Book: Альфа и Омега



Головин Алексей

Альфа и Омега


Часть 1. Омега. Черный снегопад

Первый ход

Чёрною стрелой, уверенно летящей к цели, пронзил пространство Солнечной системы небольшой клинообразный объект. Все, кто по долгу службы непрестанно мониторили ближний космос, будто ослепли на краткое время, не замечая его стремительного полёта. Ослепла вдруг и безупречная автоматика. Ни один человек на кораблях, орбитальных станциях и планетах Земной Федерации так и не узрел незваного визитёра. Ну а он меж тем спокойно держал свой курс к ночному светилу Земли.

Скользнув к поверхности Луны, черная машина нырнула в темнеющий провал кратера, наречённого людьми именем Иоганна Кеплера. Её корпус содрогнулся и плавно раскрылся черной лилией, выпуская на волю того, кто таился внутри. Мерцающие глубоким рубиновым светом нечеловеческие глаза, лишённые зрачков, устремили свой взгляд прямо сквозь стены кальдеры и лунный реголит туда, где находилась маленькая и, в общем-то, беззащитная, несмотря на всю мощь человеческой цивилизации, голубая планета.

* * *

"Ну, кошмары, ну и что?".

Леонид Бакулин задал себе этот вопрос уже в третий раз, разглядывая лицо какого-то невыспавшегося мужика со слегка грубыми, но правильными чертами и цепким взглядом тёмно-карих, даже кажущихся чёрными глаз.

Разглядывал он его в зеркало, встроенное в стену напротив кровати.

А вопросом про кошмары докучал он себе неспроста. Прошлый раз столь сумбурные и дурные сны, как нынешней ночью, снились ему только в далёком детстве. Так что явление это было для него неординарным. Ни с того, ни с сего привиделись вдруг офицеру-космодесантнику, над филигранно уравновешенной психикой которого много лет трудились выдающиеся специалисты, пугающие картинки с чёрными рожами каких-то рогатых уродов и с инопланетными ландшафтами, гнетущими и щемящими душу. И всю ночь эти самые рожи спать не давали. Как это понимать и как воспринимать?

Махнув рукой на своё недовольное отражение, Бакулин решил отнестись ко всему скептически и философски. Попросту говоря, наплевать и забыть. Ибо любил он руководствоваться народной мудростью: не ломай мозг над всякой ерундой, он и прослужит дольше.

Однако, вопреки обыкновению, полностью выкинуть из головы этот сон десантник не смог. Весь день, занимаясь служебными делами, нет-нет, да и вспоминал он мрачные картины, наполняющие душу тревожным предощущением какой-то надвигающейся угрозы. Мнилось, будто кто-то непостижимо далёкий и чуждый только что бросил камень, всколыхнувший тихую гладь жизни человеческой, и пошли круги по воде настоящего, которые обернутся стремительными и опасными волнами уже в недалёком будущем.

Глава 1. Страх и Ужас

Серая глыба Фобоса медленно приближалась, заняв уже почти весь обзорный экран. Исчерченный продольными бороздами и покрытый многочисленными кратерами безжизненный камень надвигался безмолвной тенью, будоража воображение неясными образами прошлого и грядущего.

Пилот десантолета* Сергей Бурин сильнее сжал дугообразный штурвал, внутренне готовясь к сложной посадке на неосвоенное небесное тело, на которое еще не ступала нога человека.


_______________________________

* Здесь и далее: значение используемых в романе наименований, аббревиатур, обозначений см. в глоссарии (прим. автора).


Второй пилот Пол Норман положил руку на плечо Бурина, успокаивая напарника:

— Хорошо идем.

— Высота — двадцать тысяч метров. При неизменной траектории десантный модуль уклонится от предполагаемого места посадки на двести метров, — напомнил о своем незримом присутствии автонавигатор.

Пилот неопределённо хмыкнул. В уклонении от первоначально рассчитанного курса в данном случае не было ничего удивительного. Фобос был знаменит наибольшей среди всех синхронно вращающихся спутников в Солнечной системе амплитудой либрации, а также тем, что "убегал" в пространстве, изменяя скорость своего движения. Ещё ученые XX века установили, что спутник по очень пологой спирали приближается к Марсу, и за каждые сто лет высота его орбиты уменьшается на девять метров. Было предсказано неизбежное падение Фобоса на Марс через несколько десятков миллионов лет. Ну а пока…

Бурин скорректировал траекторию снижения. Убедившись, что с намеченным курсом все в порядке, он проговорил в микрофон-контроллер голосовых команд автонавигатора:

— Выпуск с первого по восьмой посадочных штыков, четвертая схема сцепления с поверхностью. Переход на планетарный режим.

Четвертая схема представляла собой самый жесткий из возможных для гражданских десантолетов класса Ц-2 вариант сцепления с поверхностью с использованием силовых посадочных штыков. Применялась она исключительно при посадке на поверхность неисследованных небесных тел. Из серебристого днища десантолета выдвинулись восемь длинных клинков силовых полей огромной мощности. Модуль начал перестраиваться в соответствии с протоколом посадочного режима. Диск трансформировался в усеченный конус.

Пилотам показалось, что они слышат, как возмущённо зашипела потревоженная почва. Посадочные штыки вошли глубоко в сыпучий слой мелких камней и пыли, само существование которого в кратере Стикни являлось одним из загадочных открытий, обусловивших незапланированную посадку на Фобосе первого десантолета с линкора "Ноев ковчег", выполнявшего исследовательскую миссию в системе Марса.

Десантолет вздрогнул на стабилизаторах и замер. В отсеке управления вспыхнул более яркий свет, и раздался бестелесый голос автонавигатора:

— Выполнение посадочного протокола завершено. Посадка совершена успешно.

Бурин, вздохнув, отпустил штурвал, хлопнул по подставленной ладони Нормана и встал.

— Корабль посадил я как собственный зад! — процитировал он строчку из древней песни Высоцкого. — Теперь, думаю…

В этот момент десантолет качнулся, передние силовые штыки глубже вошли в почву. В унисон запищали сигналы контроллеров основных и резервных стабилизаторов, машина сильно накренилась и застыла. Пилоты не смогли удержаться на ногах и покатились по наклонному полу. Ругнувшись, Норман поднялся.

— Что там такое?

— Почва более зыбкая, нежели обозначено в данных предварительных расчетов. Посадочные штыки не могут удержать десантолет в стабильном положении, — прозвучал ответ автонавигатора.

— Какие дополнительные штыки необходимо задействовать для обеспечения стабильности сцепления? — спросил Бурин, одновременно потирая ушибленный при падении затылок и включая внешние анализаторы, как того требовала процедура высадки в неисследованной местности.

Произведя быстрый анализ десятков возможных комбинаций, автонавигатор констатировал:

— Задействование дополнительных посадочных штыков с учётом структуры поверхности не позволит решить задачу обеспечения надлежащей стабильности сцепления.

— Твою по башке!.. — не сдержался Бурин. — Откуда здесь эти "зыбучие пески"? Рекомендации?

— В семи метрах от десантолета расположено стабильное скальное образование. Рекомендую использовать технический манипулятор для сцепления с названным образованием.

— Ну и выраженьица! Проще говори — "рукой" за скалу зацепиться, — с усмешкой пробормотал Сергей, задавая соответствующую программу на панели управления техническим манипулятором.

Огромная семипалая металлическая рука, позволяющая решать самые разнообразные, как погрузочно-разгрузочные, так и исследовательские задачи, в очередной раз доказывая свою универсальность и полезность, выдвинулась из корпуса десантолета и устремилась к нависшей над машиной скале для того, чтобы вцепиться в неё мёртвой хваткой. Автонавигатор "осторожно" доложил, что стабильность сцепления с поверхностью Фобоса повышена.

— Ну, раз так, пойдем, прогуляемся, — повернулся Бурин к Норману. — Задача нам ясна, так что…

— Кстати, насчет "прогуляемся", — отозвался второй пилот. — Пробираться по этому зыбкому слою, который явно глубже чем мы предполагали, в тяжелых скафандрах смерти подобно… Но могу обрадовать — согласно предварительным расчетам наша цель находится как раз на той скале, за которую мы столь удачно зацепились. Так что, думаю, стоит попробовать пробраться по нашей "руке".

— Что же, можно и по "руке"…

Пилоты облачились в тяжелые скафандры модели "Протектор-21", предназначенные для работы на небесных телах в условиях токсичной атмосферы или её полного отсутствия. Массивные створки двери одного из технических шлюзов, расположенного ближе остальных к основанию манипулятора, разъехались, и две фигуры, закованные в броню, ступили на огромные плиты обшивки десантолета. Осторожно ступая, они перебрались на ствол манипулятора, диаметр которого составлял метра три. Медленно пройдя по "руке", пилоты начали спускаться по склону одинокой скалы в поисках чего-то неизвестного, из-за чего их линкор и получил распоряжение исследовать этот Богом забытый кусок камня, медленно, но уверенно падающий на Красную планету.

Огромный диск Марса полностью скрыл Солнце, и людям пришлось включить осветительные системы скафандров.

— Осторожно, здесь обрыв, — предупредил напарника Бурин, заглядывая за край каменного карниза, на котором они остановились. — Дна не видно.

— Поищем пологий спуск, — послышался в наушниках ответ Нормана.

Пилоты поползли по краю обрыва. Через некоторое время склон снова стал покатым, и они без особых трудностей спустились вниз. Ровное каменное плато, на котором они оказались, находилось метрах в пяти над зыбучей поверхностью.

— Ну ладно, что дальше? — Норман подал соответствующую голосовую команду внутреннему компьютеру скафандра, и перед его глазами по экрану, расположенному на внутренней поверхности стекла шлема, пробежал ряд цифр и замигал указатель. — Полное совпадение с рассчитанными координатами. Мы на месте…

— Но я ничего не вижу, — Бурин сделал шаг по направлению к отвесной стене обрыва, который они миновали. — Здесь же ничего…

Он вдруг замер и схватил собравшегося что-то ответить Нормана за рукав скафандра. Лучи шести расположенных на плечах и на шлеме его "Протектора" фонарей выхватили из тьмы участок стены, сложенной из гладких белых плит. Пилоты подошли на пару шагов ближе и удивленно переглянулись. Блестящие в лучах фонарей камни казались новыми, совершенно не тронутыми временем. Создавалось впечатление, что кладка завершена неизвестным строителем совсем недавно. Это поражало не менее, чем сам факт существования некой постройки на крошечном безжизненном Фобосе.

— Что это? — Норман подошел еще ближе и до предела увеличил мощность освещения. Бурин последовал его примеру. Тьма отступила, открывая взору ошеломленных землян огромную стену. На ней был нанесен незнакомый им символ, начинающийся примерно на уровне глаз людей и заканчивающийся в нескольких метрах над ними. Левее странного символа они увидели массивную овальную дверь в два с половиной человеческих роста.

Вид идеально белой стены и черного символа на ней непостижимым образом завораживал спейсеров, давил, словно стремясь подчинить себе их волю.

— Что это? — снова прошептал Норман.

От звука его голоса Бурин вздрогнул, затем провел рукой в тяжелой перчатке по стеклу шлема, словно вытирая пот с лица или пытаясь прогнать видение. Невидимый груз чужого воздействия буквально придавил людей.

— Страх! — проговорил Бурин.

— Что-что?

— Ты что, невнимательно изучал данные о спутниках? Два спутника Марса, открытые в августе 1877 года, получили имена Фобос и Деймос, в переводе с греческого Страх и Ужас — дети Ареса и Афродиты. Фобос с XX века признан, пожалуй, самой большой загадкой Солнечной системы. Практически все попытки провести исследования Фобоса оканчивались неудачей.

— Страх… — повторил Норман. — Надеюсь, мы изменим это…

— Надо доложить наверх и получить указания, Пол, — проговорил Бурин ровным тоном, явно пытаясь справиться с внезапным беспокойством. — Камеры всё зафиксировали — можем отправлять данные.

Отойдя, на всякий случай, подальше от стены, пилот подал голосовую команду автонавигатору десантолёта, с которым были связаны внутренние компьютеры всех скафандров из штатного бортового комплекта:

— Связь с линкором!

Спустя несколько секунд в наушниках послышался чуть хрипловатый голос Валерия Бернарова, капитана "Ноева ковчега":

— Приветствую, мужики! Рад поздравить с успешной посадкой и началом операции. Принимаем данные ваших камер и анализаторов. Гроссман тут от удивления подпрыгивает…

— Приветствуем, капитан! — ответил Бурин. — По поводу этой белой стены подпрыгивает?

— Да по поводу всего. Мы проанализировали отчет вашего автонавигатора о посадке. Штыки будут медленно погружаться, поверхность весьма нестабильна. Так что у вас относительно немного времени до того момента, когда из-за зыбкого слоя могут возникнуть проблемы со взлетом. А посему, не будем устраивать длительные исследования. Срочно докладываю обо всём на Землю, пересылаю фактуру. Да попытаюсь поторопить их, чтобы соображали быстрее — нам этим дальше заниматься, или освоителей пора засылать.

— А нам тут что пока делать? — включился в разговор Норман, с облегчением ощутивший, что незримое психологическое "давление" стены с каждой минутой ослабевает. — Может, соберем дополнительные данные?

— Оставайтесь на месте, — капитан сделал паузу, размышляя. — Меня смущает это ваше ощущение враждебности… Осмотритесь там, но не предпринимайте активных действий. Только наблюдение и запись. Будьте осторожны. До связи!

Послышался тихий щелчок. За ним последовала тишина.

Затем подал голос автонавигатор:

— Линкор закрыл канал связи.

— Спасибо, — сказал Бурин и, не удержавшись, добавил: — Я догадался.

Но компьютер, не "снабжённый" чувством юмора, никак не отреагировал на реплику человека.

Бурин с Норманом вновь сосредоточили своё внимание на неизвестно как здесь оказавшейся стене. Они старались как можно лучше рассмотреть её, пытаясь уловить мелкие детали, ускользнувшие от взгляда при первом беглом осмотре.

Стена, как оказалось, не являлась элементом какой-либо постройки, она словно была частью скалы. Начинавшаяся от каменного плато, на котором стояли земляне, кладка тянулась вверх метров на тридцать и неожиданно обрывалась, снова переходя в серую шершавую скальную породу. Овальный вход, закрытый тяжёлой дверью, был достаточно велик, чтобы впустить роудер. Чёрный знак на белом фоне, казалось, был частью материала стены, а не нанесённым на неё рисунком. Знак этот навевал какие-то восточные ассоциации, но ни один из пилотов не мог с уверенностью сказать, видел ли он что-либо подобное на Земле…

— Я проверю, что это за "кирпичики", — сказал Бурин после того, как они вдвоём с напарником произвели панорамную съёмку с автоматическим замером параметров конструкции. — Возьму микропробу материала стены.

Он снял с инструментального пояса скафандра лазерный тестер-резак и подошел вплотную к стене.

— Не стоит. Это активные действия… — начал Норман.

Но Сергей уже включил прибор и направил тонкий красный луч на плиту с одной из линий чёрного символа. В ту же секунду он почувствовал сильное жжение в пальцах обеих рук, сжимающих резак. Бросив прибор, он поднял руки к глазам. Сильная боль пронзила обе кисти. Бурин закричал…

* * *

Положив бесчувственного первого пилота на вызванную автотележку, Норман отправил её в медотсек десантолета. Затем с трудом снял "Протектор". Руки и ноги заметно дрожали, мышцы не слушались — донести напарника в тяжелом скафандре до десантолета, проделав путь вверх по склону и по стволу манипулятора, даже в условиях "невеликой" гравитации Фобоса было делом отнюдь не простым. Сказывалось и нервное напряжение. Не каждый день такое случается… Второй пилот отправился в медотсек и передал Бурина "на попечение" медавтомата. Затем перебрался в отсек управления и вызвал линкор.

На сей раз имелся визуальный контакт. На экране возникло лицо Бернарова, вмиг ставшее предельно серьёзным и сосредоточенным, едва капитан встретился взглядом с Норманом. За долгие годы совместной службы капитан очень хорошо изучил своих подчинённых, и потому сразу понял, что такое вот выражение лица Пола не означает ничего хорошего…

Бернаров внимательно выслушал отчет о происшествии. Затем кивнул головой и тяжело вздохнул. Однако если капитан и усмотрел в действиях Бурина отступление от его распоряжения, он никак не озвучил это и не стал тратить время на то, чтобы расточать упрёки и бросаться фразами типа "Я же предупреждал!". Чего уж теперь-то…

— Немедленно возвращайтесь на корабль, Пол. Земля рассмотрела мой отчет и ваши материалы. Принято решение передать это дело Службе освоителей и ЦИВЦу. Нам здесь делать больше нечего, возвращаемся на базу.



Норман сжал губы и как-то виновато взглянул на капитана:

— Есть проблема, Валерий Петрович. Я не смогу в одиночку поднять машину из того положения, в котором она сейчас находится. Десантолет увяз в зыбком слое до второго уровня трансформационных узлов. Для такой сложной взлетной операции необходимы наши общие с Сергеем усилия. Опасаюсь…

Бернаров снова вздохнул:

— Придется бросить вашу машину там. Такой дорогостоящий вариант тоже предусмотрен поступившими с Земли указаниями. Сдается мне, они не на шутку обеспокоены тем, что мы нашли… Ладно, посылаю вниз вторую группу — переберетесь к ним.

— А как же вы там один? Ведь орбита нестабильная…

— Не беспокойся, справлюсь. Следи за состоянием Сергея. Ждите Казакова и Гроссмана. До связи.

— Линкор закрыл канал связи, — снова прозвучало сообщение автонавигатора. Но Норману сейчас было не до шуток. Он поднялся с кресла и устало побрел в медотсек.

* * *

Траектория полета десантного модуля была более чем странной. ВАС "Ноева ковчега" рассчитала, что десантолёт финиширует далеко за пределами орбит Фобоса и Деймоса. Бернаров, наблюдающий за спуском второй группы, встревожено проговорил в микрофон:

— "Демон"-2! Казаков! Юра, что вы делаете?

— Машина неуправляема, капитан, — послышался прерываемый краткими разрывами связи голос пилота, в котором звучало сильное волнение. — Вся автоматика как с ума сошла, ничего не пойму… Если я попытаюсь сейчас изменить курс, рискую попасть в гравитацию Марса. Будь он проклят, этот низковисящий спутник! Я собираюсь резко выскочить где-нибудь у орбиты Деймоса и пойти на второй заход.

— Будь осторожен! Отключаюсь, чтоб не мешать.

Бернаров убрал руку с пульта и тяжело опустился в кресло, напряженно всматриваясь в изображение на обзорном экране. Дальнейшие события произошли в течение нескольких минут, за которые капитан, как ему показалось, постарел лет на пять. Маленькая искорка десантного модуля, казалось, стала вдвое больше от выхлопов основных двигателей и резервных ускорителей. Десантолет резко изменил курс и вырвался из затяжного падения. Бернаров облегчённо вздохнул и закрыл глаза. Но тут же внезапное предчувствие холодной иглой укололо опытного спейсера. Капитан вскочил и нагнулся к экрану. "Демон"-2 с огромной, возрастающей скоростью несся в пространстве, неуклонно приближаясь к кроваво-красному лику Марса.

На волне аварийного канала в отсек управления линкора ворвался крик — обрывок фразы Андреаса Гроссмана: "…полностью отказало". Затем, оглушая Бернарова, послышался сильный металлический треск и скрежет, перекрывающий крики людей…

Капитан ничего не мог сделать и лишь сквозь появившуюся на глазах пелену увидел, как расцвел на поверхности планеты едва различимый цветок взрыва. Бернаров буквально упал в кресло и затих, закрыв глаза. Он не стал смотреть на панель контроллера процессов жизнедеятельности членов экипажа, на которой в тот самый момент погасли два из пяти дисплеев.

* * *

Состояние Бурина улучшилось, он пришел в себя. Пол присел на край кровати и привычным жестом положил руку на плечо напарника. Сергей молча указал глазами на свои руки. Норман покачал головой. Когда он принес Бурина в десантолет, у того отсутствовали обе кисти. Медавтомату пришлось ампутировать руки по локоть из-за раздробления костей и почти полностью сгоревшей плоти.

— Ничего, друг, ничего. Полетим на Землю, приделаем тебе лучшие протезы. С ними сейчас к полетам допускают…

Бурин слабо улыбнулся, благодаря напарника. Хотел что-то ответить, но тут раздался голос автонавигатора:

— Линкор вызывает первый десантолет.

— Дать изображение в медотсек, — распорядился Норман.

На экране возникло лицо Бернарова, выражение которого поразило пилотов, несмотря на то, что они привыкли, казалось, ко всем настроениям капитана.

— Что случилось? — в один голос спросили Сергей и Пол.

— Ребята погибли… Разбились… — ответил Бернаров.

Лица пилотов застыли, но ни одного возгласа или вопроса не сорвалось с их внезапно пересохших губ. Все трое просто молча сидели некоторое время, вспоминая столь неожиданно ушедших от них Юрия Казакова и Андреаса Гроссмана, членов их экипажа, бывшего неизменным с самого первого полета "Ноева ковчега", и отдавая им последнюю дань. Затем капитан продолжил:

— У нас два варианта. Либо ты, Пол, сам поднимаешь машину, либо я сажаю "Ковчег" на поверхность.

— Наш "Ковчег" на такой крохотный спутник? Нет, так мы можем все погибнуть, — ответил мертвенно бледный, но не позволяющий себе "раскиснуть" Бурин. — Пол взлетит. Я смогу как-нибудь помочь.

Бернаров молча кивнул. Трое спейсеров вновь посмотрели друг другу в глаза, и капитан закрыл канал связи.

Норман помог напарнику подняться и повёл его в отсек управления. Медлить было нельзя…


****


Третья попытка "разогреть" двигатели увенчалась успехом. Зыбкий слой реголита вокруг десантолета пошел волнами, реагируя на выхлопы полностью скрытых грунтом стартовых дюз. Норман до предела выжал рукоять стартового ускорения. Модуль дернулся, но не двинулся с места, лишь фонтаны камней взметнулись выше самой машины.

Мягкая хватка Фобоса оказалась сильнее, чем предполагали пилоты. Сначала вышел из строя механизм технического манипулятора, пальцы которого словно притянул к злополучной скале огромный магнит. Несмотря на все усилия Нормана, "рука" отказалась отпустить скалу и втянуться обратно в "тело" десантолета. Спейсеры приняли решение взлетать, предоставив манипулятору оторваться вместе с его заклинившей опорой, ибо времени на ремонт строптивого механизма просто не было.

Теперь же поверхность спутника не отпускала их. Более того, в результате их действий десантолет медленно пошел вниз, затягиваемый некой невероятной силой всё глубже в грунт. Пол снова дернул рычаг, но и на этот раз не было желаемого эффекта. Машина продолжала погружаться. Норман опустил руку и удивленно-беспомощно посмотрел на Бурина. Опытнейшие пилоты и надёжная техника оказались на грани критической неудачи.

— Не сдавайся, Пол! Еще раз! — скомандовал Бурин самым твёрдым голосом, на который он был способен в своём ослабленном состоянии.

Второй пилот снова потянулся к рычагу.

И в этот момент в ход событий словно вмешалась ещё какая-то лежащая за гранью познанного людьми сила. Будто чья-то огромная рука схватила десантолёт за корму и выдернула из смертельных объятий Фобоса.

Одновременно с этим Норман в очередной раз рванул рукоять стартового ускорения. С бешеной скоростью десантолёт устремился вверх, и уже ничто не могло удержать его. Даже продолжавший сжимать скалу манипулятор…

Этот самый манипулятор оторвался крайне неудачно, вопреки всем конструкционным схемам его съемного крепления. Вместо того чтобы сорвать заклинившее крепление и слететь с опоры, "рука" повлекла за собой значительную часть конструкций технического отсека и створки его внешнего люка, оставляя в борту десантного модуля огромную пробоину.

В безвоздушное пространство ударила струя воздуха. Тут же среагировала автоматика, герметизируя повреждённый отсек во избежание критической потери кислорода.

Точнее, попыталась это сделать…

Норман, напряжённо старающийся выровнять машину, которую "загвоздка" с манипулятором сбила с намеченного стартового вектора, пропустил мимо ушей первое предупреждение автонавигатора. Бурин толкнул его в бок:

— Надо что-то делать, Пол!

— С чем? — спросил тот, на секунду отвлекаясь от приборной панели.

В тот же момент автонавигатор повторил своё сообщение:

— Створки двери третьего технического отсека не могут быть закрыты из-за механической помехи. Потеря кислорода продолжается.

Пол выругался на родном английском. Потом добавил по-русски.

На душе не полегчало.

— Что за механическая помеха? — нервно спросил Бурин.

— Судя по данным внутренней видеокамеры третьего технического отсека, — пустился в объяснения бесстрастный автонавигатор, — при инциденте с техническим манипулятором в проём двери упала крепёжная скоба из его опоры. Створки двери не могут закрыться из-за зажатой между ними крепёжной скобы.

— Ну так закрой двери коридора перед этим отсеком! — начиная терять терпение, прорычал Пол.

— Невозможно. Отказ системы, — ошарашил их автонавигатор. — Система контроля механизмов дверей вышла из строя.

Пилоты переглянулись.

— Да что за напасть такая? — Норман, которому, наконец, удалось выровнять десантолёт по курсу к делающему очередной виток вокруг Марса линкору, начал крутить головой, словно пытаясь встретиться взглядом с говорящим всякие гадости автонавигатором и призвать его к ответу за всё. — Причина отказа?

— Причина не может быть установлена, — не заставил себя ждать ответ всё в том же пессимистичном духе.

У техники будто "крыша поехала" после соприкосновения с загадкой Фобоса.

— Пойду, скафандр натяну и закрою там к чертям все эти двери! — пробормотал Норман. Затем поглядел на напарника: — Последишь тут за курсом?

— Может, просто здесь закроемся? — Сергей обвёл взглядом невеликий по размерам отсек управления. — Уж дотянуть до линкора воздуха-то должно хватить… А то знаешь, мне сейчас только "баранку крутить", — он удручённо кивнул на свои искалеченные руки.

Пол хотел было возразить, но, увидев в глазах напарника неуверенность в себе и боязнь не справиться с ситуацией, молча кивнул. Затем встал и вручную загерметизировал дверь отсека управления.

В конце концов, за их спинами в специальных нишах имелись лёгкие скафандры с добрым запасом кислорода, как раз для подобных случаев и предусмотренные.

Два пилота, пытающиеся справиться с повреждённым десантолётом и выходящими одна за другой из строя системами, мрачно поглядывали на задний обзорный экран, на котором виднелся безмолвно уплывающий вдаль спутник по имени Страх.

Спустя пару часов их покалеченную машину подобрал обогнувший огромный красноватый шар Марса "Ноев ковчег".

Первое близкое знакомство с Фобосом не принесло людям радости.

Глава 2. У чужого порога

"Нет, ну это уже ни в какие ворота не лезет!".

Стоя у окна своей спальни и глядя на красивый многоцветный рассвет, раскрасивший свежими красками чистый и дышащий свежестью утренний лес, Бакулин прокручивал в голове только что виденный сон.

Приснилась ему огромная шахматная доска, на которой играл он роль какой-то фигуры, причём отнюдь не пешки. Скорее даже ферзя. На других клетках видел он людей и разных иных существ, порою весьма фантастичных. Все они непрестанно двигались, сменялись другими. Странным было восприятие клеток — каждая казалась отдельной планетой, целым миром со своими законами, историей, судьбою. И ему дано было перемещаться по ним. Но только лишь по воле незримого игрока, чья призрачная рука периодически указывала направление. И тогда человек-фигура, каковым виделся сам себе Леонид, послушно шёл куда направили. Знал он, что движение других фигур, как своих, так и чужих, во многом зависит от его перемещений по доске. И ведал, что навстречу движется столь же значимая фигура чёрного цвета. Видел её очертания, но не мог разглядеть лицо… А над его визави простиралась, указывая ему путь, тёмная рука второго незримого игрока. Скоро, уже скоро должны были встретиться две ключевые фигуры в этой странной партии… Ну а до того Леонид попытался, задрав голову, всё-таки рассмотреть игроков, что управляли всеми свыше. Но не смог. Узрел лишь высоко клубы чёрного и белого тумана, свивающиеся в единое целое на манер символа Ян-Инь. Человек-фигура попытался что-то крикнуть, спросить, что всё это значит. Но голоса своего не услышал. Вместо этого донеслось до него многократно дробящееся эхо некоего звенящего звука. Будто сотни мечей сошлись в яростной сече. А затем увидел он вокруг гигантские зеркала, в коих отражалась вся партия. Только вот в отражениях фигуры двигались по-иному… Наконец, приблизился к нему и встал на соседнюю клетку-мир черный ферзь. Глаза его притягивали взгляд Леонида, а черты лица смазывались, не позволяя рассмотреть и запомнить его облик. В глазах тех светилось узнавание, усмешка, скорбь и спокойная готовность убить или быть убитым. Тут-то сон и оборвался, оставляя в душе лишь щемящее желание разобраться во всём, узнать, что же всё это означает…

Леонид, вспоминая все детали сна, почему-то был уверен, что это не просто нечаянно всплывшие из глубин бессознательного образы, но нечто такое, что имеет свой, вполне объяснимый смысл. Только вот постичь его до поры было нельзя…

"Главное — ни кому ни слова!", — мысленно усмехнулся Бакулин. — "Не хватало ещё, чтобы решило руководство, что капитан одной из лучших Особых групп космодесанта "вольты ловить" начал во цвете лет!".

И решил он снова на сон свой необычный махнуть рукою. Лучше уж подумать о приятном, например, о скором возвращении жены из командировки, как всегда с кучей всяких новостей и с фонтаном положительных эмоций. Или же о предстоящей вечером встрече с его уважаемым учителем-японцем — мастером разработанной лет сто назад универсальной системы рукопашного боя, пожалуй, лучшим на планете, который не переставал удивлять уровнем своих умений и глубоким пониманием сущности боевых искусств и постоянно учил чему-то новому даже его, Бакулина — двукратного чемпиона Земной Федерации по профессиональной версии УСИРБа.

К тому же Леониду было, о чём поразмыслить и по служебной линии. На сегодня — 1 апреля 2218 года — он получил вызов в Управление космодесантной службы для получения вводных по срочной командировке. И это явно не было первоапрельской шуткой. Предстояло что-то серьёзное. Для несерьёзных дел его Особую группу не использовали.

Уделив время утреннему комплексу физических упражнений, сеансу психологического аутотренинга, контрастному душу, ну и, конечно, вкусному завтраку, Бакулин вставил в ухо круглую "таблетку" плеера с аудиофайлом, который было велено внимательно послушать. Удобно расположившись в своём любимом глубоком кресле в гостиной на первом этаже, Леонид расслабил всю мускулатуру, выкинул из головы лишние мысли и привёл себя в состояние, способствующее наилучшему восприятию информации. Затем прикосновением пальца к миниатюрной сенсорной клавише включил плеер.

"Линкор класса 2-12-А "Ноев ковчег", номер в едином регистре 15879-Ц5. Принадлежность: Земля, Планетологический научно-исследовательский центр "Терра". Цель экспедиции: комплексные исследовательские работы на поверхности Марса, в каньоне Маринер. Экипаж — пять человек: капитан/планетолог — Валерий Бернаров, первый пилот/планетолог — Сергей Бурин, второй пилот/планетолог — Юрий Казаков, бортинженер/планетолог — Андреас Гроссман, астрофизик/планетолог — Пол Норман.

В ходе работ в каньоне Маринер был обнаружен стабильный периодический процесс выброса вещества магматической природы, ранее никем не фиксировавшийся. Как следует из отчета капитана экспедиции, анализ позволил определить природу выброса как целеуказателя искусственного происхождения, в частности, из-за идеальной стреловидной формы, которую принимала струя выброса. Анализ, произведенный ВАС линкора "Ноев ковчег" с наблюдением за восходом спутников Марса, привёл к выводу, что выброс указывает на конкретную точку на поверхности Фобоса в кратере Стикни. Были рассчитаны точные координаты. Доложив об открытии руководству ПНИЦ "Терра", капитан экспедиции получил распоряжение исследовать поверхность спутника…".

Спустя минут пять тихо пискнула сенсорная клавиша. Плеер послушно замолчал, и Бакулин вытащил его из уха. Прослушанный им файл поведал печальную, омрачённую человеческими жертвами историю высадки на Фобос, с которой он отчасти уже был знаком благодаря оперативным сводкам обо всех чрезвычайных происшествиях в ближнем космосе. Такие сводки регулярно готовил аналитический департамент УКДС, и каждому офицеру Космодесантной службы было вменено в обязанность столь же регулярно эти сводки изучать. Однако там информация давалась кратко, теперь же Леонид узнал некоторые подробности. Поведала ему запись и о том, что после открытия, сделанного экипажем "Ноева ковчега", началось активное исследование Фобоса. На загадочном маленьком спутнике была развернута база освоителей. В "осведомленных и компетентных кругах" поговаривали о возможном привлечении к работам в системе Марса космодесантников.

Поэтому не надо было иметь семи пядей во лбу, чтобы догадаться, что срочный вызов в Управление с рекомендацией подробнее ознакомиться с историей последней экспедиции "Ноева ковчега", скорее всего, означает, что именно Особой группе ОСКОД "Руслан" под командованием Бакулина и предстоит отправиться на Фобос.



Десантник посмотрел на электронный циферблат под потолком комнаты — на часах было 8.30 утра. Пробормотав: "Пора", Бакулин спустился на первый этаж и пошел к входной двери, на ходу голосом программируя автоответчик и домашнюю систему безопасности. Дома он был один. Жена, преподававшая в Академии Службы освоителей, улетела в Пекин на очередную научно-практическую конференцию, дети уехали со своими классами на весенние каникулы в Египет, в лагерь на тёплом море.

— А мне и здесь отдыхать хорошо, — говорил всегда Бакулин. Вот и сейчас, выйдя из дома, он с удовольствием оглянулся на свой двухэтажный коттедж, уютно примостившийся на опушке великолепного соснового леса. Леонида всегда тянуло к земле и лесу, так же, как к верховой езде и холодному оружию, в связи с чем он не раз шутил по поводу "прошлой жизни", которая-де "даёт о себе знать".

"Люди спускаются с небоскребов на землю", — подумал Бакулин, садясь в свой аэрокар: "Сейчас это стало возможным".

Он имел в виду начало XXIII-го столетия, когда плотность населения Земли заметно уменьшилась из-за того, что несколько миллиардов человек покинули материнскую планету и поселились кто на благоустроенных территориях Луны, а кто на Венере, ставшей после ряда очень серьёзных планетарных преобразований благоприятной для заселения.

Взлетев и набрав регламентированную для личных аэрокаров высоту, Бакулин задал автопилоту курс на Москву. Затем от безделья стал вспоминать все, что ему известно о Марсе и его спутниках. За этим полезным занятием его и застал голос автопилота:

— Подлетаем к Москве. Произвести автопосадку, или вы сами желаете посадить машину?

— Автопосадку, — ответил Бакулин и стал рассматривать с воздуха древнюю столицу России. Москва претерпела много изменений, но одно всегда оставалось незыблемым — внешний вид Кремля. Ни у кого не поднялась рука снести, или хотя бы видоизменить крепость. Она навсегда осталась великой исторической ценностью. С 80-х годов XXII столетия в Кремле располагался самый большой на планете Всемирный музей истории Земли. Бакулину не раз приходилось бывать в нем, и всегда он буквально приходил в восторг, ощущая какое-то странное, необъяснимое свое родство с артефактами древнего мира.

Аэрокар мягко опустился на землю, и Бакулин отвлекся от своих размышлений. Он находился перед центральным зданием Управления космодесантной службы Земной Федерации на Новом Арбате на второй стоянке служебного транспорта УКДС, пользоваться которой позволяла ему должность.

Подойдя к автоматической пропускной системе центрального входа, Бакулин вложил магнитную карточку своего удостоверения в приемную ячейку автомата. Стального цвета коробка что-то недовольно пропищала, явно давая понять, как ей надоели эти бесконечные "тыкания ксивами". Леонида, как, впрочем, и всех остальных сотрудников, её переживания волновали очень мало.

Десантник знал, что прямо сейчас по экрану, расположенному где-то в недрах помещений охраны центрального здания, ползли строки: "Леонид Бакулин. Возраст: 38 лет. Образование и профессиональная подготовка: Московская центральная академия космодесантной службы, Лунный специальный центр подготовки Особых групп ОСКОД. Должность: капитан Особой группы космического десанта "Руслан". Количество и результаты экспедиций…". Далее следовал список из 12 успешных экспедиций и награды, в том числе за участие в операции "Пресс" — кампании против сепаратистов на Венере, унесшей жизни тысяч людей и вошедшей в историю под названием Венерианской войны.

Леонид ждал, зная, что вредный автомат не успокоится, пока не считает весь информ-блок, зашифрованный на удостоверении космодесантника. Такова была процедура. Десантник поднял голову, в очередной раз разглядывая красующийся на фронтоне здания огромный геральдический щит с эмблемой космодесантной службы — расправившим крылья соколом, сидящим на гарде меча, пронзающего спиральную галактику.

Наконец, на экране появилась долгожданная надпись "Вход разрешен". Бакулин забрал удостоверение, и тут же тяжелые двери разъехались в стороны, пропуская его в центральное здание УКДС.

Поднявшись на тридцатый этаж и получив от очаровательной секретарши вместе с улыбкой утвердительный ответ на вопрос "Можно ли к шефу?", десантник вошел в кабинет начальника Земного департамента УКДС Владимира Комарова.

Генерал протянул руку, затем указал Бакулину на кресло и, не теряя времени, приступил к постановке задачи. Он передал Леониду папку с магнитными носителями и бумажными документами, по-прежнему характерными для Службы с её консервативными устоями и давними традициями. Папка содержала всю необходимую, по мнению аналитиков Управления, информацию об исследовательской работе и обстановке на Фобосе. Затем, предвосхищая естественный вопрос Бакулина, Комаров сказал:

— Не удивляйся тому, что к исследовательской деятельности освоителей на этот раз привлекают десантников, да еще и ОСКОД. Это решение официально мотивировано той степенью враждебности, которую проявляет по отношению к людям Фобос. Правительство очень заинтересовано в разворачиваемом там проекте. СО и ЦИВЦ "закусили удила" — их не удержать от масштабных исследований, ведь это — самая крупная и загадочная находка в сфере следов деятельности внеземного разума, а следовательно, превосходный шанс для этих контор доказать свою необходимость и полезность. Лоббировать свои интересы они умеют, нечего сказать. Как-то добились, чтобы Президент поручил руководству Управления обеспечение безопасности на Фобосе по высшему классу. На настоящий момент задействуются две Особые группы — вы первые, вторая — группа "Палладин". Будет направлена к Фобосу чуть позже вас. Координация деятельности обеих групп в "боевых" условиях возлагается на тебя.

Комаров сделал паузу, подчёркивая выразительным взглядом важность того, что он говорил. Бакулин молча кивнул.

— Помни, Леонид, — продолжил генерал, — в условиях отсутствия каких-либо внештатных ситуаций вы будете заниматься на Фобосе исследовательской работой. Иногда тоже полезно — для расширения кругозора. Официально вы поступаете в распоряжение руководителя базы освоителей на спутнике. Ваши особые полномочия вступают в силу только при возникновении ситуаций, связанных с непосредственной угрозой персоналу базы. Некоторые специнструкции на сей счет найдешь в переданных тебе материалах. В остальном — свобода принятия решений. Руководство и я лично, как всегда, доверяем тебе и твоим ребятам.

Комаров поднялся со своего места и прошёлся по кабинету взад-вперёд. Бакулин не стал вертеть головой, а продолжал смотреть прямо, ожидая продолжения.

— Ну и, наконец — особая информация, не отраженная в материалах дела, — проговорил генерал, чуть понизив голос. — С недавних пор, а именно с того момента как два месяца назад люди обнаружили феномен Фобоса, практически все операции МОК и его органов в космосе начали так или иначе саботироваться неизвестными способами и неизвестными исполнителями. Особенно это относится к работе в системе Марса. Сложность заключается в том, что в большинстве случаев нет следов прямого вмешательства, которые позволили бы открыто говорить о наличии преднамеренного саботажа. Как правило, все выглядит как несчастные случаи, однако аналитики усматривают в них некоторую закономерность.

Генерал вздохнул и покачал головой, мол: "Других забот не хватало!". Затем продолжил:

— Тебе следует знать, что Фобос давно "подозревают" в наличии чего-то искусственного, инопланетным разумом якобы созданного. В XX веке известный астрофизик, член-корреспондент АН СССР Иосиф Шкловский выдвинул гипотезу об искусственном происхождении Фобоса, после того как некоторые расчеты позволили предположить, что спутник является полым. В связи с этим в те годы возникла полуфантастическая теория о том, что Фобос представляет собой покинутую миллионы лет назад боевую космическую станцию. В 1988–1989 годах произошли аварии двух лучших советских космических аппаратов, запущенных к Фобосу. В последующие годы удивительные открытия, связанные со спутником, продолжились. Институт земного магнетизма и распространения радиоволн Российской академии наук обнародовал свой вывод о том, что Фобос, несмотря на малый размер и предполагаемую пустоту внутри, обладает таким же мощным магнитным полем, как и Земля. Была также парочка не получивших широкой огласки снимков загадочных объектов рядом с Фобосом.

Комаров потёр рукою лоб, как если бы от всего этого разговора у него неожиданно разболелась голова. Поморщившись, сказал:

— Вся эта информация по причинам нам неизвестным была засекречена примерно во второй половине XXI века, а потом чуть не была утрачена по нелепой случайности, и мы получили к ней доступ относительно недавно. Гражданские сейчас уже влезли на этот спутник, устрашающий не только своим названием. В связи с этим, еще одна ваша задача — пронаблюдать за возможными проявлениями враждебной закономерности и постараться установить исполнителей и координаторов актов саботажа. Эта задача, по сути, первична. Вместе с тем, для посторонних глаз главный приоритет вашей деятельности — это безопасность исследовательских работ на Фобосе.

После обсуждения некоторых деталей Леонид покинул кабинет начальника. Через минуту лифт унес его на первый этаж. А еще через несколько минут на тридцатом этаже открылись створки другого лифта, и из него вышел высокий светловолосый молодой мужчина с профессионально скользящим по всей окружающей обстановке взглядом серых глаз. Он направился к двери приемной Комарова, на ходу пряча в карман карточку удостоверения, на которой были зашифрованы его данные, некоторое время назад считанные дотошным пропускным автоматом: "Владислав Стрельцов. Возраст: 27 лет. Образование и профессиональная подготовка: Новосибирский филиал Московской центральной академии космодесантной службы, Лунный специальный центр подготовки Особых групп ОСКОД. Должность: капитан Особой группы космического десанта "Палладин".

Два капитана разминулись, но тропам их судеб предстояло пролечь рядом друг с другом.

* * *

Десантный линкор "Меркурий" завершил разгон до ходовой скорости и у всех находившихся на борту появились четыре часа свободного времени. Корабль, ведомый автоматикой по рассчитанной полетной трассе, не нуждался в постоянном контроле со стороны пилотов. За это время пять членов ОГ "Руслан" успели полностью подготовиться к высадке на Фобос. Бакулин еще раз просмотрел диск с полным описанием того, что было найдено на спутнике, и того, какие работы в связи с этим были произведены. Похвастаться какими-либо успехами освоители пока не могли — проникнуть внутрь постройки или хотя бы открыть гигантскую дверь они пока даже не пытались, памятуя о трагическом опыте пилота "Ноева ковчега" и продлевая в связи с этим подготовительный этап работ. Надлежащий плацдарм был создан: построена стартовая площадка, небольшая, но достаточная для требуемого регламентом исследовательских работ взлетно-посадочного трафика, развернут стандартный купол первичной базы освоителей, проложены мосты к основному месту исследований — обнаруженной "Ноевым ковчегом" стене инопланетной постройки. За пределами кратера Стикни освоителями были обнаружены еще три подобные стены, на которых, однако, отсутствовали какие-либо двери, знаки и тому подобные "интересности". В связи с этим основное внимание людей приковывала первая находка.

Из всего информационного блока Леонида больше всего заинтересовало сообщение о том, что у всех найденных объектов было открыто странное маскировочное свойство: их невозможно было обнаружить и зафиксировать ни из космоса, ни даже непосредственно над поверхностью Фобоса, какие бы оптические и локационные приборы не применяли люди. Образно говоря, их можно было найти, только подойдя к ним пешком и уткнувшись в них носом. Ни исследователи на спутнике, ни ученые на Земле пока не нашли объяснения столь удивительному феномену, который однако являлся ответом на вопрос о том, почему никогда ранее ни на одном из многочисленных снимков поверхности Фобоса, сделанных за долгие годы освоения пространства Солнечной системы исследовательскими спутниками, не были зафиксированы инопланетные объекты.

Из раздумий по этому поводу Бакулина вывели тонкий писк и мигание информационного дисплея в его отсеке, возвещающие о том, что корабль вошел в планетную систему Марса и переходит на режим торможения. С этой минуты группа "Руслан" приступала к выполнению поставленных перед ней задач.

Леонид передал сигнал готовности своим подчиненным и верным соратникам, с которыми служил вместе на протяжении уже многих лет, — Николаю Краснову, Мэтью Стоуну, Александру Рыкову и Мигелю Суаресу. Как всегда он был уверен в них. На подготовку каждого из офицеров Особых групп космодесантных войск, включающую помимо классического высшего образования спейсера огромный блок физических, боевых, психологических и иных узкоспециализированных тренингов, Земная Федерация затратила колоссальные ресурсы и значительное время. И эта подготовка себя оправдывала на сто процентов — десантники нередко справлялись с такими задачами, которые для всех других специалистов квалифицировались как невыполнимые.

Леонид нередко размышлял о том, что может прийти день, когда от десантников ОСКОД потребуется работа на пределе их физических и психических возможностей. Почему-то всегда он связывал этот день с внешней угрозой Земной Федерации, хотя предпосылок к этому не имелось — до сих пор не было обнаружено не только враждебной силы, но и вообще каких-либо представителей внеземных цивилизаций. Однако Земля исходила из концепции необходимости обеспечения обороноспособности и безопасности освоенных человечеством территорий. Бакулин не знал, какие жаркие политические баталии предшествовали утверждению этой концепции в качестве государственной. Хотя и предполагал, что они были, с учетом того, каких финансовых средств требовало пока что в общем-то бессмысленное создание и поддержание в боеспособном состоянии объединенного боевого флота Земли, Луны и Венеры. Но при этом он интуитивно чувствовал, что на долю космодесантных войск еще выпадут испытания, при которых они смогут доказать свою полезность. И с момента назначения на Фобос все чаще лезли в голову мысли о том, что час таких испытаний неумолимо приближается.

Бакулин встряхнул головой, словно отгоняя неуместные в данный момент раздумья, и, связавшись с отсеком управления, передал распоряжение пилотам:

— Вывести первый десантолет на стартовую позицию. Группа уходит. Линкору — лечь на стабильную орбиту вокруг Марса, состыковаться с кораблем освоителей.

Затем он вышел из своего индивидуального отсека и направился к ангару с десантолетами. Остальные члены группы уже собрались.

* * *

Посадочная площадка с десантолетами и куполообразный базовый комплекс медленно удалялись. Гусеницы роудера скребли гладкие плиты покрытия моста. Звука не было. Освоители успели создать частичное поле искусственной гравитации, атмосфера же пока не была создана. Точнее, еще не было принято решение о целесообразности ее наличия. Земля еще не обладала достаточными данными о предполагаемом сроке исследовательских работ на Фобосе и, руководствуясь вполне рациональным в серьезных начинаниях прагматизмом, не спешила затрачивать лишние ресурсы. Так что работать людям приходилось в тяжелых скафандрах модифицированной серии "Протектор", что с учетом их веса и неповоротливости отнюдь не способствовало поднятию настроения исследователей.

От базы к основному месту работ были проложены три дублирующих друг друга моста, обеспечивающих надежный трафик. Кто-то из освоителей после завершения строительства пошутил: "Все дороги ведут в Рим", и скалу с тех пор окрестили Везувием по имени знаменитого итальянского вулкана.

Два члена группы "Руслан" с интересом наблюдали за приближающейся инопланетной постройкой на склоне этого самого Везувия. Сразу после прибытия группы космодесантников Земля дала добро на проведение запланированной контактной операции, в ходе которой предполагалась попытка проникновения за гигантскую дверь. Предстояло открыть вход в неизвестное. Операция, назначенная на третий день после высадки "Руслана" на Фобос, была поручена двум десантникам — Николаю Краснову и Мэтью Стоуну. За ее ходом было установлено видеонаблюдение с базы. На некотором расстоянии за первым роудером следовали еще две машины с десантниками и освоителями — для подстраховки в случае возникновения непредвиденных обстоятельств. Казалось, все было продумано. Однако весь персонал базы, также как и наблюдатели на Земле пребывали в большом напряжении и ожидании… чего-то…

Танк остановился, и две фигуры в металлопластиковых латах "Протекторов" медленно спустились на каменное плато. Не тратя ни минуты, десантники произвели разгрузку необходимого оборудования. После этого Краснов проговорил:

— Краснов и Стоун вызывают базу. Мы на месте, готовы к началу планового мероприятия. Просим разрешения приступить.

Голос его звучал ровно и спокойно. Психологическая подготовка десантника не давала сбоев, даже несмотря на то, что под "плановым мероприятием" подразумевалась не имевшая аналогов в истории человечества рискованная операция на враждебном объекте.

Пока десантники ожидали ответа, в их памяти всплыли два предшествовавших дня, в которые они вместе со специалистами из освоителей приезжали на это место для того, чтобы лишь познакомиться с ним, прочувствовать на себе психологическое воздействие, которое оказывал объект на людей при первом контакте, и произвести некоторые замеры и анализы. В первый их приезд сюда они битый час (точнее, битый универсальный час — стандартизированную для измерения времени вне Земли единицу) "протолкались под стеной" по выражению Краснова. Прикасаться к ней было запрещено во избежание инцидентов. Человечество хорошо помнило опыт "Ноева ковчега" — Фобос заявил о себе в полный голос и сразу заставил считаться с собой.

— Ну вот, теперь хоть оглядеться спокойно можно, — сказал тогда Стоун по окончании работ. Он посмотрел вверх, на ту линию, где стена плавно и незаметно переходила в серую скалу. — Вот что ты, к примеру, знаешь об этом символе? Не установили ли наши ученые головы его значение?

— Вроде установили, — ответил Николай. — Я только недавно читал отчет. В одной из древнейших земных религий — индуизме, оказывается, существовал этот знак. Да и поныне существует, вообще-то… Не делай удивленные глаза, ученые удивились не меньше нашего. Это, — Краснов указал на безмолвно взирающий со стены знак, — священный слог АУМ — символ энергии, правящей миром, оберегающей от зла и так далее (цитирую отчет). АУМ — это символ творца, Бога, вечно звучащее слово творения. Это, можно сказать, универсальный символ, встречающийся в том или ином виде во многих земных религиях древности. Если подробно описывать его значение и историю, уйдет не менее часа. Но главное не это. Главное то, что он напрямую связан с историей Земли. И это дает основания полагать, что цивилизация, построившая здесь эту и другие стены, либо вмешивалась в нашу эволюцию, либо вообще создала нас.

— Ну, это ты хватил…

— Это не я хватил, это теория Ярцева — теория о "материнской цивилизации". Появилась она недавно, но приобретает все больше сторонников. Кстати, подобные предположения высказывали еще в двадцатом веке. Наличие здесь этого знака рассматривают как одно из подтверждений этой теории. И мне кажется, что там, — Краснов кивнул на дверь, — еще много подобных подтверждений. Нам бы только открыть эту дверцу…

И вот теперь настал час, когда именно им двоим предстояло попытаться это сделать.

— Даю разрешение, — прозвучал в наушниках голос руководителя базы. — Приступить к операции "таран"!

— С Богом, ребята! — проговорил Бакулин, зная, что его десантникам необходимо такое, пусть ненавязчивое и неофициальное, но подтверждение приказа от боевого командира.

Краснов и Стоун оглянулись на центральный мост, по которому они приехали, и на два дублирующих моста, позиции на которых заняли машины поддержки. Рядом с ними виднелись фигуры Суареса, Рыкова и четырех освоителей. Леонид наблюдал за ходом операции из командного центра базы, что предполагала его роль координатора. Сам он, как и любой другой член группы "Руслан", не раздумывая, поменялся бы местами с Красновым и Стоуном. Однако роли были распределены, и строгая дисциплина не допускала иного.

Переглянувшись, десантники еще раз проверили видеозаписывающую и иную фиксирующую аппаратуру, расположенную по периметру, и вернулись в роудер. Бочкообразный танк пришел в движение и, спустившись с моста на каменное плато, медленно двинулся к стене, направляемый уверенной рукой Краснова. Из его бронированного тела выдвинулся манипулятор, снабженный лазерным резаком, и осторожно коснулся массивных створок двери. Ничего не произошло. Манипулятор усилил давление. Враждебной реакции вновь не последовало. Затаившие дыхание наблюдатели облегченно вздохнули. Их эмоции вырвались на волю с дружным смехом, последовавшим за донесшейся из динамиков "удивленной" репликой Стоуна:

— Заперто…

Один лишь Бакулин не позволил себе расслабиться, отчетливо ощущая нависшую над десантниками опасность:

— Осторожно, ребята, — произнес он. — Очень медленно наращивайте давление.

— Я попробую взломать ворота тараном, если не получится — разрежу лазером, — сказал Краснов.

Эти действия были предусмотрены планом операции. Леонид промолчал, уйдя в себя и пытаясь разобраться в своих ощущениях и подсказках интуиции, ни разу не подводившей его…

Танк убрал манипулятор и двинулся к воротам, преодолевая оставшиеся пять метров…

Перед глазами Бакулина темные предчувствия стали выстраиваться в четкую картину…

Танк ткнулся носом в дверь и… отлетел метра на три назад, словно нарвался на гигантскую пружину. Автоматически сработали импульсные страховочные двигатели, гася инерцию, столь опасную в безвоздушном пространстве при относительно малой гравитации…

Леонид не услышал возгласа Краснова: "Растуды твою!.. Ну все, я разозлился!". Он вдруг увидел перед внутренним взором предстоящие события и рявкнул в микрофон "Отставить!". Но было поздно…

Красный луч лазера за доли секунды до команды Бакулина резанул покрытие гигантских ворот…

Леонид закрыл глаза. Он почему-то уже знал, что за этим последует, и понимал, что ничего не сможет сделать. Остальные же наблюдатели с ужасом увидели, как луч отразился от ворот, развернулся в огромный красный щит и накрыл роудер. Звука взрыва в вакууме не было, была только яркая вспышка. Очень яркая. Людям пришлось на мгновение прикрыть глаза. Снова открыв их, они увидели лишь черное пятно на каменной поверхности плато — все, что осталось от десятитонного танка и двух космодесантников. Взрыв почему-то даже не образовал воронки. Идеально белая поверхность стены осталась незапятнанной, словно насмехаясь над неумелыми попытками проникнуть в охраняемые ею тайны…

В официальных протоколах и отчетах УКДС значилось: "Операция "Таран" на Фобосе окончилась неудачей. Космодесантники Николай Краснов и Мэтью Стоун (ОГ "Руслан") погибли при невыясненных обстоятельствах".

* * *

Спустя четверо универсальных суток еще один корабль — линкор "Вероника", появился в системе Марса. Состыковавшись с временной станцией "Марс-Орбита — I", которую составляли корабль освоителей "Юстиниан" и десантные линкоры "Меркурий" и "Архангел", он выпустил десантолет, который направился к Фобосу.

После гибели двух человек на спутнике были увеличены меры безопасности, но от исследований Земля не отказалась. Более того, к Марсу были посланы еще десять человек — Особая группа космического десанта "Палладин", которую через два универсальных дня после несчастного случая доставил в систему Красной планеты скоростной "Архангел", и пятеро ученых разного профиля, откомандированных в распоряжение ЦИВЦ.

А в то самое время, когда десантолет "Вероника-I" приближался к Фобосу, на спутнике царила всеобщая суматоха. Спустившись на поверхность, вновь прибывшие ученые не застали на базе никого, кроме координатора посадочного узла, руководившего их посадкой. Все находились у Везувия и наблюдали за необычным и красочным явлением. Стена светилась. Яркое белое сияние залило весь склон горы. Продолжалось это явление примерно три универсальных часа. В течение этого времени никто не решился вернуться на базу, ожидая чего-то большего. Однако ничего в тот день больше не случилось. Стена снова "замолчала", и разочарованные спейсеры отправились на базу знакомиться с "новенькими".


****

Пробуждающийся мозг живого существа, закованного в энергетические цепи и блоки древней машины, начал проявлять активность. Внешняя защитная линия ослабила свои оборонно-агрессивные функции, повинуясь едва "слышному" мысленному приказу того, кто нес миссию Посланника.


*****

Пятеро десантников группы "Палладин" на второй день после своего прибытия занимались, по образному выражению Андрея Радимова, осмотром достопримечательностей Фобоса. А поскольку таковых было немного, вся "прогулка" уложилась в пару часов. Последним номером программы была знаменитая скала Везувия — основной объект их внимания.

Особое впечатление произвела стена с нанесенным на ней символом на капитана группы Владислава Стрельцова, который в годы обучения в Академии увлекался историей, в том числе, историей мировых религий.

Влад, родившийся в семье офицера-космодесантника Мирослава Стрельцова, естественно, пошёл по стопам отца. Но благодаря влиянию матери — доктора исторических наук Людмилы Стрельцовой, он всегда испытывал тягу к гуманитарным дисциплинам, с удовольствием впитывая богатые знания из области военной и политической истории, социологии, политологии. В подготовке космодесантников это не возбранялось, напротив, даже приветствовалось, поскольку расширяло кругозор и обогащало мировоззрение. Образование, даваемое офицерам космического десанта, и ещё в большей степени — членам Особых групп, было весьма обширным, простирающимся далеко за пределы собственно профильного образования спейсера и военной науки. Приветствовались в рядах КДВ люди широких взглядов, интеллектуалы, способные к "прорывному" мышлению в нестандартных ситуациях. Владислав отвечал самым взыскательным критериям, за что и удостоился чести возглавить одну из Особых групп уже в таком, довольно молодом по меркам увеличившийся в XXIII столетии продолжительности жизни людей, возрасте.

Иногда позволял себе Влад "лирические и философские отступления", рассуждая о месте человека во Вселенной и о перспективах саморазвития рода людского. Коллеги над ним за это беззлобно и добродушно посмеивались, но и прислушивались, потому как "трепачом" их боевой командир отнюдь не слыл и уважением пользовался немалым.

Вот и сейчас он сначала долго стоял и смотрел на стену, сопротивляясь психологическому воздействию, которое она производила на непривычного человека. Затем, несмотря на предостерегающие возгласы сразу троих десантников — Карла Рикса, Михаила Бронского и Майкла Расса, подошел к арке ворот, прикоснулся ладонью в белой перчатке скафандра к гладкой поверхности и тихо сказал стоящему рядом Радимову:

— Неужели тайна, которая там хранится, стоит той цены, которую мы за нее уже заплатили? Люди гибнут здесь перед закрытыми дверями…

Человеку со стороны могло показаться, что десантник осуждает упорство исследователей и выступает за отказ от смертельно опасных работ. Но Андрей слишком хорошо знал друга, поэтому он молчал, почти наверняка угадывая, что Владислав скажет дальше. Стрельцов продолжил свой слегка возвышенный монолог:

— Я не знаю, когда эти двери откроются, но я знаю, что мы не отступим. Время покажет, что есть упрямство человечества — наша беда или наша сила. Так или иначе, мы не уйдем отсюда, раз уж мы пришли, и тот, кто понастроил здесь эти стены, должен был бы учесть это.

Стрельцов хлопнул ладонью по покрытию створки ворот и, убрав руку, повернулся спиной к чужой постройке. В этот момент Рикс, вернувшийся в роудер, запустил его двигатели. Каменное плато ответило ощутимой вибрацией. Подобную дрожь скалы не могли породить двигатели земной машины. Осознав это за доли секунды, тренированные десантники как по команде развернулись лицом к стене, вскинув оружие.

Гигантские створки ворот, сотрясая гору подобно извержению настоящего Везувия, медленно разъезжались в стороны.

Глава 3. Северный ветер

Апрель 2218 года выдался на Земле неожиданно холодным и пасмурным практически везде, за исключением экваториальных зон. Серое небо было постоянно обложено тяжелыми грозовыми тучами. Холодный и злой северный ветер заставлял людей кутаться в теплую одежду, а метеослужбы — искать способы искусственного климат-контроля. Но этот беспрецедентный для первой четверти двадцать третьего столетия каприз природы не был единственным бедствием, с которым пришлось столкнуться человечеству в этом месяце и в этом году.

Первая декада апреля была омрачена волной трагических несчастных случаев (непроизвольность которых ставилась аналитиками специальных служб под большое сомнение). Цепочку странных смертей открыл Валерий Бернаров, пятидесятидвухлетний капитан печально известного "Ноева ковчега". Он утонул в собственном бассейне в результате внезапного кровоизлияния в мозг. Ненамного пережил его и Сергей Бурин, пилот того же линкора, скончавшийся от инсульта на три дня позже своего капитана. Ушли из жизни еще двенадцать человек, так или иначе связанные с работой в системе Марса. И замкнула эту печальную очередность смерть Руководителя Комитета Федеральной Безопасности. Его персональный аэрокар был сбит мощным грозовым разрядом. Произошло это десятого апреля, а на следующий день Федерацию потрясла волна жестоких убийств.

В своем кабинете "Гравипрессом" — очень редким оружием, серийное производство которого еще только начиналось, — был задушен Начальник Земного департамента УКДС Владимир Комаров.

Возвращавшийся на аэрокаре с деловой встречи Министр освоения космоса был встречен очередью из стационарного лучемета. Он скончался на месте. Сотрудники службы безопасности впоследствии рассчитали точку, из которой был произведен выстрел, и результат поверг всех в шок. Оказалось, что трехсотдвенадцатикилограммовый луч-стационар, которым обычно "украшаются" роудеры космодесантных войск, в момент выстрела находился… ровно посередине между двумя домами на высоте двадцати метров над землей. После выстрела он бесследно исчез за несколько секунд.

Жертвой следующего убийства стал глава ОСКОД. Неизвестный преступник учел уровень подготовки десантника и его сопровождения, и принял соответствующие меры. В данном случае был применен лучемет "Вивисектор" — последняя секретная разработка Тульского оружейного завода, по иронии судьбы созданная по заказу именно ОСКОД. Сверхтонкий луч орудия, направленный в полном соответствии с обещаниями проектной документации модели с расстояния более пяти тысяч метров, буквально разорвал жертву на части.

Несмотря на всеобщую мобилизацию сил СПБ и КФБ, а также на некоторые неофициальные усилия уязвленных космодесантников (официальный регламент УКДС запрещал десантникам "работать" на Земле), установить и наказать убийцу ни в одном из трех случаев не удалось.

Однако удалось найти связь между этими преступлениями — использованное убийцей или убийцами оружие было похищено этим же утром с режимного склада-арсенала в Туле. Причем так, что никто из сотрудников охраны ничего не заметил. У исследовавших хранилище экспертов сложилось впечатление, что оружие не перемещалось механическим путем, а просто исчезло из своих ячеек.

Сильно озадачивало то, что временные промежутки между преступлениями, совершенными в разных городах, составляли в каждом случае не более получаса. Один человек просто физически не мог совершить всего этого.

Впервые за последние сто лет специальные службы Земной Федерации были поставлены перед фактом их беспомощности в конкретной ситуации. К исходу дня преступник так и не был обезврежен, несмотря на то, что улицы земных городов были буквально наводнены людьми в униформах разных ведомств…

И вдруг федеральные информагентства передали сообщение об очередном убийстве. Удар из "Вивисектора" оборвал жизнь Министра по делам федеративных отношений Виероса Кади, являвшегося гарантом стабильности отношений между Землей и иными субъектами Федерации со времени окончания сепаратистской Венерианской войны. Произошло это… на Венере в резиденции Министра.

К счастью, эта трагедия стала последней. Больше никаких действий со стороны неизвестного преступника или преступников в ближайшие дни не последовало.

Крупномасштабное расследование ни к чему не привело…

Ничуть не лучше обстояли в этот период дела в космосе. Казалось, что после того, как человечество соприкоснулось с феноменом Фобоса, окружающее пространство поставило себе цель: всеми средствами помешать деятельности людей. И цель эта достигалась успешно.

* * *

Огромный диск мобильной станции Службы освоителей плавно опускался на рыжую горячую поверхность Первой планеты. Раскаленные белые столбы выхлопов вырвались из-под днища станции. Началась стандартная планетарная трансформация, превратившая диск в усеченный конус. Двадцать колоссальных силовых лезвий вспороли почву Меркурия. Станция опустилась на стабилизаторы и замерла.

Внешние рогатки бортовых анализаторов активизировались и долгих десять универсальных минут оглядывались во все стороны света, выдавая данные об окружающей среде. Затем внешние двери переходного тамбура окрылись, и впервые нога человека в снабжённом мощной системой охлаждения скафандре ступила на раскаленную землю Меркурия. Равнина Зноя — территория, признанная исследователями теоретически пригодной для терраморфинга и колонизации, — приняла Первый федеральный легион освоителей.

Двадцать неповоротливых фигур выбрались из чрева станции. За ними высыпало огромное количество РАВИСов. Рабочие ангары открылись и выпустили три транспортера, несущих на себе конструкционные части будущей базы. Капитан первого отряда огляделся, высматривая обозначенное в проектной документации место для строительства. Обещанная относительно ровная площадка метров трехсот в диаметре обнаружилась точно на указанном месте. Он указал на нее остальным, и вся процессия двинулась вперед.

Через несколько часов фундамент будущей базы был готов — новая, ускоренная программа развертки первичных сооружений пока не давала сбоев. Второй отряд с еще одной партией конструкционных частей и механизированной рабочей силы присоединился к первому и начал возводить стены…

В это время на бескрайних просторах Равнины Зноя родилось нечто страшное…

Все эвристические анализаторы станции надрывались неистовым криком, возвещая приближение чего-то неизвестного и потому предположительно опасного…

Сорок человек на равнине продолжали трудиться над осуществлением федеральной колониальной программы, не подозревая ни о чем…

Все имеющиеся в наличии визуально-локационные приборы станции упорно молчали, не желая соглашаться с данными анализаторов…

— Отозвать людей… на всякий случай, — принял решение руководитель операции. Но было уже слишком поздно…

Природное явление, названное в дальнейшем солнечным вихрем, показало себя во всей красе. Невидимый и неслышный во всех диапазонах сильнейший раскаленный смерч прокатился по всей Равнине Зноя. Станция выдержала благодаря сработавшей автоматической системе аварийной герметизации. Но людей снаружи ничто не могло спасти. Лишь останки недостроенного купола, гигантских транспортеров да детали рабочих машин стали памятником разыгравшейся здесь трагедии.

Сорок обгоревших трупов подобрала улетающая станция СО. Только страшную смерть подарил Меркурий своим первым гостям.

* * *

Пояс астероидов лихорадило. Наблюдатели со станции "Марс-Орбита — I", плывущей в пространстве параллельно курсу Фобоса, непрерывно докладывали на Землю о невероятно мощных внутренних процессах, потрясающих гигантскую ленту из камней. Эти глыбы изменяли свои вековые орбиты, сталкиваясь и разбивая друг друга.

Руководство СНАР — третьего департамента МЧСК — известило станцию о принятых им мерах. К поясу астероидов, расположенному между орбитами Марса и Юпитера, были направлены три "клеща" наблюдателей.

А между тем людям в системе Красной планеты угрожала реальная опасность, не поддающаяся прогнозу. Инерция никем не замеченного грандиозного столкновения превзошла силы, уравновешивающие положение камней в пространстве, и, подхватив один из них, понесла к Марсу. Скорость его движения не поддавалась никаким разумным объяснениям, она была невероятно высока. Да какая там, к чертям, инерция?! Астероид явно был движим какой-то непостижимой силой, словно чья-то невидимая рука швырнула его в цель.

Пилоты станции "Марс-Орбита I", зачарованные великолепным зрелищем, потеряли драгоценное время. И в тот момент, когда руки оператора стыковочной секции взлетели над клавиатурой, рассоединяя четыре линкора и давая им возможность разлететься в разные стороны, произошло столкновение. "Юстиниан" был буквально смят каменным прессом. Помятые корпуса "Меркурия", "Вероники" и "Архангела" унеслись прочь. Лишь через несколько часов спасателям удалось снять с повреждённых кораблей оставшихся в живых спейсеров.

"Клещи" прибыли на место точно в запланированное время. Оправдывая свое название, они "впились" в пространство неподалеку от планеты, образовав равносторонний треугольник. Их электрические орудия пришлись как нельзя кстати. Еще несколько каменных визитеров помельче последовали за первым астероидом. Они были уничтожены сияющими синими энерголучами, сверкнувшими экзотическими узорами в темноте космоса. Но даже высокочувствительные приборы "клещей" не могли одновременно контролировать все окружающее пространство. А расстояние от них до спутников Красной планеты было немалое. И именно в этой пустоте находился в тот момент ещё один "обманувший" всех каменный гигант. Его невероятный прорыв был обнаружен лишь некоторое время спустя. Наблюдатели сообщили о нем на Фобос, который по какому-то невероятному совпадению оказался расчетной конечной точкой траектории движения астероида. Сами они помочь чем либо в этой ситуации уже не успевали…

…Андрей Радимов на бегу хлопнул по подставленной ладони Стрельцова, встретившего его у десантолета "Архангел-II", и первым нырнул в машину. После получения сообщения о надвигающейся опасности состоялось оперативное совещание. По итогам они двое и были определены в качестве команды, которая должна была ракетным залпом отвести от спутника угрозу. Выбор был не случаен. Лучшего пилота, чем Радимов, которого однокурсники в Академии называли каскадером за его трюки на всех видах летающей космодесантной техники, на Фобосе было невозможно найти. Ну а Владислав оказался самым опытным из присутствующих на базе оператором-канониром корабельных ракетных стационаров. Так что Бакулин, который в сложившейся чрезвычайной ситуации взял командование базой на спутнике на себя, утвердил их кандидатуры.

Устроившись в кресле пилота, Андрей глянул на своего командира и лучшего друга, занявшего место за панелью управления ракетным комплексом. Стрельцов кивнул, давая команду на взлет.

Десантолет полыхнул огнем планетарных дюз, оторвался от поверхности и, набирая высоту, начал трансформироваться в обтекаемый диск. На требуемую позицию машина вышла через десять минут. Автонавигатор назвал точное расстояние до приближающейся мишени.

— Пора, Влад! — проговорил Андрей, отрывая взгляд от экрана ЛОВИКОНа. В отсутствие посторонних лиц не было нужды в строгом соблюдении субординации между двумя друзьями. — Ближе подпускать нельзя — каменюки после взрыва нас накроют. Могу не успеть увести машину.

— Ты — успеешь! Иначе бы с собой не взял, — пробормотал Владислав, выполняя наведение на цель. — Эта скотина как будто ускоряется…

— Она не может ускоряться — она же летит по инерции.

— Понимаю, не дебил. И все же… Очень странно… Так, есть!

Андрей крепче сжал штурвал, готовый в любую секунду бросить машину прочь от опасной зоны. Взвыла сирена, оповещая о нулевой готовности к пуску ракет.

Ракеты системы "Гидра", составлявшие основу вооружения кораблей Земной Федерации, были разработаны с учётом тех объективных трудностей, которые возникают при попытке поразить некий объект, будь то корабль противника или тот же астероид, в космосе. Поверхностный взрыв, мягко говоря, малоэффективен, если только он не настолько мощный, чтобы отшвырнуть поражаемый объект куда-нибудь в "непроглядную даль". Но, как правило, объект этот весьма существенен по своей массе. Потому разработчики озаботились обеспечением ракеты системой хотя бы минимального, но внедрения вглубь объекта. При непосредственном приближении самонаводящейся "Гидры" к цели, на ней срабатывали импульсные лазеры кратковременного действия, прожигающие в корпусе корабля (или же в "боку" астероида) отверстие, превосходящее по диаметру остроконическую боеголовку. В это отверстие и "впивалась" хитрая ракета. Ну а затем следовал взрыв, поражающий цель уже не просто поверхностно, но, в некоторой степени, и изнутри. Проводившиеся испытания показали достаточно высокую эффективность такого оружия для поражения целей в безвоздушном пространстве.

Кроме того, "умная" ракета была снабжена системой самоликвидации в случае промаха по цели. Этим люди озаботились ввиду понимания того, что не поразившая цель атомная "дура" может когда-нибудь долететь до другой нечаянной цели, например, гипотетической "подающей признаки жизни" планеты, и наделать там нехороших дел. Потому, зафиксировав промах по цели и выждав некоторое время, внутренний компьютер ракеты давал команду на самоликвидацию боеголовки в пустом пространстве.

Сейчас десантникам предстояло в реальных условиях проверить на практике эффективность этого оружия.

Мощный толчок, инерция которого моментально была погашена автоматическими импульсными выхлопами, сотряс корпус десантолета. Три атомные ракеты "Гидра" понеслись сквозь пространство навстречу опасному визитеру, грозившему уничтожением значительной части Фобоса.

Через некоторое время десантники увидели на обзорном экране яркую вспышку в пространстве.

— Цель поражена, — моментально отреагировал автонавигатор. — Предупреждаю об опасности столкновения с фрагментами расколовшегося астероида.

Руки Радимова пришли в движение. Повинуясь опытному пилоту, десантолет совершил великолепный кувырок в пространстве и по крутой траектории стал спускаться к Фобосу. Машина уверенно опередила осколки камня, которые разлетались в разных направлениях, не представляя уже угрозы для базы людей на спутнике.

— Ну вот, и на этот раз Бог миловал! — проговорил Андрей, плавно опустив десантолет на посадочную площадку.

— Да, наша "исследовательская" работа на Фобосе становится все интересней, — усмехнулся в ответ Владислав. Он сопоставлял данные и думал в этот момент о неофициальной задаче, которое руководство поставило перед обеими группами десантников. Они ни на шаг не продвинулись в поисках неизвестных саботажников, которые, по видимости, продолжали свою деятельность. Масштабы и методы этой деятельности вызывали невольный трепет.

* * *

Мягкий черный бархат космоса с жемчужной россыпью бесчисленных звезд Млечного пути невесомым покрывалом укутывал поверхность Луны. Тихим сном спали ее незаселенные территории. Здесь, вдалеке от городов людей, ничто не нарушало спокойствие Океана Бурь, безмолвствовали погруженные во тьму моря и кратеры. И никто в Солнечной системе не подозревал о странном черном "цветке", "распустившемся" в кратере Иоганн Кеплер. В центре этого биометаллического "цветка" восседал в этот момент тот, кто нес миссию Предтечи.

Совершив ритуал Очищения, смывающий кровь убитых с его рук, Предтеча обвел звездное небо взглядом, пронзающим, казалось, пространство и время, и издал протяжный крик в пси-диапазоне. Этот крик заключал в себе поток информации, призыв, который был услышан адресатом. Содержание этого призыва, если попытаться адекватно передать его на языке людей, было примерно следующим:

"Придите, дети мои, гряньте как гром среди ясного неба! Почва подготовлена. Непосвященные падут к вашим ногам!".

Глава 4. Гром среди ясного неба

— Тоннель с конечной точкой в районе Альфы Орла рассчитан, капитан. Мы готовы.

Самуэль Саванни, капитан трекера "Беркут" кивком дал разрешение-команду на вход в тоннель. На профессиональном жаргоне спейсеров-внесистемников тоннелем назывался проход вне обычного пространства на большие межзвездные расстояния, открываемый особым полем, создаваемым генераторами трекера. Это поле выводило корабль за пределы евклидова пространства и возвращало обратно в заданной точке. Именно открытие этого метода сделало в свое время возможным межзвездные экспедиции набирающей силу человеческой цивилизации.

Трекер вздрогнул и на мгновение выпал из реальности. Саванни, на счету у которого было уже семь дальних полетов и, соответственно, четырнадцать тоннелей, перенес бросок к звезде Альфа созвездия Орла легко, как и остальные члены его экипажа. Новичков в восьмой экспедиции "Беркута" не было, все уже давно привыкли к внепространственным прыжкам. Поэтому, как только трекер появился у Альтаира, члены экипажа, не теряя ни секунды, выскочили из гравикапсул и приступили к работе.

Задача очередной экспедиции "Беркута" заключалась в исследовании системы Альтаира, в особенности — самой звезды, проявляющей стабильную периодическую активность и плюющей в пространство гигантскими протуберанцами.

Вполне объяснимо было оживление, которое сразу воцарилось в управляющем и обзорном отсеке корабля: трекер возник в районе Альфы Орла в самый разгар интересующего людей процесса. Огромный огненный протуберанец поднимался далеко за пределы короны светила.

— Действительно, красиво. Каковы параметры?.. — капитан не договорил, услышав сигнал прибора, который спейсеры называли просто маячком. Функция этого нехитрого устройства заключалась в том, чтобы обнаруживать в пространстве находящиеся в пределах его досягаемости трекеры. На этот раз сигнал был прерывистым, словно дрожащим, создавая впечатление, что маячок не уверен в своих данных.

— Откуда здесь трекеры? — Саванни включил экран энергограммы. На нем сразу же возникло внушительное скопление медленно движущихся огоньков, каждый из которых обозначал отдельный космический корабль. Создалось впечатление, что прибор сошел с ума. Однако это впечатление было рассеяно другими локационными устройствами.

— Капитан, смотрите! — один из спейсеров ткнул пальцем в обзорный экран, на котором появились три приближающихся черных клинообразных тела.

— Связь с Землей, быстро! — распорядился Саванни. — Это же инопланетные корабли!

Секция связи приступила к настройке канала связи с ЦККПСС. Капитан тем временем, наблюдая за плывущими к застывшему "Беркуту" огромными черными глыбами, отдал очередной приказ:

— Подготовить электропушки, навести на приближающиеся корабли.

Капитан прекрасно понимал, что электрические орудия, предназначенные для защиты от шальных метеоров и прочего космического "мусора", вряд ли можно назвать очень серьезным оружием в космической схватке. Но лишь этим вооружением был оснащен гражданский исследовательский трекер, и приходилось полагаться на него, так как признаваться в полной беззащитности перед лицом возможной опасности не хотелось.

Одновременно с этим в сторону чужих кораблей были направлены сигналы пространственной связи. Надежда на мирный диалог была для людей в этот момент основной. Ответа не поступило, а черные корабли продолжали, не снижая скорости, надвигаться на "Беркут".

Капитан начал отдавать приказы исходя из того, что дольше экспериментировать с попытками контакта в этой ситуации опасно и потому недопустимо:

— Секция пилотирования: резкий разворот. Уводите от них корабль подальше. Пространственная секция: рассчитать экстренный тоннель в Солнечную систему. Секция связи: передать сообщение о встрече и об агрессивном поведении чужаков на Землю.

Его команда пилотам была немедленно исполнена. Трекер развернулся и стал уходить от преследователей, поступательно наращивая скорость. Черные корабли остались далеко позади, и у "Беркута" появился реальный шанс скрыться. И вдруг прямо перед земным кораблем возник из ниоткуда один из чужаков.

— Это невозможно! — воскликнули в один голос Саванни и руководитель пространственной секции. И тем не менее, чужому кораблю удалось сделать то, что для трекеров Земной Федерации было невероятным — рассчитать тоннель менее чем за три минуты и совершить внепространственный прыжок на расстояние, в четыре раза меньшее, чем минимальный возможный предел дальности прыжков земных кораблей.

— Открыть огонь! — воскликнул Саванни, видя, что черная глыба повернула прямо на них. Ослепительная синяя вспышка возвестила, что выстрел произведен. Тысячи гигаватт энергии ударили по корпусу чужака…

Через секунду едва начавшаяся "битва" в космосе бесславно завершилась. Никаких заметных "спецэффектов" не было, просто луч электропушки пропал, и трекер "Беркут" навсегда перестал существовать в обычном пространстве, унеся с собой жизни пятнадцати человек.

Корабль-чужак тоже ушел в иное пространство, но лишь для того, чтобы догнать тысячи таких же летающих глыб, стремящихся к своей цели…

* * *

На крыше белого пятидесятиэтажного здания, расположенного в самом центре Киева, красовалась, возвышаясь над хитросплетением антенн дальней пространственной связи, красная аббревиатура "КСС". Это было главное здание Космической спасательной службы, сочетающее в себе административный корпус и центр управления спасательными операциями.

Джон МакБрин еще не знал, для чего именно он был вызван сюда на этот раз, но понимал, что отпуску, который они с женой так удачно начали, пришел конец. Людей, занимающихся той же работой, что и он, по пустякам не вызывали. На счету у его спасательного трекера "Млечный путь" было восемь удачных рейдов. Экипажи всех восьми терпящих бедствие кораблей были спасены без единой жертвы. Такого удачливого и знаменитого корабля не было во всем космодесантном флоте. И уж если руководство Службы вызвало его, прервав заслуженный им отдых, значит, случилось нечто действительно экстраординарное.

Размышляя о возможных причинах вызова, Джон подошел к автоматической пропускной системе. До панели пропускного автомата оставалась еще пара шагов, когда Джон вдруг остановился и резким движением кисти правой руки метнул карточку удостоверения в узкую приемную щель. Автомат тихо запищал, подтверждая, что карточка вошла правильной стороной. Джон удовлетворенно кивнул и, посмотрев в глазок камеры наблюдения, с улыбкой развел руками, словно извиняясь перед охраной за свое "мелкое хулиганство". Но охрана центрального здания Службы знала капитана МакБрина в лицо и не имела ничего против, если уж ему захотелось проверить свои натренированные навыки таким безобидным способом.

Десантник подошёл и протянул руку к считавшему всю информацию автомату, чтобы забрать удостоверение обратно. Тут-то и услышал он за спиной тихие шаги. В следующий момент кто-то дотронулся до его плеча.

Джон резко развернулся и увидел широкоплечего мужчину, смотревшего на него с высоты своего более чем двухметрового роста. Опытный глаз десантника определил, что перед ним не просто "накачанный" мужик, но человек, имеющий определенную боевую подготовку. Но в этом, по большому счету, не было ничего необычного. Джона удивило другое: выражение лица и взгляд незнакомца. Мужчина не пытался казаться спокойным и равнодушным, на его лице и в глазах действительно нельзя было прочитать ничего, кроме полной отрешенности и безразличия.

— Чем могу помочь? Кто вы? — спросил Джон.

— Это не так важно. Я — друг, — ответил незнакомец бесцветным голосом.

— Друзья — это всегда хорошо, — Джон на всякий случай наблюдал за движениями неожиданного собеседника. — Но могу я узнать?..

— У меня очень мало времени, — перебил его мужчина. — Слушайте меня внимательно, это очень важно. Сейчас вы подниметесь к вашему руководителю, и он предложит вам спасательную экспедицию. Вы должны отказаться от нее.

— Да? И почему же я должен?

— Не надо иронизировать. Отнеситесь к этому очень серьезно, прошу вас. В том случае, если вы согласитесь на этот никчемный рейд, погибнет много людей, очень много…

— Это следует понимать как угрозу? — диалог нравился Джону всё меньше.

— Нет, ни в коем случае. Я просто предостерегаю вас, сообщая о том, что неизбежно случится в будущем, если вы отправитесь в эту экспедицию.

— В таком случае — хватит! Я не люблю предсказателей. Кроме того, — Джон кивнул на здание КСС, — обсуждать приказы у нас не принято. Всего доброго, мой "друг".

Джон спрятал в карман удостоверение и вошел на территорию Службы. Незнакомец еще пару секунд постоял на месте все с тем же отсутствующим выражением лица, затем повернулся и побрел прочь.

Через некоторое время капитан МакБрин вошел в кабинет Руководителя КСС Станислава Красинского. Генерал поприветствовал его и попросил свою помощницу принести им по чашечке кофе.

— Как всегда не буду делать никаких лишних вступлений, Джон. Знаю, что пришлось выдернуть тебя из отпуска, но эту работу я не могу поручить никому другому — слишком темная история.

Красинский, нажав одну из кнопок на пульте, встроенном в подлокотник его кресла, включил настенный монитор. На нём появилось изображение гражданского трекера и информация о нём.

— Пропал корабль, — продолжил генерал. — Хороший корабль, как видишь, — четвертое поколение гражданских трекеров, модель "Тоннель-12б". Сбой систем, традиционные поломки, с которыми нам обычно приходится иметь дело, здесь практически исключены. Полетный стаж — более десятка успешных тоннелей. На этом корабле, "Беркуте", — один из опытнейших в гражданском флоте капитанов — Самуэль Саванни. Экипаж как на подбор — очень опытная пространственная секция, все остальные тоже не новички — хорошо знают свою работу. Трудно представить, что могло случиться без внешних факторов…

Джон с нарастающим интересом перевёл взгляд с руководителя КСС на экран, где вращалась вокруг своей оси трёхмерная модель вытянутого, напоминающего по форме веретено корабля. По долгу службы он был в курсе всех чрезвычайных происшествий с кораблями Федерации в дальнем космосе. Ещё ни разу не терпел бедствия трекер четвёртого поколения…

Красинский подождал пока выйдет из кабинета принесшая кофе помощница и продолжил.

— Самое главное — незадолго до своего исчезновения "Беркут" успел передать очень странное, прерывающееся сообщение. В этой папке, — Красинский передал МакБрину синюю папку, на которой красовался очень серьезный гриф секретности, — помимо всех данных о "Беркуте" и его экспедиции находится примерная расшифровка этого послания. Ознакомишься…

Джон отхлебнул кофе и открыл папку. Причитав расшифровку, он поднял на генерала крайне изумлённые глаза.

— Вот-вот, — кивнул тот. — Говоря кратко, — возможна встреча с чужими кораблями. На мой взгляд, следует снарядить в тот район более серьезную экспедицию, нежели один корабль, даже такой как твой. Однако люди в Правительстве, которые принимают решения, почему-то скептически относятся к неясному, по их мнению, предупреждению о чужаках. Как будто им кто-то глаза прикрыл… — генерал покачал головой, не догадываясь, насколько он был близок к истине в этом своем предположении. — Поэтому нам приказано направить к Альтаиру один спасательный трекер.

Красинский развёл руками, давая понять, что тут он лично изменить ничего не может.

— Помни — в любой ситуации на месте ты обладаешь полной свободой принятия решений. Перед тобой стоят две задачи: с одной стороны традиционная — выяснить, что случилось с "Беркутом" и при необходимости спасти его экипаж, с другой стороны, я бы сказал, авантюрная — попытаться в случае контакта с чужими кораблями выяснить их намерения. Помни об осторожности. Информация, которую ты там соберешь, может быть крайне важна для Земли.

Красинский сделал паузу и одним глотком допил кофе. МакБрин видел, что он явно нервничает. Генерал встал с кресла, прошёлся по кабинету и спросил:

— Задача ясна?

Тут Джон весьма кстати вспомнил лицо своего нового "друга", вспомнил содержание их разговора и ответил:

— Так точно.

— Отлично. Собирай свой экипаж. Старт сегодня в 18.00 с Сахалинской площадки.

— Понял. Сделаем все, что будет возможно.

— С Богом, Джон. Удачи!

В лифте МакБрин еще раз вспомнил разговор с незнакомцем, о котором он не стал докладывать руководству, полагая, что сам в состоянии справиться с теми или иными осложнениями в случае их возникновения. Перед тем, как выйти из здания, он спустился на первый уровень подвальных помещений и на некоторое время задержался в одной из служебных комнат за бронированной дверью.

Выйдя на улицу сквозь арку пропускной системы, Джон посмотрел на то место, где стоял недавно его собеседник. Капитан не сильно удивился, увидев, что он снова стоит на том же месте. Еще трое здоровых мужиков стояли позади него.

— Вы согласились на экспедицию, не так ли Джон? — ровным и нечего не выражающим голосом спросил безымянный "друг".

— Так, — МакБрин заставил свою, напрягшуюся было, мускулатуру расслабиться, приводя ее в состояние наибольшей готовности к возможным мирным и не совсем мирным вариантам урегулирования сложившейся ситуации. Однако он оказался не полностью готовым к последовавшим более чем просто стремительным действиям оппонента.

— Очень жаль. В таком случае нам придется помешать вам, — голос незнакомца еще не успел отзвучать, а его тело уже бросилось вперед, на мгновенье словно выпав из поля зрения. Момент удара почти невозможно было уловить. Сжатые в хиракен пальцы нападающего сломали бы кадык любому, кто замешкался бы на месте Джона. Но обладающий натренированной реакцией десантник успел сделать единственное возможное в этой ситуации защитное движение — закрыл горло подбородком. От удара он отлетел назад и упал возле пропускного автомата. Морщась от боли, капитан, тем не менее, резко дернулся вперед, демонстрируя намерение вскочить на ноги. Его "друг" моментально среагировал и нанес удар ногой в то место, где находилась бы сейчас голова Джона, продолжи он свое движение. Десантник же поразительно быстро перенаправил свой рывок и ударил по опорной ноге противника, выводя его из равновесия. Затем последовал удар кулаком, от которого потерявший опору "друг" не смог увернуться или закрыться.

Эта короткая схватка, в которой все движения слились в единую "фразу", заняла всего пару секунд. Однако камеры наблюдения над входом располагались не зря. Сзади послышался шорох разъезжающихся створок дверей и топот бегущей охраны. С другой стороны в схватку вступили еще трое нападающих, которые были вполне способны отправить МакБрина на тот свет до подхода подмоги. В этот момент и выяснилось, зачем десантник, обладающий профессиональным чутьем и обычным здравым смыслом, заходил в хранилище-арсенал служебного оружия КСС. Джон подхватил "поплывшего" первого незнакомца и толкнул его на новых противников, на доли секунды задержав их. Затем выхватил из прикрепленной под форменной курткой кобуры пистолет "Электрошок-15" и ударил весьма ощутимым разрядом по ногам нападавших. На дальнейшие активные действия они были не способны. Подоспевшие охранники моментально привели их в положение объятий с землей, в коем они и пребывали вплоть до прибытия наряда СПБ, заботам которого их и перепоручили.

Незадолго до старта Джон позвонил в Киевский городской отдел СПБ, но узнал только, что ни один из нападавших с момента задержания не произнес ни слова, находясь в состоянии полной отрешенности. Кто они, откуда знали о предстоящей экспедиции, и почему пытались остановить его, Джон так и не узнал.

В запланированное время "Млечный путь" стартовал с Сахалинской площадки к Альфе Орла.

* * *

Фобос гудел как потревоженный улей. Огромные плиты мостов дрожали под гусеницами снующих в разные стороны роудеров. Освоители расположились на одном из мостов на относительно безопасном расстоянии от Везувия. На каменном плато перед черным провалом открывшегося входа обосновались космодесантники. Все они были вооружены. Двое держали тяжелые ручные пулеметы, у остальных на поясах висели "УПыРи" — универсальные пистолеты-пулемёты системы Рябова. Никто не знал, насколько враждебным может оказаться то, что ждало их внутри (если там вообще что-то ждало), и десантники приступили к исполнению своих непосредственных обязанностей на Фобосе — обеспечению защиты исследовательского персонала.

Руководитель базы и Леонид Бакулин долго совещались с Землей, согласовывая кандидатуры первопроходцев, на долю которых выпадет первое проникновение в открывшиеся двери. В конце концов, решение было принято. Сразу рисковать целой исследовательской группой никто не хотел. Вглубь скалы постановили направить двух десантников.

Бакулин настоял, чтобы одним из этих двоих был он сам. Чувства капитана, потерявшего здесь двоих десантников из своей группы, были понятны. Вторым, на основании представления Бакулина, был утвержден Владислав Стрельцов. Со стороны могло показаться странным, что Леонид предпочел членам ОГ "Руслан" — людям, с которыми он прослужил вместе уже много лет, человека, с которым познакомился лишь недавно. Однако за время, прошедшее с прибытия на Фобос группы "Палладин", десантники обеих ОГ достаточно хорошо сошлись друг с другом, что было характерно для офицеров ОСКОД, ощущавших своего рода "корпоративное", в чем-то даже элитарное единство и тянувшихся друг к другу как равные к равным. Бакулин был довольно опытным руководителем и видел все сильные стороны более молодого офицера, который хоть и был в том же звании, но в рамках данной миссии был подчинен ему. Стрельцов обладал почти такой же как сам Леонид внутренней силой, спокойствием и уравновешенностью и несомненными качествами лидера, значительное место среди которых всегда занимают готовность к принятию взвешенных самостоятельных решений и чувство ответственности за людей, которые следуют за тобой. Личная подготовка десантника также не оставляла желать лучшего — по классу реакции и уровню боевого мастерства Стрельцов был равен Бакулину. Леонид практически не сомневался, что в данной ситуации, которая может стать сложной и опасной, на Стрельцова можно будет положиться. Вместе с тем ему, как руководителю, хотелось также понаблюдать за действиями молодого капитана в, так сказать, "боевой" обстановке.

Помимо этого, были и иные соображения: Владислав был именно тем человеком, после непосредственного контакта с которым открылась неприступная до того дверь. Была ли такая "положительная" реакция на него или его действия случайным совпадением или реальным ответом инопланетного артефакта, Леонид не знал, однако рассудил, что существует вероятность развить успех в том случае, если Стрельцов продолжит контакт.

Руководство на Земле, хоть и полагало нелогичным рисковать сразу обоими капитанами десантных групп, с его доводами в конце концов согласилось.

После того, как кандидатуры были утверждены, Бакулин, воспользовавшись последним оставшимся в этот момент на базе роудером, направился к Везувию. Прибыв на место, он ответил на немые вопросы десантников:

— Двое!

— Кто пойдет? — спросил Рыков, переглянувшись с Суаресом.

— Я пойду, Саня. Так должно быть. Со мной пойдет, — Бакулин посмотрел в глаза Стрельцову, — Владислав.

Второй капитан спокойно выдержал его взгляд и молча кивнул.

И снова две фигуры в "Протекторах" приблизились к чужой стене. Помня о двух неудачных попытках их предшественников, Бакулин и Стрельцов надеялись, что три — число волшебное, и третий раз станет для землян счастливым.

Медленно-медленно нога Леонида коснулась высокого порога гигантских ворот. И в этот миг ослепительное золотистое сияние буквально ударило из чрева скалы. Вздрогнули и пригнулись оба десантника, вздрогнули все наблюдающие за ними. Однако ничего страшного не произошло. Сияние угасло, уступая место ровному "дневному" свету. Люди поняли, что первое знакомство состоялось.

Бакулин осторожно перешагнул порог и, пройдя вперед, огляделся. Стрельцов последовал за ним. Они находились в относительно нешироком коридоре с гладкими серыми стенами.

— Предбанник, — констатировал Стрельцов и, внимательно оглядываясь по сторонам, двинулся вперед.

— Скорее уж преддверье, — усмехнувшись сравнению Влада, поправил Бакулин, указывая на дверь в дальнем конце коридора. На ее гладкой поверхности красовался тот же символ, что и на внешней стене.

— Еще не хватало… — Владислав направился прямо к двери и толкнул ее. Леонид не препятствовал этому — его чувство опасности на сей раз молчало.

Ничего эффектного не произошло, не было ни вспышек света, ни каких-либо иных активных реакций. Дверь открылась. Владислав оглянулся. Бакулин кивнул и направился к нему. И вдруг они оба оказались за порогом загадочной двери. Это произошло так быстро, что ни один из них толком ничего не понял. Просто стояли перед дверью и внезапно оказались за ней.

— Сюрпризы начинаются, — Бакулин тряхнул головой. — Ты чувствуешь это?

— Да, — Стрельцов ощущал чужое воздействие сродни тому, что было у внешней стены, только гораздо сильнее. Человеческому разуму было трудно противостоять этому. Через секунду десантники поняли, что кто-то или что-то пытается полностью подавить их волю. У обоих рефлекторно сработала реакция противодействия, они как могли, пытались сопротивляться этому психологическому произволу.

Перед глазами людей все поплыло, появилось ощущение невесомости. Словно огромный кокон окутал их рой движущихся по немыслимым траекториям знаков и символов. Затем перед глазами начали появляться странные и непонятные письмена. И, в конце концов, над их головами вспыхнул странной формы крест или свастика.

А потом появилось ощущение взгляда. Тяжелый взгляд из ниоткуда давил маленьких людей. Казалось, ничто не может укрыться от него и все мысли, чувства и воспоминания людей вот-вот будут прочитаны неизвестно кем. Снова десантники начали сопротивляться этому изо всех сил, и ощущение исчезло.

Люди вновь осознали себя как Бакулина и Стрельцова, стоящих на каменном полу. Десантники огляделись. Помещение, в котором они находились, имело цилиндрическую форму. Потолка видно не было, все пространство над их головами было затянуто фиолетовой дымкой. Стены светились и переливались разными цветами и оттенками. И лишь пол не излучал свет. Гладкий камень был испещрен незнакомыми десантникам символами, выстроенными в замысловатые узоры и переходящие одна в другую комбинации. На них можно было смотреть не отрываясь, переводя взгляд с одной на другую, и всегда какая-либо часть узора не воспринималась взглядом из-за воздействия другой части. У людей возникло ощущение сна наяву, странных и древних грез, навеянных чем-то не принадлежащим их привычному миру и способным навсегда изменить обыденную жизнь.

— Город Снов! — выдал пришедшее из подсознания наименование увиденному Леонид. Он и не подозревал, что в тот момент как первооткрыватель дал название, которое прочно утвердится в дальнейшем, так как никто просто не удосужится заменить его на что-нибудь менее экзотическое.

Долго еще стояли десантники, разглядывая необычное помещение. Они были настолько удивлены, что не сразу заметили даже то, что система подачи воздуха из резервуаров их "Протекторов" была отключена автоматикой, поскольку неведомо кем и как синтезированный воздух стал поступать через открывшиеся "жаберные" щели скафандров.

Глава 5. Новые гости Фобоса

Линкор "Арго-10" плавно развернулся, огибая теневую сторону Марса, и, выпустив из огромного ангара десантолет, лег на обратный курс к Земле.

Сенсационное открытие на спутнике Красной планеты вновь привлекло к себе особое внимание после первого посещения людьми Города Снов, как теперь все называли инопланетную постройку. Еще одна группа ученых прибыла в систему Марса. На этот раз в группу входили специалисты в области более специфических наук. Особое место среди них занимала Наталья Ивлева. Она была историком, специализирующимся на древних религиях и культах, культуре и письменности древних цивилизаций Земли. Именно ей предстояло начать огромную работу по идентификации и расшифровке тех письмен и символов, найденных в Городе, которые имели аналоги в земной истории. Ну а потом уж представить все выкладки умудрённым опытом и убелённым сединами академикам на Земле для дальнейших исследований и выводов.

С большим интересом разглядывала Наталья сероватый камень по имени Фобос, крупным планом расположившийся на обзорном экране в пассажирском отсеке десантолета. Могла ли она когда-нибудь мечтать о таком? Она, выпускница Санкт-Петербургского университета истории и археологии, которая всего два года проработала в Тибетском научном центре, успев, правда, за это время защитить диссертацию по истории религиозной символики. Могла ли она мечтать, что именно ей, молодому специалисту, выпадет честь проводить исследования находки, уже названной журналистами самой большой тайной двадцать третьего века? Думала ли она, что ее профессиональные знания, связанные исключительно с историей Земли, могут пригодиться для работы в космосе?! Тем не менее, она здесь, в системе Марса, и летит навстречу своей, как ей казалось, счастливой судьбе.

Десантолет опустился на покрытие посадочной площадки, мягко качнулся на стабилизаторах и застыл. Створки ворот переходного тамбура открылись, и Наталья вместе с тремя другими специалистами новой исследовательской группы спустилась по выдвинувшемуся трапу. Им уже не нужны были громоздкие "Протекторы": как только на Земле поняли, что сворачивание работ на спутнике Марса в обозримом будущем не предвидится, сразу же над базой, площадками и дорогами были возведены стационарные купола с чистым воздухом.

Неподалеку от посадочной площадки их ждала КАРета, из которой им навстречу вышли двое встречающих. Наталье сразу бросилась в глаза их униформа — на обоих были УДЕКи. До сих пор каждый взгляд на мужчин в серой форме космического десанта причинял девушке боль. Виной тому были возвращающиеся каждый раз воспоминания о трагедии девятилетней давности. Вся Федерация помнила о так называемой операции "Пресс" на Венере — операции по подавлению восстания за независимость Венерианской унитарной колонии. Эта скоротечная, но кровавая война унесла несколько миллионов жизней с обеих сторон. Одним из федеральных отрядов командовал полковник Вячеслав Ивлев, отец Натальи. Он погиб в одном из мятежных венерианских городов — Вирополе в окружении сепаратистов. Прорывавшийся ему на помощь сын, лейтенант Борис Ивлев, попал со своим отрядом на минное поле, мастерски подготовленное восставшими. Так пятнадцатилетняя Наташа потеряла отца и брата и осталась на Земле с безутешной матерью.

Наталья встряхнула головой, отгоняя тяжелые воспоминания, поздоровалась с подошедшими к ней и ее спутникам десантниками и заняла свое место в машине. Она стала думать о предстоящей работе и промолчала почти всю дорогу до базы. Они уже приближались к стоянке транспорта, когда один из десантников со знаками различия капитана, видя ее мрачное настроение, с вежливой улыбкой заговорил с ней. У них завязался разговор, из которого Наталья узнала, что именно ее собеседник, Владислав Стрельцов, будет на следующее утро сопровождать ее в Город Снов, где состоится ее первое знакомство с объектом исследований.

Когда КАРета остановилась у входа в жилой комплекс базы, Стрельцов подал Наташе руку, помогая выйти из машины, взял ее вещи и вызвался показать предназначенные ей апартаменты. Девушка последовала за ним.

"Началось", — с улыбкой подумал Радимов, смотря им вслед. Самого Андрея на Венере ждала молодая жена, а вот личная жизнь Владислава была временно не устроенной, и, зная друга, Радимов не сомневался, что тот своего не упустит. Десантник покачал головой и уныло пошел провожать троих мужиков, оставленных на его попечение старшим по званию.

* * *

Десантолет, только что доставивший ученых и собравшийся догнать линкор, запустил стартовые двигатели на холостой ход, подготавливая их к стартовому импульсу. В этот момент на посадочной площадке не было никого, кто смог бы заметить, как из распахнувшегося резервного люка технического ангара десантолета выпрыгнул некто, облаченный в скафандр намного серьезнее "Протектора", и, озираясь по сторонам, отбежал к прозрачной стене купола. Двигался он с удивительным для закованного в тяжелый скафандр человека проворством.

Десантолет оторвался от земли и устремился вверх. Завыли сирены, закрылись перегородки, отсекая купол над посадочной площадкой от остальных сооружений. Огромный пропускной проход открылся в куполе прямо перед взлетающей машиной. И в ту же секунду вручную был открыт еще один внешний люк. Маленькая дверь в стене купола, предназначенная для работ по обслуживанию внешней его поверхности, которая закрывалась на кодовый электронный замок с комбинацией из десятка цифр, отворилась. Человек, прибывший "зайцем", быстро скользнул в дверь и закрыл ее одновременно с закрытием выпустившего десантолет прохода, дабы не подала сигнал автоматика, контролирующая герметичность купола. Затем он спрыгнул прямо на "зыбучие пески", начинавшиеся рядом с участками стабильной почвы, на которых были возведены постройки людей.

Внутренние перегородки снова открылись, впуская в купол воздух из резервуаров базы. И если кто-нибудь подошел бы в этот момент к прозрачной стене и посмотрел бы вниз, он увидел бы как человек в спецскафандре модели "Трапеция-2", по пояс затянутый почвой, очертил вокруг себя окружность и, подняв руки над головой, моментально ушел под землю. По зыбучей поверхности пробежала судорога, которая стерла круг и засыпала воронку. Мелкие камни вновь успокоились, открывая взору любого наблюдателя лишь ровную поверхность.

* * *

После доклада о прибытии руководителю базы и знакомства с Леонидом Бакулиным Наталья отправилась "домой" — в указанный ей Владиславом жилой отсек, который здесь по аналогии с гостиницей называли номером. Она еще не успела осмотреться в новом жилище — оставив её вещи, Владислав сразу, как было положено, повел вновь прибывшего специалиста к руководству. Поэтому ей было очень интересно, ведь она впервые оказалась на базе освоителей вдали от Земли.

Номер оказался двухкомнатным. Одна из комнат была побольше, что давало основание именовать ее гостиной. Комнаты вмещали комплект "походной мебели", который включал в себя кровать и диван, письменный и кухонный столы и шкаф.

"Скромно, как говорится — по-спартански" — подумала девушка. На Земле у нее была четырехкомнатная квартира, а у матери — большой дом. Но Наталья была достаточно непривередлива, кроме того, общение с тибетскими монахами наложило свой отпечаток — к роскоши и материальному благосостоянию она относилась более чем спокойно.

Вряд ли что-то сейчас могло испортить ее радость от удачного назначения, подкрепленную впечатлениями от первого в жизни космического перелета и знакомства с людьми, которые производили приятное впечатление. Распаковав и расставив по местам свои вещи, Наташа прошла на кухню и занялась очень серьезными делами. Сначала проинспектировала холодильник, кем-то предусмотрительно заполненный стандартным положенным набором продуктов. Затем стала гонять на всех режимах универсальный кухонный автомат, выясняя, можно ли приготовить более-менее нормальную еду в условиях наспех сооруженной базы. Наконец, убедившись в том, что это вполне возможно, и поужинав, она приготовила себе чашечку кофе. Устроившись с нею на диване, девушка снова стала думать о предстоящих исследованиях. Ее мысли вернулись к Городу Снов. Название ей понравилось, и не терпелось вживую увидеть то, благодаря чему оно возникло. Через некоторое время возбуждение наполненного новыми впечатлениями дня отступило, и Наталья поняла, что устала. Она быстренько вымыла посуду, приняла душ, стараясь согласно памятке на стене очень экономно расходовать воду, потом пошла в малую комнату, которую наличие в ней кровати позволяло считать спальней. Сбросив халатик, девушка упала на кровать и моментально заснула.

Разбудил Наталью тихий, но настойчивый писк. Еще не привыкшая к этому звуку девушка не сразу поняла, что звонят в дверь. Поглядев на часы, Наталья охнула. Без пяти минут девять по универсальному времени. В девять часов она должна была быть на стоянке роудеров. Видимо, утомление вчерашнего дня и смена объективного времени сыграли с ней шутку — она не услышала собственного будильника. Накинув халат, она крикнула "Подождите, пожалуйста, я сейчас…".

Открыв дверь, девушка увидела Стрельцова. Посмотрев на ее растерянно-виноватое лицо, Владислав улыбнулся. Причем умудрился это сделать так, что Наташа, которая уже приготовилась извиняться за то, что проспала в первый же день своей новой работы, просто улыбнулась в ответ и развела руками. Пару секунд они молча стояли и смотрели друг на друга.

Даже в таком вот — растрёпанном и растерянном виде девушка, на взгляд Влада, была весьма симпатичной. Светло русые чуть волнистые волосы, чистый взгляд огромных голубых глаз, мягкий овал лица, изящный носик и красивые губы, которым так шла лёгкая улыбка. Наталья производила впечатление девушки доброй, спокойной и мягкой, какой-то домашней. В её глаза можно было смотреть и смотреть…

Осознав, что его улыбка становится все шире, Влад придал лицу серьезное выражение и поднял руки в успокаивающем жесте.

— С кем не бывает? Слишком велика разница суточных периодов Земли и Фобоса. Когда я прилетел сюда, я первое время вообще пользовался тремя будильниками. И ставил их подальше от кровати, чтобы трудно было отключить.

Наташа засмеялась, потом спохватилась:

— Что же мы стоим? Проходите, пожалуйста, в гостиную. Подождите меня, пожалуйста, пару минут. Я быстро.

Влад самым внимательным взглядом проводил девушку, сожалея про себя, что халатик скрадывал ее грациозные движения и не достаточно облегал ее фигуру. От этих важных мыслей офицера космодесантной службы отвлекла негромкая мелодия, раздавшаяся из его нагрудного кармана. Стрельцов достал миниатюрный передатчик и нажал кнопку приема. Послышался голос Радимова, сказавшего шутливо-официальным тоном:

— Капитан, позволю себе заметить, что через минуту мы должны будем выехать к Городу. Я, конечно, понимаю, что вы там заняты более важными делами, но… — за этими словами последовал на заднем плане смех Рикса и Бронского.

Влад улыбнулся и хотел ответить другу как подобает — "чтоб заткнулся в тряпочку", но, увидев, что одетая в комбинезон освоителей, в которых работал весь гражданский персонал на базе, Наталья выходит из спальни, сказал только:

— Мы уже идем, — но потом всё же добавил шипящим голосом: — Блюститель нравственности!..

Наталья, слышавшая это и примерно сообразившая, к чему может быть сказана последняя реплика, слегка улыбнулась, но комментировать не стала.

Девушка захлопнула дверь, и они направились к выходу из жилого комплекса. Роудер ждал их уже у подъезда. Наталья еще никогда не ездила на танках и потому с серьёзным недоверием глядела на гигантскую гусеничную бочку, словно прикидывая в уме, а стоит ли вообще туда залазить. Но когда танк плавно (в меру его танковых способностей) тронулся и с тихим урчанием сытого кота пополз по плитам дороги, девушка успокоилась и стала рассматривать в узкое оконце унылый ландшафт за прозрачными стенами купола. Время прошло незаметно. Роудер съехал с моста на каменное плато и остановился. Владислав вылез из танка и подал руку Наталье.

— Посмотрите, — сказал он. — Город Снов!

Наталья остановилась напротив стены и открытой двери. Стрельцов видел, какое воздействие оказывает стена на девушку. Через это прошли все, кто здесь оказывался впервые.

— "АУМ", — прошептала, наконец, девушка.

— Да, я уже слышал про этот символ. Я читал посвященный ему фрагмент научного отчета.

— А я его писала, — сказала Наталья. И пояснила для удивленных десантников. — Фотографии, сделанные еще экипажем "Ноева ковчега", ЦИВЦ прислал в наш научный центр для подготовки заключения на предмет значения этого символа. Ну а это уж — моя специальность. Мое заключение ЦИВЦ и вставил в общий отчет. Так что мы с этой стеной заочно давно знакомы.

Обернувшись к качающим головами десантникам, она добавила, приподняв бровь:

— А почему, вы думаете, именно меня сюда направили? По кастингу прошла?

Десантники рассмеялись и переглянулись. И как-то дружно ответили, что и по кастингу она могла бы пройти — внешними данными Бог не обидел.

Наташа неслабо покраснела, что не укрылось от взгляда Владислава.

"Надо же!", — подумал он, распознавая в себе всё больший интерес к этой умной, самостоятельной, но вместе с тем в меру застенчивой девушке.

— Неужели он действительно так много значит? — Влад кивнул на взирающий на них со стены священный слог АУМ.

— Я как-нибудь расскажу вам про него подробно. Если в двух словах, это — универсальный символ для всех направлений индуизма, используется он также буддистами, джайнистами и сикхами. В разных произношениях, например, как "аминь", он встречается также в других религиях Земли. Графически в одном из его начертаний заключаются буквы "альфа" и "омега", в сакральном смысле символизирующие начало и конец всего сущего, процесс творения и огонь разрушения. Кстати, именно от этого слога, скорее всего, произошли слова "ум", "разум" и некоторые другие. В истории земной культуры он имеет большое значение. Как он попал сюда неизвестно, и на Земле надеются найти ответ на этот вопрос там, внутри.

— Ну что же, вот и пойдемте, заглянем внутрь.

Владислав с Натальей вошли в открытую дверь, прошли по коридору и испытали процедуру переноса, оказавшись за порогом внутренней двери. Стрельцов, уже трижды побывавший здесь, привык ко всем сюрпризам загадочной комнаты, Наташе же всё было внове. Она застыла и почти минуту не сходила с места, сопротивляясь психологическому воздействию Города Снов. Однако прожившая два года на Тибете девушка не понаслышке была знакома с биоэнергетическими и экстрасенсорными техниками, и смогла превосходно справиться с чужим пси-давлением. При этом она искренне изумилась происходящему и, повернувшись к Владу, спросила дрожащим голосом:

— Что это было? Такое мощное воздействие…

Влад лишь развел руками.

Успокоившись, девушка стала рассматривать узоры из символов на полу.

— Эти символы! Я знаю многие из этих знаков! Как так может быть, что земная символика в таком количестве начертана здесь, на Фобосе!? — воскликнула она и, посмотрев на Стрельцова, добавила, — Я с удовольствием поработаю здесь.

— Извините, но сейчас нам нужно идти дальше. Позже вы сможете поработать и здесь.

— Дальше? Но я не вижу здесь никаких дверей, кроме той, через которую мы, так сказать, вошли.

— Многое здесь, как выяснилось, обманчиво. Посмотрите сюда.

Владислав застыл, напряженно вглядываясь в стену, словно пытаясь разрушить ее взглядом, и, наконец, ударил ладонью по ее гладкой поверхности. С глухим рокотом многотонная плита отъехала вглубь стены и в сторону.

— Прошу! — сказал Стрельцов, пропуская Наталью. — Добро пожаловать в лабиринт Города Снов.

— Лабиринт? — девушка с удивлением и интересом заглянула внутрь. — Я ничего не слышала о нем.

— Мы еще не успели никому об этом сообщить. Эту тайную дверцу открыл Леонид Бакулин. Сегодня ночью.

— Откуда же вы знаете, что там лабиринт?

— Я был с ним. Мы заходили внутрь. Но там, — Владислав посмотрел на непроницаемую темноту за дверью, — есть кое-что, в чем нам без вас не разобраться.

— И что же это? — спросила заинтригованная девушка.

— Дело в том, что лабиринт можно пройти, только пользуясь подсказками, заключенными в символах-указателях. Ну а символы, как вы сами сказали, — ваша специальность.

— Откуда вы знаете про эти подсказки?

— Это написано, — Стрельцов кивнул на стену рядом с открывшимся проходом, — вот здесь.

Девушка подошла и внимательно рассмотрела гладкую поверхность, на которой красовались странные письмена.

— Да, вы правы. Здесь написано именно это, — Наталья, прищурившись, посмотрела на Влада. — Это — "черты и резы", древнейшая из известных славянских систем символьного письма. Я не знала, что вы разбираетесь в древней письменности.

— Да, я такой! — Стрельцов скромно потупился. Он решил, что как-нибудь потом скажет Наталье, что они с Леонидом услышали перевод этих слов прямо в своих головах в тот момент, когда эта дверь открылась в первый раз. Но девушка заставила его поторопиться с признанием, задав простой вопрос:

— Тогда почему же вы сами не разобрались в указателях?

Услышав ответ, она покачала головой, пряча улыбку в высоком воротнике куртки.

— Ну что, зайдем? — предложил Стрельцов.

Девушка вслед за ним переступила высокий порог.

Глава 6. Пришествие

Выход трекера из тоннеля смотрится весьма эффектно. Пространство возле точки выхода вспыхивает ослепительным светом и глубокая "воронка" из этого сияния "выплевывает" корабль, оставляющий за собою яркий след. Но не было на сей раз стороннего наблюдателя, который увидел бы, как появился у Альтаира иглообразный спасательный трекер "Млечный путь". Точнее, не было среди людей…

Гравикапсулы на кораблях космодесантников отличались от удобных капсул гражданских трекеров. Компьютеры, контролирующие гравиотсеки десантных кораблей, по всей видимости, создавались и программировались по заказу УКДС людьми с очень развитым чувством юмора сомнительного свойства. Десантник, не успевший выскочить из "кроватки", в коей пережидал он тоннель, в течение трех секунд после соответствующего сигнала, получал ощутимый электрический разряд в обе пятки и выбрасывался на пол автоматически опрокидывающейся вперёд капсулой. Опытные спасатели с "Млечного пути" почти всегда успевали вовремя выскакивать из "кроваток" после внепространственного прыжка, но почему-то всегда начинали ругать нехорошими словами и компьютеры и их создателей. Однако на этот раз вопль на всем известном языке оповестил коллег о том, что кто-то все-таки опоздал. Сразу же раздался дружный смех и шутки в адрес неудачника.

Но все шутки и веселье всегда ограничивались гравиотсеком. За его пределами десантники снова превращались в детали одного слаженного механизма. Однажды кто-то сравнил движение в десантном корабле с движением тока по проводам, а на гражданском трекере — с броуновским движением. И еще никто не смог опровергнуть это полушутливое утверждение. Недаром весь федеральный флот держался на космодесантных войсках. О четкости и согласованности движения на кораблях типа "Млечного пути" ходили легенды. Без единого слова за полминуты рассредоточились космодесантники-спасатели по своим местам. И сразу же началась напряженная работа.

Капитан МакБрин сам занял место рядом с "маячком" и начал сканировать пространство. Помимо этого прибора спасательный трекер был оснащен и другими мощными системами обнаружения и опознания. Параллельно заработал ЛАЗЕРЛОК. Показания приборов выводились соответственно на экран энергограммы и на ЭДАКОН. Примерно пять минут потребовалось для того, чтобы полностью "прочесать" пространство вокруг трекера, который находился сейчас точно в той точке, откуда передал свое последнее сообщение "Беркут". И у самого предела досягаемости приборов, когда круг уже почти замкнулся, "маячок" издал неуверенный прерывистый писк. Энергограмма показала одинокий огонек, мигающий в такт этому писку. Через секунду ЭДАКОН показал смутное пятнышко далекого корабля.

— "Беркут"? — спросил Джон.

— Я не уве… — начал было оператор ЛАЗЕРЛОКа, но увидев реакцию капитана осекся, оглянулся на экран и тихо свистнул. Точка корабля с огромной скоростью удалялась от "Млечного пути".

— Догнать! — скомандовал МакБрин.

Пилоты бросили трекер вперед, настигая уходящий корабль. И вдруг скорость беглеца скачкообразно увеличилась примерно в три раза. Этот рывок довольно быстро закончился, но преследуемый снова оказался на недосягаемом расстоянии, уходя от них уже на обычной своей скорости.

— Капитан, это далеко превышает троекратные возможности "Беркута", — заметил первый пилот. — Да и наши тоже.

— Очень интересно. Очевидно, нам его не догнать. Ладно, отпустите его подальше.

— Отпустить?

— Да. И выпустите седьмого "жука".

"Жуками" десантники называли маленькие зонды-разведчики, управляемые ВАС корабля-носителя и снабженные собственным малым аналогом ЛАЗЕРЛОКа, передающим данные на локатор трекера. Седьмой номер в комплекте был сверхскоростным.

Маленький и намеренно сделанный почти неуловимым для обычных визуально-локационных устройств шарик "жука" с цифрой 7 на корпусе умчался вслед за загадочным кораблем, имея программу следовать за ним и передавать изображение, а если удастся догнать — закрепиться на его корпусе. Спустя некоторое время на экране появилась пропавшая было точка.

— Отлично! Расстояние до нас?

— Пять А.Е., - ответил оператор ЛАЗЕРЛОКа и, посмотрев на капитана, уточнил, переведя астрономические единицы в километраж, — Семьсот сорок семь миллионов девятьсот восемьдесят девять тысяч триста пятьдесят три километра. Примерно…

— Молодец, отличник! — Джон показал большой палец. — Передай все эти великолепные данные в пространственную секцию, — и, обращаясь к названной секции, продолжил. — Рассчитать тоннель на перехват курса беглеца. Всем приготовиться по сигналу готовности к прыжку вернуться в гравиотсек.

Примерно тридцать пять минут, в течение которых трекер удерживал стабильное расстояние до уходящего корабля, плывя за ним в пространстве с неизменной скоростью, понадобилось пространственикам, чтобы выполнить распоряжение. Затем "Млечный путь" исчез из обычного пространства и вышел из тоннеля в точке, лежащей прямо по курсу неизвестного корабля. Сразу же заработал ЛОВИКОН, выдавая на обзорный экран изображение… чего? Клинообразный черный кусок камня приближался к ним с невероятной скоростью. И, тем не менее, "маячок" настойчиво пищал, утверждая, что люди видят перед собой не астероид причудливой формы, а именно корабль.

— Это не наш корабль. Это — чужаки, — Джон обвел взглядом присутствующих в управляющем отсеке спейсеров и убедился, что излишних эмоций ни у кого этот факт не вызвал — десантники были предупреждены о возможности подобной встречи и подготовили себя к ней.

— Дать максимальное увеличение объекта, — подал капитан голосовую команду ВАС трекера, контролирующей ЛОВИКОН. Главный обзорный экран "растекся" по стене отсека, и изображение чужака заняло почти всю его площадь.

— Носовая часть!..

— Дать увеличение носовой части! — одновременно воскликнули первый пилот и капитан.

Экран разделился на два поля, и взору людей предстала носовая часть черного корабля с отметинами, хорошо известными десантникам. Глубокие борозды с оплавленными краями на корпусе чужака могли означать только одно — по нему били из электропушек.

— "Беркут" постарался?! — полувопросительно и полуутвердительно проговорил пилот.

— Больше некому, — подтвердил Джон. — Итак, ребята, этот — здесь, а "Беркут" исчез. Какой вывод?

Джон собрался отдать резонный в этой ситуации приказ о готовности орудийной секции. Но в этот момент "Млечный путь" содрогнулся и застыл на месте. Корабль затрясся, и все попадали на пол. Из панелей управления посыпались искры. Завыла сирена экстренного входа в тоннель. И вскоре волна возмущения пространства, надежной защитой от которой служили обычно гравикапсулы, достигла таких размеров, что у людей возникло ощущение удушья, и начали лопаться капилляры. Тряска все усиливалась, и ко всему этому прибавился пронзительный звук, бьющий по барабанным перепонкам.

Джон уже находился на грани потери сознания, борясь из последних сил, когда все закончилось. Корабль снова двинулся вперед с прежней скоростью. С трудом поднявшись на ноги, не обращая внимание на идущую носом кровь, капитан кинулся к центральной панели управления.

— Что это было? — спросил он хрипло, обращаясь к ВАС.

— Мною была пресечена попытка насильственного дистанционного ввода трекера в тоннель без заданной точки выхода, — прозвучал ответ невозмутимой автоматики.

— Что-о? Дистанционной? — брови МакБрина поползли вверх. — Как это возможно?

Капитан тут же сообразил, что ВАС на эти сумбурные вопросы ответить просто не сможет и вернулся к диалогу, "понятному" машине:

— Кто предпринял эту попытку?

— Неопознанный корабль.

— Где он сейчас?

— Вошел в тоннель в неизвестном направлении.

— Что можно сделать для того, чтобы вычислить координаты точки его выхода?

— На борту неопознанного корабля находится наше устройство…

— Ну конечно! — Джон вытер кровь и тряхнул головой, окончательно приводя себя в чувство. — Седьмой "жук".

Капитан огляделся. В управляющем отсеке все уже привели себя в порядок. На его вопрос: "Пострадавшие есть?" из динамиков всех секций прозвучали отрицательные ответы. Джон не сомневался в готовности своего экипажа к дальнейшей работе. Приняв решение, он отдал распоряжения:

— Пространственная секция: рассчитать по показаниям "жука" координаты и последовать за чужаком. Секция связи: передать сообщение о факте и характере встречи на Землю. Орудийная секция: нулевая готовность к бою. Нам приказано собрать информацию об этих гадах, так и проведем разведку боем.

Некоторое время спустя "Млечный путь" вошел в тоннель с неизвестной точкой выхода и неизвестным объектом преследования.

Саму природу внепространственных переходов, именуемых в обиходе "тоннелями", неспециалисту понять практически невозможно. Что происходит в бесконечных лабиринтах неевклидового пространства, не знает никто. Привычные законы физики и геометрии там не властны, никаких прямых линий и правильных траекторий в тоннеле не существует. Внутри тоннеля корабль проводится колоссальными энергиями по одному Богу известным кривым и выбрасывается в обычное пространство в заданной точке. И когда трекер вступает на этот путь без известной точки выхода, ведомый другим трекером, это может привести к страшным последствиям.

Капитан "Млечного пути" повел свой трекер в тоннель за чужим кораблем, даже не подозревая о его потенциальных возможностях, не подумав в азарте погони и желании отомстить за смерть "Беркута", которая теперь стала очевидной, о том, что технические параметры чужака могут существенно отличаться от параметров земных кораблей. Дальность прыжка, в который вошел раненный чужак, догоняя своих сородичей, в три раза превосходила максимальный предел возможного для десантного трекера тоннеля. Да и выполнялся этот прыжок по неизвестной людям технологии…

Экипаж легендарного "Млечного пути" так и не узнал, с кем они встретились. Спасатели, разделив участь тех, кого отправились спасать, навсегда остались за пределами реальности.

* * *

Выездное расширенное заседание Правительства Земной Федерации проходило в главном здании УКДС в Москве. Проходило оно в закрытом режиме, более того — в обстановке строжайшей секретности. Помимо членов Правительства — федеральных министров и руководителей иных федеральных ведомств — присутствовали также начальники всех трех (Земного, Лунного и Венерианского) департаментов УКДС, новый руководитель ОСКОД с заместителем и руководитель КСС.

Председательствовал на заседании Президент Земной Федерации. Открывая заседание, он обратился к присутствующим с краткой речью, в которой однозначно дал понять, что вопрос, который они будут обсуждать, вполне может стать вопросом существования Федерации и самого человечества как такового, и что ни с чем более серьезным все они еще никогда не сталкивались. Затем он предоставил слово Руководителю УКДС маршалу Анатолию Радину.

Командующий космодесантными войсками, на которые в случае беды возлагались все надежды людей, начал свой доклад глухим от сдерживаемого волнения голосом. Слова его зазвучали в напряженной тишине:

— Уважаемые коллеги! Начну по порядку. Три дня назад с Венерианской площадки к Альфе Орла — Альтаиру стартовал трекер "Беркут". Это была плановая научно-исследовательская экспедиция в интересующую Министерство освоения космоса звездную систему. Связь с "Беркутом" как всегда контролировал ЦККПСС. Корабль совершил переход к месту назначения точно по графику. Через некоторое время Центр контроля и корректировки принял экстренное сообщение от "Беркута". Устойчивой связи по какой-то причине не имелось, сообщение было прерывистым. Я прошу включить запись.

В помещении зазвучали постоянно прерывающиеся, что было вовсе не характерно для достаточно стабильной пространственной связи, слова: "…мы, трекер "Берк…", "…в районе Альфы Орла, координ…", "…множ…", "…неизвестн…", "…керов…", "…огромное количество кор…", "…из дальнего косм…", "…мают…", "…тку напад…". Затем раздался некий гудящий шум, и все стихло.

Радин продолжил:

— Больше на связь "Беркут" не выходил, на вызовы из Центра не отвечал. Центр передал все материалы в КСС, полагая, что трекер терпит бедствие. Аналитики Службы восстановили примерный текст сообщения. Я зачитаю его вам. "Мы, трекер "Беркут", встретили в районе Альфы Орла (далее следовали координаты) множество неизвестных трекеров. Огромное количество кораблей из дальнего космоса (далее значительный пропуск из-за перерыва связи). Предпринимают попытку нападения". Шумы, которые вы слышали в конце сообщения, по мнению аналитиков, вызваны разрядом электропушки.

Радин сделал паузу, словно подчёркивая значимость того, что он сообщил, и продолжил.

— После безуспешных попыток связаться с "Беркутом" было принято решение направить в район, из которого передано озвученное сообщение, спасательную экспедицию. КСС направила лучших своих спецов — трекер "Млечный путь" с самой подготовленной и опытной спасательной командой на борту. Через некоторое время после прибытия на место "Млечный путь" сообщил о встрече с чужим кораблем. Спасателям удалось установить, что по этому кораблю был произведен выстрел из электропушек "Беркута". Чужой корабль атаковал "Млечный путь". По информации спасателей, был применен неизвестный нам эффект насильственного выдавливания корабля за пределы обычного пространства. Десантный корабль смог противостоять воздействию. О судьбе же "Беркута", с учетом полученных данных, можно сделать вполне резонное предположение…

— "Млечный путь" сообщил, что собирается преследовать чужой корабль и последовать за ним в тоннель по системе "ведущий-ведомый", — маршал вздохнул и покачал головой. — Это был последний сеанс связи с трекером…

Радин обвёл тяжёлым взглядом всех присутствующих:

— Уважаемые коллеги! В данной ситуации нельзя отрицать очевидное — мы столкнулись с инопланетным разумом, явно враждебным по отношению к нам. В сообщении "Беркута" говорится о том, что чужих кораблей, цитирую: "огромное количество", а в сообщении "Млечного пути" указано направление внепространственного перехода одного из этих кораблей — он двигался в сторону Солнечной системы… Обобщив все имеющиеся данные по этому делу, получившему название "Пришествие", мы передали их, разумеется, с грифом высочайшей секретности, в Лунный институт стратегических прогнозов. Четыре часа назад мы получили полную прогноз-карту по этому запросу. Скажу прямо — перспектива для нас крайне пессимистичная!

В зале раздались приглушённые голоса, начались обсуждения — в членах Правительства явно закипали эмоции. Президент призвал соблюдать тишину и попросил маршала продолжать. Откашлявшись, Радин проговорил:

— Простите, что придётся часто повторять слово "неизвестно". Это печально… Итак, в нашу галактику совершается вторжение крупного флота неизвестных кораблей. Хозяева — неизвестны, точная численность — неизвестна, вооружение основано на эффекте выдавливания кораблей противника в иное пространство, иные типы и виды вооружения — неизвестны. Точная цель — неизвестна, однако прогноз с вероятностью девяносто три процента показывает, что чужой флот предпримет попытку интервенции в Солнечную систему.

Установлено, что флот передвигается серией внепространственных переходов, в промежутках между которыми он на некоторое время задерживается в определенных точках в обычном пространстве для того, чтобы собраться в более компактное построение и, образно говоря, подождать отстающих, никого не потерять. В прогноз-карте указаны вероятностные точки таких остановок. Последняя из них до появления флота у нашего порога — это система нашего ближайшего звездного соседа, звезды Проксима созвездия Кентавра. Чужаки будут там, — Радин сделал паузу и вновь обвел присутствующих взглядом, подчеркивая важность этого сообщения, — через три дня.

Затем повысил голос, чтобы перекрыть возникший в зале после этого известия шум:

— Таким образом, коллеги, у нас с вами есть в распоряжении трое универсальных суток для того, чтобы принять адекватные меры. Решение же о том, какие это будут меры, решение, которое может оказаться судьбоносным для всего человечества, как уже сказал господин Президент, мы должны принять здесь и сейчас.

Он повернулся к Главе государства.

— Озвучьте ваше предложение, — кивнул ему Президент, который, естественно, уже был ознакомлен со всеми выкладками.

— Итак, наше предложение, — Радин кивнул на своих подчиненных — коллег по системе космодесантной службы. — Мы не случайно собрались сегодня здесь, в сердце космодесантной службы Земной Федерации. Много лет назад после жарких споров была утверждена Оборонная концепция, разработанная для защиты нашего большого государства именно в такой ситуации. Теперь настал момент задействовать созданные в соответствии с ней силы. Коллеги, на настоящий момент мы имеем зарезервированный флот боевых трекеров, разделенный на земные, лунные и венерианские соединения. Этот флот относится к ведению соответствующих подразделений ОСКОД. Кроме того, у нас существуют схемы оперативного перевода всех судоверфей на производство новых боевых кораблей и переоборудование гражданских. С учетом этого, через трое суток мы сможем выставить против предполагаемого противника федеральный флот численностью порядка трех тысяч трекеров-ракетоносцев. Предложение УКДС следующее: встретить наших гостей у Проксимы Кентавра и, в случае агрессии с их стороны, вступить в сражение, остановить их там и не допустить интервенции в Солнечную систему. При этом в Системе необходимо привести в повышенную готовность все защитные станции, отработать, на случай прорыва части их сил, действия соединений линкоров и ракетных сил на Земле, Луне и Венере. В этой ситуации мы должны использовать все доступные нам средства для отражения агрессии против человечества.

После того, как было озвучено это предложение, последовало обсуждение. Заседание продолжалось около трёх часов. Многие тщетно пытались найти иные варианты, прежде всего, варианты мирного урегулирования, боясь признать, что таких вариантов нет — чужой флот не отвечал ни на какие сигналы и не намерен был вступать в переговоры с людьми. Поднималась и тема Фобоса. Однако обсуждение вопроса о том, принадлежит ли обнаруженное на спутнике строение и черный флот одной и той же цивилизации и связано ли появление агрессоров с действиями людей на Фобосе, не дало никаких результатов — слишком мало данных было у людей и о том и о другом проявлении инопланетного разума.

В конечном итоге вариант действий, предложенный УКДС, был принят Правительством и неофициально одобрен Президентом. Официальное одобрение последовало после того, как вопрос был вынесен на экстренное заседание Солнечного Собрания — законодательного и представительного органа Земной Федерации — и получил поддержку испуганных новостью парламентариев. К исходу дня впервые в истории Земной Федерации на всей ее территории, а таковой формально считалась вся внутренняя область Солнечной системы в пределах пояса Койпера, указом Президента было введено военное положение. Работы же по формированию федерального военного флота начались по неофициальному распоряжению Главы государства еще за пять часов до этого сразу после заседания Правительства.

Расстановка сил

Зарезервированный флот ОСКОД, включающий в себя свыше двух тысяч огромных боевых трекеров-ракетоносцев, был приведен в полную боевую готовность. Корабли заняли позиции за орбитой Нептуна.

Все пять гигантских судоверфей Земной Федерации были переведены на ускоренное производство боевых кораблей нового образца и на оборудование ракетными установками гражданских трекеров. Никогда еще все человечество не работало в таком едином порыве, без сна и отдыха. Новые трекеры, напоминающие своими вытянутыми гладкими телами огромных дельфинов, сходя со сборочных конвейеров, расположенных в пространстве вокруг Венеры, присоединялись к объединенному звездному флоту. К исходу вторых суток с момента введения военного положения боевые силы людей уже насчитывали даже чуть более трех тысяч трекеров. Большинство спейсеров Федерации были призваны на военные корабли.

Все сотрудники Лунного института стратегических прогнозов в эти дни не сомкнули глаз, пытаясь рассчитать как можно более точные и полные данные о предполагаемых действиях флота агрессоров. Назначенное командование федерального флота ожидало этих данных, готовясь двинуть свои силы против почти неизвестного и потому страшного противника.

Космические станции-щиты и защитные системы "Зонт-I, II и III", надежно защищающие освоенную людьми территорию от комет, метеоров и шальных астероидов, были приведены в готовность — им, возможно, предстояло более серьезное испытание.

Временный лагерь освоителей, который после первой неудачной попытки всё-таки удалось основать на Меркурии, был спешно эвакуирован на Венеру. Быструю же эвакуацию ставшей уже стационарной базы на Фобосе признали затруднительной и пока нецелесообразной. Бакулину было приказано соблюдать молчание, не пользуясь пространственной связью. Образно говоря, — затаиться и действовать по ситуации.

В эти дни выплеснулись наружу давние страхи людей о злобных завоевателях и космической войне. Система была полна испуганными людьми, желающими убежать, скрыться от надвигающейся беды. Но бежать было некуда, спрятаться — невозможно. Пассажирские катера курсировали чаще обычного — множество людей эмигрировали с Венеры и Луны на Землю, ища защиты у колыбели человечества. Многие полагали, что её будут оборонять лучше, нежели две колонии. Возможно, доля правды в этом и была.

Люди боялись, но именно этот страх заставлял их работать на пределе возможностей.

Лунный институт стратегических прогнозов наконец представил командованию флота данные окончательных расчетов, и на их основе был разработан план боевых действий в месте встречи с противником. Через один универсальный час после этого объединенный федеральный флот, состоящий уже из трех тысяч двухсот двадцати трекеров, вошел в тоннель с точкой выхода у Проксимы Кентавра.

* * *

В бесконечных глубинах космоса, далеко от Земли и Солнечной системы, в самом центре спиральной галактики NGC-224, больше известной людям под именем Туманности Андромеды, вдруг вспыхнул яркий свет, затмивший на мгновение сияние ближайших звезд. Эта вспышка, естественно, не была замечена человечеством, её свету предстояло достигнуть Земли лишь тысячи лет спустя.

Необычный свет погас, и снова лишь мягкое сияние звезд освещало пространство, отражаясь от… блестящей поверхности гигантского, размером не уступающего, пожалуй, всей Солнечной системе, невообразимого сооружения, напоминающего по форме полураскрывшийся бутон розы. На протяжении многих тысячелетий никто во Вселенной не видел этот объект, и все же он существовал все это время. И теперь его вспышка могла означать только одно — он был активизирован, пробужден от бесконечно долгого сна.

И не существовало прибора, который смог бы засечь тонкий прозрачный луч, мгновенно протянувшийся к таинственному объекту сквозь слои иного пространства. Но если все-таки кто-нибудь смог бы проследить путь этого призрачного луча, то установил бы, что он исходит из другой галактики откуда-то из-под поверхности крохотного спутника четвертой планеты системы желтой звезды со спектральным классом G2, в лучах которой грелась относительно молодая цивилизация людей.

* * *

Флот черных клинообразных кораблей вышел из иного пространства в районе Проксимы Кентавра. Гигантские машины чужаков растянулись на большое расстояние и образовали огромный коридор внутри своего построения. Этот ход противника повлек в дальнейшем безрадостные последствия для флота людей.

Глава 7. Лабиринт со "шпаргалками"

Дверь за спинами людей закрылась. Сгустившаяся вокруг них тьма была непроницаемой. Владислав включил прикрепленный на плече миниатюрный, но мощный источник света, входящий в комплект УДЕКа. Наталье он протянул фонарик из арсенала освоителей. Они медленно двинулись вперед, водя по сторонам лучами света. Пройдя метров десять, они остановились, и Влад указал девушке на несколько узких лазов, расходящихся в разные стороны.

— Ну и каким нам идти? — спросила девушка.

— Не знаю. Вот здесь и начинаются заботливо кем-то оставленные "шпаргалки". Вот, посмотрите, — он указал на символ, выбитый на шершавом камне стены.

— Это двойной крест. Символизирует параллельные силы, — сказала Наталья и, подумав секунду, добавила, — Ищите параллельные ходы.

Мысленно просчитав направления ходов, Владислав показал на два из них.

— Идите по правому. Надеюсь, мы встретимся, — сказала Наталья, направляясь к левому проходу.

— Мы не должны разделяться, — остановил ее десантник. — Слишком опасно.

— Но это, скорее всего, единственный способ. Не зря же эти указатели придумали. Не беспокойтесь, нужно попробовать. Мы должны войти одновременно.

Стрельцов шагнул внутрь своего темного "крысиного" лаза одновременно с девушкой, нырнувшей в отведённый ей. Они пошли параллельными ходами, не зная, имеют ли они смежные выходы. Однако их тревога относительно этого улетучилась, когда оба вошли в цилиндрическое помещение с каким-то узором на полу. Их взгляды встретились, и Владислав кивнул, признавая правоту Натальи.

Девушка осветила лучом фонарика пол и вдруг вскинула руку, предостерегая Стрельцова от шага в центр помещения.

— Что такое? — спросил тот.

— Этот символ, — Наталья указала на начертанный прямо на полу крест, будто вписанный в круг, — напоминает крест, который для своей символики использовал орден Тамплиеров. Силы расположены по окружности. Полагаю, нам нельзя ступать в круг.

— Будем пробираться по стеночке? — спросил Владислав, разглядывая серый круг, отделенный от стены всего тридцатью сантиметрами, и выход из помещения, расположенный на другой стороне.

— Да, и не будем заступать за серую линию, — кивнула Наталья.

— Интересно, что будет, если попасть в круг? — пробубнил себе под нос десантник, недовольный тем, что приходится исполнять навязанную им волю неведомого создателя этого лабиринта.

— Давайте выясним это после того, как переберемся, — Наталья, прижавшись к стене, осторожно начала движение по окружности. Влад последовал ее примеру.

Перейдя на другую сторону и убедившись, что девушка стоит рядом с ним, десантник подобрал валявшийся на полу маленький камешек и бросил его в круг. Тут же откуда-то из-под потолка вырвалась струя блестящего серебристого вещества и, накрыв камешек, впечатала его в пол, мгновенно затвердев.

— Да-а, — покачал головой Стрельцов. — Убить не убьет, но замурует надёжно. Забавно. Ну, что дальше?

Он повернулся к девушке.

— Да тут у нас нет большого выбора, — ответила она, направляясь в единственный коридор, ведущий дальше в непроницаемую тьму и полную неизвестность.

"Смелая какая!", — хмыкнул про себя Влад, затем обогнал девушку и мягко, но настойчиво указал ей держаться за его спиной.

Вышли они примерно метров через пятнадцать, спустившись при этом по наклонному проходу метра на три. И увидели еще более "веселую" картину: ходы в количестве пяти штук были расположены один над другим.

— Это что еще за..? — пробормотал Влад. — Не иначе, по "закону подлости", нам придется лезть на самый верх.

— Не знаю как нам, а вам — точно, — сказала Наталья, улыбнувшись.

Стрельцов удивленно посмотрел на девушку, и она пояснила:

— Посмотрите сюда, — в круг света фонаря попал выбитый на стене очередной символ-подсказка. — На Земле это называется Андреевским крестом. По распространённой интерпретации он символизирует союз Верхнего и Нижнего миров. Рискну предположить, что один из нас полезет на самый верх, другой пойдет по нижнему проходу.

— Подождите, — покачал головой Владислав. — Что за игры такие? Эксперименты над людьми… — пробормотал он, затем подпрыгнул, легко достал второй ярус, подтянулся, втянул себя внутрь второго лаза и… слетел вниз, пораженный в грудь электрическим разрядом. Разряд был не сильный, да и частично его погасил УДЕК, но желание снова соваться в проходы "не по правилам" у Стрельцова он отшиб напрочь.

— Они не шутят, — сказала Наталья, помогая десантнику встать (хотя, реально он в этом не нуждался).

— Они? — переспросил Влад, вскинув брови.

— Ну да… — девушка пожала плечами. — Ведь есть же у всего этого хозяева. Во всяком случае, были.

— Ну что же, я полез, — Стрельцов снял с пояса УДЕКа самострел с мотком прочного троса. До пятого, самого верхнего лаза было метров двенадцать. Выстрел вогнал длинную стальную с алмазным напылением иглу с зазубринами в каменный выступ над последним лазом. Подергав трос и вернув самострел на пояс, десантник стал подниматься наверх, перебирая руками трос и упираясь ногами в отвесную каменную стену рядом с "оскаленными пастями" лазов. Добравшись до верхнего прохода, он кивнул Наталье, и она одновременно с ним вошла в тёмное отверстие внизу.

Владислав осторожно пробирался вперед по сильно наклонному полу. Выход его получился очень интересным. Пол вдруг наклонился еще сильнее и вместо шершавого стал гладким. Десантник не удержался на ногах и, успев подумать о том, как ему надоело падать, вылетел из этой черной, совершенно непредсказуемой норы. Летел он, слава Богу, не долго. Снова УДЕКу пришлось смягчить силу удара о каменный пол.

Входя в очередное помещение, Наталья была как будто бы готова к разного рода сюрпризам, но ее удивление все-таки оказалось очень велико, когда прямо перед ней с весьма непристойным возгласом откуда-то сверху свалился Стрельцов. Она не смогла сдержать смеха, во второй раз помогая ему встать.

— Весело, да? — спросил он притворно обиженно, про себя удивляясь самообладанию девушки в этой сложной и необычной обстановке. — В следующий раз…

— Да-да, в следующий раз вы заставите меня лезть наверх, — сказала девушка, и они оба рассмеялись.

— Ну, куда дальше? — Владислав оглядел помещение, в которое они попали.

— Надо искать подсказки…

Несколько минут потребовалось им для того, чтобы "просветить" фонарями все стены довольно просторного помещения. Наконец, Наталья что-то нашла. По тому, как напряглись ее плечи, Стрельцов понял, что у нее не очень хорошие вести.

— Это — древнекитайский иероглиф, — сказала Наталья, удерживая в луче фонарика маленький символ, напоминающий русскую букву "л" в чёрном квадратике, выбитый под самым потолком. — Он означает человека за оградой. Это… пленник.

Девушка с тревогой посмотрела на отверстия ходов, через которые они с Владом сюда попали. Словно в ответ на её мысли две гигантские плиты с тяжелым звуком сдвинулись навстречу друг другу с потолка и пола, перекрывая эти выходы. После этого вспыхнул ровный голубоватый свет, осветивший помещение идеальной цилиндрической формы, в котором они оказались заточены.

— Но ведь ходы вели именно сюда, — сказал озадаченный Владислав, выключая ненужный теперь фонарь.

— Может, мы не туда свернули? — пробормотала Наталья, продолжая внимательно осматривать стены, пол и потолок. — Или отсюда все же есть выход…

— Придется взорвать эти дверцы, — Влад ощупал сумочку на поясе, содержащую помимо полезных инструментов также взрывчатку с детонатором.

— Подождите немного. Давайте поищем выход, он должен быть.

Реального времени прошло, наверное, минут десять, хотя Наталье при этом показалось, что сидят они здесь уже часа три. Она уже начала думать, что выхода нет, и придется последовать предложению Владислава, когда вдруг он сказал:

— Возможно, это нам поможет. Посмотрите.

На полу, в тени от выступов сомкнувшихся плит, был высечен еще один крохотный символ.

— Крест с кругами на концах. Он просто обозначает стороны света в пространстве, — девушка вздохнула. — Это, несомненно, подсказка, но я пока не понимаю, как ею воспользоваться.

— Возможно, это просто игра теней, но мне кажется, что один из этих кругов чуть больше, чем все остальные, — сказал Стрельцов и ткнул пальцем в левую часть символа. — Может быть…

Он не договорил. Стены завибрировали, и помещение с каменным скрежетом, заставившим людей зажать уши, трансформировалось в правильный параллелепипед. Влад с Натальей, которые едва успели испугаться, что их тут просто раздавит, не поверили своим глазам. Не меньше они удивились, когда маленький крест налился изнутри зеленым свечением и плавно перетек в центр комнаты, увеличиваясь в размерах. Непропорциональная его часть при этом залезла на одну из стен. Голубой свет исчез. В полной тишине и темноте только крест продолжал слабо фосфоресцировать.

— Ну и что? — спросила Наталья разочаровано. — Где же выход?

— Я, по-моему, догадываюсь, что нужно сделать, — Владислав подошел к стене, выделенной разросшимся символом, и напряженно застыл примерно на минуту, сверля ее взглядом. Потом удовлетворенно кивнул, подошел еще ближе и толкнул стену ладонью. И так же, как в комнате-преддверье лабиринта, с глухим рокотом открылась скрытая дверь.

— Прошу вас, — слегка поклонившись, улыбающийся десантник указал на дверной проём.

— Откуда вы знали? — спросила удивленная Наталья.

— Я на это надеялся. Что сработало здесь однажды, может сработать и дважды!

* * *

Еще часа два лазили Владислав с Натальей по бесконечным темным "крысиным норам" чужого лабиринта. В конце концов, Наталья не выдержала:

— Мне все сильнее кажется, что все это… — девушка перевела дыхание после бега по шатающейся и осыпающейся прямо под ногами каменной лестнице, — все это не более чем грандиозный розыгрыш. Фокусы какие-то дешёвые… По-моему, мы крутимся вокруг одного и того же невидимого центра.

Владислав кивнул, соглашаясь. У него возникло такое же ощущение. Навыкам ориентирования в пространстве десантников обучали хорошо, и Влад чувствовал, что они не продвигаются куда-то вперёд, а идут по кругу.

— Попробуйте, пожалуйста, повторить ваш фокус с открыванием дверей в указанном мною месте, — посмотрела на него Наталья с некой хитрой задумкой в глазах. — Ладно?

Получив положительный ответ, девушка закрыла глаза и начала медленно водить руками по шершавым стенам. Внезапно что-то вокруг неуловимо изменилось. Владислав скорее почувствовал, чем увидел это. Как будто полностью поменялся рисунок мелких трещин на каменных стенах, чуть-чуть увеличились влажность воздуха и температура. Люди не двигались с места, но оказались неведомым образом будто бы в другом помещении точно такой же формы. Хмыкнув и подумав: "Невероятно, но факт", Владислав подошел к девушке. Она посмотрела на него и тихо сказала:

— Я была права, кажется. Мы топчемся на одном месте. Все вокруг — иллюзия. Но теперь, я думаю, мы видим реальную картину, — она спохватилась: — Попробуйте здесь, пожалуйста.

Стрельцов послушно подошел к стене и снова проделал процедуру, помогающую в этом необычном лабиринте открывать двери путем мысленной концентрации, к которой он уже начинал привыкать. Эффект, правда, на сей раз оказался неожиданным: пол под их ногами пришел в движение. Он разверзся и сбросил десантника и испуганно вскрикнувшую девушку в ствол глубокой шахты.

Владислав даже не успел по-настоящему испугаться за их жизни. Падение замедлилось, и мягкая сила бережно поставила людей на идеально гладкий пол.

— Да-а, прокатились… — протянул крайне изумленный десантник. — С вами все в порядке? — спросил он у девушки. Она кивнула в ответ и невпопад пробормотала:

— Есть только очень сильно хочется. И пить…

Запас воды в прихваченных с собою флягах был уже практически исчерпан, хотя они и старались экономить.

Стрельцов, мучимый теми же желаниями, но сознательно не обращающий на это внимания, задрал голову и присвистнул: ствол шахты уходил вверх на добрую сотню метров.

— Это, надо полагать, такая же иллюзия, как и то, что мы куда-то летели, — сказала Наталья, проследив за его взглядом. — Мы стоим на одном месте, капитан. Но это место уже может быть реально. Ищите очередную подсказку. Мы уже близко к цели.

"Шпаргалку" долго искать не пришлось — весь пол занимал один символ.

— Очень похоже на мальтийский крест, — задумчиво прокомментировала девушка. — Олицетворяет центростремительные силы. Нас, должно быть, приглашают встать в центр шахты.

Оба одновременно встали в центр креста. Пол снова разверзся под их ногами, и они повторили свой "лебединый полет", но еще медленнее и более плавно.

Они оказались окружены плотным фиолетовым туманом, в котором невозможно было различить, где верх, а где низ. Владислав с Натальей будто висели посреди этой дымки, и перед их глазами один за другим возникали три образа, золотыми линиями на черном фоне. Сначала они увидели огромную собаку с тремя головами, затем символы древнего слогового письма и, наконец, базовый символ даосизма ян-инь. Комбинация образов непрерывно повторялась.

— Ну и что сии каракули означают? — подал голос Владислав. — Особенно первая — эта вот смесь бульдога с носорогом…

— Это, судя по всему, наш ключ, — ответила Наталья. — Первое видение сильно смахивает на Цербера — пса-сторожа Аида, охраняющего согласно древнегреческой мифологии врата в пекельное царство. Второе, я не сразу вспомнила, — это "буквы" слоговой письменности древних греков. Если не ошибаюсь, это слово "фегока", которое означает глагольную форму "пробуждать". Присутствовало, в частности, на знаменитой в прошлом находке — Фестском диске. И третье — это ян-инь, символ единения психических и физических сил, энергий, а также мужского и женского начала. Насколько я понимаю, нам предлагается пробудить стража неких врат, надеюсь врат реального Города Снов, соединившись… ну, то есть, объединив наши усилия и энергию…

— Заманчиво! — молодой офицер изо всех сил честно попытался прогнать из воображения образы возможных вариантов соединения гм… энергий со своей очаровательной спутницей. Сразу не получилось…

Наташа, словно угадав его мысли, что, впрочем, было вовсе не сложно, снова покраснела, но затем улыбнулась, показывая, что оценила забавную ситуацию.

— Я готов, только, — Влад покачал головой, возвращаясь в серьёзное русло, — все эти, так сказать, энергетические вещи, к сожалению, не входят в число моих обычных навыков.

— Я постараюсь… На Тибете меня учили чему-то подобному. А вы… Ну, помните как с этими дверями? Постарайтесь сконцентрироваться и мысленно объединить свои усилия с моими. — Наталья, слегка смущаясь, взяла его за руки, чтобы усилить контакт.

Владислав кивнул. В конце концов, практика аутотренинга и психологической саморегуляции входила в подготовку десантников из Особых групп ОСКОД, так что концентрация сознания и воли не являлась для него чем-то новым.

Наталья закрыла глаза и сосредоточилась, вспоминая свои занятия по экстрасенсорике и пси-воздействию. На лбу девушки выступили мелкие капельки пота, ее ладошки, зажатые в руках Стрельцова, затряслись от напряжения. Еще пара секунд, и она бы не выдержала, отступила. Но в этот момент фиолетовая дымка немного рассеялась, и раздался мелодичный звон. Наталья потеряла сознание, успев лишь заметить дверь с начертанным на ней священным слогом АУМ.

Очнулась она минут через десять.

Увидев, что она открыла глаза, Владислав облегченно улыбнулся:

— Вы меня сильно напугали. Представляю, как это было трудно, но вы отлично с этим справились.

Девушка слабо улыбнулась. Она вдруг почувствовала мощный поток биоэнергии, восстанавливающей ее силы и притупляющей головную боль. Наталья удивленно посмотрела на Владислава.

— Так вы владеете техникой биоэнергопереноса? — спросила она.

— О чем это вы? — переспросил Владислав. Его удивление было искренним.

— Ладно, забудьте, — девушка поняла, что Стрельцов помогает ей, щедро расходуя свою энергию, неосознанно, не имея представления об энергопереносе. Такое было возможно только при наличии между людьми достаточно высокого уровня эмпатической взаимосвязи. Она снова улыбнулась ему и добавила: — Спасибо вам за заботу.

Опираясь на сильную руку Стрельцова, Наталья встала и осмотрелась. Ее "схватка" со стражем завершилась полной победой. Путь внутрь был свободен. Внутрь? Девушка осознала, что они понятия не имеют, что же скрывается за последней дверью мистического лабиринта.

Владислав опередил девушку, подойдя к двери и нажав ладонью. Кажущаяся тяжелой плита с легкостью открылась, и яркий свет ударил в привыкшие к фиолетовому полумраку глаза Владислава и Натальи.

Глава 8. "Хочу на вы идти!"

Соединения кораблей флота Земной Федерации в строго определённой очерёдности вышли из тоннеля в заданной точке пространства.

Люди надеялись, что расчёт окажется верным, и они встретятся здесь с силами противника, не разминутся с ними, что так легко было сделать в бездонных глубинах космоса. И одновременно боялись, поскольку космическое сражение с агрессорами было смертельно опасной затеей…

Армада черных кораблей не обманула ожиданий — она закончила построение и ждала противника. По-видимому, им просто незачем было пытаться избежать схватки. И этот регион пространства устраивал их в той же мере, что и любой другой.

Командующий объединенным флотом — КОФ-прим Ричард Феллоу, развернувший командный центр на новейшем трекере "Мономах", запросил у секции связи видеоконтакт с командующим венерианским флотом — КОФом-Венус Агосом Мита. На экране появилось лицо седоватого мужчины с характерным для венерианцев третьего поколения темным цветом кожи:

— Агос Мита. Слушаю.

— Отправьте вперед пять десятков венерианских кораблей, проведите разведку боем. Нам нужны данные о вооружении и защитных системах противника.

— Задача ясна, КОФ-прим. Разрешите приступить?

Феллоу кивнул, и экран погас. КОФ-прим испытывал сильнейшее волнение — человечество не имело практически никакого опыта ведения космических сражений (несколько стычек с мятежными линкорами во время "Венерианской войны" не в счёт), и сейчас им всем предстояло, говоря откровенно, экспериментировать по ходу, пытаясь перенести теоретические выкладки и компьютерные построения на ситуацию реального столкновения двух колоссальных звездных армад. Это было нелегко.

Повернувшись к ЭДАКОНу, командующий стал наблюдать, как пятьдесят кораблей с гербом Утренней звезды на гладких бортах отделились от тысячного флота Венеры. Наращивая скорость, трекеры преодолели расстояние, отделявшее их от передовых кораблей агрессоров. Разбившись на десятки, они прошли довольно близко от чёткого строя противника. Сразу с нескольких кораблей поступили сообщения о пресеченной попытке "выдавливания" их в иное пространство. Пять венерианских трекеров исчезли.

КОФ-венус отдал приказ о периферийной атаке, и командир авангардной эскадрильи повел свои корабли в бой.

Туча смертоносных атомных ракет системы "Гидра" нанесла серьёзные повреждения трём десяткам кораблей противника, проделав брешь в построении чужих. Люди радостно выдохнули в едином порыве, поскольку получили подтверждение тому, что их оружие причиняет существенный ущерб врагу.

Однако пара десятков чужих трекеров единым кулаком ударила по венерианским кораблям, выдвинувшись навстречу, и они стали исчезать один за другим, не справляясь с совокупным воздействием.

— Отзовите их! — передал Феллоу КОФу-Венус.

Приказ о возвращении был отдан незамедлительно. Оставшиеся восемнадцать кораблей повернули обратно, но командир эскадрильи отдал приказ для прикрытия отхода задействовать еще один вид вооружения — "Растворители". Это оружие, по сути, ещё экспериментальное, было использовано впервые. Концентрированные потоки античастиц полились на приблизившиеся корабли передового отряда пришельцев. Более десятка черных кораблей "потекли" и стали утрачивать целостность, оставляя вместо себя лишь кванты излучения и рыхлые конгломераты неовещества.

Реакция чужаков не заставила себя ждать. Их флотилия-авангард из нескольких сотен кораблей словно сорвалась с цепи. Обогнув зону поражения "Растворителей" и сметя остатки разведчиков, она врезалась в четкие линии правого фланга флота Венеры. Здесь, в условиях боя в довольно плотном скоплении кораблей, использовать "Растворители", имеющие широкую зону поражения, было нельзя из-за риска уничтожить своих же. В ход пошли ракеты и даже электроорудия. Чужаки тоже задействовали еще один вид вооружения, эффективный при сближении противоборствующих кораблей на очень малое расстояние. Это были чрезвычайно мощные лазерные установки. Их почти прозрачные лучи, мастерски нацеливаемые на перехват курсов кораблей, наносили неслабые повреждения, вспарывая обшивку трекеров порою от носа до кормы.

Первая линия обороны венерианского флота поддалась неожиданному натиску противника и, сломав построение, рассеялась по сторонам. Отдельные группы пытались удержать строй и продолжить бой, но были уничтожены. Однако во второй "линии" чужаки "увязли". "Шутить с пространством" в плотном бою они не решались, опасаясь быть затянутыми в свои же "черные дыры". Только слабо различимые росчерки энергетических лучей да взрывы ракет вспыхивали в пространстве.

КОФ-прим, внимательно наблюдающий за битвой, вдруг воскликнул:

— Куда они вылезли?!

Левый фланг венерианцев выстроился в пирамиду всего с одним кораблем в вершине и далеко выступал за зону основной битвы. Это лишило их возможности свободно продолжать бой. Большинству левофланговых трекеров пришлось прекратить огонь из-за опасности расстрелять свои корабли, мелькающие в калейдоскопе бушующего позади сражения. Чужаки быстро сообразили, что к чему, и с готовностью набросились на более легкую добычу.

— Дайте мне КОФа-Венус! Я не могу спокойно смотреть на это безответное истребление наших кораблей! — прорычал Феллоу, еле сдерживаясь, и добавил: — Дурная голова ногам покоя не дает!

Экран с изображением Агоса Мита не успел включиться. На ЭДАКОНе было хорошо видно, как на корпусе трекера "Утренняя звезда" с командным центром Венеры отворились сразу три длинных "пореза" от попадания лучей противника. Огонёк далёкого взрыва был небольшим, но КОФ-прим живо представил себе картину гибели трекера и Агоса Мита.

— КОФ-Венус погиб, — услышал Феллоу голос оператора секции связи.

"И флот погиб", — подумал он, а вслух сказал, — Передайте венерианцам: пусть выходят из боя и расходятся в разные стороны, а затем формируются за нашим построением. Дайте связь с КОФом-Селена.

Экран пространственной видеосвязи вспыхнул немедленно. Командующий лунным флотом — КОФ-Селена Стив Макненнен повернулся к изображению КОФа-прим. Феллоу сказал:

— Как видите, венерианский флот почти разгромлен. Начинаем операцию "Сепаратор".

Феллоу отдал соответствующее распоряжение, и на соседний экран подали вид командного центра земного флота на трекере "Змееносец".

— КОФ-Гея на связи, — раздался мощный бас Ивана Князева.

— КОФ-Гея, выделите две сотни кораблей под командование Селены. Мы начинаем операцию "Сепаратор". Примите командование над остатками венерианцев. Проследите за их отступлением и выстроите их на своём левом фланге.

Феллоу обратился к Макненнену:

— У вас нет вопросов по плану наступления?

— Нет, КОФ-прим.

— Приступайте, — Феллоу снова повернулся к Князеву. — Вы тоже.

Оба экрана отключились. КОФ-прим сидел перед ними в задумчивости, перебирая в уме все возможные, как рассчитанные, так и не рассчитанные заранее, варианты атак. Ход битвы пока говорил не в пользу людей. По последним данным службы статистики, анализа и прогноза чужаки потеряли всего триста шестьдесят кораблей, в то время как Венера — девять сотен. Единственной видимой КОФу-прим возможностью переломить ход битвы был успех наступательной операции "Сепаратор". Мощным натиском после неожиданного выхода из тоннеля флот Луны, усиленный частью земного, должен был пробить и разделить плотный двухтысячный рой кораблей противника, затем оттеснить его левую часть к Проксиме Кентавра. Существовала вероятность, что хотя бы некоторые корабли чужаков при этом будут сброшены на светило силою его притяжения.

Одного не предусмотрели те, кто разрабатывал эту операцию. Флот агрессоров насчитывал куда больше, чем видимые две тысячи кораблей. Не учли они еще и того, что противник предугадает намерение людей. В этом убедились лишь после полного провала плана "Сепаратор".

Лунный флот ряд за рядом вышел из тоннеля и без промедления обрушился на… пустоту. Рой чёрных глыб разошелся в стороны, и за ним показался гигантский "коридор" из еще по меньшей мере пяти тысяч трекеров противника, благодаря какой-то невероятной маскировочной технологии до сих пор остававшихся невидимыми для людей. Флот Селены, за исключением арьергарда из нескольких десятков кораблей, просто не смог резко изменить курс и вступил в этот коридор. Его буквально "прогнали сквозь строй", уничтожив до последнего корабля — выдавив в иное пространство, да еще и умудрившись потерять при этом всего полторы сотни своих летающих глыб.

Увидев это, КОФ-прим Ричард Феллоу молча выключил все экраны и откинулся в кресле, смотря невидящими глазами прямо перед собой и не отвечая на вопросы, даже на крики. В следующую минуту трекер "Мономах", находящийся на острие земного флота, был уничтожен бросившейся во фронтальную атаку армадой противника.

* * *

Уже часов двадцать продолжалась бешеная бойня в космосе. Благодаря решительным и тактически грамотным действиям КОФа-Гея Ивана Князева, земному флоту удалось удерживать свои позиции и с успехом противостоять уже трем атакам превосходящих сил противника. Правда флот редел на глазах, и Князев понимал, что следующая волна расчетливых атак чужаков будет для усталых землян последней. Но он продолжал активно отдавать приказания, сдерживая врага и давая тем самым время далекой Земле лучше приготовиться к страшной встрече.

Судя по "оживлению в стане неприятеля", чужаки снова собирались идти в наступление. И оно действительно стало бы последним, если бы землянам не удалось разработать отчаянный и самоубийственный, но дающий реальные шансы хоть на какой-нибудь успех план. Особая роль в этом плане, получившем название "Солнечный взрыв", отводилась остаткам венерианского флота.

Земляне установили, что на поверхности Проксимы Кентавра за последнее время сильно возросла активность звездного вещества. Гигантские протуберанцы взмывали вверх буквально каждые несколько минут, порождая невероятно мощный "солнечный ветер". Проанализировав все известные данные, люди поняли, как можно использовать нестабильность звезды.

Агрессоры пошлы в финальное наступление, которое должно было сломить сопротивление дерзкой кучки оставшихся земных кораблей. Они приближались неспешно, выстроившись ровными цепями, полностью уверенные в своей победе…

Иван Князев, сидя в командном центре трекера "Змееносец", с ненавистью смотрел на приближающиеся черные глыбы. Наконец, выждав необходимое время, он глухо произнес:

— Поехали!

Последние две сотни земных кораблей развернулись и, стремительно развивая скорость, стали уходить от "линии фронта"…

Чужаки видели, что жалкие остатки флота противника пытаются спастись бегством и бросились в погоню…

И в тот момент, когда флотилия пришельцев огибала светило, проходя, дабы сократить расстояние, очень близко, чуть ли не по верхней "кромке" его короны, Князев скомандовал:

— Огонь!

Пламенный ствол протуберанца поднялся ввысь, разворачиваясь прекрасным, но смертоносным цветком. Оставшиеся корабли венерианцев ударили в ту точку, откуда вырвался этот выброс звездного вещества. Сотни атомных ракет сделали свое дело. На поверхности звезды вырос колоссальный гриб взрыва, и облако испепеляющей плазмы устремилось далеко в окружающее пространство, уничтожая и тех, кто посмел потревожить светило, и трехтысячный авангард чужаков…

Иван Князев криво усмехнулся и, отдав приказ развернуться, повел земные корабли в лобовую атаку на ненавистный черный флот, численность которого к этому времени уже превысила двенадцать тысяч кораблей. Перед тем как выпустить первую ракету, он включил незащищенный широковещательный канал пространственной связи, который наверняка слышали и пришельцы, и произнес:

— Хочу на вы идти!

В голове же его зародился ещё один авантюрный план…

* * *

Сражение закончилось быстро. В жуткой бойне погиб флот Солнечной системы, а с ним и надежда человечества на отражение агрессии.

За минуту до своей гибели трекер "Ахиллес", один из последних оборонявшихся, успел передать на Землю сообщение:

"Флот разбит. Дальнейшее противостояние невозможно. Мы все погибли. Прощайте. Дай вам Бог остаться в живых!".

Еще через два часа формирование пятнадцатитысячной черной армады было завершено, и агрессоры двинулись к Солнечной системе, путь к которой не преграждал больше никто.

Глава 9. Всадники апокалипсиса

Несколько минут Владислав и Наталья удивленно осматривали представшее их взору огромное помещение. Оно напоминало центр управления огромного трекера обилием чего-то такого, что, несмотря на довольно экзотический вид, можно было принять за панели с клавиатурами, плоские настенные мониторы, проекторы трёхмерных изображений и прочие подобные атрибуты управления и наблюдения. Большинство из них были неизвестны людям, о назначении некоторых из них они могли примерно догадываться. Самой же главной загадкой оставался сам факт существования всего этого на спутнике Марса.

Помимо двери, через которую вошли люди, помещение имело еще несколько выходов. Стрельцов не стал углубляться далеко во внутренние помещения, он лишь заглянул поочерёдно почти в каждую из дверей и убедился, что они имеют дело с весьма обширным комплексом. У него возникло ощущение, что этот неизвестно кем созданный комплекс помещений занимает чуть ли не весь внутренний объем Фобоса. И пусть спутник был по космическим масштабам довольно маленьким, но все равно, картина складывалась впечатляющая.

Несколько раз десантник пытался связаться со своей группой или с базой, однако связи не было — видимо, сигнал из того места, в котором они с Натальей оказались, на поверхность не проходил. Точнее, что-то ему мешало. Поэтому он сказал девушке:

— Давайте выбираться отсюда. Необходимо доложить Бакулину о результатах нашей "вылазки". Да и попить-поесть пора бы уже, а то ощущение, будто неделю крошки во рту не было, — Владислав посмотрел на внешнюю дверь. — Нужно постараться найти более короткий путь. Что-то мне не хочется снова ползать по всему этому лабиринту.

— Скорее всего, — отозвалась Наталья, — сейчас открыт реальный путь. Мне кажется, что мы с вами были свидетелями идеально созданной виртуальной реальности. Не исключено еще, что мы "заплутали" не только в пространстве, но и во времени.

— Слишком уж это фантастично… — начал было возражать Владислав, но осекся. Стоило ли чему-либо удивляться в месте, подобном этому?

— Давайте проверим, — предложила Наталья, открывая дверь.

Они вышли и оказались в прямом коридоре метров тридцати длиной. Владислав пошел вперед, добрался до двери в конце коридора и, открыв ее, оказался в… преддверии куда-то исчезнувшего лабиринта — в цилиндрической комнате с узорами на полу, обнаруженной в свое время ими с Леонидом за самым порогом Города Снов. Девушка вышла вслед за ним и имела удовольствие наблюдать то весьма интересное зрелище, которое представляло собою лицо обалдевшего Стрельцова.

— А… где лабиринт? — выговорил он.

— Украли, — в тон ему ответила Наталья.

— Шутники, однако, — хмыкнул десантник, явно имея в виду неизвестных хозяев Города Снов. — Ладно, черт с ними. Пойдемте, нас ждут.

Владислав и Наталья, все еще не полностью смирившиеся с потерей лабиринта, доставившего им "массу удовольствия", вышли наружу. Роудер стоял возле въезда на мост. Как только Рикс, Бронский и Расс заметили их, они бросились навстречу:

— Ну наконец! Мы уже думали, что потеряли вас!

— Ага, потеряли, ждите… — начал было шутливым тоном Стрельцов, однако сразу же осёкся, заметив некоторые детали ситуации. Во-первых, изменился состав сопровождавших их — Радимова сменил Майкл Расс, во-вторых, время суток Фобоса было не тем, которое должно было бы быть по его подсчетам, в-третьих, в восклицаниях десантников прозвучали неподдельные тревога и радость. Владислав спросил: — А где Андрюха?

Рикс возвел глаза к небу.

— Не понял? — переспросил Стрельцов.

— Он улетел на разведку. По приказу Бакулина.

— На какую разведку? — насторожился Владислав.

— Вы ничего еще не знаете, — Рикс помрачнел. — На нас напал флот неизвестных агрессоров. Судя по перехваченным нами сообщениям по каналам пространственной связи, федеральные силы потерпели поражение, наш флот уничтожен. Скоро, по-видимому, наши планеты захватят. Фобосу, как только на Земле стало известно о вторжении, приказали затаиться и действовать по ситуации, а потом про нас, скорее всего, просто забыли — не до того. Поэтому Бакулин в этой ситуации принял решение провести разведку — нужно хотя бы знать, что творится в окружающем пространстве. Вот и послал лучшего пилота…

— Какие флоты, какие агрессоры? Как все это могло произойти за те несколько часов, что мы были внутри?

— Что-о? Сколько? — раздались удивленные возгласы встречающих.

— А что? — не понял Стрельцов.

— Вы были внутри почти пять универсальных суток, ребята! Как только вы вошли, связь с вами прервалась, внутренняя дверь заблокировалась и отбрасывала всех, кто к ней приближался, не вредя, но давая понять, что пройти не удастся. Так продолжалось все эти дни. Поэтому я и сказал: мы уже думали, что потеряли вас.

Стрельцов в недоумении повернулся к притихшей Наталье. Он только сейчас заметил, как сильно она побледнела и похудела. Сам он, должно быть, выглядел не лучше. Только вот странно — да, ему очень хотелось есть, но он вовсе не ощущал себя как человек, голодавший пять дней. Очередная странность?

Девушка тихо произнесла:

— Значит, мое предположение о виртуальной реальности и шутках со временем оказалось правильным.

— В.Р.!? — удивился Рикс. — Интересно! Расскажите подробнее, — попросил он.

— Не сейчас, — покачал головой Стрельцов. — Поехали на базу.

Все пятеро погрузились в роудер и уехали, оставив позади продолжающий их удивлять Город Снов. С учётом ситуации, мысли о его загадках отступили далеко на задний план.

* * *

Десантолет "Меркурий-III" легко взял стартовую скорость и вышел в межпланетное пространство. Стараясь держаться в тени Марса, Андрей поставил десантный модуль на режим "зависания", из-за способности к которому он и остановил свой выбор именно на этой машине, и начал выполнять свою непосредственную задачу.

Первым делом десантник включил "маячок". И сразу же этот прибор словно взбесился. Множественные сигналы и огоньки на экране энергограммы не оставляли сомнения в неисправности прибора. В левом нижнем углу экрана горели цифры "15 238", обозначающие количество трекеров, которые, "по авторитетному мнению" прибора, находились где-то в относительной близости — примерно на расстоянии орбиты Юпитера, но выше плоскости эклиптики.

— Да-а, ты явно рехнулся, — пробормотал Андрей, не желая верить в страшную правду и цепляясь, поэтому, за возможное объяснение — неисправность "маячка". Он обратился за помощью к ЛАЗЕРЛОКу. Однако и по показаниям этого прибора трекеры в означенном районе присутствовали, и было их ровно столько, сколько показал экран энергограммы.

Подумав: "Два сломанных прибора — это уже слишком", Радимов дал автонавигатору команду навести на пугающий район пространства ЛОВИКОН. Он посмотрел на обзорный экран, убеждая себя в том, что сейчас он увидит чистый космос и разобьет вдребезги ЭДАКОН и экран энергограммы…

От того, что он увидел, вполне могла и "крыша поехать". По обзорному экрану, занимавшему половину стены перед ним, рассыпались все пятнадцать с лишним тысяч далеких кораблей, усеявших пространство огоньками выхлопов своих двигателей. Спешили явно — придавали себе всё большее ускорение… Минуты три Радимов ничего не мог делать, молча наблюдая, как неизвестные трекеры безмолвно плывут по направлению к Земле.

Вдруг одновременно раздались писк "маячка" и предостерегающий голос автонавигатора:

— Приближается неопознанный корабль.

Андрей увидел на обзорном экране черный клинообразный корабль, с большой скоростью летящий прямо по направлению к его десантолету. Мозг десантника заработал с лихорадочной быстротой, соображая, что можно, а чего нельзя делать в сложившейся ситуации. Возвращаться на Фобос было нельзя. Вернуться — означало выдать местонахождение базы людей. Принять открытый бой — означало еще вернее привлечь внимание основных сил противника. Андрей смотрел, как приближается чужой разведчик, не зная, что предпринять. И вдруг в его памяти всплыло название "Ноев ковчег". Радимов вспомнил о том, как погибли двое из пятерых членов экипажа линкора, обнаружившего Город Снов. Именно их печальный опыт стал причиной введения усложненной схемы навигации в районе Красной планеты. Андрей перевел взгляд с чужого корабля на кажущийся отсюда огромным Марс, прикидывая что-то в уме. Затем он быстро посовещался с автонавигатором.

Улыбнувшись невеселой улыбкой, десантник намеренно выдал свое местоположение, включив все внешние осветительные прожектора десантолёта. Убедившись, что чужак направился к нему, Радимов развернулся, осторожно приблизился к Марсу на тщательно выверенное расстояние и снова поставил машину на "зависание", застыв в пространстве на одном месте, благодаря взаимоуравновешивающим импульсным выхлопам специальных малых двигателей. Затем, находясь в этом режиме, дал выхлоп максимального ускорения, имитируя стремительное бегство. Он знал, что этот импульс будет компенсирован специальными контрвыхлопами системы "зависания", и очень надеялся, что чужак, не знакомый с техникой людей, будет введен в заблуждение. Так и произошло.

Преследователь увеличил скорость почти троекратно, желая как можно быстрее настичь уходящую цель. В тот момент, когда он оказался прямо позади зависшего десантолета, Андрей снялся с "зависания" и резко увел машину в сторону, пройдя по самой кромке зоны безопасного для кораблей, не совершающих посадку, приближения к Марсу. Он удовлетворенно кивнул, увидев, как чужак, не успевший даже замедлить свой полет, упал на кроваво-красную поверхность Марса.

Андрей не заметил больше ни одного корабля, который проявлял бы интерес к системе Красной планеты. Однако он вернулся на Фобос, сознавая, что разведчик, скорее всего, успел сообщить о встрече с ним своему флоту. Во всяком случае, именно из такой презумпции им следовало исходить теперь.

Почти весь персонал фобосской базы высыпал на посадочную площадку, ожидая новостей. Были здесь и Владислав с Натальей, посвященные Бакулиным во все последние события. Все с нетерпением ожидали, когда выйдет из десантолета Андрей Радимов.

"Вот так, наверное, ждали люди в двадцатом веке появления Юрия Гагарина", — подумал Стрельцов. — "Только тогда он нес им радостную весть. А Андрюха, скорее всего, сообщит нам о захвате Солнечной системы чужаками".

Он оказался прав. Когда Андрей закончил свой рассказ, над полем повисла гробовая тишина. В этой тишине Радимов в сопровождении Бакулина прошел к одной из припаркованных у кромки посадочной площадки КАРет и уехал к административному корпусу базы. Еще некоторое время стояли люди на своих местах, скованные услышанной новостью. Затем они начали расходиться.

Когда Владислав с Натальей подъехали к жилому корпусу, Стрельцов сказал ей:

— Идите к себе и собирайте вещи. В общем, будьте готовы.

Наталья кивнула и ушла. Она не стала ничего уточнять, так как сразу поняла, какая идея возникла у Владислава. Стрельцов же поехал ко входу в административный корпус, собираясь предложить Бакулину единственный возможный выход, дающий им надежду на спасение в случае атаки на Фобос.

* * *

Первый удар, нанесенный частью флота агрессоров по Венере, приняла на себя защитная система "Космическая стена". Энерголучи чужаков были отражены мощнейшими силовыми щитами, питаемыми сквозь пространство энергией от всех венерианских накопителей. Эта же энергия обрушилась на пришельцев, плавя и сжигая их передовые корабли.

Усвоившие урок чужаки повели себя иным образом. Первые линии флота расступились, и вперед величественно выдвинулся громадный, размером с пять их обычных трекеров, корабль. Через некоторое время пространство вокруг противоборствующих технических гигантов буквально вскипело. Другие чужаки отошли на безопасное расстояние и наблюдали за безмолвной битвой. Наконец колебания окружающего пространства достигли критической точки. Их частота совпала с собственной частотой колебаний грандиозного космического щита людей. При совпадении этих частот резко возросла амплитуда колебаний, и произошло в гигантских масштабах явление, называемое резонансом. Причем резонанс этот распространялся не только на обычное пространство, но и на смежные. И тогда система "Космическая стена" перестала существовать. Вышедший победителем из этой схватки корабль-гигант снова ретировался за ряды трекеров, которые вступили в схватку с бросившейся им на встречу флотилией венерианских линкоров. Вскоре корабли людей были уничтожены. Завоеватели продолжили свой путь и через некоторое время высадили десант на практически беззащитную теперь Венеру.

Две тысячи чужих кораблей выпали черным снегопадом в искусственной атмосфере Утренней звезды, поливая огнем города людей. Серьезного сопротивления захватчикам венерианцы оказать не смогли. Через час последние очаги сопротивления были подавлены. Венера стала оккупированной территорией.

А основной флот тем временем расправился с защитными системами "Зонт-I, II и III", контролирующими разные участки пространства, как в плоскости эклиптики, так и вне её, и подошел к главному защитному сооружению, прикрывающему систему Земля-Луна. Эта грандиозная металло-энергетическая стена сдержала в свое время удар огромного астероида, грозившего уничтожить половину Луны и все ее население. Теперь она вступила в противоборство сразу с тремя "виброатакующими" кораблями, подобными тому, который разрушил "Космическую стену".

В мирное время название этого оборонительного сооружения вызывало нападки большого количества людей, теперь же оно как нельзя лучше отражало назначение стены. Её когда-то назвали "Последний Защитник", словно предвидя этот трагический день. Все человечество понимало, что от прочности этой стены зависела сейчас судьба нескольких миллиардов человек — жителей Земли и ее спутника.

Через полчаса от начала оказавшейся неэффективной вибрационной атаки гиганты отступили, уступая место кораблям иной, доселе не виданной людьми, формы. Длинные иглы всего метров трех в диаметре бросились на штурм стены. И когда первый их этих кораблей коснулся ее поверхности, все люди вздрогнули. Огромная брешь образовалась в "Последнем Защитнике". Протаранившие его "иглолеты" исчезли, а приборы зафиксировали небывалое увеличение количества гамма-квантового излучения в районе битвы. И тогда люди поняли, что последняя надежда рухнула. Ведь "иглолеты" оказались ни чем иным, как сгустками антиматерии, аннигилирующими любые материальные объекты на своем пути. С каждой секундой в стене появлялись все новые бреши, с каждым ударом людских сердец все новые и новые группы "иглолетов" бросались на препятствие, спеша сгореть в жутком огне полной аннигиляции для того, чтобы открыть путь своим хозяевам. Через некоторое время с "Последним Защитником" было покончено, и флот захватчиков тройным кольцом окружил планетную систему Земли. Три гигантских "виброатакующих" корабля легли на геостационарную орбиту, приготовившись уничтожить любые земные корабли и ракеты.

Президент Земной Федерации остановил последние флотилии линкоров, готовые взлететь и погибнуть. Было принято решение сдать планету и ее спутник. Еще через полчаса первые черные корабли вошли в атмосферу. Лазерной атаки по мирным целям, к счастью, не последовало, так как покоренная планета не сопротивлялась. В первый же час вторжения на Землю чужаки уничтожили все транспортные средства людей, способные к самостоятельному выходу за пределы атмосферы. А затем испуганные люди впервые увидели своих захватчиков…

* * *

Купола базы и все второстепенные постройки быстро демонтировать или как-то спрятать было нереально. Но этого и не требовалось, достаточно было, чтобы чужаки нашли лишь покинутую людьми базу.

Все тридцать пять человек, присутствовавшие на Фобосе, перебрались в Город Снов, свободно впустивший их. Руководившие операцией Бакулин и Стрельцов опасались, что места всем не хватит, ведь никто не знал объемов комплекса, открытого людьми. Но, как оказалось, их опасения были напрасными. Похоже, предположение Стрельцова о размере подземного города оказалось близким к истине. Никто уже не думал о том, чтобы разобраться с тайной происхождения Города Снов, сейчас всех заботил только вопрос выживания.

Все имевшиеся на базе припасы люди спешно забрали с собой. Когда все спейсеры были размещены, десантники "позаботились об имуществе". Десантолеты пришлось, скрепя сердце, сбросить прямо на зыбучий слой в надежде, что он полностью скроет их от глаз возможных наблюдателей. Теперь людям оставалось только ждать. Ждать неизвестно чего…

Ожидание это длилось недолго. Гигантский "виброатакующий" корабль неспешно приблизился к системе Марса и завис напротив Фобоса. Пространственно-вибрационная атака породила небывалые возмущения окружающего космоса, сдвинувшие второй спутник — Деймос с его вечной орбиты. Фобос же вместе со всеми, кто находился на нем, перестал существовать в обычном пространстве. Завершив атаку, чужая машина так же неспешно удалилась под "аккомпанемент" катаклизма, который породил бесформенный камень Деймоса, обрушившийся на безразличную ко всему Красную планету.


****

По-прежнему, как и миллиарды лет назад, вечный космос дышал вечным спокойствием. Казалось, что для Вселенной этот миг ничем не отличался от любого другого, от вечности. Но в движении планет и в померкшем сиянии Солнца зазвучала скорбная музыка, уловить которую не было дано почти никому.


Конец первой части

Часть 2. Альфа. Полуночный рассвет

Ответный ход

Невозможно выразить, сколько времени провел Посланник, отчаянно пытаясь стабилизировать свое положение. Законы Времени в том месте, куда вынесла его безжалостная волна антиреальности, были совершенно иными. Да и вообще, существовало ли здесь время в обычном его понимании, было неизвестно. Находясь в центре, вокруг которого хаотично толкались тысячи огоньков самых разнообразных реальностей, было очень трудно сосредоточиться. Посланник понимал, что один из этих огоньков и является входом в его реальность. Понимал он также и то, что ему необходимо вернуться туда потому, что от его жизни зависела жизнь целой расы, целой цивилизации. А жизнь каждой расы крайне важна для Первовселенной, ведь большинство реальностей бесплодны. И если на него возложена спасительная миссия, он обязан вернуться и выполнить свой долг.

Все эти возвышенные слова уже почти ничего не значили для умирающего Посланника. Продолжая слабо сопротивляться на уровне глубокого подсознания, он медленно растворялся в небытии гиблого места, именуемого Запредельем.

И в тот момент, когда нечеловеческий мозг Посланника был уже на грани разрушения, вмешалась превосходящая все возможные границы сила. В дальнейшем Посланник часто думал, кто же помог ему тогда. И пришел к выводу, что спасла его сама Первовселенная. Спасла из-за того, что он являлся последним носителем знаний и мудрости древней цивилизации, а также носителем жизней более молодых разумных.

Словно огромная рука мягкой хваткой взяла его тело и, выдернув из липкого болота Запределья, забросила в одну из бесчисленных пространственно-временных дверей. Замелькали как в калейдоскопе иллюзорные картинки и образы. Полет длился всего долю секунды, а может быть и миллионы лет. Посланник словно вынырнул из черного омута. Он, еще не придя в себя после визита в Запределье, не сразу понял, где находится, лишь чисто инстинктивно включив доступную ему маскировку.

Путем длительных умственных усилий Посланник полностью восстановил ясность сознания. Ощутив себя дрейфующим в обычном пространстве, он включил зрительные функции и осмотрелся. Оказался он недалеко от места своего многовекового заточения — в огромном скоплении астероидов между орбитами двух планет. Всего десять минут понадобилось Посланнику для того, чтобы рассчитать возможные пути отхода, минуя группы кораблей врага. Он выбрал самый безопасный из них. Когда маленькие искорки выхлопов пространственных ускорителей вспыхнули среди бесчисленных камней, ни один наблюдатель этого не заметил. Искусно маневрируя, Посланник вырвался в открытый космос, свободный от власти врага.

Теперь, если удастся без осложнений добраться до цели, у Посланника и его подопечных появится реальный шанс восстановить нарушенный закон Первовселенной — закон святости свободной жизни каждой разумной расы.

Глава 1. Спасшиеся

Кошмарный сон медленно уплыл черной дымкой, оставляя неприятные воспоминания. Сознание немного прояснилось. Человек попытался открыть глаза, но это движение лишь причинило мучения. Возникло впечатление, что веки изранены острыми осколками стекла. Тогда человек попытался вспомнить, где он и кто он. Образы, навеянные долгим кошмаром, не оставляли его гудящую голову. Он отчетливо видел себя лежащим на берегу быстрой реки у самой воды. На нем была кольчуга, разорванная в нескольких местах, его лицо было залито кровью. Правая рука его сжимала рукоять длинного тонкого меча, все лезвие которого покрывали странные письмена, разделенные зигзагами семи молний. В то же время человек почему-то понимал, что это — не он, что он лежит и изо всех сил цепляется за жизнь где-то в другом месте. Попытка развеять проплывающие перед внутренним взором видения не увенчалась успехом. Психическое усилие причинило еще большую боль, чем физическое. Человек снова потерял сознание.

На этот раз кошмары его не преследовали. Переход от дремотного состояния к бодрствованию произошел плавно. При этом состояние человека не намного улучшилось. Однако ему не хотелось снова проваливаться в бездну беспамятства. Он постарался путем нервно-мышечной релаксации успокоить пульсирующую боль. Через некоторое время его усилия начали приносить плоды. Болезненные ощущения отступили, сознание немного прояснилось. В этот момент человек вдруг почувствовал чье-то прикосновение — не физическое, скорее, мысленное. Прикосновение это было дружеским, сопереживающим. Чей-то голос у него в голове тихо произнес имя: "Леонид".

Человек понял, что это его имя. И в следующий момент он полностью вспомнил себя и свою жизнь. Он, Леонид Бакулин, космодесантник, капитан Особой группы "Руслан"… Память возвращалась к нему потоком необыкновенно ярких и четких воспоминаний. Затем он ощутил свое тело, лежащее на чем-то твердом. Еще через пару секунд его сознание полностью воссоединилось с телом.

Леонид Бакулин с трудом сел и, открыв глаза, осмотрелся. Поняв, где находится, он вспомнил события последних дней — захват Солнечной системы, свою попытку спасти вверенных ему людей. Также вспомнил он и последние, как тогда казалось, минуты жизни…

…Стены Города Снов завибрировали. Словно в лихорадке дрожал весь Фобос. Колебания самого пространства порождали у испуганных людей галлюцинации. Глухой вибрирующий звук, подобный звуку камертона, "вгрызался" в барабанные перепонки, вызывая нестерпимую боль. Большинство людей уже лежали без памяти, и лишь десантники, находящиеся в центральном помещении, продолжали сопротивляться. Но и их силы были не безграничны. И перед тем, как потерять сознание, Леонид вдруг услышал тихий стон. Стон этот, раздавшийся прямо у него в голове, не был человеческим…

…Леонид с трудом встал, но, ощутив резкую боль во всем теле и слабость в ногах, чуть было снова не упал. Но кто-то помог ему, схватив за руку и поддержав за плечо. Сквозь туманную пелену, застилавшую глаза, Леонид увидел Владислава Стрельцова.

* * *

Через некоторое время все тридцать пять человек пришли в себя. К счастью, оказалось, что никто серьезно не пострадал. Все отделались лишь довольно сильными, но благополучно миновавшими болевыми ощущениями, а также кошмарными воспоминаниями.

Люди никак не могли поверить в свое поистине чудесное спасение. Когда первая радость по этому поводу немного улеглась, у многих начали возникать вполне естественные в сложившейся ситуации вопросы. Люди стали интересоваться, что же произошло и, самое главное, что им следует делать дальше. Поскольку никто ничего точно не знал, эти вопросы были адресованы командованию, то есть капитанам десантных групп.

Бакулин отдал распоряжение всему персоналу приступить к исследованию комплекса помещений, в которых они волей случая оказались. По опыту он знал, что в подобных трудных ситуациях необходимо как можно скорее занять людей какой-либо работой, концентрация внимания на которой поставит преграду возникающей панике.

Одним из первых открытий стало то, что внешние двери Города Снов заблокированы, и выйти на поверхность Фобоса или то, что от нее осталось, не удается. Еще одним сюрпризом стало ощущение космического перелета, которое распознали, прислушавшись к реакциям своего организма опытные спейсеры. По этому поводу был сделан целый ряд предположений, однако все понимали, что подтвердить или опровергнуть их правильность удастся только после того, как они смогут разобраться в неизвестной аппаратуре, которой вокруг было в изобилии.

Возгласы и реплики пытающихся активизировать инопланетные приборы десантников и освоителей могли бы вызвать смех. Но людям, которые, возможно, остались последними свободными в Солнечной системе, было не до смеха. Слишком велико было нервное перенапряжение. Каждый следующий час полной неизвестности оптимизма не добавлял. Многие действовали на грани нервного срыва. Некоторые не смогли сдерживать свои эмоции и переживания, выплескивая их на других, что приводило к крупным ссорам и конфликтам.

Последним бастионом спокойствия оставалась тренированная психика десантников, в программу спецподготовки которых Федерация включила и курсы саморегуляции в экстремальных ситуациях, связанных с реальной опасностью для жизни (в качестве итогового экзамена по таким спецдисциплинам десантнику могли "предложить", например, провести несколько дней без средств связи, без освещения, практически без пищи, с минимальным запасом воды в заваленной шахте в малозаселенном районе Луны. Причем нередко десантник узнавал о том, что это было экзаменом, только после завершения испытания).

Леонид осознавал "взрывоопасность" ситуации и отдавал себе отчет в том, что если в течение ближайшего времени их положение не прояснится, острота конфликтов в их разнородном коллективе может возрасти. В его правоте вскоре пришлось убедиться воочию. На третьи сутки их вынужденного заточения в Городе Снов Стрельцов и Радимов случайно стали свидетелями малоприятной сцены.

Два молодых освоителя работали в одном из бесчисленных помещений Города Снов. Справедливо полагая, что землянам, скорее всего, придется довольно долго оставаться в этом убежище, Бакулин приказал переоборудовать необычную систему комнат и коридоров в жилые помещения. Освоители как раз трудились над переустройством одной из просторных пятиугольных комнат. Их диалог, который был весьма далек от дружеского, явно свидетельствовал о взаимной неприязни. При таких взаимоотношениях в любой момент могла произойти серьезная стычка. И она не заставила себя ждать.

— Твою..! — воскликнул один из освоителей со знаками различия лейтенанта, отбросив в сторону портативный сварочный аппарат. — Я не могу ее сварить!

Он со злостью плюнул на незавершенный шов, словно тот был причиной всех его неприятностей. Подошел второй освоитель — старший лейтенант. Усмехнувшись, он поднял аппарат и закончил шов. Потом с презрением посмотрел на коллегу.

— Все гениальное — просто! Но чтобы с этим справиться, нужно иметь мозги.

— Да пошел ты на…! — огрызнулся лейтенант.

Старший ударил неожиданно, тыльной частью кулака с полуразворота. Не успевший отреагировать лейтенант отлетел к стене, но тут же вскочил, сплёвывая кровь из разбитой губы. Освоители по долгу службы имели превосходную физическую подготовку и довольно неплохие навыки рукопашного боя, что намного увеличивало риск. Любой из двух сцепившихся офицеров в порыве безумной злобы мог не только покалечить, но и убить противника.

Лейтенант подскочил к нападавшему и, перехватив бьющую руку, нанес сильный боковой удар ногой, сломавший тому пару ребер. Тут уже в схватку успели вмешаться подоспевшие десантники. Утихомирив собравшегося было сопротивляться лейтенанта, Владислав связался с Бакулиным и сообщил ему неприятную новость. Стараясь скрыть происшествие от большинства, Леонид приказал поместить освоителей в одни из первых готовых "номеров", разумеется, по отдельности, оказать необходимую медицинскую помощь и не выпускать до особого распоряжения.

На вопрос Стрельцова, вернувшегося к нему в центральное помещение, Бакулин ответил:

— Ничего. Нам не удалось выяснить практически ничего. Я даже не знаю где мы — по-прежнему на Фобосе или… В общем, не знаю…

— Такие конфликты будут возникать все чаще, — покачал головой Владислав. — Пока наши подопечные не перебьют друг друга, мучаясь от неизвестности.

— Да, похоже, ситуацию может спасти только чудо…

"Может быть, я его сотворю?" — раздался вдруг прямо в головах у десантников тихий, но сильный голос.

Капитаны переглянулись и осознали, что оба это слышали. Вспомнили они и то, что подобный голос уже вещал в их сознании когда-то, когда они стояли первый раз перед открывшейся дверью в лабиринт "со шпаргалками".

— Кто это? — четко выговорил Леонид, пытаясь справиться с удивлением и волнением.

"Вы можете называть меня Посланником" — ответил их невидимый собеседник.

Глава 2. Откровение древних

— Что все это значит? Где мы? Кто вы?

Вопросы посыпались один за другим — "голос" Посланника, как выяснилось, услышали все присутствующие в Городе Снов люди.

"Я вам все объясню. Пожалуйста, успокойтесь. Мне трудно ответить на все ваши вопросы сразу. Для начала, я буду говорить с одним человеком, а все остальные будут слушать. Итак, решайте — кто будет говорить со мной?".

Присутствующие в центральном помещении посмотрели на Бакулина, а он сказал:

— Я буду говорить.

"Хорошо. Сейчас я перейду на звуковую форму общения и включу систему звукового оповещения. Воспользуйтесь ею, объясните всем ситуацию и скажите, чтобы они оставались на местах и внимательно слушали. Рассказ мой будет вам интересен".

Бакулин отдал персоналу соответствующее распоряжение и занял кресло, перенесённое сюда с базы, перед необычным пультом управления неизвестно чем. Все, кто находился в центральном помещении, собрались за его спиной, стараясь не проронить ни звука.

— Итак, начнем! — прозвучал теперь под сводами просторных залов и коридоров голос Посланника. — Можете задавать вопросы.

— Прежде всего, я хотел бы знать, где мы находимся, — начал Леонид.

— Вы находитесь, можно сказать, внутри меня. Сейчас мое тело представляет собой космический корабль. Мы с вами в открытом космосе.

— Тогда кто же вы?

— Я живое разумное существо, но я неразрывно связан с этой машиной. Она и есть мое тело. Таким я был создан.

— Но как мы оказались… — Бакулин хмыкнул, — внутри вас? И что случилось там, на Фобосе?

— Я и есть Город Снов, как вы изволили меня назвать. Я много веков находился внутри спутника, который вы именуете Фобосом. Вернее, Фобос был образован вокруг меня, чтобы послужить мне укрытием, скрыть факт моего присутствия. Сейчас спутник уничтожен, а мне чудом удалось выжить и уйти от наблюдателей корров.

— Корров? — переспросил Бакулин. — Так вы называете захватчиков?

— Да, так и называется их раса. Это одна из древних по вашим меркам звездных цивилизаций, — ответил Посланник.

— Вы сказали, что вас создали. Кто? Не корры ли? И почему вас назвали Посланником?

— Чтобы объяснить мое происхождение и происхождение корров, нужно начинать с основ мироздания. Вы знаете, что Вселенная, которую мы имеем удовольствие созерцать, когда-то образовалась в результате изначального процесса, который вы называете Большим Взрывом.

— Да, по крайней мере, предполагаем, что так оно и было, — подтвердил Леонид.

— Но вряд ли вы знаете, что вся Вселенная является лишь одной из многих клеток-реальностей некоей материнской субстанции, именуемой Первовселенной. Каждая из таких реальностей имеет свои законы, константы, свою эволюцию. Теоретически предполагается, что в Первовселенной нет двух одинаковых реальностей, она бесконечна и многовариантна. Но с практической точки зрения для нас с вами это не имеет никакого значения: самостоятельно попасть из одной реальности в другую для меня и для вас невозможно. Важно то, что далеко не каждая реальность может породить жизнь. По информации, доставшейся нам от тех, кто жил в этом мире задолго до наших самых древних предков, большинство всех реальностей Первовселенной бесплодны, начисто лишены каких-либо форм жизни. Поэтому любая жизнь, тем более жизнь цивилизации разумных существ, крайне важна для Первовселенной. Наша реальность, по-видимому, одна из лучших в плане плодородности. В настоящее время в ней, если не случилось чего-то непоправимого, должны существовать четыре разумные расы.

Посланник чуть помолчал и продолжил:

— Но так было далеко не всегда. Много миллиардов лет назад (если пользоваться привычной для вас системой исчисления времени), когда на месте вашей Солнечной системы находилось всего лишь протопланетное облако, окружавшее протосолнце, во Вселенной существовала всего одна раса. Все живущие сейчас называют их Богами. Эта раса оперировала целыми метагалактическими доменами, перестраивая их по собственному усмотрению. Они создали закон, первый закон нашей Вселенной, согласно которому каждая раса, существующая в данной реальности, должна создать и воспитать до обретения полного Разума новую жизнь. Боги создали Ангелов и Повелителей. Возможно, создали и кого-то ещё, но именно эти две расы были рождены ими в нашей Метагалактике. Посмотрите, пожалуйста, на экран.

Громадный экран замерцал над людьми, высветив таблицу.


— Вы видите последовательность происхождения цивилизаций, — принялся комментировать Посланник. — Цифрами обозначены так называемые Волны Жизни. Первой Волной являются сами Боги. Никому не ведомо, куда ушли создатели жизни, но существует легенда о том, что они перебрались в другую, бесплодную реальность, дабы заселить и ее.

На смену Богам пришли Ангелы и Повелители. Как вы видите, это — вторая Волна жизни. Ангелы были призваны достроить пространство на своей родине, то есть в нашей Метагалактике. Сделав это, они также ушли в соседние реальности, поэтому их ветвь прерывается. И вот тогда "на трон" взошли Повелители. Усовершенствовав строение галактик, они принялись экспериментировать с пространством и временем. Большинство явлений, до сих пор называемых вами загадками космоса, их "рук" дело. Но об этом, при необходимости, позже.

Повелители создали третью Волну жизни. Так появились птеранги, отцы моих создателей, и… — Посланник вздохнул, выдавая, что ему вовсе не чужды некоторые эмоции, — дроккорры — роковая ошибка Повелителей. Вероятно, экспериментируя в целях развития жизнестойкости, они повысили изначальный уровень агрессивности в этих существах, а может быть, эволюция сама привела к этому. Как бы то ни было, все цивилизации до дроккорров не были технологическими по характеру своего эволюционного развития. Они оперировали силами природы непосредственно, силой своего разума и энергетического потенциала, все космическое пространство служило средой обитания им, обладающим телами из чистой энергии. Дроккорры же первыми стали создавать материальные предметы, призванные усилить их естественные способности. Это стало следствием (а может быть, причиной — сейчас сказать трудно) деградации расы дроккоров, приведшей к тому, что им стало трудно самостоятельно перемещаться в космическом пространстве, и постепенно они опустились на планеты, используя их как место для проживания. Вскоре появились первые технические средства для космических полетов, а вслед за ними и первое оружие, призванное компенсировать частичную атрофию способностей дроккорров к непосредственному энергетическому воздействию на материальный мир.

Затем было совершено преступление. Я не располагаю точной информацией о причинах этого, но впервые был нарушен закон Первовселенной о святости каждой разумной жизни, а также законы Богов. Дроккорры объявили войну птерангам, и началось взаимное истребление двух рас. Могущество птерангов было быстро подорвано активным энергетическим противостоянием, и вскоре им стало трудно противодействовать техническим средствам нападения и защиты, применявшимся противником. Обе цивилизации пришли в упадок и постепенно превратились в практически полностью технологические.

Именно в условиях жестокой войны и были созданы последующие Волны Жизни. Птерангами были рождены хньянги и древние, мои создатели. Дроккоррами же была произведена на свет раса корров, изначально задуманных как жестокие воины-завоеватели. Обратите внимание на то, что на схеме они отнесены не к четвертой Волне Жизни, а к пятой. Объясняется это тем, что каждая последующая Волна Жизни существенно слабее предыдущей — так уж вышло. Уровень могущества, величина индивидуальных и коллективных способностей служат комплексным критерием, позволяющим классифицировать расы по Волнам Жизни. Именно по этим показателям корры отнесены к пятой Волне, которая представлена жестокими цивилизациями, детьми войны. К сожалению, и вы относитесь к их числу.

Но вернемся к истории. Были уничтожены в долгой войне птеранги, выступившие на их стороне хньянги и древние, а также превосходивший их по силам и уровню агрессивности противник — дроккорры. И вот они — четыре расы, владеющие Метагалактикой сейчас. Молодые тьяоро — дети древних, вы — сыны хньянгов, стелги — ваши родные братья, корры — порождение войны. Никто из вас, за исключением корров, не знал о войне ничего, кроме, возможно, некоторых отголосков, нашедших отражение в мифах и легендах о битве богов, рагнареке, войне ангелов в раю и т. п. Все вы были созданы уже умиравшими предками и, в отличие от корров, не прошли полного цикла воспитания и Посвящения. Даже стелги, которых совместными усилиями хньянгов и древних удалось посвятить почти полностью, но все же не до конца. По теоретическим прогнозам многих древних, непосвященные цивилизации обречены на скорую гибель. Однако все вы выжили, некоторые обрели биологические тела и стали развиваться по совершенно новому пути. Но это — отдельный разговор.

Посланник вновь прервался ненадолго, давая возможность людям осмыслить то, что он рассказал.

— Сейчас корры напали на вас, как на самых слабых. Судя по всему, они вообще узнали о вашем существовании совсем недавно. Стелги и тьяоро создали своеобразный альянс, достаточно сильный для того, чтобы противостоять агрессорам. Но техническая мощь корров день ото дня растет. В обозримом будущем они сломят и этот союз. И тогда наступит эра безумия. Корры будут безраздельно владеть всей Метагалактикой и, вероятно, в силу превалирующей в них агрессивности не смогут удержаться от междоусобных распрей. В такой ситуации, скорее всего, во избежание распространения этой заразы в другие пространства, наша Метагалактика будет уничтожена Первовселенной.

Предчувствуя именно это, древние и создали меня. Именно из-за этого, как я понимаю теперь, я и был спасен в омуте Запределья. Ибо моими, но в основном вашими усилиями должна быть предотвращена гибель четырех разумных форм жизни. Да, именно четырёх. Парадокс, но спасая себя, вы будете спасать и своих врагов — корров…

Посланник надолго замолчал, давая людям время определенным образом осмыслить ту лавину невероятной информации, которую он спустил на них, застывших, что называется, с открытыми ртами. Пауза сильно затянулась, но Посланник не проронил ни звука, ожидая вопроса. Еще через некоторое время вопрос последовал, однако сначала Бакулин смог лишь выдавить из себя:

— Я… я не понял…

— Может быть, мне стоит все повторить еще раз? — усмехнулся Посланник, явно желая своеобразной шуткой разрядить напряжённую атмосферу.

— Нет-нет, не стоит, — оживленно запротестовал Леонид, словно в самом деле опасаясь, что голос начнет свое повествование с начала. — Я хотел сказать вот что. Прежде всего, нас волнует судьба людей в Солнечной системе. Что с ними вероятнее всего сделают эти корры?

— Успокойтесь, в первое время абсолютное большинство населения оставят в живых. Им нужна рабочая сила, им нужно поизучать ваши технологии и разработки, свежие идеи ваших ученых, мыслителей — ваш интеллектуальный фонд. Скорее всего, нового для себя они узнают мало, уж не обижайтесь. Но чтобы в этом убедиться потребуется время. Нелишними для них будут и полезные ресурсы ваших планет — не забывайте, что корры готовятся к широкомасштабной войне с альянсом стелгов и тьяоро.

— А помогут ли людям наши, — Леонид кивнул на экран со схемой, — братья? Этот самый альянс… стелгов и тьяоро?

— Смотря, в каком смысле понимать слово "помощь". Если в смысле вооруженного вторжения на оккупированную коррами территорию, то могу ответить однозначно — нет. Они не настолько сильны и не станут рисковать своими и без того шаткими позициями. Но если вы попросите у них… хм… как звучит это забавное понятие в вашем языке — "политического убежища", то они наверняка примут вас. Они предоставят вам условия для саморазвития и доступ к их знаниям и умениям, унаследованным от "родителей". И вам в сложившейся ситуации следует воспользоваться их гостеприимством.

— С этим более или менее ясно, — задумчиво проговорил Бакулин. — Но как мы сможем помочь людям на наших родных планетах?

— У меня есть некоторый план наших с вами действий в этом направлении. Он нелёгкий, скажу честно, и многоё в нём основано лишь на предположениях и зависит от случайностей. Но иного нам не дано… Не так давно я уже предпринял определенные шаги для реализации этого плана. Этой информацией я поделюсь с вами позже. Сначала вам необходимо набраться сил.

— Куда мы направляемся в настоящий момент?

— Пользуясь вашими названиями, хоть они и условны, — в созвездие Лебедя, — последовал краткий ответ.

— А что там? — поинтересовался неудовлетворенный скупым объяснением Бакулин.

— А там есть звезда Карисса. По крайней мере, в моей памяти есть такое её название. В земных справочниках, насколько мне известно, она отмечается порядковым номером "61". Так вот, у 61-ой Лебедя есть планеты.

— Одна нам, вроде бы, известна, — заметил Леонид. Он сделал паузу, вспоминая, затем продолжил. — Ее масса составляет 0,01 массы Солнца, что, кстати, в десять раз больше массы Юпитера.

— Планета-гигант, — подтвердил Посланник.

— Неужели на планете с такой гравитацией…

— Нет, не на ней, конечно. Рядом имеются другие. В их числе почти двойник Земли — планета, которую вы до сих пор почему-то не разглядели. Вот на ней-то и обосновались ваши родственники — тьяоро. Мы летим именно туда.

— А противник, корры? — спросил Бакулин. — Какова их активность в том регионе? Не попадем ли мы на "линию фронта"?

— Корры не атакуют планету тьяоро, поскольку, как я уже сказал, на своей территории те для них пока неуязвимы. Тем более, что стелги, метрополия которых расположена в планетной системе Горса, или по-вашему Звезды Барнарда, при необходимости успеют оказать помощь союзникам.

Леонид прищурился, припоминая известную ему информацию об упомянутых звездах.

— Но ведь и 61-ая Лебедя и Звезда Барнарда — по космическим меркам не так уж и далеко от Солнца. На земном трекере мы были бы уже там. Принимая во внимание продолжительность нашего многодневного полета…

— Мы идем в обычном пространстве, — пояснил Посланник. — Я не решился, с учетом вашего ослабленного состояния, применять внепространственные способы передвижения. Переход в иное пространство в настоящее время, на мой взгляд, весьма опасен для ваших хрупких тел, недавно вырванных из Запределья. Кроме того, я рассудил, что нам с вами лучше обговорить многие вещи заранее, до прибытия к тьяоро. А теперь, я думаю, вам лучше отдохнуть. Мы продолжим нашу беседу немного позднее.

— Хорошо, но разрешите еще лишь один вопрос.

— Пожалуйста.

— Почему, зная о нашествии корров, тьяоро и стелги не предупредили нас? Этим они могли бы спасти человечество от захвата.

— Точно не знаю, однако предположения у меня есть. Во-первых, специальные службы корров могли глушить все их сигналы, направленные в вашу сторону, перехватывать их корабли-разведчики, если таковые посылались. Не стоит забывать, что техническая мощь корров превосходит силу всех остальных рас. Во-вторых, я бы не был столь уверен, что ваши соседи вообще знали о скрытных перемещениях той части флота захватчиков, которая атаковала вас. Опытные в деле ведения войн корры, надо полагать, умеют скрывать свои планы и действия.

Посланник замолчал и, казалось, задумался.

— Как бы то ни было, — сказал он спустя полминуты, — точно мы можем выяснить причину отсутствия предупреждения, только побеседовав на эту тему с самими тьяоро и стелгами. Но давайте подумаем, а что бы дало людям их предупреждение? Вы все равно не смогли бы устоять против опытных в космических битвах агрессоров. А оказывать реальную помощь в открытой войне против корров стелги и тьяоро не стали бы из-за риска погибнуть самим, тем самым, как я говорил ранее, подписав смертный приговор всей нашей Вселенной. Но довольно вопросов и ответов. Отправляйтесь спать, и подготовьте себя как следует к новым порциям информации.

Посланник замолчал и отключил систему звукового оповещения, давая понять, что первая "аудиенция" закончилась. Пораженные люди встали со своих мест, и вышли из центрального помещения. Затем последовало обсуждение всего услышанного, но вскоре все разошлись и, последовав совету Посланника, забылись тревожным сном…

* * *

Бакулин и Стрельцов занимались настройкой портативного компьютера из десантного комплекта. Точнее, делали вид, что занимаются настройкой, склонившись над маленьким экраном. Их конспирация была вызвана желанием провести обсуждение втайне от Посланника. Да, он оказался радушным хозяином и вызвался помочь, позиционировав себя как союзника и друга людей. Но десантники оставались профессионалами, исполняющими свои обязанности…

Пальцы Бакулина пробежали по чувствительной сенсорной клавиатуре, и на экране появилась строка:

"Ну и что ты думаешь по этому поводу?".

Стрельцов в свою очередь выбил дробь пальцами:

"Ситуация такова: мы полностью во власти Посланника, подтвердить или опровергнуть его слова не можем, лучшего плана спасения, чем тот, что предложит он, не имеем!".

"Меня волнует гибель моих ребят, пытавшихся пробраться к Городу Снов. Да и парни с "Ковчега"… Если он друг, то какого хрена…".

"Резонно задать ему этот вопрос… между делом…".

"Естественно! Будем собирать информацию. Скажи своим — пусть наблюдают, анализируют…".

"Есть! Только вот, почему-то мне кажется, что мы можем ему доверять".

"Мне тоже хочется в это верить. Дай Бог, чтобы так и было. Но пока…".

Владислав кивнул и встал.

— Ну вот, наша техника в порядке, — бодро сказал он с расчетом на "уши" Города Снов. — А с "не нашей" поможет разобраться Посланник.

— Вот и хорошо, — ответил Леонид. — Встретимся в условленное время в центре управления.

* * *

В центре управления снова присутствовали всего несколько человек. Остальные слушали на своих местах. Бакулин занял прежнее место перед экраном.

— Доброе утро! Так ведь у вас приветствуют друг друга после сна? — раздался голос Посланника. — Я вижу, что вы готовы к продолжению нашей беседы.

— Да. Кстати, помимо беседы мы хотели бы ознакомиться с назначением всей этой аппаратуры, — Бакулин развел руками, как бы указывая сразу на весь Город Снов.

— Вы сможете это сделать в любое удобное время. Вам в этом поможет мой… так сказать, ассистент. Кстати, познакомьтесь с ним.

В этот момент открылась одна из боковых дверей, за которую раньше приникнуть не удавалось, и в помещение вошел незнакомый молодой человек в стандартном УДЕКе.

— Добрый день, господа. Позвольте представиться: Рикардо Файтер. Фамилия не настоящая, но отражающая суть, — высокий кареглазый шатен с аккуратной бородкой-эспаньолкой широко улыбнулся.

— Сюрприз… — Леонид выразительно посмотрел на Стрельцова, который ответил едва заметным жестом, означающим, что вновь прибывший ему не знаком. — И как же вы, Драчун по псевдониму, сюда…?

— Вы хотите спросить, как он оказался здесь? — снова заговорил Посланник. — Он недавно прибыл на одном из ваших десантолетов, разумеется, инкогнито. Да, не удивляйтесь, он и не на такое способен… Рикардо помог мне, скажем так, подготовиться к активным действиям. Собственно, в этом его жизненная функция и заключается. В дальнейшем, я полагаю, его помощь вам очень пригодится.

— Но откуда он знал о вашем существовании? — спросил Леонид, недоверчиво глядя на Файтера, отошедшего к остальным слушателям. — И кто он такой, откуда у него спецподготовка? Проникнуть тайком на корабль — это, знаете ли…

— Ну, я же не мёртвым грузом валялся в глубинах Фобоса все эти века, — последовавший звук передал усмешку Посланника. — Определённым образом, в доступных мне пределах, я влиял на некоторых из вас. Что до Рикардо, то когда-то давно в мозг одного из его предков была внедрена соответствующая информация и программа действий. Она генетическим путем передавалась через все поколения их рода. И вот, когда пришло время, поступил сигнал, активизировавший генетическую память потомка этого рода, и Рикардо выполнил свою миссию.

— И много еще на Земле таких людей? — задал вопрос Бакулин, держа в поле зрения Файтера. Тому, похоже, был безразличен разговор о нем.

— Таких больше нет. Рикардо была выдана полная информация, — ответил Посланник. — Но есть другой вид: люди, закодированные мною на один конкретный поступок.

— Вы кодируете живых людей? — в голосе Бакулина послышались гневные нотки.

— Нет. Может быть, я употребил не то слово. Прошу прощения, но я только ещё вникаю в тонкости вашего языка и изучаю вашу природу. Для этого я так долго к вам и присматривался… Так вот. Как это ни странно звучит, я кодировал мертвых. В момент смерти у некоторых людей сначала угасают функции мозга, притом, что остальные органы и системы продолжают функционировать еще некоторое время. Периодически, раз в столетие, пробуждаясь от своего перманентного сна, я находил некоторых таких людей и заменял импульсы их умершего мозга временной программой. Иногда при этом их жизнь продлевалась на десятки лет.

Посланник сделал паузу, словно давая людям время оценить его действия с моральной точки зрения.

— Кстати, недавно несколько таких людей были направлены остановить любой ценой Джона МакБрина, собравшегося на поиски трекера "Беркут".

Леонид моментально вспомнил информацию об открытии, сделанном "Млечным Путём", которую ему передали несколько дней назад под грифом строжайшей секретности. Теперь, правда, в этой секретности уже смысла не было…

— Но зачем, ведь именно он узнал в этом рейде о надвигающейся опасности и..?

— И погиб! — закончил фразу Посланник. — А также из-за этого его открытия погиб ваш флот с массой людей. Именно это я пытался предотвратить. Не узнай люди о нашествии корров, не послали бы они флот на верную гибель. Захватили бы вас всё равно, но те люди были бы живы. Однако вернемся к существу нашей беседы.

— Заключительный вопрос не по теме, — сказал Леонид. — Хотя, с какой стороны посмотреть… По мне, так он один из главных… При попытке приблизиться к Городу Снов, проникнуть в него, погибли два человека. Ещё один был искалечен. Как вы это объясните?

— Я очень сожалею о судьбе этих людей. Но в то время я был не в состоянии им помочь, хотя и пытался. Видите ли, моя личность многослойна, сознание имеет не такую структуру как у вас — таким меня создали. Я не бессмертен, и если бы бодрствовал всё то время, пока находился на Фобосе — мой мозг просто умер бы от старости. Поэтому я вынужден был большую часть времени пребывать в глубоком сне. В тот момент, о котором мы говорим, бодрствовала лишь малая часть моего сознания, отвечающая за связь с моими агентами-помощниками на Земле. Большая же часть была погружена в многовековой сон. При этом активными оставались защитные автоматы моего тела, жертвами которых и стали ваши бедные товарищи. Например, зыбучий слой на поверхности Фобоса был искусственно созданной защитной системой, под которой, помимо прочего, скрывались потайные проходы внутрь Города Снов, как вы окрестили мое тело. Одним из таких проходов, кстати, и воспользовался Рик Файтер. Так вот — десантолет "Ноева ковчега" угодил в ловушку этого слоя. Моему пробуждавшемуся сознанию удалось отреагировать в определенный момент, и я вытолкнул их машину, затягиваемую моей защитой.

— Ну, а их первый пилот? Ему же оторвало обе руки, когда он попытался прикоснуться к стене… А мои люди на роудере..?

— Все та же безотказная и, увы, жестокая работа защитных автоматов. Пилот ведь не просто пытался прикоснуться, он хотел разрезать стену лазером. То же самое — в отношении вашего роудера. Автоматика полагала, что пресекла две попытки агрессии. Защитная система также была запрограммирована на психоэнергетическое подавление и ментальное считывание информации, которому вы, к слову сказать, весьма успешно сопротивлялись.

Посланник немного помолчал. Молчал и Бакулин, поминая погибших друзей — Краснова и Стоуна. Голос Посланника, в котором проявились печальные нотки, зазвучал снова.

— Постарайтесь правильно понять меня и моих создателей — мы должны были страховаться. Меня могли найти и попытаться захватить корры, ваша раса могла пойти в своем развитии непредсказуемым путем и проявить агрессию, могли возникнуть иные факторы и обстоятельства. Как только я полностью пробудился, я отключил защиту и впустил вас. Владислав, я думаю, лучше всех помнит этот момент.

— Минутку, — вмешался Стрельцов. — А по лабиринту нас кто гонял? Пять дней без пищи, как потом выяснилось…

— Это был необходимый тест уровня развития ваших, простите, умственных, психоэнергетических и ментальных способностей. За него я извиняться не буду, он, помимо всего прочего, может еще сослужить вам хорошую службу в будущем.

Леонид вспомнил об исторической справке, полученной им перед отправкой на Фобос, и спросил:

— А что случилось с земными исследовательскими аппаратами, запущенными к Фобосу в XX веке?

— Да, к сожалению, их тоже уничтожила моя защитная система, убедившись предварительно, что живых существ на них нет. Кроме того, она подсунула, если можно так выразиться, им парочку изображений необычных объектов, а именно эллипсообразной "тени" на поверхности Марса, которая была видна и через инфракрасную камеру аппарата, регистрирующую тепловые объекты, а также большого цилиндрического объекта, висящего рядом с поверхностью Фобоса. Это была чистой воды дезинформация, призванная внушить людям на некоторое время страх перед Страхом, извините за каламбур. Видите ли, аналитическое ядро моей защитной системы признало цивилизацию людей на тот момент еще не готовой к полномасштабному контакту. Согласно справке, подготовленной для меня Риком Файтером, эти снимки произвели должное впечатление, а один из них — с муляжом инопланетного объекта, даже был некоторое время засекречен.

— Ладно, оставим это! — Леонид хлопнул ладонью по подлокотнику кресла, словно отсекая одну часть разговора от другой. — Давайте поговорим о плане наших действий.

— Я ждал этого. Сейчас я расскажу вам про орудие нашей справедливой мести коррам, и мы обсудим план освобождения вашей Родины.

Глава 3. План освобождения

История великой войны птерангов и дроккорров, а позже и втянутых в нее хньянгов, древних и корров в изложении Посланника потрясла воображение людей. Картины грандиозных сражений предстали перед их мысленным взором.

Люди узнали, в частности, что многие вспышки сверхновых звезд, каждая из которых сжигала целый регион окружающего пространства, были искусственно вызваны альянсом хньянгов и древних, использовавшим их в качестве оружия. Древние открыли способ катализировать взрывы сверхновых звезд. Посланник перечислил некоторые такие атаки, направленные против сил дроккорров, а спейсеры, обладающие серьезными познаниями в истории астрономических исследований, вспомнили, что все названные сверхновые были зафиксированы наблюдателями на Земле. Естественно, с учетом расстояния, Земли свет этих вспышек достиг спустя многие десятки тысячелетий после самих событий, донося до молодой цивилизации землян отблески колоссальной звездной трагедии. На планете людей шел 1054 год новой эры, когда наблюдалась яркая сверхновая в созвездии Тельца, породившая Крабовидную туманность. В 1572 году земляне увидели сверхновую в созвездии Кассиопеи, в 1604 — в созвездии Змееносца. А целые эпохи тому назад подле этих звёзд были уничтожены десятки тысяч кораблей дроккорров. Некоторое время спустя (значительное с точки зрения людей, но небольшое по меркам общей продолжительности войны) противник решился на вторжение в Туманность Андромеды, и древним пришлось пойти на взрыв сверхновой в относительной близости от собственного дома. Благо, они научились частично экранировать убийственную энергию. Эту вспышку земляне зафиксировали в 1885 году.

Затем последовал перерыв в затяжном противостоянии. В это время, истощенные войной, тихо сошли со сцены истории хньянги. Древние постепенно угасали, продолжая, однако, сражаться и заботиться о будущем. Был создан и направлен в Солнечную систему Посланник.

Спустя некоторое время активные боевые действия возобновились — на первый план вместо понесших серьезные потери дроккорров вышли их дети — корры. Сопротивляться свежим силам противника древним было очень трудно. Они перешли к позиционной обороне, а корры стали выискивать себе новые цели. Такими целями являлись молодые и еще бессильные перед лицом любой серьезной угрозой расы пятой Волны Жизни, те, о которых корры знали. Древние осознали, что у них есть только один шанс спасти стелгов и тьяоро. Практически все силы древних вышли навстречу коррам, вынудив их стянуть в точку предстоящей битвы столь же значительные силы. И тогда в очередной раз была инициирована мощная вспышка сверхновой, уничтожившая оба громадных флота. Древние ценой своих жизней на тысячелетия отсрочили нападение корров на молодые цивилизации.

— Древних их создатели расселили когда-то в галактике, которую вы называете Туманностью Андромеды, — проговорил, завершая свое повествование, Посланник. — Метрополией же дроккорров, а затем и корров является, пользуясь вашими, опять-таки, ориентирами, созвездие Золотой Рыбы. Этот район пространства также известен вам под именем Большого Магелланова Облака. Именно там, рядом с туманностью, именуемой вами Тарантулом, на территории противника и произошло завершающее сражение. А люди зафиксировали сверхновую в Большом Магеллановом Облаке 23 февраля 1987 года. Взрыв был усилен специальными катализаторами, которые распылили вокруг звезды древние. Именно от этого образовались гигантские светящиеся кольца в пространстве, которым ваши ученые не могли найти объяснение.

— Минутку… — задумчиво проговорил Бакулин, что-то просчитывая в уме. — Я неплохо помню информацию по сверхновой SN 1987A. Расстояние до нее от Земли, если не ошибаюсь, — около 160 000 световых лет. Это означает, что взорвалась она не в 1987 году, а на 180 000 лет раньше! Вы сказали, что Вас когда-то тогда в наши края и отправили. Но разве мы, люди, тогда уже… хм… представляли интерес?

— Извините, я забыл вам пояснить некоторые важные вещи. Вы существовали и представляли интерес как тогда, так и значительно раньше. Видите ли, первоначальная форма ваших тел вообще была не биологической, но энергетической, как и у предшествовавших рас, которые творили вас по образу и подобию своему. В первоначальном обличии вы смогли бы жить и на Земле, покрытой раскаленной лавой. Но в процессе самостоятельной эволюции, оставшись "без присмотра родителей", вы постепенно перешли на биологический путь развития тела, скопировав его энергетическую форму в сложной клеточной биологической структуре, как, кстати, и тьяоро. Именно с этого момента вы и отсчитываете историю своего биологического вида.

— Ну вот, облом обезьянам… не от них мы… — пробормотал себе под нос Андрей Радимов. Его слова услышали, последовала секундная пауза, а затем раздался дружный смех — с эмоциями люди избавлялись от нервного напряжения, скопившегося в процессе восприятия невероятной информации.

— Рад, что вы не теряете чувства юмора, — проговорил Посланник. — Я, кажется, стал перенимать его от вас. Но перейдем к самому главному.

— Правильно ли я понимаю, что орудием нашего возмездия станет инициатор вспышек сверхновых? — спросил Леонид.

— Нет, доступом к этому оружию я не снабжен, и думаю, что его секрет сейчас утерян, если Древние не передали кому-нибудь это опасное наследие. Я просто поведал вам о нём, расписывая общую картину древней войны. Однако, все несколько серьезнее. Сверхновые — это детские игры по сравнению с тем, чем нам, возможно, придется воспользоваться.

Люди ошеломленно переглянулись, кое-кто не сдержал эмоциональных возгласов. Ну а Посланник продолжил:

— На всем протяжении долгого конфликта мои создатели пытались проникнуть в тайну объекта, оставленного на нашей Родине Ангелами. Один из них, именем Самуил, создал грандиознейшее орудие уничтожения. За это творение он и стал зваться ангелом разрушения, а его детище получило соответствующее название — Меч Самуила. Некоторая информация о принципе действия этого ужасающего оружия, о его устройстве дошла до нас через Повелителей и птерангов. На самом исходе войны и на закате своей цивилизации древние сумели-таки подобрать кодировку сигнала, активизирующего Меч Самуила. Однако воспользоваться им они были уже не в силах. Единственное, что они сумели сделать, это переслать данные мне. Таким образом, в настоящий момент я единственный, кто имеет внешний доступ к древнему оружию. Недавно, пробудившись и оценив ситуацию, я послал сквозь иное пространство сигнал в Туманность Андромеды и активизировал Меч. Теперь он готов к действию. Физический доступ к нему для нас открыт. Мы должны полететь туда, проникнуть к управляющему центру орудия и получить боевой контроль, после чего мы будем обладать силой, способной уничтожить корров. А затем нам останется только правильно ею распорядиться…

Десантники проявили живой профессиональный интерес к обсуждаемой теме. Леонид, даже чуть подавшись вперёд, спросил:

— А что оно собой представляет это оружие? Каков принцип его действия, чем оно поражает противника?

— Оно поражает не противника, но само пространство. Не забывайте, что Ангелы были в полном смысле демиургами космоса, они оперировали целыми галактиками. Так вот, Меч Самуила представляет собой коллапсатор, если позволите так выразиться. С его помощью запускается процесс коллапса трехмерного пространства в огромных масштабах. Расскажу вкратце: коллапсатор генерирует волны, распространяющиеся в вакууме и создающие своеобразный микрорезонанс для каждой точки пространства в пределах зоны воздействия. Тем самым нарушается трехмерная структура пространства, она начинает поэтапно сворачиваться, сжимая сначала одно измерение — получается "лист" — двухмерная структура, вмещающая все параметры трех измерений, а затем второе с помещенным в него третьим. Образуется "нить" — одномерное пространство, в котором сжаты три измерения. Пространство в пределах всей зоны поражения стягивается, "нити" накладываются одна на другую, и получается, опять-таки, если позволите, "кокон свернутого космоса". Дальнейший процесс имеет полностью инерционный характер — "кокон" коллапсирует, проваливается внутрь себя, сжимая и уничтожая все, что в нем находится. На его месте после полного коллапса остается то, что вы называете "черной дырой". Она сохраняет свою активность еще некоторое время, продолжая затягивать окружающее пространство. С учетом этого нацеливать коллапсатор нужно подальше от себя и, например, от Солнечной системы.

Люди, что называется, присвистнули от удивления.

— Да, ужасающая картина. Но как же мы сможем выбить захватчиков из Солнечной системы, если… — начал Бакулин и тут же осекся, осознав возможный вариант действий. Он встретился взглядом со Стрельцовым, в глазах которого увидел аналогичный огонек понимания, и проговорил: — Ультиматум!

— Именно, — подтвердил Посланник. — Нам, возможно, и не придется задействовать мощь Меча Самуила. Следует лишь взять его под контроль, и пригрозить коррам, скажем, уничтожением всего Большого Магелланова Облака — их родины. По моим подсчетам в Солнечной системе находится в настоящий момент не более 0,2 % всего их населения. Так что, под угрозой уничтожения практически всей расы им не останется ничего, кроме как согласиться на наши условия и освободить Землю.

— Хорошо бы… — задумчиво пробормотал Леонид. Потом добавил, принимая решение, как руководитель оставшихся свободных людей: — Будем действовать по этому плану, тем более, что другого у нас нет. Детали обсудим позже. А пока приготовимся к встрече с нашими, так сказать, звездными родственниками.

— Совершенно верно, — одобрил Посланник. — Вам следует набраться сил и многому у них научиться.

— А тьяоро… Вы сказали, что они, также как мы, обладают биологическими телами. Но какими?

— Успокойтесь, они практически ваша копия, — был ответ. — Ну, или вы их — это зависит от точки зрения. Параллельные эволюции… Поэтому я и выбрал их планету, атмосфера которой почти идентична земной, в качестве нашей первой остановки. А вот стелги обладают энергетическими телами. Их посвящение хньянги почти успели завершить.

* * *

В последующие дни полета люди также долго общались с Посланником, который делился с людьми ценной информацией о многих событиях и явлениях, давая разгадки многих трудных загадок.

Наталья Ивлева, например, расспросила Посланника о странном совпадении древних земных символов с символами в Городе Снов. Он объяснил это как обычный процесс воспитания молодых рас. Древние и хньянги даже после упадка их цивилизаций влияли, выдавая себя за сверхъестественные силы, на первоначальный ход истории людей через ранее направленных или воспитанных непосредственно на Земле посланцев, считавшихся на Земле богами, пророками и просвещенными. Некоторые завещанные ими законы были унаследованы от Богов, а некоторые — являются упрощенным толкованием законов самой Первовселенной. Символы тоже были оставлены более древними расами, поэтому они являются общими для всех, в том числе и для корров.

Многие беседы были посвящены истории становления мироздания. Посланник поведал, что чуть позже изначального процесса возникновения Вселенной пришли Боги, которые начали формирование протопланетных туманностей и их систем. Затем Ангелы начали достраивать пространство, создавая звезды, планетные системы, галактики, то есть устраивая тот космологический порядок, который ныне живущие имеют возможность наблюдать. В свой черед пришла раса Повелителей, и начались грандиозные эксперименты. Вся Вселенная была перестроена по образу и подобию Первовселенной. Домены — регионы, вмещающие звездные системы, галактики, символизировали ее миры-реальности, а войды — гигантские пустые пространства, начисто лишенные каких-либо небесных тел — черные зоны Запределья.

Люди слушали откровение древних рас, с изумлением впитывая фантастическую информацию. Однако при этом мысли их постоянно возвращались к их предстоящей миссии. В людях просыпалась жажда действий, подпитываемая осознанием себя как наследников могущественных творцов, создававших Жизнь и воспитывавших Разум. Они ощутили моральную готовность к предстоящему им нелегкому пути. Поэтому прозвучавший однажды в тишине центра управления настойчивый сигнал приближения к цели был встречен с радостью.

Все с интересом посмотрели на вспыхнувший экран, который они по привычке называли обзорным.

— Вот она — Грида! — объявил Посланник.

Свет 61-й звезды созвездия Лебедя заливал поверхность обладающей высоким альбедо зеленой планеты. Люди залюбовались этим зрелищем и не сразу заметили два корабля, по форме напоминавшие листья дуба. Корабли направлялись к ним: хозяева вышли встречать гостей.

Глава 4. Дом на чужбине

Уже неделю жили люди на Гриде, планете тьяоро. Хозяева предоставили им целый комплекс, напоминающий привычные землянам коттеджные поселки, который гости окрестили Террапарком. Пять дней земляне непрестанно находились в центре внимания всей планеты, словно вокруг них стала вращаться бурная жизнь гридианского общества. Бесконечные встречи, беседы, переговоры, официальные и неофициальные мероприятия…

Планета потрясала своей красотой и могла похвастаться отменной экологией. Почти вся она (за исключением заснеженных полюсов) была покрыта густой зеленью. Тьяоро, похоже, старались как можно меньше посягать на естественные леса, гармонично размещая в них свои города и отдельные сооружения. Когда земляне оставались наедине со своим живописным Террапарком, можно было представить, что они на Земле и никуда не улетали. Но воспоминания о захваченной Родине и зловещая тень войны подгоняли людей и не давали наслаждаться покоем и гостеприимством. На седьмой день пребывания Города Снов на Гриде состоялся официальный разговор, непосредственно касающийся предстоящей миссии.

На борту Города Снов присутствовали два капитана десантных групп, два представителя руководства планеты и неотъемлемый спутник корабля — Посланник, ради которого и было выбрано это место встречи. Посланник заодно выступал и переводчиком. Язык тьяоро был заложен в его памяти, и хотя он существенно изменился с древней поры, но коммуникативную проблему решать всё же удавалось. Впрочем, тьяоро уже озаботились тем, чтобы начать готовить людей к внедрению своего языка непосредственно в их сознание путём пси-переноса. Множество весьма любопытных умений могли передать людям хозяева планеты. Оставалось лишь достичь нужного взаимопонимания…

— Вам предстоит очень нелегкое дело, — начал Шатос Крат III, должность которого могла быть аппроксимирована постом министра обороны, отсутствовавшим в Земной Федерации, но сохранившимся в памяти землян. — Разумеется, всем вам, землянам, не следует лететь в Андромеду, как эта галактика у вас называется. Развитие событий непредсказуемо. Будем реалистами — те, кто туда полетит, могут погибнуть. Поэтому ваши представители должны остаться у нас. Для миссии же необходимо, по нашему мнению, сформировать группу… — он сделал паузу, подбирая формулировку, — наиболее подготовленных и необходимых для этой операции людей.

— Кроме того, мы считаем, что в эту группу должны войти и наши представители, — вступил в разговор Эллан Драгос XII, отвечающий в правительстве тьяоро за взаимодействие со стелгами, переговоры с коррами, если таковые случаются, а теперь еще и за работу с землянами, то есть выполняющий функции министра иностранных дел. — Мы дадим вам время на подготовку списка ваших кандидатов.

Леонид и Владислав переглянулись — они, естественно, предвидели такой поворот. Десантники заранее обсудили все и пришли к выводу, что тьяоро, не будь дураками, не упустят шанса приобщиться к силе древнего оружия и попытаются вежливо, но настойчиво не допустить, чтобы им завладели только люди. И землянам придется учитывать их интересы, коль уж скоро пришлось обратиться к ним за помощью.

— Нам это не требуется, — произнес Посланник, который с самого начала общения с тьяоро однозначно позиционировал себя как союзника, прежде всего, землян, что не укрылось от взора, как десантников, так и хозяев планеты.

Леонид и Владислав кивнули, и Посланник продолжил.

— Мы уже обсудили наши кандидатуры и готовы представить их. Итак, сколько членов вы предлагаете включить в эту группу, которую, если вы не возражаете, мы назовем, с учетом значения ее миссии, группой "Альфа и Омега"?

— Мы думаем, что оптимальный вариант — десяток членов, — проговорил Шатос. — Среди них будут как люди, так и тьяоро. Но первоначально представьте, пожалуйста, на рассмотрение десять человек.

Леонид достал миниатюрный компьютер, на экране которого появился список с личными данными, и начал представление, акцентируя внимание на тех характеристиках, которые, исходя из ранее задававшихся людям вопросов, в большей степени интересовали тьяоро.

— Первый: я сам. Леонид Бакулин. Капитан космодесантных войск. Двукратный чемпион Земной Федерации по профессиональной версии УСИРБ — универсальной системы рукопашного боя.

Второй: Владислав Стрельцов, — он указал взглядом в сторону Влада, и тот кивнул. — Также капитан космодесантных войск. Одиннадцатый (высший) разряд УСИРБ.

Третий: Андрей Радимов, космодесантник. Десятый разряд УСИРБ. Кандидат в мастера спорта по историческому фехтованию по классу "меч".

Четвертый: Наталья Ивлева…

Влад в очередной раз, как и при предварительном обсуждении, удивленно покачал головой. Но на этой кандидатуре тогда настаивал Посланник, а Леонид по какой-то причине его поддержал, взглянув на Стрельцова и едва заметно улыбнувшись.

— …учёная (историк), специалист по древней символике, экстрасенс. Ах да, если говорить о боевых искусствах, — занималась айкидо. Это одна весьма эффективная древняя система единоборств на нашей планете. Но это не главное. Главное — её богатые знания, которые нам могут очень пригодиться.

"Вот это девочка!" — снова мысленно восхитился Владислав, интерес которого к Наталье возрастал с каждой новой открываемой в ней чертой. Его мысли отразились на лице, и он почувствовал, как "улыбнулся" Посланник, который успел уже тонко своими методами изучить людей и был уверен в своем выборе кандидатов.

Бакулин между тем перечислил оставшихся десантников из групп "Руслан" и "Палладин" — Рыкова, Суареса, Рикса, Бронского и Расса. Последним он назвал их нового знакомого Рикардо Файтера. Произнеся это имя, Леонид хмыкнул, затем прочел:

— Мастер всех известных на Земле систем единоборств.

Он мысленно, чтобы не показывать тьяоро своего удивления, спросил у Посланника, который готовил справку о Рике, что это значит. Тут же услышал в голове его пси-голос: "Не отвлекайся, я потом объясню".

Шатос Крат в свою очередь перечислил десять имен, похожих по строению и звучанию на его собственное. В одном из них опытный слух десантников действительно различил фамильное имя Крат. Почти все они оказались серьезными профессионалами и мастерами местных систем рукопашного боя. Как успели понять люди, в обществе тьяоро существовал прямо-таки культ здорового образа жизни, красоты тела, атлетизма и воинского искусства, что навевало ассоциации с Древней Грецией и Спартой.

Завершив представление, Шатос Крат III сказал:

— Итак, у нас есть двадцать кандидатов на десять мест. Мы предлагаем по имеющейся у тьяоро традиции решить вопрос посредством ритуальных поединков ваших людей с нашими. Приемлемо ли это для вас, или есть предложения по иному способу выбора?

— Мы не имеем возражений против поединка, — ответил Бакулин, ожидавший, с учетом "пристрастий" хозяев планеты, чего-то подобного, а потому заранее обсудивший этот вопрос с Посланником и каждым из кандидатов и получивший их согласие. Не привыкать десантникам драться!

— За одним исключением, — снова вступил в разговор Стрельцов. — Думаю, нет необходимости участвовать в поединках единственной среди кандидатов женщине. Тем более что, как мы уже сказали, она — не боевая единица, а, так сказать, научный сотрудник экспедиции.

— Принимается, — чуть улыбнулся Шатос, мгновенно сориентировавшийся в ситуации и углядевший в ней выгодную сторону. — Среди наших кандидатов тоже есть женщина, как вы, должно быть, поняли, услышав имя. Милена Крат — моя дочь. Её присутствие в вашей группе для нас по ряду причин, о которых позже, очень важно. Она готова даже и в поединках поучаствовать, навыки имеются. Но раз уж мы делаем исключение для одной женщины, логично его сделать и для второй.

"Дочь одного из руководителей планеты", — Леонид мысленно хмыкнул. — "Захотят протащить в группу — обязательно протащат. Так что лучше уж согласиться, добрую волю показать. Да и в пути с девушками веселее".

— Согласны, — сказал он вслух.

— Отлично! — Шатос кивнул. — День поединка назначим позже. А пока постарайтесь обучиться у нас как можно большему, а мы, в свою очередь, поучимся у вас — нам есть, что предложить друг другу.

Эллан Драгос XII добавил:

— После поединка все десять избранных должны будут пройти испытание, которое мы называем "экзамен жизни и смерти". Оно поможет им справиться с предстоящими трудностями.

— Что это такое? — спросил, нахмурившись, Стрельцов.

— О, не волнуйтесь, название чисто символичное, — поднял ладони в умиротворяющем жесте Шатос. — Это в принципе безопасная проверка способностей в моделируемом фантоме. У землян, как мы поняли, есть определение для этого — виртуальная реальность. Как вы, уважаемый Посланник, должно быть, знаете, корры нередко применяют в индивидуальном противостоянии технику наведения моделируемого фантома, вхождение в который для их противника зачастую заканчивается смертью. Подготовить к этой опасности, с которой группе "Альфа и Омега", возможно, придется встретиться во время ее миссии, и призвано наше испытание. Заверяем, что никакой опасности для жизни, в отличие от оружия корров, оно не представляет.

Влад живо вспомнил лабиринт Города Снов.

— В таком случае, мы согласны.

— Отлично. А теперь позвольте покинуть вас и доложить о результате встречи нашему правителю. Но вскоре мы встретимся вновь.

— Вскоре мы встретимся вновь, — повторил Леонид фразу тьяоро, аналогичную земному "до свидания".

Тьяоро встали и, склонившись в ритуальном полупоклоне, на который люди ответили тем же, покинули Город Снов.

Оставшись одни, десантники и Посланник подвели некоторые итоги.

— Что он имел в виду, когда говорил об обучении у них? — спросил Стрельцов.

— Он говорил, прежде всего, о науке биоэнергетики и пси-коммуникации, или, как у вас ещё говорят, телепатии, мыслеобмена — именно в этой части вы серьезно отстаете от них, — пояснил Посланник. — Это, можно сказать, первая вершина тайного знания. Среди вас только Наталья имеет определенные навыки по этой части, Рик немного — в аспекте боевых искусств и…, возможно, еще… — тут Посланник почему-то осекся, а в голове Леонида промелькнула какая-то мимолетная догадка, которая сразу же исчезла, оставив на задворках сознания туманный образ тонкого клинка, испещренного мелкими строками символов. — У остальных же есть потенциал, который помогут реализовать тьяоро.

— Кстати, насчет Рика… — вспомнил Бакулин. — Что значит "мастер всех известных на Земле систем единоборств"? Да еще в 25 лет?

— Помните, я говорил вам, что "запрограммировал" еще его далеких предков? — отозвался Посланник. — Так вот, образно говоря, в этой "программе" был пункт, обязывающий каждого члена его рода, включая женщин, стать адептом, а в качестве конечной цели — даже мастером какой-либо системы боя. Из поколения в поколение конкретные виды единоборств практически не повторялись — это регулировала "программа". Предки его искали, в том числе экзотические боевые системы, например, Африки, Южной Америки, Австралии и т. д., обучались им. И вот, когда проснулась генетическая память Рикардо, он, помимо собственных навыков УСИРБ, обрел мастерство всех своих предков и, соответственно, знание всех систем единоборств вашей планеты. Не просто знание, но генетически записанные двигательные навыки и рефлексы.

Посланник усмехнулся:

— Так что, коль уж вопрос решается поединком, Рик Файтер — кстати, фамилию он такую потому и взял, — точно займет свое место в группе. Так-то вот…

Десантники молчали. Им очень хотелось верить, что Посланник не ведет никакой своей игры во всей этой истории…

* * *

Благодаря постоянным тренировкам и необычным урокам, преподаваемым специально присланной в Террапарк группой тьяоро, все десять кандидатов-землян, занимающихся по ускоренной и более интенсивной по сравнению с остальными программе, буквально преобразились. Их уже вряд ли можно было назвать обычными людьми. Сверхъестественные способности, которые были сокрыты в них, как и во всех людях, и вот теперь под умелым воздействием тьяоро пробудились, поначалу пугали их самих. Но понемногу привыкнув к своему довольно экзотическому состоянию, они с большим энтузиазмом стали постигать науку тьяоро.

Начали они с обучения телепатическому общению, или как это называли Посланник и Рикардо, — пси-коммуникации. Процесс шел очень легко. Видимо людям помогала энергетическая аура самой планеты, освобождая зажатые пошедшей по иному пути эволюцией человечества способности мозга. Спустя несколько недель люди уже могли свободно общаться друг с другом на любом расстоянии.

Следующим этапом обучения стали основы биоэнергетики, включающие искусство лечебного энергопереноса, воздействия биологической энергией на предметы материального мира, включая техники непосредственного внедрения в компьютерные системы, влияния на автоматику любой сложности и т. п. Особенно в этой области преуспевала Наталья, накладывающая новые возможности на уже имевшиеся у нее навыки. Не отставал от нее и Влад, потенциальные способности которого она заметила еще в лабиринте Города Снов.

Но это было еще не все. Людям предстояло постигнуть боевые техники, основанные на энергетическом и гипнотическом воздействии на противника. Кандидаты в группу "Альфа и Омега", кроме Рика Файтера с его древними знаниями, не были близко знакомы с подобными "трюками", а потому с большим интересом и рвением взялись и за эту науку.

Все с нетерпением ожидали поединка, по-своему волновались и готовились к нему. Для тренировок людям было отведено громадное помещение, скрывающее в себе сотню различных тренажерных систем и более десятка рингов. На них земляне и проводили тренировочные бои, облачившись в защитные костюмы, любезно предоставленные хозяевами. Сами тьяоро называли их "коконами". Это были поистине удивительные костюмы. Они надевались на голое тело под одежду. Получив команду, "кокон" плотно обтягивал тело, полностью копируя его очертания и будто сливаясь с ним. Человека (или же тьяоро), одетого в такой костюм, можно было распознать лишь по мигающему на правой ладони индикатору исправности защитной системы. "Кокон" компенсировал любой поверхностный удар спарринг-партнера, но при этом придавал телу такое положение, какое оно приняло бы при реально пропущенном ударе. Созданы "коконы" были специально для тренировок и соревнований, коих тьяоро были большими поклонниками. Буквально каждый второй на Гриде владел тем или иным видом боевых искусств. Были у них люди, которых они называли на своем языке "ренсусами". Слово "ренсус" означало "рожденный для боя" и свидетельствовало о признании за бойцом очень высокого уровня мастерства. Этого титула удостаивались немногие тьяоро. При этом, однако, его были удостоены двое людей. Ренсусами тьяоро назвали Стрельцова и Файтера.

Сейчас оба они находились в тренировочном зале, но Стрельцов не принимал участие в спаррингах. Он стоял в стороне, наблюдая за остальными и беседуя с Бакулиным.

— По-моему, все в отличной форме, все готовы, — сказал Леонид. — Однако на стопроцентную победу рассчитывать я бы не стал — тьяоро наверняка приготовили сюрпризы.

— Естественно, иначе они не затеяли бы поединок. Они сильны. Кроме того, наблюдают за нами, изучают нашу технику.

— Ну, у нас есть скрытые козыри, — усмехнулся Бакулин, которого не назвали ренсусом по той простой причине, что он не демонстрировал практически ничего серьезного из своего арсенала. — Однако реальная наша задача — сформировать костяк группы. Сам понимаешь — вся ответственность, по сути, на нас с тобой. Мы ведь все еще на службе и руководим операцией. Поэтому… Я бы сказал, что гарантированные шансы на вхождение в состав группы от нас имеете вы с Риком — вы, пожалуй, самые сильные поединщики.

— Ну, тебе-то грех жаловаться. Я и не знал, что имею честь общаться с двукратным чемпионом. За Андрюху я тоже не переживаю, уж я-то его знаю. Плюс гарантированное место Наташи. Вот, пожалуй, и минимальный костяк. Хотя Рик у меня все еще под наблюдением, мне кажется, что на него можно положиться.

— Согласен. Минимум, думаю, обеспечим. Но желательно…

Тут их разговор был неожиданно прерван. Нечто с громким криком пролетело между ними и впечаталось в стену. Это нечто оказалось Радимовым, "имевшим неосторожность" полезть к Файтеру с дракой. Улыбающийся Рик стоял на краю ринга и ждал, когда Андрей снова встанет на ноги.

Стрельцов с Бакулиным рассмеялись. Леонид сказал:

— Ну что, покажем детям, как надо драться?

Влад кивнул, и они заняли пустующий ринг.

Спустя некоторое время все услышали пси-голос Посланника, напомнившего, что поединок согласованным решением назначен на завтрашний день.

* * *

Первыми были Стрельцов и Бакулин. Оба уверенно повергли своих противников, исполнив данное друг другу обещание войти в состав группы "Альфа и Омега".

Следующие пять поединков также были весьма экспрессивными. Три кандидата от людей — Андрей Радимов, Михаил Бронский и Мигель Суарес заняли свои места в группе "Альфа и Омега". Десантники Майкл Расс и Александр Рыков были побеждены, и в группу вошли еще два тьяоро — офицеры гридианской гвардии Ат Крисалл и Элаз Рорк II.

Завершающий бой обещал быть самым интересным. Обе стороны оставили напоследок лучших бойцов. Сказав сам себе "Пора!", Рик Файтер взошел на ринг. Пару секунд после сигнала о начале противники просто стояли и смотрели друг на друга, оценивая, выискивая слабые места в физической и энергетической защите. Потом они мгновенно сошлись в центре ринга, вовлекая друг друга в вихрь ударов-блоков-контрударов. И вдруг в голове Рика словно вспыхнул огненный шар, а каждая клетка его тела закричала "замри!". Он на мгновенье подчинился этому властному повелению. Словно в замедленной съемке увидел он руку противника, бьющую ему в горло.

Просветление сознания пришло к Рику за доли секунды до завершения удара. Мгновенное мышечное усилие сорвало с него оцепенение.

Сжатые пальцы тьяоро, способные пронзить незащищенное горло насквозь, на этот раз пронзили пустоту. Рик ушел, отклонившись корпусом, а затем выполнив великолепное сальто назад. Тут же он снова взвился в воздух и, опустившись перед противником…. оступился и чуть не упал. Он изогнулся, пытаясь сохранить равновесие, и тьяоро, видя перед собой полностью открытую и беззащитную жертву, ударил на поражение. А Файтер смог уйти от удара, приняв еще более невероятное, в чем-то даже нелепое положение. Тьяоро "провалился" вперед, хотя и погасил частично инерцию движения, а Рик, не меняя позы тела, нанес с виду не сильный удар в висок. Противник упал. Мгновением позже запищал сигнал главного арбитра. Рик выпрямился, поклонился и с невозмутимым видом пошел к краю ринга. С начала поединка прошло не более десятка секунд.

Влад пожал руку победителю и спросил удивленно:

— Как ты это сделал? Ты же уже буквой "зю" стоял, не сказать бы "раком". Что это за техника?

Рик улыбнулся:

— Профессиональный интерес, да? Это придумано на основе одного интересного стиля в ушу. "Цзуй цюань" — "пьяный кулак". Позволяет эффективно дезориентировать противника. Слыхал про такой?

— Не люблю… цюаней! Но все равно, принимай поздравления.

Так была сформирована группа "Альфа и Омега".

Глава 5. Экзамен жизни и смерти

Экзамен действительно оказался серией испытаний в виртуальной реальности, проходить которые должны были по два человека. Пары были сформированы на совещании, в котором принимал участие и Владислав Стрельцов. Отчасти этим и объяснялось то совпадение, что его напарницей стала Наталья. Они были второй по счету парой после Бакулина и Файтера (Леонид по своей традиции желал проверить нового знакомого в "условно-боевой" обстановке). Радимову выпала честь стать напарником очаровательной воительницы тьяоро, как выяснилось — ренсуса в третьем поколении. Звали ее Милена Крат, и была она младшей дочерью самого Шатоса. Далее шли Суарес и Бронский. И последней парой стали два тьяоро.

Авторы испытания объяснили, что в нем будут смоделированы некоторые схемы и образы, которые уже использовались в боевом режиме коррами. Кроме того, они подчеркнули, что технология включает собственный автономный аналитический блок, который создает некоторые образы, взятые из сознания или даже подсознания конкретного испытуемого. Поэтому людям следовало готовиться к встрече с самыми разнообразными неожиданностями.

Начался экзамен на утро пятого дня после поединков. Бакулин и Файтер висели в сетях из прочных тонких ремней на гигантском колесе ВР-машины или как ее здесь называли — фантом-модулятора. Они успели только мысленно пожелать друг другу удачи, и тут же резкий звуковой сигнал возвестил о включении аппарата, унесшего их сознание в виртуальный мир…

…Леонид вынырнул и глотнул свежего напоенного тропическими ароматами воздуха. Оглядевшись, он поплыл к берегу, посылая пси-вызов Рику. Тот отозвался совсем рядом и, спустя пару секунд, вышел из прибрежных кустов навстречу Бакулину. Переходить на звуковую форму общения они не стали, чутко прислушиваясь к звукам окружающего мира. Файтер мысленно сказал:

"В лес отправили! Ну, интересно. Ни разу еще не был в ВР".

"Давай решать куда идти. Не на месте же нам стоять".

"Ходи не ходи, а кому положено все равно достанут", — пожал плечами Рик. И словно в подтверждение его слов два изогнутых необычным образом ножа с глухим стуком вонзились в дерево, прислонившись к которому только что стоял Леонид. Однако счастливый обладатель очень хорошей реакции ушел от удара в падении. Моментально вскочив и пригнувшись, он стал осматриваться в ожидании новой атаки. И она не заставила себя ждать.

Два здоровых мужика с какими-то квадратными головами и толстыми мускулистыми ногами, коих насчитывалось аж по три штуки, выскочили из кустарника и молча бросились на людей. Первого Леонид без особых изысков встретил правым йоко-гери, отбросив назад в заросли. Рик моментально уложил другого точным ударом ребром ладони в горло.

Рука Бакулина привычно потянулась к поясу, пытаясь нащупать пистолет, который всегда находился в незаметной кобуре, являвшейся неотъемлемой частью УДЕКа. Не найдя его, Леонид опустил глаза и только тогда заметил, что одет он в облегающий тренировочный костюм, не таящий в себе никакого оружия. Хмыкнув, то ли одобряя, то ли осуждая за это операторов виртуальной реальности, он принялся добивать нападавшего руками и ногами. В очередной раз отправив его отдыхать в зеленые насаждения, Леонид повернулся к Рику, который совершенно спокойно перенаправил третьего незнакомца в объятья гостеприимной реки.

"Ты тоже получаешь информацию?" — спросил он.

Рикардо кивнул. Он также как и Бакулин услышал в своей голове пояснения авторов программы: "Вы встретились с боевыми автоматическими единицами корров — акрерами, которые были созданы ими для проникновения на нашу территорию и непосредственных боевых контактов с нами как обладателями гуманоидных биологических тел. В предстоящей миссии не исключены ваши столкновения с такими единицами".

— Ладно, учтем, — вслух сказал Леонид, озираясь по сторонам.

"Ориентируйтесь на световой маяк" — пришло новое сообщение.

Люди увидели появившуюся в небе большую темно-вишневую звезду. Поняв, что туда им и дорога, они двинулись сквозь лес, прорубая местами себе дорогу в густых зарослях отобранными у "квадратных каратистов" ножами. Километра два они прошли относительно спокойно, нейтрализовав всего две группы акреров численностью по шесть голов (квадратных). Дальше же неприятности начали сыпаться как из рога изобилия. То людям пришлось иметь дело с очень цепкой и прожорливой водорослью, выскочившей из небольшого озерца с мутной розовой (!) водой. То уже они вынуждены были прятаться в водах реки от огромной тучи диких размером с кулак ос. На все это безобразие по их подсчетам ушло около часа. Они регулярно получали пояснения от заславших их сюда тьяоро, из которых выяснили, что имеют дело с уже применявшимися коррами схемами моделируемого фантома, которые в прошлом свели в могилу немало воинов.

Наконец звезда-ориентир оказалась прямо над их головами. Рикардо был уже готов вздохнуть с облегчением и приготовиться к возврату в реальный мир.

"Кажется, конец пути" — раздался его пси-голос.

"Не думаю" — ответил мысленным полушепотом Бакулин — "Приготовься!".

Мир вокруг словно ждал этих его мыслей-слов. Земля под ногами содрогнулась. Четыре гигантских выброса лавы взметнулись ввысь, обозначая стороны света в пространстве. Лес и горы исчезли, оставив лишь черную пустошь и столбы огня. Он появился…

Трехметровый всадник на огромном скакуне, сильно смахивающем на сфинкса, возник в полусотне метров от людей.

"Вы видите дроккорра верхом на одном из искусственных существ, которых когда-то давно их раса создала для перемещения в межпланетном пространстве. Это был переходный этап на пути от их собственного свободного перемещения в космосе до создания кораблей. В реальности вы их уже не встретите, но корры любят моделировать этих персонажей" — пришло бесстрастное пояснение.

Жуткий крик одновременно в звуковом и пси-диапазонах потряс пространство. Леонид почувствовал, как лопаются мелкие капилляры в носу. Он не мог отвести взгляд от фигуры гиганта, какие-то смутные ассоциации зарождались в его мозгу.

Повинуясь мысленному приказу наездника, "сфинкс" прыгнул и оказался прямо перед людьми. Не издав ни звука, гигант спрыгнул на землю и бросился на Файтера. Леонид отвлекся, увидев, как Рик закружился в жестоком танце, отражая удары противника, и пропустил момент нападения. "Сфинкс" прыгнул, нанося одновременно ментальный удар. Импульсный пси-блок десантника сдержал его, но гигантское тело монстра не могло в этот миг сдержать ничто. Он обрушился на крошечного человека, подминая его под себя. Рефлекторная реакция выбросила тело Бакулина из-под многотонного пресса. Леонид вскочил на ноги, ожидая повторного прыжка, но скакун не нападал снова. Более того, он отошел за спину своего хозяина, сцепившегося с Риком. Файтер постоянно отступал, тяжело дыша, работая в бешеном темпе и отражая многочисленные мощные удары соперника. Леонид бросился было вперед, чтобы помочь Рику, но перед ним тут же оказался "верный конь" гиганта-дроккорра. Бакулин остановился, поняв "тонкий намек". А Файтер тем временем начал наращивать и без того невообразимый темп движений. Леонид с удивлением увидел, как уже противник Рика стал медленно отступать. Руки дерущихся, а вскоре и они сами почти перестали быть различимы из-за невероятно высокой скорости движений. Такой уровень боя был недоступен даже для большинства профессионалов. Леонид задумался о том, сможет ли он сам выдержать такую схватку…

Эта ситуация продолжалась буквально считанные секунды, однако для такой скорости и это было много. Леонид отвернулся от сражающихся и обессилено опустился на землю. Он, казалось, полностью смирился с неизбежным поражением…

В следующую секунду Бакулин обрушил на не ожидающего сопротивления скакуна самый сильный пси-удар, на какой был способен. "Сфинкс" попытался поставить блок, но не выдержал и распростерся на земле, потеряв сознание. Десантник в ту же секунду вскочил на ноги с намерением прийти на помощь Рику. Но этого не потребовалось.

Леонид, несмотря на всю свою подготовку, даже вздрогнул, когда буквально из пустоты вывалилось трехметровое тело. Гигант упал на землю, и в этот момент в видимом спектре появился Рик Файтер. Он словно светился переполнявшей его энергией и, несмотря на чудовищное напряжение, кажется, был готов продолжать бой. Но продолжения не последовало.

Мир перед глазами людей вздрогнул и исчез…

…Чьи-то руки сняли его тело с колеса ВР-машины. Несколько секунд потребовалось для того, чтобы осознать кто он и где он. Придя, наконец, в себя, Файтер увидел склонившихся над ним Стрельцова и Милену. Повернув голову, он узрел и сидящего на полу Бакулина.

— Испытание первой пары завершено, — раздался в этот момент голос одного из руководивших процессом тьяоро. — Результат: набрано двенадцать баллов из двенадцати возможных Файтером, двенадцать баллов из двенадцати возможных Бакулиным. Результат является рекордом для этой модели фантома. Еще ни одной паре не удавалось победить и дроккорра и его скакуна.

Леонид усмехнулся и подмигнул Файтеру.

— Пусть учатся! — сказал он.

Рик усмехнулся в ответ.

* * *

Серые ходы негостеприимного лабиринта изгибались, сужались и расширялись без всякой разумной системы. Наташа уже отметила, как им в последнее время везет на разного рода лабиринты, на что Влад ответил: "Это становится доброй традицией". Несколько встреч с акрерами уже состоялись. Мелкие пакости, вроде потоков огня, выпадающих из потолка камней и тому подобного безобразия, преследовали их постоянно. Но впереди их ждало еще большее "веселье".

Помотавшись еще с полчасика по невообразимому комплексу переходов, спусков, подъемов и пещер, Стрельцов с Ивлевой увидели, наконец, "свет в конце тоннеля". Пятиугольная пирамида из ослепительного красного сияния возносилась в черное небо, колпаком накрывающее обширную равнину. Головы людей медленно поднимались, следя за движением ВР-маяка…

Влад скорее не услышал, а почувствовал шаги за спиной. Он резко обернулся, вскидывая руки и готовясь к встрече с очередным противником. Но к тому, что он увидел, Стрельцов готов не был. К нему, не спеша, приближался… он сам. Вернее его точная копия. Глянув на девушку, Влад увидел, что смотрит она вовсе не на Стрельцова-два, а на… Проследив направление ее взгляда, десантник обнаружил двойника Наташи. Ослепительная улыбка второй Ивлевой предназначалась ему. Но Влад не понял значения этого факта и повернулся к своему предполагаемому противнику. Девушка атаковала его сзади, и не почувствуй Стрельцов движения ее руки, эта атака закончилась бы для него плачевно. Десантник отклонился в самый последний момент и, захватив руку лже-Натальи, бросил ее через себя, смягчив, однако ее падение. А его двойник тем временем прошел мимо и бросился на Наташу. Девушка, хоть и растерялась, но попыталась применить свои навыки айкидо. Вращаясь корпусом, она в классической манере этого элегантного искусства пропустила удар противника мимо себя, провожая его руку своей и проводя захват за запястье. Одновременно попыталась нанести удар ребром ладони по шее. Удар прошёл, но силы явно не хватило для того, чтобы он получился по-настоящему эффективным. Её противник легко выдернул свою руку из незавершённого захвата и разорвал дистанцию, явно отдавая предпочтение ударной технике. Затем он ответил, выбросив вперед левое колено и нанеся в продолжение движения удар двумя руками, известный как йама-зуки. Наташа упала, но тут же выполнила кувырок назад и вскочила на ноги. Вторая пара дерущихся при этом оказалась у нее за спиной. Что-то вдруг неуловимо изменилось, как ей показалось. Ее противник почему-то остановился в нерешительности. Наташа решила атаковать и прыгнула, пытаясь достать его ногой и рукой одновременно. Он ушел от атаки и, завернув ее руку за спину, прижал девушку к себе, ограничивая свободу движений.

"Наташа" — позвал он вдруг мысленно.

Девушка посмотрела на него, пораженная внезапной догадкой.

— Не может быть… — сказала она вслух.

Влад отпустил ее и огляделся. Их реальные противники исчезли.

— Так я и думал. Они подменили…

Договорить он не успел. В вышине раздался тихий мужской смех. Все завертелось перед глазами. Бешено вращалась вокруг них равнина…

…Колесо перестало вращаться и остановилось. Удерживаемые ремнями бесчувственные тела Стрельцова и Ивлевой были сняты с него.

Влад пришел в себя через несколько секунд. Первым его вопросом был:

— Как она?

Бакулин улыбнулся.

— С ней все в порядке. Судья дал вам по одиннадцать баллов. Смысл финального аккорда был в том, чтобы вы поубивали друг друга. Ну а количество баллов зависело от того, насколько быстро вы поймете, что вас одурачили и заставили драться между собой. Вы справились достаточно быстро — ваша эмоционально-психологическая связь сильна. Но приложить друг друга по разу успели. Бывает! Милые бранятся — только тешатся! — Леонид подмигнул Владу.

Стрельцов медленно принял сидячее положение, чувствуя, как к нему возвращаются силы, и посмотрел на Наташу. Глаза девушки все еще были закрыты, и над ней хлопотала Милена. Влад в очередной раз залюбовался Наташей и, не отдавая себе отчета, мысленно пару раз повторил: "Как она прекрасна!".

Люди еще не в достаточной степени освоились со своими новыми способностями и порою забывали блокировать свое сознание или же способность "слышать" чужие мысли. Бакулину, находившемуся рядом, были в этот миг открыты мысли Владислава. А они в данный момент не отличались особым разнообразием. Эмоциональное состояние Стрельцова было представлено самыми яркими цветами спектра, что само по себе говорило о многом. Все это Леонид ощутил буквально за секунду. Потом он спохватился и заблокировал свое психологическое восприятие. Но не нужно было быть телепатом, чтобы прочесть все чувства Влада во взгляде, устремленном на спящую Наталью.

Бакулин улыбнулся, но глаза его были полны грусти. В этот миг с особой силой сжали его сердце воспоминания, тревога и скорбь. Перед его глазами возникли образы его жены и детей — людей, которых он любил всей душой, и судьба которых зависела теперь от слепого случая и от простой прихоти захватчиков. Калейдоскопом необычайно красочных картин пронеслись перед ним воспоминания о светлых и радостных днях, проведенных с родными на Земле.

Одновременно далеко на задворках сознания возник образ еще одной женщины, который удивил и взволновал его, хотя он мог бы поклясться, что никогда не встречал ее в своей жизни… в этой жизни…

Последняя мысль привела его еще в большее смятение. Леонид тихо встал и пошел к выходу, чтобы кто-нибудь не заметил случайно, как наполнились вдруг слезами его глаза.

Еще через несколько секунд Наташа пришла в себя и открыла глаза. Влад помог ей встать, сообщил результаты, поздравил, и они заняли место в "зрительском зале", уступая место следующей паре. Девушка мысленно пожелала удачи Милене и Андрею, немного опередив в этом остальных присутствующих.

Милена поблагодарила всех улыбкой. Было заметно, что она здорово волнуется, в первый раз входя в моделируемый фантом в одном из сложнейших режимов. По мнению людей, она была еще слишком молода для подобных испытаний. Земляне недоумевали, ради чего Шатос Крат III решил подвергнуть смертельной опасности, связанной с предстоящей миссией, двадцатилетнюю девушку, более того — свою дочь. Да будь она хоть трижды ренсусом, для десантников трудно было решиться на то, чтобы включить ее в группу "Альфа и Омега". Однако Посланник, склонный к аналитическому прогнозу, граничащему с предсказанием, заверил людей в том, что появление Милены Крат в группе будет играть значительную роль для их миссии. А ему уже привыкли доверять…

Резкий сигнал в очередной раз возвестил об активизации моделируемого фантома. Взгляды всех присутствующих, кроме двух участников и оператора за пультом, обратились к огромному экрану. Очередное испытание началось…

* * *

Они стояли в начале дороги из солнечного света, уходящей высоко в небо. Почва под ногами непрерывно обрушалась в бездну, заставляя поторопиться с восходом на эту дорогу. Андрей пошел первым, помня об атаках, которым непрерывно подвергались в своих испытаниях предыдущие пары. Милена последовала за ним. Идти по живому свету было жутковато. Дорога не имела, казалось, ни начала, ни конца. Вокруг нее был непроницаемый мрак. Ступни не чувствовали никакой поверхности, и постоянно казалось, что следующий шаг окажется последним.

На самом же деле контакт с дорогой происходил. Каждое прикосновение к тонкому световому полотну отнимало у человека часть энергии.

Андрей с Миленой почувствовали, что теряют силы примерно через три минуты. Радимов, поначалу удивленный отсутствием сопротивления, понял, что за испытание выпало на их долю. Объяснив все девушке в едином пси-импульсе, он пропустил ее вперед, и они побежали. Но силы их продолжали таять. И вдруг Милена остановилась.

"Подождите, это не выход", — сказала она — "Я знаю, что нужно делать. На фантом можно влиять силой мысли и энергии. Но вы должны мне помочь".

Девушка подошла к Радимову.

"Времени осталось мало. Сосредоточьтесь. По моему сигналу — максимальный энергоперенос. Сейчас мы уйдем отсюда. Но вам придется…", — Милена смутилась — "придется взять меня на руки. Я могу потерять сознание и тогда останусь здесь".

Радимов легко поднял девушку. Как она напомнила ему в этот миг его Илану, оставшуюся на Венере в ожидании его возвращения с Фобоса. Даже здесь, в такой ситуации, Андрей не мог не думать о ней. Не хотелось даже допускать мысли о том, что сейчас она, возможно, уже мертва. Если концентрироваться на раздумьях об этом, можно себя ослабить. Текущее же испытание, ну и тем более предстоящая миссия требовали максимальной сосредоточенности и всех сил, которые только у него оставались…

Мысли десантника были прерваны пси-сигналом Милены. Начав энергоперенос, Радимов вдруг почувствовал, как, благодаря манипуляциям девушки, вокруг них вступили в противоборство две неизвестные ему Силы. Причем одна из них исходила непосредственно от Милены. На мгновенье дорога света исчезла, и они оказались в полной темноте. Девушка застонала. Борьба Сил, наконец, прекратилась.

Андрей с Миленой оказались в зале, пол, стены и потолок которого были сотканы из разноцветных световых лучей. Преобладали темные тона.

Первым делом Радимов убедился, что с девушкой все в порядке. Она, как и предупреждала, потеряла сознание, но была жива и здорова. Андрей осторожно положил ее на пол. Он уже догадался, что теперь ему предстояла финальная схватка. Но она, как и вся эта злополучная реальность, оказалась не совсем обычной.

Луч света, принявший форму меча, упал с потолка прямо на Радимова. Тот поймал его за эфес. И тут же увидел своего противника. Им оказался… Рик Файтер, облаченный в костюм из черного сияния. Андрей застыл на мгновение, и этого было достаточно, чтобы противник приблизился к нему и продемонстрировал свое мастерство, выхватывая меч из ножен и одновременно нанося удар в продолжение того же движения. Радимов с трудом отпарировал и выполнил длинный кувырок, уводя нападающего от беззащитной Милены. Двойник Файтера снова пошел в наступление, нанося уверенные удары один за другим. Длинное тонкое лезвие его меча сверкало как молния в полутьме зала. Радимов, в очередной раз взяв четвертую защиту, показал прямой выпад в грудь и изменил в последний момент направление укола движением кисти. Лже-Файтера таким трюком было не удивить. Он легко парировал, а его рипост едва не стоил Радимову жизни. Еще несколько попыток пробить защиту улыбающегося неприятеля с помощью известных десантнику хитрых комбинаций не увенчались успехом. Андрей осознал, что его уровня кандидата в мастера спорта по историческому фехтованию недостаточно для серьезного поединка с настоящим мастером кэндзюцу, коим, судя по всему, и являлся его противник. Положение усугублялось тем, что у Радимова почти не осталось сил после "прогулки" по световой дороге.

Лже-Файтер действовал играючи, не увеличивая темп. И тем не менее, Андрей постоянно отступал по кругу, стараясь не приближаться к стенам и к тому месту, где лежала Милена. Его мысли работали с лихорадочной быстротой. Не надо быть гением, чтобы понять, что его шансы на победу в этой схватке равны нулю целых нулю десятых. Поэтому за секунду до того, как Лже-Файтер решил закончить эту затянувшуюся игру двумя поочередными убийствами, Радимов принял единственное верное решение.

Отвести угрозу ценой своей жизни!

Андрей опустил свой меч, глядя в глаза противнику. Тонкое призрачное лезвие пронзило его сердце. Закричавший от боли в звуковом и пси-диапазоне Радимов, вложил в свой последний выпад все оставшиеся силы и угасающее сознание. Не оставшись в долгу, его клинок из живого огня поразил виртуального двойника Рика Файтера в сердце.

Умирающие противники опустились на колени, по-прежнему глядя друг другу в глаза. Андрей застонал, чувствуя, как сквозь остановившееся сердце струится пламя. Скоро все его тело объял огонь, превращая в гигантский факел. А он все еще почему-то мог видеть. Радимов не чувствовал боли, он просто видел как его тело обгорает все больше и больше. Это было ужасно…

…Он открыл глаза и увидел Милену и Влада.

— Ну ты нас и напугал, — облегченно вздохнул Стрельцов.

— Сколько времени я тут валяюсь? — спросил Андрей, с трудом двигая потрескавшимися губами.

— Двадцать минут.

— Да-а… — Андрей перевел взгляд на девушку. — Как ты?

— Я-то в порядке, — ответила она. — А вот вы…

— Не надо "выкать", а то мне аж не по себе, — улыбнулся Радимов.

— Да, давай на "ты", — поддержал Стрельцов. — Ты тоже член группы, а также, я надеюсь, наш хороший друг…

— Влад, — встрепенулся вдруг Андрей, — Я вот думаю: как Рик отнесся ко всему этому?

— Я впервые услышал, как он… хм… ругается, — ответил Стрельцов. — После окончания испытания он обратился к программистам этой машины с небольшой речью, состоящей из словосочетаний, самое литературное из которых было "извращенцы поганые". Он был готов из них душу вытрясти, но, к счастью, сумел успокоиться… Но вы молодцы, — сказал Влад, дабы поменять тему. — Ты набрал одиннадцать баллов. Твое решение спасло вас от провала.

— А..?

— Я получила десяточку, — ответила Милена. — Должна была сообразить раньше. Мы непростительно долго оставались на Ленте Живого Света.

— Кстати, — Радимов принял сидячее положение. — Когда мы… то есть ты проделала этот фокус, я почувствовал противостояние неизвестных Сил. Что это было?

Тут вышла заминка. Девушка не знала что ответить, вернее не хотела отвечать. Пауза немного затянулась. Это, естественно, не ускользнуло от взора десантников.

Разрядил обстановку подошедший Рик. Он в третий раз осведомился о самочувствии Милены. Затем поздравил Андрея и извинился перед ним за "эту нелепость". Радимов успокоил его, сказав, что вволю оторвался за все предыдущие спарринги. Все вокруг рассмеялись — им было известно о том, что на ринге Радимов и Файтер в последнее время составили постоянный "спарринг-дуэт".

"Экзамены" оставшихся пар были не столь драматичны. "Провалившихся" на них не было. Теперь группа "Альфа и Омега" была готова к предстоящим реальным испытаниям. По крайней мере, так было объявлено Шатосом Крат III-м после окончательного подведения итогов и оглашения результатов "экзамена жизни и смерти".

Глава 6. Противостояние

Владислав провожал вконец измученную и собственным испытанием и переживаниями за друзей Наташу домой. Вечер уже давно опустился на тихие живописные улицы Террапарка. Они шли не спеша, наслаждаясь свежим воздухом, насыщенным великолепными ароматами тропических цветов. Разговаривали далеко не о предстоящей миссии, а о Земле, о счастливых днях и годах, проведенных на ней.

Небольшой двухэтажный коттедж, в котором жила Наташа, был окружен прекрасным цветущим садом. Пройти по нему было настоящим удовольствием, особенно вечером, когда окружающую обстановку Стрельцов смело назвал бы поистине романтической. Однако девушка не разделяла сейчас его восторга. Владислав заметил, что она буквально валится с ног от усталости и готова заснуть прямо на ходу, несмотря на принятый в тренировочном комплексе бодрящий душ и выпитый местный напиток, напоминающий по своим свойствам кофе. Поэтому он просто попрощался с Наташей у двери и медленно побрел обратно.

Девушка добралась до кровати и, быстро раздевшись, упала в нее. Заснула она мгновенно. И вдруг…

Влад резко остановился у входа в сад. Что-то было не так. Он почувствовал едва различимый пси-призыв, бессознательную просьбу о помощи. Этот голос, вернее пси-голос, он узнал бы из сотен других. Десантник бросился обратно к дому Ивлевой.

Его мощный пси-удар сбил все электронные коды в замке на входной двери. Влад вбежал в дом и, мгновенно сориентировавшись, кинулся в спальню. Девушка спокойно лежала на кровати, и лишь дрожащие опущенные веки выдавали ту борьбу, которая происходила сейчас на поле боя, в которое превратился ее мозг. Не тратя ни единой секунды, Владислав вступил в эту битву. Он словно вошел во все еще слабо сопротивляющееся чужому воздействию сознание девушки. Противник действительно был силен. В первые же секунды Влад понял его намерения. Убивать Наталью явно не собирались. Мощным ударом нападавший рассчитывал парализовать волю девушки и погрузить её в бессознательное состояние на срок до… до отбытия группы "Альфа и Омега" без нее. Это намерение десантник прочел явно.

Допустить этого Влад не мог. Ментальное противостояние длилось недолго, хотя землянину и пришлось, что называется, "выложиться по полной", задействовав все свои приобретённые у тьяоро навыки в пси-сфере. Неизвестный пси-агрессор, не ожидавший такого отпора и рассчитывавший на легкий захват сонного сознания Натальи, отступил. А через секунду покинул мозг девушки и Стрельцов, успев дать импульс на срочное пробуждение с зарядом энергии, восстановившим силы девушки и успокоившим ее. Оставлять Наташу спящей было крайне опасно.

Они очнулись одновременно. И обнаружили, что сидят на кровати, крепко прижавшись друг к другу.

— Что происходит? — спросила Наташа, не пытаясь, однако, отстраниться. Она рассудила, что вряд ли Влад стал бы врываться к ней, да еще и вытаскивать из постели без особых на то оснований.

— Ну, в данный момент мы сидим и обнимаемся, — не нашел лучшего ответа Влад.

— Только не смей шутить, — сказала девушка.

— А я и не шучу, — Влад еще крепче прижал ее к себе и поцеловал.

Примерно через минуту Наташа все-таки отстранилась.

— Подожди. Я все же хочу знать…. что здесь произошло?

"Пси-удар. Он был направлен на тебя", — Влад перешел на мысленный обмен, продолжая ласкать губы девушки. — "Ты смогла неосознанно позвать на помощь. Ну и вот…".

"Но кто? И зачем?".

"Давай разберемся с этим утром. Сейчас я не чувствую больше опасности".

— Да… конечно… — прошептала Наташа в перерыве между поцелуями…

* * *

Внешний вид Города Снов, скрытого когда-то породой фобосского камня, был великолепен. До сих пор на него не могли налюбоваться ни люди, ни тьяоро. Корабль имел форму гигантской птицы с размахом красивейших крыльев около десятка километров. Посланник рассказал, что когда-то давно такие живые птицы были созданы Ангелами (подражая им, кстати, дроккорры и придумали своих сфинксоподобных скакунов). Они стали их посланцами и незаменимыми помощниками, обладающими способностью к свободному перемещению во всех пространствах нашей реальности. Демоническая красота этих созданий была совершенна. Био-машина, являющаяся телом Посланника, унаследовала ее полностью.

Естественно, Бакулин, когда впервые увидел эту "птицу", не удержался и обозвал Фобос яйцом, из которого она и вылупилась. Посланник не обиделся, даже посмеялся…

Птица "спала", закрыв глаза и сложив крылья, этой темной ночью на планете, лишенной лун. Ни один прибор и ни одно, даже самое чуткое, пси-поле обитателей Гриды не смогли обнаружить в этот момент пять теней, возникших у одной из четырех когтистых лап Города Снов. Бесшумные, легкие и быстрые, как ночной ветер, они скользнули вверх по крутому крылу. Тихие шлепки раздавались за их спинами с каждым шагом. Это миниатюрные связки мощной взрывчатки прилипали к поверхности. Спустя некоторое время, значительная часть био-машины Города Снов была "опоясана" такими связками. Призрачные диверсанты спустились на землю, замыкая круг. Посланник глубоко спал и ни о чем не подозревал. Лишь много позже выяснилась причина его нечувствительности в этот момент. Поэтому он никак не мог помешать успешному совершению диверсии, но…

…Но его спасли. В тот момент, когда пять тьяоро уже были готовы исчезнуть и дать команду на взрыв, "на сцене" появились новые силы. Еще пять неясных силуэтов словно конденсировались из насыщенного водяными парами тропического воздуха. Десять фигур просто застыли, глядя друг другу в глаза. Это молчаливое противостояние продолжалось недолго. Первые визитеры отступили и унеслись прочь черным ветром. Спустя мгновенье и неведомые спасители последовали их примеру, успев дать энерго-импульс на восприятие Посланника.

Он пробудился мгновенно. И первым, что он увидел на энергетическом уровне своими сверхчувствительными сенсорами, была грандиозная картина наложения и противостояния двух разносторонних огненных свастик, медленно тающих в ночи…

Опасный заряд был устранен незамедлительно. Проанализировав расположение взрывчатки, Посланник понял, что результатом взрыва стало бы частичное разрушение его тела. Неизвестные агрессоры стремились сохранить жизнь Посланника, просто лишив его способности к каким-либо самостоятельным передвижениям.

Шатос Крат III, узнавший о случившемся через час, заявил, что личности ночных агрессоров и их принадлежность к какой-либо организации неизвестны, но пообещал приложить все усилия к их скорейшему задержанию. Он также сообщил, что намерен усилить меры, призванные обеспечить безопасность людей и Посланника.

В этот момент он — сильнейший из адептов Света — понял, какие силы вступили в борьбу с группой "Альфа и Омега" и ее будущей миссией.

* * *

В десять часов утра по времени землян на борту Города Снов было созвано экстренное совещание. Его причинами послужили агрессия против Посланника и ночное пси-нападение на Наталью, о котором они со Стрельцовым рассказали утром. В обширном центре управления присутствовали Шатос Крат III и все члены группы "Альфа и Омега", за исключением Михаила Бронского. Его ждали, не начиная обсуждение.

Милена с отцом стояли в стороне и тихо разговаривали. И разговор этот не предназначался более ни для чьих ушей.

— Отец, я чувствовала сегодня ночью некое шевеление Полей. Такого давно не было. Равновесие… Нижние уровни проявляют активность.

— Да-да. Я знаю. Более того, я уже в курсе, на что были направлены Силы, почерпнутые из Полей. Ты же знаешь традицию адептов всех учений. Час назад ответственность за пси-нападение на эту прекрасную девушку, — Шатос указал взглядом на Наталью, — взяло на себя Воздействие.

Милена побледнела.

— Почему они решились?.. У нас ведь так долго сохранялось равновесие. И вот…

— Более того, — продолжил Шатос, — сразу же об ответственности за диверсию на Городе Снов заявили адепты Посвящения. А не удалась эта диверсия благодаря контрмерам Воздействия, на которые также была потрачена часть Сил. И что-то было еще…

— Но это означает, что началось открытое противостояние десятков семей адептов этих учений.

— Именно так.

— О, Адити! Кончились спокойные годы…

— Я убежден, что они не остановятся на первых неудачных акциях.

— А что это ты сказал про "что-то еще"? — вспомнила Милена.

— Объем Сил, затраченных на перечисленные операции, не соответствует общему их объему, изъятому из Полей. Их разности хватает на еще одну тщательно прикрытую биоэнергоемкую акцию. Что-то произошло еще. Меня очень беспокоит отсутствие этого землянина — Михаила. Вполне возможно, тебе придется…

Он не договорил. Девушка поняла, что поручил ей отец.

Между тем время шло, а Бронский не появлялся. Попытка связаться с ним была неудачной: десантник не отвечал ни на радио-, ни на пси-запросы.

Леонид сделал знак Файтеру, тот молча встал и направился к выходу.

— Милена, — вслух позвал Шатос.

Девушка встала и последовала за Риком.

Через минуту они подъехали к дому Бронского, находящемуся на самой окраине Террапарка. Снаружи все было тихо. Рик послал вперед сильный пси-импульс, вызывая в сознании образ Михаила. Десантник не ответил. Дверь отъехала в стену дома. Это означало, что она была не заперта на ночь и открывалась при приближении любого живого существа. Это было очень странным, если учесть ставшие в последнее время нередкими проникновения в жилища людей представителей местной фауны. Бронский в полном здравии никогда не оставил бы дверь на ночь практически открытой. А значит у него неприятности.

Рассуждая таким образом, Рик поднялся на второй этаж и повторно послал вперед мысленный вызов, усиленный на этот раз Миленой. Ответа вновь не последовало. Однако саму цель пси-луч "нащупал". Рик бросился вперед и толкнул дверь спальни.

Михаил лежал на измятой постели, накрытый легкой простыней почему-то с головой. Рик с Миленой осторожно приблизились, "ощупывая" одновременно окружающее пространство. В доме и вокруг него никого не было. Убедившись в этом, они занялись Михаилом. Рик откинул простынь с его лица. Выражение этого лица совсем не вязалось со сложившейся ситуацией: на нем застыла счастливая улыбка. Глаза были закрыты. Рик приподнял правое веко. Глаз, что удивительно, держался ровно, взгляд был почти осмысленным. Прочесть в нем можно было только то, о чем и так красноречиво говорила улыбка. Становилось ясно, что Михаил, перед тем как прийти в такое состояние, был здесь не один.

Рик попытался проникнуть в сознание десантника, но внезапно был оглушен и отброшен мощным пси-блоком, из-за чего сам едва не потерял способность воспринимать реальность. При этом он успел понять, что блок чужеродный, то есть поставлен он не самим Бронским. Кто-то бесцеремонно, как в своей вотчине, копался в мозгу десантника. Рик удивленно-вопросительно посмотрел на Милену.

"Я чувствую то же самое", — мысленно ответила она. — "Блокировка явно поставлена печатью Воздействия. Ах да…".

Девушка спохватилась, вспомнив, что ее последние слова для Рика, как говорили земляне, "китайская грамота".

"Сейчас мне понадобится твоя помощь. И не спрашивай пока ничего", — добавила она, увидев, что Рик собирается уточнить значение ее фразы про Воздействие.

"Что я должен сделать?" — спросил Файтер, быстро сориентировавшись и уступая девушке инициативу.

"Обычный энергоперенос. Ты готов?".

Рикардо кивнул. Милена сделала пару глубоких вдохов и выдохов, закрыла глаза и, дав сигнал Файтеру, сконцентрировалась.

Она коснулась Полей, и в следующее мгновение искрящийся поток Сил захлестнул ее. Сделав очередное усилие, девушка, вернее ее образ-гонец, полностью проник на верхний уровень Полей…

…Облаченная в белые сверкающие одежды, Милена стояла в бушующем море разноцветных потоков холодного пламени. Мгновенным импульсом девушка послала мысленные стрелы во все стороны, ожидая ответа на резкий вызов. И он последовал. Прямо под собой, где-то на одном из нижних уровней, Милена увидела пылающую черную левостороннюю свастику — герб Воздействия. Символ разросся, потерял свои очертания и, сфокусировавшись прямо перед Миленой, обрел форму человеческого тела.

Юная блондинка, не менее прекрасная, чем сама Милена, возникла перед ней. Спокойный ясный взгляд адепта Света встретил такой же полный спокойствия и уверенности в себе взгляд красивых зеленых глаз.

"Милена Крат, дочь Ангелов, что означает твой дерзкий вызов?", — заговорила девушка.

"Приветствую тебя, Гретта Тозорес, посвященная Братьями", — ответили Милена традиционным приветствием Приобщенных. — "Причина вызова тебе хорошо известна. Ты использовала Силы во вред непосвященному, нарушив заповеди…".

"Если бы я преступила в своих действиях Закон", — перебила ее Гретта, — "меня бы судил Единый Суд Приобщенных. Но я действовала, исполняя волю моей семьи. Это решение семьи Тозорес соответствовало воле Воздействия в целом. А тебе известно, что для нас значит наша воля и наши решения".

"Я знаю, что в своем бесконечном эгоцентризме адепты Воздействия не считаются ни с кем и ни с чем. И Суд Приобщенных закрывает глаза на многие ваши грехи. Да что там…", — гнев Милены породил мощную струю белого пламени, ударившую вверх за ее спиной. — "Мы подозреваем, что Суд давно перестал существовать как таковой. Осталось лишь название, которым как ширмой прикрываются настоящие преступники заповедей Приобщения. Но довольно…", — новая струя огня вырвалась из-за спины разгневанной девушки. — "Сейчас Суд для тебя — это я. Властью, данной мне великим Михаилом, Ангелом Света, я лишаю тебя поддержки твоей семьи. Подчинись воле Света", — произнесла Милена ритуальную формулу древнего заклятия.

Со стоном порвалась нить, связывающая Гретту Тозорес с нижними Полями. А в следующий миг обе девушки покинули и верхний уровень — территорию безграничной власти Света.

Рик, наблюдающий в реальности за телом Милены, не подозревал где она находится на самом деле. Он лишь увидел, как девушка вздрогнула, на мгновенье открыла глаза и, снова опустив веки, потеряла сознание. Одновременно посреди комнаты на полу появилась еще одна девушка. Она буквально возникла из ничего. Рик потерял дар речи и, тем более, пси-речи. Он бережно опустил голову Милены на взятую с кровати подушку, и поспешил ко второй "спящей красавице". Она действительно была красива. Даже слишком. Рик с улыбкой подумал, что находиться в одной комнате с двумя поистине прекрасными девушками, да еще и спящими, для него слишком. Но тревога прогнала прочь эти мысли. Справедливо рассудив, что в первую очередь необходимо заняться состоянием Милены, Рикардо послал мощный поток энергии в ее спящий мозг. Для него столь щедро расходовать собственную энергию, да еще и после первого переноса, было тяжеловато, но Рику хотелось как можно скорее помочь Милене, пострадавшей в какой-то неведомой для него борьбе.

Девушка очнулась, ее взгляд тут же стал осмысленным. Она прервала поток био-энергии и почти несознательно провела рукой по руке Рика, благодаря его. Но в следующее мгновение тревога отразилась в ее глазах. Она посмотрела на распростертую на полу Гретту и грубым импульсным выпадом разбудила ее.

"Исправляй содеянное!", — сказала Милена.

Гретта встала и посмотрела на по-прежнему застывшего в одной позе Бронского.

"Надеюсь, ты понимаешь, что этим самым — похищением в подконтрольном Поле и принуждением пойти против воли Семьи одного из адептов, Свет объявил войну Воздействию?", — спокойно спросила она.

"Нет, это Воздействие объявило войну всем, кто верен законам Приобщения, причинив вред непосвященному", — достойно ответила Милена.

Рик вторично потерял способность каким-либо образом выражать свои мысли. Однако он и не пытался осмыслить происходящее. Он просто сидел и ждал, готовый действовать в любой момент. Но никакого сопротивления со стороны прекрасного соперника не последовало. Гретта покорно подошла к кровати, положила руку на лоб Михаила и закрыла глаза. Через секунду десантник очнулся.

Он улыбнулся и потянулся к девушке, что само по себе уже многое проясняло. Гретта убрала его руку и встала с кровати. Михаил сел и посмотрел по сторонам. Он увидел Рика и Милену

— Что?! Как вы здесь..?

"Успокойся, Майк", — отозвался мысленно Рик. — "Мы только что тебя вернули с того света".

"Вот тут вы ошибаетесь", — возразила Грета. — "Смысл операции был лишь в блокировании его сознания вплоть до…" — девушка осеклась.

"До отбытия группы без него, но с лишним тьяоро в ее составе", — закончила за нее Милена, вспомнив рассказ Владислава о происшествии с Натальей. — "Ведь так?".

Гретта промолчала. Ответ был ясен. Бронский тоже молчал, все еще ничего не понимая, но справедливо полагая, что в самое ближайшее время ему все объяснят.

Гретта Тозорес и "возрожденный" Бронский были доставлены в Город Снов. Намеченное совещание состоялось, но первым вопросом повестки, в свете новоявленных фактов, стало покушение на Михаила. Когда самому пострадавшему все рассказали, он просто посмотрел на Гретту с каким-то сожалением и грустью в глазах, но ничего не сказал.

— Что у вас там произошло? — спросил Бакулин, что называется, для протокола, хотя все и так было ясно.

— Ну… Я привел ее, — сбивчиво пробурчал Михаил, кивнув в сторону Греты, — к себе. Ну и мы… В общем… И вдруг, смотрю — полно народу кругом. И вы вот рассказываете тут…

— Все понятно, — Бакулин глянул на притихшую девушку. Та сидела молча и вызывающе глядела на присутствующих.

— Очень хорошо продуманная и реализованная операция. И очень мерзкая… Запрещенный прием. Ну да ладно. Что будем с нею делать?

— Предоставьте нам судить ее, — подал голос Шатос Крат. — Поверьте, что мы вынесем справедливый приговор, — он сделал ударение на слове "справедливый". В его голосе прозвучала явная угроза.

Последовавшее обсуждение всех трех таинственных инцидентов не дало ничего. Гретта молчала, отказываясь отвечать на все вопросы. В конце концов, ее увели два тьяоро — личная охрана высокопоставленного государственного чиновника, коим являлся Шатос Крат III. Остальные стали расходиться по домам, после того, как было решено, что все будут оставаться на постоянной связи и усилят бдительность.

Влад сопровождал Наташу, заявив, что теперь не оставит ее одну ни на минуту. Девушка не возражала.

Постепенно все успокоились и втянулись в обычный ритм жизни. А между тем, тучи над группой "Альфа и Омега" продолжали сгущаться.

Глава 7. Противостояние: обострение

В свободное время люди осматривали многочисленные достопримечательности Гриды. Все на ней вызывало у землян интерес. Не стал исключением и гридианский зоопарк, который люди посещали несколько раз, поскольку был он очень велик по площади, и вдумчиво осмотреть его за одно посещение было проблематично.

Животный мир планеты не был разнообразнее земного, но конкретные представители местной фауны казались более чем необычными с точки зрения землян. Поскольку Грида была сплошь покрыта джунглями и имела тропический климат, в ее фауне преобладали крупные хищники и не менее крупные травоядные, причем обе группы были представлены отнюдь не только млекопитающими…

Владислав, Наталья, Андрей и Мигель как раз вступили на территорию хищников. Первыми, кого они увидели, были… гигантские тарантулы, покрытые тигриной шерстью. Радимов прочел название этого кошмара — "сугулы".

— Да-а, красавцы, — протянул Мигель.

— Не буду я такое смотреть, — ответила Наташа, — Я уже на Земле на тарантулов насмотрелась.

— Где это, интересно? — спросил Влад, — Ты же говорила, что училась в Питере, а там их, вроде бы, нет.

— Зато я как-то ездила на практику в Аркаим на три месяца, а там вот они бегают.

— Понятно. Пошли дальше?

— Идите-идите. Ничего вы не понимаете в… в… В общем, ничего! — отозвался Мигель. — Это же красота.

— Ну, возьми парочку с собой, — усмехнулся Андрей. Он уже шел вперед. — Ладно, догонишь.

Они ушли. Мигель подошел к табличке и стал читать характеристики животного. И вдруг, ни с того, ни с сего, мощный кодированный замок клетки щелкнул и разблокировался. Решетчатая дверь скрипнула на петлях. Дремлющий "паук" мгновенно встрепенулся и, раскрыв все восемь красных глаз, кинулся на нее всем телом. Массивная дверь поддалась и выпустила на волю живой кошмар. Тренированный десантник мгновенно справился с оцепенением, навеянным леденящим ужасом, и отпрыгнул в сторону. Одновременно с этим он нанес мощный сокрушающий пси-удар. Но сугул оказался полностью невосприимчивым к такого рода пси-воздействию — как людям объяснили в дальнейшем, у него попросту отсутствовал мозг в его понимании как центра нервной системы.

"Паук" быстро преодолел расстояние, отделявшее его от первой жертвы, и, заключив человека в объятия цепких лап, выпустил из ротовой полости две пары гигантских жвал. Мигель не хотел кричать, но сделал это непроизвольно. Рефлекторные конвульсии сотрясали его тело, которое пыталось вырваться из мертвой хватки сугула. Жвала сжали его горло. Он закричал еще раз, но теперь только в пси-диапазоне — воздуха уже не хватало. В последние секунды своей жизни Мигель увидел перед собой родные места… и вдруг эта картинка разорвалась яркой вспышкой.

Били из лучемета. Аэрокар (по привычной земной терминологии) патрульной службы зоопарка опустился в трех метрах от хрипящего Мигеля, цеплявшегося за слюнявые жвала сугула. Парный зеленый луч снес головогрудь хищника. Липкая черная кровь фонтаном ударила из необожженной артерии. Две пары рук подхватили судорожно глотающего воздух Суареса и перенесли его в аэрокар. Силовое поле сковало и придавило второго "паука", выбравшегося из клетки. Его водворили обратно и восстановили код на замке.

К Мигелю подбежали Влад с Наташей. Андрей уже помогал тьяоро с замком клетки. Подоспевший аппарат-мусорщик устранил останки сугула, и через минуту о схватке напоминало лишь небольшое черное пятно на металлопластиковой стене здания, куда угодил случайный разряд лучемета.

Пришедший в себя Мигель с самыми негативными чувствами посмотрел на оставшихся сугулов.

— Ну если у них тут такое часто случается… — выдохнул он.

— Это первый случай за всю историю зоопарка, — отозвался молодой командир патрульной группы тьяоро. — На срыв кода в замке такого типа требуется сто пятьдесят условных единиц био-энергии. Это — объединенный пси-импульс двух тысяч семисот тьяоро. Вы сами понимаете, что это практически невозможно. И, тем не менее, все указывает на то, что код был сбит именно пси-выпадом. Как вам такое?

— А мне никак! — ответил Мигель, все еще тяжело дыша. — Я теперь целый месяц буду пить, гулять и радоваться жизни.

Все дружно засмеялись. Но в душах их остался неприятный осадок тревоги и страха.

* * *

— Поезжайте в Город, — мрачно сказал Андрей, — Посланник будет рад услышать о случившемся. Я подъеду скоро — надо заскочить домой.

Он попрощался с остальными и, вызвав местный персональный аэрокар, полетел в Террапарк. Нервы его были напряжены, постоянно усиливающаяся тревога не давала успокоиться. Подлетая к дому, он ощутил еще большее беспокойство, но не обратил на него должного внимания, списав на счет воспоминаний о происшествии в зоопарке.

Отпустив аэрокар, Радимов устало побрел к дому. Прямо на него с крыши вдруг спрыгнул человек в обтягивающем белом костюме, скрывающем лицо. Он взмахнул цепью, увенчанной шаром с острыми шипами. Владел он этой штукой мастерски, и Андрею пришлось, действуя на пределе реакции, уходить в падении с переворотом в дверь прихожей. Откатившись назад, он охватил весь первый этаж дома своим пси-восприятием. Со спины его атаковали двое. Радимов сумел уйти от их выпадов, но вдруг почувствовал присутствие еще одного визитера. Он увидел его на лестнице. В воздухе сверкнул солнечным бликом короткий кинжал, целью которого было горло Радимова. Андрей перехватил его левой рукой, перекинул в правую и отправил обратно, добавив пси-импульсом эффект дробления. Нападавший не смог увернуться от всех пяти, как ему показалось, кинжалов, а один — реальный, нашел свою мишень. Одним противником стало меньше. Но осталось еще трое.

Удары следовали постоянно, один за другим. Половину Андрей пропустил, следя в основном за опасной цепью с шипами. Исподволь он накапливал энергию для кинжального пси-выпада. Поймав одного противника на прием, Андрей крутанул его в воздухе в стиле айкидо, используя инерцию его собственного движения. В то же мгновение боевика с цепью настиг клинок ментальной атаки. Он на секунду застыл на месте и упал как подрубленный. Сломав руку субъекту, лежащему под его ногами, Андрей вырубил последнего нападавшего ударом ноги, сломавшим тому несколько ребер. Десантник не был слишком гуманным в выборе тактики боя, профессионально усвоив главный принцип реальной драки — максимально быстрое выведение противника из строя абсолютно любыми средствами.

Через минуту в дом вбежали Бакулин с Файтером, привлечённые "безобразием" во всколыхнувшейся пси-сфере. Радимов с широкой улыбкой указал на двух мертвых и двух покалеченных противников. Леонид лишь покачал головой, а Рик засмеялся:

— Моя школа! — он имел в виду ежедневные спарринги с Андреем.

— Оповестить всех, — сказал Бакулин, обращаясь к Файтеру. — Через десять минут все собираемся в Городе Снов.

Леонид имел в виду группу "Альфа и Омега".

* * *

Великий Образ Полей появился перед людьми и тьяоро. Милена застонала, зная, что за этим последует. Словно невообразимая пси-граната разорвалась в головах присутствующих. Острые ее "осколки" вонзались в мозг каждого. Не избежал этой участи даже Посланник. Сопротивляться люди просто не могли. Слишком силен был неожиданный объединенный натиск всех адептов Воздействия. Земляне попадали с кресел на пол, хватаясь за пульсирующие от нестерпимой боли головы.

Лишь Шатос и Милена смогли преодолеть давление и взойти на верхний уровень Полей, мгновенно соединяясь со всеми семьями Света. Грандиозная война адептов древних идеологий разразилась в этот момент на благодатной Гриде, и полем битвы стало сознание людей — членов группы "Альфа и Омега".

В это время свое решение принимали представители третьей силы, имевшие свои интересы в данном конфликте. Но мировоззрение Агарти взяло верх среди адептов Посвящения, и они остались лишь сторонними наблюдателями, благодаря чему невидимая война все-таки не переросла в катастрофу планетарного масштаба.

Масштабные волнения Полей принесли смерть многим приобщенным. Адепты Света и Воздействия, втянутые в смертоносное противостояние, падали на улицах городов, настигнутые незримыми ударами. Однако все закончилось так же быстро, как и началось. Комплексный натиск Воздействия, направленный на подавление сознания землян, не принес ожидаемых результатов. Вставшие на защиту семьи Света, заплатив довольно высокую цену, остановили столь опасный для предстоящей миссии удар.

Первым пришел в себя Посланник. Он оценил состояние людей как неопасное для жизни. Иначе обстояло дело с Миленой и ее отцом. Они еле цеплялись за гаснущую в их телах жизнь. Посланник на мгновенье растерялся. Он не мог непосредственно осуществить энергоперенос в живое тело, поскольку обладал иным видом энергии. И по близости не было никого в полном здравии. Оставалось лишь ждать и надеяться… И вдруг он вспомнил о своей особой связи с Риком Файтером. Сделав определенное усилие, Посланник активизировал канал генетической памяти Файтера.

Словно порыв холодного свежего ветра унес боль и остатки леденящего ужаса. Рик открыл глаза. Он увидел комнату будто из нескольких точек одновременно. Ощущение это прошло, и Рик полностью осознал себя как единое целое.

Перекинувшись парой слов с Посланником, он кинулся к лежащей на полу Милене. Однажды он уже проводил с ней сеанс энергопереноса, и у них установилась определенная связь. Рик буквально "вдувал" жизнь в тело девушки. На это затрачивался колоссальный объем био-энергии, и если бы Файтера все еще не подпитывало огромное море сил, созданное его предками, он бы умер при этом. Но Посланник держал канал генетической памяти открытым.

Девушка не пришла в сознание, но за ее жизнь уже можно было не беспокоиться. Рик с трудом подполз к Шатосу и повторил цикл "оживления". С каждой новой порцией "вдыхаемой" энергии, Файтер все глубже погружался в непроницаемый мрак. Но он ни за что не прекратил бы сеанса, от полноты которого зависела жизнь тьяоро, только что спасшего их всех…

…Примерно через два часа, благодаря стараниям медицинской бригады, вызванной Посланником, все пострадавшие в Городе Снов пришли в себя. Все, кроме Рика Файтера…

* * *

— В нашем обществе существует несколько сотен довольно разветвлённых семей адептов трёх различных учений, — начал свой рассказ Шатос Крат. — Возникновение двух из них связано с попытками возвести нас в ранг полных Посвященных, каковыми в наше время являются, и то с известными оговорками, только корры и стелги. Эти учения носят названия Посвящения и Воздействия. Появились они в результате двух разных процессов вмешательства в жизнь тьяоро.

Шатос немного помолчал, собираясь с мыслями, и продолжил:

— Как вы знаете, кроме нас с вами представители всех народов, существовавших и существующих в нашей Вселенной, не являлись существами из плоти и крови. Ведь биологическая форма жизни самая неприспособленная, ограниченная и слабая из всех. Мы с вами существуем лишь при наличии определенных, очень специфических кондиций, — Шатос обвел руками окружающее пространства, обозначая планету с ее атмосферой, климатом, давлением, иными условиями. — Для чисто энергетических же форм жизни не нужны почти никакие специальные условия. Они спокойно могут перемещаться в любом пространстве, даже в какой-то степени во времени, то есть обладают, по нашим меркам, практически сказочным могуществом. Но я отвлекся…

— Извините, вы сказали, что небиологические расы обладают способностью к самостоятельному передвижению в пространстве, — нахмурился Бакулин. — Но ведь корры тоже… такие. Для чего же им тогда нужен флот вполне материальных кораблей?

На этот вопрос ответил Посланник.

— Я уже упоминал о том, что на определенном этапе дроккорры начали деградировать и им понадобились материальные средства передвижения. Корры же — бледное подобие предыдущих Волн Жизни. Каждый самостоятельный переход в космическом пространстве вытягивает из них все силы, опустошает их. О походе же на столь огромное расстояние, как от Магеллановых облаков до Солнечной системы, даже и говорить нечего. Даже если некоторые из них все же появились бы после губительного перехода у вас, вы бы с легкостью уничтожили их. Поэтому — флот.

— Вы правы, — подтвердил Шатос. — А теперь я продолжу. Каждая Волна Жизни создавала следующую и возводила ее до степени полного Посвящения, конструируя тела разумных как оптимальные энергоструктуры и даруя им власть над Полями. Но, находясь в условиях жестокой войны, ведущей их самих к вырождению, наши с вами создатели, то есть хньянги и Древние, не смогли сделать этого для нас. Было общими их усилиями осуществлено лишь Посвящение стелгов. О вас и говорить не приходилось — вы были слишком молоды, слабы и к тому же пошли уже по иному пути эволюции. А вот нам, тьяоро, кое-что досталось. Умирающие Древние смогли вывести на определенную ступень Посвящения несколько избранных семей. Вот так и появилось учение Посвящения. Мало кто из наших предков в то время знал о существовании этих семей, ведь внешне они не претерпели изменений, они лишь обрели связь с Полями. Но о состоявшемся акте Древних знали стелги, которые почувствовали сопровождавшее его волнение Полей.

Бакулин решил не перебивать, но приберег один вопрос — его очень заинтересовали эти самые таинственные Поля, упоминавшиеся неоднократно. Шатос рассказывал дальше:

— И вот наши старшие братья стелги решили принять у создателей эстафету Посвящения. Они попытались произвести невиданное до того действо — Посвящение одной цивилизации другой, принадлежащей к этой же Волне Жизни. Сил на всех тьяоро у них, разумеется, не хватило. Однако ряд отобранных ими по каким-то своим критериям семей поддались их воздействию. Отсюда, собственно, и название второго учения — Воздействие.

Так возник ряд семей Посвященных. Обратите внимание, я не говорю "полностью Посвященных". Ведь все они сохранили свои бренные тела. Но их объединения, вопреки ожиданиям некоторых, не последовало. Идеологии тех, кто эти семьи посвятил, прочно укоренились среди адептов. Они олицетворяли собою два пути, можно сказать, правой и левой руки. Учения Посвящения и Воздействия соответствовали началам "Агарти" и "Шамбала".

Наташа ахнула.

— И символами их стали соответственно правосторонняя и левосторонняя свастики, — закончила она.

Посланник тоже вставил реплику:

— Классический пример параллельной преемственности, — он пояснил для присутствующих тьяоро. — На Земле тоже существовали эти два учения и их символы — противоположные свастики, они же тетраскалионы, гаммадионы. А также имела место практика использования символа свастики в преступных, экстремистских целях, опорочившая этот древний знак в общественном сознании.

— Ну, тогда вы знаете, что означают эти названия и в чем заключается идеология учений.

— Поясните, пожалуйста, подробнее, — попросил Стрельцов.

— Ты, молодой человек, мог бы это выяснить и у нашего прекрасного специалиста, — ворчливо заметил Посланник, у которого в процессе общения с землянами выработалось специфическое чувство юмора.

Наташа улыбнулась, переглянувшись с Владом. Шатос выдержал паузу и снова заговорил.

— Идеология их заключается в следующем. Агарти — это "скрытое место добра". Так именовалось одно из учений Древних, требующее невмешательства Сил в "мирские" дела. То есть, фактически, адепты этого учения отказывались от участия в каких-либо конфликтах, и посвятили себя созерцанию. Так было когда-то с большинством Древних. Так же произошло и с семьями Посвящения. Только их идеология определенным образом эволюционировала. Они решили, что вся раса тьяоро должна отойти от противостояния коррам, и заботиться лишь о сохранении обороноспособности. То есть, по сути, наплевать на вашу судьбу и судьбу стелгов.

Шатос покачал головой:

— Эта часть их идеологии, разумеется, ущербна, с нашей точки зрения, но адепты Посвящения готовы бороться за нее. И сейчас, когда вы, а с вами и мы, решились развязать войну против корров, они вознамерились противиться этому. К счастью, из-за своего учения, адепты Посвящения очень пассивны в проведении боевых операций. Иначе могли бы возникнуть гораздо большие затруднения.

— Мой дорогой друг, — обратился Шатос к Посланнику. — Покушение на вас санкционировано и приведено в исполнение именно Посвящением. Вернее это был покушение на ваше тело. Ибо, как бы радикальны они не были, они никогда не причинят фатального вреда разумному существу, подобному вам. Помните ли вы свои ощущения?

— Я был заблокирован Силами, — ответил Посланник. — И "включился" лишь благодаря чужому вмешательству. Кстати, я еще не имел случая выразить вам свою благодарность…

— Не стоит, мой друг, это сделали не мы, — ответил Шатос.

— Но кто же тогда?

— Здесь мы познакомимся со вторым учением: Шамбала — центр могущества. Это учение призывает к активному вмешательству. Оно признает нападение на корров лучшим методом защиты. Собственную волю они ставят превыше всего. Именно Воздействие помогло Вам тогда, помешав адептам Посвящения. Сделало оно это потому, что всецело поддерживает нашу миссию. Но они, с нашей точки зрения, эгоисты, даже эгоцентристы в самом широком понимании этого термина. И то, что основу группы "Альфа и Омега" составляют не тьяоро, а земляне, они потерпеть не могут. Вот, собственно, в чем смысл всех их операций. Воздействие желает заменить всех людей в группе на тьяоро, а именно их адептов, и исполнить эту, как они ее называют, Священную Миссию самостоятельно. Но убивать вас они не собираются. Пси-нападения на Наталью и Михаила имели своей целью подчинить их волю и лишить возможности участвовать в миссии. По законам Приобщенных подобные действия караются лишением доступа к Полям на срок до десяти лет. В данном случае Гретта Тозорес получила пять лет.

При упоминании имени девушки Бронский едва заметно вздохнул: образ зеленоглазой красавицы все еще не покидал его.

— А что насчет меня? — спросил Посланник. — Что Воздействие собиралось делать со мной?

— А вы их вполне устраиваете. Ваши знания они расценивают как весьма полезные для миссии. Именно поэтому они и помешали Посвящению повредить Город Снов. Кстати, в ту ночь колебания Полей…

Тут не выдержал Влад:

— Прошу вас, — сказал он, — объясните нам, простым смертным, что же такое эти самые Поля?

Шатос задумался.

— Объяснить это на словах вам, непосвященным, будет довольно трудно… Поля… Их вам можно представить как некий грандиозный процесс, управляющий и регулирующий условия существования нашей реальности. Это, если позволите, некая математическая формула, все исходные данные для которой заданы самой, как вы ее называете, Первовселенной. Этот процесс порождает Силы, которые используются нами, то есть всеми приобщенными существами, для управления окружающим миром. Но, повторяю, определение, данное мною Полям, неточное, и отражает действительность лишь поверхностно.

— Вы сказали "как вы ее называете", имея в виду Первовселенную. Именно так ее и называли Древние. А как же ее называете вы? — задал вопрос Посланник.

— Ее имя — Адити.

— Адити?! — выдохнула Наташа.

— Только не говори, что ты уже слышала это на Земле, — подал голос Файтер.

— Разумеется, слышала! — ответила девушка. — Адити в древнеиндийской религии — богиня, олицетворяющая Вселенную, мать богов-адитьев.

— Чем сильнее проявляется преемственность, тем крепче духовная связь между нашими расами, — изрек Шатос. — Тем более, имя это мы узнали от предшествующих Волн Жизни.

— Подождите, — вступил в разговор Леонид. — А кто это "мы". Расскажите и про третье учение.

— Ах да… Кажется, я забыл представиться, — покачал головой Шатос. — Видите ли, признаюсь честно, мы не хотели рассказывать вам все, дабы не обнажать перед вами глубинных противоречий, существующих в нашем социуме. Однако ваше появление стало для нас своеобразным пробным камнем… В сложившейся ситуации вы вправе знать практически все. Оставшиеся семьи приобщенных являются адептами Света. Среди них и семья Крат. Учение Света, как мы полагаем, древнейшее среди ныне существующих во Вселенной. Оно было основано Ангелом Света Михаилом много миллиардов лет назад. Идеология эта передавалась узким кругом семей Посвященных сквозь четыре Волны Жизни. Заключается она, в общем смысле, в полном покорении высочайшей воле Адити, и в претворении ее в жизнь методами, отвечающими нашим и наших предшественников представлениям о справедливости, основанным на законах Адити.

Шатос замолчал, давая время для того, чтобы оценить все сказанное. Люди же провели собственный анализ услышанного, и сделали выводы.

— И почему лишь вы оказались лояльно настроенными по отношению к нам? — последовал закономерный вопрос после продолжавшейся некоторое время паузы.

— Семьи Света восприняли вас как посланцев Адити, призванных исполнить ее волю. Ведь именно она, по рассказу Посланника, спасла вас в пучине Запределья, или в Великом Хаосе, — был ответ.

— Есть еще кое-что, чем я хотел бы с вами поделиться, — продолжил Шатос. — Я располагаю достоверной информацией, что покушение на вас, Андрей, совершено членами Ордена "Стражей Равновесия". Это обычная, можно сказать, экстремистская организация непосвященных. Они — частичные преемники искаженного учения птерангов о Космическом Равновесии, как единственном возможном условии существования клеток Первовселенной. Они считают, что вы своей миссией нарушите Равновесие, и поэтому не стесняются в выборе средств для вашей нейтрализации. Хочу предупредить, что узнать их довольно легко. Стражи не скрывают своей принадлежности к Ордену и всегда носят на груди свой герб — весы на фоне спиральной галактики. Так что в случае чего, вы сможете распознать их.

— Я считаю, — раздался вновь мягкий, но сильный голос Посланника, — что отлет группы "Альфа и Омега"… хм… наш отлет задерживать дальше нельзя. Еще один подобный инцидент, и все это может перерасти в настоящую трагедию для общества тьяоро.

— Да, вы правы, — отозвался Шатос. — Равновесие, сложившееся в нашем социуме, было взорвано с вашим появлением на планете. Однако будем надеяться, что все это не напрасно. Начало вашей миссии назначим на ближайшие дни, как того позволит состояние вашего здоровья. Все необходимое к этому сроку будет готово. Готовьтесь и вы. Этот поход будет вписан в историю мира золотыми буквами, как говорят у вас.

— Ну что же, вот, пожалуй, и все, это все вопросы, которые мы хотели обсудить сегодня, — сказал Посланник.

— Подождите! — вскинул голову Мигель. — Мы рассмотрели все инциденты, за исключением одного…

— Что, обидно? — улыбнулся Влад.

— Наш друг, конечно, имеет право знать, что же послужило причиной происшествия в зоопарке, — сказал Посланник. — И на этот вопрос не может, пожалуй, ответить никто, кроме меня.

Шатос заинтересованно прищурился. Это действительно было для него загадкой.

— Клетка хищника была открыта в результате явления, которое я условно, для вашего удобства буду называть "СПИ-саботаж". Аббревиатура СПИ означает "сфера пересекающихся интересов". Она представляет собой нечто вроде мгновенного биоэнергополя, флюктуации Сил, порожденной собственно пересечением интересов Приобщенных. "Саботаж", производимый этим явлением, непроизвольный, и не контролируется ни одной из сторон. Более того, они, чаще всего, даже не подозревают о порожденном ими чудовище. В данном случае, с зоопарком, виновниками являются адепты Посвящения, Воздействия и, как ни грустно это сознавать, Света.

— Мы даже не знали… не подозревали ни о чем подобном… — ошеломленно пробормотал Шатос.

А Посланник продолжил свой рассказ, обрушивая на бедные головы слушателей новый поток информации.

— Интересы Приобщенных, отраженные в побочных выплесках Сил, порою переживают их самих и распространяются во времени. Они противостоят друг другу и порождают своеобразные "бомбы замедленного действия" в самых неожиданных местах. Например, совсем недавно в Солнечной системе благодаря "СПИ-саботажу" погибло много людей. Подробной информацией о странных происшествиях за последнее время меня снабдил Рик. Это, например, и гибель освоителей на меркурианской Равнине Зноя…

— И атака астероидами системы Марса, — продолжил вдруг Стрельцов, посмотрев на Бакулина, в глазах которого отразилось то же понимание. Оба капитана помнили свое задание, заключавшееся в обнаружении таинственных саботажников в системе Марса. Вот так неожиданно это задание было завершено, "саботажники", если можно так сказать, установлены. Возможно, невероятный отчет об этом когда-нибудь еще будет представлен ими в УКДС…

— Да, и это памятное всем нам событие, — подтвердил Посланник. — А также многие другие происшествия.

"А относятся ли к этому же явлению убийства нашего руководства и других должностных лиц, поставившие в тупик все спецслужбы Федерации?", — родилась в голове Леонида мысль, которую он собрался высказать вслух. Однако Посланник уловил ее и мгновенно среагировал. В голове Бакулина раздался его тихий голос: "Нет, это — другая история. О ней мы с тобой побеседуем позже".

На лице Леонида не дрогнул ни один мускул — подготовка не давала сбоев. Моментально обведя взглядом присутствующих и прощупав ментальный фон, он понял, что их блиц-диалога с Посланником не уловил никто. Сделав соответствующую зарубку в памяти, он вернулся в общее русло беседы.

Шатос Крат покачал головой:

— Да, это новое для нас знание требует осмысления. Если этот процесс — "СПИ-саботаж", о котором рассказал друг Посланник, является абсолютно бесконтрольным и самопроизвольным, это может служить объяснением значительной несправедливости в нашей жизни. Веками тьяоро, да и люди, я думаю, тоже, удивляются трагическим случайностям — неожиданным масштабным бедствиям, гибели хороших людей, неудачам в благих начинаниях, и зачастую винят при этом Богов, высшие силы в несправедливости. А виновато, оказывается, непрогнозируемое явление, руководимое слепым случаем, порождают которое, в конечном итоге, все живущие…

— Да, все в жизни непросто, и осознать все закономерности человеку не дано. Жизнь многограннее, чем кажется даже на искушенный взгляд, — отозвался Леонид. При этом, где-то в глубинах его сознания в который раз мелькнула некая неуловимая догадка, оставляя на мгновенье тень и привкус понимания, более глубокого, чем доступное простому человеку. Мелькнула и исчезла, а ее место заняло ощущение внимательного и какого-то сопереживающего "взгляда" Посланника…


****


Разыгравшаяся трагедия, унесшая немало жизней тьяоро, повлекла за собой открытые выступления некоторых радикально настроенных кругов гридианского общества против инопланетных гостей. Недовольство грозило распространиться и на власти планеты, которые официально поддерживали землян и сотрудничали с ними. Были приложены все необходимые усилия для мирного урегулирования всех эксцессов. Однако тьяоро осознавали тот факт, что присутствие чужаков (пусть даже и братьев) раздувает огонь затаенных противоречий, делает обстановку взрывоопасной. Все было бы по-иному, если бы не война, но мировоззрение общества, длительное время находящегося в осаде, под влиянием внешней угрозы меняется.

При этом, однако, власти Гриды ни на секунду не забывали о цели предстоящей миссии и о собственных интересах в этой истории с грандиозным оружием, способным не только положить конец войне, но и сместить центр силы во Вселенной от одной расы к другим… или другой.

Так или иначе, необходимость скорейшего отбытия группы "Альфа и Омега" и начала миссии была очевидна. В сложившихся обстоятельствах было принято решение о вылете, несмотря на то, что Рикардо Файтер уже пятые сутки находился в коме. Посланник утверждал, что его жизнь вне опасности, ссылаясь на свою особую с ним связь. Рика поместили в многофункциональный медотсек, сооруженный, как и много другое, в Городе Снов его создателями с расчетом на биологические тела людей, к которым был направлен Посланник. Медавтоматы были запрограммированы таким образом, чтобы практически полностью компенсировать нагрузку на пациента во время взлета и продвижения в обычном пространстве.

Расстановка сил

Гигантская птица поднялась над планетой тьяоро. Экспедиция в Туманность Андромеды началась. Спустя несколько дней полета на огромных скоростях, Город Снов значительно удалился от планетной системы 61-й звезды созвездия Лебедя и приготовился к внепространственному переходу ближе к месту назначения.

Прекрасная птица, гордо раскинув крылья, целеустремленно глядела на тускло мерцающую впереди спиральную галактику, укрывающую Меч Самуила.

* * *

Предтеча вновь восседал в центре биометаллической лилии, распустившейся в кратере Иоганн Кеплер на спутнике покоренной ныне Земли. Его взгляд был затуманен, когтистые пальцы черных рук, переливающихся сполохами живого огня, едва заметно подрагивали. Это говорило о том, что многослойное сознание Предтечи блуждало в этот момент где-то далеко, вне энергетической оболочки физического тела. Так продолжалось недолго. Через некоторое время его взгляд снова стал сфокусированным и осмысленным. И вскоре, повинуясь его мысленному приказу, почти мгновенно преодолевшему огромное расстояние, флотилия черных кораблей, патрулировавшая пояс Койпера, легла на новый курс и ушла в открытый космос.

* * *

Семнадцать боевых кораблей, поверхность каждого из которых несла следы космических сражений, появились в обычном пространстве где-то у внешних границ Солнечной системы среди многочисленных транснептуновых объектов. Периферийное сканирование окружающего пространства заняло у них всего несколько минут, однако этого хватило для того, чтобы они заметили маневр черной флотилии. Практически одновременно все корабли снова исчезли из обычного пространства.

* * *

Серия ярких вспышек в планетной системе Звезды Барнарда осталась по какой-то причине незамеченной практически никем. Вспышки продолжались очень недолго, после чего прекратились, и вновь ничто не нарушало спокойствие космоса и безраздельную власть его черноты в том регионе пространства.

Глава 8. "Зеркальный путь"

Милена шагнула в ослепительно белый восьмиугольный медотсек Города Снов, прозванный людьми лазаретом. Здесь, на белой кровати, все опутанное тонкими усиками проводов и липучками био-датчиков, уже почти полных пять суток полета покоилось бездыханное тело Рикардо, в котором еле теплилась жизнь. Рикардо, спасшего ее от смерти…

На обширной панели управления медицинской машины слабо мерцал зеленый огонек, означавший минимальную активность мозга. Подобный угасающей надежде на спасение человека, этот огонек притягивал взгляды всех входящих в лазарет. Девушка также взглянула на него… и увидела, что он приобрел оранжевый оттенок, словно наливаясь изнутри апельсиновым светом. Не теряя ни секунды, Милена набрала комбинацию клавиш на пульте, и с надеждой посмотрела на мертвенно бледное лицо Рика. С потолка, словно паук на собственной паутине, спустился в переплетении проводов шарообразный генератор био-излучения. В следующую секунду в подающий признаки жизни мозг потекли живительные био-волны. Девушка увеличила интенсивность излучения. Огонек на панели заметно покраснел.

Примерно через полминуты девушка услышала тихий-тихий писк. С замиранием сердца Милена перевела взгляд на монитор медавтомата. Единственный белый зигзагообразный росчерк пробежал по синему фону экрана. Он означал удар остановившегося, было, сердца. Девушка вцепилась в спинку кровати и, не отрываясь, смотрела теперь на монитор. Вскоре за первым проскользнул второй зигзаг, потом третий, четвертый, пятый… Сердце начало биться.

Тут в лазарет ворвались вызванные мысленным призывом Милены Леонид, Владислав, Наташа и остальные, кто и без того регулярно дежурил в медотсеке все эти дни. Все молча смотрели на экран.

А датчики, тем временем, регистрировали активизацию остальных органов. Рик буквально возвращался с того света. Спустя полчаса, он поднял дрожащие веки. Милена склонилась над ним, схватив за руку и напряженно всматриваясь в подернутые мутной пеленой глаза.

— Мила… — прошептал Рикардо одними губами. Это усилие, по-видимому, отняло у него все силы. Он снова погрузился в забытье, но теперь уже его жизни ничего не грозило.

* * *

Через пять дней Рик смог подняться на ноги, простившись с тотальным постельным режимом. Усиленный курс лечения подходил к завершению. Еще через три дня он, по его собственному выражению, чувствовал себя полноценным человеком. В этот день Рикардо решил покинуть гостеприимные стены лазарета и возвратиться в свой отсек. В этом "дальнем" пути его сопровождали Влад и Андрей. Они сообщили ему, что за время его "отсутствия" получили огромное количество интересной информации.

— Проще всего, конечно, тебе получить все данные путем мысленного переноса из памяти Посланника, но для твоего неокрепшего после болезни мозга… В общем, сам понимаешь… Так что придется кому-нибудь из нас потратить не один час, рассказывая тебе все, — Влад вздохнул.

— Ну, зато я знаю, кому мы это поручим, — сказал Андрей, подмигнув Стрельцову.

— Я подозреваю, кого ты имеешь в виду, — отозвался Рик, улыбнувшись, и добавил громким шепотом: — И я буду тебе за это признателен.

Они засмеялись. Влад сказал:

— Отдыхай, пока. Мы ее направим к тебе.

Примерно три с половиной часа потребовалось Милене для того, чтобы полностью ввести Рика в курс дела.

— Да-а, не хило, — подвел Файтер итог долгого "интерактивного" диалога. — Первый взгляд на ваше общество не дает представления о том, какие глубинные процессы в нем происходят. Посвящение, Воздействие, Свет, Поля, Силы… Все это словно атрибуты фантастического романа.

— Хочу тебе напомнить, что совсем недавно вы вообще не подозревали о нашем существовании. Так что можешь воспринимать все происходящее как фантастический роман.

— Ну, тогда я надеюсь, что у него happy end. Да, кстати, почему мы все еще летим в обычном пространстве и не ушли в тоннель?

— Это ты спрашиваешь?

— Понял. Спасибо вам всем большое.

— Это мы должны тебя благодарить, ведь это ты нас спас.

— Не продолжай. Я сейчас или покраснею, или потребую медаль.

Девушка засмеялась.

— Хватит с тебя и того, что я просидела тут столько времени и всё тебе рассказывала до мозоли на языке… Ой, а который час? — спохватилась она.

— Половина второго ночи.

— Ну, значит мне пора, — Милена встала, едва заметно смутившись.

Рик заметил ее смущение, но решил "не замечать". Если бы это было в обычной обстановке и с земной девушкой, программа действий была бы очевидной… Но в отношении Милены он в свою очередь испытывал определенное смущение из-за того, кем она была. По крайней мере, он вознамерился оставить себе чуть больше времени на раздумье…

— Спасибо большое за помощь мне — несчастному, больному, — улыбнулся Рик, открывая дверь. — Спокойной ночи!

— Спокойной ночи! — девушка тепло ответила на его улыбку и вышла.

Еще с полчасика Рик обдумывал все услышанное, и понял, в конце концов, что сейчас ему все равно не осмыслить всего. Спать не хотелось. Ему нравилось вновь ощущать собственное тело, чувствовать себя живым. Рик с радостью обрушил на несчастную макивару местного, в смысле гридианского, производства, которую он притащил из Террапарка, серию сокрушительных ударов. Затем распахнул дверь и выбежал в коридор. Он легким бегом побежал по Городу Снов, поднимаясь с уровня на уровень, пока не уперся в дверь обсерватории. Здесь он вдруг услышал чьи-то голоса. Ему стало интересно узнать, кто это не спит в столь поздний час. Он заглянул в небольшое оконце на двери и увидел Милену, разговаривающую с отцом. Факт присутствия Шатоса на борту Города Снов привел Рика в крайнее замешательство. Замешательство стало еще большим, когда он осознал, что разговор идет о нем. Рик замер и, понимая как нехорошо подслушивать под дверью, все же прислушался.

— Ты понимаешь, что ты делаешь? — спросил Шатос. — Много тысячелетий учение Света существует только в ряде семей. Приоритетные браки заключаются между членами этих семей, приток новой крови строго контролируется.

— Отец, я люблю его! — в голосе Милены слышались слезы.

Рик вздрогнул.

— Мало того, что он непосвященный, — вздохнул Шатос, — он еще и представитель другой звездной цивилизации. Я еще раз спрашиваю — уверена ли ты в том, что делаешь?

— Да, отец, — всхлипнула девушка.

— Ну что же. Ты полноправный член семьи и адепт учения. Ты вольна в своих поступках.

— Но я должна знать, что ты не осуждаешь меня.

— Я слишком сильно тебя люблю, дочка, — Шатос вдруг замер.

Ослабленный мозг Рика не контролировал в полной мере его эмоции и не экранировал их. Файтер понял, что его чувства выдали его. Уходить было поздно, да и не хотел он уходить после того, что услышал.

Дверь обсервационного зала распахнулась. Милена обернулась и увидела того, о ком только что плакала и спорила с отцом.

Шатос улыбнулся одними уголками губ и сказал:

— Ну вот, иди к своему пришельцу.

Отступив на шаг, Шатос замерцал и погас подобно экрану. Рик понял, что в Городе Снов присутствовал не сам Шатос Крат, а его трехмерная энергетическая проекция, каким-то образом направленная сюда с далекой уже планеты. И это было не просто изображение, раз уж оно смогло почувствовать его, Рика присутствие. Однако мысли об этом феномене, сотворённом адептом Света, не задержались в голове Рикардо ни на секунду. Все его мысли занимала в этот момент Милена.

Девушка стояла, не произнося ни слова, и смотрела на Рика. Он подошел к ней и взял за руки.

— Рикардо, я… — прошептала Милена.

"Не надо слов, моя милая" — мысленно ответил Рик, целуя ее и прижимая к себе…

Они ушли из обсерватории, но сияющие бриллианты далеких звезд были с ними всю эту ночь.

* * *

На следующий день, войдя в центр управления, Бакулин сказал Посланнику.

— Мы уже далеко в открытом космосе, больной наш практически в норме. Полагаю, что пора рассчитывать тоннель.

Эмоциональный пси-фон Посланника окрасился в хитрую усмешку.

— Сейчас я сделаю вам небольшой сюрприз, друзья мои, — ответил он своим приятным и сильным голосом.

— Какой? — Леонид удивленно приподнял бровь. Он не ожидал никаких сюрпризов в ответ на предложение рассчитать тоннель.

— Мы ожидаем очередного откровения, Посланник, — Влад поудобнее расположился в кресле.

— Вы не ошиблись в своих ожиданиях. Я предлагаю заменить нервотрепку с тоннелем более эффективной и элегантной операцией, которую на вашем языке следует называть проходом по "зеркальному пути".

Присутствующие заинтересованно молчали, ожидая пояснений.

— Все вы знаете, что мы живем в четырехмерном пространственно-временном континууме. Соотношение величин скорости, времени и расстояния вам хорошо известно. Я сейчас, наверное, сообщу вам новость, сообщив, что континуум этот имеет зеркальное отражение. Таким образом, существуют антиизмерения. Три измерения пространства там словно зеркально отражены, то есть вывернуты в противоположенные стороны, а время будто течет в обратную сторону. Соответственно изменены там и соотношения скорости, времени и расстояния. Не буду утомлять математическими и физическими подробностями, сообщу принцип. Корабль, вступающий на "зеркальный путь" летит по прямой между заданными точками, без всяких искривлений, как в вашем тоннеле, причем обратно пропорционально течению времени. Таким образом, корабль достигает заданной точки, но весь фокус заключается именно в том, что время течет навстречу его движению. Можно сказать, корабль углубляется в относительное прошлое. Конечный результат следующий: корабль уходит из нашего обычного пространства в одной точке, но буквально за доли секунды до этого он уже появляется в заданной точке, возвращаясь в наш космос. О да, я знаю, это звучит невероятно. Но это факт. Такие переходы гораздо эффективнее ваших хитрых экспериментов с неевклидовым пространством. Ваши звездные братья уже давно пользуются этим методом. Преимущество прохода по "зеркальному пути" заключается в том, что можно рассчитать сразу более десятка автоматических прыжков. Именно таким способом, кстати, продвигались к Солнечной системе корры. Они появлялись в обычном пространстве несколько раз, в частности, когда повстречались с вашим "Беркутом", а затем — с вашим флотом. Вот так.

Леонид хмыкнул:

— Я все чаще ощущаю себя новорожденным ребенком, ничего не знающем о большом мире, в котором он теперь живет.

— Ну, не надо преувеличивать. Ваши знания огромны. Кроме того, надо признать, что наши беседы весьма интересны. Так что тут есть и положительные моменты. Я специально дозирую информацию, выдавая по мере возникновения необходимости в ней. В конечном итоге я передам вам все свои знания.

— Ясно, — Леонид обвел присутствующих взглядом. Земляне сидели и безропотно ждали, какую еще "пакость" сообщит им Посланник. Тьяоро скучали. Для них все эти переходы были такой же привычной процедурой, как для человечества — полет в тоннеле неевклидовости.

— Ну ладно, что мы будем делать теперь? — вздохнул Бакулин.

— Лично ты будешь рассчитывать проход сквозь отражение, — невозмутимо ответил Посланник.

— А я-то с какого боку?.. — удивился Леонид. — Я что — умею?

— Век живи — век учись! — блеснул Посланник земной поговоркой.

Все глядели на Бакулина.

* * *

— Несоответствие веса, — упрямо повторил Посланник, просматривая расчетные данные.

— Но что там может быть? — снова попытался возразить Леонид. — Мы же все проверяли буквально за час до взлета.

— Этого времени достаточно, чтобы пробраться на корабль и спрятаться.

— Так там еще и живое существо!? — воскликнул Бакулин.

— Судя по всему, тьяоро, — подтвердил Посланник.

— Но ведь мы летим уже много дней. Как наш "заяц" там выживает?

— Определенно, это адепт одного из учений приобщенных тьяоро. Его жизнь без воды и пищи поддерживают Поля.

— Ты меня убедил. Где именно находится наш гость?

— В моем левом крыле, на третьем уровне, около батареи ГИПов.

— Около чего?

— Этого я еще не рассказывал? ГИП — это генератор изменения пространства. Аббревиатуру на вашем языке я сам придумал, дабы передать функцию устройства. Это основа тактического вооружения кораблей моих создателей, также как дроккорров и корров. К несчастью, ваш флот убедился в действенности этого оружия во время сражения с коррами.

— Какой у него принцип действия?

— Примерно такой же, как у ваших генераторов тоннеля. Только направлен он на уничтожение цели. Корабль противника выбрасывается из обычного пространства в зеркальный континуум или же вообще за пределы нашей клетки Первовселенной в гиблое место, которое так и называется — Запределье. Причем резонанс при этом воздействии таков, что основные системы управления корабля выходят из строя. Так что вернуться назад уже невозможно.

— Ладно, с этим оружием мы еще разберемся, — Леонид вернулся к текущей ситуации. — Пора определиться с нашим безбилетником.

Он выдал сообщение в пси-эфир: "Кто сейчас находится близко к левому крылу?".

"Я" — отозвался мысленный голос Бронского.

"Отлично! Обследуй третий уровень — там у нас "заяц".

"Понял" — донесся ответ Михаила, окрашенный в тона крайнего изумления. Однако уточнять приказ десантник не стал.

— Ну а мы не будем терять время, — сказал Посланник Бакулину. — Скорректируй расчеты с учетом этого незначительного довеска, и вступай на "зеркальный путь".

— А это не повредит нашему незнакомцу?

— Если он живет в Полях, то нет. Не сомневайся, давай сигнал — все ждут.

Леонид опустился в кресло и, объявив полную готовность, стукнул пальцем по клавише ввода.

На мгновенье в глазах потемнело, проступили кружевные узоры парящих в завораживающем танце звезд, а затем появилось ощущение раздвоенности. Леонид увидел себя со стороны, потом увидел корабль — летящую в черной пустоте птицу. Все это длилось доли секунды. Затем Бакулин снова ощутил свое тело. Посланник развернул перед ним обзорный экран, и Леонид узрел… блистающее великолепие спиральной галактики NGC-224. Туманность Андромеды раскинулась перед ними огромным светящимся сказочным миром, в самом сердце которого в коконе загадочно светящейся дымки скрывалось самое смертоносное оружие во Вселенной.

— Поздравляю, — вывел Леонида из оцепенения голос Посланника. — Ты совершил переход практически безупречно. А теперь — вперед!

Город Снов начал стремительное продвижение к ядру галактики.


****


Михаил вызвал обзорный мини-экран, дабы убедиться, что переход удался, и они находятся в обычном пространстве. После этого он продолжил поиски. Он попытался "засечь" человека, проникшего на корабль, в пси-сфере, но к удивлению своему обнаружил, что не может этого сделать. И не потому, что таинственный некто заблокировал свой мозг, а потому, что… не смог правильно направить пси-импульсы. Точнее, он вообще не мог "нащупать" пси-сферу, как будто его навыки, приобретенные на Гриде, покинули его. Это было невероятно, но Михаил справился с удивлением и некоторым замешательством. Он решил позднее разобраться с возникшим затруднением, а пока сбегал за портативным био-локатором, вернулся в зону поисков и стал водить подвижным хоботком прибора из стороны в сторону. Тонкий писк возвестил о том, что на безжизненном третьем уровне левого крыла действительно присутствовало живое существо. Но, судя по слабости и неуверенности сигнала, жизнь эта находилась под угрозой.

Михаил стал пробираться по узкому коридору, перегороженному какими-то металлическими ящиками. Наконец он вышел в просторный зал, осветившийся при его появлении ровным голубым светом. Посреди зала, намертво вмонтированные в пол, стояли семь огромных цилиндров с острыми выступами по бокам. Интуитивно десантник ощутил, что перед ним оружие. Михаил хотел, было, связаться с Леонидом и спросить, что это такое, но у него ничего не получилось. Пси-сфера, похоже, полностью вышла из-под контроля. Мысленно выругавшись, Бронский миновал таинственные цилиндры и увидел впереди три узких двери.

— Да-да, — Михаил улыбнулся. — Налево пойдешь… и так далее.

Он снова достал био-локатор, и тот уверенно указал на среднюю дверь. Она оказалась закрытой, панели управления замками рядом не было. Михаил, как обычно, хотел мысленно устранить кодовую комбинацию замка, но… Десантник в третий раз вспомнил чью-то маму и со злости пнул дверь. Он стоял в дебрях огромного корабля без средств связи и без всякого орудия, которым можно было бы открыть эту дверь.

— Вот…, - обругал себя Михаил. Он огляделся в поисках подручных средств, но комната была пуста.

— Анекдот, — пробормотал десантник. Он кинулся обратно, не теряя ни секунды, так как каждая секунда могла стать последней для жертвы собственного безрассудства, пробравшейся на корабль. Примерно пять минут потребовалось Бронскому для того, чтобы найти портативный лазерный резак и переговорное устройство. Михаил побежал обратно. Еще на подходе к нужной двери, он включил резак. Лазерный луч срезал магнитный замок и насквозь прогрыз десятисантиметровую дверь. Михаил ворвался внутрь. В комнате была кромешная тьма. Света, проникавшего из большого зала за спиной, хватило для того, чтобы десантник увидел очертания лежащего на полу тела. Он схватил бесчувственного человека и потащил наружу, с удивлением осознав, что держит на руках женщину.

— Боже, как ей удалось… — бормотал он, выбираясь на свет. Выйдя в зал с цилиндрами, десантник осторожно опустил свою ношу на пол, чтобы осмотреть при свете. Разглядев ее лицо, Михаил кивнул, подтверждая свою смутную догадку.

Спустя секунду, убедившись в наличии признаков жизни, он вызвал центр управления. Услышав голос Леонида, сказал:

— Готовьтесь там к большому сюрпризу, капитан.

— Тебе нужна помощь?

— Так точно. Пришли, пожалуйста, кого-нибудь с автотележкой.

— Хорошо. Держитесь там. Ты, ведь, как я понял, уже не один.

Леонид отключился. Михаил снова посмотрел на прекрасное, но бледное и изможденное лицо.

— Зачем, девочка? — прошептал он.

Глава 9. Сквозь невозможное

Город Снов уже несколько дней пробирался по звездным дебрям Андромеды. За это время произошло нечто невероятное: пси-сфера полностью потерялась. Постепенно, один за другим, члены группы "Альфа и Омега" потеряли возможность работать с пси-сферой и био-энергией. Мало того, адепты Света — тьяоро Ат Крисалл и Милена Крат, а также принявший от девушки посвящение Рикардо Файтер, утратили связь с Полями. Такого еще не случалось никогда. Это было равносильно тому, если бы взрослый человек вдруг напрочь забыл родной язык и базовые навыки, приобретенные с детства. Никто не мог ничего понять, объяснения необъяснимому не находилось. Даже обширная память Посланника не содержала информации о таком явлении. Но факт оставался фактом: как люди, так и тьяоро даже не могли мысленно общаться друг с другом, не говоря уж о более сложных биоэнергетических техниках.

Кроме того, почти каждый день в окружающем пространстве случались какие-нибудь мелкие пакости, затруднявшие продвижение Города Снов. Посланник склонен был списывать эти происшествия на счет все того же "СПИ-саботажа". Ведь вокруг Меча Самуила, естественно, сталкивались интересы людей, тьяоро, корров, а также интересы ранее существовавших и противоборствовавших рас.

— Если так пойдет и далее, — говорил Посланник, — то придется туго. Кроме того, я подозреваю, что у нашей цели мы встретим и наших врагов. Тогда придется прорываться с боем. И никто не знает, какую цену мы вынуждены будем при этом заплатить.

— Не каркай! — отвечал Леонид, который, однако, сам прекрасно понимал все и готовился к возможным неожиданностям.

Гретта Тозорес провела в лазарете почти столько же времени, сколько незадолго до этого Рик Файтер. Но каким-то чудом она была возвращена к жизни. В тот день, когда она пришла в себя, всеобщее внимание было приковано к лазарету.

В медотсек вошли Леонид, Влад, Милена и Михаил. Гретта оглядела их и слабо улыбнулась последнему. Бронский опустил глаза. Девушка была их врагом, но он почему-то не мог себя заставить относиться к ней так, как следует относиться к врагам.

— Ну что же, мы слушаем, — сказал Леонид, опускаясь в одно из заранее приготовленных кресел.

— Я поклялась искупить то, что совершила! — ответила Гретта, прямо посмотрев ему в глаза.

— Ты нарушила волю своей семьи, — то ли спросила, то ли констатировала Милена.

Гретта не обратила на ее слова никакого внимания.

— С какой целью ты проникла на корабль? — спросил Бакулин.

— Для того чтобы помочь вам. Прежде всего, я хотела предупредить вас о том, что сейчас, наверное, уже произошло. Вы потеряли доступ к Полям, как только прибыли в Туманность Андромеды.

Вздох удивления прокатился по всему кораблю — допрос "военнопленного" транслировался.

— Откуда ты знала о такой возможности?

— Это не возможность, это — неизбежность. А знает об этом только Воздействие. Это знание досталось нам от стелгов, путешествовавших по просторам космоса гораздо дальше нас. Давайте проясним, что же такое Поля. Это своего рода банк данных и накопитель знаний и энергии, произведенных всеми формами жизни за все время их существования. Следовательно, существуют они в активном виде в основном там, где живут их создатели. Это, конечно, очень примитивное объяснение, но на большее я сейчас не способна. Таким образом, здесь, вдали от нашей галактики, в той части Туманности Андромеды, в которой никто и никогда не жил, Поля очень пассивны сами по себе, и для работы с ними требуется особое мастерство. Кроме того, огромное море специфической энергии, которому не смогли в свое время найти объяснение стелги, и которое, как я теперь знаю, генерирует Меч Самуила, просто не может… хм… потерпеть рядом с собой другую энергетическую плотность. Оно, скорее всего, подавляет ее, равно как подавляет наши собственные биоэнергоресурсы, не давая ими нормально пользоваться. А у нас с вами просто не хватает мастерства, чтобы работать с Полями в таких условиях. Даже у стелгов не хватает, по крайней мере, не у всех, — Гретта снова обвела всех взглядом. — Вот и вся подоплека потери ваших способностей.

— Подожди. Воздействие коллапсатора, конечно, многое объясняет, но поясни-ка один момент, — прищурился Леонид. — Ты говоришь о Полях, причисляя нас всех к их, скажем так, пользователям. Но это касается лишь тех, кто с ними связан, то есть адептов Света… хм… и других учений. А мы-то, остальные, здесь причем?

— Поля имеют многоуровневую структуру. На одном уровне, образно говоря, господствует Свет, на другом Воздействие и так далее. Есть верхние уровни, доступ к которым имеют только полные посвященные, такие как стелги и корры. Ну а то, что вы называете пси-сферой или биоэнергополем, то откуда вы черпаете силу и способности, есть ни что иное, как один из нижних уровней Полей.

— Вот как. Но почему же ты сообщила обо всем этом только сейчас, после того, как сама чуть не умерла?

— Произошла небольшая накладка. Я собиралась сделать это перед прыжком. Но вы ушли на "зеркальный путь", не дождавшись того момента, когда выяснится, кто же это проник на корабль. Все время до этого мою жизнь поддерживала связь с Полями. Но как только мы переместились к Андромеде, эта связь пропала, и я впала в кому. Так что, если можно так сказать в данных обстоятельствах, вы сами виноваты в том, что случилось.

— Но почему ты столько времени скрывалась? Ведь ты могла объявиться гораздо раньше.

— Тогда вы немедленно вернули бы меня на Гриду и предали повторному суду. Кроме того, на то, чтобы уйти из-под усиленной стражи, да еще и в нужный момент — прямо перед вашим взлетом, я затратила огромное количество Сил. Несколько дней полета я просто спала и регенерировала.

— Меня интересует, как ты могла пользоваться Полями, если я сама лишила тебя связи с ними? — спросило недоверчиво Милена.

— Дочь Света, ты в своей наивности все еще веришь в силу древних заклятий. Раскрой глаза, глупая, наши учения деградируют. Ни одна из "великих" идеологий уже себя не оправдывает. Мы все подобны детям, показывающим заученные фокусы и мнящим себя великими волшебниками. Но рассыпающиеся догматы учений позволяют смелым заглянуть за их рамки и открыть для себя новые возможности в диалоге с Полями. А то твое заклятие… Я смогла его преодолеть уже несколько часов спустя после того, как ты его наложила. И предвосхищая твой следующий вопрос, скажу — я не участвовала в объединенной атаке Воздействия, — Гретта замолчала и закрыла глаза. Силы ее иссякли. Медавтомат регистрировал нарастание кризиса.

Бакулин поспешно дал машине команду на выдачу порции био-излучения. Через пару секунд девушка снова открыла глаза. Леонид посмотрел на нее с грустной улыбкой.

— Отдыхай, девочка, здесь тебе ничто не грозит. Возможно, ты и не враг нам. В любом случае, не у всех из нас ты должна просить прощения.

С этими словами он встал и пошел к двери. Владислав и Милена последовали за ним, оставляя Михаила наедине с той, которая недавно причинила ему вред и которая поклялась искупить этот грех.

* * *

— Незначительное препятствие. Преодолеем, — сказал Посланник.

Прямо по курсу раскинулся в пространстве настоящий океан астероидов. Пожалуй, слишком плотный, чтобы быть естественным космическим образованием…

— Сколько времени понадобится на обходной путь? — спросил Леонид, постукивая пальцами по подлокотнику кресла.

— Смотря, что считать обходным путем, — задумчиво проговорил Посланник. — Да что там, скажем прямо: обход невозможен. Согласно произведенным мною расчетам, этот поток камней составляет шар, образованный вокруг сердца этой галактики.

— Кем "образованный"?

— Хотя в моей памяти и нет точных данных на сей счет, я могу предположить, что образовали его как защитную систему мои создатели.

— Защитную систему от корров?

— А ранее и от дроккорров.

— Но как они сами собирались проходить сквозь него?

— Скорее всего, существует прямой и безопасный путь внутрь, известный только им. Но найти его наугад статистически невозможно. Это подобно вашим египетским лабиринтам.

— Мне на ум пришло другое сравнение — минное поле.

— Ну что же, похоже, нам придется идти сквозь него.

— А нельзя ли миновать его, пройдя по "зеркальному пути"?

Посланник хмыкнул:

— Пытаться уйти в иной континуум в этой толчее малых и больших небесных тел означает приговорить себя к смертной казни квалифицированного вида.

— Ну, тогда приступим, — сказал Леонид, подъезжая на кресле ближе к центральной панели управления.

Оповестив всех и призвав "держаться", Бакулин направил Город Снов, функции по управлению которым в зоне осложненной навигации он разделил с Посланником, к внешней границе астероидного поля. Он мог лишь надеяться на маневренность грациозной и прекрасной птицы, несущей их в безумный каменный водоворот…

…И в тот самый момент, когда Город Снов вошел в зону потока астероидов, словно по волшебству из пустоты возникли еще три десятка черных глыб. Но это были не астероиды. Это были боевые корабли корров. Выстроившись в ровную колонну, они один за другим нырнули вслед за Городом Снов. Но сделали они это гораздо левее и выше относительно его точки входа…

* * *

Уже более часа Леонид сидел перед огромной панелью управления, вцепившись в причудливо изогнутую основную рукоять контроля курса. Он бешено маневрировал, буквально протискивая корабль между огромными летающими скалами. Пот, что называется, в три ручья тек с него, но он почти не замечал этого, лишь изредка протирая глаза. В центре управления больше никого не было. Все понимали, что сейчас не могут сделать ровным счетом ничего, и все зависит от совместных действий Леонида и Посланника. Последний работал молча и сосредоточенно, с поразительной быстротой просчитывая траектории наиболее крупных камней и выдавая на экран наиболее приемлемые координаты полетного коридора. А Бакулин моментально реагировал, и казалось, что он, так же как и Посланник, сросся с машиной, чувствуя ее как собственное тело. Благодаря этому он ощущал и опасность, угрожающую со всех сторон. Именно это позволяло ему продвигаться вперед, не причинив кораблю ни одного увечья.

Посланник чувствовал, что Леонида ведет сейчас не столько сознательный контроль над аппаратурой управления, сколько чистый инстинкт самосохранения. И он не противился этому, понимая, что только так и можно совершить то, что еще, наверное, никогда никому не удавалось. Посланник помогал Бакулину, координируя импульсами своего мозга движения своего тела. Он также продолжал исправно выводить на экран координаты их продвижения, но видел, что Леонид давно перестал смотреть на них.

Долго так продолжаться не могло. Нервное перенапряжение давало о себе знать, а плотность потока камней, как назло, увеличилась. Несколько мелких камней ударили-таки по крыльям и туловищу птицы, ощутимо тряхнув корабль. Посланник осознал, что если в ближайшие пять-десять минут поле астероидов не закончится, они с Леонидом могут и не справиться. Он на несколько секунд отвлекся, пытаясь лоцировать границу поля. Но этого делать уже не пришлось.

Поле неожиданно закончилось, но весьма своеобразно.

Прямо перед ними возник астероид, настолько огромный, что избежать столкновения с ним при их скорости было практически невозможно. Попросту некуда было сворачивать. Астероид был подобен гигантской чаше, и они уже словно находились внутри. Это было грандиозная ловушка, созданная либо самой природой, либо волей авторов всего этого каменного месива.

Леонид словно очнулся. Его глаза сузились, он резко потянул рукоять на себя, явно собираясь выполнить "кувырок назад" в пространстве, что неизбежно привело бы к столкновению с летящими сзади астероидами. Но Посланник среагировал еще быстрее. Его нечеловеческий мозг нашел единственный возможный выход. Объяснять что-либо Бакулину в данный момент было просто некогда…

Посланник дал импульсный толчок энергией сквозь рукоять контроля курса. Разряд отбросил Леонида на спинку кресла, и десантник потерял сознание, не выпустив все же рукоять из рук. Посланник резко вернул корабль на прежний курс и активизировал батареи ГИПов. Мир вокруг словно затрясся в лихорадке. Посланник увидел, как исчез гигантский астероид-чаша, едва не лишивший всех их жизни. Перед ним вновь расстилался чистый от летающих глыб космос. Птица, наконец, вырвалась на свободу…

Через несколько секунд в центр управления вошел Владислав. Он вытащил из кресла бесчувственного Леонида и взял управление на себя, давая возможность Посланнику расслабиться после перенесенного напряжения. Оглянувшись на пройденный путь, Влад покачал головой: "Это просто невозможно!". Но факт оставался фактом: они сделали то, что поистине можно было назвать проходом сквозь невозможное.

Глава 10. Цена спасения

Первое время обзорные экраны работали без перерывов. Люди, тьяоро, да и сам Посланник не могли налюбоваться на гигантское произведение искусства — сияющий отраженным светом тысяч солнц Андромеды полураскрывшийся бутон розы. Это сооружение, как магнит притягивающее взоры, ни секунды не колеблясь можно было бы назвать величайшим шедевром, если бы не его назначение. Это и был своего рода шедевр — совершеннейшая машина смерти и разрушения, способная за короткий промежуток времени уничтожить чуть ли не всю Вселенную. Гениальное творение древнего существа, вызывающее коллапс трехмерного пространства, — Меч Самуила. Видит Бог: ни люди, ни тьяоро, ни, тем более, мудрый Посланник ни за что не решились бы высвободить такую силу, более страшную, чем неумолимый огонь тотальной аннигиляции. И только страх за судьбу своей Родины и ответственность перед всем человечеством и всей Вселенной заставляли их прибегнуть к этому последнему средству. И как бы громко и напыщенно не звучали эти слова, но так и было на самом деле.

Конечно, присутствовали и мотивы личной мести, и желание спасти своих родных и близких, но люди со всей ответственностью понимали, что их миссия действительно носит судьбоносный для всего человечества характер, что от них зависит очень и очень многое. Именно осознание этой ответственности поддерживало их, позволяло действовать на пределе физических и эмоционально-психологических сил, не давая "сломаться" под грузом навалившихся на них испытаний.

Видя это, Посланник не решался поделиться ни с кем, даже с Леонидом, который, как он уже понял, был, так же как и он сам, заложником обстоятельств, более серьезных и масштабных, нежели все происходящее в рамках миссии группы "Альфа и Омега", своими смутными ощущениями и подозрениями. Умудренный тысячелетним жизненным опытом Посланник был кое в чем дальновиднее своих создателей, кое-что понимал гораздо глубже. А потому все чаще в последнее время его посещало смутное чувство подвластности, предопределенности, предрешенности происходящих событий. Он никогда не был сторонником провиденциализма, и тем не менее, все чаще чувствовал себя участником некой грандиозной постановки, в которой все они, обладая определенной свободой действий, все же подчинялись воле невидимого режиссера.

Но Посланник сознательно старался не предаваться размышлениям на эту тему, и сосредоточил внимание на достижении первостепенной задачи их миссии. А насчет Леонида… он решил, что время еще не пришло, он решил все ему рассказать позже…


****

Гретта решительно убрала со лба липучку датчика медавтомата. Она уже чувствовала себя достаточно хорошо, и решила, что дольше оставаться в лазарете не стоит. Она хотела как можно скорее определиться со своим статусом на корабле. Хотя Гретта и понимала, что вряд ли с ней будут обращаться как с пленницей, этого ей было мало. Она хотела, чтобы люди стали доверять ей, и решила, что добьется этого, чего бы это ни стоило.

Девушка и сама не до конца осознавала, что вызвало в ней такую перемену, почему она — адепт Воздействия нарушила волю своей семьи и проникла на корабль. Хотя сами ее действия и не противоречили учению Воздействия, но она совершила их ради того, чтобы помочь чужакам, коими являлись для ее семьи земляне. И чем больше Гретта пыталась понять истинную, скрытую причину своего поступка, тем больше она понимала, что дело не только в стремлении искупить свою вину, и тем чаще ее мысли возвращались к Михаилу…

В силу своих идеологических установок Воздействие более консервативно, чем другие учения, относилось к вопросам отношений своих адептов с непосвященными, и ревностно следило за тем, чтобы приток крови в его семьи осуществлялся только из среды тьяоро, лояльно настроенных по отношению к Воздействию. Все еще отчасти находясь в плену у этих воззрений, Гретта относилась к людям как к чужакам, далеким от истинного учения, и сама мысль о том, что она всерьез думает о мужчине другой расы, казалась ей еретической. И тем не менее… Еще тогда, когда она впервые позволила ему притронуться к себе, выполняя поручение своей семьи, она почувствовала нечто такое, что никак не относилось к ее заданию.

"В самом деле, не думаешь же ты, что влюбилась в него?", — спросила Гретта у самой себя, удивленная ходом своих мыслей. Но вопрос этот остался без ответа. — "И вообще, хватит об этом!", — девушка откинула одеяло и поднялась с кровати.

Медавтомат удивленно заурчал, понимая, что пациент "выписывается" самовольно. Гретта поспешно отключила его, так как не хотела, чтобы кто-нибудь пришел сюда сейчас. Она не хотела больше выглядеть больной, не хотела, чтобы кто-нибудь видел ее в больничном одеянии с растрепанными волосами. Она здорова, полна сил и готова к действиям. Она должна стать полноправным членом группы…

Девушка огляделась. Кто-то предусмотрительно принес одежду и оставил на соседней кровати. Что же, большое спасибо. Гретта стянула с себя белую пижаму и облачилась в униформу, которую носили все на корабле. Несколько минут потратила на сооружение прически. Она собиралась уже уйти, как вдруг ее внимание привлекло нечто, лежащее на тумбочке за медавтоматом.

"Как же я могла про них забыть?", — удивилась Гретта. Она подошла и взяла в руки изящные перстень и кулон на золотой цепочке. И в том, и в другом, искусно встроенные в золотую оправу светились внутренним светом кроваво-красные камни необычайной красоты. Никогда у тьяоро не было ничего подобного. Это были драгоценные камни с родной планеты стелгов. Приглядевшись, глубоко внутри них можно было увидеть, как сверкающие искорки образуют левостороннюю свастику, хотя, возможно, это было игрой воображения. Этот символ власти был подарен стелгами семьям Воздействия. Гретта никогда не расставалась с этими украшениями, хотя и понимала, что они не имеют какой-либо особой силы и являются просто талисманом. И сейчас ее руки автоматически потянулись к шее, надевая кулон. Но она остановилась и задумалась, стоит ли лишний раз демонстрировать свою принадлежность к Воздействию, и не вызовет ли это неприязни у окружающих. Но потом все же решилась и надела перстень и кулон.

Еще раз посмотрев в зеркало и улыбнувшись своему чересчур серьезному и сосредоточенному отражению, девушка вышла из лазарета. Нужно было определиться с жилой комнатой и взяться за какую-нибудь работу. Но руководству сейчас было не до нее, а Михаил первое время будет избегать ее. Гретта вздохнула: "Надеюсь, только первое время…". Но она еще на Гриде хорошо познакомилась, разумеется, заочно, со всеми членами группы "Альфа и Омега" и знала, к кому ей следует сейчас обратиться.

Девушка пошла к жилому комплексу, разыскивая комнаты Натальи Ивлевой.


*****


На третий день полета после преодоления океана астероидов случилась крупная неприятность. Даже более чем неприятность…

Три полных десятка боевых кораблей корров преградили путь Городу Снов. Когда Посланник увидел их, он не поверил своим глазам. Но его глазами были сверхчувствительные визуально-локационные приборы, и они не могли ошибаться. Флотилия противника дрейфовала в пространстве прямо по курсу, не предпринимая попыток приблизиться к ним. Корры были уверены, что бежать одинокому кораблю некуда. Да так оно и было на самом деле. Позади — океан летающих камней, войти в который еще раз было выше человеческих сил, впереди — неизбежная смерть в паутине энерголучей черных крейсеров-охотников.

Корры словно издевались над одиноким и слабым, по их мнению, противником, открыто и нагло демонстрируя свое превосходство и свою силу. Такое создавалось впечатление. На самом же деле корры были далеки от того, чтобы глумиться над загнанной жертвой. Их холодный нечеловеческий разум привык оперировать формальной логикой во всех сферах жизни. Поэтому им не трудно было сделать вывод, что у оказавшихся в такой ситуации людей не будет другого выхода, кроме как попытаться прорваться к своей цели, бросившись в лобовую атаку. Но у них не было никаких шансов на успех в подобной схватке. И потому корры спокойно ждали, когда люди приблизятся к ним и позволят себя расстрелять.

У Города Снов оставалось всего несколько часов до вхождения в зону досягаемости орудий противника, и за эти несколько часов группе "Альфа и Омега" необходимо было найти возможность избежать гибели.

В центре управления собрались все, кто находился в Городе Снов, то есть десять членов группы и Гретта Тозорес — перед лицом столь грозной опасности уместно было забыть, по крайней мере, на время, об их вражде.

— Итак, что мы имеем на данный момент? — голос Посланника в звуковом диапазоне звучал спокойно, но все понимали, что это за спокойствие. — Ситуация вам всем ясна. В двух словах: вперед — смерть, назад — смерть. Но смерть в план действий нашей экспедиции не входит, я проверял, — юмор Посланника в хорошие-то времена не всегда был понятен людям. — Поэтому, мы должны быстро найти наиболее приемлемый путь спасения. Есть какие-либо соображения?

— Прежде всего, меня интересует, как корры оказались здесь, — задумчиво проговорил Бакулин. — Ведь не могли же они ждать нас здесь задолго до начала нашей миссии.

— Меня тоже интересует этот вопрос, — Посланник увеличил изображение черных кораблей. — Я не большой знаток техники корров, но мне кажется… Посмотрите, пожалуйста, — сказал он, обращаясь к Ату Крисаллу, который по долгу службы изучал в свое время параметры кораблей противника.

— Да, безусловно! — воскликнул офицер гридианской гвардии, вглядываясь в хищно изогнутые черные тела. — Вне всяких сомнений! Это — крейсера-охотники.

— Это — крейсера-охотники, — эхом повторил Посланник. — А это означает, что они шли по нашим следам в пространстве и зеркальном континууме. Мне следовало сразу обнаружить погоню… Но я ничего не чувствовал, — удивленно добавил он, вспоминая свои ощущения на протяжении всего полета.

— Но если они следовали за нами, — Влад подошел и зачем-то постучал костяшками пальцев по обзорному экрану, — то каким чертом они вдруг оказались перед нашим носом?

— Безусловно, они где-то обогнали нас, причем это произошло в обычном пространстве. Но если бы это произошло здесь, да и вообще в открытом космосе, мы бы непременно их обнаружили. А следовательно…

Взгляды присутствующих обратились к заднему обзорному экрану с раскинувшимся во всей своей красе океаном астероидов.

— Нет, — Стрельцов удивленно покачал головой. — Они не могли обогнать нас в этом… аду. Это просто невозможно.

— Совсем недавно и наш прорыв мы сочли бы невозможным, — возразил Файтер.

— Нет, Владислав прав, — сказал Посланник. — И тем не менее, поле астероидов — единственная их возможность.

— Значит, есть подвох, — мрачно улыбнулся Бакулин.

— Подвох… — шепотом повторил Радимов, продолжая напряженно вглядываться в изображение потока астероидов. Дальнейшего разговора он уже не слышал. Вскоре его глаза начали слезиться от сияния близкой поверхности экрана, но он не замечал этого. Все его внимание было приковано к маленькой окружности, кольцу, которое образовывали камни в потоке где-то левее и выше их недавнего маршрута. Ее было трудно заметить, но он заметил и замер, пораженный внезапной догадкой о том, что это может быть.

— Подождите! — воскликнул Андрей, бесцеремонно перебивая Бакулина. Тот удивленно посмотрел на него:

— Что такое?

— Выведете вот этот участок на операционный экран с максимальным увеличением, — Андрей почти бегом переместился к опер-экрану со сложной клавиатурой.

Посланник без лишних вопросов переместил указанный участок изображения. Все, затаив дыхание, столпились за спиной Радимова. А он с помощью специальных команд устранил пространственное искажение картинки и развернул ее так, что каменная окружность расположилась ровно по центру экрана. Затем очертил ее ровной синей линией и, проложив два диаметра, определил центр. Затем дал команду на проведение вектора, перпендикулярного плоскости окружности, и нажал клавишу ввода. И тут перед удивленными зрителями картинка изменила позицию, показав толщу астероидного поля, а синяя стрелка искомого вектора обозначила… что?

Люди не верили своим глазам. Это был абсолютно ровный, неизвестно каким образом удерживающий свои границы коридор, пронизывающий насквозь весь поток астероидов. Выражения лиц людей в этот момент могли бы, наверное, вызвать смех, но не было того, кто мог бы рассмеяться. Все стояли и зачарованно, как кобра на дудочку факира, смотрели на экран.

— Так вот, значит, как они смогли… А мы то, дурни, напролом поперлись! — разрядил Влад напряженное молчание. — Не хватило ума вход поискать!

— Не думаю, что нам удалось бы его найти с той стороны, — раздался сильный голос Посланника, потратившего время затянувшейся паузы на кое-какие аналитические расчеты. — Судя по всему, вход в коридор с той стороны надежно замаскирован, и для того, чтобы найти его, необходимо, ни много, ни мало, точно знать его координаты.

— И корры их знали?

— Корры не могли их знать, — сказал Посланник, подчеркивая голосом слова "не могли". — Их могли знать только древние, да и то не все, а лишь создатели этой защитной системы. Вероятности того, что кто-то из них до сих пор живет на этом свете, я не допускаю.

— Вот другое решение, — поднял голову Леонид, — корры нашли вход абсолютно случайно. Скажем, вынырнули из иного пространства прямо перед ним.

— Такая вероятность ничтожно мала, — возразил Посланник.

Андрей вновь не следил за разговором. Он склонился над операционным экраном, его пальцы бегали по клавиатуре, а по монитору вертикальными столбцами ползли сложные формулы. Радимов словно со стороны наблюдал за своими действиями. Он чувствовал, как какая-то неведомая сила побуждает его к действию. Ему словно подсказывали, что следует делать. Вот оно, наконец! Андрей, словно придя в себя, уставился на конечный результат своих расчетов. Да, ошибки быть не может. Похоже, он нашел возможный путь их спасения…

— Извините меня, — громко сказал он, снова прервав кого-то на полуслове. — У вас получается очень интересное философское обсуждение теории вероятности применительно к возможности случайного нахождения этого злополучного входа. Но позволю себе напомнить, что в ближайшие два часа мы должны решить, что нам все-таки делать и как спасаться, иначе нам всем… — он запнулся, оглянулся на присутствующих девушек, и мягко закончил, — кранты.

— Ты чего разошелся? — удивленно спросил Рикардо.

— Он прав, мы тратим время, — сказал Влад. Он достаточно хорошо знал своего лучшего друга, чтобы понять, что тот не просто сотрясает воздух, а скорее всего, уже имеет конкретное предложение. — Что у тебя? — спросил он, кладя руку на плечо Радимова.

Во второй раз взгляды всех собравшихся обратились к Андрею. А он снова словно со стороны услышал свои объяснения.

— Я внимательно рассмотрел этот коридор, и меня очень заинтересовало, почему все камни движутся в одном направлении, а камни, образующие проход, вращаются внутри этого потока вокруг невидимого центра и не перемещаются по движению потока. Любой человек, имеющий хотя бы поверхностное представление о небесной механике, скажет, что такое невозможно. Но contra factum non est argumentum — такое существует. Я провел расчеты орбит камней в этом районе. Вот он, конечный результат, — Андрей жестом пригласил всех посмотреть на экран. — Это произведение великого гения небесной механики! — в его голосе звучало искреннее восхищение. — Представьте себе — орбиты нескольких тысяч астероидов отрегулированы буквально до сантиметра таким образом, что их гравитационные силы уравновешивают друг друга, не давая сталкиваться и разлетаться. Именно это равновесие и позволяет существовать такой невероятной конструкции.

— Действительно великолепно, — сказал потрясенный Бакулин. — Но все же, какое это имеет отношение к нашему спасению? — спросил он, все еще не понимая.

А Посланник уже понял. Он продолжил за Андрея:

— Как уже было сказано, равновесие — необходимое условие существования коридора. И если нарушить это равновесие, астероиды сорвутся со своих орбит, уничтожив коридор, а заодно и все, что в нем будет находиться. И достаточно нескольких относительно мощных взрывов, чтобы это равновесие нарушить. Таким образом, если нам удастся заманить корров в коридор и выпустить ракеты, тогда им… хм… кранты.

Все молчали, осмысливая услышанное. Потом все заговорили.

— Но как мы сможем заманить их?

— Заманивают приманкой. А единственная приманка — это мы сами.

— Но если мы сами туда сунемся, то погибнем.

— Но если не сунемся, тоже погибнем.

— Да, дилемма…

— Подождите, — сказал Посланник. — Ведь для того, чтобы инициировать катаклизм, нужен лишь один человек на одном из ваших десантолетов, благо ракеты вы наловчились делать очень мощные. Десантолёты, как я уже говорил, были затянуты почвой Фобоса, на которую вы их сбросили, и мирно стоят в моих ангарах — выбирайте любой. Некоторым из вас я уже рассказывал, что у меня есть "генератор-обманщик" — создатели снабдили меня превосходным средством маскировки. Этот генератор создает любое изображение. Когда-то я создавал отпугивающие фантомы для ваших предков, пытавшихся исследовать Фобос в XX веке. Можно сотворить изображение моего тела — точную копию, практически не отличимую от оригинала, а меня — сделать условно невидимым. Десантолет может скрыться за этим фантомом и, управляя им, имитировать стремительное бегство в обнаруженный нами коридор. Корры просчитают направление, поверят в то, что мы можем уйти и бросятся в погоню. Дальше останется лишь захлопнуть ловушку. А мы понаблюдаем за этим прямо отсюда.

— Да, звучит неплохо, — сказал Бакулин, вставая с кресла и потирая лоб. — Но это значит, что есть один смертник.

В воздухе повисла напряженная тишина. Все осознали то, что действительно не учли сразу, — пилот десантолета неизбежно погибнет под теми же камнями.

Андрея снова словно кто-то толкнул. Он встал и быстро сказал:

— Нет, смертника нет! Есть я. Я справлюсь и останусь жив.

— Но почему ты? — вскинул голову Стрельцов. — Я вот тоже готов… Мы должны обсудить кандидатуры.

В центре управления воцарилась гробовая тишина. Все понимали, какой настал момент. Но Андрей не хотел никаких споров. Он чувствовал внутреннюю ответственность, чувствовал, что сам должен реализовать свой план.

— Вы же знаете древнее правило: инициатива карается исполнением, — Андрей улыбнулся, но улыбка вышла мрачной. — Кроме того, никто не будет спорить, что я лучше всех присутствующих пилотирую десантолет, а значит, у меня единственного есть реальный шанс там выжить. Я не хочу возражений, — говоря это, Андрей знал, что практически подписывает себе смертный приговор. Но он остался внешне спокоен, и решительность, слава Богу, не покидала его. Ему было страшно, но он, сжав зубы, смотрел на людей, которых хотел спасти ценой своей жизни.

Бакулин понимал, что творится в душе у Андрея, но также понимал, что другого выхода уже нет. Если такова цена их спасения и спасения всех, чья судьба от них зависела, то ее надо заплатить. И это трудное решение как руководитель должен был принять именно он. Поэтому он сказал:

— Да будет так, друзья мои. Нет смысла спорить.

Все молча смотрели на Андрея.

— Не будем терять времени, друзья, — сказал он, еще раз через силу улыбнувшись. — Давайте докажем нашим врагам, что и один в поле воин.

Глава 11. Один в поле воин

Десантолет "Меркурий-III", который Радимов выбрал снова, стоял в ангаре на стартовой позиции готовый к полету. Посланник проверил все системы "генератора-обманщика", пульт управления которым был на скорую руку интегрирован с земными перчатками виртуального контроля, которые спейсеры использовали для дистанционного управления различной техникой, и заявил, что он в полном порядке. До начала операции осталось чуть менее получаса.

Андрей не стал ни с кем прощаться, сказав, что это ненадолго, и он скоро вернется. Просто он не хотел долгих прощаний с друзьями, боясь поколебать свою решимость. И лишь с одним человеком он должен был поговорить. Андрей попросил Влада проводить его до ангара. Стрельцов был "на взводе", хотя ничего не говорил другу и старался не показать того, что чувствовал в этот момент, провожая его к неизбежной гибели.

До ангара они дошли молча. Остановившись у десантолета, Андрей повернулся к Владу.

— Одна просьба, друг, — голос его дрогнул. — Если… нет, когда миссия будет завершена успешно, когда весь этот кошмар закончится, слетай на Венеру, найди мою Илану, скажи ей… Ты знаешь ее, ты знаешь, что сказать. Я всегда любил ее, и буду любить… Отыщи моих родителей… Если ты сделаешь это, значит я погиб не напрасно, значит мы старались не напрасно…

— Я сделаю это, брат! Сделаю…

— Ну, вот и все… Удачи!

Они посмотрели друг другу в глаза и обнялись. В последний раз…

Андрей быстро взбежал по ступенькам и закрыл кабину десантной машины. Влад молча развернулся и побрел к выходу из ангара.

Посланник дал сигнал предстартовой готовности. Упав в кресло пилота, Андрей закрыл глаза, успокаивая себя по методикам, приобретенным за годы спецподготовки. Когда он открыл их, все страхи и переживания словно отступили на второй план. Десантник снова был спокоен, его взгляд и мысли прояснились, он был готов к действию. Руки привычно сжали дугообразный штурвал. Каскадером звали его друзья. Ну что же, похоже, придется в очередной раз подтвердить это звание. В последний раз…

Андрей увидел, как пришли в движение створы наружного шлюза, медленно расстилая перед ним бархатное покрывало космоса с бесчисленными искорками звезд. Именно это сверкающее великолепие они пытались спасти. Радимов с грустью посмотрел на мерцающие светила. Для того чтобы и завтра человечество могло любоваться всем этим, они и рискуют своими жизнями так невообразимо далеко от дома. Хотелось надеяться, что не напрасно.

Мысли Радимова прервал грустный голос Посланника:

— Я готов к запуску фантома. Старт через десять секунд. Удачи тебе, Андрей.

— Спасибо, — беззвучно прошептал десантник. Он повернул верньер на левой перчатке виртуального контроля. Автонавигатор ответил коротким писком. Выдохнув: "С Богом!", Андрей потянул рукоять стартового ускорения. Машина, всегда готовая к этой команде, сорвалась с места и покинула Город Снов. Створы ангара за кормой десантолета закрылись. Ничего вокруг не изменилось, но Андрей знал, что видит уже не реальный корабль, а лишь его иллюзорную копию. Он повел машину, прижимаясь к левому борту призрачного Города Снов.

Радимов неторопливо и демонстративно развернулся по направлению к каменному коридору. Корабль-призрак как приклеенный повторил движение его десантолета…

…Если бы корры умели удивляться в человеческом понимании этой эмоции, то они, наверное, удивились бы, увидев как корабль противника, только что мчавшийся на них, резко изменил направление на почти противоположное. Но корры не умели удивляться. Они умели быстро анализировать ситуацию. Просчитав направление бегства противника, они осознали, что у него есть реальный шанс спастись. Но допустить этого они не могли. Опасного беглеца необходимо догнать и уничтожить…

…Радимов удовлетворенно хмыкнул, увидев, как все тридцать черных крейсеров-охотников, словно ужаленные, бросились в погоню. Ну что же, гонки так гонки. Все гражданские спейсеры были убеждены, что малый корабль ни за что не сможет уйти от мощного трекера. И в большинстве случаев это соответствовало действительности. Но, как и в любом правиле, здесь тоже были свои исключения. Исключение составляли десантолеты космодесантных войск Земли. Эти маленькие дискообразные машины были сконструированы таким образом, что при движении рассеянные выхлопы основных дюз улавливались специальными преобразователями-отражателями и направлялись во вторичные дюзы. При увеличении скорости основными двигателями со стабильной прогрессией возрастала и скорость работы преобразователей. Эта революционная конструкция позволила десантным машинам в конечном итоге развивать такую скорость, что угнаться за ними становилось проблематичным даже для самих десантных трекеров, с которых они стартовали.

Поэтому, зная свой скоростной резерв, Андрей намеренно поддерживал среднюю маршевую скорость Города Снов, позволяя противнику приблизиться и прочно "сесть на хвост". Некоторое время спустя Радимов, наконец, потянул рукоять пространственного ускорения. "Демон" рванулся вперед, увлекая за собой призрачный корабль. Преследователи также увеличили скорость, но Андрей уверенно держал их на неизменном расстоянии, не давая приблизиться и пустить в ход лазеры. Плавными движениями перчаток виртуального контроля десантник время от времени изменял курс копии Города Снов, уводя ее из под редких и неприцельных выстрелов дальнобойных орудий противника.

Спустя несколько часов гонки в пространстве, Андрей увидел прямо перед собой гигантский каменный водоворот, обрамляющий вход в искусственно созданный коридор. Здесь, в непосредственной близости это зрелище вдвойне потрясало воображение. В другой ситуации Андрей искренне восхитился бы. Но сейчас десантнику было не до восхищения. Его застывшее лицо с заострившимися чертами вообще не выражало никаких эмоций. Десантник уверенно направил машину в центр монументального водоворота летающих скал. Призрачный Город Снов скользнул в каменную воронку вслед за ним.

Лететь в коридоре, наблюдая непрестанно вращающиеся астероиды, было жутко. Благодаря огромной протяженности коридора и быстрому вращению камней возникал эффект дальнего смещения, в результате которого перед глазами пилота реальное направление тоннеля словно смазывалось, уступая место живой стене из каменных глыб. Другой человек вряд ли бы выдержал это, и при такой скорости неизбежно врезался бы в нее. Но экстрарезервы подготовленного организма космодесантника, усиленные тренингом, пройденным на Гриде, в сочетании с природным талантом пилотирования позволили Андрею в первые же минуты справиться с управлением. Взглянув на ЭДАКОН, он увидел, что все крейсера-охотники уже находятся внутри коридора. В принципе, они уже были в ловушке, и спасти их не могло уже ничто. Один залп ракетами "Гидра", и все…

Однако Андрей все же не терял надежду на то, что сможет, достигнув выхода, взорвать тоннель позади себя и спастись. В эти минуты в его голове уже не было никаких мыслей, им овладело абсолютное черное спокойствие. Он еще раз взглянул на преследователей и мрачно улыбнулся. Внезапно, повинуясь какому-то порыву, он обратился к автонавигатору.

— А давай что-нибудь послушаем!

Тот выполнил приказ, и маленький отсек управления заполнила громкая музыка. Андрей засмеялся и увеличил и без того уже огромную скорость, издеваясь над врагом, не подозревавшим, что уже обречен. Это была его личная месть захватчикам, в одночасье разрушившим его привычный мир, отнявшим у него счастье. Теперь, лишь в этой ситуации, на первый план выступили личные мотивы. Андрей понимал, что даже если ему удастся выжить при взрыве, ему не продержаться долго на маленьком десантолете в открытом космосе невообразимо далеко от обитаемых мест. А путь назад к Городу Снов будет закрыт. И поэтому он хотел одного: убивать и убивать, убить всех врагов, до которых сможет дотянуться. И этого удовольствия его никто не лишит.

После долгих сорока минут гонки во чреве океана астероидов, наконец показался "свет в конце тоннеля". Радимов снова увидел чистое бархатное покрывало, усыпанное бриллиантами.

"Ну, вот и все!", — подумал Андрей со злорадством. — "Попрощайтесь со своими погаными жизнями, гады!".

И вдруг… Андрей вздрогнул. На переднем обзорном экране он увидел, как пять черных кораблей вошли в коридор и медленно двинулись навстречу ему.

— Хитрые сволочи, засадный полк оставили… — бесцветно констатировал он севшим голосом. — Ну что же, вы тоже умрете. Я даже рад. На пятерых больше. Хорошая цена…

Андрей перекрыл вторичные дюзы, плавно погасил скорость и завис посреди каменного водоворота. Резким движением он сдернул с рук перчатки виртуального контроля. Корабль-призрак исчез в одно мгновение. Остался лишь маленький диск "демона". Сейчас он вполне оправдывал это шутливое название. В его власти была демоническая сила, которой он и собирался воспользоваться. В этот момент корры поняли, жертвой какого обмана они стали. Осознали они и свою дальнейшую судьбу. Но было поздно пытаться что-либо изменить.

Андрей встал с кресла пилота, выдохнул: "С Богом!" и направился к панели управления батареями атомных ракет. В прошлый раз за этой панелью сидел Владислав. На этом месте суждено было погибнуть Андрею.

Десантник молча активировал систему наведения. Красное перекрестье поползло по экрану и остановилось на первом крейсере-охотнике. Андрей нажал ряд кнопок, открывая все ракетные люки десантолета. Десять атомных ракет системы "Гидра" были выведены на огневую позицию. Со словами: "Не надо было трогать Землю, сволочи!!!", Андрей ударил по красной кнопке пуска. Ракеты пошли…

* * *

Люди и тьяоро расширенными от ужаса глазами смотрели на обзорный экран Города Снов. На нем во всей красе развернулась картина страшной катастрофы. Участок потока астероидов, где еще недавно находился коридор, буквально кипел. Тысячи и тысячи камней, срываясь со своих орбит, сталкивались друг с другом, раскалывались на части, которые разлетались во все стороны и снова сталкивались с другими. В центре этого месива ярким огнем сильнейших взрывов полыхали корабли, бессильные против разбушевавшейся стихии. Это было страшно… Но еще страшнее было взглянуть на приборную панель, на которой горели мониторы контроллера процессов жизнедеятельности членов экипажа. Лишь спустя некоторое время после того, как каменная буря немного успокоилась, все как по команде перевели взгляд на эти мониторы. Они по-прежнему горели. Кроме одного…

Влад глухо застонал и, резко встав с кресла, вышел из центра управления. Остальные один за другим потянулись следом. Банальная минута молчания в этой ситуации выглядела бы издевательски, а слова были лишними.

Когда все покинули центр управления, Посланник обвел взглядом окружающее пространство. Все вокруг было чисто. Больше никто не преграждал им путь, они были спасены. Но какой ценой… Посланник посмотрел туда, где только что погиб Андрей Радимов. Это была поистине смерть героя. Но разве могут эти слова оправдать саму смерть? Посланник глубоко скорбел. Он открыл рабочий ангар и задал "жуку" N 3 с оставшегося десантолета, оснащенному постоянным источником света, программу — полететь и закрепиться на одном из астероидов потока.

"Это единственный памятник, который мы можем поставить тебе сейчас", — сказал Посланник, наблюдая за полетом крохотного светящегося шара. — "Обещаю, что твоя смерть не будет напрасной. Прощай, друг…".

Глава 12. Меч Самуила

Сверкающая отраженным светом миллионов звезд прекрасная птица летела на сильных крыльях к цели. И прямо по курсу незыблемым островом в бушующем звездном море возвышалось древнее монументальное творение нечеловеческого разума, таящее за сверкающим великолепием серебряных стен силу, способную уничтожать целые галактики.

Спустя двое суток, за которые члены группы "Альфа и Омега" справились с эмоциональным шоком, вызванным гибелью Радимова, и исполнились еще большей решимости и жажды мести, Город Снов приблизился к Мечу Самуила настолько, что на обзорных экранах стали различимы отдельные детали серебряной обшивки гигантского сооружения. Хотя обшивкой это можно было назвать лишь условно, поскольку она не состояла из отдельных плотно состыкованных плит, привычных для людей и тьяоро. Поверхность была гладкой и цельной, словно этот огромный цветок вырос из единой и неделимой субстанции. Примерно такой же поверхностью обладал и Город Снов. Как объяснил Посланник, это была биометаллическая субстанция, которую в качестве строительного материала часто использовали предыдущие Волны Жизни.

Невероятная сила притяжения и мощнейшее энергополе, которыми обладал объект под названием Меч Самуила, воздействовали на все приборы и механизмы корабля, заставляя их работать на пределе перегрузок. Кроме того, оно буквально давило в пси-сфере, создавая у людей чувство направленного на них невероятно чужого холодного взгляда. Древнее сооружение словно присматривалось к визитерам, пытаясь понять их намерения и предостерегая.

Осознавая, что операция по высадке десанта должна пройти как можно быстрее, Леонид объявил о ее начале, как только Город Снов приблизился к точке поверхности, из которой начинался проход к центру управления Меча Самуила. Согласно данным Посланника, центр управления должен был находиться относительно недалеко от поверхности, в связи с чем у членов группы "Альфа и Омега" были основания надеяться, что им не придется "год идти пешком" к сердцу этой исполинской машины.

В назначенный час все члены группы собрались в рабочем ангаре, из которого должен был стартовать десантолет их миссии. Машина была уже полностью готова к полету, а люди и тьяоро, которым предстояло совершить вылазку, получали заключительные наставления от Посланника. Он вновь рассказал им о расположении проходов, повторил описание их маршрута и действий в его конечной точке. По крайней мере, настолько, насколько он сам о них знал от своих создателей… Напоследок Посланник пожелал удачи и дал предстартовый отсчет.

Внутренние стены сомкнулись, отсекая ангар от остальных помещений Города Снов. Пошла вверх огромная плита внешней двери ангара.

Операция началась.

Они сидели, плотно вжавшись в спинки кресел, расположенных в транспортном отсеке модуля. Девять кресел были заняты согласно новому боевому расчету. Десятый — Леонид Бакулин — вел машину. Все было не так, как планировалось раньше…

В кресле пилота должен был находиться Андрей Радимов. Стрельцов печально вздохнул и скосил глаза влево. Девятое кресло не было пустым: Радимова в группе "Альфа и Омега" заменил единственный, кто мог это сделать, по причине отсутствия других альтернатив — их недавний враг Гретта Тозорес. На ее отправке с ними настаивал по каким-то причинам Посланник, и Леонид с Владиславом, рассудившие, что лучше за ней присматривать, нежели оставлять в Городе Снов, согласились с ним.

Стрельцов отвел глаза от сосредоточенного и немного испуганного, но по-прежнему красивого лица Гретты и посмотрел на сидевшую напротив Наташу. Она боролась с тошнотой и головокружением — неизбежными спутниками скоростного спуска на боевым десантолете космодесантных войск Земли, не отличавшемся особым комфортом. Даже в эту минуту ее побледневшее лицо было для Стрельцова прекрасным. Девушка заметила его взгляд и улыбнулась, давая понять, что у нее все хорошо. Влад улыбнулся в ответ и бегло оглядел остальных. Лица Михаила и его латиноамериканского тезки Мигеля Суареса были совершенно спокойны — опытные десантники привыкли к подобным полетам. Рикардо тоже выглядел спокойным и уверенным, и лишь сжатые скулы свидетельствовали о том, что он испытывает действие сильных перегрузок. Два молодых тьяоро — Ат Крисалл и Элаз Рорк II крепко вцепились в поручни и сжали зубы, наверняка, ругая про себя земную технику. Но было видно, что особых проблем у них не возникает. За время их знакомства Влад успел убедиться, что эти парни достаточно надежны и, можно надеяться, в сложной ситуации не подведут. Взгляд его скользнул дальше. Милене пришлось тяжелее всех. Ее лицо было белым, как мел, но девушка терпела, не проронив ни звука. Влад показал ей большой палец, и девушка нашла в себе силы улыбнуться.

Ну что же, похоже, что группа внутренне собрана и готова к действиям. Сам Стрельцов вообще не испытывал никаких неудобств. Они с Леонидом не зря считались лучшими десантниками Солнечной системы и командовали лучшими отрядами космодесантных войск.

Через двадцать минут от начала полета модуль несильно тряхнуло, и стены завибрировали. Десантники успокоили незнакомых с земной техникой тьяоро, объяснив, что машина переходит на посадочный режим. Снаружи это выглядело как трансформация диска в усеченный конус.

Приблизившись к указанному Посланником месту, где находилась гигантская шахта, ведущая вглубь древнего сооружения, Леонид стал осторожно спускать машину в нее. Вскоре он достиг громадного помещения, залитого ровным светом, исходившим прямо от стен. Поверхность внизу была ровной, и Бакулин совершил посадку без использования силовых штыков. В тот момент, когда десантолет, качнувшись на стабилизаторах, замер, разжались крепления на креслах в транспортном отсеке, освобождая членов группы. Люди и тьяоро вскочили со своих мест и стали быстро натягивать шлемы, готовясь к выходу. В дверном проеме появился Леонид, уже полностью облаченный в скафандр, с пулеметом в руках. Они рассчитывали на засаду корров, которую те наверняка успели устроить на случай, если Городу Снов удастся каким-то чудом (которое и произошло) прорваться сквозь кордон крейсеров-охотников. Десантники схватили пулеметы почти с радостью — они чувствовали себя "в своей тарелке". Остальные тоже взяли оружие, причем тьяоро — свое, в эффективности которого людям довелось убедиться в ходе совместных тренировок.

Мигелю и Элазу было поручено нести аудио и видеоприборы — "глаза и уши" Посланника.

Экипировавшись таким образом, группа "Альфа и Омега" медленно спустилась по трапу и двинулась к видневшемуся вдали темному входу в один из коридоров, который должен был привести их к цели.

* * *

На плечо скафандра Леонида, повинуясь его команде, выдвинулся фонарь. Мощный луч света ударил вглубь темного коридора, разгоняя мрак. Остальные последовали примеру лидера, и вокруг стало светло, будто днем. Даже светлее… Гладкие серебристые стены мягко отражали свет, создавая эффект сияющего тоннеля.

Шедшие в авангарде и арьергарде десантники держали пулеметы наготове, но ничего вокруг пока не предвещало опасности. Пока…

Ощущалась сила тяжести, всего немного превышающая земную и гридианскую, что было невероятно с учетом размеров этого искусственного небесного тела. Это означало, что вокруг них — поле искусственной гравитации, которое Ангелу было ни к чему. Неужели оно создано изначально с расчетом на хрупкие тела подобных им рас? Невысказанный вопрос повис в сознании людей и тьяоро маяком, притягивающим и направляющим их мысли… Кого ждал здесь Самуил через миллиарды лет после создания им грандиозного Меча? Не их ли?..

Тяжелые подковы на ботинках скафандров с силой ударяли по полу, но звука в вакууме не было. Каждому было слышно лишь дыхание — его собственное и других, благодаря внутренним передатчикам шлемов.

Замедленные движения… Безмолвие… Метроном дыхания и ударов сердца… Тоннель серебристо-белого сияния, подобный Пути очищения, по которому летит душа в своем стремлении к высшим силам и сферам…

Все они пришли к наивысшей точке духовного напряжения в жизни. Точка, в которой пересекаются альфа и омега их бытия, была так близка… Финальное препятствие…

…Первое нападение было внезапным. Парный красный энерголуч безмолвно прочертил пространство навстречу людям. Тренированная реакция десантников не подвела, их тела сработали на уровне рефлексов. Бакулин рухнул на пол, Мигель отскочил в сторону, сбив с ног Элаза, чем спас тому жизнь. В ту же секунду Леонид открыл ответный огонь из положения лежа, стреляя в ту точку, откуда появился смертоносный луч. Впереди в темноте, там, где заканчивалась освещенная их фонарями часть тоннеля, рассыпались искры от попадания крупнокалиберных пуль в металлическую поверхность. Следующий энерголуч ушел в потолок. Влад и Леонид вскочили одновременно и бросились вперед вдоль стен, поливая пространство перед собой новыми очередями. Выстрелы из лучеметов прекратились. Через несколько шагов лучи фонарей выхватили из тьмы распростертые на полу тела. Их было трое. Акреры, создания корров, которых их хозяева любили посылать в бой против обладателей биологических тел. Леонид узнал "квадратные" очертания, знакомые по испытанию в моделируемом фантоме на Гриде.

При мысли о фантоме Леонид мгновенно вспомнил слова Шатоса: "Схемы атак корров, как правило, повторяются. После атаки на физическом уровне, зачастую следует атака посредством наведения моделируемого фантома". Он взглянул на Влада и по тому, как тот насторожился, понял, что Стрельцов вспомнил о том же.

В следующую секунду Леонид увидел, как Влад застыл, и его глаза остекленели…

…зал без окон и дверей, фиолетовое свечение, росчерки голубых молний и дробящиеся звуки гонга под сводами. Благовония… Владислав был на мгновенье дезориентирован, и этого мгновения хватило, чтобы на него с разных сторон молниеносно кинулись три призрачных силуэта, почти неразличимых в полупрозрачной дымке. Тело десантника снова среагировало практически без сознательного контроля, кинувшись под ноги одному из нападающих. Вполне материальный, как оказалось, противник, который в этот самый момент наносил удар верхнего уровня, споткнулся о неожиданное препятствие и по инерции провалился вперед. При этом он налетел на своего "коллегу", остановив его движение. Влад, откатившись подальше, вскочил на ноги и встретил атаку третьего противника. Удары его визави были более чем просто быстрыми. Положение усугублялось тем, что очертания нападавших постоянно смазывались, делая проблематичными точные контрудары. Стрельцов решил сосредоточиться на атакующих конечностях. В следующую секунду ему удалось захватить летящую ему в висок руку за запястье. Остальное для опытного в рукопашных схватках десантника было делом техники. Поочередно раздался хруст ломающихся руки и шейных позвонков. Одним стало меньше. Однако два других времени не теряли. От мощного удара Влад отлетел метра на два. В глазах помутнело, но десантник снова вскочил на ноги, приготовившись встретить следующую атаку…

…гигантская оскаленная пасть пронеслась прямо над лицом упавшей навзничь Милены. Ряды сверкающих кинжалов зубов сомкнулись с леденящим кровь лязгом, ухватив лишь воздух. Только отголосок силы Полей, слабую ниточку связи с которыми все же удалось нащупать Милене, позволил ее телу совершить прыжок из мертвой точки. Промедление в доли секунды, и сверкающие клыки огромной рептилии были бы уже окрашены ее кровью… Резкая боль пронзила спину девушки — спасаясь от смертельной угрозы, она со всего размаху бросилась на острые камни, коими была усеяна поверхность маленького плато на краю пропасти, со дна которой доносились звуки ревущего пламени, служившие аккомпанементом ярким красно-желтым сполохам. Справа отвесная стена безымянной скалы уходила ввысь в черные облака, слева открывался ужасающий вид огненной бездны. В отчаянии девушка подняла голову и увидела, как извивающийся в восходящих потоках раскаленного воздуха черно-красный дракон заходит на второй круг, скаля кровожадные зубы и контролируя ее движения немигающими глазами. До его атаки осталось несколько секунд. Милена попыталась сконцентрировать все Силы, которые ей удалось почерпнуть из далеких Полей, для того, чтобы кинжальным выпадом направить их в крылатого противника…

…Леонид почему-то очень четко увидел схему переноса его сознания в моделируемый фантом, а также успел за доли секунды распознать структурные связи ментальной сети, набрасываемой на мозг жертвы при применении этого необычного оружия. Его просветление сопровождалось ощущением сверхличности, которое посещало его уже не впервые. Вновь как будто кто-то приподнял завесу тьмы, укрывающую его реальное сознание, и на него обрушился поток ярких образов-воспоминаний, таких чужих и своих, далеких и близких одновременно… Мгновение прошло, упало каплей в океан времени. Сознание вновь осталось лишь сознанием Леонида Бакулина. Первостепенная задача рефреном зазвучала в нем. Концентрация внутренних резервов достигла максимума.

Бакулин обнаружил себя на крошечном островке в море раскаленной лавы. Четыре крылатых создания пепельно-серого цвета, сжимавшие в когтистых конечностях серпообразные орудия, стремительно спикировали на него. Островок был мал, уходить от нападения было практически некуда… Но Леонид и не собирался уходить. Ментально-энергетическим усилием он толкнул ячейки сети моделируемого фантома, вплетая в них свою нить нового сценария и спокойно взирая на то, как враги вдруг закричали, нелепо взмахнув перепончатыми крыльями и, схватившись за головы, рухнули прямо в поток лавы. Леонид понял, что он невероятным образом распознал принцип действия вражеского оружия и сумел им воспользоваться против применивших его. Что-то подобное он уже сделал однажды во время памятного ему поединка со "сфинксоподобным" скакуном на Гриде. Отныне он мог произвольно влиять на моделируемый фантом…

…Атакующие вдруг остановились, словно налетев на невидимую стену. Влад с удивлением увидел фигуру Леонида, возникшую за спинами врагов, которые как по команде сначала повернулись к вновьприбывшему, а затем рухнули на пол как подкошенные. Бакулин жестом показал Стрельцову следовать за ним…

…Фокус взгляда дракона неожиданно изменился, как будто он увидел новую цель за спиной Милены. Он издал какое-то гортанное рычание, в котором словно сквозили нотки удивления. В следующую секунду, промчавшись мимо на значительной высоте, дракон со всего размаху влетел в скалу. Посыпались камни и брызги янтарной крови. Огромная рептилия камнем рухнула в бездну. Девушка резко обернулась и увидела Леонида Бакулина. Ее взгляд адепта Света моментально отметил сияние энергополя, более мощное, чем она когда-либо видела даже у самых сильных Посвященных, включая ее отца. Бакулин жестом приказал ей следовать за ним…

…Влад открыл глаза и моментально вскочил, вскинув пулемет. Но целей поблизости не оказалось. Под ногами лежали поверженные акреры с лучеметом. Послышался ровный спокойный голос Леонида:

— Тихо, тихо, врагов поблизости нет.

— Леонид, что это было? Это ведь тот самый фантом, мать его, да?

— Именно. Но теперь, я думаю, он нам не опасен. Кажется, я нашел способ его нейтрализовать. Проверь, как остальные, особенно Милена.

— Есть! Кстати, нам просто повезло, что эти вот индивидуумы, — Влад пнул ногой одного из акреров, — такие хреновые стрелки. Засада-то мастерская.

— Что есть, то есть. Поэтому бери Рика, и вперед. Метров пятнадцать впереди группы. Михаил и Ат — прикрываете тыл.

Перестроившись, группа двинулась дальше. Люди, настороженно озираясь, водили стволами из стороны в сторону. Как они и полагали, сюрпризы не закончились.

За спинами Стрельцова и Файтера внезапно обрушилась тяжелая плита двери, отсекая их от остальных. По сдавленным возгласам, донесшимся из наушников шлемов, они поняли, что там, где осталась основная группа, снова началась перестрелка. В следующую секунду они словно почувствовали во мраке зловещую тень, и голубое сияние плеснуло им в глаза. Влад и Рик с ужасом ощутили, как немеют мышцы, а кости словно звенят натянутыми струнами. Они застыли на месте, не в силах пошевелиться. "Парализующее поле", — как сквозь сон пришла мысль. А затем они потеряли сознание.

* * *

Леонид тяжело оперся о стену, отбрасывая пустой магазин и вставляя новый. Нагрудный бронированный щит его скафандра был сильно оплавлен — по нему скользнул энерголуч противника. Людям снова повезло — на полу валялись семеро акреров. В фантоме побывали поочередно все, но Леонид был начеку, эффективно пользуясь своей новой способностью.

В наушниках раздался голос Михаила:

— Капитан, мы не обнаружили никакого механизма, приводящего в движение эту дверь. Мы можем только взорвать ее.

— Ребят не слышно? — спросил Бакулин.

— Не отвечают. Что будем делать?

— Дайте связь с Посланником.

Через секунду связь была установлена, и Леонид обрисовал ситуацию Посланнику.

— Их индикаторы горят, они живы, — ответил тот. — Продолжайте путь. Только овладев центром управления, вы сможете контролировать ситуацию. Тогда вы сможете освободить их. Вам осталось пройти три коридора. Но будьте осторожны.

Бакулин сделал знак идти в обход. Вскоре показался последний, по их расчетам, коридор, ведущий к сердцу этой грандиозной машины.

Еще одна дверь стала опускаться, грозя отсечь на этот раз тех, кто шел сзади. Михаил резко бросился вперед и Ат Крисалл последовал за ним. Они успели протиснуться в узкую щель, когда дверь была уже почти у пола.

Навстречу отряду, лишенному пути к отступлению, ударил целый поток ярких лучей. Ат замешкался, стоя возле двери на коленях и поднимая с пола свое оружие. Смертоносный луч в долю секунды разорвал его грудную клетку, и люди услышали лишь глухой стон, полный боли и удивления.

Пулеметы били не переставая, им вторили пистолеты и плазменные ружья тьяоро. Интенсивность огня противника уменьшилась. В наушниках послышался еще один стон. Мигель, находившийся на самой линии огня, был тяжело ранен. Леонид рывком бросился вперед, прикрывая собой потерявшего сознание десантника и выпуская в сторону противника очередь за очередью. С помощью Элаза он оттащил Мигеля ближе к стене. По ним бил уже только один лучемет. Вскоре и последний противник был уничтожен. Взгляды всех обратились к распростертому на полу Ату, но ему было уже не помочь.

Путь вперед был свободен. Леонид и Михаил раскидали тела акреров, застывшие в тех позах, в которых их настигли пули, и прошли к огромной двери в конце коридора. Помня инструкции Посланника, Леонид сконцентрировался на слабо мерцающем знаке Ангела Самуила, начертанном на двери. Среагировав на поток биоэнергии, плита двери пошла вверх, открывая взору людей и тьяоро обширное помещение, освещенное тусклым серебристым светом, сохраняющим таинственный полумрак. Это и было сердце древней машины.

Когда все вошли, Леонид повторил свои манипуляции, и дверь закрылась.

— Отлично, вы добрались, — послышался в наушниках голос Посланника. — Но не расслабляйтесь. Вы зашли, так сказать, с черного хода, поэтому сопротивление было более слабым. Мой расчет оказался верным — отсюда вас ждали меньше всего. Остальные подходы, я думаю, блокированы серьезнее, помимо акреров там и сами корры. Однако теперь они сориентировались, и окружают вас. Какова ситуация?

— У нас потери, — мрачно сообщил Бакулин. — Ат Крисалл убит, Мигель серьезно ранен. Стрельцова с Файтером все еще не слышно.

— Будем надеяться, жертвы не напрасны, — вздохнул Посланник. — Но Влада и Рикардо мы вернем. Возьмите под контроль Меч, и мы будем хозяевами положения. Я не исключаю возможности, что машина даже синтезирует смесь газов, пригодную вам для дыхания. Эта функция является одной из естественных для сооружений предыдущих Волн Жизни, как вы помните по первому контакту с Городом Снов, то есть со мной.

— Но если здесь корры, то почему они сами не завладели Мечом?

— Они не могут. Не знают как. Я и сам-то до конца не знаю… Корры не случайно так стремились захватить хотя бы некоторых из вас. Так что, советую поторопиться, пока они не начали "вынимать души" из Влада и Рика в поисках информации.

Леонид шагнул вперед к гигантской панели, испещренной сотнями мерцающих рун и символов. Он с благоговейным трепетом, который вызывал невообразимо древний артефакт, протянул руку и сделал перед панелью несколько плавных движений, следуя инструкции Древних, заложенной в памяти Посланника.

Периферийным зрением Бакулин зафиксировал, как подался вперед Элаз Рорк II, и как незаметно качнулся в сторону спины офицера тьяоро ствол пулемета Бронского. Михаил, как и остальные десантники, имел особые инструкции Бакулина, предназначенные для ситуации, если у тьяоро в составе их группы тоже окажутся свои особые инструкции по овладению силой коллапсатора в обход людей. Однако, кризис, слава Богу, не наступил. Элаз остановил свое движение и стал пристально наблюдать за действиями капитана группы "Альфа и Омега".

Знаки, над которыми прошла рука Леонида, наливались алым сиянием. Присутствующие, которые стояли, затаив дыхание, почувствовали словно объятие чьей-то огромной теплой ладони. Взгляд… Взгляд с большой буквы. Кто-то смотрел на них, в них и сквозь них. Сквозь стены и миллиарды километров пространства вокруг них, сквозь время. Взгляд был и теплым и холодным одновременно. И было в нем все: необъятная мудрость, печаль и радость, гнев и любовь, улыбка, боль, жалость, сочувствие, и одновременно бесконечная отстраненность, отрешенность… Люди и тьяоро потерялись и растворились в этом Взгляде существа, древнего как сама Вселенная, Взгляде Ангела…

Леонид словно в трансе стоял и раскачивался перед сверкающей панелью. Движения его рук становились все более плавными и сложными, пробуждая от многотысячелетнего сна все новые и новые священные письмена.

Грянула музыка. Она играла в их головах, и красота ее была непередаваемой. Затем на смену мрачно-торжественному крещендо пришел Голос. Этот Голос невозможно было описать словами, но в сравнении с ним голос Посланника, который так удивлял людей своей красотой, показался бы грубым и незвучным. И было в том Голосе так много оттенков чувств, эмоций и настроений, что невозможно было понять их все.

"Приветствую вас, молодые разумные. Надеюсь, разум ваш достаточен, чтобы понять КАКУЮ СИЛУ вы пробуждаете".

Люди, казалось, не в силах были проронить ни слова. В разговор вступил Посланник:

"Приветствуем тебя, Великий. Разум наш крепок, но мысли наши преисполнены скорби и боли, причиненной нам несправедливой войной. И видит сама Первовселенная, мы не обратились бы к столь ужасной силе, если бы это не было единственной возможностью защитить миллиарды жизней и саму Вселенную".

"Гнев и жажда мести не застилают нам глаза, Великий", — продолжил Леонид. — "Чувство долга и ответственности сильно в нас. Не превосходства над другими ищем мы, но спасения. Спасения для мирных разумных народов".

"О да, я вижу, что побудило вас воспользоваться силой, способной разрушить ту Вселенную, которую вы желаете защитить. И вижу, что те из вас, кто вынашивал своекорыстные планы, сумели совладать с неверными помыслами и подчиниться общей цели".

При этих словах Элаз Рорк II вздрогнул, быстро посмотрел на остальных и опустил голову. Он понял, что Ангелу доступны его мысли, и ведомо, что Элаз, получивший на это негласное одобрение своего руководства, собирался взять силу Меча под свой контроль. Однако, после смерти Ата и после того, как земляне спасли ему жизнь, он отказался от претворения в жизнь этого плана. Не все измеряется личными амбициями и политическими интересами…

…И что-то еще неуловимо проскользнуло во взгляде Элаза…

Голос Ангела продолжил:

"Но будьте осторожны, ибо обладание безграничным могуществом всегда ведет к искушению обретения абсолютной власти. И лишь истинная мудрость способна усмирить это стремление и использовать могущество во благо нуждающихся. Не забудьте об этом!".

"Мы не забудем, Великий. И мы благодарны тебе за твой совет", — Леонид наклонил голову.

"Я вижу в вас Разум", — утвердительно произнес бестелесый ментальный голос Ангела, давно покинувшего эту Вселенную, но оставившего одну из проекций своей личности в сердце созданной им машины. — "Так возьмите же СИЛУ!".

В следующий миг люди почувствовали, как полностью пробудилась вся гигантская машина — Меч Самуила. Хотя никто из них потом не мог вспомнить, что же именно он ощущал в тот момент…

А затем анализаторы скафандров сделали заключение, что атмосфера вокруг пригодна для дыхания. Посланник вновь оказался прав в своих прогнозах.

Леонид отстегнул прозрачный шлем и вдохнул полной грудью чистый воздух.

"Укажите мне Избранного", — произнес Ангел. — "Лишь один из вас будет способен распоряжаться Силой".

"Леонид", — тихо позвал Посланник.

Бакулин вышел вперед и внимательно посмотрел в глаза каждому из присутствующих членов группы "Альфа и Омега". Во взглядах людей сомнений в правильности такого выбора не было. У тьяоро же если и были свои соображения, высказывать они их не стали. Элаз просто отвел взгляд…

Леонид повернулся к мерцающей панели, которая в тот самый момент плавно отъехала в сторону, открывая серебряную стену с изображенными на ней знаками ά и ω и изумительной красоты символом меча.

"Капля крови Ангела должна упасть на Меч", — людям показалось, что в голосе появились торжественные нотки, хотя, скорее всего, это было лишь игрой их воображения.

Леонид оглянулся на остальных, не поняв, что имеет в виду Ангел, и мысленно воззвал к Посланнику. Однако тот, как оказалось, сам был в замешательстве.

"Кровь Ангела, о Великий?", — вопросительно произнес Посланник.

"Капля крови Ангела должна упасть на Меч", — вновь прозвучали те же слова.

Вдруг Гретта схватилась за грудь и удивленно вскрикнула. Все повернулись к девушке. Она снова закричала, явно от боли, пытаясь расстегнуть сложную застежку нагрудной пластины скафандра. Наташа кинулась к ней, помогая справиться с нагрудником. Когда им это удалось, и скафандр разошелся, в глаза присутствующих в полумраке помещения ударило яркое алое сияние. Гретта одним движением сорвала что-то с шеи, и все увидели красивый золотой кулон, в котором пульсировал кроваво-красным светом изящный самоцвет.

Словно подчиняясь чьей-то воле, Леонид шагнул к девушке и взял у нее кулон. Твердым шагом он направился к символу Меча. Все напряженно молчали. Леонид протянул руку и дотронулся камнем до углубления в эфесе.

Ему показалось, будто Меч соскочил со стены и с силой вошел в его сердце. Вспышка белого сияния и боль, затопившая на мгновение все его существо… Сияние и боль, которые принесли с собою очищение от всех тех суетных мелочей, которые постоянно довлеют над человеком… На доли секунды Леонид снова воспарил своим сознанием над всем окружающим, прикоснулся к потоку чистой экзистенции…

От невидимого удара он отлетел метров на пять, сбив с ног Михаила. Упав на спину, Леонид тут же снова вскочил на ноги, и вдруг громко засмеялся. Он почувствовал Силу, на секунду ему даже показалось, что он контролирует всю Вселенную, что он обнял ее, проник в каждый уголок… Это волшебное чувство прошло, но тело Леонида переполняла энергия, а его сознание обрело способность распоряжаться Силой Меча Самуила.

В то же время в сознании Леонида приоткрылась тайная дверца, и пришло понимание того, откуда у него то дремлющее ощущение сверхличности, которое так беспокоило его. Пришло и продолжение давнего видения…воин с трудом поднялся, опираясь на меч, морщась от боли стянул с себя разорванную кольчугу, и вошел в воду быстрой реки… Почувствовал это и Посланник, ибо эти тайные узы связывали только их двоих. Однако сейчас нужно было сконцентрироваться на первоочередной задаче.

"Вот и все, вы получили то, чего искали", — произнес Ангел — "Возьми это", — сказал он, обращаясь к Леониду. На лезвии меча, между буквами ά и ω возник изумительной красоты золотой перстень. Всю его поверхность покрывали красные руны, а в изящную оправу был встроен камень крови Ангела, более крупный и яркий, чем тот, который остался в эфесе меча после прикосновения Бакулина. — "Это — знак Силы и постоянной связи с этой машиной. И помни то, о чем должен помнить!".

Леонид осторожно взял перстень и, стащив перчатку скафандра, надел его на средний палец правой руки. Он сразу же ощутил пронизывающий его тело поток энергии, исходящей от всего этого монументального острова в звездном море, с которым он отныне был связан.

"А теперь оставьте меня", — сказал Ангел, и слабый свет стен померк почти полностью.

"Мы благодарны тебе. Прощай!" — Леонид почтительно склонил голову, затем решительно направился к двери, но не к той, через которую они вошли, а к большой арке центрального входа. Створки бесшумно разъехались при его приближении. Широкий тридцатиметровый коридор скрывал в себе два расчета акреров с двумя стационарными лучеметами. Люди и тьяоро вскинули оружие, но Леонид опередил их. Повелительным жестом он поднял руку с перстнем, и стены коридора внезапно сошлись, уничтожив врага.

— Пока мы внутри этой машины, мы в безопасности, — сказал Бакулин. — Я контролирую ее всю.

— Посланник, — вскинул голову Михаил, — ты говорил, что здесь есть сами корры. Почему бы нам не захватить парочку пленных?

Леонид остановился и вопросительно посмотрел в глазок видеокамеры, через которую "смотрел" Посланник.

— Не думаю, что вы успеете, — отозвался тот. — Корры все же могут в экстремальных ситуациях самостоятельно перемещаться в пространстве. По крайней мере, на расстояние до парочки резервных кораблей, которые они, я уверен, оставили где-то поблизости. Помните, они очень опытны и хитры. Они поняли, что проиграли этот раунд, и теперь, я полагаю, их здесь уже нет.

— Сейчас проверим, — сказал Леонид и застыл на несколько минут, проверяя через свой новый канал связи с Мечом Самуила все его помещения. Наконец, он открыл глаза и объявил окружающим: — Посланник как всегда прав в своих прогнозах. Корры покинули Меч Самуила. Они оставили несколько засад акреров, но скорее за ненадобностью, чем в реальной надежде нас остановить. Засады я ликвидировал. Путь свободен, военнопленных же не будет.

Члены группы "Альфа и Омега" раздосадовано пожали плечами и продолжили свой путь вслед за Бакулиным, ошеломленные грандиозностью происходящего.

Через некоторое время группа добралась до того места, где в плену у парализующего поля застыли Владислав и Рикардо. Увидев их, Наташа и Милена подались вперед.

— Леонид, — позвала Наташа, — мы можем их освободить?

— Поле создано коррами, оно не часть Меча Самуила, что усложняет мою задачу… — задумчиво произнес Бакулин. — Я попытаюсь…

С этими словами он снова взмахнул рукой с перстнем, и сияние поля стало постепенно меркнуть. Его силу впитывали в себя стены, повинуясь приказу того, кому Самуил позволил распоряжаться своим Мечом.

— Быстрее вытаскивайте их, — скомандовал Леонид.

Михаил, Элаз, Наташа и Милена бросились вперед и вытащили тяжелые фигуры в скафандрах за пределы голубого свечения. Леонид опустил руку, и поле вернулось в прежнее состояние. Но пленников у него уже не было.

Скафандры Стрельцова и Файтера расстегнули и откинули шлемы. Жертвы парализующего поля были в глубоком забытьи, но серьезной опасности для жизни, похоже, не было.

"Возвращайтесь скорее!", — послышался голос Посланника.

Леонид окинул взглядом распростертые на полу тела — борющиеся за жизнь Мигеля, Влада и Рика и мертвое Ата, их оружие, которое вынуждены нести другие, и сказал:

— Мы не сможем нести всех. Дайте мне время разобраться с моими новыми возможностями. Я что-нибудь придумаю…

Бакулин опять углубился в себя на несколько минут, а все вокруг терпеливо ждали. Наконец его лицо просияло.

— Сейчас я вас удивлю, друзья. Я, правда, и сам удивился… — Леонид присел и внимательно осмотрел пол. — Все это сооружение, внутри которого могут поместиться несколько таких планет, как наша Земля, создано из биометаллической субстанции. Оно, кстати, даже не построено, оно выращено Ангелом, но это не главное. Главное то, что оно имеет текучую структуру. Так что, если попробовать… — не договорив, он положил руку с перстнем на пол и сосредоточенно затих.

Остальные с изумлением почувствовали, как широкая лента пола вдруг задрожала и двинулась вперед подобно эскалатору, однако плавно наращивая скорость. Людям и тьяоро оставалось только держаться на ногах. Минут через десть импровизированный транспорт домчал их до самого десантолета.

Спустя еще несколько минут, группа "Альфа и Омега" покинула Меч Самуила, на котором их миссия была успешно выполнена.

* * *

Леонид, Михаил, Элаз, Наташа, Милена, Гретта, пришедшие в себя после дозы излучения мед-автомата Влад и Рик, а также незримый Посланник собрались в обсервационном зале Города Снов. Отсутствовали лишь Мигель и Ат Крисалл. Прооперированный десантник, не вышедший из состояния комы, находился в лазарете. Там же, в низкотемпературной камере находилось и тело молодого тьяоро, которое им предстояло вернуть семье Крисалл.

Сначала Рикардо и Владу рассказали обо всем, что произошло с момента их временной нейтрализации. Стрельцов сразу же задал вопрос, постоянно вертевшийся у всех на языке, но по какой-то причине остававшийся не высказанным:

— Но почему древняя машина сработала лишь при наличии драгоценных камней, которым мы не придавали никакого значения? Что это за камни, Гретта?

— Я знаю лишь то, что эти камни были переданы семьям Воздействия стелгами, — ответила девушка. — Это случилось очень давно. Они говорили, что это камни с их родной планеты, и что они даруют их нам как символ нашего возвышения над остальным обществом тьяоро.

— Камни относительно молодых стелгов и древнейшее оружие Ангелов… — Михаил покачал головой. — Что-то не сходится.

— А все не так на самом деле, — подал голос Леонид. — Мне открыто, что камни эти — порождение Ангелов. Это — материализовавшиеся капли их крови, если для нашего понимания назвать кровью одну из связующих энергетических субстанций в их многослойных энергетических телах. Их Ангелы использовали для воздействия и установления прочной связи с наиболее значимыми объектами материального мира. Меч Самуила — из числа таких объектов.

— Но как же камни оказались у стелгов? — задала резонный вопрос Гретта.

— Возможно, их истинное назначение было забыто, и они передавались как реликвия через разные Волны Жизни. От Ангелов — Повелителям, от них — птерангам, затем хньянгам, а потом и стелгам, — предположил Влад.

Леонид промолчал. Он не знал, так ли это.

— Значит, наличие этих камней было необходимо для успеха нашей миссии? — спросил Михаил.

— Да! — ответил Леонид. — Хотя, возможно, существовала вероятность обойтись без них — это зависело бы от воли Самуила.

— Но это значит, что если с нами не было бы Гретты, то, скорее всего, наша миссия была бы обречена на провал… — закончил мысль Бронский.

Все молчали, ибо было только одно объяснение — события были предопределены…

Горизонты Избранных (Обреченных)

Его звали Леонидом Бакулиным, он был космодесантником, которому выпала судьба пережить захват Земли коррами и продолжить борьбу… Его звали Радамиром, он был князем Арконды, которому выпала судьба поднять Меч Семи Молний против черных всадников Эрлингоры. Он почти погиб у той реки, где ему пришлось в одиночку сразиться с тремя десятками всадников, но кому-то было угодно, чтобы он выжил и продолжил борьбу… Были и другие имена…

Леонид сидел прямо на полу, привалившись к стене в одном из технических помещений Города Снов, куда не заходил никто из группы "Альфа и Омега". Он был оглушен навалившимися на него образами двойной памяти. В книгах он читал о возможности вспомнить прошлую жизнь, но чтобы это произошло с ним?.. В его душе царило смятение, с которым в автономном режиме пытались справиться сознание и тренированная воля десантника. Вспоминался сон о необычных шахматах и чьей-то направляющей руке. Одновременно с этим его захлестнуло сверхсознание… Набатом звучала фраза: "Ты делал это раньше, сделаешь еще не раз! Ты избран для этого!".

"Что это значит?", — направил Леонид четкую мысль неизвестно кому.

Однако ответил ему Посланник.

"Ты ведь уже почти догадался, не так ли? Ты всегда очень быстро соображал, я это прекрасно помню. Чтобы облегчить тебе процесс осмысления напомню, что в Арконду я пришел под именем Мирлинора, но люди называли меня Посланником".

Леонид вздрогнул. Посреди хаоса, царившего в его голове, возникла очень трезвая мысль: "По крайней мере, я не сошел с ума. Или сошли мы оба, но это уже не так скучно".

"Рад, что не теряешь чувство юмора. Ну а если серьезно, то я сам все вспомнил и осознал относительно недавно. Готов поделиться с тобой, если хочешь".

"Давай", — кивнул Леонид.

"Элементарный курс философии ты, естественно, изучал и хорошо помнишь, что такое диалектический цикл. Тебе не трудно представить себе, что такое вечная борьба. Так вот, вся Первовселенная, во всех ее пространствах и временах пронизана тем, что можно назвать Большой Войной. Война эта есть ни что иное, как противостояние двух противоположных процессов — конструктивного и деструктивного".

"Бога и дьявола, если персонифицировать?", — полувопросительно пробормотал Леонид.

"Именно. Но это — упрощение, на которое мы сознательно идем. Обозначение, придуманное разумными существами для непознаваемого. Представить Всевышнего как личность невозможно, ибо эта личность была бы настолько масштабна и многогранна, что не осознавалась бы нашими средствами познания. Отождествлять Его с Первовселенной также неверно, ибо это пантеизм в чистом виде, который не позволяет дистанцировать Творца от сотворенного Им. То же справедливо и в отношении его антитезы — дьявола, если хочешь. Поэтому я и говорю о них, как о двух бесконечных процессах — креации и деструкции. Бог — это вечный процесс творения, созидания, развития и упорядочения. Дьявол же — деструктивный процесс, изначально порожденный процессом конструктивным. Их постоянное противоборство — необходимое условие существования реальности, объективной для нас и, если все-таки персонифицировать, субъективной для них".

"Попробую продолжить", — поднял голову Леонид. — "Эта Большая Война вечна, она не может закончиться победой ни одной из сторон, ибо победа дьявола — это абсолютная смерть всего и вся, а победа Бога — идеал, который в диалектическом цикле недостижим. Таким образом, их борьба происходит всегда и везде с переменным успехом, с локальными победами то одной, то другой стороны, так? У древних народов Земли были такие легенды, думаю, Наталья их хорошо знает. Религиозным системам мира Арконды, как я припоминаю, они тоже известны".

"Совершенно верно. Познавать же истинную подоплеку происходящего мы можем только интуитивно, если можно так выразиться, при "просачивании" информации к нам из высших планов бытия".

"То, что на Земле в средневековой христианской патристике и схоластике называлось "ревеляцио" — божественное откровение".

"Да. И вот что было мне открыто", — Посланник сделал паузу. — "Большая Война происходит на всех уровнях — от субатомарного до метагалактического. И на каждом уровне за миллиарды лет выработались свои, скажем так, правила игры. Есть они и на социальном уровне. Когда в той или иной точке пространства и времени между разумными народами возникает ключевое напряжение, происходит конфликт, имеющий, соответственно, ключевое для данной реальности значение. В этот момент Стороны, то есть Бог и дьявол, раз уж мы их так рассматриваем, вводят действующие фигуры, от которых будет зависеть исход данного конкретного конфликта. Любая из сторон может сделать первый ход: либо Бог направляет своего Посланника, либо дьявол вводит в игру Предтечу. В зависимости от этого происходит расстановка сил, и начинают разворачиваться события. Другая сторона имеет право на ответный ход: появляются соответственно Предтеча либо Посланник. После их появления происходит эскалация конфликта. Но еще важнее — появление Агентов сторон — персоналий, от которых, по сути, напрямую зависит исход конфликта".

"Не хочешь ли ты сказать?..".

"Да, Леонид, в данном конфликте я — Посланник Бога, а ты — его Агент. Оказывается, эти фигуры используются неоднократно, ведь мы с тобой уже встречались в тех же ролях. Помнишь, князь Радамир?".

"Да, проповедник Мирлинор. А ведь я, помнится, хотел тебя казнить…".

"Не смог бы. Как я теперь отчетливо понимаю, мы неразрывно связаны и не можем действовать друг против друга, это сильнее нашей собственной воли".

"Ну хорошо, я вспоминаю тех, кто нам противостоял тогда. Но кто же Предтеча и Агент дьявола, как ты их назвал, на сей раз?".

"Точно не знаю. Их Агент мне вообще не известен, но мы еще с ним встретимся. Возможно, он возглавит силы корров, которые выйдут нам навстречу, чтобы остановить нас. Результаты же действий Предтечи назвать могу. Помнишь загадочные убийства, повергшие в ступор земные спецслужбы? Министры, командование космодесантных войск, включая твоего собственного начальника? Их убил лично Предтеча, дабы дезорганизовать ваши силовые ведомства и ведомства, отвечающие за работу в космосе и за поддержание нормальной координации между планетами Федерации. Затем он подал сигнал армаде корров. Ну а после этого, фактически, был введен я, и первым моим действием, еще полубессознательным, стала дистанционная активизация Меча Самуила, после которой он стал интенсивно накапливать энергию. Хотя, если быть совсем точным, мое появление произошло сразу после появления Предтечи в Солнечной системе. Как только он прилетел, был активизирован указатель, оставленный Древними на Марсе, который и привлек внимание к Фобосу".

"Подожди, но ведь ты существовал на Фобосе, точнее в Фобосе и раньше. А Посланником тебя назвали, как ты сам сказал, твои создатели, то есть Древние".

"Да, это чистая правда. Видишь ли, о существовании высшего уровня, Большой Войны в каждом конфликте доподлинно знают только четыре фигуры — Посланник, Предтеча и два Агента. Однако информация об этом фрагментарно просачивается к остальным разумным, они подсознательно воспринимают ее. В частности это проявляется в словесных обозначениях. Древние назвали меня Посланником, имея в виду, что посылают меня к людям. Вспомни, в Арконде люди тоже окрестили меня Посланником, также вкладывая в это смысл, имевший локальное значение в той реальности".

"А духовный лидер черных всадников Эрлингоры носил титул Предтечи Темной гармонии…".

"Да-да, он и был Предтечей в смысле Большой Войны", — подтвердил Посланник.

"Но почему мы тогда не осознавали себя в качестве…".

"А ты до конца помнишь ту свою жизнь?".

"Нет", — удивленно покачал головой Леонид.

"Вот и я — нет. Хотя возможно такое откровение дается нам не каждый раз".

"Так значит, мы действуем по воле…", — Леонид запнулся, затем произнес — "Бога?!".

"Да, и многие события вокруг нас предопределены Его волей. Вот тебе объяснение, например, появления Гретты с ее камнями. К сожалению, воля Его визави также предопределяет некоторые события. Так, например, крейсера-охотники корров "случайно" нашли проход в потоке астероидов…".

Они помолчали, вспомнив Андрея Радимова и Ата Крисалла, которым эта "случайность" стоила жизни.

"Все вокруг настолько многослойно и неоднозначно, все гораздо сложнее, чем видится сознанию разумного индивида… Все шире, чем видится. Кто силен в одном месте, слаб в другом, и наоборот. Вспомни, хотя бы Поля, на которые так уповали привыкшие пользоваться ими, и которые отказались служить чуть подальше от привычного ареала. Все это и дает разумным повод задумываться о таких вещах, как бесконечность и многовариантность мироздания, которое постоянно необходимо познавать. И столь многое в нем не зависит от воли разумных индивидов, столь многое предопределено свыше. Но это не тотальный провиденциализм, не постановка с известным финалом. Помни, что у нас, как и у наших противников, достаточная автономия воли, и именно от нас зависит в конечном итоге судьба данной реальности".

"Не знаю как для тебя, но для меня это не просто "данная реальность". Земля — мой дом, и я действую, прежде всего, как землянин Леонид Бакулин. Я сражаюсь за свою Родину. И то, что я выступал в таком же качестве где-то еще, не меняет моего отношения к Земле и человечеству!".

"Да-да, я знаю, такие чувства необходимы для Агента Бога, они придают ему силу. Будь собой, Леонидом Бакулиным, сражайся за свой дом. Но все же не забывай, что ты, как и я, не принадлежишь только этому миру. Мы обречены на участие в Большой Войне", — в голосе Посланника прозвучала тысячелетняя грусть.

Леонид замолчал, прислушиваясь к себе, привыкая к своей новой сверхличности. В его голове снова раздалось эхо фразы: "Ты делал это раньше, сделаешь еще не раз! Ты избран для этого!". Но в унисон его мыслям вторая ее часть несколько изменилась:

"Ты обречен на это!".

Глава 13. Минута покоя

Город Снов, выполнивший свою миссию, несущий на борту человека, которому подчинялась отныне сила коллапсатора, возвращался назад. Поток астероидов они миновали без проблем — Леонид просто использовал одну из программ, заложенных в охранных системах Меча Самуила, и "раздвинул" перед ними летающие глыбы, образовав новый проход. Именно гений Ангела, создавшего коллапсатор, породил и программу, позволяющую с точностью до миллиметра скоординировать траектории полета астероидов и уравновесить их в любом требуемом построении, а не технология Древних, как думал Посланник.

Несколько раз пройдя по "зеркальному пути", корабль летел теперь в обычном пространстве, готовясь к сеансу связи с Гридой.

Настроение членов группы "Альфа и Омега" омрачала лишь смерть их двоих друзей, но сознание того, что они выполнили задуманное и теперь готовы противостоять врагу, придавало им силы.

Город Снов летел к цели, получив возможность распоряжаться жизнями миллиардов живых существ…

А у уставших людей и тьяоро появилась минута покоя в этой войне, которую они вынуждены были вести…

* * *

Створки двери с шипением разъехались, и Наташа шагнула в мягкий полумрак и прохладу комнаты. Влад сидел на диване и задумчиво глядел перед собой на слабо мерцающую голограмму, изображающую летний земной пейзаж. Тонкие белые стволы берез немного раскачивались под теплым ветром, и слышно было почти естественное шуршание листвы. Рощица спускалась вниз к спокойной голубой речушке. По ясному небу меж легких белых облаков изредка пролетали птицы. От картины веяло таким спокойствием и умиротворением, что девушка, боясь нарушить хрупкую гармонию, тихо опустилась на диван рядом с Владом. Он обнял ее, и некоторое время они молча любовались пейзажем. Затем Наташа подняла голову с его плеча и заглянула в его глаза.

— О чем ты задумался, любимый? — мягко спросила она.

— О войне, — прозвучал ответ.

Девушка удивленно отшатнулась. Ответ не гармонировал с обстановкой и сразу же прогнал ощущение тихой идиллии. Слишком резким был диссонанс между спокойным выражением лица Владислава, картиной перед ним и его мыслями. Наташа промолчала, полагая, что Влад сам заговорит об этом, если сочтет нужным.

— Я думаю не о той войне, которую ведем мы, — пояснил он. — Я думаю о войне как таковой. О побудительных мотивах, заставляющих разумные существа истреблять друг друга. Я вспоминаю историю Жизни в нашей Вселенной, рассказанную Посланником, и не могу понять, из-за чего такие мудрые и могущественные цивилизации, как дроккорры и птеранги начали взаимное уничтожение. А за ними последовали другие народы…

— Я поняла, кто тебя беспокоит, — печально вздохнула Наталья. — Люди…

— Да. Вся история человечества записана как бесконечная череда войн, крупных и мелких конфликтов, вероломных нападений и смертей тысяч и тысяч людей на полях сражений, — он вздохнул. — Мы называем корров жестокими убийцами, расой темных воинов. И сейчас воюем против них, потому что они напали на нас. Но что будет потом, если мы одержим победу? Посланник назвал наши расы "детьми войны". Да, мы тоже раса воинов. Человечеству присущи и жестокость, и готовность к убийству, и стремление к доминированию. Кто гарантирует, что, повергнув корров, мы через некоторое время, поднакопив силы, сами не начнем звездную экспансию, прикрываясь, возможно, тем лозунгом, что при нашем "мудром правлении" всем станет лучше жить? И может быть, кто-то назовет нас темными воинами и будет пытаться защитить себя, уничтожив нас.

— Чтобы в свою очередь… — подхватила мысль Наташа. — Вечный цикл, единство и борьба противоположностей. Многие считают, что именно конфликт является главной движущей силой прогресса, истории. Но ты прав, это страшная перспектива.

— Я не хочу, чтобы это случилось с человечеством, — Влад покачал головой. — Но что может это предотвратить?

Девушка молчала, уткнувшись лицом в его плечо, словно прося защиты от мрачного будущего.

Она не знала ответа.

Он тоже его не знал.

* * *

Посланник предавался раздумьям. В этой реальности он не был человеком, но даже его повергали в священный трепет события последнего времени. Он и не думал, что его ожидает подобная судьба, когда тысячелетия назад был приставлен к человеческой цивилизации в качестве наблюдателя и вплоть до того момента, как к нему вернулась вторая память. Но если то, что он испытывал сейчас, можно было назвать гордостью, то он очень гордился, что ему выпала эта доля. Хотя он ни на секунду не забывал об ответственности, которую она налагала. Посланник был достаточно мудрым, чтобы не предаваться эйфории от успешного хода их миссии. Он видел многое, и если у Стрельцова зародились только смутные предчувствия, то Посланник практически точно знал, что будет дальше. Да, если им удастся добиться поставленной цели, то опасность будет устранена. На этот раз… Но этот конкретный исторический эпизод — лишь один из многих и многих подобных. Борьба творения и разрушения, света и тьмы, как ее ни назови, вечна. И вновь будет следовать удар за ударом, будут новые жертвы, новые подвиги, новые победы то одной, то другой стороны. И не будет этому конца. И те, кто хочет жить в мире, должны быть готовы к вечной борьбе за него.

Мысли Посланника были услышаны. Леонид Бакулин, его вечный собеседник и почти постоянный гость центра управления Города Снов, поднял голову.

"Думы твои мрачны", — заметил он.

"Я думаю о Большой Войне, которую называют диалектическим циклом", — ответил Посланник. — "Она везде и во всем. Сейчас как никогда я чувствую вечное движение, изменение, борьбу на всех уровнях от субатомарного до метагалактического".

"А ведь она простирается еще дальше, то есть и в другие континуумы Первовселенной", — Леонид потер рукой подлокотник кресла. — "Но я знаю, что тебя волнует больше всего. Социальный уровень!".

"О да!", — мысленно вздохнул Посланник. — "Взаимодействия такого рода приобрели слишком жестокие формы в обществах разумных существ. Тяга к взаимному истреблению ради доминирования, ради власти над развалинами, просто ради подвержения самих себя опасности".

"Сродни комплексам разрушения и саморазрушения по Фрейду", — заметил Леонид.

"И так сплошь и рядом, во всех, даже самых высокоорганизованных социумах нашей Вселенной. В обществе тьяоро я распознал это сразу. Про корров и говорить не приходится. А затем я подумал: а для чего Самуил создавал свой Меч? Ведь не для того же, в самом деле, чтобы им когда-нибудь воспользовались потомки через несколько Волн Жизни. А не в том ли разгадка, что и среди Ангелов были междоусобицы и распри, или же они враждовали с Повелителями? И не из за этого ли пришлось им исчезнуть из нашей Вселенной?", — Посланник помолчал немного. — "Я уж не знаю, что творится в других Вселенных", — добавил он тихо.

"Почему не знаешь, мы с тобою ведь там бывали, по меньшей мере, однажды", — отозвался Леонид. — "Я думаю, везде одно и то же".

Посланник не стал спорить.

"Но неужели единственный способ повлиять на ход этой борьбы…".

"Да. Всегда, когда кризис нарастает, и конфликтные взаимодействия достигают слишком опасной черты, появляются те, кто своими действиями и, возможно, ценой своих жизней предопределяют дальнейший ход событий. И вся реальность фиксируется на них. На Земле принято называть их героями или великими злодеями в зависимости от того, на чью сторону склоняют они чаши весов. Они подобны нам. В данном пространстве-времени — это мы!".

"Обстоятельства порождают личность, а личность изменяет обстоятельства", — проговорил Посланник.

"Да. Одна из извечных диалектических картин. И так будет всегда. Для некоторых это случайно, некоторые, как мы теперь знаем", — Леонид усмехнулся, — "обречены раз за разом быть этими героями. Баланс сил восстанавливается только таким способом…".

"В таком случае, каково же будет значение наших действий?", — Посланник уточнил, — "Я имею в виду не для человечества, а для хода Большой Войны?".

"Предположу, что в случае успеха нашей миссии влияние деструктивных сил на нашу Вселенную будет существенно ослаблено, их власть подорвана. Этим мы расчистим плацдарм для ответного "удара" конструктивного процесса. Этим "ударом" будет гармоничное и плодотворное развитие цивилизаций нашего мира. Возможно, это коснется и корров, и их общество будет демилитаризовано. В случае же неудачи в нашем начинании, тьма захлестнет весь наш мир, как выразились бы поэты. Постепенно, всего за несколько веков, корры уничтожат и людей, и тьяоро, и стелгов. Затем они начнут уничтожать самих себя в междоусобных войнах. Это будет массовым самоубийством. И вот тогда Первовселенная вынуждена будет просто-напросто нейтрализовать всю нашу реальность. Для Большой Войны это будет лишь незначительным эпизодом. Но для нас — это катастрофа в прямом смысле вселенского масштаба. И мы должны сделать все, чтобы это предотвратить. Потому что мы — люди!", — говоря "люди", Леонид имел в виду всех: и себя, и Посланника, и человечество, и тьяоро, и стелгов, и даже, отчасти, корров.

Посланник понял его правильно.

"Ну что же, мы постараемся", — сказал он.

"Да, мы постараемся", — повторил Бакулин, задумчиво глядя на сияющий кровью Ангела перстень на пальце.

* * *

Мрачные и страшные мысли о будущем беспокоили не всех во время этой короткой минуты покоя. Некоторые использовали ее для того, чтобы разобраться в себе и своих чувствах…

Михаил сидел в кресле в обсервационном зале в полной тишине и темноте. Над ним и вокруг него драгоценными камнями сияли миллионы звезд. Взгляд десантника блуждал где-то между ними, но мысли его были не о звездах. Мысленно он вернулся к тому, что случилось с ним на Гриде…

…В то утро, первое после поединка, выиграв который Михаил стал членом группы "Альфа и Омега", ему долго не хотелось вставать. До испытания, названного "экзаменом жизни и смерти", оставалось несколько дней, и земляне отдыхали и набирались сил. Михаил решил, что обязательно куда-нибудь отправится сегодня. Все равно куда. Едва ступая за границы Террапарка, люди попадали в удивительный незнакомый мир, на планете тьяоро им было интересно все.

Михаил вызвал местный летательный аппарат, который люди по привычке окрестили аэрокаром, и отправился в путь. До вечера он летал над прекрасными лесами, живописными равнинами, дважды спускался к широким и полноводным рекам и подолгу гулял вдоль их берегов. Но на природе, одновременно похожей и не похожей на земную, он остро чувствовал тоску по дому, по своим родным и близким, оставшимся на захваченной Земле. Ведь даже до нападения корров он редко виделся с ними, постоянно находясь по долгу службы вне Земли.

Вслед за этими мыслями пришла мысль о том, что у него до сих пор нет ни жены, ни постоянной подруги. Так как с женщинами у него, в общем-то, проблем не было, он склонен был объяснять отсутствие какой-либо привязанности тем, что ему хронически не хватало времени на серьезные отношения из-за его службы. Но на самом деле причина была в другом, и он это понимал. Просто не встретил он еще ту, которая соответствовала бы его идеалу, высокому стандарту, который ему хотелось бы видеть в женщине, с которой он свяжет свою жизнь. Именно об этом размышлял Михаил, в очередной раз прогуливаясь по берегу гридианской реки.

— Ну что же, с мыслями о жене придется подождать до лучших времен… — пробормотал он, бросая на воду плоский камешек.

Проследив взглядом за тем, как камень пять раз подпрыгнул на водной глади и с тихим всплеском ушел на дно, Михаил повернулся и побрел к аэрокару. Смеркалось, и пора было улетать из этих диких мест, дабы избежать близких знакомств с представителями животного мира планеты.

Подняв машину в воздух, десантник подумал, что ему не хочется еще возвращаться в Террапарк, и повернул к одному из городов тьяоро. Оставив аэроладью на стоянке, Михаил неторопливо пошел по центральной улице, со сдержанным любопытством разглядывая все вокруг. Присутствие здесь землянина уже не вызывало всеобщий резонанс, поскольку за прошедшее с их прилета время, люди стали нередкими гостями в городах тьяоро. Идущие навстречу тьяоро смотрели на Михаила с таким же сдержанным любопытством. Некоторые с ним здоровались, и он им вежливо отвечал.

Вскоре его внимание привлекло большое красивое здание, настоящий архитектурный шедевр по меркам землян. Его туда словно что-то потянуло. Подойдя ближе, Михаил разглядел вывеску, возвещавшую, что внутри находится галерея какого-то местного известного живописца. Ему стало интересно, и он решил войти. Оказавшись среди великолепных полотен, землянин с удовольствием стал любоваться ими, наслаждаясь близким людям искусством тьяоро.

Стоя у одного из гридианских пейзажей, Михаил вдруг почувствовал, что на него кто-то смотрит. Сам по себе этот факт не был странным — многие смотрели на землянина. Но в этом взгляде было что-то… Михаил невольно обернулся… и забыл о картинах.

Он увидел девушку. Она стояла у противоположной стены, и слегка склонив голову на бок, смотрела прямо ему в глаза. Она была красива. Нет, она была прекрасна. Михаил понимал, что негоже ему, да и, по крайней мере, неприлично вот так откровенно таращиться на незнакомую женщину-тьяоро здесь на Гриде, но ничего не мог с собой поделать. Он смотрел в ее прекрасные зеленые глаза, на ее длинные густые чуть вьющиеся светлые волосы, скользил глазами по безупречной фигуре и идеальным чертам лица, словно созданным рукой гениального скульптора. Он словно перестал воспринимать окружающую действительность, полностью сконцентрировавшись на красоте, которая ему явилась…

Однако это состояние длилось недолго. Михаил сумел совладать с собой и отвел глаза. Девушка же, видимо как-то по-своему истолковав причину его замешательства, подошла ближе и заговорила красивым мелодичным голосом:

— Простите меня, пожалуйста. Я позволила себе слишком пристально смотреть на вас и помешала вам. Поверьте, я не хотела причинять вам беспокойство.

Михаил уже окончательно пришел в себя и проговорил спокойно, с улыбкой:

— Ну что вы, вы мне ничуть не помешали. Напротив, я рад, что сумел привлечь внимание такой прекрасной дамы.

Девушка немного смущенно улыбнулась.

— Понимаете, — сказала она, — я первый раз увидела землянина. С того самого дня, когда мы впервые узнали о вашем прибытии, я мечтаю познакомиться с кем-нибудь из вас, — она даже немного покраснела, что придало ее лицу еще большую привлекательность.

— Похоже, мне представилась возможность осуществить вашу мечту, — улыбнулся Михаил, у которого помимо воли "включилась" стандартная схема построения коммуникации с понравившейся женщиной.

Мимо них прошла, громко разговаривая, группа посетителей. На Михаила словно больше никто не обращал внимание. Он предложил девушке пойти куда-нибудь, где они смогут спокойно поговорить. Выйди на улицу, они немного прошлись, и вскоре его спутница указала на дверь какого-то местного ресторанчика. Они заняли один из свободных столиков в углу, где царил приятный полумрак, а со стен свисали причудливые живые гридианские цветы. Они провели там весь вечер, беседуя на разные темы. Разговаривать с ней было одно удовольствие — девушка оказалась весьма интересной собеседницей. Ее заинтересованность всем, что было связано с землянами, была неподдельной. Она увлеченно слушала Михаила, в свою очередь поведав ему немало об образе жизни ее народа.

Но, поддерживая интеллектуальную беседу, Михаил не переставал любоваться сидевшей перед ним очаровательной девушкой. Он наслаждался ее обществом, ему было легко и приятно. Если бы не тема разговора, можно было бы представить, что он снова на Земле, в обычном ресторанчике. Но все происходило далеко от дома, а его собеседница была представительницей иной звездной расы…

Проведя вместе более четырех часов, они расстались, но договорились о новой встрече. Так Михаил познакомился с Греттой Тозорес.

Они встречались каждый день, и их интерес друг к другу все больше возрастал. По крайней мере, так казалось Михаилу…

В день "экзамена" Гретта с нетерпением ждала его, и, пройдя испытание, он сразу же помчался к ней. Он пригласил ее домой… А потом случилось то, что случилось, и оказалось, что она лишь использовала Михаила и его чувства все это время, исполняя волю своей семьи. И хотя жизни его не грозила опасность, такая хитрость стала для него ударом. Словно что-то оборвалось в душе…

Поэтапно и беспристрастно проанализировав впоследствии все обстоятельства их встречи, Михаил осознал, насколько четко была продумана и реализована Гретой схема знакомства с тонкой манипулятивной обработкой. Его профессиональное чутье не сработало, но это было объяснимо — для адепта Воздействия было несложно "усыпить" это самое чутье путем соответствующего пси-воздействия.

Затем последовало динамичное развитие событий, требующее максимальной концентрации внимания и не дающее отвлекаться на посторонние мысли. И вот теперь он снова думал о Гретте. Думал и понимал, что не забывал о ней ни на миг…

В тот час в обсервационном зале Города Снов Михаил признался себе, что любит ее. И чувство это было искренним, раз уж он смог простить ей то, что она натворила. Простить в тот самый момент, когда нашел ее, бесчувственную и беспомощную на полу одного из помещений корабля во время их полета к Андромеде…

Повинуясь внезапному порыву, Михаил вскочил с кресла и направился к комнатам Гретты.

Но он не дошел до них…

Он встретил ее на полпути. В глазах девушки застыли слезы. В ее взгляде Михаил прочел, что она думала о том же, о чем и он, переживала все события тех дней. Она смотрела на него умоляюще…

Они стояли и смотрели друг другу в глаза, не говоря ни слова. Все слова были бы лишними. Они поняли друг друга без слов.


****


В это время в Городе Снов царили любовь и умиротворение, связывая души нескольких разумных существ, рискнувших стать островком света в бушующем море тьмы.

Глава 14. Неисповедимы пути…

Посланник открыл специальный канал связи с Гридой. Этот канал был подобен белому парусу на корабле Тесея, возвращавшегося с Крита, он возвещал об успехе миссии. И Грида отозвалась. На экране появилось взволнованно-обрадованное лицо Шатоса Крат III, отца Милены, выполнявшего функции министра обороны планеты. Пару секунд он вглядывался в лица собравшихся в центре управления, уже зная, что вести, которые он услышит — хорошие. Затем он заговорил.

— Приветствую вас. Эта встреча с вами — самое долгожданное на Гриде событие.

— И мы вас приветствуем, — ответил Леонид, вставая со своего кресла, и подходя ближе к экрану. — Мы несем вам радостное известие. Наше задание выполнено — мы располагаем той Силой, за которой отправились.

Леонид медленно поднял сжатую в кулак руку с перстнем, в котором играла искрами капля крови Ангела. Он демонстрировал свое лидерство в группе "Альфа и Омега" и делал это сознательно, при этом внимательно разглядывая лицо Шатоса. Но тот либо действительно не был посвящен в особую инструкцию Элаза, либо настолько хорошо владел собой, что не прореагировал на известие о том, что не Элаз владеет силой Меча Самуила, ни единым разоблачающим движением глаз или мимических мышц. Хотелось верить в первый вариант…

— Я счастлив это слышать, — сказал Шатос. — Только это и может спасти нас теперь.

— Я слышу тревогу в ваших словах, Шатос, — раздался голос Посланника.

— Да, вы правы, и тревога эта сильна. Мне, конечно же, хотелось бы поподробнее расспросить вас о вашей миссии, но времени на это нет. Слушайте! Корры в курсе всех наших планов, они знают, что вы возвращаетесь, и знают, с чем вы возвращаетесь. Победа наша все еще под сомнением. Корры экстраполировали вашу траекторию, и их флот готов перехватить вас.

— Но ведь мы можем уничтожить их, — Леонид мельком взглянул на кольцо Ангела.

— Можете, но не станете. Корры хитры. Перехват произойдет в точке, в которой вы скоро появитесь — в районе летящей звезды, которую, если правильно помню, вы называете Звездой Барнарда. По-нашему — это Горс. Ее спутник — планета Притория — метрополия стелгов.

В центре управления Города Снов воцарилось молчание. Все поняли, что это значило. Применить коллапсатор в том регионе пространства, означало подписать смертный приговор расе стелгов.

— Большой флот? — после нескольких секунд молчания спросил Леонид, имея в виду численность идущих на перехват корров.

— Около семи тысяч кораблей, — быстро ответил Шатос.

Владислав присвистнул.

— Всего ничего, — констатировал Михаил.

— И это все ради нас?! — поднял бровь Леонид. — Я потрясен…

— Они осознают, какая опасность исходит от нас, — сказал Посланник. — Я не удивился бы, если бы их было в два раза больше. К тому же корры еще страхуются на случай вмешательства стелгов — это, все-таки, их территория.

— Но может, нам просто изменить курс, увести их подальше от Притории и там уничтожить? — вступила в разговор Наталья.

— Ни единого шанса! — в один голос ответили Леонид и Посланник. Бакулин продолжил: — Они ждут нас все вместе именно в той точке, через которую мы должны пройти по нашему курсу следования. Если только мы изменим курс и уйдем туда, где у нас будут развязаны руки в применении коллапсатора, они сразу начнут преследовать нас, скажем, группами по пять-десять кораблей. И этих групп будет ОЧЕНЬ много. Мы можем, конечно, уничтожить пару звездных скоплений, накрыв при этом кораблей двадцать, но обрушать всю Вселенную вокруг себя не станем, и, значит, кто-нибудь из них нас достанет. А без Меча Самуила, обычным вооружением против нескольких таких "пятерок-десяток" мы продержимся…

— Минут двадцать, — бесстрастно закончил Посланник, трезво оценивающий ресурсы своего тела.

После этого серьезность положения осознали все. Леонид снова повернулся к экрану.

— Сколько боевых кораблей корров еще осталось в Солнечной системе? — спросил он.

— По данным нашей разведки в настоящее время, за минусом отбывших экспедиционных корпусов — около двадцати пяти тысяч, — Шатос вздохнул, — Кажется, они очень активно используют ресурсы захваченной территории для постройки все новых флотов. Кроме того, подошли еще силы из их метрополии.

— Опасность, о которой вы сказали, грозит только Городу Снов. Но вы, приветствуя нас, произнесли: "только это и может спасти нас теперь". А из последних ваших слов следует, что корры выслали более чем один экспедиционный корпус. Что вы нам еще не сказали? — подал голос Рик Файтер.

— Вы наблюдательны. Ну что же, я еще не сказал вам, что десятитысячный флот корров осадил Гриду.

У Милены и Гретты вырвались непроизвольные возгласы — теперь война затронула и их родную планету.

— Что вы можете им противопоставить? — Леонид посмотрел на главу военного ведомства тьяоро.

— Всю мощь наших оборонных систем, которые им не прорвать такими малыми силами. Но они и не собираются даже пробовать. Они это сделают всеми своими флотами в том случае, если удастся нейтрализовать вас. И вот тогда, скорее всего, мы проиграем. А сейчас они просто взяли нас в кольцо. Догадываетесь зачем?

Десантники промолчали ввиду полной очевидности ответа.

— Чтобы помешать тебе выслать флот Гриды на помощь нам, отец, — проговорила Милена.

— А что насчет стелгов? Их армия сильна? — вновь зазвучал голос Посланника.

Шатос Крат помрачнел еще больше.

— Мы пытаемся связаться с ними все это время, но у нас не получается. То ли связь каким-то образом глушат корры, то ли… Мы не знаем причины молчания стелгов. Ну а несколько кораблей наших дальних дозоров, которые мы пытались переориентировать на Приторию, уже погибли в неравном бою с крейсерами-охотниками корров.

— А сами стелги?..

— Могут прийти, а могут и не прийти к вам на помощь. И неизвестно, сколько времени уйдет у них на принятие решения. Мы плохо знаем их психологию…

— Гретта, — обернулся Леонид.

— Я не могу связаться со стелгами через уровни Полей, подконтрольных Воздействию, — отозвалась девушка. — Они не выходят со мной на связь, несмотря на то, что я взываю к ним тайным сигналом, который они сами передали нам.

— Наивное дитя, — усмехнулся Шатос. — Неужели ты думаешь, что ты одна это пробуешь? Это вопрос выживания для цивилизации тьяоро. Все семьи Воздействия объединенным импульсом, усиленным поддержкой всех семей Посвящения и Света, пытались связаться со своими старшими братьями, но потерпели фиаско. Повторяю, мы не знаем причины молчания стелгов. Одно нам известно точно — столкновений с коррами за последнее время у них не было, так что нет оснований полагать, что они захвачены или уничтожены.

— Да, ситуация… — десантники переглянулись.

— Но может быть предъявить ультиматум командованию этого флота, и не ждать, пока мы приблизимся к Земле? — с надеждой в голосе предложила Наташа.

— К сожалению, не получится, — посмотрел на нее Бакулин. — Их каналы связи нам неизвестны. Мы можем связаться с коррами, только используя каналы связи с Землей, которые они, конечно же, прослушивают. При этом кодировок дальней пространственной связи в памяти наших десантолетов, приписанных когда-то к линкорам, а не трекерам, нет. Не обладают ими ни тьяоро, ни Посланник, поскольку они являются секретными, — Леонид горько усмехнулся, — по законам Земной Федерации. Именно поэтому мы и летим к Солнечной системе, в непосредственной близости от которой сможем воспользоваться каналами ближней связи, на которые настроены наши десантолеты, а теперь и Город Снов. Итак, — Леонид обвел всех взглядом, — какие будут предложения с учетом всех вводных? Предвосхищу еще одно предложение — нанести удар по Большому Магелланову Облаку прямо сейчас мы не можем, поскольку тогда в отместку корры могут просто уничтожить все человечество. Смысл нашего плана именно в ультиматуме. Корры оставят Солнечную систему только ради того, чтобы спасти свою родину.

Пауза длилась минуты три. Затем подал голос Владислав.

— Полагаю единственным возможным выходом прорваться к Притории и укрыться на ней.

Леонид сразу понял его мысль, но возразил для того, чтобы обсудить все возможные варианты.

— Но стелги молчат, и это может означать, что они решили разорвать союз с тьяоро. Ну а мы, то есть люди, им, в принципе, до… хм… до середины организма, то есть безразличны. При попытке вторгнуться на их территорию мы можем быть атакованы ими.

— Вероятность ничтожно мала, — покачал головой Шатос, — Все-таки, мы союзники уже достаточно давно. Стелги отличаются рациональностью и прекрасно понимают, что противостоять коррам мы можем только в альянсе. К тому же, они сразу и безошибочно определят принадлежность Города Снов к технологиям предыдущей Волны Жизни, причем не дроккорров. Вряд ли их первой реакцией станет агрессия. Ну а выслушав вас, они решатся на помощь вам, поскольку вы реально можете положить конец войне с коррами.

Обсуждение продолжалось еще некоторое время, но, в конце концов, все согласились, что предложенный Стрельцовым план — действительно единственный выход для них. Было решено идти на Приторию.

Но элемент неопределенности оставался весьма большим. Слишком многое теперь зависело от воли стелгов…

* * *

Город Снов заметили, как только он появился в обычном пространстве неподалеку от Звезды Барнарда. Его появления ждали. Корабли противника будто сорвались с цепи и бросились на него. Но расстояние было слишком велико. Гигантская птица оторвалась от преследователей, в стремительном падении устремляясь к спутнику Горса. Пространство вокруг Притории было абсолютно чистым — не было защитных сооружений, орбитальных станций, вообще никаких следов космической деятельности стелгов. Но люди не придали этому значения, так как все их внимание было полностью поглощено приближающимися огоньками кораблей противника.

Преследователи явно не успевали. Вскоре на обзорном экране Города Снов появились очертания материков и океанов планеты Притория — родины сильной звездной цивилизации, на помощь которой так надеялись земляне.

Посланник выдал в пространство сигнал опознавания, которым пользовались корабли тьяоро, и вошел в атмосферу.

В ту же секунду коррианские крейсера-охотники сбросили скорость и изменили курс — авангард корров не решился на открытое вторжение на территорию стелгов.

Спуск в атмосфере занял минут пятнадцать, и все это время люди с удивлением смотрели на открывшееся их взору зрелище. Вся планета стелгов представляла собой один гигантский мегаполис. Взгляд терялся среди металлических башен высотой по несколько километров, гигантских мостов, соединяющих берега морей и океанов, монументальных сооружений в форме кубов и параллелепипедов, по размерам не уступающих целым земным городам. Все дороги и мосты блестели металлом, и казалось, что вся планета закована в тяжелую броню. Нигде не было видно хотя бы островка растительности или голой земли. Так же обстояло дело и за пределами суши. Океаны были буквально усеяны огромных размеров плавучими сооружениями. Это зрелище настолько отличалось от Земли и от утопающей в зелени Гриды, что люди и тьяоро испытали крайнее изумление. Не был удивлен только Посланник, память которого хранила информацию и не о таких творениях разумных существ.

Придя к молчаливому согласию с Посланником относительно того, что огромная плоская площадь на западном побережье вполне сгодится для посадки, Леонид направил корабль к ней. Спустя пару минут когтистые лапы птицы Ангелов заскребли блестящий металл.

Скептически выслушав откровения Посланника о том, что по данным его анализаторов атмосфера планеты не поддается классификации ни по одному из известных типов, Бакулин приказал Стрельцову, Бронскому, а после некоторых колебаний и Наташе с Миленой облачиться в скафандры. Его расчет был точным — в состав делегации должны были войти десантники — на случай опасности, Наташа — на случай очередного столкновения с явлением параллельного развития цивилизаций или совпадения символики, Милена — как представитель тьяоро и дочь одного из высокопоставленных чиновников Гриды. Затем, проворчав что-то по поводу "женского контингента", Леонид добавил в группу и Гретту, как адепта учения стелгов. Рвущихся с ними Файтера и Элаза он усадил за аппаратуру наблюдения и слежения — на случай необходимости быстрого реагирования. "Глаза и уши" Посланника в виде специального аппарата группа, естественно, не забыла.

"Присев на дорожку", на чем настояла Наташа, группа тронулась в путь. Створки внешних дверей Города Снов отворились, и впервые нога человека, а следом и тьяоро, ступила на почву Притории. Хотя трудно было назвать почвой полированный металл.

* * *

Первый же час пребывания на Притории с очевидностью показал группе "Альфа и Омега", почему стелги не выходили на связь с тьяоро. Причина оказалась простой и пугающей — стелгов на планете не было! Их не удалось найти ни в районе высадки, ни в каком-либо ином районе. Владислав облетел планету на десантолёте, используя атмосферный режим полёта, но нигде не обнаружил признаков жизнедеятельности хозяев. Гигантский организм планетарного мегаполиса функционировал под контролем автоматики. Люди и тьяоро были обескуражены…

По возвращении Стрельцова высадившаяся группа собралась в одном из просторных помещений на первом этаже башни, высившейся рядом с площадкой, на которую опустился Город Снов. В помещении не было ничего кроме нескольких возвышений, назначение которых было загадкой. Стены были пусты, и лишь на одной из них красовался символ, напоминающий стрелу в полусфере. Милена объяснила, что это — герб Притории, официальный символ стелгов. Бакулин не успел даже спросить Наташу о том, не знаком ли ей, случайно, этот символ, как девушка заговорила сама.

"Невероятно!", — зазвучал в их головах ее взволнованный пси-голос. — "Этот символ неоднократно обнаруживали на летающих объектах, предположительно внеземного происхождения на Земле в XX веке! Как сейчас помню строки из учебника: "впервые в открытом доступе информация об обнаружении этого символа на инопланетном летающем объекте появилась в статье Сергея Буланцева "Сбит над Калахари" в газете "Комсомольская правда" от 22 марта 1990 года". Когда мы изучали в институте историю обнаружения неидентифицированных символов, именно сведения о якобы сбитом над пустыней Калахари и упавшем в 80 километрах севернее границы ЮАР с Ботсваной неопознанном летающем объекте особенно заинтересовали меня. Поэтому я хорошо запомнила все эти подробности. На сбитом объекте был обнаружен именно этот символ. Его же, якобы, видели на других неопознанных летающих объектах. Например, если правильно помню, сообщалось, что в апреле 1964 года один американский полицейский видел приземлившийся НЛО, на котором он заметил изображение стрелы в полусфере".

"Так значит, это стелги тайком посещали наших предков?", — повернулся к ней Влад.

"Не исключено", — качнула головой девушка, все еще пребывая в состоянии легкого шока от открытия.

"Кстати, если уж говорить об этом. При облете планеты я видел многочисленные объекты дискообразной формы на ровных огороженных площадках", — сказал Влад. — "Возможно, это и есть те самые знаменитые летающие "тарелки".

"Если это так, значит стелги действительно посещали Землю еще в XX веке", — проговорил Леонид. — "А может быть и раньше".

"Значительно раньше", — прозвучал вдруг в их головах новый тихий голос. Слова были восприняты людьми и тьяоро на их родных языках. — "И все это время наблюдали за вами".

Люди и тьяоро резко обернулись. Руки десантников рефлекторно оказались в потайных карманах скафандров и сжали рукояти пистолетов.

На одном из возвышений расположилось существо ростом порядка двух с половиной метров. Все его тело будто состояло из полупрозрачной дымки, слегка колеблющейся и переливающейся. Форма тела была гуманоидной, однако руки были непропорционально длинными и достигали колен. На руках было всего по три пальца. На людей смотрели ромбовидной формы глаза глубокого сиреневого цвета без зрачков.

"Вы — один из хозяев этой планеты, не так ли", — раздался голос Посланника, отреагировавшего быстрее остальных.

"Да, я представитель расы стелгов", — существо сделало медленный изящный пасс руками. — "Последний, оставшийся на Притории. Оставшийся для того, чтобы дождаться вас".

Леонид уже справился с эффектом неожиданности.

"Приветствуем вас от имени расы людей и Земной Федерации!", — сказал он. — "Здесь также присутствуют те, кто может говорить с вами от имени расы тьяоро", — Бакулин указал на Милену и Гретту, и они вышли вперед.

Девушки приветствовали стелга, и он ответил им, особое внимание уделив Гретте. Затем вперед вновь вышел Леонид.

"Я понимаю, что не вполне соответствует дипломатическому этикету первыми задавать вопросы хозяевам, да еще и явившись без приглашения, однако обстоятельства нашей встречи экстремальны. Корры окружили Приторию", — произнес он. — "Можем ли мы узнать, что произошло здесь, и почему вы — последний оставшийся на планете?".

"Да. Всю информацию я передам вам быстро — у меня мало времени. Мы, стелги, равно как и корры, старше ваших двух народов. В свое время мы наблюдали за вами, посылали к вам своих эмиссаров — наших искусственно созданных помощников".

Перед внутренним взором людей возникло изображение существ ростом не выше 150 сантиметров с серовато-голубой кожей, без волос на теле, с огромными головами, глазами без зрачков и непропорционально длинными когтистыми руками. Да, именно такими зачастую представляли инопланетян на Земле XX века…

"Когда цивилизация тьяоро вышла на определенный уровень развития, потенциально пригодный для Посвящения, мы вошли с ней в полномасштабный контакт и произвели таковое в отношении некоторых отобранных нами семей. Они стали известны как Воздействие", — стелг изящным жестом указал на Гретту. — "Не могу сказать, что это самые одаренные семьи во всем обществе тьяоро, это было бы неверно. Но у нас свои критерии селекции, раскрывать которые сейчас нет ни времени, ни смысла. Мы лелеяли надежду создать шестую Волну Жизни в нашей Вселенной, но оказалось, что сделать это на основе семей Воздействия невозможно — они оказались непригодным материалом".

Гретта во все глаза смотрела на стелга. А Леонид отметил про себя его манеру изложения — он, по сути, просто передавал порции информации, совершенно безэмоционально, и не оценивая свои слова с моральной точки зрения.

"Люди отставали от тьяоро в своем развитии, но были более интересны для нас", — продолжил стелг. — "И не только потому, что они были созданы расой хньянгов, так же, как и мы. В людях сильнее проявилось первозданное природное начало. Потенциал человечества велик — к такому выводу нас привели наши наблюдения за его развитием. Забытые своими создателями, предоставленные сами себе, люди нашли свой собственный путь. Восприняв несовершенную биологическую схему развития, люди, тем не менее, сохранили глубоко в спящих сегментах своего мозга бушующую энергию творения, созидания, подобно тому, как корры впитали энергию разрушения. Но если корры сознательно управляют ею, то люди даже не подозревают о своем даре. Были отдельные особи, которые обнаруживали в себе скрытый потенциал, но зачастую их уничтожали другие, полагая аномалией, отклонением и угрозой существующему порядку вещей на Земле. Некоторых, правда, забирали мы".

"Так значит, истории о похищении людей пришельцами были не беспочвенными", — произнес Владислав. — "Что же вы делали с ними?".

"Да, это правда. В большинстве случаев мы изучали таких людей. Некоторое время они проводили у нас, затем мы удаляли воспоминания об этом периоде их жизни и возвращали их на Землю. Особо активизировалась эта работа в период, который вы называете XX веком новой эры, когда у вас начался интенсивный научно-технический прогресс. Но вскоре мы столкнулись с противодействием — наши разведывательные корабли стали подвергаться нападениям со стороны людей и даже сбиваться".

"События 1947, 1989 годов, в частности…", — прошелестел отголосок мысли Натальи. Стелг его услышал.

"Да. Наши корабли были сбиты, наши искусственные помощники, которых приняли за нас самих, были захвачены и вскоре уничтожили сами себя согласно протоколу экстренных ситуаций. Мы не хотели никаких агрессивных контактов с землянами, которые к тому времени уже делали робкие шаги в межпланетное пространство. У нас не было намерений портить отношения с потенциально дружественной братской звездной цивилизацией, и мы прекратили свою деятельность в вашем регионе пространства. К тому же, наша цель уже была достигнута".

"Какова была эта цель?" — спросил Бакулин.

"Я не уполномочен обсуждать с вами эту тему", — был ответ.

Затем стелг продолжил.

"Наши изыскания позволили прийти к выводу, что люди обладают большим потенциалом развития, практически неограниченным. При условии высвобождения спящих в них ресурсов и надлежащего управления ими, люди могут развиться до уровня, сопоставимого с уровнем предшествующих Волн Жизни. Причем не только до уровня четвертой Волны, но и выше. Однако проблема человечества — в лени и агрессивности. Люди сами себя губят. Лень не дает развиваться и реализовывать в должной мере свой потенциал. Агрессивность отнимает силы и может привести человечество к самоуничтожению. Так что, все в руках людей — необходим постоянный самоконтроль и саморазвитие", — стелг сделал паузу. — "Эксперименты подтвердили это. Те, кого мы забирали и создавали им условия для беспрепятственной эволюции, показали потрясающие результаты".

"Не их ли вы использовали для своих планов по созданию шестой Волны Жизни?", — задал вопрос проницательный Посланник.

"Я не уполномочен обсуждать с вами эту тему", — был ответ.

Последовала пауза, в течение которой люди и тьяоро осмысливали услышанное, а стелг давал им возможность это сделать. Затем снова раздался его пси-голос.

"Как я уже сказал, мы достигли тех целей, которые ставила перед собой наша цивилизация. В связи с этим, мы покинули это место, служившее нам домом многие тысячелетия. Мы выросли в этом доме, и вышли на определенный новый уровень, развитие на котором мы продолжим в другом месте. Это пространство", — стелг плавным широким жестом обвел пространство вокруг себя, явно подразумевая не менее чем галактику, — "с его агрессией, войной, массовым уничтожением разумных уже не отвечает коренным интересам нашей расы".

"Как вы можете так говорить, ведь это — ваш дом?! И наш, и тьяоро! Эта война касается всех, и вас тоже!", — удивленно и гневно воскликнула Наталья.

Леонид посмотрел на нее понимающе, но, тем не менее, направил ей пси-импульс с просьбой-приказом успокоиться. Было очевидно, что воздействовать на стелга эмоциями невозможно — эмоции, похоже, не входили в систему мироощущения этой странной расы.

"Война разрушительна и негативна, она препятствует поступательной эволюции и саморазвитию. Следовательно, ее необходимо избегать", — бесстрастно ответил стелг. — "Мы вышли на иной уровень осознания реальности. Когда-то дроккорры начали войну, открыв путь к ней птерангам и последующим народам. Мы же ее прекращаем для себя. Война проложила в свое время дорогу технологиям, лишившим разумных существ гармонии взаимодействия чистых энергий природы. Все пошли по пути технологии, мы не исключение — посмотрите вокруг", — стелг в очередной раз сделал пасс обеими руками, — "перед вами планета Притория — памятник торжества технологии. Но на определенном этапе наше общество перешло к тотальной интроспекции, результатом которой стало осмысление необходимости вернуться к энергетическому пути развития первых Волн Жизни. Ради этого мы ушли, оставив все, что вы видите вокруг".

"Означает ли это, что армия стелгов не поможет нам в противостоянии коррам? Иными словами, означает ли это, что вы нарушите союзный договор с тьяоро, и оставите в минуту наибольшей опасности нашу расу, в том числе своих последователей — адептов Воздействия?", — холодно произнесла Гретта.

"У стелгов больше нет армии в вашем понимании", — последовал ответ. — "Как я уже сказал, мы вышли на новый уровень. Раса стелгов переродилась и больше не разделяет те цели, которые она преследовала, заключая союзный договор с тьяоро. Вы, вероятно, назовете это предательством. Но что представляет собой понятие "предательство"? Это — всего лишь стереотип, мыслительный штамп, сопровождающийся негативной эмоциональной оценкой. В данном случае он вызван к жизни вашим разочарованием по поводу того, что не реализовались ваши сиюминутные интересы — вы не получили военной поддержки от стелгов. Нет ли здесь элементов эгоистичного взгляда на окружающую реальность? Проанализируйте все, что я сказал, и вы, возможно, поймете наш поступок. Мы, равно как и вы, служим интересам и воле Первовселенной — мы сохраняем Жизнь".

"Возможно, в ваших словах есть рациональное зерно", — задумчиво проговорил Леонид, — "Но поверьте мне, человеку, который видел войну в разных ипостасях (только Посланник понял истинное значение этих слов), — борьба существует везде и всегда, и агрессии необходимо противостоять. Мириться со злом нельзя — оно не признает мир, и уничтожит любого, кто будет недостаточно силен, чтобы противодействовать ему. Как вы думаете, долго ли вам удастся предаваться самосозерцанию, сохраняя пацифистскую идеологию и нейтралитет, после того, как корры уничтожат людей и тьяоро? Они найдут вас, где бы вы ни обосновались, и вы разделите судьбу братьев, от которых отвернулись. Которых вы сначала использовали, вмешиваясь в их свободное развитие, а затем оставили одних перед лицом смертельной опасности. Задумайтесь над этим".

Бакулин сознательно говорил абсолютно спокойно, без каких-либо эмоций, вступая в интеллектуальный поединок со стелгом. Однако, поединок не получил продолжения. Следующим своим монологом стелг сильно удивил людей и тьяоро.

"Мы подумали об этом давно, у нас было много времени для размышлений. И мы не отвернулись от вас", — сказал он. — "Именно поэтому я и дожидался вас здесь. В качестве нашего извинения за вмешательство в жизнь ваших рас, мы передадим вам все свои знания и навыки, накопленные нашей расой до момента ее перерождения. Вы сможете использовать их по вашему усмотрению, и самостоятельно продолжите путь вашего свободного развития. Что касается угрозы со стороны корров, то мы просчитали, что именно вы сможете ее нейтрализовать — нам известно, какой Силой вы обладаете. Это — потенциал сдерживания, который на века запечатает агрессию корров за дверьми их собственного звездного мирка. Поэтому мы поможем вам. Планета окружена, и вам не пройти сквозь кордоны противника. Обычным путем. Но есть путь, который покажется вам необычным. Мы открыли способ перемещения, который хоть и является лишь отголоском того, которым пользовались первые Волны Жизни, но позволяет материальному объекту мгновенно перенестись в необходимую точку пространства. При этом в отличие от ваших внепространственных прыжков, этот способ не требует выхода в чистый космос. Можно уйти прямо отсюда. Именно так и ушли недавно все стелги, за исключением меня. Ваши враги увидят лишь яркую вспышку над планетой — флюктуацию энергии вашего перехода. Ну а появившись в нужной вам точке, вы сможете уничтожить силы корров, окружившие Приторию, вместе с самой планетой, звездой и окружающим пространством. Получится неплохая демонстрация вашей силы, убедительный аргумент для командования корров. Вас они станут считать равными себе, поскольку в их глазах вы станете палачами целой цивилизации, ну а нас они станут считать уничтоженными и предадут забвению. Наш старый звездный дом — наша жертва и извинения за вмешательство в вашу жизнь. Если мы с вами когда-нибудь встретимся — пусть мы будем общаться на равных и без каких-либо взаимных претензий".

Члены группы "Альфа и Омега" молчали. Слова были бы лишними, поскольку стелг просто констатировал то, что должно было произойти в сложившейся ситуации. План, рожденный интеллектуальной мощью цивилизации стелгов, обладающей странной моралью, был безупречен. Но отчего-то и людям, и тьяоро стало очень грустно…

Стелг тем временем извлек откуда-то из-за спины светящийся шарообразный сгусток энергии размером с яблоко.

"Есть ли среди вас те, кто знает, как воспользоваться этим?", — спросил он.

"Да!", — ответил Посланник, — "Это — энергетический носитель информации. Я готов перекачать ее в свой мозг".

После этих слов, светящийся шар стал меркнуть и таять. Люди смотрели во все глаза, с трудом осознавая, что на столь малом носителе записаны все знания могущественной цивилизации, копившиеся миллионами лет. Однако сам этот факт приподнимал завесу над тем, НАСКОЛЬКО МНОГОЕ могла дать им — молодым разумным эта информация.

"Перекачка данных завершена", — произнес Посланник.

"Прощайте", — просто сказал стелг, и исчез. Пси-восприятие людей и тьяоро только уловило легкое энергетическое дуновение в том месте, где он находился.

"Как же так!", — воскликнула Милена, — "А наш переход?".

"Мы его совершим сами", — ответил Посланник. — "К сожалению, сам способ в переданной информации не раскрыт, но указана точка в атмосфере планеты, где для нас откроются запланированные врата. Координаты же точки выхода мы вольны выбрать сами".

"Что же, пора в путь", — проговорил Леонид. — "Здесь нам больше делать нечего…".

"Я не могу понять и принять поступок стелгов!", — Наташа направила эту мысль только Владу.

"Понимаю тебя, Солнышко", — ответил он. — "Рациональное объяснение есть — они поднялись над этой войной, стряхнули ее, а также свое прошлое как ненужный груз. Они пересекли горизонт, за которым перестает иметь значение человеческая мораль, если только они когда-либо вообще обладали моралью, подобной человеческой. Выход на иной план бытия неизбежно влечет отказ от узких рамок прежнего мировоззрения… Но я рад, что мы сохраняем верность общечеловеческим ценностям".

"Я надеюсь, что так будет и дальше", — вздохнула Наташа.

Им не пришла в тот момент в голову мысль, что сами они, после всего увиденного и пережитого, утраченного и обретенного с момента отлета из оккупированной Солнечной системы, стоят на пороге выхода на иной план бытия…

Двадцать минут спустя Город Снов поднялся над поверхностью планеты и устремился к искомой точке в верхних слоях атмосферы над экваториальной зоной. Оттуда состоится их переход к Солнечной системе, и тогда ничто больше не будет связывать им руки. Птица Города Снов воспарит над миром как карающий ангел с мечом.

Глава 15. Полет карающего ангела

Точка перехода встретила Город Снов яркой вспышкой белого огня. Все разумные существа внутри этой прекрасной машины испытали невероятное чувство одновременной дезинтеграции практически до молекулярного уровня и слияния во всем окружающим миром. Словно за доли секунды произошла диффузия молекул, составлявших их тела, с молекулами всех окружающих объектов в галактике. Длилось это состояние недолго. Они снова ощутили свою целостность…

…Флот корров, окруживший Приторию, последовательно зафиксировал две яркие вспышки непосредственно над верхними слоями атмосферы планеты. Корры, естественно, не знали, что это — следы перехода в разных направлениях последнего остававшегося на Притории стелга и Города Снов, который они преследовали. Но факт этих необычных вспышек привлек их внимание. Корры начали анализ и подготовку разведки на территории стелгов…

…Город Снов возник из ниоткуда неподалёку от внешней границы пояса Койпера. Каких-либо ярких визуальных эффектов при этом не последовало, и это дало Посланнику основания надеяться, что их появление останется незамеченным для корров. Посланник до предела обострил свое восприятие, сканируя окружающее пространство по всем направлениям. Никто не проявлял интереса к точке, в которой находился Город Снов.

— Дай-ка увеличение системы Плутон-Харон! — воскликнул вдруг Леонид.

Все повернулись к центральному обзорному экрану, на который Посланник вывел указанный участок пространства. Люди ахнули, да и тьяоро, несмотря на то, что не видели ранее Солнечной системы, удивленно покачали головами. Плутон и Харон больше не имели обычной для планет и планетоидов формы. Их поверхности были стесаны до ровных граней, и небесные тела приобрели кубическую форму. Между ними словно протянулась космическая "трасса" — десятки черных кораблей сновали в обоих направлениях. Пространство вокруг Плутона было усеяно кубами и параллелепипедами космических станций, также исторгавших потоки транспортных кораблей.

— Что эти сволочи здесь устроили?! — на глаза Наташи навернулись слезы. — А что если и Земля…

Влад молча погладил ее по голове. Корры преобразовывали захваченный мир по привычным им шаблонам, создавали здесь собственный плацдарм. Но затронуло ли это только безжизненные небесные тела, или планеты людей постигла та же учесть? Ответа не было. Пока…

— Грида вызывает! — сказал вдруг Посланник.

— Мой отец пытается связаться с нами, — одновременно с ним произнесла Милена.

На экране снова возникло лицо Шатоса Крат III, на котором читалась крайняя обеспокоенность. После обмена приветствиями, Леонид поведал Шатосу о случившемся на Притории, а тот в свою очередь сообщил неутешительную новость.

— Корры все-таки предприняли попытку прорыва наших оборонных линий, и, к сожалению, небезуспешную. Надо признать, мы недооценили их силы. Или переоценили свои. Но это не важно. Важно то, друзья мои, что наша оборона трещит по швам, и скоро в дело придется пустить наш флот. Он уничтожит остатки их истрепанного авангарда, но у корров есть колоссальные резервы, а потери их не смущают. Скоро здесь могут оказаться еще пара десятков тысяч их боевых кораблей. И теперь, когда мы окончательно остались без поддержки стелгов, скажу прямо — вся наша надежда только на вас. На успех вашего плана, — Шатос обвел грустным взглядом членов группы "Альфа и Омега". — От имени планеты Грида я прошу вас поторопиться.

— Мы поняли ситуацию, — ответил Леонид. — Надеюсь, когда мы с вами следующий раз свяжемся, новости будут приятными.

— Я тоже надеюсь, — вздохнул Шатос и закрыл канал связи.

— Полагаю, не стоит терять ни секунды, — сказал Посланник. — Леонид, я подготовил помещение, из которого ты сможешь спокойно открыть земные каналы связи и передать сообщение нашим врагам. Можно приступать.

— Ну, с Богом! — Леонид кивнул остальным и вышел из центра управления.

Через две минуты он уже был в маленькой комнатке с аппаратурой связи, которая была настроена Посланником по кодировкам, содержащимся в памяти земных десатнолетов. Пробормотав: "Приступим!", Бакулин открыл все доступные каналы связи, включая аварийные и секретные, и начал "прощупывание", выдавая в пространство сообщение:

— Говорит Леонид Бакулин, капитан Особой группы космического десанта "Руслан". От имени космодесантных войск Земной Федерации требую срочной связи с командованием сил корров, оккупировавших Солнечную систему. Повторяю: требую срочной связи — для передачи сверхважного сообщения. В противном случае по вам будет нанесен предупредительный удар с использованием Меча Самуила. Жду ответа.

* * *

Черная лилия плавно закрылась в клинообразный бутон, который стремительно поднялся над поверхностью Луны и скользнул черной молнией к внешним границам Солнечной системы.

* * *

Леонид сидел, откинувшись на спинку кресла, и ожидал реакции противника. В тишине и полумраке помещения на его лице играли отблески мерцающих индикаторов аппаратуры связи. Десантник понимал, что сообщение уже перехвачено коррами, и они обдумывают варианты реагирования. Леонид также понимал, что силы, противостоящие им с Посланником в данном эпизоде Большой Войны, должны нанести свой удар. Каким он будет, Леонид не знал. Посланник когда-то предположил, что Агентом противоборствующей Стороны окажется командующий корров, которые попытаются остановить их. Если это так, то встреча с ним произойдет скоро. Что думает по этому поводу Посланник? Леонид задал вопрос, но ответа не последовало. Бакулин удивленно повторил вопрос в пси-сфере, но не ощутил даже отклика Посланника. Это было более чем странно. Вспомнив, как на пути к Андромеде "отказала" пси-сфера, Леонид позвал Посланника вслух, зная, что его аудиосенсоры "слышат" в любой точке Города Снов. Ответа голосом тоже не последовало.

Леонид абсолютно четко понял и принял как данность, что что-то произошло. Он быстро проделал психоэнергетическое упражнение, заученное еще в годы подготовки десантника и усовершенствованное им во время тренинга на Гриде, которое позволяло в экстремальных ситуациях за максимально короткое время полностью успокоить все реакции организма и очистить сознание от мешающих эмоций и переживаний. После этого он проверил всю пси-сферу, пытаясь установить контакт с членами группы "Альфа и Омега". Ответа не было ни от кого. Нет, что-то… Леонид ощутил слабый, на самой границе восприятия отклик, и получил пси-импульс, в котором угадывалась боль и просьба о помощи. Это был Элаз Рорк II, и находился он в коридоре неподалеку от центра управления. Бакулин вскочил на ноги и, не теряя ни секунды, поспешил к нему.

Элаз лежал на спине прямо на полу, его глаза были закрыты, левая рука безвольно распластана, правая, как-то неестественно вывернутая, находилась под его туловищем. Бакулин опустился рядом с ним на колени и протянул руку, чтобы нащупать пульс. В этот момент Элаз открыл глаза и посмотрел на десантника. Леонид с удивлением подумал, что именно такой взгляд он уже где-то видел…

В следующую секунду правая рука Элаза, которую Бакулин считал сломанной, выпросталась из-под тела тьяоро. Блеснула сталь изящного гридианского кинжала. Сердце Леонида пронзила ужасная боль. Рефлексы космодесантника сработали автоматически. Он отбил атаковавшую его руку и нанес тьяоро удар в горло. Но Элаз сумел увернуться, и откатился подальше от Бакулина. Леонид попытался вскочить на ноги, но у него не получилось. Ног он вообще не почувствовал. Все сознание затопила боль, символом которой стала торчащая из груди рукоять кинжала. Сквозь эту боль Леонид ясно осознал, что ему нанесен очень профессиональный смертельный удар в сердце.

С глухим стоном десантник опрокинулся навзничь, пытаясь втолкнуть воздух в отказывающиеся служить легкие. Какая-то часть его сознания, как ни странно, сохраняла ясность и наблюдала, как умирает тело. Благодаря этой части сознания, Бакулин увидел склонившегося над ним Элаза. На секунду его лицо словно приобрело перед внутренним взором Леонида другие черты, и стало понятно, где он видел этот взгляд. Двойная память и сверхсознание принесли видение: взблеск странного зеленого меча прямо перед глазами, тонкое лезвие меча с семью символами молний парирует, и над перекрестьем клинков — взгляд черных глаз из-под шлема, надвинутого на самые брови… Всплыло в памяти и имя — Шарэт, король-воин Эрлингоры. Так вот, значит, в чьем обличии притаился Агент дьявола в этой реальности! Элаз! Как жестоко ошибся Посланник в своем прогнозе. Да и сам Леонид даже не предполагал… Если бы он мог, он бы усмехнулся сейчас, но усмехаться было слишком больно.

А вот Элаз усмехнулся. И заговорил подчеркнуто будничным тоном.

— Мне так понравилось все это время находиться рядом с вами, слушать все ваши планы, иногда участвовать в их разработке… Труднее всего мне было обмануть Ангела, когда он стал нас всех сканировать. Эта древняя сволочь буквально видела все насквозь, я и не подозревал о наличии такой глубины ментально-энергетического сканирования. Пришлось подсунуть ему ощущения глубокого раскаяния в якобы планировавшемся перехвате инициативы в овладении силой Меча. Ты сам способствовал успеху моей импровизированной легенды, поскольку ну просто уверен был, что именно в этом заключаются тайные инструкции, полученные мною от командования, и людей своих заставил думать также. Кстати, чтобы ты не думал, что у тебя профессиональная паранойя, скажу, что ты прав — Элаз Рорк II действительно получал такие инструкции. И реализовал бы их, если бы был просто Элазом. Но теперь-то ты понимаешь, кто я на самом деле. А мне было интересно досмотреть спектакль почти до конца. Согласись, мой удар гораздо эффектнее сейчас, когда ты уже поверил в возможность победы.

Элаз расхохотался, глядя на Леонида с нескрываемым торжеством.

— Ос…тль…н… — прохрипел Бакулин.

— Остальные? — переспросил Элаз. — О, не беспокойся, ими занимается Предтеча. Этих аборигенов он просто вырубил всех и сразу — они не способны к серьезному энергетическому противостоянию. С Посланником труднее, но сейчас он как раз им и занимается. У тебя еще есть какое-то время, и ты, наверное, хочешь знать, где вы с Посланником просчитались? Слушай!..

Но Леонид как раз не слушал дальнейшего повествования Элаза. Он ушел глубоко в себя, найдя место в своем сверхсознании, свободное от телесной боли. Отгородившись в этом месте от всего, Леонид собрал воедино все свои знания, навыки, всю свою энергию. Он должен был найти выход! Должен!!!

…Посланник говорил, что первичной формой расы людей были энергетические тела, а не биологические…

…тьяоро утверждали, что посвященные, пользующиеся верхними уровнями Полей, обладают исключительно широкими возможностями по воздействию Сил на собственные тела…

…стелг говорил, что колоссальный сегмент человеческого мозга, который не используется обычными людьми, таит огромный потенциал конструктивной, созидающей силы…

…Леониду неоднократно удавалось демонстрировать экстраординарные способности, превосходящие уровень окружающих людей. Он попытался воспроизвести свои ощущения в моменты озарений, такие, например, как мгновение, когда он осознал, как можно силой мысли влиять на моделируемый фантом…

…"Ты делал это раньше, сделаешь еще не раз! Ты избран для этого!"…

Вот оно! Леонид увидел схему энергетической перестройки своего тела. Он сконцентрировался так, как только было можно в его состоянии, в эту концентрацию он вложил все силы своей души, отмеченной великим долгом. И ему удалось перейти на энергетическое поддержание функций кровообращения без участия остановившегося сердца. Леонид сделал первый шаг на пути возврата к утраченному людьми энергетическому развитию тела. Как только возобновился живительный поток, стали "включаться" в нормальное функционирование органы и системы организма.

Сколько это заняло времени, определить было невозможно, но когда Леонид приоткрыл глаза и вслушался, не перестававший улыбаться Элаз только завершал свой монолог:

— …этот корабль мы оставим на память. Всех этих убогих с их мессианскими бреднями, включая Посланника, разумеется, убьем. Ну а перстень Ангела, не обессудь, я заберу себе!

С этими словами Элаз нагнулся и потянул перстень со среднего пальца правой руки Бакулина. В это мгновение руки Леонида ожили. Пальцы, которые только что выглядели как пальцы трупа, сомкнулись на горле Элаза мертвой хваткой. Бакулин прянул вперед и всем весом тела навалился на противника. В пси-сфере он уловил волны крайнего изумления с отголоском паники. Это придало ему силы. Элаз отчаянно пытался освободиться, нанося удары десантнику, вертясь ужом в попытке освободиться от захвата. Но было поздно. Профессионал класса Бакулина умел правильно душить людей и, соответственно, мало от них отличающихся тьяоро.

Помимо физического, начался психоэнергетический поединок, состоящий из многочисленных пси-выпадов, блоков и контрвыпадов. Вскоре, однако, уловки и хитрые комбинации исчезли, и начался поединок голой ментальной мощи. Противники просто пытались задушить друг друга как физически, так и в пси-сфере. Леонид потерял счет времени. Он ощутил, что уже убил Элаза физически. Тело противника обмякло, прекратило сопротивление. Леонид отпустил его горло, за доли секунды перехватил его за голову и быстрым движением сломал шею. Но это не значило почти ничего. Энергетическое противостояние продолжалось — Агент дьявола еще жил и сопротивлялся. Леонид призвал на помощь всю свою ярость, накопленную в этом долгом походе, всю тревогу за судьбу близких, оставшихся на захваченной Земле. Вся его энергия и воля превратилась в молот судьбы, наносящий удары по противнику, с которым он уже встречался в иной реальности. Но Леонид не мог, как ни старался, вспомнить, чем закончился поединок князя Радамира и короля Шарэта…

Бакулин полностью растворился в противостоянии чистых энергий, перестав ощущать физическое тело. Если бы он пользовался терминологией тьяоро, он бы осознал, что вместе с противником поднялся над всеми, даже самыми верхними из доступных посвященным, уровнями Полей. И где-то рядом он вдруг ощутил еще одно энергетическое противоборство. Посланник сдерживал натиск Предтечи.

Вновь проснувшаяся тревога за судьбу остальных придала новый импульс воле Леонида. Он почувствовал, что его противник держится из последних сил, и стал наносить удары с удвоенной яростью. И добился успеха. После очередного выпада, он ощутил, как распадается энергетическая структура, противостоявшая ему. И в этот момент уловил четкое импульсное сообщение:

— Не радуйся победе, ты одолел меня слишком поздно! Еще до того, как напасть на тебя, я успел вызвать флотилию крейсеров-охотников корров, передав им точное местонахождение Города Снов. Скоро вас всех уничтожат. А я достаточно задержал тебя. Прощай! Точнее, до встречи в иных мирах!

Противник умер. Леонид открыл глаза и выпустил из рук его безжизненное тело. Он испытывал сильную боль и невероятную усталость, но последние слова Элаза заставили его двигаться. Леонид побежал в центр управления.

* * *

Он стоял посреди просторного помещения центра управления Города Снов. Черная трехметровая фигура из переливающейся темной энергии. Пальцы на руках и ногах были украшены ярко-красными силовыми когтями, из-за спины выглядывали сложенные черные энергетические крылья. Рубиновые глаза смотрели прямо, взгляд был расфокусированным.

Леонид понял, что видит перед собой Предтечу. Такого черного гиганта Бакулин уже видел однажды — вместе с Риком Файтером в моделируемом фантоме на Гриде. Вспомнив это, Леонид с удивлением осознал, что Предтеча — не корр. Как это было ни невероятно, он представлял расу дроккорров, то есть относился аж к третьей Волне Жизни. Все считали, что ни одно существо такого порядка не дожило до этих дней. Но бесполезно было спорить с очевидным. Становилось понятно, почему Предтече удалось с таким устрашающим блеском выполнить свою миссию в Солнечной системе, поставив в тупик все силовые ведомства Земной Федерации. Они просто не готовы были к встрече с этим темным полубогом или демоном, обладающим невероятным по меркам обычных людей могуществом.

Леонид бегло оглядел помещение. Все члены группы "Альфа и Омега" безвольно свисали со своих кресел, в которых они находились, когда их настиг неожиданный ментальный удар дроккорра. Предтеча обладал ужасающей мощью. И сейчас его сдерживал только Посланник.

Помнится, в моделируемом фантоме на Гриде Леонид, наблюдая за Риком, думал о том, сможет ли он выдержать физический поединок с дроккорром. Но проверять это сейчас было бы самоубийством. Его физическое тело находилось, мягко говоря, не в лучшей форме. Зато оказать помощь Посланнику в психоэнергетическом противостоянии с Предтечей Леонид был в состоянии. Он вступил в эту схватку, застыв напротив дроккорра. В первую же секунду Леонид понял, насколько вовремя он успел — Посланник был почти повержен. Но, почувствовав помощь, он воспрянул. В едином импульсе он передал Бакулину просьбу сдержать Предтечу в одиночку хотя бы пару секунд, и Леонид понял, зачем ему это. Да, это был шанс!

Противостоять существу, НАСТОЛЬКО превосходящему по своей энергетической мощи, даже пару секунд было невероятно тяжело. У Леонида возникло ощущение, словно он пытается лбом остановить роудер. После поединка с Элазом сил у него осталось катастрофически мало. Это были самые долгие две секунды в его жизни, по сравнению с которыми несколько дней и бессонных ночей непрерывных боев во время Венерианской войны казались легким развлечением. Но он выдержал! Посланник снова вступил в схватку, и в его пси-сфере улавливались нотки торжества. Он смог сделать то, для чего ему нужны были эти две секунды. Он в очередной раз активизировал канал генетической памяти Рикардо Файтера…

…Рик очнулся мгновенно, ощутив поток энергии, восстанавливающей его силы. Первым делом он взошел на верхние уровни Полей, доступные ему, как адепту Света. Зачерпнув как можно больше Сил и дав импульс на пробуждение Милены, он открыл глаза. Увидев Предтечу, он мгновенно вспомнил свой поединок на Гриде. Судьба, похоже, предлагала ему попробовать свои силы в реальности.

Очертания тела Рика смазались, когда он бросился с невероятной скоростью к дроккорру. Черный гигант среагировал мгновенно, уходя от атаки и нанося контрудар. Начался невероятный поединок, закружился двухцветный вихрь, образованный черным телом Предтечи и белым сиянием, в которое оделось тело адепта Света. При этом многослойное сознание Предтечи продолжало противоборство с Леонидом и Посланником. Но теперь уже ему приходилось нелегко…

…Леонид ощутил приток чистой свежей энергии. За его спиной встала Милена, питая его силами Света. Через некоторое время в этот поток влились новые ручейки. Влад, Наташа, Михаил, Гретта. Леонид стал острием объединенной атаки людей и тьяоро…

…Рик пропустил несколько ударов, левая рука и пара ребер были сломаны, но он продолжал атаковать, чувствуя, что его удары достигают цели. Этот противник был в несколько раз сильнее виртуального дроккорра на Гриде, и если бы он не отвлекался на энергетическое противостояние с другими членами группы "Альфа и Омега", Файтер уже был бы мертв. Однако опыт того поединка очень пригодился. Рику дважды удалось пробить слабые места в защите дроккорра, хотя жутко было ощущать при ударе вместо тела противника энергетическую плотность. Для достижения успеха приходилось наносить каждый удар с энергетическим импульсом. В конце концов Рику удалось нанести тот самый удар, которым он поверг дроккорра на Гриде…

…Когда в схватку вступили люди и тьяоро, Посланник снова позволил себе "перевести дух". За краткое мгновение, на которое он выпал из противостояния, он сумел проанализировать всю энергетическую схему защиты Предтечи от сыпящихся с разных сторон ударов. И нашел в ней брешь. В свой выпад Посланник вложил все силы. Кинжал его энергетической атаки пронзил мозг Предтечи…

…Дроккорр застыл на долю секунды, пораженный выпадом Посланника, и этого мгновения хватило Рику для того, чтобы нанести тот самый удар — удар в невероятно высоком прыжке локтем под подбородок черного гиганта с мощным выплеском энергии. Тело дроккорра оторвалось от пола и отлетело назад…

…Леонид, аккумулировав энергию всех поддерживающих его членов группы "Альфа и Омега", нанес удар на добивание поверженного противника, и ощутил знакомый уже распад энергетической структуры. Предтеча умирал!..

…Рик упал на одно колено и, поддерживая правой рукой сломанную левую, посмотрел на распластанное на полу черное тело. Оно начало утрачивать свою целостность, растекаясь ручейками черного дыма. Файтер понял, что все кончено. Он обернулся и посмотрел на Леонида…

…Все смотрели на Леонида. На их лицах читалось даже не удивление — сильнейший шок от увиденного. Только несколько секунд спустя Бакулин понял, в чем причина. Причина была в том, что из его груди торчала рукоять кинжала, лезвие которого сидело глубоко в сердце, и весь он с ног до головы был залит кровью. Кровь еще продолжала стекать на пол. Леонид через силу улыбнулся.


****


Бакулин и Файтер наспех привели себя в порядок, насколько это было возможно. Рику наложили гипс и тугую повязку вокруг туловища. Невероятно, но Леонид не испытывал особых неудобств, несмотря на то, что потерял почти всю кровь. Его сердце снова начало функционировать после того, как кинжал Элаза был аккуратно извлечен в лазарете Города Снов на кровати, по соседству с той, на которой лежал все еще пребывающий в коме Мигель. Сердце фактически регенерировало за счет новой энергетической системы в организме Леонида. Этот феномен, практически чудо, еще предстояло исследовать. В будущем.

Если оно у них будет…

Тридцать пять черных крейсеров-охотников надвигались на Город Снов. Ситуация была практически патовой, именно такого поворота они боялись еще на пути к Притории. Задействовать Меч Самуила рядом с Солнечной системой нельзя, сражаться в одиночку с такой эскадрой нереально. Оставалось уходить! Черные корабли были уже очень близко, до зоны досягаемости их орудий осталось совсем немного.

Леонид уже собрался предложить Посланнику уходить как можно быстрее, когда на сцене неожиданно появились новые участники этой грандиозной драмы. В центре управления Города Снов раздались возгласы удивления, когда прямо по курсу коррианских крейсеров-охотников в обычном пространстве вдруг возникли, породив прекрасную иллюминацию выхода из тоннеля, семнадцать боевых трекеров Земной Федерации!

— Это же наши! — почти закричал Влад, стоявший ближе всех к обзорному экрану.

Трекеры были изрядно потрепаны, обшивку каждого "украшали" шрамы лазерных ударов. Все принадлежали к самому последнему поколению, их мощные корпуса напоминали по форме вытянутые тела дельфинов. Корабли мгновенно сформировали очень четкое построение, полностью перекрывающее угол атаки корров. Строй был разреженным и шахматным — каждый трекер передней линии с выгодных позиций прикрывали два других, идущих позади. В слаженных действиях маленькой флотилии чувствовался богатый опыт космических сражений.

Место в середине строя занимал корабль, снабженный усиленной внешней аппаратурой пространственной связи, на корпусе которого красовался особо крупный герб Земли. Посланник дал максимальное увеличение, и изумленно застывшие члены группы "Альфа и Омега" смогли различить название: "Змееносец".

А в следующую секунду был открыт один из секретных каналов ближней пространственной связи космодесантных войск Земной Федерации. В центре управления Города Снов зазвучали слова:

— Трекер "Змееносец", флагман флота Земли, вызывает корабль, с которого вел передачу Леонид Бакулин, капитан Особой группы космического десанта "Руслан".

— Слышу вас, "Змееносец", — ответил Бакулин. — Говорит Леонид Бакулин, передача ведется с корабля "Город Снов".

Голос офицера секции связи сменил мощный бас, обладатель которого даже не пытался скрыть своего волнения.

— Бакулин, Лёня! Как я рад тебя слышать, курсант!

— Здравствуйте, Иван Алексеевич! — почти не веря в происходящее, ответил Леонид. — Я тоже рад вас слышать!

Да, это был ни кто иной, как Иван Князев, КОФ-Гея, возглавлявший флот Земли в битве у Проксимы Кентавра. Бакулин очень хорошо помнил этого человека, преподававшего ему основы стратегии и тактики в Московской центральной академии космодесантной службы, а затем командовавшего федеральными силами при проведении операции "Пресс" на Венере. И для Леонида не было, пожалуй, большего авторитета во всем УКДС. Только он мог запросто назвать капитана ОГ "Руслан" Бакулина "курсантом", и из его уст это воспринималось естественно, как знак особой расположенности. Настроение Леонида улучшилось многократно. Эта встреча была знаком судьбы, благоволением Бога, по воле которого он действовал в этой реальности. Леонид понял, что очередной ход в Большой Войне сделан! Теперь, когда Предтеча и Агент дьявола повержены, этот ход может устранить последнее препятствие!

— Все вопросы потом, — уже более спокойно проговорил Князев. — Скажи мне только одно, Лёня, — у тебя действительно есть оружие, представляющее серьезную угрозу для этой черной мрази?

— Так точно, Иван Алексеевич, — ответил Бакулин. — Такое оружие, что если его применить, то корры и их потомки до двадцатого колена будут писаться от страха при одном упоминании о Земле. Если у них вообще будут потомки… Одно "но": его, к сожалению, опасно применять так близко от Солнца. Поэтому нам необходимо избавиться от этой эскадры, а затем я спокойно потолкую с их командованием и, при необходимости, устрою небольшую демонстрацию наших скромных возможностей.

— Что же, тогда — с Богом! Я атакую их левый фланг и центр для начала. Если есть возможность присоединиться, заходи с правого фланга.

— С Богом! — повторил Леонид, вкладывая в это восклицание очень глубокий смысл.


*****


Члены группы "Альфа и Омега" были восхищены тем, с каким изяществом и расчетливой яростью горстка земных трекеров под командованием Князева расправляется с превосходящими силами противника. Эффективность их тактики потрясала воображение. Если бы только люди обладали таким опытом тогда, у Проксимы Кентавра…

Передняя линия строя земных кораблей ударила по левому флангу эскадры корров. Прицельные залпы атомных ракет, которые расходовались весьма экономно, уничтожили пять черных крейсеров-охотников сразу. Контрудар корров не заставил себя ждать. После того, как три земных корабля задрожали всем корпусом, противостоя попытке выдавливания их из обычного пространства, в ход пошли лазерные установки корров. Однако авангард людей довольно уверенно ушел от атак разными типами вооружения, и увлек противника в погоню за собой. Когда корабли корров приблизились к строю Земли, вторая линия трекеров, выжидавшая именно этого момента, пустила в ход "Растворители". Попавшие под облучение античастицами черные крейсера стали "плавиться". Остальные корабли корров предприняли попытку обойти участок пространства, который затопили потоки античастиц. Это им удалось, но пришлось встретиться с первой линией земной флотилии, которая развернулась позади второй и снова четким строем пошла в атаку. Атомные ракеты разнесли в клочья еще несколько черных глыб.

Город Снов также не "ударил в грязь лицом". Посланник впервые продемонстрировал боевые способности своего тела. Гигантская птица грациозно спикировала на правый фланг черной эскадры. Заработали батареи ГИПов, более мощные, чем у корров. Один за другим черные корабли стали исчезать из нормального пространства без надежды на возвращение. Стабилизирующее поле Города Снов погасило разрозненные ответные удары ГИПов противника. Засверкали лазерные лучи, но маневренность птицы Ангелов была потрясающей, что она доказала еще в памятном потоке астероидов в Андромеде.

— И в эту игру мы играть умеем, — пробормотал Посланник и ответил прицельным залпом из лучеметов, располагавшихся вдоль всей передней грани крыльев.

Корры заметались, поняв, что оказались меж двух огней. Они вполне могли бы уйти, но такого варианта, похоже, их нечеловеческая логика им даже не подсказала. Оставшиеся одиннадцать черных крейсеров-охотников, сориентировавшись, бросились в атаку на приоритетную цель — Город Снов. Они сознательно оголили свой тыл, рассчитывая, что успеют уничтожить группу "Альфа и Омега" прежде, чем земные корабли уничтожат их самих. Противостоять их единому натиску Посланник не смог бы, но он и не собирался. Используя преимущество в скорости, Город Снов оторвался от преследователей и по широкому кольцу повел их обратно, под удар кораблей Князева.

Леонид перекинулся парой слов с КОФом-Гея и дал Посланнику сигнал развернуться для лобовой атаки. Птица повернулась и застыла, расправив крылья. Она оказалась в середине четкого строя земных трекеров. Противник приближался.

Бакулин подумал о том, какое это, наверное, грандиозное зрелище со стороны — взаимная фронтальная атака их восемнадцати кораблей и одиннадцати черных коррианских крейсеров.

Спустя тридцать минут все было кончено. Все крейсера-охотники были уничтожены. Люди не потеряли никого, только два корабля были повреждены до степени неспособности к самостоятельному передвижению. Князев отдал приказ эвакуировать их команды на ближайшие трекеры, а сам, вместе с капитанами еще трех трекеров, поспешил на Город Снов.

Ангар Города Снов принял десантолеты, и через некоторое время члены группы "Альфа и Омега" встретили людей в серой форме космического десанта. Леонид сначала произнес: "Здравья желаю, товарищ генерал-полковник!", а затем просто обнял высокого крупного седовласого мужчину, в глазах у которого блестели слезы.

— Ты хоть представляешь, что с нами было, когда мы услышали твое сообщение?! — проговорил Князев. — Во время битвы у Проксимы Кентавра мы здорово потрепали эту шваль, но, разумеется, не имели ни малейшего шанса остановить их. На тот момент у меня оставалось два с лишним десятка кораблей, и передо мной встал выбор — погибнуть в лобовой атаке, героически, но глупо, или уйти. Уйти для того, чтобы насколько это возможно вести партизанскую войну. Я подумал, что на самой Земле после захвата обязательно останутся силы сопротивления — не таковы мы, чтобы сдаваться. Даже с такими малыми силами у нас оставался шанс когда-нибудь принести человечеству пользу. Все это время мы вели тайные боевые действия, уничтожая малые патрули врага. Хоронились в поясе Койпера, облаке Оорта, а когда и дальше. Тебе это не известно, но когда-то давно высшее командование постановило создать на Макемаке и на Седне сверхсекретные "схроны" для возможных тайных операций флота. Я сам об этом узнал только когда меня назначили КОФом. Спасшись у Проксимы Кентавра, мы укрылись на Седне. Слава Богу нашли там, а потом и на Макемаке изрядное количество ракет, припасы и много всего полезного. Хвала тем, кто придумал когда-то эти "нычки". Там мы и латали повреждения после своих партизанских вылазок всё это время. Мы научились сохранять молчание, очень хорошо прятаться, выработали сносную тактику. Однако время шло, а сделать чего-либо действительно полезного нам не удавалось. Мои люди постепенно потеряли всякую надежду, они сражались только по привычке подчиняться моим приказам, из-за верности долгу, из желания мести, да и просто потому, что ничего другого не оставалось. И вдруг однажды мы засекли флотилию противника, которая в спешном порядке вне расписания их патрулей, которое мы изучили, взяла курс на Туманность Андромеды. К тому времени мы уже научились перехватывать некоторые их переговоры, и хотя не понимали их языка, общий, так сказать, эмоциональный фон улавливали. В тот раз они явно были чем-то напуганы, хотя у них это проявляется по иному, чем у людей. Нас это не могло не радовать. Если нашелся кто-то, кто представляет угрозу для противника, значит есть возможность извлечь из этого пользу. Мы решили затаиться и отслеживать сигналы противника. Спустя некоторое время, удалось перехватить короткий сигнал от ушедшей флотилии. Он был похож на сообщение о поражении, что снова порадовало нас. А затем, еще через некоторое время, из Солнечной системы ушли около семнадцати тысяч их боевых кораблей, и мы поняли, что они столкнулись с серьезным противником. Но нам оставалось только ждать. И дождались! Твое сообщение практически вернуло нас к жизни, ты дал нам давно утраченную надежду!

— Для нас встреча с вами тоже стала очень важным и своевременным событием, — прозвучал голос Посланника.

Князев и его офицеры удивленно посмотрели по сторонам. А Леонид сказал:

— Позвольте представить вам хозяина этого замечательного корабля, моих людей, а также представителей дружественной звездной расы…

…Через некоторое время все собрались в центре управления Города Снов, кроме Леонида, который снова занял место перед аппаратурой связи. На обзорном экране было видно, как со стороны Плутона в их направлении выходит флотилия в несколько сотен боевых кораблей корров. Но Бакулин уже открыл канал связи и получил четкое подтверждение, что корры в Солнечной системе его слышат…

Глава 16. Ultima ratio reges*

____________________________

* Ultima ratio reges (лат. последний довод королей) — выражение, подразумевающее применение военной силы. Истории известна надпись "Ultima ratio" на пушках армий Фридриха II и ряда иных европейских монархов. В дипломатии под "ultima ratio" понимается разрыв дипломатических отношений и последующее объявление войны (прим. автора).


Слова падали каплями расплавленного металла ярости и ненависти и уносились сквозь миллионы километров пространства.

— Говорит Леонид Бакулин, капитан Особой группы космического десанта "Руслан". От имени космодесантных войск Земной Федерации, а также от имени вооруженных сил тьяоро по уполномочию их командующего Шатоса Крат III требую немедленно прекратить все наступательные операции и начать процесс переговоров для подписания мирного договора. В противном случае оружие Ангелов — Меч Самуила будет направлено на ареал обитания корров — Большое Магелланово облако. Жду ответа.

Реакция корров не заставила себя ждать. В ответ раздались с трудом произносимые слова чужой для корров речи.

— Сообщение принято. Я Тирриа Зоорт-Харги, Временный администратор территории, называемой вами Солнечной системой. Я отвечаю вам лично, поскольку понимаю степень опасности, которую представляет оружие, упомянутое вами. Однако моя аналитическая служба считает вероятность того, что вы действительно обладаете полным контролем над Мечом Самуила и сможете его применить, крайне низкой. С вероятностью 92,5 % существа такого низкого порядка, как вы, не сумеют справиться с устройством, созданным второй Волной Жизни. Для серьезного диалога с вами мне нужно подтверждение того, что вы реально можете применить Меч Самуила.

"Я тебе покажу "существ низкого порядка"! И маме твоей тоже!", — подумал Леонид, пытаясь сдержать гнев.

"Как там?", — мысленно спросил он у Влада, следящего за приближением кораблей корров.

"Не остановились, летят к нам", — ответил Стрельцов.

— Ладно. Видит Бог, я не хотел этого делать! — вслух проговорил Леонид и выдал ответное сообщение наглому высокопоставленному корру в подходящем стиле:

— Ваше предложение приемлемо. Семь тысяч кораблей с существами такого высокого порядка, как вы, в настоящее время, как последние идиоты, ищут нас в системе Звезды Барнарда, где нас давно нет. Если вам необходимо подтверждение того, что мой примитивный мозг действительно контролирует Меч Самуила, я уничтожу район пространства с этими семью тысячами кораблей.

Ответ пришел очень быстро.

— С вероятностью 98,7 % вы не сделаете этого, даже если обладаете такой возможностью. Вы не станете уничтожать расположенную там планету, на которой проживают стелги, союзники тьяоро, а значит и ваши.

Леонид, помня о договоренности со стелгом, проговорил с максимальным цинизмом, который смог изобразить.

— Раса стелгов не имеет для меня никакого значения. Они — наши потенциальные конкуренты, от которых следует избавиться. Предлагаю вам внимательно наблюдать за системой Звезды Барнарда в течение ближайших нескольких минут, если у вас есть соответствующие возможности, и вы можете видеть то, что происходит там прямо сейчас.

Бакулин закрыл канал связи и отрешился от всего. Он снова испытал внутренний трепет, хотя решение было им уже выстрадано. Никогда в своей жизни… жизнях… он не мог даже предположить, что ему придется взять на себя ответственность за уничтожение целой звездной системы, произвести разрушение, масштабы которого трудно даже вообразить. На такое нелегко было решиться… Но ему придется это сделать. Именно он должен сделать решающий ход на данном этапе Большой Войны!

…"Ты делал это раньше, сделаешь еще не раз! Ты обречен на это!"…

Леонид вгляделся в камень крови Ангела, полностью концентрируясь на нем, направляя сквозь него свое сознание. Через несколько секунд он словно слился с гигантской смертоносной машиной в сердце Туманности Андромеды, словно стал с ней един как Посланник с Городом Снов. Он мог видеть любой уголок пространства по своему выбору, и посмотрел на искорку Звезды Барнарда. Приблизил ее. Попрощался с ней, попросил прощения… нет, человеческие эмоции должны отступить, Меч Самуила отсек их… осталась только цель. Леонид четко увидел черные корабли, авангард которых в этот самый момент начал вторжение в атмосферу планеты Притория. Как раз вовремя. Бакулин мысленно очертил участок пространства, вмещающий все семь тысяч кораблей, и отдал финальную команду…

Меч Самуила нанес свой неотвратимый удар! Коллапс трехмерного пространства произошел практически мгновенно. Миллиарды кубических километров космической пустоты вместе со всеми материальными объектами в ней сжались в сингулярную точку и породили самого страшного из известных монстров космоса — черную дыру. Леонид с ужасом увидел то, что раньше наблюдал только благодаря компьютерной симуляции — процесс "кормления" сверхактивной черной дыры. Жертвой стала потерявшая планету Звезда Барнарда. Ее новый сосед стал с ужасающей скоростью разрывать ее, засасывая звездное вещество, наматывая его на гигантское огненное веретено, перпендикулярное плоскости огненного смерча вокруг черной дыры. Окружающее пространство продолжало стягиваться, агонизировать. Зрелище было таким, что мозг обычного человека, скорее всего, не смог бы вынести его, не получив печать сумасшествия. Но Леонид Бакулин давно перестал быть обычным человеком.

Мощнейшее сияние в центре Туманности Андромеды прекратилось. Леонид остановил Меч Самуила и отсоединил от него свое сознание, предварительно убедившись, что новая черная дыра не угрожает Солнцу и его планетной системе. Тело его била крупная дрожь. Ему хотелось только одного: никогда в жизни больше не прибегать к этой Силе, балансирующей между альфой и омегой всего сущего.

Немного успокоившись, Бакулин снова открыл канал связи.

— Леонид Бакулин вызывает Временного администратора Солнечной системы и ждет ответа. Меч Самуила переориентирован на Большое Магелланово облако.

Сообщение корров опередил Влад, который доложил, что черная флотилия, которая надвигалась на них, изменила курс на противоположный.

Следом на связь вышел Шатос Крат, поведавший о том, что корры прекратили атаку на последние оборонные системы Гриды и отошли на значительное расстояние от планеты.

Затем раздался голос Временного администратора.

— Я ретранслировал наш диалог своим руководителям с отчетом о том, что вы применили Меч Самуила. Мне поручено передать вам, что мы признаем свое поражение и готовы выслушать ваше предложение.

"А, проняло сволочей!", — дал Леонид волю злорадству. Он ответил:

— Мы требуем для начала снять осаду с Гриды и убрать все ваши силы из того региона пространства, для того, чтобы руководители тьяоро могли прибыть на Город Снов. Затем вы должны доставить сюда первых лиц Земной Федерации, если они еще живы, и прибыть сюда лично для обсуждения условий и подписания договора о ненападении. Вы должны представить доказательство того, что уполномочены действовать от имени руководителей вашей расы. После подписания договора абсолютно все силы корров должны покинуть Солнечную систему. Жду подтверждения согласия.

Последовала напряженная пауза.

— Условия принимаются, — пришел, наконец, ответ.

Леонид облегченно вздохнул и откинулся на спинку кресла. Просидев молча с закрытыми глазами пару минут, он поднялся и пошел в центр управления.

Бурного ликования там не было. Все словно боялись поверить в победу, спугнуть ее. В глазах каждого читалась целая гамма чувств и переживаний, но во взглядах светилась и трепетала надежда!

— Прошу прощения у присутствующих тьяоро, — сказал Рик, обнимая здоровой рукой Милену, и обращаясь к Бакулину, — но почему ты сначала позаботился о Гриде, а не о Земле?

Влад улыбнулся, как всегда поняв смысл действий Леонида без слов. Бакулин ответил:

— Подумай — если бы я сразу пригласил их руководство сюда, да еще и параллельно с выводом войск из Солнечной системы, то в такой кутерьме эти уроды могли бы попробовать какую-нибудь пакость против Города Снов. Мы все-таки уязвимы. А вот если вокруг нас расположится флот тьяоро…

— Я смотрю, мои лекции пошли тебе на пользу, — с широкой улыбкой проговорил Князев. — Ты стал неплохим стратегом и тактиком.

Вот тут все дружно рассмеялись, давая выход огромному эмоциональному напряжению.

Они имели на это право.

Все они совершили практически невозможное.

* * *

Когда корры убрались из созвездия Лебедя, боевой флот Гриды вышел на соединение с Городом Снов и последними кораблями земного флота. Изящные корабли тьяоро, напоминающие дубовые листья, выстроились вокруг них. Руководство Гриды, уполномоченное на подписание договора от всей расы тьяоро, прибыло на Город Снов.

Спустя некоторое время подошел черный корабль, на котором были доставлены Президент Земной Федерации и руководители силовых ведомств, которых корры оставили в живых. Прибыл и Тирриа Зоорт-Харги, Временный администратор Солнечной системы. Теперь уже бывший…

Корры заметно отличались внешне от своих создателей дроккорров. Они были значительно ниже, практически сопоставимы с ростом высокого человека. Черные тела сверкали гораздо меньше — составляющая их энергия была на порядок слабее, чем у дроккорров. Силовых крыльев не было, зато вытянутые головы венчали от трех до пяти рогов из красной энергии. А взгляд… взгляд был квинтэссенцией агрессивности и стремления к уничтожению противника.

Одного взгляда на корров хватило Леониду, чтобы понять, что эти существа живут войной, она служит питательной средой для них. "Надолго ли мы сможем остановить их?", — спросил он у себя.

Бакулин и Князев доложили обо всем происшедшим Президенту Земной Федерации, который стоически перенес плен и сохранил способность к принятию ответственных решений.

Состоялись две официальные встречи. Сначала был заключен союзный договор между людьми и тьяоро, при подписании которого корры не присутствовали. Роль гаранта этого договора взял на себя Посланник как представитель четвертой Волны Жизни.

Затем состоялось подписание трехстороннего договора о ненападении, призванного устранить угрозу со стороны корров. По условиям договора корры обязаны были в кратчайший срок вывести все свои войска с территории Солнечной системы, сдав людям не только Землю, Луну и Венеру, но и те небесные тела, которые они успели преобразовать под свои базы. Ни одному корру не позволено было оставаться на этой территории, люди оставляли за собой право относиться к каждому корру, который не покинет пространство человечества, как к военнопленному. Корры также брали обязательство не предпринимать никаких попыток агрессии против людей и тьяоро, которые в свою очередь не вправе были вторгаться на территорию корров или нападать на их корабли в свободном космосе, не подпадавшем под юрисдикцию Земли или Гриды. Отдельным условием, разумеется, было неприменение против корров, в том числе против уходящего из Солнечной системы флота, Меча Самуила.

Люди ожидали, что корры потребуют какой-либо гарантии этого пункта, например, в виде заложников, поскольку, сдавая Землю, они оставались беззащитными против Меча Самуила. Но по какой-то известной только им причине, корры не стали этого делать. Это насторожило Леонида, который не верил в наивность и беспечность противника, но в водовороте событий мысль об этом ушла на задний план.

После того, как договор был подписан, начался процесс вывода войск корров из Солнечной системы. Люди наблюдали за этим процессом со смешанными чувствами. Да, они победили, но что увидят они по возвращении на Землю, Луну, Венеру? Длительная оккупация не могла не оставить следов…

Однако Победа оставалась Победой!

Оставшиеся в живых члены группы "Альфа и Омега" и Иван Князев сидели на креслах в обсервационном зале Города Снов и смотрели на потоки черных кораблей, устремляющиеся прочь от Солнца. Родина людей очищалась от скверны…

Они сидели молча — слова были не нужны. Чувствуя рядом остальных, каждый из них оставался наедине со своими чувствами, эмоциями, переживаниями.

Выражения лиц у всех были разными — от радостно-мечтательного до мрачно-торжественного. Но у всех в глазах застыли слезы.

Влад держал в руке фотографию, на которой он стоял в обнимку с Андреем Радимовым. Другой рукой он сжимал пальцы Наташи.

Так же были переплетены пальцы Рика и Милены, Михаила и Гретты.

Леонид вертел в руках тонкий гридианский кинжал, который чуть было не стал когтем дьявола в сердце всей этой реальности.

Иван Князев скомкал и сжал в кулаке удостоверение командующего флотом Земли, выданное ему когда-то перед битвой у Проксимы Кентавра. Он надеялся, что Земле никогда больше не придется посылать на бойню своих лучших воинов.

Все они были во власти этого момента — они видели перед собой полуночный рассвет…

Эпилог. Новое небо и новая земля*

_______________________________________

* "И увидел я новое небо и новую землю, ибо прежнее небо и прежняя земля миновали, и моря уже нет" (Откровение 21:1) — цитата из Откровения Иоанна Богослова (Апокалипсиса) — последней книги Нового Завета (прим. автора).


Гигантская птица мирно спала, сложив крылья, на берегу реки. Неподалеку шелестели листьями березы. Это было то самое место, голограмма которого всегда была с собой у Владислава Стрельцова. Именно этот чистый уголок уральской природы, неподалеку от Оренбурга, в котором родился и вырос Влад, они выбрали для посадки. Членам группы "Альфа и Омега" хотелось еще немного побыть одним и насладиться спокойствием.

Леонид, Влад, Михаил, Рик лежали на траве и молча смотрели в облака. Девушки присматривали за очнувшимся Мигелем, которого тоже вывели на свежий воздух. Все думали о том, насколько все изменилось.

Земля, Луна и Венера сохранили свою форму, но города людей были сильно разрушены, а рядом с ними появились гигантские кубические сооружения черного цвета. Межпланетное пространство тоже было усыпано такими сооружениями, которые в настоящее время начали буксировать подальше к внешним границам Солнечной системы. Поверхности небесных тел были изрыты невероятных размеров шахтами, через которые активно выкачивались природные ресурсы.

Человеческие жертвы оказались колоссальными. Люди, которые не могли смириться с безнадежным пленом, поднимали восстание за восстанием и гибли миллионами. Оставшиеся жили в постоянном страхе, потеряв всякую надежду. Страшно было подумать о том, какие изменения в общественном сознании, психологии мог породить период оккупации, какие эсхатологические учения могли возникнуть… Предстояло долгое возрождение человечества, которое пережило апокалипсис.

Какими они будут, эти новое небо и новая земля? Как смогут жить вместе люди, взошедшие на новый уровень существования, и люди, одичавшие за время рабства? Ответ сможет дать только время.

Границы мира людей изменились навсегда. Теперь в этом мире есть тьяоро, есть Посланник со знаниями Древних и стелгов. Есть где-то и сами стелги, вечным памятником непостижимому поступку которых стала черная дыра на месте Притории, а возможно и их подопечные — шестая Волна Жизни, созданная на основе отобранных ими людей. Есть корры и тревожные пятна Магеллановых облаков в ночном небе, как вечное напоминание об ужасах войны, апокалипсиса, рагнарека…

И есть сами люди с их неограниченным потенциалом. И новые горизонты перед человеческой расой. Будет ли реализован этот потенциал, будут ли достигнуты эти горизонты?

Все в наших руках…


Конец второй части

Глоссарий

Некоторые государственные органы и учреждения Земной Федерации, упоминаемые в тексте

1. МОК (Министерство освоения космоса) — федеральное министерство, определяющее государственную политику в сфере освоения небесных тел и космического пространства, разработки, строительства и эксплуатации искусственных космических объектов. В его ведении находятся Служба освоителей, Центр внеземных планетологических исследований и разработок и ряд иных органов и учреждений. Официальная эмблема Министерства — пшеничный колос на фоне безжизненного астероида. Неофициальная эмблема — яблоко на фоне Марса ("И на Марсе будут яблони цвести, если яблони до Марса довезти").

2. СО (Служба освоителей) — федеральная служба, в ведении которой находится освоение новых территорий на небесных телах в ближнем и дальнем космосе. Отряды освоителей направляются на впервые исследуемые территории для проведения первичных изысканий и подготовки плацдарма для создания стационарных исследовательских баз или поселений людей. Официальная эмблема Службы — белый голубь с зеленой ветвью в клюве на фоне звездного скопления. Неофициальная эмблема — белый кот в дверном проеме ("Нас впускают первыми").

3. ЦИВЦ (Центр изучения внеземных цивилизаций) — федеральное научно-исследовательское учреждение, занимающееся исследованием следов жизнедеятельности внеземных цивилизаций, поиском доказательств их существования и их связи с земной цивилизацией. Официальная эмблема — Египетская пирамида под звездным небом. Неофициальная эмблема — стилизованное изображение головы пришельца зеленого цвета.

4. УКДС (Управление космодесантной службы) — федеральное ведомство, руководящее космодесантными войсками (КДВ) Земной Федерации — регулярными космическими вооруженными силами, в задачу которых входит обеспечение безопасности исследовательской деятельности в космосе, в том числе, проведение спасательных операций, поддержание правопорядка вне Земли и проведение связанных с этим боевых операций, а также обеспечение обороноспособности Земной Федерации в целом и каждого из ее субъектов в случае обнаружения какой-либо внешней угрозы (создавая Управление, Земная Федерация исходила из презумпции наличия внеземных цивилизаций). В составе КДВ выделяется имеющий особый статус ОСКОД — Оперативный сектор космического десанта, включающий в себя Особые группы — мобильные спецотряды из 5-10 человек, прошедших специальную подготовку для решения боевых, разведывательных и иных задач особой сложности, а также зарезервированные формирования боевых кораблей, предназначенных для устранения внешней угрозы в случае ее возникновения. Официальная эмблема космодесантных войск — сокол с распростертыми крыльями, сидящий на гарде расположенного вертикально острием вниз двуручного обоюдоострого меча, пронзающего спиральную галактику. Неофициальная эмблема — стилизованное изображение парашюта.

5. КСС (Космическая спасательная служба) — федеральная служба, входящая в состав УКДС, к ведению которой относится проведение спасательных операций в дальнем космосе (за спасательные операции в пределах Солнечной системы отвечает МЧСК). Сотрудники службы проходят специализированную подготовку, отличающуюся от подготовки иных подразделений КДВ, и имеют статус космодесантников-спасателей.

6. СПБ (Служба планетарной безопасности) — служба, выполняющая функции органов внутренних дел на Земле, на территориях Лунной и Венерианской унитарных колоний. Служба не имеет статуса федеральной, ее соответствующие департаменты относятся к ведению субъектов Земной Федерации. Эмблема СПБ — круглый щит, в центре которого расположен герб соответственно Земли, Луны или Венеры.

7. КФБ (Комитет федеральной безопасности) — федеральный орган, отвечающий за обеспечение государственной безопасности на территориях всех субъектов Земной Федерации, устранение угроз государственной целостности и безопасности, противодействие терроризму и экстремизму. В некоторых ситуациях КФБ координирует действия департаментов СПБ. К ведению КФБ относится также содержание, эксплуатация и развитие космических защитных сооружений Земной Федерации — щитов системы "Зонт", комплексов "Космическая стена", "Последний Защитник" и ряда других. Эмблема КФБ — прямоугольный щит и три перекрещенных меча (по количеству субъектов Земной Федерации).

8. МЧСК (Министерство чрезвычайных ситуаций в Космосе) — федеральное министерство, в ведении которого находятся службы быстрого реагирования на чрезвычайные происшествия в пределах Солнечной системы, осуществляющие спасательные операции в ближнем космосе (за спасательные операции за пределами Солнечной системы отвечает КСС), ликвидацию последствий природных и техногенных катастроф в ближнем космосе. Единственное министерство, основной офис которого расположен на Луне.

9. СНАР (Служба наблюдения, анализа и реагирования) — одно из подразделений МЧСК, осуществляющее постоянный мониторинг состояния окружающего пространства, классификацию и анализ возможных угроз природного и техногенного характера, а также первичное оперативное реагирование на возникновение чрезвычайной ситуации. Служба расположена на Луне.

10. ЦККПСС (Центр контроля и корректировки полетов вне Солнечной системы) — одно из подведомственных учреждений Министерства освоения космоса, осуществляющее стартовую координацию, контроль полетов кораблей дальнего следования (трекеров), поддерживающее связь с кораблями, находящимися в дальнем космосе, корректирующее их курсы при возникновении новых полетных задач. Центр оперативно взаимодействует с КСС при возникновении нештатных ситуаций в дальних полетах.

11. ОСКОД — см. УКДС.

12. МФО (Министерство по делам федеративных отношений) — федеральное министерство, в ведении которого находятся отношения между субъектами Земной Федерации, а также их отношения с федеральными государственными органами. Министерство было создано после окончания операции "Пресс" или Венерианской войны — операции по подавлению восстания за независимость Венерианской унитарной колонии от федеральной власти, когда проблема федеративных отношений встала особо остро. Благодаря усилиям министерства, объединившего лучших дипломатов, Земной Федерации удалось за относительно короткий срок свести напряженность и сепаратистские тенденции практически к нулю и вернуться к гармоничному развитию федерализма. Особая роль в этом процессе принадлежит лично министру Виеросу Кади, коренному венерианцу, возглавившему в ходе войны переговорный процесс с сепаратистами. Единственное министерство, основной офис которого расположен на Венере.


Транспорт, техника, оборудование и вооружение, упоминаемые в тексте

1. Трекер (изначально от англ. "track" — колея, дорожка, трек, путь) — космический корабль дальнего следования, использующий для быстрого преодоления больших расстояний технологию внепространственного прохода (см. "тоннель"). Трекеры космодесантных войск Земной Федерации снабжены тяжелым вооружением, основу которого составляют атомные ракеты.

2. Линкор (изначально от исторического сокращения названия "линейный корабль". Перенесенное в космос, название приобрело иной смысл: корабль, курсирующий по "линейкам" рассчитанных полетных трасс, в отличие от трекера, самостоятельно прокладывающего себе внепространственные тоннели) — скоростной космический корабль, не использующий технологию внепространственного прохода и предназначенный для полетов в пределах Солнечной системы.

3. "Клещ" — обозначение линкоров, снабженных системой зависания и способных к неподвижному пребыванию в одной точке пространства (корабль словно клещ впивается в пространство).

4. Катер — космический корабль, предназначенный для полетов на малые расстояния, в основном для регулярных сообщений между конкретными пунктами, технического (класс "Т"), грузопассажирского (класс "П") обслуживания планет и космических объектов Земной Федерации.

5. Десантолет (проф. жарг. "демон" — от сокр. "десантный модуль") — десантно-транспортный модуль, предназначенный для полетов в космосе, в атмосферах планет, а также (опционально, в зависимости от класса) для передвижения по поверхности небесного тела (шифр "п" в обозначении класса). Подразделяются на гражданские десантолеты (классы Ц-1; Ц-2), десантолеты освоителей (классы О-1; О-2п), десантолеты космодесантных войск (классы Д-1; Д-2; Д-3п, снабжены тяжелым вооружением). Корабли флота Земной Федерации имеют на борту от 2 до 10 десантолетов в зависимости от класса корабля и полетных задач.

6. Роудер (изначально от англ. "road" — дорога) — общее название гусеничных исследовательских танков-вездеходов, имеющих универсальную платформу-крепление для установки разнообразного планетологического, исследовательского оборудования или вооружения.

7. КАРета (изначально от сочетания слов "car" (англ.) — машина, автомобиль и собственно "карета") — большая открытая многоместная машина повышенной проходимости. Техника освоителей.

8. "Маячок" — пространственный локатор сверхдальнего действия, предназначенный для обнаружения в пространстве космических кораблей за счет энергетического фона их двигателей, в том числе выключенных.

9. Энергограмма — экран "маячка", на который выводятся показания этого прибора в виде огоньков обнаруженных энергетических плотностей (т. е. кораблей) с их пространственными координатами.

10. ЛАЗЕРЛОК (лазерный локатор) — дальний локатор, предназначенный для обнаружения и установления точных координат в пространстве далеких объектов.

11. ЭДАКОН (экран дальнего контакта) — экран ЛАЗЕРЛОКА с координатной сеткой, позволяющей установить координаты интересующего объекта, а также точное расстояние до него.

12. ЛОВИКОН (локатор визуального контакта) — визуально-локационный прибор, фиксирующий и составляющий текущую картину близкого района окружающего пространства.

13. Обзорный экран — экран ЛОВИКОНА, на который выводится составленная этим прибором картина окружающего пространства.

14. Гравикапсула — защитное устройство, которое генерирует гравитационное поле, позволяющее компенсировать действие на человеческое тело перегрузок и вибраций, возникающих при внепространственном проходе трекера (см. тоннель).

15. РАВИС (рабочая вычислительно-информационная система) — робот многофункционального назначения, приспособленный для самостоятельного автономного выполнения различных монтажных, пуско-наладочных, ремонтных работ, в том числе требующих определенных вычислений и проектирования, а также для сбора, фиксации и обработки информации. Техника освоителей.

16. УДЕК (универсальный десантный костюм) — специализированный многофункциональный костюм-комбинезон космодесантных войск, изготовленный из особого синтетического материала, способного частично компенсировать внешние неблагоприятные воздействия (механические, термические, электрические и др.). Смоделирован таким образом, что позволяет незаметно встраивать в него различное портативное оборудование, оружие в зависимости от конкретных задач десантника.

17. ВАС (вычислительно-аналитическая система) — бортовой компьютер космического корабля с начальными элементами искусственного интеллекта, выполняющий разнообразные функции по управлению системами корабля, обеспечению пространственной связи, осуществлению математических, статистических расчетов, аналитических исследований и т. д.

18. Автонавигатор — малый аналог ВАС корабля, постоянно связанный с нею. Устанавливается на десантолетах соответствующего корабля.


Иное

1. Спейсеры (изначально от англ. "space" — космос) — общее обозначение людей, профессионально работающих в космосе.

2. Терраморфинг (изначально от слов "terra" — земля и "morf" — форма) — комплекс мероприятий по преобразованию физических свойств и характеристик поверхности и атмосферы небесного тела, направленных на то, чтобы приблизить их к земным показателям. Служит для создания на конкретном небесном теле условий, пригодных для жизни людей.

3. Тоннель — внепространственный проход (прыжок), основанный на использовании феномена неевклидовой геометрии пространства. Трекер генерирует поле, позволяющее ему уйти в неевклидовое пространство, преодолеть за короткий срок нужное расстояние и вернуться в обычное пространство в заданной точке. Технология тоннеля сделала возможными для человечества межзвездные полеты.


home | my bookshelf | | Альфа и Омега |     цвет текста