровавленного лица незнакомца вполне могло оказаться мое собственное, попади я в руки Градениго.


Однако это был другой Лоренцо — сын старика ди Бетто, которого я должен был отыскать с наступлением темноты. Но сначала мне предстояло провести день в тесном общении с неутомимым и неугомонным Маламокко.

— Баратьери, покажите мне еще раз, как нужно тасовать карты, используя трюк «ласточкин хвост».

Я вздохнул и снова продемонстрировал парню все премудрости карточного шулерства, начиная с подбора колоды карт и заканчивая их тасованием по принципу «ласточкиного хвоста». Трюк заключался в том, чтобы приметить одну-единственную карту и не выпускать ее из виду. На самом деле это вовсе не тасование, а просто классический прием фиксации карты. Маламокко попытался проделать то же самое и как ребенок радовался своей необыкновенной сноровке. Он действительно был хорош в этом деле, причем настолько, что я поклялся про себя в будущем никогда не играть с ним в азартные игры. Если, конечно, у каждого из нас будет это будущее.

— Так на кого, вы сказали, указал серебряных дел мастер?

В этот момент я снова погрузился в грустные размышления, и вопрос Маламокко подстегнул мои мысли в нужном направлении.

— Я этого не говорил. Его зовут ди Бетто. Лоренцо ди Бетто. Я выудил у его отца некоторую сумму, и хотя вернул ему деньги с некоторой прибылью, сын, видимо, рассчитывал на большее. Думаю, что именно поэтому он обозлился на меня и решил посадить в…

— Лоренцо ди Бетто? — взволнованно переспросил парень и рассыпал карты по столу.

— Эй, так тебе не удастся одурачить своего противника! Никогда не показывай ему рассыпанную колоду. Он может обнаружить твой трюк.

— Что? Ах да, но сейчас это не имеет никакого значения. Вы назвали человека… который является главным свидетелем. Это он сообщил, что видел, как убивали Лазари. Я должен был сказать вам об этом раньше.

— Откуда тебе это известно?

— Маэстро Алимпато приходил сюда вчера ночью, когда вас не было дома. Он сумел прочитать свидетельские показания, данные этим человеком перед Советом сорока.

Меня это нисколько не удивило. Я уже давно понял, что Алимпато имеет гораздо более эффективную агентурную есть, чем даже сам дож. Поэтому нет ничего странного, что он мог прочитать личную корреспонденцию дожа.

— Почему ты не сказал об этом раньше?! — возмутился я.

— Потому что, вернувшись домой, вы сразу же бросились к бутылке, — недовольно проворчал он. — А потом велели не мешать вам.

Он был прав. Меня пугало, что могут сделать со мной «властелины ночи», получив соответствующий приказ. Но если Маламокко намерен стать моим верным помощником, то должен понимать, когда можно проигнорировать мой приказ.

— Алимпато рассказал, что было написано в тех бумагах?

— Этот парень, ди Бетто, клялся и божился, что было темно и он не сумел разглядеть человека, убившего Лазари. Но заверил, что у него рыжие волосы, и подробно описал оружие — старый меч с редкой крестовиной на рукояти, выполненной в виде двух собачьих голов с раскрытыми пастями и странной надписью на лезвии. Он поклялся, что хорошо рассмотрел ее в лунном свете, когда убийца поднял меч, чтобы ударить Лазари.

И Маламокко уставился на мой меч, лежавший в ножнах на другом конце стола. При этом все его внимание сосредоточилось как раз на крестовине с двумя собачьими головами. Их пасти были широко открыты, как у сумасшедших псов, воющих на луну. Затем он восхищенно посмотрел на меня:

— Вы действительно сделали это? Боже, готов поспорить, что таким мечом можно отрубить голову любому человеку. Там было много крови?

Я схватил его за шею и сильно тряхнул.

— Послушай, парень, заруби себе на носу раз и навсегда — я не делал этого! Даже волоска не тронул на голове Доменико Лазари!

Упоминание волоска заставило меня вспомнить незнакомца, которого я видел ночью под мостом. Кровь стекала по его слипшимся волосам, капала в грязную воду канала и уплывала в лагуну, унося с собой последние признаки жизни этого бедолаги. Интересно, как Лазари встретил свой конец? Может быть, ди Бетто видел его смерть, а может, и нет. Как бы то ни было, надо любой ценой отыскать его и выяснить подробности. Маламокко тем временем расправил свою новую, но уже изрядно помятую одежду, которую я специально приобрел для успешного исполнения его миссии.

— Ладно, ладно, не кипятитесь, — понимающе улыбнулся он и стал собирать разложенные на столе карты. — Я просто хотел узнать, как это — убить человека.

— Это очень плохо, столь большое зло вызывает у нормальных людей приступ тошноты. Даже во время войны. Поэтому будем надеяться, что тебе никогда не придется испытать подобное чувство. — Я попытался поднять ему настроение. — Гораздо лучше лишать их накопленного богатства и оставлять в живых, чтобы встретиться в следующий раз. Ладно, а теперь покажи свое умение делать «ласточкин хвост».


Вскоре я оставил Маламокко отрабатывать свое мастерство, а сам направился к дому старика ди Бетто, чтобы встретиться с его сыном, который, похоже, действительно уговорил Себенико донести на меня, а потом заверил, будто был свидетелем убийства Лазари. По пути к его дому мне требовалось пересечь Большой канал, но чтобы меня не заметили на лодке после наступления комендантского часа, я решил добраться туда пешком поздно вечером, а для пущей предосторожности облачился в коричневую робу францисканского братства. Когда-то я не раз пользовался этим облачением, чтобы избежать нежелательной встречи с разъяренными игроками, которых постоянно надувал во время игры в карты, и теперь оно снова сослужило мне хорошую службу. Я предпочитал это одеяние черной мантии доминиканских братьев, поскольку оно больше соответствовало моему внешнему виду и привлекало меньше внимания к моей персоне. Доминиканцы предпочитали селиться в заболоченной местности на восточных окраинах Венеции, что было для меня крайне неудобным, а францисканское братство располагалось почти в центре города. Сейчас это сыграло мне на руку, поскольку их церковь находилась почти рядом с домом ди Бетто. Так что мое появление здесь не вызывало никаких подозрений.

Переход по плавучему мосту в районе Риальто представлял собой определенный риск — стражники дожа охраняли все мосты и могли меня задержать. К счастью, в этот момент какой-то торговец ожесточенно спорил со стражником насчет платы за переход по мосту, и я решил этим воспользоваться. Проходя мимо стражника, я надвинул на глаза капюшон и стал истово креститься, что окончательно ввело его в заблуждение. Он бесплатно пропустил меня, вероятно, надеясь получить двойную цену с незадачливого торговца. Оказавшись на другой стороне, я старался избегать шумных улиц, отдавая предпочтение безлюдным аллеям, садам и огородам. Мне даже пришлось пройти по грязному свинарнику, где в луже копошились несколько свиней. Увы, в Венеции далеко не все районы отличались элегантной архитектурой и изысканным стилем жизни.

Выбравшись наконец из свинарника, я вытер ноги о торчащие из канала бревна, оставив на них куски навоза, и зашагал к дому ди Бетто. Он стоял напротив церкви Святого Панталона, внутри которой наблюдалось необычное для такого времени оживление. На улице уже стемнело, и в церкви мерцало множество свечей, отбрасывая тусклые тени на вытоптанное прихожанами церковное подворье. Еще больше меня удивили открытые настежь двери дома ди Бетто. Для Венеции это недопустимое легкомыслие, поскольку, вернувшись домой, можно было недосчитаться многих ценных вещей. Все эти странные обстоятельства заставили меня держаться крайне осторожно, и я заглянул в открытую дверь, чтобы посмотреть, что там происходит. У подножия винтовой лестницы плакала служанка. Я отпрянул, но она успела меня заметить.

— О, святой отец, вы пришли на похороны? Служба проходит в церкви Святого Панталона напротив нашего дома. Ваше присутствие будет хорошим утешением для нашего хозяина, хотя, по правде говоря, он вряд ли понимает, что происходит…

Я подошел и положил руку на ее плечо, надеясь в душе, что именно таким должен быть жест отцовского сочувствия и скорби. Кроме того, я поспешил выразить соболезнование по поводу безвременной кончины старика ди Бетто, а про себя выругался насчет очередного невезения. Со смертью старика все мои попытки допросить его сына могут оказаться тщетными. А служанка тем временем продолжала горестно причитать по поводу случившейся трагедии.

— Да, святой отец, это так жестоко, когда сын уходит на небеса раньше своих родителей.

— Сын?..

— Да, святой отец, кто мог подумать, что наш маленький Лоренцо покинет нас так рано?

Я быстро осенил служанку крестным знамением и поспешил через улицу в церковь Святого Панталона. Множество свечей все еще отбрасывали смутные тени на стены и ниши церкви, слабо освещая группу людей, сидящих перед алтарем в позе невыразимой скорби по усопшему. А перед ними на высоком столе стоял траурно украшенный гроб, открытый для последней церемонии прощания. Я испытал внезапное желание подбежать к гробу и посмотреть на покойника, но все же сдержал свой порыв и медленно засеменил по гладкому полу к алтарю. Но вскоре незаметно для себя ускорил шаг, вызвав недоуменные взгляды присутствующих. Перед гробом я набрал побольше воздуха и бросил быстрый взгляд на мертвенно-бледное лицо покойника.

— Проклятие!

Это действительно был не старик, которого я хорошо знал, а его сын Лоренцо ди Бетто. Тот самый Лоренцо, который обвинил меня в убийстве, и это обстоятельство было самым худшим для меня в данный момент. Теперь я не смогу получить от него нужные доказательства своей невиновности и вряд ли когда-нибудь узнаю, кто стоял за этим убийством.

— Отец? Почему вы наложили на него проклятие?

Это был дрожащий голос старика ди Бетто. Бедный бастард повредился умом еще в свои лучшие времена, и сейчас было не время бросать тень на жизнь его единственного сына. Я склонил голову, чтобы он не узнал меня, и заговорил низким голосом с нарочито подчеркнутым падуанским акцентом:

— Я проклял человека, повинного в смерти вашего сына. Ведь он был убит, насколько я могу судить?

В этот момент от группы отделился грузный мужчина с редкими седеющими волосами, подхватил меня под руку и потащил в сторону. Отец Лоренцо остался стоять у гроба с открытым ртом, из уголков которого на длинную мантию стекала слюна, а в глазах застыло полное непонимание происходящего.

— Я Карло ди Бетто, — представился грузный человек. — Дядя Лоренцо. Давайте отойдем в сторону. Будет лучше, если мой старший брат ничего не услышит.

Мы пошли в глубь церкви к нефу, и я вдруг почувствовал, что в отличие от первых минут пребывания здесь мои шаги стали твердыми и уверенными. В конце концов, мне теперь некуда спешить. Карло ди Бетто глубоко вдохнул и стал неторопливо объяснять, что случилось с его племянником, поскольку больше никто из родственников не мог этого сделать.

— Насколько я знаю, пару дней назад Лоренцо получил какую-то записку, приведшую его в крайнее замешательство. Но о ее содержании он никому не сказал ни слова. И даже сейчас мы не смогли обнаружить ее в его комнате. Однако можно предположить, что в ней содержалось требование прийти на встречу, так как поздно вечером он вышел из дома совершенно один и куда-то отправился. Поскольку на следующее утро его постель оставалась неразобранной, мы предположили, что домой он больше не возвращался. А вчера около полудня на соломенном тюфяке к дому моего брата привезли его тело. Он был задушен, а потом зарезан длинным кинжалом. Похоже, человек, который это сделал, хотел быть уверенным, что он мертв.

— Кому-нибудь известно, кто этот злодей?

Мужчина горестно засмеялся:

— Это и так очевидно. Если бы Лоренцо не стал случайным свидетелем убийства Доменико Лазари, он был бы жив. И если бы мой брат не потратил деньги на эту глупую торговую сделку, то Лоренцо тоже был бы жив. Нет, святой отец, для меня имя его убийцы совершенно очевидно.

Я инстинктивно прикрыл лицо краем одежды, теряясь в догадках, что будет дальше.

— Моего племянника убил тот самый человек, который обманул отца Лоренцо. Тот самый человек, который поощрял преступные замыслы Лазари, а потом убил его. Этого человека зовут Николо Джулиани.

С этими словами ди Бетто повернулся и вошел в церковь, оставив меня на ступеньках крыльца, выходившего на безлюдную площадь. Дверь дома ди Бетто все еще была распахнута настежь, и я видел, что за ней по-прежнему царит темнота, пустота и печаль. Такая же примерно пустота воцарилась и в моей душе. Последняя надежда отыскать истинного убийцу растаяла, как догорающая свеча.

Пребывая в полной растерянности относительно того, что делать дальше, я медленно побрел по улице, стараясь держаться в тени, чтобы кто-нибудь ненароком не узнал меня. И мои опасения были далеко не напрасны, поскольку именно в это время из церкви Святого Панталона вынырнула до боли знакомая фигура с рыбьим лицом — Паскуале Вальер. Я даже представить себе не мог, что он был знаком с Лоренцо ди Бетто или с кем-нибудь из его многочисленного торгового семейства. Разумеется, мне стало очень интересно, почему он пришел сюда. Может быть, всему виной слабый свет луны, окрасивший окрестности в холодные серебристые тона, но я мог поклясться, что его лицо выглядело слишком бледным и как будто каменным. Да и во всех движениях сквозило нечто загадочно-мистическое. Я боялся быть узнанным, хотя и прятался в тени, закрыв лицо полами длинной одежды францисканского монаха.

Проходя мимо меня, он пробормотал что-то насчет благословения, а я низко наклонил голову, чтобы он не видел моего лица, и торопливо перекрестил его. Он пересек площадь и направился к каналу, но потом сообразил, что идет в противоположном направлении от дома своего отца. Подчиняясь минутному озарению, я решил последовать за ним. Тем более что другого плана действий у меня все равно не было.

Когда мы проходили мимо здания францисканского братства, он с тревогой обернулся и посмотрел на меня. Поэтому я вынужден был свернуть к ступенькам еще не достроенного здания и пройти через арку. Сделав несколько шагов, я возвратился и выглянул из-за грубо отделанной колонны, успев заметить, что Вальер подошел к дверям одного из самых красивых дворцов, парадный вход которого выходил на Большой канал. Решив, что сейчас мой францисканский наряд неуместен, я сбросил с себя монашеское одеяние, швырнул его на кучу камней, но все же продвигался в тени, чтобы не привлекать внимания. Приблизившись к дворцу, я попытался выяснить, в чью дверь он постучал, и, узнав это, долго не мог оправиться от шока.

Я привык видеть этот дворец со стороны канала, но когда дверь отворилась и я услышал знакомый тягучий акцент, до меня наконец дошло, что Вальер вошел в палаццо Дольфин. В моем воспаленном мозгу сразу же завертелись сотни вопросов, на которые я не мог дать ответа. Неужели Катерина и ее семейство уже вернулись в город втайне от меня? А может быть, они вообще никуда не уезжали? Но если это не так, то какие дела могут быть у Вальера с одинокой служанкой, оставленной здесь для присмотра за домом?

Я стоял на другом конце небольшой площади и наблюдал издалека, как служанка и Вальер быстро поднялись по каменным ступенькам и вошли в дом. Ставни на окнах по-прежнему оставались закрытыми, но через старые и рассохшиеся доски по мерцанию свечей можно было судить о передвижениях в доме. Тени остановились у комнаты на верхнем этаже, где ставни были открыты, но в помещении царила темнота. Служанка зажгла свечи, и я увидел человека, который выглянул в окно и осмотрел окрестности. Я сразу понял, что это женщина с большим животом. И еще больше удивился, поскольку хорошо знал, что в семействе Дольфин некому было находиться в таком пикантном положении. Затем женщина повернулась к свечам и людям, вошедшим в ее комнату. Теперь уже не оставалось сомнений, что это Катерина. Пока я стоял, оторопев от неожиданности, она подошла к Вальеру и обняла его.


Всю ночь я беспокойно ворочался и вскрикивал в постели, а на рассвете мне почудилось, будто надо мной склонилась Катерина Дольфин и стала поглаживать мои густые брови.

— Катерина! Как ты здесь оказалась?

Она ничего не ответила, и я вдруг увидел, что она сильно изменилась. Ее красивые черты лица огрубели, щеки распухли, длинные волосы свисали спутанными прядями, а когда она встала на ноги, то из-за беременности показалась мне раздутой, как перезревший арбуз.

— Катерина! — в ужасе протянул я к ней руку.

Но едва прикоснувшись к ее огромному животу, вдруг ощутил, как он пульсирует под моими пальцами. Ее губы растянулись в злорадной ухмылке, и я увидел два ряда черных зубов. Потом она подняла юбку, широко расставила ноги, и из ее живота бодрым маршем вышла колонна маленьких Паскуале Вальеров, каждый из которых держал в руке большой нож. Они стали быстро взбираться на меня и колоть ножами. А я судорожно пытался встать, но тело уже не подчинялось моей воле, и не было никаких сил сбросить их на пол. Затем они добрались до моего лица и перекрыли дыхание. Меня душила целая армия этих маленьких Вальеров, вырвавшихся из раздутого живота Катерины, и я ничего не мог с ними поделать. В какой-то момент я попытался позвать на помощь, но мои онемевшие губы издавали лишь немощный писк. А когда пришла смерть и меня накрыла плотная пелена тьмы, я вдруг ощутил долгожданное облегчение.

Потом я понял, что убегаю от чего-то неизвестного, но чем быстрее пытался бежать, тем медленнее передвигался. Я брел по илистому дну большой лагуны, и бездонная липкая грязь засасывала мои ноги, вынуждая с каждым шагом делать невероятные усилия. Я погружался в ил все глубже и глубже, а голоса моих преследователей становились все громче, разносясь по воздуху, словно в открытом море. Иногда мне казалось, будто эти голоса опережают самих преследователей. Я отчаянно боролся с илом, пытаясь вырвать из него ноги, и в конце концов стал медленно оседать. При этом я не мог найти в себе силы, чтобы обернуться. Я очень боялся увидеть позади быстро приближающихся синьоров, которые на самом деле не отставали от своих голосов. А потом, все-таки сумев посмотреть через плечо, вдруг споткнулся и со всего маху плюхнулся в грязную воду лагуны. Беспомощно барахтаясь, я понял, что застрял в каких-то веревках или старых корягах и мне больше не выбраться на поверхность.

Я проснулся, запутавшись в чем-то тяжелом и вязком. В паническом ужасе я что-то выкрикнул, пытаясь освободиться, но лишь ухудшил свое положение и вскоре совсем обессилел и забился в судорогах, как выброшенная на берег рыба. Только был я не на берегу, а в грязной и постоянно поднимавшейся воде лагуны. Мои движения становились все медленнее, один из преследователей уже почти настиг меня, и я почувствовал на шее его горячее дьявольское дыхание. Я не мог посмотреть на него, иначе демон вцепился бы в мою шею, но слышал голос:

— Баратьери! Это я, Маламокко. Проснитесь, вам приснился какой-то кошмар.

Я попытался встать и понял, что крепко опутан простыней из грубой льняной ткани. Парень сидел у меня на спине, горячо дышал мне в затылок и пытался разбудить.

— Слезай с меня, маленькое чудовище! — прорычал я. — И принеси немного вина. У меня во рту, как у сарацина под мышкой.

— Ничего удивительного. Вчера вечером вы пили так, словно наступил конец света. Сомневаюсь, что в подвале вашего дядюшки осталось хоть немного вина.

Я с трудом поднял голову, которая, казалось, разрывалась на части, будто кто-то вложил в нее бочку с порохом и взорвал.

— Он действительно наступил, этот конец света. Во всяком случае, для меня.

Я вспомнил, как Катерина, эта сучка, кинулась в страстные объятия Паскуале Вальера, из чего можно было заключить, что она определенно носит в себе его ребенка. А это значит, постоянно изменяла мне с ним. И теперь я со всей ясностью понял, что привело меня к нынешнему ужасному состоянию. Я стал жертвой неслыханной провокации.

Отныне все мои мысли текли именно в этом направлении. Преступника определили по уникальному орудию убийства. Кто подарил мне меч? Катерина Дольфин. Кто знал о существовании этого клинка? Только она и мои друзья-собутыльники, с которыми я заключил пари в ту самую роковую ночь. И среди них был Паскуале Вальер. Кто вовлек меня в жуткую историю с фальсификацией предстоящих выборов? Паскуале Вальер. Кто познакомил с Доменико Лазари в самом оживленном месте города? Все тот же Паскуале. Кто снюхался с этим рыбоголовым Вальером? Катерина Дольфин. И это последнее обстоятельство было самым болезненным. Поймите меня правильно: плевать, что она связалась с этим Вальером. Меня больше возмущала мысль, что я стал жертвой хитроумного обмана со стороны женщины. В чем дело? Вы мне не верите? Ну и ладно, в данный момент мне на это наплевать.

Униженный и оскорбленный, я взял поданный Маламокко кувшин и стал жадно глотать, прежде чем понял, что он мне принес.

— Уууууух! Это же вода. Ты хочешь отравить меня?

Парень ехидно улыбнулся, когда я с отвращением плюнул на пол:

— Нет, я просто пытаюсь отрезвить. Кстати, это самая лучшая вода, скопившаяся на крыше после дождя. Свежая, как… как…

— Свежая, как твоя потная задница. Уж лучше бы ты использовал ее для… — Я швырнул кувшин с остатками воды в Маламокко. — Для того, чтобы умыться как следует!

Он отскочил в сторону, и кувшин грохнулся на каменный пол, разбрызгивая по всей комнате остатки воды. Маламокко вскрикнул от неожиданности, присел на корточки и стал вытирать мокрые ноги полами своей новой курточки, которую я ему недавно купил. Однако в его словах была доля правды. Вчера вечером я действительно потратил на пьянку свое драгоценное время, и сегодня придется отлеживаться целый день. А мне первым делом нужно было отыскать Вальера и попытаться выяснить у него правду. Если же не получится, то хотя бы отомстить.


Проблема, однако, заключалась в том, что Паскуале Вальера нигде не было. Ближе к комендантскому часу, скрываясь в наступивших сумерках, я обошел почти все места, где он обычно коротал время. А куда не мог пойти, опасаясь быть узнанным, посылал Маламокко, который наводил справки от моего имени. Никто не видел Вальера в течение последних трех дней, а его короткое появление на похоронах Лоренцо ди Бетто было, судя по всему, единственным случаем, когда он появился на публике. Наконец меня посетила мысль, которую я поначалу решительно отбросил, но в итоге признал, что, по всей видимости, мне придется нанести визит в палаццо Дольфин.

Поднявшись на цыпочки, я посмотрел на то самое окно, где совсем недавно видел смутный силуэт Катерины в объятиях Вальера. На этот раз окно, из которого она выглядывала на улицу, плотно закрывали ставни, а в доме, казалось, было еще меньше признаков жизни, чем прежде. Я почувствовал, что рядом со мной ерзает Маламокко, хотя его и не видел.

— Может, мне постучать? — спросил он.

— Нет, парень, не вижу смысла. В этом доме нет ни единого человека, с которым мне хотелось бы поговорить.

Мы снова нырнули в ночную тьму и направились туда, откуда мне и следовало бы начинать свои поиски, — к фамильному дому Вальеров. Если он действительно вынужден скрываться, то лучше всего это делать за спиной отца. Однако я понятия не имел, как можно вытащить его оттуда. Приземистый дом походил на хорошо укрепленный форт, чем разительно отличался от элегантного палаццо Дольфин, выложенного из красного кирпича. Он стоял на углу Большого канала и одной из маленьких проток, вытекавших из него. И таким образом, с двух сторон омывался водой, а вход со стороны канала выглядел столь же неприступным, как и главные ворота Арсенала. Дом казался пустым, и только мерцание свечей сквозь ставни на верхнем этаже подсказывало, что там кто-то есть.

Маламокко тяжело вздохнул:

— Господи Исусе, похоже, что-то сильно шпикануло этого Вальера.

— Шпикануло? Что это за слово такое?

Маламокко снисходительно фыркнул и довольно подробно объяснил мне значение этою слова в том тайном языке, которым он пользовался при общении со своими друзьями — ворами и попрошайками. Это походило на какой-то иностранный язык, и я решил, что мне тоже не мешало бы выучить хоть немного слов.

— Да, его действительно что-то… шпикануло. Но как бы там ни было, нам придется вытащить его на улицу.

— Предоставьте это мне, хозяин. Ждите меня здесь.

С этими словами мальчик стремглав бросился прочь и вскоре исчез за углом дома. Любопытно, что я не стал ждать, а кинулся за ним. Но когда забежал за угол, его уже и след простыл. Остановившись в растерянности, я вдруг почувствовал, что кто-то хлопает меня сверху по голове. Задрав голову, я с ужасом увидел над собой ноги Маламокко, который ловко протискивался в узкую форточку. Я и внимания не обратил на нее, когда мы вместе осматривали дом. Я хотел крикнуть, чтобы он был предельно осторожен, но удержался, поскольку мог привлечь внимание обитателей дома.

Мое предупреждение не было бы лишним, ибо в этот момент за окном послышался грохот падающей мебели, возмущенные голоса и топот — сначала легкий, а за ним тяжелая поступь взрослого человека. Парадная дверь неожиданно распахнулась, и оттуда вихрем вылетела хрупкая фигурка Маламокко с зажатым в руке кошельком. Следом показался Паскуале Вальер, достояние которого, по всей вероятности, мальчик вырвал у него из-под носа. Как только парень промчался мимо, и мигом выхватил меч из ножен и преградил им путь опешившему от неожиданности Вальеру. Он налетел на меня и уставился на сверкающее лезвие меча, острие которого оказалось у него под ребрами.

— О нет! Пожалуйста, не убивай меня! Не убивай! — жалобно заскулил Вальер и плюхнулся в дорожную пыль, наверняка обмочившись от страха.

Затем он поднял голову и наконец-то увидел, кому принадлежал этот меч.

— Джулиани! Что ты здесь делаешь?

Он извивался на пыльной земле, и если бы я не был так зол на него и к тому же не терзался ревностью, то наверняка пожалел бы в эту минуту. Что-то или кто-то действительно напугал его до смерти, или, как выразился Маламокко, сильно шпиканул. Я рывком поднял его на ноги и толкнул в дом, пока он не начал орать во всю глотку. Маламокко последовал за нами и плотно прикрыл за собой входную дверь. Затем самодовольно ухмыльнулся и положил кошелек в дрожащую от страха ладонь Вальера.

— Не думай, что я не мог украсть его без шума и крика. Можешь спросить у Баратьери. Я сделал это ради него.

— Бара… Карточный шулер?

— Не обращай внимания, Паскуале. Я пришел сюда не для того, чтобы убить тебя, хотя многие поступили бы совсем иначе, — сказал я, убирая меч в ножны. — Мне нужно поговорить с тобой.

Как ни странно, мысль о необходимости говорить с человеком, которого все считают убийцей, еще больше его обескуражила. В этот момент в прихожую из глубины дома вошел встревоженный шумом старый слуга и спросил, все ли в порядке у молодого хозяина.

— Да-да, Пьетро, все нормально. Сделай доброе дело и принеси немного вина.

Слуга поспешил прочь и вскоре вернулся с большим кувшином прекрасной мальвазии. Он наполнил две большие кружки, со строгой нарочитостью миновав протянутую руку Маламокко. К этому времени Вальер немного пришел в себя, но когда поднес к губам кружку, я заметил, что его рука все еще предательски подрагивает. С одной стороны, мне очень хотелось пощекотать его кончиком меча, а с другой — узнать, почему он подставил меня и обрек на обвинение в убийстве. Кроме того, я непременно должен был установить имя истинного преступника, чтобы избавить себя от всяческих подозрений. Но беда заключалась в том, что меня Вальер боялся гораздо меньше, чем кого-то другого.

Когда я спросил, почему он оболгал меня, Паскуале задрожал всем телом и поставил на стол кружку, чтобы не расплескать оставшееся в ней вино.

— Не спрашивай об этом, Николо. Пожалуйста, не втягивай меня в это. Я просто сделал то, что потребовали.

— Что потребовали? И кто именно?

— Они добрались до меня через отца, который готов на все, чтобы только не связываться с властями предержащими. Он попросил найти человека… как бы это сказать… ловкого и изворотливого, и поспорить с ним, что тот ни за что не сможет сфальсифицировать выборы дожа. Я сразу же вспомнил о тебе.

В тот момент я еще не понял, гордиться этим или воспылать праведным гневом, и велел ему продолжать.

— Вот, собственно, и все. Ну а потом я должен был познакомить тебя с Лазари, что тоже являлось частью этого плана. Только мне казалось тогда, что они просто хотели скомпрометировать его и обвинить в нечестной сделке, чтобы окончательно подмочить репутацию. Я даже представить себе не мог, что все это закончится его смертью.

Его глаза внезапно расширились от страха и уставились на меч, висевший на моем ремне.

— Это ты убил его?

— Ты прекрасно знаешь, что нет.

Он недоверчиво нахмурился, и эта гримаса озадачила меня. Если они с Катериной специально подсунули мне меч, который позже признают орудием убийства, то почему Паскуале спрашивает, не я ли убил Лазари? Ведь он и сам должен знать, что это сделал не я.

— Вы с Катериной подставили меня. Но кто же в таком случае убил Лазари?

— Катерина? Эта девушка из семейства Дольфин? Разве ты не говорил с ней об этом? Вчера она просила меня выяснить, где ты сейчас находишься. Правда, никак не могу понять, почему она обратилась именно ко мне. Как бы там ни было, я сказал, что ничем не могу ей помочь, поскольку после убийства ты лег на дно и затаился. Возможно, вообще уехал из Венеции. — Он снова насупился. — Понятия не имею, чего она хотела от меня добиться. Что же касается Лазари, то, полагаю, и его, и ди Бетто убил один и тот же человек.

Произнося эти слова, Вальер внезапно побледнел как призрак и стал озираться через плечо, будто опасаясь, что кто-то может подслушать. Затем подался вперед и вцепился в рукав моего плаща.

— Джулиани, забудь все, о чем я тебе сказал, и беги подальше. Беги куда глаза глядят.

Я схватил его руку и сильно сжал.

— Почему я должен убегать? Кто убил ди Бетто? Ты видел это? Ты был свидетелем, не так ли?

Вальер дернулся от меня, и его стошнило красным вином на чистый пол прихожей. Громко застонав, он вытер влажные губы тыльной стороной ладони.

— Ладно, ладно, я все скажу. Я просто хотел убедиться, не ты ли убил Лазари. Досужее любопытство, не более того. Ведь проиграй ты пари, и мне достался бы твой замечательный меч. Знаешь, заполучить меч, которым убили Доменико Лазари, дорогого стоит. Я хотел, чтобы ди Бетто рассказал мне все, что видел собственными глазами. Именно поэтому и пошел в церковь Святого Панталона и стал наблюдать за его молящейся семьей. Когда один из прихожан показал мне Лоренцо ди Бетто, я сразу понял, что видел его раньше, у того самого оружейника, который выгравировал новую надпись на твоем мече. Он пришел туда, как раз когда я забирал этот меч. А когда я следил за ним в церкви, ему передали какую-то записку. Он так разволновался, что вихрем выскочил наружу. Я пошел за ним…

— Досужее любопытство, — вставил я, и он молча кивнул.

— Боже мой, лучше бы у меня не было этого любопытства!

Вальер сделал паузу, снова вытер ладонью губы и потянулся за кружкой. Маламокко быстро наполнил ее, и он залпом выпил.

— Если бы я не видел всего этого, то сейчас не боялся бы выходить за порог дома.

Далее выяснилось, что Вальер пошел за Лоренцо ди Бетто в сгущающиеся сумерки венецианского вечера, когда над лагуной уже повисла пелена тумана и путь можно было нащупать только пальцами по краям каменного лабиринта многочисленных каналов. Поначалу казалось, что ди Бетто ходит кругами, но в конце концов он зашел в тупик южной части Большого канала, как раз напротив церкви дельи Скальци. Вальер решил, что теперь окончательно потеряет след ди Бетто, поскольку того поджидал лодочник с длинным шестом в руке. Ди Бетто сел в лодку и поплыл на противоположный берег Большого канала. А там ему навстречу из-за церкви вышел высокий грузный мужчина. Похоже, ди Бетто не очень-то хотел покидать лодку, но незнакомец схватил его за руку и буквально вытащил на берег. Вальер хорошо видел в свете луны, что этот мужчина ударил его в грудь, но только когда он отдернул руку, Вальер понял, что тот зарезал несчастного длинным ножом.

Ди Бетто хрипло закричал, призывая на помощь, но лодочник быстро повернул лодку и исчез в темноте. А Вальер с противоположного берега беспомощно наблюдал за предсмертной агонией ди Бетто. Таинственный ассасин решил прервать его муки, накинул на шею веревку и придушил. В этот момент Вальер по глупости издал крик отчаяния, и ассасин пристально уставился на него с другого берега.

— Я остался в живых только потому, что лодочник к этому времени уже уплыл, — пробормотал Вальер и снова потянулся к кружке с вином.

Мне стало не по себе от его рассказа.

— Ты сказал, что хорошо разглядел убийцу ди Бетто в свете фонаря лодочника. Опиши мне его как можно подробнее.

Вальер уставился в какую-то далекую точку, а потом, с перекошенным от страха лицом, заговорил сдавленным голосом:

— У него были длинные черные кудри и смуглая кожа, как у пирата с побережья Далмации. Думаю, на подбородке была какая-то отметина, похожая на шрам. А в ухе висела золотая серьга. Я хорошо видел ее тусклый блеск в свете фонаря.

Я глубоко вздохнул.

— Тебе не стоит волноваться, что этот ассасин может выследить тебя и убить. Или расскажет кому-нибудь, что ты стал невольным свидетелем убийства ди Бетто. Он даже не будет больше гордиться своей работой, поэтому можешь чувствовать себя совершенно спокойно. Его уже нет на нашей грешной земле, чтобы охотиться за тобой.

Вальер с широко открытыми глазами слушал мой рассказ, как я оказался в западне под мостом и видел людей — их принадлежность к «властелинам ночи» не вызывала у меня никаких сомнений, — убивших человека, о котором он говорил. Затем я оставил Вальера упиваться вином на радостях, что к нему снова вернулась жизнь. Однако мне повезло гораздо меньше. Последние новости не сулили ничего хорошего, и я пробирался лабиринтом узких улочек, покрытых таким густым туманом, что, казалось, даже моя душа окутана этим вязким маревом. Маламокко тащился за мной по пятам в напряженном молчании и, похоже, пришел к такому же выводу, что и я.

Как я и предполагал, это была хитроумная инсценировка. К счастью, ее организовали не Катерина с Вальером, а совсем другие люди. А бедный Лоренцо ди Бетто оказался всего лишь пешкой, которой могущественные люди пожертвовали в своей бесчеловечной игре. Его убедили в необходимости дать ложные показания против меня, посулив, возможно, какие-то преференции[6] для членов семьи. А затем заставили навсегда замолчать с помощью того же самого ассасина, который, вне всяких сомнений, убил до этого и Доменико Лазари. В конце концов они покончили и с самим ассасином, чтобы навсегда спрятать концы в воду. И вот сейчас, кроме меня самого, остался лишь один важный свидетель — Лоренцо Градениго.


Не было ничего проще, чем выманить Градениго из его логова. Для этого требовалось просто сообщить ему в анонимном послании о моем местонахождении. Маламокко сказал, что я сошел с ума, и, возможно, был прав. Но мне очень хотелось знать, почему все эти несчастья свалились на мою голову как раз в тот момент, когда дела пошли в гору. Поэтому я без колебаний отправил ему записку и стал готовиться к встрече с «властелинами ночи». Но прежде убедил Маламокко, что ему нет места в этой последней битве, и отправил его прочь с таким тугим кошельком, которого он никогда и в глаза не видел. Поначалу он решительно возразил против моего предложения, но я сослался на важность и срочность одного документа, который он должен доставить в Совет сорока.

После того как он ушел, я остался один в доме своего дядюшки и испытал странное спокойствие. Я надел лучшую одежду, купленную на остатки прибыли от моей сделки и лишь слегка запачканную. Затем напялил на голову широкополую шляпу с загнутыми полями и повесил на пояс меч Катерины. Возможно, именно он вовлек меня во все эти неприятности, но я верил, что клинок еще способен помочь мне в трудную минуту.

Когда послышался громкий стук в дверь, я занял удобную позицию на верхней ступеньке лестницы и закричал:

— Не заперто, Градениго!

На пороге показалась огромная коренастая фигура шефа «властелинов ночи». Он с шумом распахнул двустворчатые двери дома моего дядюшки, посмотрел вверх, и его красные толстые губы скривились в снисходительной ухмылке. Мне было приятно видеть, что его нос еще несет на себе следы нашей последней стычки.

— Так-так, Джулиани, я должен был догадаться, что ты хорошо подготовишься к встрече со мной. Может, сдашься без боя?

— И умру с ножом в спине, как тот ассасин из Далмации?

Свинячьи глазки Градениго сузились, когда он понял, как много я знаю о его преступных делах. Я решил выложить еще несколько важных карт.

— Да, мне известно о нем практически все, как, впрочем, и о смерти ди Бетто. Даже то, как вы уговорили его дать показания против меня, а потом убрали с дороги как ненужного свидетеля. Неужели мои планы фальсификации выборов оказались настолько опасными, что вы решили убить этих людей?

Градениго медленно приближался к нижней ступеньке лестницы, а я по-прежнему смотрел на него сверху. Однако мои последние слова заставили его остановиться. Толстые губы снова растянулись в едкой ухмылке, а из груди послышалось какое-то утробное бульканье. Как это ни странно, но он смеялся.

— Ты что, Джулиани, действительно считаешь себя важной персоной в этой игре? Не обольщайся. Ты был просто орудием, которое использовали и выбросили за ненадобностью. Ты был нужен нам, чтобы втянуть Лазари в крупный скандал, а потом объяснить народу обстоятельства его гибели. Ни ты, ни ди Бетто, ни даже наш ассасин не имели для нас абсолютно никакого значения.

Мое сердце сжалось от боли. Именно этого я с самого начала боялся больше всего. И хотя долго тешил себя мыслью, что вся эта интрига задумана с целью устранить меня, глубоко в душе подозревал — главной мишенью игры был Доменико Лазари. Он нажил себе сильных врагов в высших кругах общества, и в особенности в лице человека, который уже видел себя новым дожем, — Джираломо Фанези. И у меня не было абсолютно никакой возможности доказать свою невиновность по сравнению со столь высокопоставленными заговорщиками. Именно поэтому я послал Маламокко в Совет сорока, поручив ему передать им документ с фальшивыми показаниями против Фанези. Я развил там версию о том, будто он дал мне крупную взятку с целью фальсификации выборов. Якобы ловкий Маламокко должен был вынуть из урны бюллетень с его именем и тем самым обеспечить победу. Разумеется, он будет все отрицать, но грязь все равно прилипнет к нему, в особенности наша, венецианская грязь, и ему уже вряд ли суждено хоть когда-нибудь стать дожем. Это был лучший выход из моей почти безвыходной ситуации.

Градениго тем временем стал подниматься по ступенькам, а я благоразумно пятился, стремясь получить от него подтверждение своим последним догадкам. Я уже готовился проскользнуть на тайную лестницу, когда чья-то тонкая рука схватила меня за край одежды и потащила в спальню дяди. Сначала мне подумалось, что это Катерина, и я не мог понять, как она здесь оказалась и как мне теперь вытащить ее отсюда. Но потом увидел Маламокко.

— Ты, идиот! Что ты здесь делаешь?

— Спасаю вашу шкуру, Баратьери, — улыбнулся он и, услышав тяжелые шаги на мраморной лестнице, быстро запер дверь спальни на деревянный засов и прислонился к ней спиной.

Я схватил его за плечи и сильно встряхнул.

— Как ты мог подумать, что я намерен благородно и к тому же без особой надобности отдать свою жизнь? Какой в этом смысл? Я хорошо подготовил путь к отступлению, а ты, сопляк, пришел и все испортил. Что мне теперь делать?

Его лицо стало мертвенно-бледным, как апостольник на голове монахини, а глаза шныряли по этой западне, которую он устроил для нас обоих.

— Вы можете выпрыгнуть из окна прямо в воду канала.

Я бросился к окну и посмотрел вниз.

— Ты что, с ума сошел? Там больше грязи, чем воды.

— В таком случае это гарантирует нам мягкое приземление. В особенности если приземлиться на голову. Как бы там ни было, мне все равно придется вернуться.

— Вернуться? Почему?

— Потому что эта леди приказала мне.

— Какая еще леди?

— Та самая, которая пыталась поговорить с вами и ждала вас на улице, когда я вышел отсюда.

— Катерина?

— Да. Она сказала… — Он сделал паузу, явно смущенный интимным характером послания, которое она просила передать мне. — Она сказала, что будет ждать вас и заботиться о вашем ребенке.

Эти слова обрушились на меня с силой мощного удара кулаком в живот. Я даже застонал от собственной глупости, от бесчувствия, от своей подозрительности и, наконец, от полного невезенья.

— Я думаю, нам нужно…

Не успел я договорить, как створки двери с треском разлетелись, отбросив в сторону деревянную задвижку. Удар был такой силы, что Маламокко рухнул на пол и какое-то время лежал неподвижно. В образовавшуюся щель просунулся металлический наконечник копья. Неужели он ранил бедного парня? Что это за кроваво-красные пятна на его одежде? Я импульсивно выхватил меч из ножен и бросился к двери.

— Нет, хозяин, не надо!

Я уже не слышал крика Маламокко и слепо ударил клинком прямо в щель между створками двери. С другой стороны раздался громкий крик, и наконечник копья мгновенно исчез. Щель между створками сузилась, зажав лезвие моего меча. Я с силой выдернул его и увидел, что сверкающая сталь обагрена кровью.

— Пошли! — заорал мне, к счастью, невредимый Маламокко.

Я подтолкнул парня к окну, и он исчез в темноте, полетев вниз, к каналу. Потом и я взобрался на подоконник и с опаской посмотрел вниз. Было очень высоко, а я всегда боялся высоты, но когда дверь в спальню затрещала под уларами, сиганул вниз.

— Оооооооо…

Приземление оказалось не очень приятным, но при этом достаточно мягким. Маламокко уже был у противоположного берега и отчаянно махал мне рукой. Я сказал, что со мной все в порядке и он должен спасаться от преследования без моей помощи, поскольку сейчас нам лучше разделиться. Он послушался, хотя и без особого энтузиазма, вылез на набережную и исчез в темноте, в своем собственном мире. Я слышал гневные голоса на балконе, и один из них, несомненно, принадлежал бородатому Градениго. Он так яростно орал, что у меня кровь стыла в жилах.

— Ублюдок! Убийца проклятый! Ты убил его! Ты не уйдешь от нас!

Я побрел вдоль канала, пока не скрылся из виду, с трудом передвигаясь по вязкому илу. Каждый шаг отнимал у меня столько сил, что казалось, скоро я упаду в эту жидкую грязь и больше не поднимусь. Через некоторое время я заметил низкую набережную, которая позволила мне выбраться из ледяной воды. И все это время я не переставал удивляться страшной усталости, охватившей все мое тело. Я из последних сил ступил на каменную мостовую и только теперь сообразил, где нахожусь. Это была восточная часть Большого канала чуть южнее церкви Святых Апостолов и всего лишь в сотне ярдов от северной части Венеции, выходившей на разбросанные острова Мурано, которые означали для меня только одно — свободу.

Я с трудом пробирался по узким улочкам, оставляя грязные следы. К счастью, мне удалось перехитрить преследователей, и теперь я мало заботился о дальнейшем маршруте. Этот день прошел совсем не так, как я ожидал, но по меньшей мере мне удалось подсунуть свинью Фанези и благополучно сохранить свою жизнь. В один прекрасный день я вернусь к своей дорогой Катерине Дольфин. Правда, сейчас я уже мог с полным основанием сказать: к матроне Катерине и нашему ребенку. Может, даже лучше, что она воспитает его без меня. В конце концов, я стал для города не только злостным заговорщиком и государственным преступником, но и отныне самым настоящим убийцей. Вот до чего довел меня коварный меч Реналфа де Серне.


Вес меча позволил мне описать совершенный круг в воздухе. Я уже готовился разжать пальцы и выпустить его, но вдруг меня посетила совсем другая мысль. В конце концов, это всего лишь оружие, как же можно винить его в том, что случилось со мной? Люди пытаются наделить этот клинок некими личными качествами и даже считают, будто в нем каким-то образом заключена жизнь выковавшего его оружейника. А последующие обладатели определили судьбу клинка своими жизненными поступками. Но поверьте мне, это всего лишь кусок хорошо обработанного металла, у которого нет и не может быть собственной жизни. С другой же стороны, это отличный кусок металла, обладающий бесценными качествами в руках хорошего человека.

Стоя по грудь в воде, весь покрытый грязью венецианской лагуны, я не мог обнаружить в своих поступках никаких положительных моментов. Но ведь я был венецианцем, хотя, конечно, только наполовину. А вторая моя половина состояла из упрямого англичанина. И эта причудливая комбинация национальных качеств наделяла меня удивительной способностью находить выход из самых отчаянных положений. И вот сейчас я здесь, по пояс в грязной воде, почти утонувший и преследуемый за убийство, готов выбросить в море свое главное достояние. И я непременно сделал бы это, если бы не обладал редким талантом ковать деньги из ничего. Несмотря на старую истину, что только деньги делают деньги, я все же решил продать это оружие за вполне приличную сумму. Здесь проходит большое количество крестоносцев и тамплиеров, направляясь в замок Пилигримов, чтобы сразиться с Бейбарсом[7] и его грозной армией мамлюков. У многих из них больше денег в кошельке, чем здравого смысла в голове, и я вполне могу предложить им этот клинок в качестве славного «ветерана» Четвертого крестового похода. Так зачем же выбрасывать деньги в воду?

Эти лихорадочные мысли промелькнули в моей голове в тот момент, когда тяжелый меч все еще описывал по инерции дугу в воздухе. Я сделал все возможное, чтобы мои пальцы не разжались и не выпустили рукоять клинка, но они онемели от ледяной воды в лагуне и не выдержали напряжения. Я издал крик отчаяния, когда рукоять выскользнула из ладони, а я судорожно пытался перехватить ее другой рукой. И мне это почти удалось, но в последний момент меч все же вырвался из руки и плюхнулся в воду. Слава богу, я хоть как-то замедлил силу инерции, благодаря чему он упал в нескольких ярдах от меня. Я побрел по мутной воде к месту падения клинка и стал шарить по илистому дну лагуны, взбивая мутную пену вонючей жижи…

Историческая справка

Историки хорошо знают, что никаких выборов в 1262 году не было, а Ренье Зено оставался дожем до 1268 года. Но с другой стороны, никто из представителей власти не признал бы тогда, что избирательную систему можно так легко подкупить, поэтому никаких записей о столь постыдных выборах не сохранилось. Достаточно сказать, что с 1268 года избирательная система стала чрезвычайно сложной, хотя опыт использования случайно выбранного на улице мальчика имел давнюю традицию.

АКТ ТРЕТИЙ

Когда рано утром в тот понедельник мельник Хоб увидел краешком глаза это тело, его могли заметить еще по меньшей мере четыре человека, хотя никто из них не признался.

Он шел рядом со своей старой и изрядно уставшей лошадью, нагруженной мешками с мукой, которую требовалось доставить его хозяину в небольшой замок в Наймет-Трэйси. С тех пор как Хоб унаследовал мельницу своего отца, он проделывал такие путешествия неоднократно и мог проехать туда с закрытыми глазами. Мельник следовал этим путем как минимум раз в две недели, а иначе пришлось бы ехать на север, что было гораздо дольше.

Узкая тропинка пролегала под густыми деревьями, листья бросали на траву плотную тень. Он знал эту тропинку как свою мельницу, знал все ее повороты и изгибы, все колючие кустарники, под которыми мог спокойно отдохнуть подвыпивший человек. Кустарник состоял по преимуществу из густой ежевики, ягоды которой в это время года были смертельно опасными и могли привести к гибели. Даже колючие шипы могли вызвать у человека болезненные ощущения, зато вскоре ягоды станут сочными и вкусными и толпы людей ринутся собирать их в этих местах.

Ботинок торчал из-под густого куста ежевики. Хоб испытал непреодолимое желание оставить парня в покое, как это сделали все проходившие по дороге раньше. Вокруг куста было множество следов тех, кто мог стать свидетелем этого прискорбного факта. Правда, для любого человека, первым обнаружившего труп, было привычным делом оставить покойника и незаметно исчезнуть. Первый, кто обнаружит мертвое тело, обязан был выплатить залог поручительства, поэтому никто не хотел терять свои деньги напрасно.

Хоб опустился на колено перед трупом. Непохоже, чтобы тело пытались надежно спрятать. Судя по всему, какой-то разбойник ударил странника по голове и оттащил с тропинки в кусты. Обычное дело. Хоб встал и пошарил посохом под кустом. В воздух взметнулась туча мух, а во рту появился терпкий привкус разлагающейся плоти. Судя по запаху, убийство произошло довольно давно, во всяком случае не сегодня. На такой жаре…

Хоб был сознательным. Если кто-то совершает убийство, то все жители оказываются в серьезной опасности. Именно поэтому добропорядочные люди должны знать, кто является виновником преступления, и сделать все возможное, чтобы злодей предстал перед судом. Не долго думая Хоб зажал пальцами нос и склонился над мертвым телом. Это был низкорослый коренастый мужчина чуть за тридцать, с каштановыми волосами, пряди которых торчали из-под капюшона. Его серо-голубые остекленевшие глаза будто искали неожиданно напавшего убийцу.

— Кто же это сделал? — пробормотал себе под нос Хоб.

Все лицо покойника было изрезано острым предметом, а некоторые раны имели отметины острых зубов. Труп явно стал жертвой диких собак или лисиц. Голову покойника покрывал плащ с капюшоном, и Хоб с гримасой отвращения приподнял передний край накидки.

В это время, то есть на семнадцатом году правления короля Эдуарда II или, как сказали бы священники, в тысяча триста двадцать четвертом году от Рождества Господа нашего, люди привыкли видеть вокруг себя смерть. Хоб еще раз посмотрел на труп и понял, что этот человек отчаянно защищался. На его голове зияла огромная рана, которая сама по себе могла привести к смерти, не говоря уже о других. Даже руки были ужасно порезаны, а правая так вообще разрублена почти на две части. Такое впечатление, будто лезвие меча попало ему между пальцев и рассекло руку почти до локтя. Хоб пристально посмотрел на обезображенные черты, отодвинул капюшон еще дальше и выругался про себя.

Сейчас он оказался перед трудным выбором: либо, подобно всем прочим, спешно покинуть место преступления, сделав вид, что ничего не случилось, либо публично объявить о своей находке. Он еще постоял над мертвым телом, бормоча под нос всяческие проклятия, потом взял лошадь под уздцы и продолжил путь к замку.

Другие люди сделали вид, что не заметили мертвеца. Лицо Хоба исказилось от огорчения. Черт бы его побрал, но он все же христианин и не может позволить, чтобы тело несчастного гнило в кустах. И не важно, сколько придется заплатить в качестве залога. Нет, он должен сообщить об этом сэру Уильяму и попросить, чтобы тот вызвал коронера.


В своем маленьком замке сэр Уильям был крайне раздосадован, узнав, что мельник хочет отнять у него несколько минут драгоценного времени.

— Что? Почему? Неужели не видишь, что я занят? — недовольно проворчал он своему управляющему.

— Но он настаивает, сэр Уильям.

— Ладно, впусти этого глупца. Думаю, он снова обнаружил какую-то неисправность в этом чертовом колесе, или сломал оглоблю, или повредил соху. Ну почему нельзя самому починить все эти вещи, вместо того чтобы беспокоить меня по пустякам?

Даже в таком небольшом поместье всегда находилось слишком много проблем, которые отвлекали его от насущных мыслей и нарушали спокойствие. Сэр Уильям нетерпеливо постукивал по полу каблуком, демонстрируя явное недовольство своими работниками. Человеку, обремененному такими серьезными проблемами, следует гарантировать мир и спокойствие. А все его мысли сейчас были заняты поиском более подходящего и тихого места для углубленного постижения Господа Бога, а также для того, чтобы вымолить у него прощение всех прежних грехов. Но для этого необходимо оставить постылое поместье, где никчемные людишки постоянно досаждают ему своими мелкими заботами и неприятностями. Кроме того, ему нужно написать письмо аббату из Тэвистока — очень важное для него письмо, причем именно сейчас, когда главная забота его жизни наконец-то исчезла.

— Ты должен быть более доброжелательным, муженек, — мягко упрекнула его жена.

Сэр Уильям лишь отмахнулся в ответ как от назойливой мухи. Разве она могла вникнуть в суть тех проблем, которые стояли сейчас перед ним. Он слышал, что жена часто называла его капризным, будто он какой-то избалованный ребенок. Будь он более решительным и жестким, она уже давно бы почувствовала тяжесть его ремня, но это был не его метод. Нет, он был по-настоящему очарован этой женщиной с момента их первой встречи много лет назад и до сих пор находился во власти ее чар. Возможно, если бы он никогда не встретил ее, то Господь не наказал бы его подобным образом. А теперь скоро наступит время окончательной расплаты.

Жена тем временем продолжала укорять его:

— Он очень добрый человек, а его мельница каждый год приносит хороший доход. Я уверена: если он хочет поговорить с тобой, то у него есть для этого вполне серьезные причины.

Он счел излишним напоминать ей о том, что самой важной задачей любого человека является забота о своей бессмертной душе. Сэр Уильям вернулся на свое место и еще раз подумал, что эта хрупкая женщина просто не способна понять его душевные терзания.

Она понятия не имела о том невыносимом чувстве вины, которое он испытывал за свое преступление, горьким бременем лежавшее на его плечах. Господи Иисусе! Этот тяжкий грех, кажется, никогда не оставит его! Он даже содрогнулся от этой мысли.

В этот момент дверь отворилась, и сэр Уильям недовольно уставился на мельника.

— Ну что там у тебя?

— Сэр, по пути сюда я случайно наткнулся на мертвое тело.

Сэр Уильям скривил губы:

— Скажи управляющему, чтобы он вызвал коронера.

— Я подумал, что вы должны знать об этом, — продолжал мельник. — Это Уолтер Коул, сэр, управляющий имением сэра Джона.

Позже Хоб часто вспоминал этот разговор и всякий раз ловил себя на мысли, что больше всего ему запомнилось растерянное лицо сэра Уильяма.


— Не волнуйтесь, леди.

Мисс Элис вздрогнула от озорного голоса за спиной и прижала руки к груди. У нее даже сердце екнуло от неожиданности, а от испуга кровь забурлила в венах.

— Вот дурак! — прошипела она. — Роджер, ты чуть не отправил меня в могилу своими идиотскими шутками.

— Думаю, что для этого мне потребовалось бы нечто большее, чем простая шутка, не так ли, леди?

Роджер де Трэйси, ее деверь, вышел из-за угла, где до этого скрывался. Будучи очень высоким, он, казалось, все время наклоняет голову, будто не имеет достаточного пространства, чтобы держать ее прямо. Он возвышался над ней как минимум на шесть дюймов.

Это был довольно красивый мужчина, и многие местные женщины мечтали затащить его в постель. Стройный, с узкой талией и широкими, как у настоящего воина, плечами, он всегда следил за собой и одевался по последней моде. Казалось, его модная одежда сшита по специальному заказу. Красные рукава шикарного камзола не скрывали сильные мускулистые руки, а под кремовой рубашкой угадывался мощный торс.

Однако Роджер был каким-то слишком беспокойным и диким. Она никогда не ощущала себя комфортно рядом с ним — вероятно, это глупо, но внутреннее чувство подсказывало ей, что он всячески ее домогается. Впрочем, он всегда так делал. И даже сейчас она видела это по его глазам. Каким бы воспитанным и модным он ни хотел казаться, его глаза жадно шарили по ее телу.

— Почему я должна волноваться? — строго спросила она, когда ее сердце вновь забилось в нормальном ритме.

— Не надо убегать от меня, леди, — ответил он ровным голосом. — Я просто хотел разогнать ваши страхи. Ваш муж не убивал его. Да и зачем ему это нужно? Неужели только из-за того, что он плохо относился к хозяину Коула? Ведь Коул не виноват, что его хозяин допускает дерзкие выходки по отношению к вашему мужу. Разумеется, найдется немало людей, желавших Коулу смерти, я и сам не сожалел бы о нем, если бы был хозяином этого поместья. Но я, к сожалению, не хозяин.

— Да уж, не хозяин, — ядовито подтвердила она.

— Да, — согласился он, не отводя от нее пристального взгляда.

Она вдруг заметила, что в этот момент из глаз его исчезло прежнее чувство, как будто он видел перед собой не невестку, а злобного врага. И ей захотелось как можно быстрее убраться прочь.

— Мне некогда.

— Вы мне не верите? — улыбнулся Роджер, лицо его исказилось, когда он насмешливо поднял брови. — Почему, Элис? Не считаете ли в самом деле своего мужа способным на убийство?

— Убирайся прочь! — выпалила она и, быстро повернувшись на каблуках, успела заметить Дениса, адвоката своего мужа, который стоял в дальнем конце коридора и сердито наблюдал за Роджером.

— До скорой встречи, мадам, — сказал тот шутливо и, проходя мимо, ехидно ухмыльнулся.


На севере графства проживали два коронера, которые могли проводить расследование, а третий жил на востоке, но когда случалось убийство здесь, в округе Норт-Таутон, было легче и удобнее пригласить сэра Ричарда де Уэллеса, коронера округа Лифтон. Во-первых, он жил ближе остальных и потому являлся более доступным, а во-вторых, был меньше обременен работой по выяснению обстоятельств внезапных смертей среди населения Эксетера и других окрестных торговых городов.

Хоб знал о нем, и когда на следующий день его пригласили для допроса, обрадовался, что это дело скоро закончится. Если он должен уплатить штраф за обнаружение мертвого тела, то лучше пораньше узнать о сумме и покончить с этим раз и навсегда. Он уже и так нервничал по этому поводу и хотел как можно скорее освободиться от неприятной обязанности.

Сэр Ричард был высоким мужчиной с совершенно круглым лицом и густой кустистой бородой, которая, как горжетка, закрывала верхнюю часть его груди. Его кожа напоминала выгоревшую на солнце дубленую шкуру, а пронзительные карие глаза и зычный, густой, как у быка, бас довершали образ волевого человека, способного докопаться до истины. Иногда создавалось впечатление, что он вообще не умеет разговаривать тихим, спокойным голосом. Он стоял перед присяжными, пока те с трудом вникали в произносимые им незнакомые слова, и хмурился, когда они заикались от волнения и страха.

— Боже мой, где вы набрали этот сброд? А? Надеюсь, сейчас уже все в сборе? В таком случае мы можем начать дознание. Все, кто хоть что-нибудь знает о смерти этого человека, выйдите вперед!

Его громкий голос заставил толпу присмиреть, но властные интонации многих успокоили. Присяжные знали — они должны расследовать дело и выяснить, может ли кто-нибудь пролить свет на обстоятельства этого таинственного убийства. Кто желал ему смерти? Кто мог убить? Какое оружие при этом использовалось?.. Множество вопросов, на которые требовалось найти ответы. А сэр Ричард был опытным сыщиком и хорошо знал свое дело.

Первым на допрос вызвали Хоба.

— Это я обнаружил его, сэр.

— Он лежал здесь? — строго поинтересовался сэр Ричард. — Боже правый, да отвечай же ты наконец!

— Не думаю, что его тело изменило свое положение, — кивнул Хоб, безотрывно глядя на труп и чувствуя, как от этого жуткого зрелища спина покрывается мелкими каплями пота.

— Я поздравляю жителей, которым удалось так хорошо сохранить тело, — саркастично произнес коронер. — Хотя кто посмел бы к нему приблизиться? Ладно, давайте вынесем труп на открытое пространство.

Несколько мужчин неохотно подошли к телу, перевернули его на спину и потащили из кустов на тропинку.

Леди Элис, не выдержав этого зрелища, отвернулась. Рубашку на груди мертвеца покрывали темные пятна засохшей крови, и даже отсюда, с расстояния почти двадцати ярдов, она чувствовала жуткий запах разлагающейся плоти. Этого оказалось вполне достаточно для приступа тошноты. Трудно поверить, что совсем недавно он был жив и весел.

— Переверните его, — приказал коронер. — Неужели вы думаете, что мы должны строить догадки относительно полученных им ран?

Двое мужчин перевернули тяжелое тело на спину.

— Полагаю, что это не несчастный случай, — заключил сэр Ричард. — Боюсь, настало время раздеть его. — Коронер звонко хлопнул в ладоши. — Сэр Уильям, не найдется ли у вас кружки вина? У меня во рту пересохло.

Вскоре процедура расследования продолжилась. Обнаженное тело переворачивали и так и сяк, а присяжные из соседней деревни молча следили за этим, прислушиваясь к комментариям опытного коронера. Клирик старательно записывал его слова, не упуская ни малейшей подробности. Затем он пересчитал раны на теле покойника и измерил ширину и глубину каждой из них, хотя делал это без видимого удовольствия, поскольку к тому времени раны уже кишели червями и их личинками.

— Ну что ж, полагаю, этот человек стал жертвой неизвестного нам преступника. Орудием убийства являлся длинный клинок, с помощью которого жертве нанесли спереди три большие раны. Еще несколько ран можно обнаружить на его руках, и это дает нам основание полагать, что он пытался защититься. Самая большая рана находится на голове трупа. Не исключено, что убийство было совершено длинным тяжелым мечом. Такой меч, судя по всему, может стоить не меньше шести шиллингов, и я думаю, отличается превосходным качеством. Кто-нибудь из присутствующих может подтвердить, что он англичанин?

— Я могу поручиться за него, — робко сказал один из жителей деревни.

Из задних рядов толпы вышел невысокий человек.

— Я тоже могу подтвердить это. Он был моим управляющим.

— А вы кто?

— Сэр Джон де Куртене.

— Я понял вас, сэр, и согласен зафиксировать его английское происхождение. Когда вы видели его в последний раз?

— В прошлую пятницу. Он вышел из усадьбы и направился в поместье сэра Уильяма в Наймет-Трэйси. С тех пор я его больше не видел.

— Вы не заявляли о его исчезновении?

— Нет, он собирался совершить паломничество в Кентербери, чтобы поклониться гробу святого Томаса Беккета, — пояснил сэр Джон, поглядывая на сэра Уильяма, который старательно избегал его взгляда.


Сэр Болдуин де Ферншилл, королевский надзиратель за правопорядком в Кредитоне, отдыхал с женой в ее небольшом поместье Лиддингстон, когда туда прибыл человек из замка Наймет-Трэйси.

— Ничего не понимаю, — сказал он, после того как всадник сбивчиво изложил ему суть дела, утомленный долгой пыльной дорогой по такой жаре.

— Возможно, ты все прекрасно поймешь, если дашь ему время немного отдохнуть и расслабиться? — скромно подсказала жена Джинн и повернулась к парню: — Вы выглядите усталым. Пожалуйста, садитесь, отдохните и выпейте немного вина или эля. Вы голодны?

— Спасибо, миледи. Я с удовольствием выпью чего-нибудь.

— Вы брат сэра Уильяма де Трэйси? — спросил Болдуин. — Почему же он сразу не послал ко мне за помощью?

— Боюсь… он принял это слишком близко к сердцу. Он хотел как лучше, но…

— Вы сказали, что убили управляющего имением? — неожиданно прозвучал голос еще одного человека из дальнего конца комнаты. Это был высокий мужчина с румяными щеками и спокойными серыми глазами, который представился как бейлиф[8] Саймон Патток, близкий друг сэра Болдуина. Он стоял возле двери, прислонившись спиной к стене.

Роджер благодарно принял большую тяжелую кружку из рук жены сэра Болдуина и наполовину осушил ее одним большим глотком. Через минуту жидкость наполнила его тело, порождая в желудке приятное ощущение теплоты и сытости.

— В прошлую пятницу этот парень, Коул, управляющий поместьем нашего соседа, пришел к нам в замок, чтобы поговорить с моим братом. Его пригласили в дом и попросили подождать, а моя невестка тем временем пошла за братом, но когда тот появился, Коула уже и след простыл. Сэр Уильям не придал этому значения, выругался и ушел по своим делам. А через некоторое время обнаружили мертвое тело этого бедолаги. Мой брат сразу же вспомнил о своем мече, который хранился у него в доме в закрытом сундуке, но, открыв его, обнаружил, что клинок пропал. Его украли.

— Нет никаких сомнений, что пропажа фамильного оружия является досадным событием, но что из того? Если этот Коул действительно украл его, то разве не мог использовать для своей защиты? — резонно заметил сэр Болдуин.

— Его хозяин, сэр Джон де Куртене, весьма влиятельный человек. Мы никогда не были с ним на дружеской ноге. Полагаю, он хотел заполучить наш меч, поскольку это прекрасное оружие, а он обожает такие вещи. К тому же, убив своего управляющего, он тем самым бросил на нас тень подозрений за это преступление.

— А ведь это превосходные мотивы и для вас, и для брата, чтобы убить этого человека. Между вашими семьями давно существует непримиримая вражда, так почему я не могу предположить, что, узнав о приходе в дом Коула, вы убили его, а потом надежно спрятали этот меч, сделав вид, что его кто-то украл? После чего вам осталось лишь оттащить тело подальше от дома.

— Он довольно часто посещал наш дом. Зачем же мне убивать его на этот раз? Нет, сэр Болдуин, думаю, именно де Куртене украл меч и попытался переложить ответственность за смерть Коула на наши плечи. Иначе почему сразу же не объявил об исчезновении управляющего?

— Он не сделал этого? — переспросил Болдуин, явно заинтересовавшись таким обстоятельством.

— Нет. Просто сказал, что Коул попросил у него отпуск для паломничества в Кентербери.

Некоторое время Болдуин размышлял над его словами.

— Но зачем хозяину убивать своего слугу?

— Ах! — воскликнул Роджер и улыбнулся, когда его кружку вновь наполнили. — Его управляющий был самым несговорчивым и трудным человеком в нашей округе. Он действительно собирал неплохой урожай, но после продолжительных и бурных споров с хозяином. Не сомневаюсь, что сэр Джон был рад избавиться от него.

— И с этой целью завладел мечом. У вас есть хоть какие-нибудь факты, способные помочь его идентифицировать?

На лице Роджера промелькнула тень сомнения.

— Это не просто меч, сэр Болдуин, а меч рода де Трэйси.

Сэр Болдуин хитро улыбнулся:

— Неужели?

— А не означает ли это, что на самом деле вы понятия не имеете о его происхождении? — ехидно полюбопытствовал Саймон Патток. — Лично мне не стыдно признаться в своем невежестве. Откровенно говоря, я не понимаю, о чем вы говорите, и прошу рассказать нам об истинном значении этого меча.

— Это оружие принадлежало моим отцам и дедам по прямой линии вплоть до вторжения в нашу страну славного Вильгельма Норманнского, — гордо сообщил Роджер де Трэйси. — Это бесценная реликвия нашей семьи!

Болдуин бросил быстрый взгляд на Саймона и равнодушно пожал плечами:

— Он действительно стоит нескольких шиллингов, в этом нет никаких сомнений.

— И вот теперь он украден. А значит, вы, как королевский надзиратель за правопорядком, должны непременно найти вора.

На лице Болдуина застыло недовольство. Он не любил, когда ему напоминали об обязанностях, и только недавно вернулся в свое тихое поместье после целой серии судебных дел о поставках продовольствия в тюрьмы. Саймон поспешно прокашлялся.

— Вы объявили о розыске пропавшего меча?

— Нет, было уже слишком поздно. Узнав, что он исчез, мы обыскали замок, перерыли все сундуки и шкафы. Но так и не нашли.

— Когда это было? — недовольно проворчал Болдуин.

— Утром в ту пятницу я видел его собственными глазами.

— А сегодня уже четверг. Значит, прошла почти целая неделя!

— И вы решили, что по прошествии этого времени можете приехать сюда и потребовать помощи? — недоверчиво спросил Саймон.

— Вы должны это сделать, сэр! Это наше наследство!

— Нет такого закона, в котором бы говорилось, что я должен делать! — грозно прорычал Болдуин. — Вы приехали сюда и набрались наглости указывать, что мне делать, а что нет? Если вы действительно ждете от меня помощи, то можете лишь просить, чтобы я сделал это.

Роджер угрюмо посмотрел на него, и леди Джинн увидела в его глазах отчаяние.

— Убит человек, и я опасаюсь, что сэр Джон сделает все возможное, чтобы обвинить нас в этом преступлении. Умоляю вас оказать нам любую помощь, которую вы сочтете уместной.


Денис де Топклифф давно привык к мрачной атмосфере замка Наймет-Трэйси, но редко видел слезы в глазах мадам Элис, слишком сильной и гордой для этого.

Это был ужасный стон. Глухие рыдании волевой женщины чрезвычайно поразили душу Дениса. Сначала он хотел подойти к ней и успокоить, но, уже взявшись за дверную ручку, вдруг подумал, как глупо будет выглядеть в этот момент.

Ведь он всего лишь слуга, которому неплохо платили за советы и помощь сэру Уильяму преимущественно в ходе судебных тяжб и споров с соседями из-за принадлежности земель. Вот, собственно, и все. В любом случае он не имел никаких оснований утешать расстроенную женщину вместо ее мужа. И нельзя сказать, что тот такой уж безответственный глупец. Просто так раздосадован и огорчен из-за пропажи столь дорогого для него оружия, что даже не заметил того отчаянного положения, в котором оказалась жена. Такое чувство, будто они уже развелись и не интересуются делами друг друга.

Денис пришел в этот замок несколько лет назад, еще в те времена, когда хозяином поместья являлся сэр Хэмфри, а его старший сын был всего лишь простым эсквайром. Тогда он быстро поладил с Роджером и находился с ним в дружеских отношениях до тех пор, пока в доме не появился этот проклятый меч, напомнивший сэру Уильяму о поступках своего отвратительного предшественника. Трудно было сказать, какого черта сэр Хэмфри назначил сэра Уильяма наследником поместья де Трэйси, несмотря на совершенное им убийство. Этого было вполне достаточно, чтобы свернуть голову самому дьяволу.

Что же касается сэра Уильяма, то он полностью осознал глубину позора для своей семьи и больше никогда не прикасался к мечу. Один взгляд на это оружие вызывал у него дрожь, чему Денис сам был свидетелем совсем недавно. Казалось, этот клинок обладает странной роковой силой, и сэр Уильям даже приблизиться к нему не мог, поскольку это разрывало его душу на части.

И не только душу, если судить по тем горьким слезам, которые сейчас проливала мадам Элис.

Он взялся за дверную ручку, немного подумал и решительно повернул ее.

— Простите, миледи, мне показалось, что в гостиной никого нет.

Элис отпрянула от стола, за которым сидела, уронив голову на руки, и торопливо смахнула слезы, повернувшись спиной к вошедшему. Затем глубоко вдохнула и повернулась с натянутой улыбкой.

— А, Денис, вам нужна я или мой муж?

— Нет, мадам, я ищу свое перо, которое оставил где-то здесь. Вы, случайно, не видели его?

Она покачала головой.

— А вот и оно, — проворчал он себе под нос, — на столе. Как вы чувствуете себя в это прекрасное утро, мадам?

Элис снова натянуто улыбнулась, ее заплаканное лицо все еще хранило следы пустоты и отрешенности.

— Все в порядке, благодарю вас. Хорошая погода всегда поднимает настроение, не правда ли?

Он молча кивнул и деликатно отвернулся, чтобы не смущать ее своим присутствием.

— Сэр Уильям расстроен последними событиями? Он даже не удосужился поговорить со мной сегодня.

— Расстроен? Нет, только не сейчас. Сейчас он ликует и радуется! — Она посмотрела на него каким-то безумным взглядом. — Его меч исчез, и он говорит, что уйдет в монастырь, а я должна стать монахиней, как и подобает верной жене! Боже мой! Что же со мной будет? Он никогда не спрашивает о моих чувствах и желаниях!


На следующий день Болдуин и Саймон ехали легкой рысью по улочкам городка по направлению к округу Норт-Таутон в сопровождении Роджера де Трэйси.

— Послушай, Болдуин, — прошептал Саймон, — что заставило тебя решиться на такой долгий и обременительный путь?

— Для меня это прежде всего интригующая головоломка, — озабоченно признался Болдуин. — Я не вижу причин, заставивших их обратиться ко мне за помощью. — Он вспомнил недавний разговор с братом Уильяма де Трэйси и еще больше нахмурился. — Если бы они действительно хотели найти человека, укравшего их драгоценную собственность, то разумнее было бы сделать это сразу после обнаружения пропажи. Однако они ждали целую неделю, а сейчас, когда на месте преступления уже побывал коронер и похоронил тело, вдруг решили обратиться ко мне за помощью. А чем я могу помочь им сейчас? Если бы меч можно было найти, то коронер, несомненно, сделал бы это и без меня. И вот сейчас, когда все уже произошло, они просят меня приехать и отыскать их меч. Это представляется мне совершенно бессмысленным.

— Некоторые мечи могут представлять определенную ценность, — заметил Саймон.

— Я рыцарь, — хмыкнул его друг, — и знаю истинную ценность хорошего оружия. Но почему они так долго ждали?

— Возможно, как он сам сказал, поначалу просто не заметили пропажи?

— Да, такое вполне вероятно, — согласился Болдуин. — А потом решили обратиться ко мне, потому что ничего другого им и в голову не пришло.

— Они, должно быть, немало слышали о твоих уникальных способностях, — тихо сказал Саймон.

— И именно поэтому решили, что какой-то сельский обедневший рыцарь сэр Уильям может запросто отнимать мое драгоценное время.

— Да, мне не стоило проявлять упрямство. Не все сельские рыцари бывают такими толстыми, как крестьяне с коровьим навозом вместо мозгов, — пошутил Саймон и быстро уклонился от нацеленного в его челюсть кулака в перчатке.

— В следующий раз ты не успеешь увильнуть от встречи с таким сельским рыцарем, — проворчал Болдуин.

— У меня даже ноги задрожали от страха.

Болдуин рассмеялся и окликнул едущего впереди Ричарда:

— Мистер Трэйси, что на самом деле привело вас ко мне?

Роджер хорошо понял смысл этого вопроса.

— Это очень важный для нас меч. Наш юрист перерыл все вверх дном в поисках пропажи, а потом потребовал, чтобы я отправился к вам за помощью. Денис много слышал о вашей удивительной способности находить истину даже в самых сложных обстоятельствах. Разумеется, мы думали просить помощи у сэра Ричарда де Уэллеса, но вы же знаете: некоторые коронеры так увлечены деньгами, что ни о чем другом и думать не могут. Поначалу коронер из Лифтона показался нам свободным от подобных мотивов, но потом обнаружилось, что в истории с пропажей меча он явно преследует какие-то свои интересы.

— Какие именно?

— Это очень старое оружие, и многие просто мечтают заполучить клинок с такой славной историей.

Болдуин проворчал что-то себе под нос.

— Что вы сказали, сэр? — удивленно спросил Роджер.

— Мой напарник просто обдумывает ваши слова, — пояснил Саймон, радуясь, что тот не расслышал ворчания Болдуина: «Многие из них настоящие дураки».

Роджер рассеянно кивнул, все еще не зная, как относиться к этим людям. Больше всего ему не хотелось, чтобы меч отыскали в спешке и без соответствующего эффекта, но он не был уверен, что Денис имел вполне надежные основания доверять исключительным способностям этого королевского представителя.

Болдуин выглядел вполне серьезным человеком, но, судя по всему, больше привык доверять грубой силе, а не интеллекту. Он производил впечатление силача, побывавшего во многих битвах, его выдавала коренастая фигура истинного бойца, а огромный шрам от брови до подбородка, несомненно, свидетельствовал о героическом прошлом. Однако его друг бейлиф казался совершенно легкомысленным. Возникало впечатление, что он просто не способен решать сколько-нибудь серьезные вопросы.

— Для нас это дело представляется чрезвычайно важным, — добавил он, глядя на бейлифа.

— Не сомневаюсь в этом, — деликатно ответил Саймон. — Итак, давайте вернемся к человеку по имени Уолтер Коул. Вы сказали, что он был управляющим у сэра Джона де Куртене?

— Да, сэр, у нашего соседа. Когда-то, будучи намного моложе, мы дружили. В те годы он был третьим сыном в семье, потом их стали преследовать несчастья. Старший сын упал с лошади и утонул в реке, а второго задавил бык в сарае. Поэтому сэр Джон стал владельцем поместья.

Болдуин кивнул в знак сочувствия и даже перекрестился. Для родителей потеря сыновей была настоящей трагедией. Он сам всегда боялся, что его дорогая Ричалда станет жертвой несчастного случая. Конечно, никто не может предотвратить такие удары судьбы, но для родителей потеря детей не становится от этого легче. Семью сэра Джона постигло несчастье, но такие случаи довольно часты. Одних убивает разъяренное домашнее животное, другие тонут в реке или колодце.

— А на чьей земле нашли тело Коула? — поинтересовался Саймон.

— На нашей, но это еще ни о чем не говорит. Его могли притащить к нам.

Болдуин понимающе проворчал. То, что тело перетащили на другое место, казалось ему вполне естественным. Убийца мог перенести труп, чтобы уничтожить улики и тем самым запутать следствие. Но это могли сделать и жители деревни, не желавшие платить штраф за убийство на их земле. Очень часто ни в чем не повинные крестьяне специально переносят тело в другое место, чтобы их не наказали за нарушение королевских порядков. Но если в результате таких действий улики оказываются утраченными, то расследовать дело, как правило, становится намного труднее.

— Вы сказали, что этот Коул пользовался в деревне дурной репутацией? — спросил Болдуин после некоторых размышлений.

— Да, многие люди имели серьезные основания недолюбливать его. Он был слишком жадным и отнимал у крестьян на нужды поместья столько урожая, сколько мог. Разумеется, они ненавидели его, и это неоднократно приводило к многочисленным конфликтам. Если он отнимал у них больше продуктов, чем требовалось по закону, они жаловались на него, а в прошлом году крестьяне вооружились палками и набросились на бедных слуг, посланных собирать у них те повинности, которые он установил лично. Сэру Джону пришлось срочно вооружать людей и подавлять собственных крестьян!

Болдуин взглянул на весело ухмыляющегося Ричарда. Его лицо в этот момент казалось вырезанным из куска мавританского камня.

— Открытое восстание?

— Что-то вроде того. Нас это немало позабавило.

— Да уж, я вижу. Где вы находились в пятницу, когда был убит Коул?

— Я? — удивленно заморгал Роджер. — Был на охоте со своими псами. У меня есть несколько гончих псов, включая борзых.

— Значит, в замке вас не было?

— Нет!

— Понятно. Скажите, а в чем истинная причина вашей вражды с этим рыцарем?

— Нет никакой вражды. Во всяком случае, сейчас.

— Не смешите меня.

Роджер на мгновение задумался.

— Много лет назад наши земли находились под контролем короля. Наше старое поместье Бреднинч стало выморочным и перешло в королевскую казну.

— Бреднинч был конфискован в пользу Короны? — удивился Саймон. Когда землевладелец умирал, не оставив после себя наследников, его земля переходила или «выморочно изымалась» в пользу лорда, то есть короля. Но поскольку, по словам Роджера, у этого землевладельца имелись наследники, стало быть, его землю изъяли по какой-то другой причине — возможно, в результате серьезного преступления, например измены. — Должно быть, это произошло очень давно?

— Более ста или даже ста пятидесяти лет назад. Как бы то ни было, король отдал эту землю Куртене, и мы потеряли ее навсегда.

— Ваша семья все-таки поправила свое положение?

— Да, через некоторое время и с очень большими усилиями. — Роджер неожиданно умолк и какое-то время подыскивал нужные слова. — Как я уже сказал, в данный момент нас это совершенно не волнует. Все случилось слишком давно и уже забыто.

— Давайте вернемся к Коулу, — предложил Болдуин. — Вы говорите, многие крестьяне были недовольны им и вполне могли желать ему смерти?

— Да, но только те из них, которые проживали в деревне Даун-Сент-Мэри. Дело в том, что Куртене принадлежит много земель по всему округу, но наибольшие проблемы возникали у него именно в районе Даун-Сент-Мэри, где управляющим был Коул.

— Мне это известно, — кивнул Болдуин.

Саймон тоже знал этот район. Вместе с Болдуином они проехали на лошадях по этим землям, преследуя банду дорожных грабителей, убивших целую группу паломников. Даун-Сент-Мэри была приятной деревней, раскинувшейся на невысоких холмах к северо-востоку от городка Бау, а замок Наймет-Трэйси находился в южной части округа. Городок Бау был основан шестьдесят лет назад, и у семейства де Трэйси появилась возможность получать неплохую прибыль, приносимую местным рынком. Таким образом, их поместье оказалось на оживленном месте и позволяло не только сводить концы с концами, но и получать хорошую выгоду. Они продавали купцам строительные блоки, из которых те сооружали себе дома вокруг рыночной площади. С тех пор, насколько Саймон помнил, рынок процветал, а значит, приносил хороший доход владельцам окрестных земель.

— Стало быть, ваша семья владеете рынком в городке Бау? — спросил Саймон. — Сомневаюсь, что вы до сих пор ощущаете потерю Бреднинча.

— Вы полагаете? — с нескрываемой злостью воскликнул Роджер. — А известно ли вам, сколько денег они получают за неделю торговли в Бреднинче?

Саймон улыбнулся. Несмотря на заверения Роджера, что все это дела давно минувших дней, прошлое все еще терзает их память.

— А разве вы в Бау получаете намного меньше? Насколько мне известно, рынок там довольно многолюдный.

— Возможно, и так, — согласился Роджер и уставился в землю. — Но если вы второй сын в семье, как, например, я, то все богатство уходит не в ваши карманы. Если бы эти земли по-прежнему оставались нашими, я мог бы отправится туда в качестве совладельца и присматривать за хозяйством старшего брата. При нынешнем положении дел… все выгоды достаются другому человеку, а наша семья лишена своего естественного наследства.

— Ваш брат так же расстроен этим обстоятельством, как и вы? — полюбопытствовал Болдуин.

— Когда-то, много лет назад, сэр Уильям был недоволен этим, но сейчас все по-другому, — неожиданно холодно ответил Роджер.

— Полагаю, у него есть свой замок, — догадался Саймон, не отказав себе в удовольствии посыпать солью раны молодого человека.

— И деньги тоже, но дело не только в этом. В последние годы мой брат стал чрезвычайно набожным человеком. Если откровенно, он был бы рад поменяться со мной ролями.

— Вы хотите сказать, если бы он был моложе? — уточнил Болдуин.

— Нет, если бы он был свободным человеком, а я наследовал его положение рыцаря и владельца замка, он бы вполне удовлетворился своим состоянием. Мог бы спокойно удалиться в монастырь и провести остаток жизни вдали от мирской суеты. Такое положение его бы вполне устроило. Он всегда имел склонность к молитвам, а возможность каждый день торчать у креста доставляла бы ему несказанную радость.

— Понятно, — протянул Болдуин, но отметил про себя, что этот молодой человек снедаем яростью от утраты прежней собственности, и потому так дорожит немногими семейными реликвиями, еще оставшимися в их доме. Этим, вероятно, объясняется его страстное желание отыскать пропавший меч и наказать вора.

Что же до его брата, то каким бы набожным он ни был, потеря семейной реликвии настолько велика, что даже монах не подставил бы вторую щеку под такой унизительный удар.


Элис де Трэйси услышала приближающийся топот копыт и почувствовала, как учащенно забилось сердце, вызывая легкую боль. В эти дни она жила в постоянном страхе перед будущим, и топот копыт прозвучал для нее словно барабаны судьбы.

Раздраженно отмахнувшись от служанки, расчесывавшей ей волосы, она вскочила со стула и замерла посреди комнаты, не решаясь приблизиться к окну. Потом жестом отпустила служанку, и только когда дверь за ней закрылась, поспешила к окну.

Во дворе поместья царило обычное оживление. Младший конюх Генри чистил большую лошадь сэра Уильяма, а та все норовила укусить его за руку или лягнуть. Работавшие на конюшне мальчишки подносили свежее сено и подметали стойла, стюард громко спрашивал пивовара, что случилось с галлоном крепкого эля, который он приказал сварить. И все в этом шумном дворе, куда Роджер привел двух всадников, походило на жуткий бедлам.

Она поджала губы. Это была идея Дениса пригласить посторонних людей для поиска пропавшего меча, но в душе Элис надеялась, что поедет за ними не Роджер, а кто-то другой. Однако Роджер отстоял свое право отправиться за помощью к королевскому надзирателю, и его настойчивость заставила ее изрядно поволноваться. При мысли, что может рассказать им Роджер, душу охватывал леденящий холод. Он способен настроить представителя правопорядка и его компаньона не только против нее, но и против мужа. Она в этом не сомневалась.

По всему было видно, что сопровождающие Роджера незнакомцы являются представителями власти. Первый из них был старше, о чем свидетельствовала седая копна волос, имел крупную фигуру физически крепкого человека, а широкие плечи и сильные руки выдавали в нем превосходного некогда воина. Похоже, он был рыцарем, но не современным ряженым фигляром, а настоящим представителем военного сословия. Весь его вид обнаруживал столько власти, что нетрудно было узнать королевского надзирателя за правопорядком.

Элис перевела взгляд на другого незнакомца. Это был не старый еще человек, лет на десять старше ее, двадцатидвухлетней, но когда он ловко спрыгнул с лошади и важно прошелся по двору, она подумала, что могла ошибиться насчет его возраста. В ту же минуту она потеряла интерес к этим людям и пристально посмотрела на Роджера, который заметил ее и нахально уставился с мстительной улыбкой на губах.

От этой ухмылки у нее кровь застыла в жилах.


Замок был небольшой, очевидно построенный вскоре после завоевания страны норманнами. Захватив страну, Вильгельм Норманнский щедро наградил большими участками земли своих верных вассалов и наемников. Единственным условием при получении феодального надела являлось создание собственного укрепленного поселения, которое позволило бы держать в узде многочисленное местное крестьянство.

Вскоре на этом месте построили приземистое здание с толстыми крепостными стенами и каменной сторожевой башней. Со временем небольшая крепость обросла многочисленными хозяйственными постройками, включающими дом владельца, конюшню, пивоварню, складские помещения и даже небольшую кузницу. И все это хозяйство обнесли прочной стеной из грубо отесанного мавританского камня.

Когда лошадей отвели на конюшню, Роджер повел гостей вверх по лестнице на первый этаж дома и посторонился, пропуская их вперед.

— Мадам де Трэйси, рад встрече с вами, — сказал Болдуин, входя в просторную гостиную.

— Вы меня знаете?

— Я слышал о вашей красоте, мадам, — широко улыбнулся Болдуин. — А ваш деверь сообщил, что вы сейчас находитесь здесь.

Она ответила ему такой же приветливой улыбкой, и Болдуин с удовольствием отметил, что страх и нервозность исчезли с ее лица. На щеках появились симпатичные ямочки, а голубые глаза наполнились глубоким внутренним светом.

— Вы очень добры ко мне, сэр.

— Меня зовут сэр Болдуин де Ферншилл, и я являюсь королевским надзирателем за правопорядком. А это мой компаньон — бейлиф Саймон Патток, королевский надзиратель за портом Дартмут, что неподалеку от аббатства Тэвисток.

Пока Саймон вежливо кланялся хозяйке дома, Болдуин отступил назад и вдруг заметил, что она снова чего-то боится, хотя ямочки на щеках по-прежнему украшали ее лицо.

— Вы, должно быть, устали от столь продолжительной поездки? — вежливо поинтересовалась Элис.

— Устали? Да мы просто выбились из сил! — решительно заявил Роджер, входя в гостиную и хлопая себя по ногам перчатками, чтобы стряхнуть дорожную пыль.

— В таком случае, братец, прикажи принести вина, — сказала Элис, и Болдуин обратил внимание на едкость ее тона.

— Я бы предпочел эль, — заметил Саймон. — И кусок хлеба с мясом.

Когда слуга принес еду и большой кувшин, Саймон и Болдуин уселись за стол.

— Скажите, леди, где ваш муж? Мне казалось, он должен выйти и встретить нас? — спросил Болдуин.

— Он собирался лично приветствовать вас возле дома, — быстро ответила она, — поскольку очень хотел узнать, каким образом вы намерены помочь нам.

— Очевидно, его позвали по какому-то срочному делу, — нарочито спокойно добавил Роджер, откинувшись на спинку кресла с кружкой вина в руке. Он сделал большой глоток и продолжил: — Полагаю, его отъезд каким-то образом связан с торговлей на рынке в Бау.

— Чтобы все подготовить для торговли на рынке Бау, нужно немало потрудиться, — как бы невзначай заметил Болдуин.

— Он просто хотел оскорбить вас! — Элис гневно сверкнула глазами на Роджера. — Однако дело в том, что бейлиф рынка болен и, судя по всему, не поправится к началу торговли, поэтому муж решил сам убедиться, все ли в порядке.

— Прекрасно вас понимаю, мадам, — согласился Болдуин. — Я сам когда-то отвечал за ярмарку в Кредитоне и хорошо знаю, как много предстоит сделать. Человеку, не привыкшему нести ответственность за свои поступки, легко недооценить подобные усилия других людей, — добавил он.

Роджер на мгновение замер.

— Не понимаю, в чем здесь оскорбление.

Болдуин кинул в рот кусок мяса и стал тщательно пережевывать, пристально наблюдая за молодым человеком.

— Абсолютно уверен, что, если бы я хотел хоть как-то оскорбить вас, мне достаточно было бы добиться успеха в своем деле. Точно так же, как вы сейчас пытались оскорбить меня, что не ускользнуло от моего внимания.

— Леди Элис, — решительно вмешался в разговор Саймон, — где вы обычно хранили свой меч? Мне кажется совершенно невероятным, чтобы кто-то мог так легко проникнуть в ваш дом и украсть вещь, являющуюся гордостью вашего семейства.

— Вы уже наверняка слышали его версию пропажи? — спросила она и снова бросила язвительный взгляд на деверя.

Болдуин удивленно вскинул брови, сообразив, что Роджер рассказал им далеко не все.

— Мы знаем только, что это очень старый клинок. Если мы должны знать что-то еще, пожалуйста, сообщите нам об этом.

— Нет, это не мое дело, — вежливо отказалась Элис. — Это должен сделать мой муж. Но, отвечая на ваш вопрос, бейлиф, могу сказать, что меч лежал вон в том сундуке у стены.

Дом был очень старый и не имел дымохода. Домашний очаг располагался прямо посреди комнаты, а большое количество пепла, сажи и обугленных кусков дерева свидетельствовало, что его использовали весьма интенсивно. Позади очага стоял большой деревянный сундук, окованный металлическими пластинами, с массивным замком на крышке.

— Он был заперт в этом сундуке? — воскликнул Болдуин с нескрываемым удивлением.

— Боюсь, что нет. Если бы он был под замком, то, без сомнения, остался бы там до сих пор. Но недавно я попросила мужа открыть сундук, чтобы достать оттуда ожерелье, после чего он не запер замок, а всю вину за кражу возложил на меня.

— После посещения вашего дома больше никто не видел Коула живым, не так ли? Вы уверены, что он погиб в тот самый день?

— Да, в этом нет никаких сомнений, — тихо ответила она.

— Похоже, человек, который мог украсть меч, не пользовался ни вашим доверием, ни расположением. Почему же вы позволили ему войти в дом и остаться здесь одному?

Роджер поспешил ответить на этот вопрос:

— Уолтер Коул пришел к нам неожиданно, чтобы обсудить некоторые дела, связанные с судебным разбирательством. Несколько его купцов потребовали от нас освобождения от уплаты пошлины на нашей ярмарке. Поэтому он пришел к нам, и его сразу же провели в дом, но когда мой брат вернулся, Коула уже и след простыл. А вместе с ним пропал и наш меч.

— Я была в это время дома и сама встретила его, — горько заметила Элис. — А потом пошла за сэром Уильямом. Это была моя ошибка. Я поступила глупо, оставив его одного в гостиной!

— А вы уверены, что оружие пропало именно в тот момент?

Она кивнула.

— В тот вечер Денис первым заметил, что сундук не заперт на замок. Конечно, он запер его, а ключ отдал моему мужу. А открыли сундук только в день, когда обнаружили мертвое тело.

— А как реагировал ваш муж, узнав, что Коул уже ушел? — продолжал допытываться Болдуин.

— Уильям был зол, конечно, но никто из нас не придал этому особого значения, поскольку все мы прекрасно знали, каким неуживчивым и сварливым характером обладал Коул.

— Да уж, действительно, — проворчал Болдуин. — А сколько людей были свидетелями его поспешного ухода из замка?

— Конюх, придворные, возможно, стюард… да кто угодно мог его видеть.

— И ни один не заметил в его руках меч?

— Нет, но мало кто из них вообще видел это оружие. Мы никогда не показывали его посторонним.

— Кроме того, — вмешался Роджер, — он мог спрятать его под своим плащом или укрыть каким-то иным образом.

— Разумеется, — кивнул Саймон и понимающе улыбнулся хозяйке дома.

Она явно была расстроена, чувствуя себя виноватой за пропажу меча. Ее муж не обрадуется, узнав, что она оставила без присмотра чужого человека, тем более что сама попросила открыть сундук. Он заметно погрустнел. Возможно, появление здесь Коула было далеко не простым совпадением. Может, женщина сама подстроила все это?

Болдуин молча переводил взгляд с Роджера на Элис. При этом он заметил, что она густо покраснела, особенно в области шеи. Это его удивило.

— Мы слышали, что Коул довольно часто бывал в вашем доме. Вы всегда оставляли его без присмотра?

Элис слегка подняла подбородок.

— Я же не могу видеть грабителя в каждом человеке, который пользуется нашим гостеприимством? Если, конечно, вы именно это имеете в виду. Конечно, Коул приходил к нам довольно часто, не реже одного раза в месяц, чтобы побеседовать с моим мужем о содержании поместья и обсудить прочие хозяйственные дела. Скажу откровенно, мой муж и сэр Джон уже давно не ладят, поэтому их общие дела часто решают другие люди. Обычно наши интересы в переговорах с Коулом представлял наш юрист Денис де Топклифф.

Саймон к тому времени решил задать другой вопрос, беспокоивший его больше всего:

— Роджер сказал нам, что Коул пользовался дурной репутацией у местных крестьян. А как ваши люди относились к нему?

Элис взяла со стола свою чашу и торопливо сделала несколько глотков.

— Не думаю, что он доставлял им сколь-нибудь серьезное беспокойство в отличие от собственных крестьян, проживающих в Даун-Сент-Мэри. Если бы он попытался хоть как-то обмануть наших людей, я уверена, муж сделал бы все возможное, чтобы его наказали за это.

— Но он все равно это делал, насколько я могу судить, — усмехнулся Болдуин.

— Не понимаю вас.

— Коул пришел в ваш дом и украл реликвию. Стало быть, ваш муж должен был сразу же отправиться к сэру Джону и потребовать от него возвращения столь дорогого предмета.

— До начала расследования мы ничего не знали об этой пропаже, — ответила она, словно защищаясь от необоснованных упреков. — В противном случае муж, несомненно, обратился бы к сэру Джону, если бы вовремя заметил исчезновение семейной реликвии.

— Через посредника, — сухо прокомментировал Болдуин.

— Ваш муж никогда не разговаривает со своим соседом? — продолжал расспрашивать Саймон.

— С сэром Джоном де Куртене? Никогда!

— Я же говорил вам, что мы уже давно не общаемся, — вмешался Роджер.

— Из-за потерянных вами земель?

Элис молча кивнула.

— Думаю, для нашей семьи это был страшный удар. Но все это случилось очень давно. Я уверена, что мой муж не держит зла на них из-за всего этого. Когда-то он был добрым другом семьи де Куртене, и только после… только после знакомства со своим мужем я вдруг узнала, что два соседних поместья постоянно враждуют из-за земли.


Бау был небольшим городком, расположенным на склоне холма, с единственной широкой улицей, разделяющей его на две равные части. Болдуин и Саймон подъехали к городу с южной стороны, восседая на свежих лошадях, великодушно предоставленных в их распоряжение леди Элис. А в качестве проводника выступал строгий адвокат Денис.

Их путь пролегал между высокими дубами и вязами, а впереди виднелся большой лес и дорога начинала заметно сужаться.

— Вы знаете, где именно обнаружили тело этого Коула? — спросил Болдуин, когда они приблизились к лесу.

— Неподалеку отсюда, — ответил Денис, поворачиваясь в седле и показывая рукой на невысокий кустарник. Его ловкие движения убедительно свидетельствовали о большом опыте наездника. — Хоб нашел его вон там, чуть дальше по тропинке.

Они спустились вниз по склону холма, у подножия которого начиналось болото, и повернули на запад, к зеленым кустам.

— А что еще там находится? — поинтересовался Болдуин.

— Только мельница, где живет Хоб, больше ничего. Именно он и обнаружил тело погибшего.

— Что это за человек? — допытывался Болдуин.

— Хоб? Порядочный, умный, живет в этой местности всю жизнь, насколько я знаю.

Болдуин прищурился.

— Хорошо. А теперь давайте осмотрим место гибели Коула. Покажите, где именно было обнаружено тело.

Равнодушно пожав плечами, проводник натянул поводья и поехал вниз по тропинке в сторону густого кустарника. Вскоре они услышали шелест травы и легкий шорох мягкой земли под копытами лошадей.

Саймон глубоко вдохнул и огляделся. Он не ездил верхом с тех самых пор, как получил новую должность в Дартмуте, и возможность посидеть в седле на хорошей лошади под теплым ласковым солнцем доставляла ему огромное удовольствие. Кроме того, он обожал эти проселочные дороги, изрезавшие территорию их графства. В таких глухих местах люди редко пользовались наезженными путями, и те давно заросли травой, лишь неглубокие борозды от телег напоминали о теплившейся здесь жизни. Но даже телеги в этих местах были большой редкостью. Местные жители использовали в качестве транспортного средства вьючных лошадей, которые легко пробирались по узким и извилистым тропам крутых холмов графства Девоншир.

Не успели они свернуть в сторону от тропинки, как Денис осадил лошадь.

— Вот здесь, если не ошибаюсь. Именно в этом месте проводилось расследование убийства, — показал он на густой кустарник.

Болдуин решил спрыгнуть с лошади и тщательно осмотреть место преступления. А для Саймона ничего интересного в этих кустах не было. Здесь царили разрушение и смерть. К счастью, тело убитого давно убрали и похоронили после соответствующего расследования. Эта мысль вызвала у него облегчение, и он присоединился к де Ферншиллу.

— Ну что тут, Болдуин?

— Отойди в сторону, ты закрываешь мне свет!

Саймон улыбнулся и прислонился спиной к дереву. У его ног лежала сломанная ветка, и он задумчиво поднял ее. Затем, вынув из кармана нож, стал обстругивать, чувствуя, как проводник с недоумением следит за ними обоими.

— Он всегда любил пачкать руки на месте преступления, в особенности при наличии мертвого тела, — сказал Саймон с легкой насмешкой.

Денис удивленно уставился на Болдуина, как будто неожиданно увидел перед собой лунатика.

А тот тем временем отбросил в сторону сухие ветки, чтобы более внимательно осмотреть землю под кустами. Он так пристально разглядывал свежие ветви, словно обвинял их в преступном сговоре. Наконец Болдуин выпрямился и обошел место преступления, хмурясь от вида вытоптанного пространства, присыпанного пожелтевшими листьями.

— Нельзя сказать ничего определенного, — заключил он, присоединяясь к Саймону. — Здесь все так жутко вытоптали во время следствия, что живого места не осталось. Коронер, должно быть, собрал присяжных со всей округи, если судить по состоянию почвы.

— Никаких сомнений, сэр.

— Они втоптали в грязь все улики, — продолжал недовольно ворчать Болдуин. — Просто не знаю, что мы с тобой надеялись тут найти.

Саймон швырнул на землю обструганную веточку и внимательно осмотрелся.

— К какому выводу пришел коронер?

— Коула убил неизвестный преступник. Нанес ему сильный удар острым предметом в область груди, затем ударил по голове и, наконец, разрубил надвое руку. Местные жители понятия не имеют, кто мог это сделать.

— Совершенно ясно, что это жестокое нападение, причем совершить его мог только человек, которого Коул хорошо знал.

— Почему ты так думаешь?

— Потому что рана нанесена спереди. Незнакомцу пришлось бы подкрадываться к своей жертве сзади. Только друг или хороший знакомый может подойти так близко, чтобы нанести спереди сильный удар клинком. Скажите, вы видели Коула в тот день?

— Я? — Голос Дениса сорвался. — Почему я? Ведь именно мне принадлежит идея позвать вас для расследования пропажи меча!

— Мадам Элис сказала, что вы живете в замке, вот мне и стало интересно.

— Я видел ее в тот момент, когда к нам приехал Коул. А потом она вышла из дома, чтобы найти сэра Уильяма.

— А вы вошли в гостиную и заперли сундук.

— Да, я увидел ключ в замке и просто повернул его, вот и все.

— А где был сэр Уильям?

— Он в это время находился в саду позади замка и разговаривал со своим стюардом и бейлифом. Именно там и нашла его мадам Элис.

— А его брат? — спросил Саймон.

— Сказал, что был на охоте.

— Что это означает?

Денис презрительно хмыкнул:

— Он всегда ищет возможность выпить эля, вина или просто улизнуть из деревни ради удовлетворения своей похоти. Часто уезжает из замка и где-то пропадает весь день. Обычно он проводит время в какой-нибудь таверне в Бау, хотя иногда скачет на лошади аж до Спрейтона. Но в тот день его в замке не было.

— А вы не уезжали на лошади из замка?

— Нет! Я работал в своей комнате, занимаясь делами сэра Уильяма. Я не убийца!

Болдуин кивнул:

— Полагаю, совершенно ясно, почему этого человека убили именно здесь. Его настигли у большой дороги, загнали сюда и убили, когда он оказался в безвыходном положении.

— А почему его убили именно здесь? — поинтересовался Саймон.

— Самое близкое жилище отсюда — дом мельника, — поддержал Денис. — Возможно, он хотел найти там убежище?

— Возможно. А как мадам Элис отреагировала на появление в ее доме Коула?

— Думаю, очень удивилась. Да и кто мог ожидать его появления без предварительной договоренности?

— Да, действительно, — согласился с ним Болдуин.

— Я услышал из своей комнаты, как хозяин спрашивает, где этот человек. Больше мне ничего не известно.

— Никакой погони и никаких криков о помощи? — спросил Саймон.

— Никто даже представить себе не мог, что он способен украсть хоть что-то в этом доме, не говоря уже о старом оружии. Конечно, он являлся давним врагом семьи, но при этом довольно часто бывал в замке.

— А что вы скажете насчет мельника? — полюбопытствовал Саймон. — Мельники часто вступают в конфликты с местными жителями, когда тем кажется, что с них берут слишком много денег. У людей есть к нему претензии? Или, может быть, между Коулом и мельником существовала вражда?

— Между ними? Нет. Во всяком случае, мне об этом ничего не известно. Он не из тех, кто конфликтует. Он честный человек и хорошо делает свое дело.

— А мог ли Хоб убить этого Коула, чтобы украсть меч? — спросил Саймон, когда они возвращались обратно на главную дорогу.

— А зачем мельнику такой меч?

Наступило тягостное молчание. Саймон посмотрел на запад от дороги.

— Эта тропинка ведет к дому мельника? Или куда-то еще?

— Она сворачивает на север и ведет к Бау.

— А где жил этот Коул?

— Неподалеку от Кленнаборо-Кросс.

— Где это приблизительно?

Денис вздохнул.

— Это место находится за землями моего хозяина. Я не знаю, где именно.

— В таком случае вы могли бы просто предположить, — не без ехидства заметил Саймон.

— Думаю, на северо-востоке.

— Значит, Коул по этой дороге двигался совсем в противоположном направлении от своего дома, — резонно заметил Саймон.

— Почему же он пошел таким путем? — насторожился Болдуин. — Думаю, нам следует поговорить с этим добропорядочным мельником.


Хоб работал на огороде, когда до него донесся топот лошадиных копыт. Он выпрямился и стал смотреть на дорогу, облокотившись на деревянную изгородь. Нечасто его навещали неожиданные гости. Его мельница пользовалась популярностью у местных жителей лишь когда требовалось перемолоть зерно, но сейчас, в начале лета, работы практически не было.

И это совсем неплохо. Пока река полноводна и колеса его мельницы вращаются с большой скоростью, работы всегда слишком много. К счастью, это бывает после сбора урожая, когда убранное зерно хорошо просыхает на солнце. А сейчас оставалось лишь присматривать за механизмом и поддерживать его в полном порядке до того времени, когда люди начнут привозить к нему свои бесценные мешки с зерном. Да еще ухаживать за огородом и садом.

— Господа! — крикнул он, увидев на дороге трех всадников. Этот мудрый человек всегда с осторожностью относился к чужим людям.

— Ты мельник Хоб? — отрывисто спросил Болдуин, направляясь к нему. — Я королевский надзиратель за правопорядком, а это мой друг — бейлиф в аббатстве Чемпокс. — Затем Болдуин сказал мельнику, что хочет поговорить с ним о том мертвеце, которого он обнаружил неподалеку от своего дома.

— Да, господин, я готов ответить на все ваши вопросы.

— Он часто ходил по этой дороге?

— Коул? Нет. Думаю, раньше он вообще там не бывал. Всегда пользовался прямой дорогой, но довольно часто приезжал ко мне. Мельница в его поместье сломалась в прошлом году, и поэтому они часто использовали нашу.

— Мы слышали, он приехал в замок, чтобы обсудить какие-то дела, связанные с хозяйством. А потом вдруг пошел по этой дороге и был убит. Может, ты знаешь, что заставило его выбрать этот путь?

Хоб улыбнулся:

— Я всего лишь простой мельник, сэр, со мной не говорят о подобных вещах.

Саймон кивнул.

— Расскажи нам о том дне, когда ты обнаружил тело. Где это было и не показалось ли тебе что-нибудь странным?

Хоб тяжело вздохнул, опустил на землю мотыгу и глянул в сторону мельницы.

— Хотите немного эля? Трудно работать в такую жару.

— Было бы неплохо, — широко улыбнулся Саймон.

— Но, господа, — робко возразил Денис, — мы же собирались в Бау, чтобы поговорить с моим хозяином, сэром Уильямом.

— Скажешь, что мы приедем, когда будем готовы к разговору, — улыбнулся Болдуин.

— Но я не могу заявить это своему хозяину! — запротестовал было Денис, но, посмотрев в посуровевшие глаза Болдуина, решил, что лучше получить нагоняй от сэра Уильяма, чем от этого человека.


— Это лучший эль, который я пробовал за последние несколько недель, — сказал Саймон, причмокивая.

— Тебе не нравится мой эль? — недовольно прогудел Болдуин. — Ты выпил достаточное количество!

— Твой эль, конечно, хорош, но этот просто нектар!

Хоб улыбнулся в ответ на этот комплимент.

— Я научился варить пиво с ранних лет. Когда человек всю жизнь глотает пыль от муки, хорошие напитки обретают для него особую важность!

— А скажи-ка мне, Хоб, — приступил к делу Саймон, — что за история приключилась с человеком, которого здесь убили? Мы слышали, он был крайне непопулярной личностью среди местных крестьян и прислуги в его поместье. Похоже, семейка Трэйси тоже недолюбливала Коула, если верить слухам, будто он украл у них какой-то старый меч.

— Возле его тела имелись хоть какие-то остатки меча? — поинтересовался Болдуин.

Хоб сплюнул на грязный пол и долго смотрел на влажное пятно.

— Если бы он там был, я все равно не прикоснулся бы к нему!

Саймон и Болдуин обменялись недоуменными взглядами.

— Почему? — первым спросил де Ферншилл.

— Разве вы не знаете, что это за меч? Это оружие убийцы.

Саймон недоверчиво улыбнулся:

— Ты хочешь сказать, что сэр Уильям или Роджер являются убийцами?

— Нет, не они, но именно сэр Уильям де Трэйси находился среди тех, кто убил этого святого.

— Господи Иисусе! — пробормотал Болдуин. — Конечно!

Саймон растерянно посмотрел на него, потом перевел взгляд на Хоба.

— Что?

— Де Трэйси… Я забыл об этой истории. Неужели ты не помнишь трагическое убийство святого Томаса? В Кентербери?

— О!

— Ходили слухи, что святой Томас Беккет хотел наложить проклятие на короля, а тот бросил клич своим рыцарям, чтобы хоть кто-то избавил его от слишком назойливого и беспокойного священника. Трое его рыцарей, решив оказать королю такую услугу, в ту же ночь сели на лошадей и при первой возможности пересекли Ла-Манш, после чего помчались галопом прямо в кафедральный собор и убили архиепископа в его же церкви.

Саймон быстро перекрестился.

— Убийство в церкви… Да они просто с ума сошли!

— Именно этим мечом сэр Уильям де Трэйси казнил несчастного святого, — добавил Хоб. — Теперь вы понимаете, почему я ни за что на свете не прикоснулся бы к нему. Я просто не мог этого сделать, поскольку на него наложено проклятие.

— А что произошло с ним дальше? — спросил Саймон.

Болдуин ответил ему абсолютно спокойно:

— Вместе с тремя другими рыцарями он прошел через многие приключения, но преступление не забывалось ни на минуту. Чувство вины и стыда преследовало их. Из Кентербери они поехали в Сассекс, но там во время обеда рухнул стол, на котором находились их доспехи и оружие. Как только стало ясно, что их всячески избегают другие люди, король приказал им отправиться на север и какое-то время пожить в Шотландии, поскольку за это преступление папа римский отлучил их от церкви. Но когда они прибыли туда, оказалось, что шотландский король приказал немедленно арестовать их, а народ требовал повесить убийц на площади. Поэтому они с горечью вернулись к королю, которому так старались услужить. Люди отказывались сидеть с ними за одним столом, и даже собаки не брали объедки с их посуды.

Болдуин сделал паузу и посмотрел на собеседников.

— Король не имел никакой власти над ними, поскольку преступление было совершено в церкви против священника. Ему пришлось обратиться к папе римскому за советом, что теперь делать с этими рыцарями. Папа потребовал, чтобы преступники всю оставшуюся жизнь пребывали в покаянии и надлежащим образом искупили свои грехи перед церковью. Для этого их следует изгнать из страны и отправить в Святую землю, чтобы кровью смыть этот позор в битвах с сарацинами. Насколько я понимаю, именно там де Трэйси стал рыцарем-тамплиером.

Саймон догадался, почему его друг говорил так спокойно. Сэр Болдуин был одним из солдат Христа на Святой земле и рыцарем храма Соломона — тамплиером. Он избежал пыток, преследований и смерти во время подавления святого ордена только потому, что находился в это время в Париже. А все его товарищи были арестованы и казнены. И все же на его лице появилась тень сомнения.

Саймон посмотрел на Хоба:

— Это правда? Де Трэйси действительно погиб на земле Святого королевства?

— Я ничего об этом не знаю, сэр, хотя ходили слухи, что меч вернулся в страну только два года назад. Его привез сюда сэр Хэмфри, отец сэра Уильяма. Он был в Акре в момент падения Иерусалимского королевства.[9] Думаю, приобрел его за границей, в Акре или на обратном пути домой, а потом привез сюда.

Болдуин задумчиво нахмурился:

— Значит, во время осады он был в городе?

— Один из тех храбрых воинов, которые пошли туда защищать нашу веру и место рождения Христа, — подтвердил Хоб.

— Ты думаешь, именно там он нашел этот меч? — спросил Саймон. — А как он узнал, что это оружие его предков?

— Есть много способов… — уклончиво ответил Болдуин, а в его сознании всплыли картинки того ужасного сражения.

Великий город Акра, бывший до этого главным форпостом крестоносцев, подвергся ужасному разрушению со стороны наседавших на него орд. Катапульты швыряли огромные камни, крушившие стены, а потом дикие толпы неприятеля ворвались в город с окровавленными мечами и страстным желанием убивать всех подряд. Тогда многие люди погибли.

— Ну что ж, вполне возможно, что подобные способы действительно существуют, — согласился с ним Саймон. — И все же этот человек должен быть абсолютно уверен, что именно пропавший давным-давно клинок является оружием, когда-то принадлежавшим его предку, не правда ли?

— Думаю, человек, продавший меч, должен был сообщить покупателю о его происхождении, — высказал смутную догадку Хоб. — Сэр Хэмфри, отец сэра Уильяма, наверняка знал историю оружия. Он видел в этом знак, что висевшее на семье давнее преступление забыто и Господь Бог простил им такое прегрешение.

— Полагаю, сэр Уильям был рад, что этот меч снова вернулся в семью? — спросил Саймон, игнорируя снисходительный смешок Болдуина.

— Вряд ли! Он слишком набожный человек, чтобы забыть подобное. Быть наследником убийцы, который так жестоко расправился со святым, так же плохо, как и получить обратно главное орудие преступления! Мне кажется, он считал этот меч проклятым, и в это легко поверить, поскольку вскоре после своего возвращения сэр Хэмфри скоропостижно скончался от лихорадки, разорвавшей его сердце. Многие люди говорили тогда, что этот меч нужно уничтожить из-за преступления, совершенного против святого Томаса.

Саймон понимающе кивнул. Он всегда был склонен верить в существование духов, в неизбывность зла и присутствие дьявола, то есть во все то, что Болдуин насмешливо называл сверхъестественной чепухой. Однако Саймон считал это проявлением собственной духовности. Было время, когда… но Болдуин только смеялся над ним. И все же меч, который пресек жизнь такого выдающегося человека, по всей видимости, действительно был проклят и останется таким до тех пор, пока его не освятят в церкви и не снимут тем самым наложенное проклятие.

А Болдуин уже потерял всякое терпение, слушая эти сентенции.

— Ну ладно, если вы действительно верите, что меч может брать на себя человеческую вину, пусть будет так. Возможно, его на самом деле нужно уничтожить. Но пока этого не произошло, я должен во что бы то ни стало отыскать злосчастный клинок и выяснить, не им ли убили Коула. Мы уже знаем, что этого человека ненавидели все крестьяне поместья, но был ли среди них ненавидевший его так сильно, что пошел на преступление?

— Вероятно, только его собственный хозяин.

— Сэр Джон де Куртене? — удивился Болдуин. — Почему ты так считаешь?

— Сэр Джон всегда стремился иметь в своем подчинении покорных и спокойных слуг, а Коул делал все возможное, чтобы подавить крестьян.

— Сэр Джон был таким просвещенным или же пострадал в прошлом из-за мятежа или восстания крестьян? — поинтересовался Болдуин.

Хоб задумался над этим вопросом.

— Думаю, и то и другое. Он никогда не был слабовольным человеком, но его отец довольно часто обижал своих людей и испытал на себе их гнев во время восстания. Понятно, что сэр Джон не хотел повторения этого кошмара. Но вся беда в том, что Коул совершенно его не боялся. Этот человек упрямо шел своим путем и даже спорил с хозяином в присутствии жителей деревни.

— Если бы какой-то глупец сделал то же самое по отношению ко мне, то сразу же попробовал бы вкус моей плети, — угрюмо проворчал Болдуин.

— Мне кажется, подобные чувства стал испытывать и сэр Джон. Когда Коул исчез, все подумали, что он отправился в паломничество, и для этого имелись основания! У него накопилось слишком много грехов, которые требовалось замолить!

— А он не боялся потерять свое положение и собственность? — спросил Саймон.

— Я ни разу не видел, чтобы он вообще чего-нибудь боялся, — улыбнулся Хоб.

— Таким образом сэр Джон навсегда избавился от него, — заключил Саймон и показал рукой на небо. — Уже поздно, Болдуин. Если мы хотим добраться до города и успеть вернуться назад, то нам стоит поторопиться.


Сэр Джон де Куртене был мягкосердечным человеком и смущенно улыбался своему маленькому сыну Мэттью. Двухлетний отпрыск бегал по гостиной, лепеча и хватаясь ручонками за мячи, палки и другие предметы, попавшие в поле его зрения. Таким сыном вполне можно было гордиться. Сэр Джон ни минуты не сомневался, что мальчик вырастет сильным, крепким и храбрым. Эта мысль так ему нравилась, что он все время улыбался, глядя на сына и не испытывая абсолютно никакого желания навязывать малышу определенные действия или мысли.

Он хорошо помнил, как собственный отец пытался его воспитывать. Сэр Эдуард тоже не сомневался, что старший сын Годфри будет храбрым и уверенным в себе, с хорошим наследством и утонченными манерами. Он сделал все возможное, чтобы сын женился на Элис и получил в свое распоряжение наследственное поместье. Ее отец был довольно богат и к тому же не имел сыновей. Сэр Эдуард всячески помогал Годфри и дал ему прекрасное образование, а также обучил военному делу, обеспечив надежную самозащиту. Кроме того, он потратил немало сил, чтобы научить сына успешно управлять поместьем. Парень делал завидные успехи и прослыл образцовым воином, но в один трагический день утонул.

После его смерти сэр Джон, тогда молодой парень, перенес еще одну страшную трагедию, когда столь же трагически погиб его средний брат, став жертвой напавшего на него быка. Таким образом, сэр Джон совершенно неожиданно для себя оказался единственным наследником большого поместья и вынужден был быстро привыкать к новой жизни, связанной с огромной ответственностью и семейным долгом.

Сейчас, в свои тридцать с небольшим лет, он очень гордился, что не похож на своего отца. Сэр Эдуард отличался редкой способностью навязывать свою волю людям, жившим под его началом, и всячески пытался преуменьшить те старые свободы и привилегии, которыми пользовались жители поместья в давние времена. Ожесточенная борьба с крестьянами нанесла семье большой вред. Отец отнимал у них слишком много денег, и вскоре они начали проявлять открытое недовольство многочисленными поборами и податями. В конце концов крестьяне не выдержали такого гнета и восстали, а ему пришлось прибегнуть к силе оружия, чтобы успокоить их и окончательно подчинить своей воле.

Для сэра Джона совершенно не подходила жизнь, связанная с постоянными судебными тяжбами и враждой. Он всегда предпочитал договариваться с людьми на условиях, приемлемых для всех. Его крестьяне довольствовались своей судьбой. Жалоб практически не было, а трудолюбие стимулировали весьма низкие налоги. Таким образом, он управлял своими подчиненными гораздо эффективнее, чем его отец, и чрезвычайно этим гордился. Он пользовался хорошей репутацией у своих людей, которые ценили его за рассудительность и сдержанность, не позволявшие ему поддаваться на разнообразные провокации.

Однако сегодня, когда к нему приехал этот человек, он сидел за столом и с трудом сдерживал подступающий к горлу праведный гнев. Трудно было сохранять прежнее спокойствие в присутствии столь наглого и резкого гостя.

— Итак, господин Роджер, вы хотели поговорить со мной?

— Почему вы взяли такой раздражительный тон, сэр Джон? Чем я заслужил ваше неодобрение?

Сэр Джон спокойно смотрел ему в глаза, и на какое-то время в комнате воцарилась тишина.

Спор из-за земли возник задолго до рождения каждого из них. Это было еще во времена сэра Хью де Куртене, получившего эти земли от короля Ричарда, и с тех пор начались постоянные склоки из-за Бреднинча.

Будучи подростками, никто из них не задумывался об этих распрях. Они вместе росли, вместе играли: сэр Уильям с Годфри, а Ралф и Джон с Роджером. Но после смерти Годфри Уильям стал постепенно отдаляться от них. Тогда всем казалось, что это происходит из-за его восторженного отношения к Годфри, но Джон знал — истинная причина заключается в другом. Вскоре после этого он откровенно поговорил с Уильямом, и тот заявил, что их семья ничем не отличается от грабителей. Они захватили его поместье в Бреднинче, и он сделает все возможное, чтобы рано или поздно вернуть его. С тех пор сэр Уильям не разговаривал с ним, за исключением, пожалуй, тех немногих случаев, когда не было другого выхода. Как будто сэр Джон лично виноват в том, что Бреднинч перешел в его владение. Глупец!

Но если он был глупцом, то его брат стал самой настоящей подколодной змеей, причем настолько ядовитой, что отравил всю их прежнюю дружбу.

— Что вам от меня надо?

— О, сэр Джон, не стоит проявлять ко мне несвойственную вам подозрительность! — Роджер поднял руки в насмешливом жесте оскорбленной невинности. — Я приехал сюда, чтобы помочь вам.

— С чего это вы решили помочь мне?

— А почему бы и нет? В конце концов, вы наш самый близкий сосед.

— Только не надо меня дурачить! Вы ничего не делаете просто так.

— В таком случае позвольте быть с вами совершенно откровенным, — сухо произнес Роджер. — Недавно я услышал, что мой брат намерен покинуть светский мир и отправиться в монастырь. Вы же, несомненно, знаете, что он помешан на религии и считает себя набожным человеком? Он уже много лет собирается стать монахом и коренным образом изменить свою жизнь. А сейчас, когда он потерял самую ценную семейную реликвию, чувство стыда, надо полагать, значительно ускорит реализацию этого намерения.

— Меч? — догадался сэр Джон и наклонился вперед, упершись локтями в колени и положив подбородок на кулаки.

— Да, меч. Пока он находился у нас дома, это было главным источником его стыда и смущения, что вполне естественно, но сейчас оружие исчезло и брат решил укрыться от внешнего мира за высокой стеной монастыря. Причем хочет сделать это как можно скорее, опасаясь, что появится нечто подобное и окончательно расстроит все его планы.

— Но какое отношение все это имеет ко мне?

— Меч должен находиться вне нашего замка. Если его обнаружат, сэр Уильям останется хозяином поместья, а если он исчезнет… значит, брат уйдет в монастырь, а я стану владельцем Наймет-Трэйси и, смею заверить, буду для вас гораздо лучшим соседом.

Сэр Джон снова откинулся на спинку стула и пристально уставился в глаза гостя.

— Вы негодяй и мерзавец! Вы убили моего человека, забрали у него меч, а сейчас хотите отдать его мне, чтобы я навсегда его спрятал? Почему? Чтобы защитить вас? И это после того, как вы убили моего человека?

Лицо Роджера растянулось в широкой ухмылке.

— Я передам его вам и вашей семье. Навсегда. В качестве доказательства моей искренней дружбы. Ведь когда-то мы были хорошими друзьями. Почему же не можем восстановить эти отношения? Это очень ценное приобретение.


Сэр Уильям находился на рынке, который представлял собой большое открытое пространство, отгороженное грубой деревянной изгородью, служившей щитом при плохой погоде. Увидев медленно едущего по главной дороге Дениса, он встал со стула и вышел на улицу, чтобы встретить его перед входом.

— Они уже здесь?

— Допрашивают Хоба. Решили поговорить с ним, прежде чем встретиться с вами.

Сэр Уильям сцепил зубы, представив, сколько еще работы ему предстоит сделать в этот день до наступления долгожданного отдыха, и коротко кивнул.

— Поезжай обратно в замок и скажи моей жене, что я приеду, как только освобожусь. Мне еще надо сделать немало дел, пока королевский надзиратель попусту теряет время с моим мельником!

Адвокат порадовался в душе, что чудом избежал грозных ругательств в свой адрес, а сэр Уильям вернулся на рынок к бумагам и управляющему с одутловатым лицом.

— Пошли, надо закончить наши дела на этой неделе!


Все прошло не очень хорошо, но, возможно, он возлагал на эту беседу слишком большие надежды, нереальные после стольких лет откровенной вражды. И все же Роджер был удовлетворен встречай с сэром Джоном, несмотря на все сложности и неприятные воспоминания. Рыцарь непременно согласится на его предложение, но для этого потребуется время, а главное — уход сэра Уильяма в монастырь. Вот тогда-то они и скрепят печатью свой договор, положив тем самым конец давнему спору между двумя поместьями. Адвокатам придется упаковать свои книги, а Денис вернется в ту дыру, откуда выполз, чтобы выкачивать деньги у его семьи.

На обратном пути Роджер медленно ехал на лошади, обдумывая состоявшийся разговор. В конце концов он решил не возвращаться сразу в замок, а заглянуть в Бау и выпить там пару кружек крепкого эля. В любимом трактире недавно появилась хорошенькая служанка и уже успела привлечь к себе внимание. Эта весьма симпатичная молодая особа выглядела так, словно уже готова уступить его настойчивым домогательствам. Господи, когда брат наконец-то оставит поместье, жизнь станет намного приятнее! Конечно, встреча со смазливой девчонкой гораздо предпочтительнее возвращения в постылый замок. В последнее время в нем стало так скучно и тоскливо. Уж лучше провести эту ночь в трактире, где, помимо всего прочего, можно в безопасности сохранить свой меч.

Он очень надеялся, что сэр Джон примет эту дорогую вещь, едва получив подобное предложение, но надеждам не суждено было сбыться. Тот заявил, что, если примет этот клинок, его могут обвинить в убийстве, а он не доверяет Роджеру в таком деликатном деле. Однако к концу беседы кое-что изменилось, так что еще есть надежда восстановить прежние дружеские отношения, когда Роджер станет полновластным хозяином поместья. К тому же нет ничего плохого в том, что сэр Джон считает Роджера слишком грубым и самонадеянным. Это пойдет ему на пользу. Да, несмотря на все проблемы, сегодняшний день можно с полным основанием считать удачным. Именно поэтому он заслужил пару кружек эля.

Уильям будет счастлив в своем монастыре. Какой смысл оставаться в светском мире, когда душа его рвется в умиротворяющий покой монастырской жизни? Роджер ни минуты не сомневался, что рано или поздно наконец-то достигнет своей цели, к которой стремился все эти годы.

Он сделал последний поворот на Бау, и в этот момент на голову его лошади упал черный плащ. Испуганное животное встало на дыбы и громко заржало. Роджер сжал ногами бока лошади, чтобы не свалиться на землю, и вцепился в поводья.

— Тише! Тише! — закричал он, пытаясь сохранять спокойствие, чтобы еще больше не напугать животное.

Стараясь всеми силами удержать лошадь, Роджер не видел виновника происшествия. Все его внимание сосредоточилось на животном. Он не почувствовал опасности, даже когда острая сталь клинка вонзилась ему между ребер, решив, что это мышечная судорога от внезапного напряжения сил.

И только когда боль в боку стала невыносимой, переходя в предсмертную агонию, его глаза расширились от ужаса. В груди что-то клокотало и булькало, кровь заливала легкие, прерывая дыхание. Он захлебнулся собственной кровью, а острие меча проткнуло на груди его модную рубашку и нанесло последний удар. Роджер пытался закричать, но вместо крика послышался лишь слабый клекот. Он повалился на землю, соскальзывая со сверкающего лезвия, обагренного кровью. Красная струя вырвалась изо рта, унося последние признаки жизни.


Сэр Уильям был во дворе замка, когда туда въехали два всадника.

— Вы тот самый королевский надзиратель, который сказал моему адвокату, чтобы я подождал вас?

— Я сэр Болдуин де Ферншилл, — холодно проворчал Болдуин, пребывая в дурном настроении из-за того, что им пришлось напрасно приехать в Бау, чтобы узнать там об отъезде сэра Уильяма. Даже беглого взгляда было достаточно, чтобы убедиться в правоте Хоба. У этого неуживчивого и раздражительного рыцаря был такой нездоровый цвет кожи, что ему действительно лучше было бы перебраться в монастырь. Только там можно встретить столь худосочных монахов, слишком рьяно истязающих себя длительными постами.

— Я не могу терять время на пустую болтовню, поэтому давайте войдем в дом и выпьем немного вина.

В гостиной было пусто. Сэр Уильям уселся на стул в дальнем углу комнаты и оттуда угрюмо наблюдал за ними.

— Болдуин, ты когда-нибудь видел, как кот таращит глаза на приближающегося охотничьего пса? — прошептал Саймон. — Этот человек ненавидит нас, опасаясь, что мы можем его уничтожить, но сначала хочет оцарапать нам носы.

— Да, он действительно выглядит так, будто ожидает от нас крупных неприятностей.

— Входите, господин рыцарь, и чувствуйте себя как дома. Ваш человек принесет нам немного эля. Кувшин и чаши на столе. Я тоже выпью с вами.

Болдуин раскрыл было рот, чтобы объяснить ему суть непозволительной ошибки, но хозяин уже отвернулся и рассеянно уставился в окно.

— Саймон, прошу прощения, сейчас я…

Но тот лишь широко улыбнулся, демонстрируя почти все свои зубы.

— Легко допустить такую ошибку. Неужели он подумал, что ты покупаешь своим слугам столь дорогую одежду? Должно быть, принял тебя за очень скупого рыцаря!

Болдуин сел за стол.

— Насколько я знаю, вы не пожелали обратиться ко мне за помощью?

— Нет! Я бы предпочел, чтобы об этом деле поскорее забыли. Не вижу надобности выставлять напоказ нашу очередную глупость. Бестолковый адвокат предложил эту идею моему брату, а тот с радостью за нее ухватился… Нет, не вижу в этом никакой необходимости!

Саймон передал кружку с вином сэру Уильяму, потом угостил Болдуина и, взяв себе такую же кружку, уселся рядом с ним.

— А ты можешь оставить нас на время, — недовольно проворчал сэр Уильям. — Нам нужно обсудить важные дела.

Саймон усмехнулся, а Болдуин мрачно уставился на хозяина дома:

— Это Саймон Патток, бейлиф аббатства Чемпокс в Тэвистоке и офицер короля. Он приехал со мной в качестве ассистента.

— О! Весьма сожалею, бейлиф, примите мои извинения.

Саймон снова улыбнулся, явно наслаждаясь произведенным впечатлением и неловкими извинениями рыцаря.

— Ничего страшного, сэр.

Сэр Уильям покачал головой:

— Мой брат и жена почему-то решили, что лучше пригласить для расследования этой кражи каких-нибудь знающих людей. Мне это кажется смешным. Какая может быть польза от подобного расследования? Меч украден, и это самое главное.

— Вы не хотите, чтобы вам его вернули?

Сэр Уильям вскинул голову, и лицо его перекосилось от злобы.

— Чтобы его вернули? Да я лучше дам отрубить себе руку, чем прикоснусь к нему еще раз! Это воплощение зла! Зла! И я очень рад, что больше не увижу его. Для меня он был постоянным напоминанием о нашем семейном преступлении. — Сэр Уильям выдавил кривую улыбку. — Мне он никогда не нравился, и я счастлив, что кто-то утащил его из дома. Если бы я подумал об этом раньше, то сам заплатил бы кому-нибудь, чтобы его убрали от меня раз и навсегда. А сейчас, когда его больше нет в доме, я могу оставить все хозяйство, бросить замок и спокойно удалиться в хороший монастырь, чтобы посвятить Богу молитвы и испросить у него прощения за свои прошлые грехи. Однако сейчас…

— Что — сейчас?

— Сейчас эта вещь исчезла, и я очень рад, считая доказательством, что Господь простил меня. Отняв меч, он тем самым дал мне знак не волноваться больше по этому поводу. Однако жена со мной не согласна. Она считает, что даже один преступник, избежавший наказания, разрушает все принципы правосудия.

— Полагаю, это уже не ваша забота. Оставьте принципы правосудия судьям.

— Совершенно верно, но если мне суждено уйти в монастырь, то я хотел бы, чтобы то же самое сделала и Элис. И она знает об этом, что придает ее поведению особую окраску. Если этот меч будет найден и снова вернется в дом, то, по ее мнению, я должен остаться здесь и охранять его. Если он вернется, это будет означать, что Господь не считает меня заслуживающим мира и спокойствия в монастырской обители. Не знаю, что мне теперь делать. Если вы найдете меч, я буду просто обязан остаться в замке, а если нет, возрадуюсь этому.

— Меня интересует один вопрос, — сказал Саймон. — Почему вы так уверены, что это действительно ваш меч? Я слышат, ваш отец обнаружил его совсем недавно и вернул назад. Он видел его раньше?

— Мой отец был абсолютно уверен, когда решил выкупить меч. Для меня этого вполне достаточно.

— А где он его нашел?

— Он купил его на Кипре у какого-то торговца со странной иноземной фамилией. Джулиани или что-то в таком роде. Так вот, торговец заверял его, что именно этим мечом сэр Уильям де Трэйси убил святого Томаса. Сейчас у меня нет никаких сомнений.

Болдуин никак не отреагировал на слова сэра Уильяма. Ему доводилось встречаться с купцами на Кипре и на других крупных базарах по всему миру, и если бы он увидел там хотя бы одного честного торговца, это непременно осталось бы в его памяти.

— А что ваш отец там делал?

— Думаю, он решил пройти по следам сэра Уильяма де Трэйси. Правда, добрался только до Кипра, но все же сумел посмотреть гробницы и места паломничества. А когда привез домой этот меч, то просто сиял от гордости! Он гордился этим. Гордился! А я не хотел иметь с таким делом ничего общего. И когда отец умер некоторое время спустя, просто бросил меч в сундук и запер на замок.

— За исключением того самого дня, когда оставили его открытым. Откровенно говоря, у вас была вполне серьезная причина, чтобы потерять этот меч. А кто еще мог желать его пропажи?

Лицо сэра Уильяма внезапно потемнело, и он сделал несколько больших глотков эля.

— Вероятно, тот человек, который свободно вошел в мой дом и украл его, — процедил он сквозь зубы.

— Это вы так думаете, но зачем ему был нужен меч? — спросил Болдуин. — Не сомневаюсь, что вещь замечательная, но какая польза от красоты оружия, которое никто не собирается использовать по назначению? Как бы он им ни распоряжался, его все равно обвинят в краже. Мне совершенно непонятно, зачем он украл столь дорогой и к тому же знаменитый клинок. Если, конечно, ему не заплатили хорошие деньги, чтобы он это сделал. Другой причины я просто не вижу. Для меня ясно, что некто либо сам хотел заполучить меч, либо украл его для кого-то. Сейчас мы можем с полным основанием сказать, что вы, желая, чтобы он исчез, сами наняли вора. Но могло ли у кого еще появиться такое желание?

Сэр Уильям поднял голову и посмотрел на него отсутствующим взглядом.

— Вы обвиняете меня в краже собственного меча? — Его голос почти сошел на шепот.

Болдуин молча кивнул, глядя на его внезапно побелевшее лицо.

— Возможно, сэр Уильям, вам стоит рассказать нам всю правду.


В тот вечер в замке было тихо и спокойно. Прислуга хорошо понимала настроение хозяина и в общении с ним вела себя исключительно сдержанно и осторожно. Саймон и Болдуин сидели с хозяином и его женой за большим обеденным столом на веранде, а слуги обедали в доме.

Гости говорили мало, и это вполне соответствовало манерам бейлифа. Он чувствовал, что сегодня любой разговор будет неуместным, глупым занятием. Вместо этого Саймон с удовольствием поглощал хорошо приготовленное мясо и запивал его таким же хорошим вином, предпочитая все это тоскливой застольной беседе. В этом доме почти физически ощущалась какая-то отчаянная отрешенность от внешнего мира. Саймон даже пожалел об отсутствии Роджера.

Сэр Уильям вообще молчал, угрюмо ковыряя ножом свою еду, его жена медленно жевала и тоже не отличалась словоохотливостью. Правда, иногда она бросала на мужа ласковые взгляды, а закончив есть, взяла его за руку с глубокой симпатией, как показалось Саймону.

Если это была попытка успокоить его или приободрить, то она закончилась полным провалом. Муж решительно отнял руку, что лишь пробудило ее сострадание.

— Любовь моя!

Сэр Уильям покачал головой, пристально посмотрел на нее и поднял кружку.

— Нет, дорогая, я больше так не могу. Джентльмены! Пожалуйста, поднимите свои бокалы в нашу честь! При первой же возможности я передам это поместье Роджеру, а сам отправлюсь в монастырь в Тэвистоке, где буду верой и правдой служить Господу Богу. Очень надеюсь, что жена последует за мной и тоже станет служить Христу. Это лучший выход для нас! Наконец-то мы обретем полную свободу от внешнего мира!

— А где сейчас ваш брат? — спросил Саймон, осушив свою кружку.

— Уехал. Он часто ездит в город, чтобы пообщаться с местными жителями, — пояснил сэр Уильям с нескрываемым презрением. — Возможно, вернется домой позже, но если у него осталось хоть чуточку здравого смысла, останется там на всю ночь. Ему хорошо известно, что я не разрешаю открывать ворота от захода солнца до рассвета, за исключением особо важных случаев. Если он проведет ночь в Бау, все будет в полном порядке. Не сомневаюсь, что он останется верен себе, то есть будет не в состоянии оседлать лошадь, не говоря уж о том, чтобы на ней удержаться. Остается только надеяться, что через девять месяцев еще какой-нибудь крестьянин не придет ко мне с жалобой на этого мерзкого негодника, совратившего его дочь.

Позже Саймон и Болдуин пошли прогуляться вдоль крепостной стены замка, чтобы поговорить наедине.

— Никогда еще не видел более мрачного кладбища, — проворчал Саймон.

— Да, в этом поместье слишком много накопившегося зла, — согласился с ним Болдуин. — Я бы с удовольствием покинул его как можно скорее. Несчастный дом. Этот меч принес им одни страдания.

— Именно поэтому все здесь обрадовались, когда он исчез.

— Да, весьма любопытные перемены.

Саймон даже вздрогнул от этих слов. Болдуин всегда посмеивался над теми, кто серьезно относился к проискам дьявола, приписывая ему всяческие козни. Более того, он никогда не принимал всерьез замечания Саймона на этот счет.

— Если он действительно является воплощением зла, то вполне понятно искреннее желание поскорее избавиться от него.

— В таком случае они могли бы просто выбросить его куда подальше. Мысль о том, что какой-то бездушный кусок металла способен нанести кому-то вред, кажется смешной и нелепой. Нормальный человек не может убить другого только потому, что рядом с ним находится меч.

— Да, но может убить в порыве гнева, если под рукой у него окажется какое-то оружие.

— А если у него нет ни меча, ни булавы, ни ножа, ни кинжала, то он использует для этого дубинку, камень или самый обыкновенный посох. Так что же теперь делать? Убрать все эти предметы и инструменты, чтобы в будущем кто-то не воспользовался ими в качестве орудия убийства?

— Разумеется, нет!

— Вот именно. Это было бы слишком простым решением проблемы, если не сказать смешным. Так вот, меч опасен для человека не в большей степени, нежели брошенный в голову камень, тяжелый посох или просто крепко сжатый кулак. Сам по себе никакой меч не может быть олицетворением зла. Нет, Саймон, зло может появиться не в куске металла, а только в сумрачном сознании человека. А сам меч — совершенно невинный предмет. Человек хватается за него и становится убийцей, и именно такого убийцу мы должны с тобой поймать!

— А есть у нас для этого хоть какая-то возможность?

Болдуин быстро посмотрел на него и уставился на темные поля позади крепостной стены.

— Надеюсь на это, Саймон. Очень надеюсь. Завтра утром поедем в Даун-Сент-Мэри, чтобы поговорить с сэром Джоном де Куртене. Может быть, от него мы узнаем нечто большее.

— Будем надеяться, — поддержал его Саймон и вдруг дернул Болдуина за рукав. В дальнем конце двора они увидели две фигуры, быстро растворившиеся в сумраке позднего вечера. — Что может сообщить мадам Элис адвокату Денису в столь таинственной обстановке?

— Понятия не имею, — откликнулся Болдуин, и в голосе его прозвучало беспокойство.


Сэр Джон де Куртене смотрел на незваных гостей со смешанным чувством любопытства и подозрения.

— Позвольте мне высказать догадку: вы пришли ко мне насчет этого проклятого меча сэра Уильяма? И кроме того, полагаю, хотите спросить, не желал ли я смерти своему управляющему?

Болдуин сел на предложенный стул.

— Нет, мы уже знаем, зачем ваш человек украл этот меч.

— Вы обвиняете убитого? — Лицо сэра Джона потемнело от негодования. — Это же отвратительно! Осуждать человека, который не способен защитить себя. О мертвых плохо не говорят!

— Сэр Джон, ему щедро заплатили за кражу этого меча. А потом кто-то другой решил отобрать его.

— Брат сэра Уильяма?

Гнев в глазах рыцаря заставил Болдуина недовольно нахмуриться.

— Почему вы так думаете?

— Потому что именно он хотел, чтобы этот меч исчез из его дома, поскольку в этом случае старший брат уйдет в монастырь и оставит ему свое поместье. Здесь нет никакого секрета. Сэр Уильям говорил каждому встречному, что мечтает освободить свою душу от вины, которая тяжким бременем лежит на его семье из-за этого меча.

— Зачем же тогда Роджеру меч, отсутствие которого гарантировало ему поместье?

— Возможно, он хотел оставить его себе на память? Я бы ничуть не удивился, узнав об этом. Это очень дорогое оружие. Может, он решил забрать его, надежно спрятать, а потом, когда брат уйдет в монастырь и освободит ему поместье, вытащить на белый свет и уже официально присвоить?

— Вы полагаете, он способен на такую хитрость?

— В этом человеке столько всего, что я вообще ничему не удивлюсь, — холодно ответил сэр Джон. — К примеру, вчера вечером он пришел ко мне с просьбой о помощи. Хотел, чтобы я взял у него этот меч. Фактически предложил мне его при условии, что я сохраню это в тайне до тех пор, пока его брат не покинет поместье.

— Он признал, что убил вашего управляющего? — строго осведомился Болдуин.

— Нет, но сказал, что заметил, как Уолтер вышел из замка с каким-то предметом под плащом. Тогда Роджер вошел и дом, увидел открытый сундук и решил, что управляющий украл меч. Именно так он изложил суть событий. А убил он Уолтера исключительно потому, что тот обокрал его брата. И только значительно позже, по его словам, сообразил, что исчезновение меча может сослужить ему хорошую службу, поэтому оттащил подальше тело и надежно спрятал оружие. В этом есть какой-то смысл. Этот проклятый идиот всегда поступает самым неожиданным образом.

— И вы сказали ему об этом?

— Знаете, сэр рыцарь, в своем собственном доме я не видел надобности скрывать от него свои чувства.

В этот момент из-за гобелена послышался какой-то шум, и сэр Джон обернулся. Увидев сына, он расцвел сияющей улыбкой и быстро нагнулся.

— Осторожно, Мэтт! Не надо так быстро, это очень опасно для маленького мальчика.

— Трудно воспитывать детей в таком возрасте, — заключил опытный Болдуин.

— У вас есть сын?

— Нет, у меня дочь, а моему другу повезло с таким же симпатичным малышом.

— Да, — усмехнулся Саймон, — но он не такой уж и маленький, чтобы опасаться падения на пол.

— Мы все боимся за своих детей, не так ли? — сказал сэр Джон, усаживая кроху себе на колени. — Нам хочется, чтобы они были здоровы и счастливы.

Саймон молча кивнул, но вдруг нахмурился:

— Может быть, именно поэтому сэр Хэмфри привез обратно домой этот меч? В надежде, что это улучшит настроение сэра Уильяма?

Сэр Джон покачал головой:

— Вряд ли он верил, будто это тот самый меч, которым убили святого Томаса. Мне кажется, просто видел в нем прекрасную вещь с отменной балансировкой, вот и все.

— В этом есть здравый смысл, — поддержал его Болдуин. — Во всяком случае, нет никаких доказательств, что именно это оружие потеряли когда-то предки де Трэйси. Скажите, пожалуйста, мы не раз слышали, что сэр Уильям был близким другом для вас и ваших братьев. Это правда?

— Да, мы действительно дружили и с ним, и с Роджером. Но Уильям был более близок с моим старшим братом Годфри, который утонул много лет назад. А после его смерти сэр Уильям перестал общаться с нами. Мне кажется…

— Что?

— Он испытывал неловкость и стыд. Дело в том, что сразу после смерти моего старшего брата Уильям стал ухаживать за леди Элис и вскоре женился на ней. Возможно, он переживал из-за того, что все это произошло слишком быстро. Но кто мог тогда упрекнуть его в этом? Она и сейчас остается красивой женщиной. Думаю, любой мужчина счел бы за счастье завоевать ее сердце.

Саймон перестал корчить рожи мальчику на коленях хозяина и насторожился.

— Вы хотите сказать, что он мог убить вашего брата, чтобы завоевать ее сердце?

Сэр Джон продолжал улыбаться, но из глаз его мгновенно исчезли какие бы то ни было признаки веселья.

— До настоящего времени я не знал ничего такого, что могло бы подтвердить ваше предположение.

Болдуин тоже нахмурился:

— Значит, вы все же допускаете такую возможность?

— У сэра Уильяма было надежное алиби. Когда погиб мой брат, он находился с другим человеком.

— А вы не помните, с кем именно?

— С Элис, его женой.

Саймон посмотрел на Болдуина и увидел, что тот явно в шоке.

— Но в убийстве Коула признался Роджер, а не сэр Уильям, — поспешил напомнить он.

Болдуин молча кивнул.

— Сэр Джон, нам известно, что вы не стали наводить справки, когда Коул не вернулся домой в день своей смерти. Почему вы этого не сделали?

— Он сказал, что должен отлучиться на некоторое время, а незадолго до этого просил отпустить его для совершения паломничества в Кентербери.

Саймон и Болдуин удивленно переглянулись.

— Значит, он сообщил вам об этом прошлым вечером?

— Кто и что именно сообщил мне прошлым вечером? — мрачно переспросил сэр Джон.

Болдуин пристально посмотрел ему в глаза.

— Я бы предпочел, чтобы все это осталось между нами, сэр Джон. Вчера сэр Уильям сказал нам, что лично заплатил вашему управляющему, чтобы тот украл этот меч, поскольку после его внезапной пропажи он может чувствовать себя совершенно свободным. Он хотел уйти в монастырь со спокойной совестью и сказал Коулу, чтобы меч отправили в Кентербери и передали в распоряжение церкви. Иначе говоря, сэр Уильям мечтал искупить свою вину наиболее приемлемым для церкви способом, чтобы этот меч навсегда остался там в полной безопасности.

— Значит, он заплатил моему управляющему, чтобы тот вошел в его замок и украл меч? — недоуменно переспросил сэр Джон. — А потом Роджер убил его!

— Сэр Уильям говорил нам, что каждый раз, когда он прикасался к мечу, у него мурашки бежали по коже, — добавил Саймон.

— Похоже, он был чрезвычайно напуган этим мечом, — едва слышно проворчал Болдуин. — Позвольте спросить, не было ли на теле вашего брата каких-либо ножевых ран, когда его обнаружили?

— Разумеется, нет!

— А вообще были какие-то раны?

— На голове имелась ссадина, но она появилась из-за того, что он упал с лошади на камень, который был в воде. Думаю, он именно потому и утонул, что ударился головой о камень.

— Понятно. Значит, он умер, а вскоре после этого ваш сосед женился на Элис. А сейчас сэр Уильям намерен отправиться в монастырь, его роковой меч украден, а вора убил Роджер. — Болдуин еще больше нахмурился. — Во всем этом должен быть какой-то смысл! Если меч украли, то где он сейчас находится? Сэр Уильям хотел, чтобы он исчез, поскольку иначе не мог уйти в монастырь. Примерно того же самого хотел и его брат Роджер, давно мечтавший унаследовать поместье. Однако жена сэра Уильяма, если я правильно ее понял, этого очень не хотела, ведь в противном случае ей тоже пришлось бы уйти в монастырь…

— Ничего не понимаю, — откровенно признался сэр Джон.

— Обычная проблема для людей, которые пытаются говорить с ним, — пошутил Саймон. — Я давно уже понял, что лучше не волноваться на этот счет.

Болдуин озабоченно посмотрел на сэра Джона:

— Почему Роджер приехал к вам и предложил этот меч?

— Он сказал, что его кто-то трогал, пока он ездил к вам за помощью. Судя по всему, этот кто-то обнаружил тайник.

— Боже милостивый! — вскрикнул Болдуин и вскочил с внезапно побледневшим лицом. — Саймон, похоже, мы с тобой опоздали! Надо немедленно найти Роджера! Живее! Сэр Джон, благодарю вас за гостеприимство, но мы вынуждены покинуть ваш дом!


Денис медленно прогуливался от гостиной до своей комнатушки, когда услышал во дворе чьи-то взволнованные голоса. Он остановился, прислушиваясь, затем решительно направился к двери, выходившей во двор.

На небольшом пространстве в его дальнем конце толпились люди — пять конюхов, пивовар и кузнец, — о чем-то оживленно переговариваясь с мельником Хобом. Денис недовольно поморщился и огляделся. Поблизости не было никаких признаков хозяина поместья, его жены или этого королевского надзирателя.

— Что стряслось? — спросил он. — Почему вы так шумите?

Хоб густо покраснел и учтиво поклонился адвокату.

— Господин клирик, я нашел это сегодня на обочине дороги.

Денис почувствовал, как отвисла его челюсть, когда Хоб развернул кусок старого мешка и вынул оттуда покрытый грязью меч.

— Но как ты мог?.. — бессвязно пролепетал он.

В этот момент во дворе появился сэр Уильям с женой. Какое-то время он рассеянно смотрел на Дениса, потом перевел взгляд на Хоба и кивнул на меч:

— Где он был?

— Под кустом возле того места, где убили Коула, сэр, — почтительно ответил мельник и посмотрел на сэра Уильяма, Дениса и мадам Элис, которая стояла чуть поодаль. — Его тщательно завернули и прикрыли листьями, сэр.

Сэр Уильям мрачно кивнул, с омерзением глядя на оружие. Он услышал шум во дворе, когда писал письмо аббату Роберту Чемпо из Тэвистока с нижайшей просьбой присоединиться к братьям во Христе. Впервые за долгие годы он почувствовал, как невыносимая тяжесть спадает с его плеч. И вот тебе раз, меч снова вернулся под крышу его дома. Будь он проклят, если навсегда расстанется со своей давней мечтой! Позор никогда не оставит его семью, но этот меч должен ее покинуть во что бы то ни стало. Теперь он знал, что надо делать, чтобы кровь больше не пролилась.

— Сэр Уильям? — обратился к нему стюард, который стоял рядом с Хобом и с тревогой смотрел на своего хозяина. — Может быть, мне позвать сюда королевского надзирателя и его бейлифа?

— Делай что хочешь! Дай мне этот меч, — процедил сэр Уильям сквозь зубы и медленно понес его в замок.


Болдуин и Саймон скакали во весь опор в сопровождении быстроногих как дьяволы собак. Саймон то и дело поглядывал на своего друга, но видел на его лице лишь крайнюю озабоченность, которая постепенно перерастала в отчаяние. Рыцарь нещадно бил шпорами по бокам лошади, хлестал ее плетью и напряженно всматривался в даль.

Саймону обычно нравилось скакать по сельской дороге с бешеной скоростью, когда ветер шумит в ушах и развевает плащ, а вокруг разносится громкий топот копыт. Но только не сегодня. Он видел, что его друг Болдуин чем-то сильно встревожен, и это не давало ему покоя, когда они срезали крутые повороты, чтобы не терять скорости. Дорога сужалась, потом снова расширялась, пока наконец они не выехали на широкий тракт, ведущий к городку Бау. Спустившись вниз по склону холма, они на полном скаку ворвались в город.

Саймон сначала подумал, что их путь лежит к городскому рынку, но ошибся. Болдуин осадил лошадь возле небольшой таверны на окраине городка, спрыгнул на землю и, привязав поводья к вбитому в стену металлическому кольцу, дождался Саймона. Потом решительно толкнул дверь и потребовал хозяина заведения.

— Роджер де Трэйси был у вас вчера вечером?

— Нет.

Болдуин выругался себе под нос.

— Значит, мы его упустили? — с горечью заметил Саймон. — Он забрал меч, убил Коула и решил сбежать, почувствовав, что мы подошли слишком близко.

Болдуин удивленно уставился на своего друга:

— Роджер? Ради всего святого, он здесь ни при чем. Нет! Боюсь, что он и сам уже стал жертвой убийцы!


Болдуину потребовалось совсем немного времени, чтобы найти городских караульных. Увидев одного из них, он выхватил у него из-за пояса рожок и издал тревожный сигнал. Вскоре вокруг собралась небольшая группа караульных с мрачными лицами, которые смотрели на него подозрительно.

— Я констебль, — представился один из них. — Что за шум?

— Королевский надзиратель за правопорядком сэр Болдуин де Ферншилл. Я ищу господина Роджера де Трэйси, который не вернулся вчера вечером домой и не останавливался здесь, в городском трактире. Вы должны организовать поисковую группу и прочесать все окрестности. Если его нет в городе, то нужно проверить всю территорию вплоть до дома сэра Джона де Куртене и замка Наймет-Трэйси.

— На это может уйти несколько дней!

— В таком случае вам лучше поторопиться, господин констебль, — сказал Болдуин угрожающим тоном. — И пошлите человека в замок, чтобы сообщить им о происходящем.

Констебль попятился, когда Болдуин наклонился к нему, чтобы продемонстрировать свою власть и ускорить поиски пропавшего Роджера, но в этот момент на дороге послышался топот копыт, а вскоре появилась группа всадников, среди которых Саймон узнал одного из конюхов сэра Уильяма.

— Что ему здесь надо?

Болдуин прикусил губу.

— Боюсь, события разворачиваются в нежелательном направлении.


— Где была эта вещь? — строго спросил Болдуин у Хоба.

Мельник стоял перед ним, повесив голову и сжавшись от грозного тона. Саймон сидел рядом с сэром Уильямом, а Элис устроилась позади них. Болдуин взял в правую руку меч и внимательно его осмотрел.

— Он лежал неподалеку от того места, где было обнаружено тело Коула. Думаю, его сунули туда в спешке, поскольку он был не очень хорошо спрятан. Просто слегка прикрыт листьями и ветками.

— Он был завернут в эту тряпку? — спросил Болдуин, ткнув острием меча в кусок мешковины. Лезвие клинка было испещрено мелкими царапинами и вмятинами и требовало хорошей полировки.

— Да, и засунут под колючий кустарник. Я увидел его только потому, что заметил блеск, когда проезжал мимо.

— Почему его никто не заметил раньше? — поинтересовался Саймон.

— Не знаю, но на лезвии меча до сих пор видны пятна крови. Возможно, какие-то животные учуяли ее запах и разворошили землю в поисках пищи?

Саймон молча кивнул и посмотрел на мельника, который почему-то утратил свою привычную деликатность и учтивость. Он стоял перед ними с таким видом, будто его до смерти напугали. Впрочем, реакция вполне понятная. Многие люди каменели от страха перед грозным ликом своего хозяина, а этот парень был всего лишь обыкновенным вилланом.

— И ты случайно проходил мимо этого места?

— Да, сэр.

— Почему? — мягко спросил он.

— Что, сэр?

— Почему ты бродил по этой тропинке? Вчера ты сказал, что редко там ходишь и только в том случае, если нужно доставить в замок муку. Когда ты был здесь в последний раз?

— За день до этого.

— И тебя попросили приехать в замок через два дня? — продолжал допытываться Саймон.

Болдуин с шумом втянул воздух сквозь плотно сжатые зубы, посмотрел на друга и кивнул на дверь:

— Ты должен показать нам то место, где нашел эту вещь. Сэр Уильям, вы хотите поехать с нами?

Тот равнодушно пожал плечами, потом рассеянно махнул рукой:

— Нет, поезжайте без меня. Слишком много дел.

Выходя из комнаты, Саймон с любопытством посмотрел на сэра Уильяма. Тот неподвижно сидел на стуле и не мигая смотрел на меч. В его глазах стояло такое неизбывное отвращение к этому оружию, что бейлиф оторопел от неожиданности. Он стоял у двери и смотрел на хозяина дома. Жена подошла к нему и положила руки на его опущенные плечи. Саймон видел на ее лице признаки облегчения, но когда Элис повернулась к нему, в ее глазах светилось совершенно явное удовольствие.


— Здесь? — строго спросил Болдуин.

— Да, сэр, — спокойно ответил Хоб.

Их продвижение замедлял тяжелый бег мельника. Он никогда не имел верховой лошади, да и ездить верхом не был обучен, поэтому бежал по дороге, стараясь не отставать от всадников. Спутники добрались до нужного места далеко за полдень, и солнце слепило им глаза, когда они приблизились к кустарнику на обочине дороги.

Болдуин огляделся и спрыгнул с лошади.

— Когда ты впервые увидел этот клинок?

— Сегодня утром. И сразу же отнес в замок.

— А почему ты болтался сегодня на этой дороге?

Хоб открыл было рот, собираясь ответить, но по его обескураженному лицу Болдуин и так все понял.

— Послушай, мельник! — прикрикнул он. — Не вздумай врать мне! Со мной это не пройдет. Тебе нужно было придумать какую-нибудь причину, чтобы поехать в замок.

Допрашивая мельника, Болдуин продолжал осматривать место, где лежал меч. Вскоре он обнаружил неподалеку небольшой участок высохшей земли и, низко наклонившись, стал пристально его изучать. Потом распрямился и подошел к кусту, на который указал Хоб.

— Он лежал прямо здесь?

— Да, сэр.

— У тебя, должно быть, прекрасное зрение. Подойди поближе! — Он остановился позади мельника и крепко сжал его плечи. — Где именно ты стоял, когда впервые увидел этот меч?

— Господин, я…

— В нескольких ярдах от того места, где было обнаружено тело. Всего лишь несколько ярдов. И ты хочешь убедить меня, что коронер и присяжные не заметили его? Да здесь повсюду следы! Если бы меч лежал там, где ты показываешь, кто-то непременно наткнулся бы на него.

— Но я его видел!

Болдуин грустно улыбнулся:

— Откуда, господин мельник? Где ты стоял, когда впервые его увидел?

Наступила гнетущая тишина. Саймон соскочил с лошади и с мрачным лицом присоединился к ним.

— Ну что?

Болдуин отпустил до смерти напуганного мельника, и тот, содрогаясь всем телом, закрыл лицо руками.

— Ладно, я сам расскажу, как все было, — продолжил Болдуин, укоризненно глядя на Хоба. — Сегодня утром к тебе пришел один человек и сказал, что ты должен быть крайне осторожным и подумать о своей жизни. Он дал тебе этот меч, велел отнести его в замок и заявить, что случайно обнаружил его на месте убийства. Разве не так?

— Я не могу, сэр! Если скажу «да», мне конец, а если «нет», вы арестуете меня. Что мне теперь делать? Проклинать себя за то, что раскрыл рот?

— Ты уже это сделал, мельник, — твердо ответил Болдуин.


Тело Роджера обнаружили поздно вечером. Один из крестьян сэра Джона увидел стаю ворон и сорок, круживших над опушкой леса, и отправился посмотреть, что их там привлекло. Подойдя поближе, он увидел бездыханное тело и сразу же побежал в поместье.

— Мне очень жаль, сэр Уильям, — тихо промолвил управляющий, и его лицо лучше всяких слов свидетельствовало об искренности чувств. Он хорошо знал, что хозяин часто теряет ощущение реальности и набрасывается с кулаками на того, кто принес ему неприятную новость.

Рыцарь неподвижно сидел в кресле, положив правую руку на подлокотник. Его лицо не выражало никаких эмоций, и только нервный тик под правым глазом выдавал страшную усталость и эмоциональное напряжение. Элис, пытаясь хоть как-то успокоить мужа, положила руку ему на плечо, но он резко оттолкнул ее.

— Оставь меня в покое! Уходите все! Немедленно!

На убранном после ужина столе посверкивал главный предмет его ненависти и несчастий. Клинок был направлен к нему острием, и сэр Уильям воспринимал его сейчас как осуждающий перст Господа Бога.

Этот меч стал главным источником его позора и отчаяния. Он искорежил ему жизнь и доставил столько страданий, будто это он ворвался с обнаженным клинком в кафедральную церковь в Кентербери много лет назад и взял на себя смертный грех, лишив священника жизни в храме Господнем. Ужасное, проклятое преступление! Оно терзало его душу и разрушило жизнь, как, впрочем, и жизни других людей. Он сошел с пути праведности и чести, а его существование превратилось в кошмар.

Он больше не мог выносить вида этого жуткого оружия, направленного на него своим безжалостным острием. Медленно встав, он обошел стол, с презрением и негодованием глядя на кусок металла, сверкавший на солнце, как совершенно новое орудие убийства, неповинное в многочисленных преступлениях. И все же он знал его порочную природу. В нем заключалось зло, как в оружии самого дьявола.

Он должен быть уничтожен. И непременно будет уничтожен! Сэр Уильям поднял меч со стола, с отвращением посмотрел на его сверкающую поверхность и понес к двери.

— Позовите мне кузнеца!


После тщательного допроса мельника Болдуин и Саймон въехали на совершенно пустой двор поместья.

— Что здесь стряслось? — поинтересовался Болдуин.

— Какая-то тягостно-зловещая атмосфера, не правда ли? — согласился с ним Саймон, беспокойно оглядываясь вокруг.

К концу рабочего дня во дворе обычно толкалась прислуга и работники, спешащие к наступлению сумерек завершить начатые дела и выполнить полученные от хозяина задания. Конюхи и повара суетливо заканчивали свою работу, но сегодня вечером двор походил на давно заброшенный пустырь.

— Эй! Конюх! — закричал Саймон.

Прошло какое-то время, прежде чем в двери конюшни показалась голова конюха.

— Эй, парень, поди сюда! — раздраженно приказал ему Саймон.

Парень был явно недоволен, что его потревожили таким наглым образом, но все же заспешил к ним и подхватил поводья, когда они спрыгнули с лошадей на землю.

— Куда все подевались? — недовольно проворчал Болдуин.

— Управляющий послал людей охранять мертвое тело.

— Господина Роджера? — догадался Болдуин.

— Да, сэр. Он был недавно убит.

— Каким образом?

— Говорят, его пронзили мечом и бросили труп на опушке леса.

— Какого леса? Отвечай немедленно! Где он?

Парень был ошарашен грозным тоном Болдуина и напряжением, прозвучавшим в его голосе.

— Говорят, это произошло неподалеку от города, сэр, к северо-востоку от Бау. Главного конюха уже послали за коронером.

Болдуин тяжело вздохнул:

— Значит, я был прав. Где твой хозяин?

— Сэр Уильям сейчас в кузнице, сэр. Он приказал кузнецу разжечь печь.

— Чушь какая-то! — пробормотал Болдуин себе под нос. — Пошли, Саймон. Надо остановить наконец это безумие.

Саймон открыл было рот, но передумал и, проклиная в душе всех королевских надзирателей и в особенности того сумасшедшего, который отвечал за правопорядок в графстве Девоншир, поплелся вслед за Болдуином в сторону кузницы.

Кузница представляла собой небольшое помещение, еще не успевшее раскалиться от горячей печи. Угли уже остыли после целого дня работы, и сейчас в самом центре очага искрилось лишь небольшое пламя. Кузнец подбросил дров и старательно поправлял их в печи, а рядом с ним стоял мальчик с кузнечными мехами в руке, готовый раздуть пламя до нужной температуры и подбросить угли.

— Вы пришли как раз вовремя, чтобы стать свидетелями уничтожения этой проклятой вещи, — торжественно объявил сэр Уильям.

Он стоял в дальнем углу кузницы, словно специально укрывшись в темноте, и держал в руке ярко поблескивавший клинок.

Болдуин посмотрел на огонь.

— Что вы собираетесь делать?

— Мой хозяин хочет, чтобы я уничтожил меч, — нервно озираясь на сэра Уильяма, пояснил кузнец.

— Сейчас он изменит свое решение, — твердо заявил Болдуин. — Вы оба можете оставить нас на минуту.

Кузнец растерянно посмотрел на него, потом на хозяина. Не дождавшись ответа, он сделал знак помощнику, еще раз взглянул на сэра Уильяма, и оба они покинули кузницу.

Болдуин подошел к кузнечному горну и расшвырял в стороны горевшие дрова.

— Это вам ничего не даст, сэр Уильям.

— Погиб мой брат.

— Я очень сожалею, но для меня это не стало неожиданностью.

— Его нанизали на меч, как кабана на копье, а потом бросили гнить среди деревьев, — горестно заметил сэр Уильям.

— Но ваш меч здесь ни при чем, — попытался успокоить его Болдуин. — Клинок не имеет к этой трагедии никакого отношения.

— Вы так думаете?

Сэр Уильям подошел к горну и остановился перед Болдуином, все еще сжимая в руке меч. Затем он поднял его, и Саймон невольно схватился за рукоятку своего меча, но отпустил ее, увидев, что Болдуин даже не шевельнулся.

— Видите вот это, сэр Болдуин? Он выглядит таким прекрасным, таким прочным! Но этот меч убил когда-то святого Томаса. Говорят, сэр Уильям ударил им по голове лежащего на полу священника и разрубил ему череп на две половинки, забрызгав мозгами все вокруг. Думаю, все царапины и вмятины на его острие появились из-за удара о каменный пол церкви.

— Сам по себе меч не может являться источником зла, — мягко сказал Болдуин. — Им может быть только мужчина, в руках которого он оказался.

— Да, или женщина, — ядовито добавил сэр Уильям сорвавшимся голосом. — Вы правы. Это я. Все зло скрывается во мне, а не в этом оружии! Я заражаю все, к чему прикасаюсь. На мне лежит проклятие!

— Вы виновны в убийстве и в этом смысле нарушили две заповеди Господа Бога.

— Я знаю! — Сэр Уильям закрыл лицо руками, а поднятый вверх меч почти коснулся потолка кузницы. — Но ничего не могу с собой поделать.

— Вы, конечно, можете уничтожить меч, если хотите, но это ничего не изменит. Это бессмысленно. За все должен отвечать преступник, а не какой-то кусок металла.

— Я не могу!

— Здесь уже произошло три убийства, включая смерть вашего брата.

— И все из-за того, что она не хотела уйти в монастырь. Она соблазнила на это преступление одного человека, и он убил ради нее, — простонал сэр Уильям осипшим от отчаяния голосом. — Убил ради ее амбиций и честолюбия.

— Ее? — удивился Саймон.

— Моя жена никогда не соглашалась на уже обговоренный брак с Годфри де Куртене. Именно поэтому она сказала, что безумно влюбилась в меня. А я оказался удобным орудием в ее руках, мальчиком, которого она хорошо знала задолго до того, как познакомилась с близкими друзьями Годфри. Прекрасно изучив мой характер, ей ничего не стоило увлечь меня ласками и фактически влюбить в себя. И на этом все могло закончиться. Но в доме появился проклятый меч, а вместе с ним память о жестоком убийстве святого Томаса. Боже мой, это же самая настоящая трагедия!

— Да, — согласился с ним Болдуин. — Но это уже не ваша история, и уж тем более не история этого клинка. Вы знали об этом задолго до того, как он появился в вашем доме, не так ли?

— Да.

— Но все равно хотели уйти в монастырь?

Руки сэра Уильяма беспомощно опустились.

— Чувство вины за убийство Годфри пожирало меня все эти годы. Ведь я был его лучшим, самым близким другом, и тем не менее убил обыкновенным камнем. Я ударил его камнем, а когда он упал, долго держал под водой, пока он не захлебнулся. И все для того, чтобы заполучить его женщину. О Боже мой!

— А что случилось потом, когда в доме появился меч?

— Она усмотрела в нем свой последний шанс и заявила, что не хочет видеть его в замке. При этом настойчиво повторяла, что он напоминает ей об убийстве святого Томаса. С тех пор я не мог забыть эту историю и тех проклятых Богом убийц, к которым невольно относил своего предка и самого себя. А потом вдруг почувствовал, что не смогу нормально жить, пока существует этот проклятый меч. С другой стороны, я должен был содержать его в целости и сохранности. Она внушила мне мысль, что это мой святой долг. Постоянно повторяла, что было бы ужасной трусостью избавиться от него. Я давно уже должен был его уничтожить!

— Все, что вы только что сказали, не имеет к нему никакого отношения, — резко перебил Болдуин. — Убивают люди, а не оружие. Годфри был убит человеком, и Коул был убит человеком, и вашего брата тоже убил человек.

— Она уже наложила свои когти еще на одного человека.

— На кого?

— Вплоть до сегодняшних трагических известий… я знал, что она уже успела завоевать сердце Роджера… Я думал, он убьет меня. И был бы рад, поскольку это положило бы конец чувству вины, моим страшным воспоминаниям о перекошенном страданием лице Годфри…

— Где она сейчас?

— Не знаю. Возможно, в замке.

— Давайте поищем ее, сэр Уильям. Думаю, пора покончить с этим делом.

— Да, да, давно пора.


Позже Болдуин вспоминал, что понял всю правду именно в тот момент, когда они входили в гостиную замка. А Саймон думал только о том, что в сердце поселилась какая-то странная пустота. Сэр Уильям казался полностью разбитым, его душа истерзалась осознанием того ужасного преступления, которое он совершил из-за этой женщины. Он убил своего лучшего друга, а его брат поддался искушению и тоже был убит, потому что тщетно пытался завоевать ее любовь. И вот теперь, похоже, уже третий человек был отравлен ее ядом.

Обман, предательство и смерть — эти пороки следовали за ней как тени, и все повстречавшиеся ей на пути пострадали от ее коварства.

— Муж мой! Я уже начала беспокоиться о тебе, — сказала она, сидя на стуле в дальнем конце гостиной с большой кружкой вина в руке. Увидев вошедших мужчин, она встала и добродушно улыбнулась.

Болдуин вошел первым, но неожиданно остановился, прежде чем пересечь комнату. Он понимал, что разговор предстоит очень трудный, тем более что ее муж является полноправным хозяином этого дома.

Сэр Уильям тоже остановился на полпути. Его бледное лицо походило на неподвижную маску.

— Мадам, вы несете всю ответственность за смерть своего последнего мужчины.

— Какого мужчину ты имеешь в виду? — спросила она, бледнея. — Пожалуйста, дорогой, я знаю, что ты плохо себя чувствуешь, вижу это по твоим глазам. И все из-за этого проклятого меча. Выбрось его и иди ко мне. Тебе надо хорошо отдохнуть. Давай я налью тебе немного…

— Яду? Ты специально приготовила его для меня? — злобно усмехнулся сэр Уильям. — У тебя нет никакого желания составить мне компанию, не так ли?

Она стояла неподвижно, а на ее губах блуждала слабая улыбка. Не говоря больше ни слова, она налила себе полную кружку вина и залпом осушила ее.

— Здесь нет никакого яда. Мне он не нужен.

— В тебе все отравлено смертельным ядом!

Она сокрушенно покачала головой, изобразив скорбь униженного и уязвленного самолюбия.

— Мой дорогой муж, я всегда стремилась только к тому, чтобы тебе было хорошо. Ты ошибаешься, если думаешь, что я пытаюсь причинить тебе вред. Я люблю тебя.

— Даже когда ты красовалась перед Роджером? Когда приказала Хобу принести обратно меч, который сама вручила ему незадолго до этого? Когда просила меня убить моего лучшего друга, чтобы я мог получить тебя в качестве награды?

— Зачем мне все это нужно? — грустно спросила она.

Саймон оперся руками на стол.

— Мадам, вы согласились выйти замуж за сэра Уильяма, поскольку считали себя оскорбленной из-за того, что вас собирались связать узами брака против вашей воли. И это стало главной причиной гибели сэра Годфри. А Коул умер из-за того, что украл меч, без которого ваш муж намеревался уйти в монастырь и настаивал, чтобы вы последовали его примеру. Что же до Роджера, то он был убит потому… Почему? Не оттого ли, что отверг ваши притязания?

Ее и без того бледное лицо стало совершенно белым.

— Я никого не убивала. У меня не было причин желать смерти Роджеру. Да и какая мне выгода? Просто смешно! У меня не было никаких притязаний по отношению к нему. Это он всегда домогался моего внимания!

— Может быть, именно поэтому он сейчас мертв? Если вас видели с ним, то, вероятно, ваш любовник не вынес такого унижения и отомстил ему?

— Это…

— Хватит лгать, женщина! — заорал сэр Уильям. — Ты заставила Роджера убить Коула, потому что хотела, чтобы я уехал отсюда, а сейчас снова притащила этот меч, потому что Роджер уже мертв. Думаешь, мне ничего не известно? Я видел это оружие в его комнате, но не знаю, как ты заставила Коула «случайно» обнаружить его!

— Назад, сэр Уильям! — закричал Болдуин.

— Она должна умереть!

— В смерти Роджера есть одна серьезная проблема. Все дело в том, что из Даун-Сент-Мэри ведет несколько дорог. Как можно было узнать, по какой из них он отправится домой?

— Кого это волнует? — прорычал сэр Уильям.

— Это могло волновать его родного брата, который часто ездил с ним этой дорогой в Даун-Сент-Мэри и хорошо знал этот путь. Вы ведь часто ездили туда в молодости, не правда ли?

— Она тоже знала!

— Вы уверены? В те давние времена она встречалась с братом сэра Джона, а не с вами. А когда Годфри погиб, а его невеста досталась вам, вы разорвали все контакты с сэром Джоном. С тех пор вы не ездили тем путем, не так ли? А она даже понятия не имела о любимой дороге вашего брата к Даун-Сент-Мэри.

— Довольно!

— Вы нашли меч в комнате Роджера, — продолжал Болдуин как ни в чем не бывало. — Это вы убили своего брата, потому что он убил Коула и тем самым нарушил все ваши планы относительно ухода в монастырь. Это сделали вы, сэр Уильям, а не ваша жена!

Лицо сэра Уильяма побагровело от ярости, и он снова повернулся к Элис. В этот момент позади Болдуина зашуршал гобелен, и он, быстро повернувшись, увидел лезвие меча. Болдуин отошел, освобождая место для поединка, и вынул из ножен свой клинок как раз в тот момент, когда Денис бросился к сэру Уильяму с оружием в руке.

А в это время сэр Уильям сделал выпад и занес над женой сверкающий меч. Саймон оторопел от неожиданности и не мог двинуться с места, когда Денис неумело взмахнул мечом и ударил по голове хозяина дома. Судя по всему, его меч был не очень острым, поскольку скользнул по верхней части шеи, содрал кожу и нанес не слишком глубокую рану на плече. Не успели они опомниться, как Денис снова занес меч и на этот раз раскроил хозяину череп.

Голова сэра Уильяма взорвалась брызгами крови, и Болдуин услышал крик мадам Элис, лицо которой покрылось кроваво-красными пятнами. В следующую секунду Болдуин набросился на Дениса и взмахнул синим, как хвост павлина, лезвием меча, нанося удар рукоятью ему по голове чуть выше левого уха. Денис застыл на мгновение, потом глубоко вдохнул и рухнул на колени. Затем он медленно повалился на правый бок, накрыв все еще дергавшиеся в предсмертной судороге ноги сэра Уильяма.


— Немедленно пошлите всадника за сэром Ричардом де Уэллесом, — приказал Болдуин. — А вы принесите вина и кувшин теплой воды. Да поживее!

Он сунул свой меч в ножны и направился в дальний угол, где на стуле сидела обезумевшая от горя мадам Элис. На ее бледном лице все еще ярко краснели пятна крови.

— Мадам, я очень сожалею о том, что здесь произошло, — учтиво поклонился Болдуин. — Но только так можно было вынудить вашего мужа признаться в этих преступлениях. Я понятия не имел, что за шторой скрывается Денис.

Непростительная ошибка: он действительно не знал о присутствии адвоката, но должен был предвидеть нечто подобное.

— Будет лучше, мадам, если вы уйдете отсюда до прибытия коронера и начала расследования. Нет никакой необходимости сидеть возле трупа.

— Я… я пойду в свою комнату, — слабым голосом прошептала Элис и попыталась встать, но тут же упала на стул, будто полностью лишившись жизненных сил.

— Где служанки этой леди? — громко закричал Болдуин, и вскоре две женщины помогли Элис встать и выйти из комнаты.

На пороге она остановилась и бросила последний взгляд на пол, где в луже крови лежало бездыханное тело мужа. Потом закашлялась или, может быть, зарыдала и вышла из комнаты, опираясь на руки служанок.


— Вы все слышите меня?

Болдуин заморгал от громоподобного голоса коронера. Сэр Ричард де Уэллес оглушил всех присутствующих.

— Они слышат вас, сэр Ричард.

— Очень хорошо. В таком случае призываю засвидетельствовать…

После стольких лет службы королевским надзирателем Болдуин давно привык к рутинной процедуре расследования и был занят своими мыслями, пока его не вызвали в качестве свидетеля. Он должен был рассказать, что увидел в тот вечер, когда убили сэра Уильяма.

— Полагаю, сэр Уильям намеревался убить свою жену на наших глазах.

— Почему вы так считаете? — прогрохотал коронер.

— Сэр Уильям терзался виной за преступление, совершенное много лет назад. Чтобы получить руку и сердце этой прекрасной леди, он убил своего лучшего друга, который был обручен с ней. С тех пор раскаяние за это преступление неотступно преследовало его. Каждый раз при взгляде на нее он вспоминал, что убил человека, чтобы жениться на ней. Думаю, в конце концов он убедил себя, что она сама виновата в этом преступлении. Таким образом, его сознание помутилось от неизбывной вины и стыда.

— Доказательства?

— Он сам признался в этом преступлении передо мной и моим другом — бейлифом Паттоком, — коротко ответил Болдуин. — Я намеренно способствовал тому, чтобы он признался в содеянном и получил отпущение грехов. Когда-то его отец приобрел этот меч, с помощью которого, по мнению сэра Уильяма, его далекий предок убил святого Томаса. Ему казалось, будто через этот меч Господь выражает свое возмущение убийством и возвращение оружия, поразившего Беккета, стало доказательством гнева Господня. Отправив меч в Кентербери, он надеялся, что кафедральный собор распорядится им по своему усмотрению. И одновременно рассчитывал получить отпущение грехов, отправившись в монастырь в Тэвистоке.

— Все ясно, — прогудел коронер. — А потом меч украли.

— Не совсем так! Он заплатил Коулу, чтобы тот забрал у него меч и отвез в Кентербери. Коул получил разрешение на паломничество у своего хозяина, и поначалу все шло по плану. Однако Роджер увидел, как Коул торопливо покидает замок брата и при этом что-то прячет под плащом. Он решил напасть на него и вернуть краденое. Коул пытался убежать и скрыться в доме мельника, но ему это не удалось.

Разумеется, Роджер понятия не имел, что сэр Уильям сам отдал меч, поэтому убил Коула как вора, похитившего ценную семейную реликвию. Но потом, я думаю, вдруг осознал, что если этот меч навсегда исчезнет из замка, то его брат покинет поместье и отправится в монастырь. Это было бы ему на руку, и Роджер, спрятав оружие, стал ждать.

Сэр Уильям был в отчаянии. Все его планы рухнули, и он увидел в этом еще одно доказательство гнева Господня — его попытка искупить вину была отвергнута… Но потом он понял, что больше не обязан хранить оружие, и начал планировать уход от этого мира.

— И тут снова появился меч, — прогремел коронер.

— Именно так, сэр. Он сам обнаружил его. После убийства Коула замок тщательно обыскали; правда, Роджер сообщил мне, что сам организовал этот обыск. Похоже, к этому времени сэр Уильям стал подозревать его. Когда Роджер выразил желание приехать ко мне, сэр Уильям не стал препятствовать этому. Но в отсутствие брата отыскал меч среди его вещей и окончательно убедился, что брат и жена вступили в преступный сговор и замышляют погубить его.

Сэр Уильям был очень ревнивым и всегда опасался, что жена может кого-нибудь соблазнить точно так же как когда-то соблазнила его. Он прекрасно знал, что мадам Элис не желает уединяться в монастыре, а значит, если она действительно намеревалась избежать этой печальной участи, то должна каким-то образом устранить его. Разумеется, самым легким и доступным способом решить эту проблему являлось убийство. Но для осуществления коварного плана, по его мнению, ей требовался сообщник. Именно в этом заключалась логика его размышлений.

Сэр Уильям знал, что меч находится в комнате Роджера, потому и решил убить его. Исполнив задуманное, он вдруг обнаружил меч на теле покойного брата, поскольку тот пытался избавиться от него. Сэр Уильям вернул меч домой и надежно спрятал.

— Он убил собственного брата? — прорычал сэр Ричард так громко, что даже тарелки задрожали на соседнем столике.

— Полагаю, в его глазах это выглядело самозащитой. С таким же успехом он мог убить свою жену, поскольку пребывал в уверенности, что она изменяет ему и вместе с сообщником намерена избавиться от него любой ценой.

— Вполне понятные мотивы, — проворчал коронер.

— А последним доказательством своей правоты он посчитал очередное возвращение меча мельником Хобом, — продолжал Болдуин.

Мадам Элис даже вздрогнула от подобного предположения.

— Это было глупо с моей стороны! Я была уверена, что меч находится у Роджера, обыскала его комнату и в конце концов нашла в сундуке. Роджер хотел во что бы то ни стало завладеть поместьем, и ему было совершенно наплевать, что станет со мной. Поэтому он с такой радостью спрятал меч. Во всяком случае, тогда мне так казалось. Я послала Дениса к Хобу, чтобы тот заявил, будто нашел меч на месте преступления.

— Но сэр Уильям в спешке спрятал его после убийства Роджера, — добавил Болдуин. — Причем в том же самом месте, где раньше его прятал Роджер. Поэтому, когда Хоб пришел с якобы найденным мечом, он счел это еще одним доказательством преступного сговора между женой и покойным братом.

— А что вы можете сказать в свою защиту? — строго спросил коронер, обращаясь к побитому адвокату.

Денис закрыл глаза и потрогал раскалывавшуюся от боли голову. Королевский надзиратель, возможно, в самом деле спас ему жизнь, но мог бы для этого приложить чуть меньше силы. Дениса подташнивало, и он очень боялся, что его вырвет во время допроса.

— Сэр, я видел, что сэр Уильям готов наброситься на свою жену, и испугался за ее жизнь.

— И вы считали себя вправе заботиться о ее безопасности?

— Думаю, да, господин коронер. Полагаю, любой мужчина должен защищать слабых и беспомощных, тем более когда им угрожает выживший из ума.

— Значит, в тот день вы специально спрятались от сэра Уильяма? — настойчиво допытывался Болдуин.

— Да, но только чтобы спасти ее.

Болдуин снова повернулся к коронеру:

— Теперь вам понятно? Сэр Уильям действительно думал, что жена спрятала меч в замке. Пока оружие оставалось там, он не мог уйти в монастырь. Он просто должен был отправить его в Кентербери. Узнав, что брат скрывает этот меч, он пришел в ярость, в особенности убедив себя, будто жена организовала заговор, пытаясь избежать монастырской жизни. Вероятно, ему казалось, что она хочет сделать это за счет бессмертия его души.

— Стало быть, адвокат защитил мадам Элис, убив ее мужа?

— Именно так, сэр. Денис действительно спас ей жизнь, а я спас его, свалив на пол ударом рукояти меча. В противном случае он мог стать жертвой разъяренной толпы.

— Да, на этом мече, похоже, действительно лежит печать проклятия. Сперва убили святого Томаса, а потом многих других… Это ли не доказательство воплощенного в нем зла? Полагаю, сэр Уильям имел все основания считать это оружие источником всех бед. Думаю, меч надо немедленно отправить в Кентербери, где с него снимут эту порчу.

Болдуин нахмурился:

— Вы хотите предъявить обвинение мечу? Это всего лишь кусок металла, коронер, не более того!

— Но вы же сами сказали, что этим оружием были убиты…

— Сэр Уильям де Трэйси убил Беккета своим собственным мечом; Роджер убил Коула своим оружием; сам Роджер пал жертвой походного меча сэра Уильяма; наконец, сэр Уильям был убит мечом Дениса. Никто из них не стал жертвой этого меча.

— А святой…

Болдуин прервал коронера с нескрываемым раздражением:

— Это величайшее заблуждение. Святого Томаса убили не этим мечом. То оружие находилось с сэром Уильямом, когда он стал рыцарем-тамплиером в результате наложенной на него епитимьи, а потом отправился в Святую землю и умер где-то по дороге. Я видел его могилу на Сицилии, и мне сообщил один священник, что в этой могиле лежит и тот самый меч, которым когда-то убили святого Томаса. Поэтому, когда он предстанет перед Богом в Судный день, ему непременно напомнят о совершенном преступлении. Но этот меч здесь ни при чем.

— Тогда чей же он? — недоуменно прорычал коронер.

— На рукояти меча есть надпись, — сказал Болдуин, показывая оружие коронеру. — Здесь изображено что-то вроде щита, а ниже, как мне кажется, написано имя «де ла Помрой».

Сэр Ричард пристально осмотрел рукоять.

— Вполне возможно… Но если это не меч де Трэйси, то почему он здесь?

— Мне кажется, сэр Хэмфри совершенно не думал об этом, покупая его, — пожал плечами Болдуин. — Он не считал меч фамильным оружием де Трэйси. Я немного знал сэра Хэмфри. Он был довольно циничным парнем. Не сомневаюсь, что он любил рассказывать байки и уверять всех, что это тот самый легендарный клинок, но на самом деле приобрел его по более прозаической причине.

— Какой именно?

— А вы попробуйте взмахнуть им, — предложил Болдуин. — В нем есть собственная жизнь. Он легок, красив, удобен и прекрасно сбалансирован. Думаю, сэр Хэмфри купил его как прекрасное произведение оружейных дел мастера.


Расследование не отняло слишком много времени. Когда присяжные покинули замок, а клирик стал усердно записывать результаты опроса, сэр Ричард поднял со стола меч и протянул его мадам Элис:

— Это ваша вещь, леди.

Она вздрогнула и отпрянула.

— Я не хочу иметь ничего общего с этим предметом! Бросьте его в реку. Или, еще лучше, выполните последнюю волю моего мужа и уничтожьте его. Я не позволю, чтобы он снова оказался в этом доме. Не хочу его больше видеть.

— Насколько я знаю, Роджер предложил его сэру Джону, — рассудительно заметил Болдуин. — Если вы действительно не хотите его больше видеть, я могу отдать его вашему соседу.

— Пожалуйста, делайте что хотите, только уберите его с моих глаз. У меня такое чувство, что, пока этот меч в замке, надо мной тоже тяготеет проклятие!


Когда сэру Джону вручили меч, он рассмеялся над иронией судьбы, преподнесшей ему столь странный подарок. Взяв его в руки, он вдруг ощутил некое подобие жизни в этом клинке. То, как он рассекал воздух, свидетельствовало об изумительной конструкции, в которой отразились лучшие качества мастерства выдающегося оружейника — острота лезвия, прочность стали и легкость деревянной рукояти. Во все это он, несомненно, вложил свою душу.

— Теперь это наше оружие, Мэттью, — сказал он сыну, ковыляющему к нему нетвердой детской походкой. Какое-то время малыш стоял возле отца без посторонней помощи, потом протянул ручонку к оружию и прикоснулся к эфесу.

Сэр Джон весело засмеялся и опустил меч пониже, чтобы мальчик мог провести пальцами по острому лезвию. Но едва сделал это, как малыш покачнулся на слабых ножках и подался вперед. Его маленькая ручонка скользнула по лезвию, и этого оказалось вполне достаточно, чтобы рассечь крохотную ладошку.

Сэр Джон тут же отбросил меч в сторону и подхватил сына на руки, чувствуя, как тревожно забилось сердце. Он подозрительно зыркнул на клинок, невинно лежавший в траве у его ног, и громко позвал няню, чтобы та принесла немного теплой воды и чистую материю: омыть и перевязать рану.

«Нет, это всего лишь меч, — подумал он. — Самый обыкновенный меч».

АКТ ЧЕТВЕРТЫЙ

I

Пуатье, Франция, сентябрь 1356 г.

Мэттью де Куртене лежал под изгородью из кустов вблизи Ноэль-Вуда и молил Бога, чтобы его не заметили. Он закрыл уши руками, тщетно пытаясь заглушить шум боя, звон металла и душераздирающие крики раненых. Более того, он даже зажмурился, чтобы не видеть поле битвы, превратившееся в кровавую липкую грязь под ногами многочисленных воинов. Когда Черный Принц бросил клич всем мужчинам вступить в борьбу с французами, Куртене гордился тем, что нашел в себе силы пойти в армию, достал старый меч из-под кровати в своем доме в Даун-Сент-Мэри и даже продал фамильное серебро, чтобы приобрести рыцарские доспехи и лошадь. Он знал, что храбрые мужчины испытывают свою судьбу на войне, и надеялся вернуться домой не только живым, но и состоятельным.

Однако эта кампания оказалась для них сущим бедствием, состоявшим из беспрерывных дождей, испепеляющей жары, постоянной нехватки провианта и жутких болезней. И вот теперь войска Черного Принца окружили под Пуатье превосходящие силы французов, которых он явно недооценил. Куртене отполз назад, когда пара отчаянных стрелков подошла слишком близко, и даже поднял меч, чтобы защитить себя в крайнем случае. А когда те удалились, тупо уставился на лезвие клинка и две собачьих головы на крестовине. Ненавистный меч вселил в него ложную уверенность в своих силах и породил представление, будто он, Куртене, настоящий воин. Хотя он избегал любых конфликтов, а при виде крови его просто выворачивало наизнанку. Конечно, во всем виноват этот проклятый меч. Еще в раннем детстве он нанес ему глубокую рану, от которой на ладони так и остался шрам. Этот неприятный инцидент породил в сознании страх перед оружием, что постоянно вызывало у его учителей не только раздражение, но и откровенное презрение.

Куртене посмотрел на клинок и вспомнил, как тот соблазнил его своей красотой, когда он несколько месяцев назад достал его из-под кровати, стряхнул пыль и взвесил в руке. Уже тогда следовало сообразить, что меч не принесет ему ничего, кроме несчастья, и нужно было воспротивиться ложному позыву доказать на деле, будто он ошибался насчет своих страхов. Он снова затаился, когда неподалеку проскакал всадник на лошади, а в его боевой щит вонзилась туча острых стрел. Мэттью с трудом сдержал слезы и едва подавил желание отбросить подальше проклятый меч, без которого почувствует себя совершенно беззащитным. Вместо этого он свернулся тугим клубком и попытался представить холодные зеленые холмы родного графства Девоншир и умиротворяющее спокойствие родного дома.

И в тот момент, когда ему показалось, что английская армия уничтожена, враг стал отступать — сначала поодиночке, а потом скопом. Куртене вылез из своего укрытия, с трудом веря в собственную удачу. Он выжил, а англичане одержали убедительную победу над превосходящими силами противника! Его четверо друзей, с которыми он жил в одном лагере и сидел у одного костра в последние несколько месяцев, подошли к нему, усталые и окровавленные после ожесточенного боя. Первым был Элиас Эскил, красивое лицо которого сияло от дикой радости, а светлые волосы пропитались потом и грязью. За ним следовал Филипп Лимбери, самый старший из них. Утром он заявил, что плохо себя чувствует, но потом сражался с отвагой, какой Куртене и представить не мог. Позади Лимбери медленно шагал Джеффри Доул, все лицо которого было залито кровью. Куртене стало плохо, когда он увидел жуткие раны и почти полное отсутствие носа. Последним приблизился толстый и всегда веселый Уильям.

— Какая славная победа! — бодро воскликнул Эскил. — Такой день навсегда останется в истории, как и имена тех, кто храбро сражался в этой битве.

— В то время как имена тех, кто прятался в кустах, будут преданы забвению, — глухо проворчал Доул сквозь тряпку, которой прикрывал свое израненное лицо. — Нам нужна была твоя помощь, Куртене, а ты сбежал с поля боя и спрятался в кустах.

— О чем ты думал, парень? — строго спросил Лимбери, гневно сверкая глазами. — Из-за твоей трусости мы чуть было не погибли.

— А ведь в твоих руках такой замечательный меч, — добавил Уильям. Его обычно веселое лицо на этот раз было холодным и даже враждебным. — Ты разочаровал меня.

Они ушли прочь, а Куртене начал тихо всхлипывать, ощущая невыносимый стыд, сжигавший его изнутри, как смертельная рана. Спустя час он все еще плакал, когда позади послышались чьи-то тихие шаги. Куртене потянулся к мечу, но кто-то успел перехватить его, и в следующее мгновение он ощутил острую боль в спине между лопатками.

— Зарезан ударом в спину, — послышался тихий голос, показавшийся ему знакомым. Может быть, он принадлежал одному из четырех его друзей, но Куртене уже не соображал и не вспомнил имя этого человека. — Достойный конец для труса. Ты опозорил свой прекрасный меч, но я верну его добрую славу.

II

Иклтон, Кембридж, июль 1357 г.

Богатые нивы к югу от Кембриджа были выжжены летним солнцем. Вечерний ветерок чуть покачивал высокие стебли пшеницы, в близлежащем лесу весело щебетала малиновка. Копыта лошади мягко ступали по иссушенной солнцем пыльной тропинке, поскрипывала кожа, звенел металл. Мэттью Бартоломью, лекарь и сотрудник колледжа Майклхауз при Кембриджском университете, закрыл глаза, наслаждаясь тишиной и покоем после суматохи и нервозности только что закончившегося семестра.

— Отвратительное место, — проворчал его спутник брат Майкл, с презрением оглядывая окрестности. — Здесь только деревья, поля и луга, а за несколько часов езды мы не встретили ни одного нормального здания. Жаль, что господин Лэнгли послал нас в эту дыру. Рента, которую мы получаем из поместья под Иклтоном, не стоит всех этих неудобств, а мое личное время можно было бы использовать на другие цели.

— Да, — неохотно поддержал его Бартоломью.

Майкл повторял это с тех пор, как они отправились в путь на рассвете. Лично он был вполне доволен возможностью провести несколько дней вдали от университета в этой чудной сельской местности. Не только отдохнуть от мертвых тел — его обязанности в университете частично заключались в том, чтобы вскрывать тела студентов, скоропостижно скончавшихся естественной или насильственной смертью, — но и на время избавиться от невыносимой кембриджской жары. Приятно было сменить липкую влажность на свежий сельский воздух, насыщенный запахом созревающего зерна. Только сейчас, впервые за последние несколько месяцев, он почувствовал приятное расслабление. Прошедший семестр был на редкость загруженным, и теперь он наслаждался свободой от чересчур шумных и назойливых студентов.

— Не люблю трястись по этой местности на каком-то зачуханном мерине, — продолжал раздраженно ворчать монах-бенедиктинец, с презрением глядя на свою лошадь. — Возмутительно, что наезднику моего уровня и ранга дали такую паршивую лошаденку. Лэнгли не может думать ни о чем, кроме экономии средств.

— Да уж, — снова согласился с ним Бартоломью, с трудом подавляя желание возразить, что лошадь Майкла все же намного лучше его собственной.

Монах был очень толстым, и Бартоломью предоставил в его распоряжение более сильную из двух лошадей, поскольку другая его просто не выдержала бы. Ведь до поместья в Иклтоне им требовалось преодолеть расстояние в десять миль, а потом благополучно вернуться обратно. Слабая лошадь, не вынеся такого напряжения, упала бы на полпути.

— Наш колледж владеет поместьем Валенс на территории прихода в Иклтоне, — продолжал рассуждать Майкл. — А сэр Филипп Лимбери, который живет там уже много лет, выплачивал нам ренту каждую весну. Но в этом году мы не получили оттуда ни цента, лишь письмо о том, что отныне он будет направлять наши деньги на нужды приората Иклтона.

— Я знаю, — сказал Бартоломью, вспомнив, какой гнев вызвало у его коллег сообщение о прекращении арендной платы. Правда, сам он отнесся к этому более чем спокойно. Майклхауз имел в своем распоряжении значительную собственность, и суд мог обязать Лимбери погасить все долги по аренде, но услуги адвокатов стали непомерно дорогими и директор колледжа Лэнгли решил послать туда двух старших сотрудников, чтобы выяснить, в чем там дело и что замышляет этот Лимбери. Бартоломью и Майкл должны были забрать у приората или у самого Лимбери причитающиеся им десять марок и без промедления вернуться в колледж. Эти деньги уже выделили на оплату строительства новых отхожих мест, поэтому Лэнгли не пришлось долго уговаривать своих посланников. Ведь именно эти двое больше других жаловались на ужасное состояние старых уборных.

Майкл резко повернулся в седле.

— У тебя есть свое мнение на этот счет, или ты всегда будешь соглашаться со мной?

— Если я выскажу свое мнение, ты начнешь спорить, а я устал от дискуссий после студенческого диспута на прошлой неделе. Впереди есть брод глубиной не выше колена, а Лэнгли говорил, что наше поместье находится позади этого леса.

Майкл поехал по узкой тропинке, окруженной со всех сторон высокими старыми деревьями.

— Если ему верить, эта живописная роща тоже является частью нашего поместья.

Бартоломью уже собирался в очередной раз согласиться, когда из лесной чащи донесся крик, громкий хруст веток и топот копыт. Из леса прямо на них выскочил крупный олень, быстро развернулся и помчался в густой кустарник справа. Это было красивое животное с желтовато-коричневой шерстью. Через несколько минут вслед за ним из чащи вырвались три всадника, и первому из них пришлось резко осадить лошадь, чтобы не столкнуться с Бартоломью.

— Осторожно! — крикнул здоровенный мужчина с огромным синим шрамом на лице и изуродованным носом.

Бартоломью хотел ответить, что это не он мчится на лошади на дикой скорости, но его хилая кобылка так испугалась, что стала оседать на задние ноги. Он был плохим наездником, и попытки удержать животное отвлекли его внимание от происходящего.

— Осторожно, Доул! — заорал второй всадник, едва не наскочив на товарища. Он был облачен в рыцарские доспехи и скакал так, словно родился в седле и с тех пор больше никогда не покидал его; высокий, стройный, физически крепкий, а голубые глаза и копна золотистых волос делали его необыкновенно привлекательным. — Неужели ты не знаешь, что крестьяне Лимбери не умеют ездить верхом?

— Мы не крестьяне, — решительно возразил Майкл, поспешив на помощь своему другу, пока тот барахтался в седле, продолжая позорить его перед незнакомцами. — Мы ученые-медики Кембриджского университета.

— Вы видели здесь оленя? — спросил третий всадник, подъезжая к ним с добродушной улыбкой. Это был толстый священник в черной сутане. Широкополая шляпа прикрывала его глаза от солнечных лучей.

— Нет, — соврал Бартоломью и поспешно спрыгнул с лошади, когда Майклу наконец-то удалось остановить ее. На земле он чувствовал себя увереннее и спокойнее.

— Он бежал в этом направлении, — сказал толстый священник. — Я видел собственными глазами.

— Должно быть, умчался туда, — махнул Доул в сторону густого кустарника, обрамлявшего опушку леса. Он тоже был в черной одежде, свидетельствовавшей о принадлежности к какому-то священному ордену, но при этом в дорогих сапогах со шпорами. — Сейчас это уже совершенно не важно. Самец, которого мы добыли вчера, обеспечит нас мясом на несколько дней. Тем более сейчас слишком жарко, чтобы гоняться по всем этим лесам и полям. Может, вернемся домой?

— Так рано? — удивился второй всадник, в рыцарских доспехах. — Мы приехали сюда не только ради охоты, но и поупражняться с оружием, а пока только размахивали клинками, отпугивая пожирающих урожай Лимбери ворон.

— Нет, Уильям, мне не понравился наш вчерашний поединок с этим мечом в руках, — возразил толстому священнику Доул. — Он, конечно, отлично сбалансирован и хорошо ложится в ладонь, но показался мне слишком тяжелым.

— Это превосходное оружие, — не согласился Уильям. — Жаль, что мы не использовали его надлежащим образом прошлым летом. Битва могла бы закончиться намного раньше, если бы клинок оказался в руках настоящего воина, а не этого несчастного труса.

Пока клирики препирались, красивый рыцарь повернулся к университетским ученым.

— Мы трое, а также наш четвертый друг, Лимбери, участвовали в битве при Пуатье, — пояснил он.

— Он тоже там был, — обрадовался Майкл, кивая на скромно молчавшего Бартоломью, которого, судя по умению ездить верхом, нельзя было принять за храброго воина. Майкл заметил, что рыцарь недоверчиво усмехнулся, и тут же добавил: — Он сражался пешим.

— А что вы здесь делаете, вдали от университета? — поинтересовался Уильям, жестом прекращая спор с Доулом, что тому совсем не понравилось. — Заблудились?

Майкл изобразил вымученную улыбку.

— Нет, мы приехали осмотреть свое поместье. Эти поля и лес принадлежат нам, то есть колледжу Майклхауз.

Уильям покаянно кивнул:

— Вы должны извинить нас, брат. Конечно, нам известно, что Майклхауз владеет поместьем Валенс и наш друг Филипп Лимбери ежегодно платит вам ренту. Но мы так увлеклись охотой, что позабыли обо всем на свете. Мы немедленно проводим вас к Лимбери. Меня зовут Уильям, я викарий местной церкви в Иклтоне. А это мой друг сэр Элиас Эскил, посвященный в рыцари за свою необыкновенную храбрость в битве при Пуатье.

Красивый рыцарь вежливо поклонился в знак приветствия.

— Но я не думаю, что Лимбери ожидает вас сегодня. Во всяком случае, утром он ничего не говорил о вашем приезде.

— Вы не написали ему о своем посещении, — добавил Уильям, напряженно размышляя над этой новостью. — Я работаю не только приходским священником, но еще и клириком в его поместье и читаю всю корреспонденцию.

— А он написал нам, — не без ехидства заметил Майкл. — И сообщил, что намерен отдавать нашу ренту местному приорату.

Уильям удивленно вскинул брови.

— Он говорил мне, что собирается изменить платежи, чтобы обеспечить прощение своей грешной души, но не сказал, что уже сделал это. Возможно, продиктовал письмо капеллану монастыря. — Он рассеянно махнул рукой в сторону своего друга клирика.

— Это я, Джеффри Доул, — представился третий всадник, со шрамом во все лицо, и недовольно зыркнул на своего товарища, представившего его таким странным образом. — После того как мы вместе сражались в битве при Пуатье, Лимбери добился моего назначения капелланом приората в Иклтоне. Но я не писал это письмо. Возможно, это сделала одна из наших монахинь.

— Лимбери добился и моего назначения в Иклтон, — сказал Уильям Майклу. — Он относится к той редкой категории людей, которые никогда не забывают своих старых товарищей по оружию.

— А вот едет сестра Роуз, — воодушевился Доул, глядя поверх голов школяров. Из-за кустов к ним выехала женщина в одеянии монахини, и его лицо растянулось в широкой улыбке.

Бартоломью оглянулся и увидел перед собой женщину, сидевшую на лошади не боком, как обычно ездят дамы, а по-мужски раздвинув ноги, причем держалась она на зависть уверенно и ловко. Черная сутана монахини бенедиктинского монастыря была пошита таким образом, что прекрасно подчеркивала ее точеную фигуру, а голову вместо апостольника украшала симпатичная шапочка, поддерживавшая в порядке густые локоны шафранного цвета. У нее были черные глаза и смуглая кожа, свидетельствовавшие о том, что ее далекие предки приехали сюда со знойного юга. Позади нее на седле виднелась туша большого оленя с желтовато-красной шерстью, из шеи которого торчала стрела.

— Боже мой! — воскликнул Эскил, восторженно глядя на убитое животное. — Ведь мы так долго преследовали этого зверя. Я узнаю наши метки на его туше. Это ты застрелила его?

— Ну как тебе сказать… конечно, он не сам запрыгнул ко мне на лошадь, — кокетливо ответила сестра Роуз, но ее веселое лицо перекосилось от ужаса, когда она увидела рядом с ним Майкла. — Черт возьми! Бенедиктинец!

Бартоломью понял ее испуг, учитывая слишком фривольную для монахини одежду. Кроме того, вдали послышался звон церковного колокола, призывающий к дневной службе. Таким образом, Роуз нарушила сразу несколько строгих правил монашеского ордена.

Майкл угрюмо смотрел на нее, укоризненно качая годовой.

— Пять лет назад мой епископ сместил приорессу Иклтона только за то, что она допускала вольности в поведении монахинь. Похоже, ее преемница не слишком преуспела в соблюдении строгих моральных норм.

Роуз недовольно поджала губы.

— Сэр Филипп Лимбери пригласил меня поохотиться, то есть потренироваться в верховой езде, а заодно обеспечить своих сестер достаточным количеством свежего мяса. Что в этом плохого? Кроме того, в нашей охоте принимают участие капеллан Доул и викарий Уильям, так что с точки зрения морали здесь все в полном порядке.

По выражению лица Майкла можно было понять, что здесь не все так гладко, как бы ей хотелось, поскольку его не слишком убеждала добропорядочность клириков, о которых она говорила. Но он не успел ответить — послышался топот копыт, и из леса выехали еще две всадницы. Первой была крупная женщина в плотном зеленом платье. Ее волосы разлетелись на ветру, и она стала судорожно приводить их в порядок, увидев впереди Эскила. Вслед за ней на муле скакала недовольная пожилая монахиня. Казалось, верховая езда доставляет ей невыносимую боль.

— Ты должна была подождать нас! — сердито воскликнула женщина в зеленом, обращаясь к сестре Роуз. — Сначала попросила, чтобы мы положили оленя на твою лошадь, а потом ускакала, оставив нас далеко позади. Скажите ей, сэр Элиас.

— Очень опрометчивый поступок, — смущенно проворчал рыцарь, стараясь не смотреть женщинам в глаза. — Вероятно, тебе следует извиниться.

— Не думаю, — холодно ответила сестра Роуз и снова повернулась к Майклу: — Это леди Джоан Лимбери, жена владельца нескольких поместий, что, как она считает, делает ее намного лучше остальных. А это госпожа Полин де Грасс, которая следит за сохранением моей нравственности в этих диких местах.

Полин смерила Майкла черными проницательными глазами.

— Епископ всегда присылает к нам своих шпионов, чтобы узнать, почему наш приорат до сих пор такой бедный, хотя вы сами очень похожи на монаха из монастыря Эли. Вы приехали покопаться в наших финансовых отчетах? Точнее сказать, в моих отчетах, поскольку я здесь единственная умею писать.

Бартоломью с трудом сдерживался, чтобы не расхохотаться. Он не раз посещал монастырь Эли и никогда не видел там слишком упитанных монахов. Что же до Майкла, то он выглядел почти стройным по сравнению с невероятно толстыми священниками, которых немало в других монастырях. Майкл недовольно поморщился и холодно посмотрел на Полин. Он не любил, когда посторонние подшучивали над его весом.

— Разумеется, я проверю их, если сочту необходимым, — сухо ответил он. — Однако главная причина нашего неожиданного визита кроется в другом. Мы должны забрать причитающуюся нам ренту за использование поместья Валенс.

— Это будет нелегко, — ехидно улыбнулась Полин. — Лимбери отдал эти деньги нашему приорату, а мы сейчас находимся в отчаянном положении.

— То же самое можно сказать и про Майклхауз, — парировал Майкл. — Если бы вы видели, в каком состоянии находятся наши отхожие места, то поняли бы наше положение.

— Но нам нужны деньги не на уборные, а на еду, — возразила Полин, многозначительно поглядывая на его толстый живот.

— Ах вот в чем дело, — спохватился Доул. — Значит, это вы написали письмо школярам, не так ли, мадам? И сообщили, что Лимбери решил отдать ренту Майклхауза…

— Какое письмо? — возмутилась Полин. — Не писала я никакого письма, тем более способного привести сюда этих скупцов, стремящихся лишить нас всего того, что мы получили от добрых людей. Вы что, считаете меня дурой?

— Ты оказался в весьма щекотливом положении, — прошептал Бартоломью на ухо своему товарищу, когда сестра Роуз и леди Джоан отчаянно заспорили, кто из них подстрелил оленя. При этом каждая из них старалась привлечь к себе внимание красавца Эскила. — С одной стороны, тебе нужно защищать интересы колледжа, а с другой — столь же важные интересы своего монашеского ордена. Похоже, у тебя может случиться раздвоение личности. Может, нам лучше вернуться в Кембридж, где я смогу уладить этот конфликт?

— Тебе не хватает немного хитрости и ловкости, — так же тихо ответил Майкл. — Тебя могут легко обмануть даже эти скромные монахини. Да и их друзья кажутся мне слишком подозрительными. Я имею в виду клириков и этого смазливого рыцаря. Нам нужно держаться вместе, если мы хотим обыграть их.

— Я хочу вернуться домой, — неожиданно объявила госпожа Полин, неловко пытаясь отвести мула в сторону. Тот сердито дергал головой и продолжал щипать траву. — У меня уже кости ноют от этих скачек по полям. Я говорила приорессе, что так все и будет, но она меня не послушала. Неужели нельзя поделикатнее общаться с единственной грамотной женщиной в монастыре?

— Возможно, брат, леди Джоан даст вам десять марок из своих сбережений на одежду, — сказала сестра Роуз, оставив спор с владелицей поместья и поворачиваясь к Майклу. При этом она мило улыбалась, кокетливо поправляя низкий вырез на груди. — Они с сэром Филиппом достаточно богаты и арендуют не только поместье Валенс, но и многие другие.

Джоан сердито насупилась и попыталась перехватить инициативу.

— Эта монахиня сама навязалась с нами на охоту, — обратилась она к Майклу. — Но мои настоящие компаньоны — джентльмены. Двое из них священники, а третий — сэр Элиас Эскил.

Даже Бартоломью, не слишком искушенный в романтических делах, заметил страстный взгляд, который она бросила в сторону красавца рыцаря. Эскил охотно ответил ей, но расшифровать выражение его лица лекарю было не под силу. То ли удовольствие от того, что жена гостеприимного друга не осталась к нему равнодушной, то ли готовность ответить на ее внимание. Впрочем, в последнее верилось с трудом. Джоан была слишком крупной и простоватой для него. Однако он знал, что о вкусах трудно судить по таким мелочам.

— Сэр Элиас очень храбрый рыцарь, — добавила Роуз, награждая Эскила жеманной улыбкой.

Тот ответил ей деликатным поклоном, в котором без труда угадывался легкий флирт. Бартоломью задумался о том, что здесь происходит, и посмотрел на клириков, пытаясь выудить хоть какую-то информацию. Уильям весело смеялся, но причина его веселья, судя по всему, проистекала из чрезмерной серьезности друга Доула. Его лицо было хмурым, как грозовая туча. Означало ли это, что капеллан Доул испытывал какие-то чувства к монахине и страдал от ее предпочтения Эскилу? Но почему же Уильяма так радовали огорчения старого друга?

— Сестра Роуз уже постриглась в монахини, — удовлетворенно объявила Джоан. — Поэтому многие вещи для нее сейчас строго-настрого запрещены, не исключая, разумеется, и храбрых рыцарей.

— Я еще не стала монахиней, — почему-то обиделась Роуз. — Вполне возможно, что не приму постриг. Это будет зависеть от последующих событий.

— В таком случае у вас должно быть отменное чувство выбора профессии, — язвительно заметил Майкл.

— У меня оно есть, — вмешалась старая Полин, все еще тщетно пытаясь оторвать мула от сочной травы. — И это чувство включает в себя солидную дозу послеполуденного отдыха в прохладной комнате незадолго до ужина. Если я не получу эту дозу, то стану очень раздражительной.

— Ты всегда раздражительная, — тяжело вздохнула Роуз. — Приоресса Кристиана поступила жестоко, навязав мне твое общество. Ты весь день только тем и занимаешься, что непрерывно причитаешь и стонешь. Если тебе так неймется, иди домой, а мы с сэром Элиасом отвезем эту тушу в поместье. Возможно, сэр Филипп оставит тебе ноги этого животного на холодец.

— Для него же будет лучше, если он этого не сделает, — самодовольно заявила Полин. — Тем более что он обещал мне заднюю часть туши. Сэр Филипп всегда заставляет меня выезжать на эту ужасную охоту, поскольку любит общаться с тобой, а приоресса ни за что на свете не отпустит тебя одну. Но она все равно должна положить конец этому безобразию.

— Приоресса Кристиана очень боится потерять доброе расположение сэра Филиппа, — пояснила сестра Роуз Майклу, стараясь рассердить старую монахиню откровенными сведениями, которые многие в приорате предпочли бы сохранить в тайне. — Он снабжает приорат яйцами, и она просто не может подвергать риску такой важный источник продовольствия. Она знает, что мое присутствие доставляет ему удовольствие, и поэтому отпускает меня к нему в любое время, когда он попросит.

Сестра Роуз бросила на леди Джоан злобный взгляд, словно хотела убедиться в том, что ее слова рассердили ее в достаточной степени.

И она не ошиблась. Джоан сердито насупилась:

— Я говорила мужу, что не люблю охотиться с монахинями, но он твердит, что приорат нуждается в свежем мясе, которым его обеспечивает сестра Роуз. Это несправедливо, ведь в большинстве случаев сам он не охотится, предпочитая оставлять меня в компании этих тоскливых и скучных монахинь.

— Господи! — тихо проворчал Майкл, наклоняясь к Бартоломью, когда охотники ожесточенно заспорили, нужно ли женщинам свежее мясо, если они почти целый день проводят в молитвах. — Что здесь происходит? Джоан замужем за Лимбери, но совершенно откровенно обожает Эскила. Сестра Роуз тоже без ума от него, но, кажется, оказывает знаки внимания Лимбери. Ничего удивительного, что женщины ненавидят друг друга. Не знаю, кому из них Эскил отдает предпочтение, но капеллан Доул определенно ухаживает за сестрой Роуз.

— А между тем Доул и викарий Уильям тоже не испытывают никаких симпатий друг к другу, — добавил Бартоломью. — Что же до мадам Полин, то она, кажется, ненавидит всех вокруг. Мы попали с тобой на самую настоящую войну.

Эскил тяжело вздохнул, всем своим видом показывая, что порядком устал от дискуссии, пришпорил лошадь и поскакал домой. Бартоломью с интересом наблюдал, как Джоан и Роуз, отталкивая друг друга, пытались занять почетное место рядом с его кобылой. В конце концов победа досталась Джоан, поскольку ее лошадь была крупнее и настырнее, а Роуз вынуждена была скакать сзади с перекошенным от злобы лицом. Уильям и Доул поспешили присоединиться к ней, и первый из них триумфально посмотрел на последнего, сумев обогнать друга. Капеллан Доул провел пальцами по кинжалу, висевшему в ножнах на ремне, и грустно посмотрел вслед удаляющейся паре.

— Надо поскорее занять Доула деликатным разговором, иначе мы станем свидетелями жестокого убийства, — пошутил Майкл. — А ты должен помочь Полин. Ее мул будет жрать траву до завтрашнего утра, если кто-нибудь не оторвет его от этого занятия.

Бартоломью медленно поехал по лесной тропинке, держа за поводья мула Полин. Старая монахиня снова стала жаловаться ему на жизнь и все свои несчастья — от боли в ногах до гнилостного запаха протекавшей неподалеку речки. Бартоломью вскоре убедился, что ее постоянное нытье ничем не лучше ворчанья его друга Майкла.

Через некоторое время они выехали из леса и направились вдоль небольшого ручья по живописному лугу. Приблизившись к деревне, Бартоломью увидел людей, работавших в поле. Те долго смотрели на кавалькаду проезжавших мимо всадников, но никто из них не ответил на добродушные приветствия лекаря.

Деревня состояла из маленьких ферм с приусадебными участками, выстроившихся вдоль разбитой проселочной дороги. В самом центре возвышалась большая и необыкновенно красивая приходская церковь. К юго-востоку от нее раскинулось поместье Майклхауз, а к западу — территория приората. Земля здесь оказалась ровная, а большинство деревьев местные жители порубили на дрова или использовали для строительства своих лачуг, поэтому видимость была превосходная. Бартоломью поделился с Полин своим наблюдением, что одни дома в деревне больше других. Та объяснила, что в их приходе несколько поместий, часть которых принадлежит Лимбери, хотя сам он предпочитает жить в доме, арендуемом у колледжа Майклхауз. Ему нравится, что жилище находится в центре деревни и имеет новую черепичную крышу. Она указала на красивый дом, окруженный со всех сторон мелкими хозяйственными и жилыми постройками. К его парадному входу вела хорошая дорога, обсаженная с двух сторон молодыми дубами. Ехавший первым Эскил уже повернул было на эту дорогу, когда наперерез ему выбежал подросток, держась рукой за шею. Его лицо покраснело от бега, а новая рубашка на ярком солнце казалась ослепительно белой.

— Вот вы где, отец, — запыхавшись, обратился он к Уильяму. — Я ищу вас с самого утра и пробежал уже много миль! Сэр Филипп приказал срочно найти вас и направить к нему. Он составляет новое завещание и хочет, чтобы вы его записали.

— Лимбери плохо себя чувствует? — встревожился Бартоломью, подумав, что, возможно, странное нежелание выплачивать ренту объясняется смертельной болезнью.

Уильям покачал головой:

— Он постоянно переписывает свое завещание. После битвы при Пуатье это, по-моему, уже шестой случай.

— Муж обеспечивает меня всем необходимым, — с достоинством сказала Джоан. — Я не какая-то нищая монахиня. Если он умрет, у меня будет столько всего, что я смогу удовлетворить любого нового мужа.

Роуз снисходительно поморщилась:

— Кроме красоты, естественно. И все же новый муж всегда получит от вас кусок хлеба, а за мясом отправится куда-нибудь еще. У меня горло пересохло, и я надеюсь, мадам Полин не станет возражать, если до возвращения в монастырь мы выпьем немного хорошего вина. Насладимся гостеприимством сэра Филиппа и послушаем, какое новое завещание он продиктует на этот раз.

Полин недовольно уставилась на нее:

— Я очень устала и хотела пойти…

— Здесь действительно отменное вино, — решительно прервала ее Роуз и, не давая старой монахине опомниться, быстро соскочила с лошади и зашагала к дому.

Эскил направился следом, а за ним семенила Джоан. Майкл весело захихикал, когда все трое столпились у двери, не желая пропускать друг друга вперед. Подоспевший к этому времени Уильям буквально втолкнул их в дверной проем, тем самым разрешив проблему. Толпа ввалилась в дом, оставив двух ученых во дворе. Вдруг оттуда донесся душераздирающий крик. Майкл и Бартоломью посмотрели друг на друга, быстро вошли в дом и направились в гостиную.

Это была самая большая комната в доме, здесь пахло смолой, дымом и пчелиным воском, которым, по всей вероятности, недавно натирали новые дубовые полы. Охотники и розовощекий подросток сгрудились вокруг седовласого человека, сидевшего на стуле перед домашним очагом. Сначала Бартоломью показалось, будто тот спит, но потом он увидел на полу пятна крови, а когда подошел поближе, с ужасом обнаружил, что из спинки торчит меч, пронзивший и самого хозяина, буквально пригвоздив его к стулу.

— Убит ударом в спину, — едва слышно выдохнул Уильям, оторопело глядя на друга. — Да хранит Господь его душу.


В то время как остальные тупо глазели на мертвого хозяина, Бартоломью решил осмотреть его. Лезвие меча прошло сквозь мягкие ткани чуть ниже ребер, и смерть, вероятно, наступила мгновенно. Лекарь прижал пальцы к шее и ощутил холодную кожу. Он также заметил, что кровь уже начата сворачиваться. Покойник сжимал остывшими пальцами золотую монету, которую Бартоломью сразу же показал Майклу. Потом продемонстрировал ее всем остальным, но их больше занимало мертвое тело.

Джоан, которую, казалось, не слишком расстроила неожиданная смерть мужа, повернулась к розовощекому мальчику:

— Надеюсь, он не уничтожил старое завещание, прежде чем написать новое.

— Бедняжка, — презрительно хмыкнула Роуз, — как же вы убиты горем из-за внезапной утраты!

Джоан с трудом изобразила на лице признаки неизбывной печали.

— Я просто в отчаянии, — громко объявила она, прижавшись всем телом к руке Эскила. — Поэтому мне нужна помощь и поддержка друзей моего мужа, которые могут хоть как-то утешить меня в этом горе.

— Вам нужен священник, а не солдат, — язвительно заметила Роуз. — Оставьте наконец сэра Элиаса и обратитесь за помощью к отцу Уильяму. Он сможет утешить вас, и это будет выглядеть более естественно.

— Как он умер? — спросил потрясенный Доул. От полученного шока шрам на его лице, некогда довольно миловидном, побагровел и набух.

Наблюдая за ним, Бартоломью поймал себя на неуместной мысли, не потеряет ли тот после смерти Лимбери свое место капеллана в женском приорате.

— Полагаю, это некоторым образом связано с мечом в его спине, — не без ехидства прошептал Уильям, а потом громко обратился ко всем присутствующим: — Во время сражений мне часто доводилось сталкиваться со смертью, поэтому могу с уверенностью сказать: эта трагедия произошла сегодня утром, когда все мы были на охоте.

— Я имел в виду, как случилось, что его убили в собственном доме? — сердито буркнул Доул. — Я и сам вижу, что он умер от этого проклятого меча.

— Отец Уильям прав: мы все были на охоте, — поддержала его Джоан, поворачиваясь к мальчику и коренастому мужчине, стоявшему рядом с ним. По их возрасту и внешнему виду можно было догадаться, что это отец и сын.

— Ты хочешь сказать, что его мог убить кто-то из прислуги? — строго спросил Доул, проследив за ее укоризненным взглядом.

Коренастый мужчина угрюмо потупился:

— Лучше этого не делать, поскольку вся прислуга, женщины и дети, проживающие в этом поместье, с раннего утра работали на полях. Сейчас горячая пора — нужно собирать урожай. У крестьян и слуг много тяжелой работы. — Его тон ясно свидетельствовал об отношении к таким легкомысленным вещам, как охота.

— Нет, Хог, не все люди до последнего ребенка были в поле, — возразила Джоан, глядя на стоявшего неподалеку мальчика. — К примеру, Джеймс получил указание остаться с хозяином на тот случай, если сэру Филиппу что-нибудь понадобится.

Мальчик нервно переминался с ноги на ногу, чувствуя на себе пристальные взгляды окружающих.

— Но я не видел, чтобы кто-то убивал его! — произнес он тонким детским голосом. Отец положил руку ему на плечо, пытаясь успокоить парня.

— Если откровенно, то я считаю тебя не свидетелем, а обвиняемым, — твердо отрезала Джоан.

Старая мадам Полин тяжело вздохнула.

— Не говори ерунды, женщина! Зачем этому парню убивать своего хозяина? Да и как он мог это сделать? Его отец много лет служил у Лимбери бейлифом, а после его смерти вполне может потерять эту доходную должность. Джеймс был бы последним дураком, решив укусить руку, которая его кормит.

Джеймс с тревогой посмотрел на отца:

— Это правда? Нас действительно выбросят отсюда и мы будем жить как бродяги?

— Смерть сэра Филиппа стала для нас серьезным ударом, — печально признал бейлиф Хог. — Но на полях зреет зерно, а на холмах пасутся овцы, и я надеюсь, что его наследникам трудно будет обойтись без нашей помощи. Мы слишком многое теряем после его смерти, и это самый серьезный аргумент в пользу того, что нас нельзя подозревать в этом убийстве.

— Но кто-то все-таки убил его? — спросила сестра Роуз. — Не мог же он сам заколоть себя мечом в спину.

Майкл попытался успокоить присутствующих и призвал воздержаться от безосновательных упреков и обвинений.

— Сейчас уже поздно посылать человека за шерифом в Кембридж. Думаю, это следует сделать завтра утром. А между тем мы с Бартоломью проведем первичный осмотр места преступления и допросим свидетелей. Я старший инспектор Кембриджского университета, а Бартоломью — мой патологоанатом. За долгие годы работы нам удалось решить немало проблем, связанных с насильственной смертью. Поскольку это убийство произошло на земле нашего колледжа, мы считаем себя не только вправе, но и обязанными его расследовать. Шериф — наш старый друг и, несомненно, оценит помощь в этом деле.

— Да уж, обязательно раскройте это дело, брат, — злорадно сказала Роуз. — У сэра Филиппа есть жена, которая уже готова получить молодого, более сговорчивого мужа; есть друзья, которые часто ссорились с ним, за исключением, разумеется, сэра Элиаса; есть слуги, которые недолюбливали его за то, что сидел дома, хотя нужен был им в поле; наконец, есть приоресса, которая очень опасалась, что он перестанет снабжать ее яйцами. Масса людей, пригодных на роль подозреваемых.

— Мне очень жаль Лимбери, — шепнул Бартоломью Майклу, когда все зашумели, пытаясь перекричать друг друга. — Здесь, кажется, никто не огорчен его смертью, кроме, возможно, Доула.

— Интересно, его убийца — мужчина? — спросил Майкл. — Судя по всему, нужно обладать недюжинной силой, чтобы пронзить мечом спинку стула, а потом и его самого.

Бартоломью так не думал.

— Меч не пробил дерево, а прошел между досками. Конечно, убийца приложил определенные усилия, но демоническая сила для этого не требуется. На самом деле это может проделать каждый, включая леди Джоан или сестру Роуз, достаточно здоровых и сильных женщин.

— Но это был не мой сын! — гневно воскликнул Хог, и остальные, умолкнув, уставились на него. — Только не Джеймс. Человек, убивший сэра Филиппа, должен быть забрызган кровью, а вы сами видите, что на одежде моего сына нет ни капли. Кроме того, всем хорошо известно, что мой мальчик настолько бесхитростный, что ему бы и в голову не пришло смыть с себя пятна крови, если бы он действительно убил. Вы и сами все это знаете.

Джеймс понуро повесил голову.

— Вскоре после того как вы уехали на охоту, сэр Филипп послал меня найти викария Уильяма, поскольку наконец-то подготовил новое завещание и был готов продиктовать его. Когда я ушел, он был жив, и я никого не видел поблизости. Как сказал мой отец, все крестьяне в это время работали на полях.

— Не думаю, брат, что это дело потребует от тебя слишком большого напряжения ума, — презрительно заметила леди Джоан. — Утром я сопровождала сэра Элиаса до его боевого коня, а Роуз осталась в доме одна с Филиппом.

— Не одна, — сердито поправила ее Роуз. — С нами все это время была мадам Полин. К тому же мы находились здесь всего лишь несколько минут. Сэр Филипп поинтересовался моим самочувствием, и я ответила, что чувствую себя хорошо, вот и все. На этом наш разговор закончился.

— Я могу подтвердить это, — недовольно проворчала старая монахиня. — Я очень надеялась, что она задержится здесь подольше и тем самым сократит время скачки на этом ужасном муле. Вы же знаете, как мне больно и неприятно ехать верхом на жутком животном. Но она выскочила слишком быстро.

— Это вообще не имеет к делу никакого отношения, — добавила Роуз. — После нашего ухода Джеймс видел сэра Филиппа живым и невредимым.

— Да, это так, — подтвердил Джеймс, все еще охваченный страхом. — Но вовсе не означает, что я убил его! — Он повернулся к Майклу: — Пожалуйста, брат! Вы должны мне верить!

— Откровенно говоря, сегодня утром мой муж был крепким и здоровым, — сердито проворчала Джоан.

— Нет, неправда, — возразила Роуз. — Он сам признался мне, что чувствует себя неважно.

— Он часто жаловался на свое здоровье, — добавил Уильям, — но это еще ни о чем не говорит. Даже перед битвой при Пуатье он прихварывал, однако это не помешало ему храбро сражаться и убить дюжину французов.

— У него были мои проблемы, — согласилась Полин. — Боль в суставах. Ну так где же это красное вино, которое мне обещали? И те помои, которыми здесь кормят прислугу? Да побольше, пожалуйста.

Хог похлопал сына по плечу, и Джеймс побежал за вином и едой. Бартоломью подумал, вернется ли обратно этот парень после того, что ему наговорили. Жители поместья легко обвиняли друг друга во всех смертных грехах, а поспешность и необдуманность зачастую приводили к пролитию невинной крови.

— Может, нужно вытащить меч? — спросил Хог, нарушив тишину, наступившую после ухода мальчика.

— Этот проклятый клинок, — угрюмо проворчал Доул. — Он не принес ему ничего, кроме несчастья. Да, вытащите его, Хог. Я не могу видеть его в теле покойного.

Бартоломью молча наблюдал, как Хог вынул длинное лезвие меча из тела Лимбери, а потом помог ему уложить покойника на пол. Доул тем временем прочитал несколько молитв и попросил Уильяма присмотреть, чтобы тело отвезли в церковь. Однако Уильяма больше интересовал меч, чем бренные останки его бывшего владельца.

— Он великолепен! — восторженно выдохнул он и пару раз взмахнул мечом в воздухе. — Вы только посмотрите на эти элегантные собачьи головы и превосходную балансировку. Когда-то он принадлежал парню по имени Мэттью де Куртене из Даун-Сент-Мэри. Помните, как Лимбери нашел оружие возле его трупа после битвы при Пуатье? Мы тянули жребий, и меч достался Лимбери.

— И вы не вернули его семье Куртене? — удивленно спросил Бартоломью, которому показалось странным такое необычное поведение.

Уильям покачал головой:

— Нет, вместо него Лимбери послал им серебряную чашу. Такое замечательное оружие должно находиться в руках настоящего воина, а Куртене говорил, что все его родственники всегда были фермерами.

— Он слишком старый и тяжелый, — неодобрительно отозвался Доул, искоса наблюдая за упражнениями Уильяма. — К тому же мне очень не нравятся те сказки, которые Куртене рассказывал нам о его происхождении. По его словам, это оружие всегда приносило владельцу несчастья и позор. В особенности мне не нравилась история про офицера-коронера в Эксетере. Его повесили за преступление, которого он не совершал.

— Его не повесили, — уточнил Уильям, продолжая отражать мечом атаки воображаемого противника. — Куртене сказал, что хозяин этого парня спас его с помощью какой-то уловки. Ты же знаешь, какими умными и хитрыми могут быть эти коронеры.

— А потом приключилась эта жуткая истории в Венеции, — как ни в чем не бывало продолжал Доул. — Его бросили в море и снова извлекли на свет божий, чтобы он продолжал творить свои недобрые дела. Зловещая история. Куртене рассказывал мне, будто этот клинок обладает способностью летать по воздуху и вонзаться в того, кто ему не по нраву.

— Неужели? — проворчал Майкл. — Для кого-то в этом доме весьма удобная версия.

— Когда он был еще ребенком, меч поранил ему ладонь, — продолжал Доул. — Он показывал нам шрам от этой раны и говорил, будто меч появился неизвестно откуда и чуть было не отрезал ему большой палец. А также вспомнил какого-то слугу, который пытался украсть его, но упал с крыши во время побега и сломал себе шею.

— Так зачем же Куртене взял его с собой в Пуатье? — усомнился Бартоломью. — Если верить всем этим историям, он, вероятно, считал этот меч заколдованным.

— У него просто не было выбора! — воскликнул Уильям. — Все свои деньги он потратил на лошадь и доспехи, а на покупку другого меча ничего не осталось. Хотя он вполне мог сгустить краски и рассказывал эти байки, чтобы слуги думали, будто меч непременно принес несчастье, если они задумают украсть его.

— Нет, он все равно должен был оставить его в Девоншире, — сокрушенно покачал головой Доул. — Еще когда мы только встретились с ним, он говорил, что в этом оружии есть что-то странное.

— Думаю, все эти жуткие истории он придумал у нашего лагерного костра, чтобы хоть как-то развлечь нас, — насмешливо отмахнулся Уильям. — Ты меня удивляешь, Доул, своим легковерием к подобным сказкам, за которыми нет ни капли правды.

— Тогда почему удача отвернулась от Лимбери, едва он заполучил эту вещь? — продолжал настаивать Доул. — Его жена так и не смогла оставить ему наследника…

— Прошел только год, — рассмеялся Уильям. — Дай бедной женщине время!

— Его овцы погибли от бешеных собак, случился пожар в амбаре, — продолжал перечислять Доул, не обращая внимания на косые взгляды Джоан. — А Куртене говорил мне, что это оружие называют «проклятый меч» и только законченный дурак добровольно возьмет в руки клинок с таким жутким названием.

— Почему же вы все тянули жребий из-за него после битвы при Пуатье? — резонно спросил Бартоломью, ехидно поглядывая на друзей. — Что-то не похоже, чтобы вы не хотели обзавестись этим оружием.

— Суеверие годится только для хилых и немощных, — подытожил Уильям, глядя на меч и восхищенно улыбаясь. — А я не боюсь призраков, и Лимбери не боялся. Если бы в результате жребия он достался Доулу или даже Эскилу, они поспешили бы поскорее продать его. А я бы с удовольствием оставил у себя. Все эти сказки насчет проклятия — полная чушь, тем более выгравированная на нем надпись гласит, что это оружие чести и достоинства.

Бартоломью взял у него меч и взвесил в руке. Он не был воином, но не мог не признать, что вещь прекрасная. Затем он внимательно посмотрел на лезвие, где на сверкающей стали отчетливо выделялись слова: «Кто живет во лжи — губит свою душу, а кто сам лжет — губит свою честь». Вторую надпись он прочитать не мог, поскольку в этом месте лезвие покрывали пятна крови, но она, судя по всему, осуждала никчемных людей.

— Эта надпись предупреждает о недопустимости лжи, — сделал Майкл вольный перевод. — Человек, который не считается с правдой, теряет душу. И пусть это будет предупреждением всем, кто попытается увести в сторону наше расследование.


— Мы должны начать с самого начала, если хотим хоть как-то сократить список подозреваемых, который уже составила сестра Роуз, — сказал Бартоломью, осторожно кладя меч на стоявшую неподалеку скамейку. — Когда было принято решение отправить на охоту всех, кроме самого Лимбери?

Леди Джоан жестом приказала Хогу вытереть кровь со стула, на котором сидел Лимбери, затем уселась на него и немного поерзала, словно выбирая наиболее комфортное положение. Самодовольная ухмылка на ее лице говорила о полном удовлетворении.

— Это решение принял наш дорогой сэр Элиас прошлым вечером. Его всегда считали самым почетным и наиболее желанным гостем, поэтому муж не мог отказать ему в таком удовольствии.

— Ненавижу болтаться без дела, — пояснил Эскил, с опаской глядя на Уильяма, который взял со скамьи оружие и снова начал громко им восхищаться. — Человек, который добывает себе пищу для обеденного стола только на охоте, неизбежно теряет воинское мастерство. А мы не знаем, когда Черный Принц вновь позовет своих воинов в поход.

— Муж послал весточку в приорат, чтобы сестра Роуз могла принять участие в охоте, — продолжала Джоан. — Я не одобрила этот поступок. Такие люди, как сестра Роуз, должны как можно чаще стоять на коленях и замаливать грехи. Возможно, ей следует попросить отпущение грехов и за это убийство.

Роуз не удостоила ответом наглое обвинение, а Эскил, прекрасно понимая, что обе женщины пристально следят за его реакцией, постарался сохранить нейтральное выражение лица.

— Я немного умею обращаться с оружием, — скромно заметила Роуз, адресовав Эскилу очаровательную улыбку. — Мой отец был солдатом и всегда считал, что женщины должны защищать свою честь. — Она демонстративно проигнорировала насмешливое хихиканье Джоан. — Сэр Филипп был приятно удивлен моими талантами и всегда брал меня с собой на охоту, чтобы я могла обеспечить свежим мясом своих сестер в приорате.

— Я тоже приятно удивлен твоими талантами, — неожиданно вырвалось у Доула, смотревшего на нее с нескрываемым восторгом. — Мы могли бы вместе повоевать во Франции.

Она вежливо наклонила голову, а потом повернулась к Майклу:

— Я пришла в приорат Иклтона три года назад и еще не решила окончательно, стоит ли посвящать свою жизнь служению Богу. А члены моей семьи согласны ждать сколько угодно.

— А все потому, что у тебя нет приданого, — немедленно отреагировала Джоан. — Поэтому им все равно, чем ты займешься в будущем. Что же до меня, то я вполне обеспеченная вдова и в этом смысле крайне желанна для претендента на мою руку. — И она выразительно посмотрела на Эскила, надеясь, что до него наконец-то дошел смысл происходящего.

— Это так, но я не стремился склонить тебя к личному общению, — сказал Эскил, заслужив укоризненный взгляд Роуз и триумфальную улыбку на лице Джоан. А Бартоломью подумал, сумеют ли деньги победить красоту в этой жестокой битве. Эскил сообразил, что глубоко оскорбил одну из женщин, и поспешил исправить положение. — Я имел в виду, что не собирался отвлекать монахиню от ее служения Богу, и уж тем более соблазнять.

— Однако поступили именно таким образом, — холодно заметила старая мадам Полин. — А мне пришлось расплачиваться за ваши ошибки. В моем возрасте гоняться по полям на лошади за каким-то оленем! Это неправильно, и я намерена написать об этом епископу. Приоресса Кристиана не может управлять нашим монастырским домом. Она даже читать не умеет. Я здесь единственная грамотная женщина.

— Ты денно и нощно напоминаешь нам об этом, — вздохнула Роуз и предусмотрительно отошла в сторону, когда Уильям сделал выпад и так близко взмахнул мечом, что чуть было не проткнул ее элегантно скроенное монашеское одеяние.

— Вы сказали, что постоянно навещаете Лимбери, — продолжал допрос Майкл, обращаясь к Эскилу. — Как долго вы обычно находитесь здесь?

— Несколько недель, — спокойно ответил рыцарь. — У меня нет своей семьи, поэтому я с удовольствием провожу время с лучшими друзьями — Лимбери, Уильямом и Доулом. А Лимбери всегда отличался исключительным гостеприимством.

— Вы оба священники? — спросил Бартоломью у капеллана и викария, дабы выяснить, посвящен ли Уильям в духовный сан. Его неподдельный интерес к мечу противоречил всем представлениям о духовной службе. Истинный священник обязан был отречься от оружия.

Доул кивнул:

— Мы приняли посвящение в духовный сан, когда вернулись из Пуатье. Я сделал это исходя из внутреннего убеждения, поскольку погубил слишком много французов, а также с учетом того печального факта, что вряд ли мне удастся найти невесту. К сожалению, война обезобразила меня.

— Это неправда, — возразила Роуз, породив в глазах Доула искру надежды. — Джоан, например, не испытывает никаких проблем с поиском партнера, после того как муж оставил ее навсегда, хотя и безобразна.

Ожидания Доула внезапно угасли, а пухлые щеки Джоан покрылись густой краской.

— Мы еще посмотрим, кто из нас найдет себе лучшего мужа, — холодно сказала она. — Считаешь себя красавицей, но на самом деле ты темнокожая и к тому же красишь волосы. А мои локоны имеют натуральный светлый оттенок.

— Прошу вас, леди! — взмолился Майкл, опасаясь, что перебранка затянется надолго. — Здесь лежит мертвец, и вам должно быть стыдно ссориться из-за цвета волос. Итак, Доул, вы хотели рассказать нам, прочему решили стать священником.

Доул снова кивнул и посмотрел на Бартоломью:

— Если бы вы были в Пуатье, вам не пришлось бы напоминать мне о славной победе англичан, которая сопровождалась слишком большими жертвами с обеих сторон. После этой битвы мне приказали помочь в захоронении погибших, и это отняло у нас несколько дней. Поэтому когда Лимбери сказал, что может устроить мне должность капеллана в монастыре Иклтона, я с радостью принял это предложение.

— А вы? — спросил Майкл у Уильяма, который тщательно вытирал рукавом с меча пятна крови, предварительно поплевав на него.

— В то время Иклтону нужен был викарий, а мне требовалась крыша над головой, — ответил тот. — После опустошительного голода в стране остро не хватало священников, и многие деревни были рады получить хоть какого-то викария.

— Совершенно верно, — согласился с ним Майкл, — но даже при этом имеются некоторые стандартные требования.

— Мы с Доулом знаем латынь, — ответил Уильям с таким видом, будто это единственный критерий отбора священников. — А Лимбери очень нравилось, что я могу писать ему многочисленные завещания, а также вести его хозяйственные счета помимо своих прямых обязанностей в церковном приходе. Как и большинство военных людей, он был неграмотным.

— Значит, Лимбери предложил вам и Доулу весьма доходные посты и при этом обошел своим вниманием Эскила? — удивился Майкл, поворачиваясь к рыцарю.

Тот пожал плечами. Он стоял у домашнего очага, ковыряя палкой давно остывший пепел и удерживая равную дистанцию от обеих поклонниц. Бартоломью посмотрел на него и вдруг подумал, знает ли тот, как величественно смотрится в своих рыцарских доспехах.

— Я рыцарь, а не священник, — ответил Эскил. — Правда, Лимбери предложил мне стать его бейлифом, но, думаю, Хог лучше расскажет об этой истории.

— Да, расскажу, — твердо заявил Хог. — Моя семья служила ему в течение нескольких поколений, и, выгони он меня, я сейчас не стоял бы здесь с вами.

— И я тоже, — неожиданно вмешался Джеймс, вернувшийся с кружкой вина для мадам Полин. — Это было очень несправедливо по отношению к нам. Моя семья всегда хранила верность семье Лимбери.

— А что будет теперь, после его смерти? — спросил Бартоломью. — Является ли Джоан его единственной наследницей?

— Я должен отыскать его последнее завещание и посмотреть, что там написано, — ответил Уильям. — Он постоянно менял свое решение на этот счет, и сейчас я уже не помню, что говорилось в последнем из них.

— В нем говорится, что все его имущество достается мне! — закричала Джоан, встревоженная появившимися сомнениями, чем вызвала неудержимый хохот у Роуз.

— А я припоминаю, что он упомянул там своих друзей, — добавил Уильям с едкой ухмылкой, не переставая полировать сверкающее лезвие меча. — Можете назвать это эгоизмом, но сия маленькая деталь почему-то застряла в моей памяти.

Дискуссия стала быстро перерастать в очередную склоку, к которой на этот раз присоединились двое слуг. Майкл почесал затылок, пропуская мимо ушей поток гневных обличений, а Бартоломью подошел к нему и уселся рядом, чтобы поделиться своими мыслями. Как же ему сейчас хотелось вернуться в свой Майклхауз! Увеселительная прогулка по сельской местности перестала быть приятной.

— Лимбери уже нет, и нам вряд ли удастся вернуть свои десять марок, — прошептал он Майклу. — Если учесть, что существует несколько завещаний, противоречащих друг другу как по форме, так и по содержанию, нам придется дождаться адвоката, который должен разобраться в этом деле.

— На это может уйти несколько месяцев, а общественные уборные нужны уже сейчас, — недовольно проворчал монах. — Кроме того, хозяина убили, и я очень сомневаюсь, что эти люди способны провести справедливое расследование. Они слишком озабочены собственными интересами. Никогда в жизни я не видел такого накала ненависти под одной крышей. Во всяком случае, мы, ученые, стараемся контролировать свои поступки и скрывать ненависть под маской общепринятых приличий.

— Тогда тебе следует возобновить допрос, иначе нам придется расследовать еще одно убийство. Грубые выпады Доула уже серьезно поколебали редкое самообладание Уильяма, а в руках у него этот жуткий меч.

— Так называемый проклятый меч, — задумчиво сказал Майкл, глядя на викария, крепко сжимавшего в руке оружие. — Как ты думаешь, это действительно ценная вещь? Мне почему-то кажется, что Уильям намерен оставить его себе.

— Все хорошие клинки очень дороги, а этот, несомненно, лучший из лучших. Возможно, он уже знает, что Лимбери завещал это оружие ему, или решил присвоить его без чьего-либо ведома и согласия. Как бы то ни было, но он действительно не расстается с ним ни на минуту.

— Мы знаем, что Лимбери не умел читать и писать. Стало быть, какой-нибудь клирик мог нацарапать все, что ему вздумается, и при этом завещание будет подписано и заверено печатью. Как ты думаешь, Уильям может оказаться нечестным человеком?

— Он не очень хороший священник, поскольку не отправился сразу в церковь с телом покойного друга, чтобы помолиться за его душу. Но может ли он быть нечестным? Полагаю, это зависит от того, как настойчиво и нагло он будет отстаивать свое право на меч.

Между тем Доул открыл сундук и извлек оттуда несколько документов. Некоторое время он изучал их, а потом недовольно поморщился:

— Это его завещания, но на них не проставлены даты, а некоторые даже не подписаны. Юристам придется повозиться с ними не один год.

— Это ты во всем виноват! — выкрикнула Джоан, глядя на Уильяма полными слез глазами. — Ты же его клирик и должен был позаботиться, чтобы бумаги оформили должным образом.

Уильям самодовольно ухмыльнулся. Его недавний энтузиазм в споре с Доулом заметно остыл. А меч лежал на скамье, ярко поблескивая отполированным лезвием.

— Это всего лишь черновики, а его последнее завещание, подписанное и датированное, спрятано в надежном месте. Лимбери заботился о своих богатствах и хитроумно выбирал места для их хранения.

— Все это очень интересно, — прервал его Майкл, — но никак не помогает нам установить ход событий, случившихся здесь сегодня утром. В какое время вы все прибыли сюда, чтобы потом отправиться на охоту?

— Сэр Элиас и я были уже здесь, — сказала Джоан, удобно устроившись рядом с рыцарем, — поскольку ночевали в этом доме. Потом сюда приехал Уильям, а после него — Доул. Последними прибыли Роуз и Полин.

— Слишком рано, — не преминула пожаловаться мадам Полин. — Еще до завтрака, а это не очень хорошо для пожилой…

— Хог и Джеймс тоже находились здесь, — бесцеремонно прервала ее Джоан, — и уже успели оседлать лошадей. Потом вошли в дом и вместе с нами съели по миске похлебки.

— Когда это было? — уточнил Майкл. — Вскоре после рассвета?

— Намного позже, — холодно заметил Хог. — Для человека, который напряженно трудится весь день, понятие «рассвет» имеет совсем другое значение. До того как привести в порядок и оседлать лошадей, я успел побывать на полях. Мы с Джеймсом съели похлебку, дожидаясь монахинь. А потом, потратив большую часть драгоценного времени на пустую болтовню, все вышли во двор, сели на лошадей и отправились на охоту.

— Но без Лимбери? — допытывался Майкл. — Почему он не поехал с ними?

— После похлебки он решил отказаться от сомнительного удовольствия убить дикое животное и посвятить это время более приятному занятию — составлению нового завещания, — пояснил Эскил. — Надо сказать, это было не в первый раз. Как уже говорил Уильям, он любил составлять завещания.

— Может, что-то заставило его подумать о новом