Книга: Четыре признака этноса ал-Мас’уди, «новое учение» Н.Я.Марра и теория плазматичности языка Н.Н.Вашкевича: точки соприкосновений



Борисова О.В.,

доктор исторических наук, профессор (г. Луганск, Украина)

Четыре признака этноса ал-Мас’уди, «новое учение» Н.Я.Марра и

теория плазматичности языка Н.Н.Вашкевича: точки соприкосновений

Можно только с сожалением констатировать, что развал единого научного и образовательного пространства, произошедший после распада СССР, резко негативно повлиял на качество подготовки научных кадров во всех бывших республиках Советского Союза, ныне — независимых государствах. Это отрицательнейшим образом сказалось, прежде всего, на медиевистике, требующей от исследователя глубокого знания древних языков. Система научных школ медиевистики, в частности, арабистической медиевистики, сложившаяся в СССР еще с 30-х гг. ХХ в., разрушилась. В результате не просто снизилось качество научных исследований в области медиевистики, но и, в частности, в Украине, специалистов в области медиевистики остались вообще единицы. Защиты даже кандидатских диссертаций по истории средних веков происходят в Украине очень редко, поскольку нет специалистов, способных качественно руководить такими исследованиями, как также и профессионально критически их оценивать. В результате о продолжении даже того, что еще осталось в этой научной отрасли от наследия советской школы медиевистики, можно говорить весьма относительно. Это тем более относится к арабистической медиевистике, поскольку специалисты в этой отрасли науки либо вымерли, либо выехали из Украины.

Что же касается работ такого уникального арабского ученого Х в., как Абу-л-Хасан Али ибн ал-Хуссейн ал-Мас’уди, то на постсоветском пространстве практически не осталось ученых, способных не просто читать, но понимать его тексты, а уж тем более — способных глубоко их изучать. То, что завещал продолжить после себя такой выдающийся арабист-медиевист, как профессор В.М.Бейлис (г. Луганск, Украина), на сегодня плодотворно исследует (в частности, — в своей докторской диссертации) только его ученик доктор ист. наук В.Г.Крюков (г. Луганск, Украина), но это — работы авторов описательной школы арабской средневековой географии и космографии (ал-Хваризми, Ибн Хордадбех и др.). Оставленные же уже более 10 лет назад самим В.М.Бейлисом Т.М.Калининой (г. Москва, РФ) для доработки переводы текстов ал-Мас’уди очень трудно поддаются обработке и комментированию, почему публикация их и задерживается. Это можно объяснить: тексты ал-Мас’уди очень сложны, ведь он был, в отличие от других арабских космографов-мусульман, суфием, поэтому его тексты надо еще научиться понимать, чтоб адекватно хотя бы перевести, не то, что осознать весь их глубочайший смысл. Но это дела не меняет: ал-Мас’уди ныне даже на русский язык никто на должном уровне даже в Москве перевести не в состоянии. Крюков в Луганске может перевести, даже на украинский язык, но он занят другими авторами.

В России, безусловно, есть еще школы арабистической медиевистики — Большакова, Микульского и др., но они всегда несколько по-иному трактовали ал-Мас’уди, чем школа Бейлиса. Так что, в этой области историографии намечается серьезная дискуссия о наследии ал-Мас’уди, которая еще впереди, и она, безусловно, может быть очень интересной и полезной для дела науки. А потому заметим, что ал-Мас’уди не так прост, как может кому-то показаться, чтоб его тексты можно было понять «с ходу». Этот средневековый автор будет открыт еще не раз в истории. И все зависит от того, сколь качественные его переводы может обеспечить потомкам нынешнее поколение арабистов-медиевистов.

Одно из самых интересных качеств работ средневековых арабских авторов — это то, что вся средневековая арабская наука была основана на филологии, и тонкости языка ими и использовались при написании их работ (эти авторы ощущали давление мусульманской теологии и шифровали свои работы). А самое интересное в работах космографов, одним из которых был ал-Мас’уди, — это их методология «семи климатов».

На христианском культурном пространстве эта методология была задавлена сразу же, как только погибла Восточная Римская империя в середине ХV в., но и на мусульманском пространстве ей судилось просуществовать не намного дольше. И сегодня никто толком не может сказать, что это было такое, все ученые ограничиваются общепринятой критикой ее, не вникая в подробности. Говорят: «ал-Мас’уди был географом». Нет, уточняем мы, прежде всего он был космографом. А что такое космография? Кроме обвинения в «лженаучности», ничего иного сегодня о ней услышать практически невозможно. А ведь именно космография в средневековом греко-православном, как также и в арабо-мусульманском мире, собственно, и базировалась на методологии «семи климатов». Говорят: «ал-Мас’уди был историком и этнографом». Не вопрос, был. Но он рассматривал историческую и этнографическую картину современного ему мира именно в свете теории «семи климатов». В связи с этим, кто может утверждать, что он ПОНИМАЕТ ал-Мас’уди? Кто на такое решится, если никто не знает, что такое средневековая теория «семи климатов», и какой в ее свете предстает картина мира? Вот. Потому мы и утверждаем, что никто сегодня не может знать точно, что именно оставил после себя «арабский Геродот» ал-Мас’уди.

В данной статье мы не углубляемся в проблемы переводов текстов ал-Мас’уди, мы берем из его наследия всего одну теорию, этнографического порядка, относительно изученную, и используем ее. Но подчеркиваем при этом, что в работах ал-Мас’уди скрыты большие тайны, которые еще всем нам и нашим ученикам еще только предстоит раскрыть. И мы кое-что ниже покажем.

Для исторической науки важным является современный лингвистический поворот в философии и его влияние на всю методологию науки [См.: 1]. В данной связи интересным является исследование российского лингвиста Н.Н.Вашкевича [2], а также работы лингвистов, посвященные «новому учению» Н.Я.Марра (напр., Т В.Гамкрелидзе [3], А.С.Зеленько [4] и др.), особенно те, которые были опубликованы после проведения по инициативе видного американского филолога Р.Якобсона Всемирного конгресса лингвистов в Лозанне (2005 г., Швейцария). На нем теория языка Н.Я.Марра была признана всеми лингвистами мира «универсальной лингвистической парадигмой»]ория языкай лингвистической парадигмой" ом циативе Р.Якобснона філософію науки: Автореф. дисс. ский поворот в философии и его вл [5]. Исследуя генезис научной парадигмы исторического процесса в средние века [6], мы, безусловно, не могли обойти вниманием указанные новые направления науки и выявили весьма интересные вещи.

Прежде всего, отметим, что филолог-арабист Н.Н.Вашкевич выдвигает теорию о существовании языковой плазмы как некоей программы работы мозга человека. Она постепенно раскрывается во время сна ребенка, но при этом звучание человеческой речи, песен, молитв и т. п. обязательно необходимо. В противном случае непопадание вовремя кодовых звуков в сознание ребенка (как это бывает с изолированными от человеческого общества детьми, найденными в джунглях) приводит к тому, что соответствующие «файлы» в программе мозга не откроются, в результате чего ребенок никогда не станет полноценным человеком. Следовательно, человек в младенческом возрасте не изучает язык, а как бы «вспоминает» его во время сна. Сегодня уже не подлежит сомнению научность теории С.Грофа о матричном характере сознания человека, и проблема заключается уже в определении того объективного пространства, в котором данные матрицы и располагаются. Этим занимаются ныне физики, как также и некоторые психологи, ибо психологическая наука базируется на физической парадигме, и в ней сегодня также ведется серьезный методологический спор — оставаться ли в естественнонаучной области или же уходить в сферу гуманитарных наук. Сторонники первого пути объективно и ориентированы на физику с ее современными достижениями. Мы тоже имеем некоторые исследования в данной области, в том числе и в содружестве с физиками [7; 8].

С открытием информационных взаимодействий в природе ученым удалось объяснить объективную основу феномена сознания и связанные с ним его проявления. Теория физического вакуума, разработанная акад. Г.И.Шиповым и А.Е Акимовым, основанная на информационных взаимодействиях, носителями которых являются торсионные поля (как и недавно открытые скалярные), признает существование невидимого тонкого мира [8, с. 5]. Эти поля подчиняются нелинейным уравнениям, описывающим как самодействующие, так и взаимодействующие системы. Самодействующие системы образуют устойчивые полевые образования — солитоны, способные существовать долгое время. Сознание находится в «особом пространстве», которое можно назвать «тонким миром», и представляется в виде торсионного солитона, несущего большой объем информации. Первичные торсионные поля, переносящие информацию без переноса энергии, образуют биоэнергетические солитоны, которые обладают бесконечно большой витальностью.

Вокруг этих открытий и развернулась в естествознании борьба за новую физическую парадигму. А пока ученые спорят, представители новой науки уже конструируют приборы, основанные на открытии информационных взаимодействий. Здесь новая наука не вступает в противоречие с материализмом — речь идет об объективных явлениях физического мира, просто невидимых человеческим взором, а, следовательно, можно говорить об иных формах материи. Мы в союзе с проф. В.А.Ульшиным предложили термин — «химическая («солнечная» или плазматическая) материя [8, с. 6]. (Как видим, физических данных в исследовании феномена сознания уже явно недостаточно. Необходимо «подключение» химии). Физики же пока что предпочитают использовать концепцию «эфирного пространства» [9].

Сопоставив данные современных ученых-физиков с древней космографической теорией климатической зональности, присутствовавшей в греческой и арабской космографии — теорией «семи климатов», и уточнив указанный термин согласно Феофилакту Симокатте (нач. VІІ в.), как «семь климатов Вселенной», а также понимания древними греками термина «klimax» как «лестницы» [6; 8], мы пришли к выводу, что речь должна идти не о «лестнице», а об «этажерке». Теология в древности развивала понятие «семи небес», наука — понятие «семи климатов». Проявилась бинарность, характерная для вещества плазмы. Две же, поставленные друг к другу «вверх ногами» плазматические «этажерки» и составят известный физике спин — первокирпичик торсионных (информационных) полей. (Похоже на лестницу, но более сложно. Поэтому мы и говорим об этажерке). Вот это и есть МАТРИЦА пространства Сознания.

Всё изложенное — чрезвычайно важно, поскольку доказывает наличие объективной основы теории плазматичности языка Н.Н.Вашкевича, а, следовательно, вполне может являться объектом изучения для науки. Работа Вашкевича важна еще и потому, что он доказывает, что существуют объединенные общей основой языки (мы предлагаем термин «дуальные пары языков» — они лингвистически дуальны, а по своей эонной основе, т. е. по тому, что они несут в себе в сфере Духа, бинарны, т. е. противоположны). Одной из таких языковых дуальных пар Вашкевич считает русский и арабский языки. Просто один язык читает и развивает свою плазматическую основу слева направо, а другой — справа налево.

Арабская средневековая наука вся базировалась на филологии, что арабистика давно установила. Средневековые арабы многое из космографических достижений заимствовали у православных греков, а те — у античных, но следует учитывать, что христианство не допускало развития науки о «климатах». Поэтому средневековая арабо-мусульманская наука в этой области была главным авторитетом. По крайней мере, так было до поры, пока ее не задушила мусульманская теология, что произошло после ХV в. Тем не менее, объективная лингвистическая основа любой религии выведет нас на то, что нам нужно. Берем главный христианский источник, но не просто, а его исток. Итак, — Иоанн 1:1:

                          «В начале было Слово,

И Слово было у Бога,

И Слово было Бог.

Оно было в начале у Бога».

Обращаем самое пристальное внимание на «ОНО», идущее после точки (в таких источниках важно всё, включая знаки препинания).

Согласно мифологии, Бог — это уже состояние Космоса (как «порядка»), а Бог и стоит здесь во 2-й строке. А до этого был Хаос — как Начало (см. 1-ю строку). Значит, до появления ОНО было еще что-то. Что именно — уточнит нам древний славянский источник, а конкретно — «Описание торжеств в честь окончания жатвы у славян-язычников» (опубликовано в статье Г.Глинки «Храм Световида» в «Вестнике Европы», 1803 г. Правильность использования нами для уточнения именно славянского источника станет ясна ниже). В нем поступательно описано состояние перед появлением бога Световида, само его появление, пребывание в видимом образе и исчезновение, т. е. — Начало, фаза Ожидания, Появление Бога и Смена богов. Берем только первую строфу:

«ПЕРВЫЙ ЛИК И ОБОРОТ

Ясен месяц во полуночи,

Звезды ярко блестят нощию,

Месяц серебрит воды темныя,

Звезды златят небо синее;

Только греет одно солнце ясное» (выделено нами. — О.Б.).

А вот и «ОДНО»! «ОНО» появится тоже, но — во «Втором лике и обороте». Все совпадает с Иоанном. Значит, в состоянии Хаоса (как бес-порядка) присутствует ОДНО, в состоянии Космоса (как порядка) появляется ОНО.

Следующий наш шаг — сопоставление с установленными Н.Я.Марром четырьмя первоэлементами языка, а это — SAL, BER, YON, ROШ, и Марр их расположил именно в указанном порядке.

Мы же утверждаем, что, поскольку речь идет о ПЕРВОНАЧАЛАХ языка, то YON и есть ОНО, но его в таком случае следует ставить не третьим, а первым в ряду первоэлементов (т. е. мы считаем возможным в этом месте поправить Марра).

Все первоэлементы и есть основания языковой плазмы, но «включение» YON, на наш взгляд, происходит еще во внутриутробном периоде жизни человека, поскольку элемент SAL можно отождествить с СОЛО, программа коего, похоже, «включается» с рёвом новорожденного. Наше утверждение подтверждает сам Марр, поскольку он в своих работах доказывает, что именно элемент YON имеет универсальное значение, и в нем заключены ВСЕ СЛОВА, что видно из составленной ним самим Таблицы [10, с. 104–105]. И числовой показатель элемента YON (ОНО) устанавливается также по Марру. В приведенной им Таблице выделяем значение его «рука», что Марр сопоставил с человеком как личностью и с числом «1» и представил еще доказательства этого своего утверждения [11, с. 183]. Следовательно, YON (ОНО) = 1, а значит, — Моно, что точно соответствует первоначальному состоянию Вселенной — состоянию Моно. Так что, и здесь всё сходится.

Далее следует обратиться к великому ученому Х в. — выдающемуся космографу и «арабскому Геродоту» ал-Мас’уди. Он, невзирая на то, что работал в рамках классической арабской космографо-этнографической парадигмы и ссорился не с теологами (как философы его времени), а с политиками, всё же библейско-кораническую версию начала истории принимал с оговорками. Он обращал особое внимание на то, что некоторые народы, в частности, персы, индусы и китайцы считают своими праотцами иных, чем библейские, мифологических персонажей. Сомнения ученого подкреплялись, в первую очередь, тем, что их мифы не содержат никаких данных о Потопе.

Интересно. Обратимся к яфетической теории генезиса языков М.Я.Марра [12]. Марр называет «яфетическим» некий первоначальный язык (о существовании которого говорил А.А.Потебня [13]), основные четыре элемента которого (см. выше), по мнению Марра, и лежат в основе ВСЕХ языков. Мы уже определили, что YON соответствует ОНО, как также предположили, что до выделения ОНО существовало некое ОДНО.

В таком случае, после разделения (как бы «выпадения») Д какое-то время существует отдельно, и на нем могло возникнуть что-то типа ДОNО, которое тоже будет очень древним (кстати, вот и Танис /арабск./ или Танаис. Важно, ведь именно славянский источник нам уточняет Евангелие Иоанна, что не может быть случайным). А сейчас сделаем то, что делает Н.Н.Вашкевич: читает все слова по-арабски, т. е. справа налево, и получим:

SAL  — LAS

BER — REB

YON — NOY — sic!

RОШ — ШOR

ОНО — первое, первоначальное, и именно здесь появляется Ной! (Сей персонаж, полагаем, не нуждается в представлении). Язык Ноя, в таком случае, можно назвать первоначальным, происходящим из ОНО (YON). И тут же заметим, что ОНО появилось тогда, когда из ОДНО «выпала» Д. Значит, и по линии Д мог возникнуть язык, не связанный с языком Ноя, и этот язык, что совершенно не исключено, мог быть и более древним, чем язык Ноя. (В конце концов, допотопные Каин и Абель ведь тоже не могли быть немыми, также? Тему прекращаем, она — отдельная, но и не обозначить ее мы не могли).

Возвращаясь же к теме языка Ноя, заметим, что, по нашему мнению, то, что Марр называл «яфетическим» языком, правильнее называть ноическим (или йоническим), поскольку Ной был старше Яфета в силу того, что был его отцом. И это был язык допотопный. Значит, можно предположить, что народы, языки которых развивались на основе элемента YON (ОНО), могли сохранить и какие-то предания, где и не могло быть данных о Потопе, поскольку он случился позже возникновения ноического (йонического) языка. Как также не забываем, что параллельно к ноическому / йоническому языку мог развиваться и язык от «выпавшего» Д, и уж в нем-то точно никаких данных о Потопе быть не могло, т. к. он был гораздо более древним.



Далее же, исходя из ОНО, понимаем, что первоначально могла существовать только одна гласная (а филологи и утверждают, что А появилась позже, чем О). Распространяем это на первоэлементы:

SOLO — LOSO

BORO — ROBO

YONO — NOYO (первоначало все равно то же самое — Ной)

RОШO — ШORO

(с) (с)

Выделяем самые основные элементы: оlо, оrо, оno, ошо /осо/. Очевидно, мы имеем дело с главными базовыми элементами, на которых строился язык. Когда возникнет гласная А, может быть еще и так:

І. SOLA — LASO II. SALO — LOSA

BORA — RABO BARO — ROBA

YONA — NAYO YANO — NOYA

RОШO — ШARO ШORO — ШORA

(с) — (с) (с) — (с)


К «строительным» элементам тогда добавятся: оlа /аlо/, аrо /оrа/ и т. п. Буква А — очень важна: «кип-арис» здесь надо видеть (только проще, видимо: кип-аrо), связанный с Ковчегом Ноя. Сопоставим:


1. SAL (LAS) — SOLO (LOSO) — SOLA (LASO) — SALO (LOSA)

2. BER (REB) — BORO (ROBO) — BORA (RABO) — BARO (ROBA)

3. YON (NOY) (OHO) — YONO (NOYO) — YONA (NAYO) — YANO (NOYA)

4. ROШ (ШOR) — ROШO (ШORO) — ROШA (ШARO) — RAШO — (ШORA)

(с) (с) (росо) (соро) (роса) (саро) (расо) (сора).

Как видим, и «сало» здесь есть (которому Марр уделял значительное внимание, как и слову «конь», которое выходит с YON), и robo, и boro, и рaсо, и росо и т. п.

Но нам надо проследить еще и «выпавшее» Д. Получим следующее: Д+ОНО — ДОНО — в закрученном перевороте ОДНО (YODNO), и NOD (земля Каина). Так у нас проявляется бинарность — женское и мужское первоначала языка. Но ведь еще существует и соединение Г — Д. Получаем YOGNO. А вот и Агнец, а еще «агни» (огонь. — санскр.). О, это очень важно! Ведь получается, что линия самых древних языков (из Д, «выпавшего» из ОДНО, и ноического / йонического) стыкается только в YOGNO (YАGNO) т. е. в Агнце, являющемся образом Иисуса Христа.

Обратившись же к приведенной нами только что линии сопоставлений, заметим, что осмотр первоэлемента YON (в перевороте NOY) проявляет, что ОНО остается в ряду трансформаций (трёх) практически неизменным, но дает противоположности YANO — NOYA, и ЯНО проявляется как начало женское, но такое, что возникло из мужского. Здесь — либо информация об андрогинизме Логоса, либо о том, что у Евы был свой язык, но родственный языку Адама (они существовали до Ноя). Мы склонны ко второму варианту, ибо, по всему, андрогинизм Абсолюта развалился задолго до возникновения человека — еще тогда, когда от ОДНО «отвалилось» Д.

И от этого Д явно идет еще одно женское начало (а вот здесь уже точно первоначало, т. к. возникло задолго до появления человека), поскольку Бог, владеющий ОНО, — мужского рода. Так, кстати, проявляется ни что иное, как Божественная сущность женского рода. Очень интересно, не так ли? (Ева, кстати, ни в каком смысле не является ей соперницей, поскольку Ева — человек. Для этой же «мисс Х» соперник — только один: Бог, т. е. Тот, Кто давал все языки. А она?..).

От Д, учитывая первоначала языка, могло возникнуть: ДАL, ДЕR, DON, ДОШ (ДОЩ) — LAD, RED, NOD, ШOD (ЩОТ). От оппозиции же (сейчас убедимся, что мы правы относительно определения полов), т. е. от Г могло возникнуть: GAL, GER (HER. Вот! Точно от Г идет мужская линия), GON, GОШ, — LAG, REG, NOG, ШOG (позже — ШАG). В первом ряду проступает украинский и немецкий языки, во втором — немецкий и русский. Так проявляется, что русский и украинский языки составляют, кроме русского и арабского, еще одну дуальную пару языков, причем, тоже бинарную, хотя и по-своему.

Отметим, что нигде пока что не проявилось INO (инь), которое у тех же китайцев считается женским началом, что учитывать необходимо. Возможно, оно возникло по линии Д, что было бы вполне органичным, т. к. по Д, собственно, и идет женское самое древнее начало. Смотрим на Д и видим: DON — DIN (А вот и снова тот же Танаис — как Дон или украинский Дін; при этом учитываем и Донец как Дінець /укр./). Проставляем тут же, что «дин» означает «вера» на персидском языке, и напоминаем, что именно персы и индусы, согласно ал-Мас’уди, выводили свое происхождение не от Ноя. А ведь теория «индоевропеизма» терпит крах просто на глазах! И именно с ней Н.Я.Марр в свое время и воевал бескомпромиссно. Имел основания, прямо скажем.

Как бы там ни было, но первоначал в языке явно проявилось ДВЕ ПАРЫ, и та из них, что идет от согласных, — древнее. Отсюда и могли выходить архаические предания, в которых и не могло быть информации о Потопе.

В работах ал-Мас'уди содержится также и его знаменитая теория «семи древних народов». Ученый базировал ее на том положении, что после Потопа и раздела Земли между сыновьями Нуха (т. е. Ноя. — О.Б.) возникли 7 народов, внесших решающий вклад в развитие мировой цивилизации. Это — персы, халдеи, греки, египтяне, индусы, тюрки, китайцы. Обратившись к «Генеалогическому древу языков» Н.Я.Марра [12, с. 126], увидим, что утверждение ал-Мас’уди отражает развитие «ствола» (персы, греки, индусы), двух «ветвей» слева (китайцы, тюрки) и двойной «ветки» справа (халдеи, египтяне). Первым из указанных народов ал-Мас'уди считал персов [14, с. 106]. В дополнение к его мысли отметим. что язык и культура персов вообще-то имели арийскую основу.

Безусловным достижением ал-Мас'уди является разработка системы признаков, согласно которой описывался каждый народ. Признаки эти таковы:

1) общий язык,

2) общая территория,

3) общая государственность,

4) общие физические свойства.

Практически те же признаки этноса выделяет и современная наука. Сопоставим выделенные ал-Мас'уди признаки этноса с первоэлементами языка, взяв уже развернутую трансформацию, изложенную нами выше (т. е. YON мы ставим первым), и получим следующее:

1) общий язык: YANO — NOYA — ONO — DONO + SOLO;

2) общая территория: BORA, ROBA, DAL, DON, DOШ+LOSA+ROШO;

3) общая государственность: RABO, BARO, LAD+LASO, ШARO, DER, ЩOT;

4) общие физические свойства: RAШO (RASO), RED (RID), может быть выход на BER в трансформации REB.

Выделяем доминирующие:


  1. YON ↔ NOY |

  2. SAL ↔ LAS |<——————————————————┐ связано с пространством

         3. BER    ШOR(COPO)ГОСУДАРСТВО = СОРО | | КОСМОС = LAD

 4. ROШ   REB


Как видим, система признаков этноса ал-Мас'уди и теория Н.Я.Марра о четырех первоэлементах человеческого языка обоюдно подтверждают друг друга.

Выходы украинского и русского языков в трансформациях языковых первоэлементов заставляют внимательнее присмотреться к тому факту, что Марр боролся со всеми лингвистами мира именно из-за первоэлемента RОШ, который, согласно нашей схеме, стоит в основании физических свойств народов. Через тему первоэлементов языка выходим на физические свойства человека как такового, а, следовательно, в первую очередь, на работу (подключаем здесь Вашкевича) плазматических программ человеческого мозга. Марр, преодолевая огромное сопротивление западноевропейских ученых и издателей, упорно ставил в элементе RОШ именно русскую Ш. принципиально заметим, что буква эта является и украинской так же. К тому же, не забудем и о возможной трансформация от Д — ДОШ(Щ) (как ДОЩ-Бог, или Даждь-бог), а также RОD (RID) — RED (здесь и украинское «рід» проступает, и яснее становится, почему средневековые арабы переводили этноним «русы» как «красные» — см. RED).

Таким образом, у нас имеются основания утверждать следующее:

1. Работы средневекового арабского ученого Х в. Абу-л-Хасана Али ибн ал-Хуссейна ал-Мас’уди необходимо самым тщательнейшим образом изучать в процессе того «лингвистического поворота», который ныне наблюдается в мировой философии и уже имеет выход в методологию всей современной науки. Вся арабская средневековая наука была основана на филологии, ал-Мас’уди же, будучи классиком арабской космографии и связанной с ней этнографии, представляет в этом отношении огромный интерес.

2. Теорию первоэлементов человеческого языка Н.Я.Марра необходимо, вслед за другими положениями его «нового учения» о языке, признать на самом высоком научном уровне. Хотя это и не исключает необходимости некоторых уточнений в отношении очередности этих первоэлементов.

3. Теория плазматичности человеческого языка российского лингвиста-арабиста Н.Н.Вашкевича заслуживает самого серьезного внимания. Его тезис о существовании дуальных пар языков можно принять безоговорочно.

4. В плазме человеческих языков по линии всех четырех, открытых Н.Я.Марром, первоэлементов четко прослеживается, что один из ее корней и, похоже, самый глубокий — славянского рода. Но особое значение имеет первоэлемент ROШ, связанный с физическими свойствами человека.

5. Языковая плазма без развития в человечестве основанных на первоэлементе RОШ языков (русского и украинского) может не раскрывать всех возможностей мозга человека.

6. Для сохранения и развития русского и украинского языков необходимо сохранение и изучение в системе образования Украины и Российской Федерации славянской языковой основы (старославянского языка), как также украинцам и русским необходимо изучение латинского языка. Последний, судя по всему, «открывает» какие-то важные, но иные, чем те, что идут от элемента ROШ, программы мозга человека, связанные с тремя другими первоэлементами языка (легкое освоение иных, чем родные, языков; правильное освоение общей территории; создание и сохранение государственности).


ЛИТЕРАТУРА:

1. Пряженцева К. В. Лінгвістичний поворот в філософії та його вплив на філософію науки: автореф. дис. на здобуття наук. ступеня канд. філософ. наук / К. В.Пряженцева. — К., 2000. — 16 с.

2. Вашкевич Н. Н. Системные языки мозга / Николай Николаевич Вашкевич. — Москва: Белые альвы, 2002. — 400 с.

3. Гамкрелидзе Т. М Якобсон и проблема структурного изоморфизма между генетическим и лингвистическим кодами / Т. М. Гамкрелидзе // Бессознательное. Многообразие видения. — Новочеркасск: Агентство САГУНА, 1994. — С. 103–105.

4. Зеленько А. С. Проблеми семасіології у філософсько-психологічному осмисленні: [монографія] / Анатолій Степанович Зеленько. — Вид. 2-ге, перероб. і доп. — Луганськ: Альма матер, 2004. — 228 с.

5. Гамкрелидзе Т. М. Об одной лингвистической парадигме / Т. М. Гамкрелидзе // Вопросы языкознания. — 2005. — № 2. — С. 3–7.

6. Борисова Ольга. Ґенеза наукової парадигми історичного процесу в середні віки (V — ХV ст.): [монографія] / Ольга Василівна Борисова. — Луганськ: Альма матер, 2005. — 456 с.

7. Борисова О. В. К вопросу о синтезе истории и естествознания в генезисе научной мысли (постановка проблемы) / О. В. Борисова // Наука. Здоров’я. Реабілітація: Матеріали ІІІ міжнар. наук. — метод. конф. — Вип. ІІІ. — Луганськ: Знання, 2005. — С. 27–33.

8. Борисова О. В. К вопросу о методологии изучения пространства сознания: физический и исторический аспекты / О. В. Борисова, В. А. Ульшин // Історія науки і техніки: мат. методологічного семінару 20–21 лютого 2007 р. — Луганськ: СНУ ім. В.Даля, 2007. — С. 4 — 12.

9. Иванов Ю. И. Мерцающий мир. Гипотеза ускользающей реальности или эволюция человека в Природе / Юрий Иванович Иванов. — Самара-Ореховка, 2002. — 72 с.

10. Марр М. Я. До семантичної палеонтології в мовах неяфетичних систем // Марр М. Я. Вибрані твори. — Т.ІІ. Проблеми граматики / Микола Якович Марр. — К.: Вид-во АН УРСР, 1938. — С. 63 — 106.

11. Марр М. Я. Про числівники // Марр М. Я. Вибрані твори. — Т.ІІ. Проблеми граматики / Микола Якович Марр. — К.: Вид-во АН УРСР, 1938.. — С. 153–212.

12. Марр М. Я. Яфетична теорія // Марр М.Я. Вибрані твори. — Т.І. Мова і мислення / Микола Якович Марр. — Вид 2-ге, випр. і доп. — К.: Вид-во АН УРСР, 1938. — С. 95 — 198.

13. Потебня А. А. Мысль и язык / А.А. Потебня. — Харьков, 1923. — 139 с.

14. Микульский Д. В. Арабский Геродот / Д. В. Микульский. — Москва: Алетейя, 1998. — 229 с.


У статті зіставляється теорія чотирьох ознак етносу ал-Мас’уді з теорією чотирьох першоелементів мови М. Я. Марра та плазматичності мови М. М. Вашкевича.


In article compare with al-Mas’udi systems of signs ethnos and theory of N.Marr about for firstelements of the human language with N.Vashkevich theory plasmatic of language.






на главную | моя полка | | Четыре признака этноса ал-Мас’уди, «новое учение» Н.Я.Марра и теория плазматичности языка Н.Н.Вашкевича: точки соприкосновений |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 4
Средний рейтинг 5.0 из 5



Оцените эту книгу